Еретики протестанты

Главная \ Библиотека \ В чем разница: православие, католичество, протестантизм

Библиотека «Россиянки»

В чем сходство и в чем отличие трех направлений христианства –
православия, католицизма, протестантизма?

Сходства:

  • разделяют основополагающие принципы христианства;
  • принимают Никейский символ веры, принятый первым Собором Церкви в 325 г.;
  • признают Святую Троицу;
  • верят в смерть, погребение и воскресение Иисуса Христа, в Его божественную сущность и грядущее пришествие;
  • принимают Библию как Слово Божье;
  • соглашаются, что покаяние и вера необходимы, чтобы иметь вечную жизнь и избежать ада;
  • не признают свидетелей Иеговы и мормонов христианскими церквями.

Ну еще, католики и протестанты беспощадно жгли еретиков на кострах с начала XIII и по начало XIX века, тогда как православие всю свою историю было и есть терпимо к представителям другой веры, и, даже если обвиняло кого в ереси, никогда не было на стороне наказания и тем более лишения жизни людей.
Различия:

Православие Католицизм Протестантизм

Источник веры

Библия и жития святых

Только Библия

Доступ к Библии

Мирянам Библию читает священник и трактует ее, согласно постановлениям церковных соборов, др. словами, по священному преданию

Каждый человек читает Библию сам и может сам трактовать истинность своих идей и поступков, если найдет подтверждение в Библии

Откуда исходит
Святой Дух

Только от Отца

От Отца и Сына

Священник

Не выбирается народом.
Могут быть только мужчины

Выборный народом.
Может быть даже женщина

Глава Церкви

Патриарх имеет
право на ошибку

Непогрешимость
и диктат
Римского Папы

Главы нет

Ношение сутаны

Носят богатые наряды

Обычная скромная одежда

Обращение к священнику

«Батюшка»

«Отец”

Нет обращения «Отец”

Обет безбрачия

Нет

Есть

Нет

Иерархия

Есть

Нет

Монастырь

Как высшее проявление веры

Их нет, люди сами рождены учится, размножаться и стремиться к успеху

Богослужение

С соборах, храмах и церквях

В любом здании. Главное — это присутствие Христа в сердце

Открытость престола при богослужении

Закрыты иконостасом с царскими вратами

Относительная открытость

Открытость

Святые

Есть. Человека можно судить по его делам

Нет. Все равны, а человека можно судить по его мыслям и это право только Бога

Крестное знамение

Вверх-вниз-
справа-слева

Вверх-вниз-
слева-справа

Вверх-вниз-слева-справа,
но жест не считается обязательным

Отношение
к Деве Марии

Непорочное зачатие отвергается. Ей молятся. Не признают явление Девы Марии в Лурде и в Фатиме истинными

Ее непорочное зачатие. Она безгрешна и ей молятся. Признают явление Девы Марии в Лурде и в Фатиме истинным

Она не безгрешна и ей не молятся, как и другим святым

Принятие решений Семи Вселенских Соборов

Следуют свято

Считают, что были ошибки в решениях и следуют только тем, что соответствуют Библии

Церковь, общество
и государство

Концепция симфонии духовной и светской властей

Историческое стремление к верховенству над государством

Государство вторично по отношению к обществу

Отношение к мощам

Молятся и почитают

Не считают, что в них есть сила

Грехи

Отпускаются священником

Отпускаются только Богом

Иконы

Есть

Нет

Интерьер церкви
или собора

Богатое убранство

Простота, нет статуй, колоколов, свечей, органа, алтаря и распятия (лютеранство это оставило)

Спасение верующего

«Вера без дел мертва»

Приобретается и верой, и делами, особенно, если человек заботится об обогащении церкви

Приобретается личной верой

Таинства

Причащение с младенчества. Литургия на квасном хлебе (Просфора).
Миропомазание – сразу после крещения

Причащение с 7-8
лет. Литургия на пресном хлебе (Гостия).
Миропомазание — после достижения сознательного возраста

Только крещение (и причащение в лютеранстве). Верующим человека делают его следование 10 заповедям и безгреховные помыслы

Крещение

В детстве путем погружения

В детстве путем окропления

Должно идти только с покаянием, поэтому детей не крестят, а если крестят, то во взрослой жизни следует креститься вновь, но с покаянием

Судьба

«В Бога верь,
а сам не плошай».
Есть жизненный путь

Зависит
от человека

Каждому предопределена еще до рождения, тем самым оправдывались неравенство и обогащения отдельных лиц

Развод

Нельзя

Нельзя, но если привести довод, что намерения жениха/невесты были ложные, то можно

Можно

Страны
(в % от численности всего населения страны)

Греция 99.9 %,
Приднестровье 96 %,
Армения 94 %,
Молдавия 93 %,
Сербия 88 %,
Юж. Осетия 86 %,
Болгария 86 %,
Румыния 82 %,
Грузия 78 %,
Черногория 76 %,
Беларусь 75 %,
Россия 73 %,
Кипр 69 %,
Македония 65 %,
Эфиопия 61 %,
Украина 59 %,
Абхазия 52 %,
Албания 45 %,
Казахстан 34 %,
Босния и Герцеговина 30 %, Латвия 24 %,
Эстония 24 %

Италия,
Испания,
Франция,
Португалия,
Австрия,
Бельгия,
Чехия,
Литва,
Польша,
Венгрия,
Словакия,
Словения,
Хорватия,
Ирландия,
Мальта,
21 государство
Латинской Америки,
Мексика, Куба
50 % жителей:
Германии, Нидерландов,
Канады, Швейцарии.

Финляндия,
Швеция,
Норвегия,
Дания,
США,
Великобритания,
Австралия,
Новая Зеландия,
50 % жителей:
Германии,
Нидерландов,
Канады,
Швейцарии.

Какая вера лучше?
Таблица — сухие факты. Вот так — встать у доски, ответить учителю и получить «пятерку». Настоящее понятие этой темы доходит через мудрость, приходящую с годами, через общение с людьми — православными, католиками, протестантами, через личный опыт жизни на Западе и в России. Я скажу сейчас вещи кого-то шокирующие, но это мой сайт и мое мнение. Католицизм и протестантизм — религиозный инструмент, а Иисус лишь прикрытие мировой элиты в обладании власти над человеком. Поэтому догмы и постулаты католицизма и протестантизма подстраиваются под грехи человека. Зачем? Чтобы использовать пороки человеческие в своих целях, а потом оправдывать эти деяния.
Для развития государства и жизни в удовольствие — протестантизм более приемлем. Протестантизм оправдает любой способ зарабатывания денег и простит многие грехи. Потому протестантские страны отличаются высоким уровнем жизни. Но такие принципы невозможно совместить с духовностью. Когда жизнь ради обогащения и все грехи в достижении этой цели оправдываются у людей меняется мировоззрение. Так, протестант пожалеет бездомную кошку, но оправдает агрессию на независимую страну для поддержания своего высокого уровня жизни (войны в Ираке, Ливии, Сирии и еще в сотне стран). Чтобы «обелить» деяния, это преподносится миру в качестве защиты «демократии» в этих государствах. Ради сокращения рождаемости на Земле оправдываются однополые браки (позиции церквей в разных странах разные, но идет тенденция к одобрению разврата: Англия, Германия, Канада…).

В католических, протестантских и лютеранских соборах чувствуешь скованность и давление, а готика в архитектуре церквей и вовсе появилась с целью устрашения личности. Из такого места хочется побыстрее выйти. Там о боге не думается. Скорее вспоминаешь из истории крестовые походы, открытие континентов Колумбом и Васко да Гама с уничтожением местных аборигенов с крестом в руках, диктат Римских Пап, инквизицию и мрачное средневековье, педофилию западных священников в наши дни. В их храмах скорее вспоминаются все ужасы человечества, а верующие скорее замаливают свои грехи.
Вера в католицизме и протестантизме — способ подавления и управления человеком в интересах людей, находящихся на высшей ступени иерархии, которые на самом деле пытаются управлять миром и служат дьяволу. Вся история человечества об этом свидетельствует. В средние века было организовано несколько крестовых походов. «С верой в сердце» европейцы разрушили Иерусалим — христианскую же святыню. По зову Римских Пап они уничтожили Константинополь только потому, что это был центр православия — тоже христианской религии. У каждого солдата Вермахта во время Второй Мировой войны на пряжке было написано «С нами Бог». На любой американской банкноте есть надпись «В Бога мы верим». Но есть ли хоть один день в американской истории, которым американец будет гордиться, если рассуждать с точки зрения православного? Современные христианские организации используют людей под предлогом высоких идей в совершенно иных, в экономических или политических целях. Так, Красный Крест под предлогом борьбы с болезнями делает прививки африканским женщинам, чтобы те не имели потомства, ради сокращения численности на Земле, а под видом защиты экологии Гринпис мечтает остановить «Северный поток». Если вдруг окажется, что коронавирус придумали в западных лабораториях, вспомните эту статью.
Вера в православии — способ спасения души. А православные организации несут добро. Радость сопровождает меня только в православных храмах, где батюшка никогда не призывает к войнам с целью пополнения бюджета церкви или страны, или человека, захвату народов и насаждения ему веры огнем и мечом. Православие сосредоточено на духовности очень высокого уровня по сравнению с остальными религиями. Не хочу никого унизить. Хочу пожалеть.
Католицизм, протестантизм, лютеранство из-за своих догм не могут дать людям подняться до высокой ступени духовного развития. Поэтому нас русских никогда не поймут. И даже не важно верите вы в Бога или нет, принципы веры находятся в генетическом коде каждого русского. Ну вот пример из жизни (дописываю статью 9 мая 2020 г.). Разговаривал с чехом. Он не верит, что советские солдаты спасли и освободили его страну, так как якобы человек не способен жертвовать жизнью ради спасения другого человека, это возможно только ради какой-либо выгоды, например, собственного обогащения. А страна не может спасти другую страну от врага и тут же уйти назад в свои границы, попросив всего лишь (!) ухаживать за могилами ее павших воинов. Как ему донести правду, если его мозги не способны переварить даже факты? А вот еще. Твит Белого дома 9 мая 2020 г. следующего содержания: «8 мая 1945 года США и Великобритания одержали победу над Германией. Американский дух будет всегда побеждать». Получается СССР здесь ни причем. Вся разница в том, что США и Великобритания воевали с Германией. А СССР (Россия) с фашизмом. Если оценивать победу по тому, кто разбогател в войне, то победители, конечно, англосаксы (они же и спонсоры Гитлера). Для них должна быть осязаемая выгода в кармане, а не высокие идеи в облаках. Вот как отражаются идеи католицизма и протестантизма в генетическом коде западного человека. Вряд ли вы поймете такие вещи после изучения таблицы.

Мы должны дорожить даром понимания настоящей православной веры. Именно православные и их главный представитель — русский народ — выбраны Богом в качестве проводника мира, добра и справедливости. Именно поэтому идет борьба дьявола, вселившегося в несчастных обывателей католических и протестантских стран с русской цивилизацией. Мы сильнее, но не можем уничтожить этого дьявола, так как, он живет не сам по себе, а в человеке. Убить человека с дьяволом в голове православный может только если тот нападет на нашу землю-матушку. В других случаях это неприемлемо, так как православный действовал бы методами дьявола. Если только дьявол сам себя уничтожит своим же адским оружием, например, вирусом. А вакцину придумаем только мы. Но вот в чем сложность — православные поделятся вакциной со всем миром и с людьми с дьяволом в голове, и, конечно, бесплатно, как в свое время русские спасли мир от оспы. Так и живем и жить будем. Ради чистой совести и спасения души православной. Думайте теперь сами, какая вера лучше.

Что такое буддизм

Исследовательский семинар (воркшоп) из серии «Христианство в истории Европы Средних веков и Нового времени» организован Лабораторией медиевистических исследований НИУ ВШЭ и ЦФРИ.

Вопросы, которые будут поставлены в центр внимания:

– как именно определялись критерии «еретического» в восточно-христианских и «латинских» культурах Европы в Средние века?

– почему «еретиков» считалось нужным преследовать? А когда – не считалось нужным преследовать?

– есть ли основания утверждать, что в историческом опыте Византии и средневековой Руси представления о «еретиках» и их преследовании выстраивались (чаще всего!) не так, как (чаще всего!) и в истории средневекового латинского Запада?

– если эти эвентуальные различия не иллюзия, то где искать их объяснение?

Программа семинара:

А. Доклады и их обсуждение:

Н.Н. Наумов (МГУ): За что сожгли Яна Гуса? О роли социальной среды в средневековом понимании «еретического».

М.В. Дмитриев (МГУ-ВШЭ): Почему понятие «ересь» столь размыто в культуре допетровской Руси?

Б. Обсуждение перспектив работы по проекту: «Религиозное насилие в монотеистических традициях. Историко-сравнительный подход» (название предварительное).

Дмитрий Тверитинов Приступает и уступает и всячески мастерит, дабы тому, что с кем-нибудь говорит, приятен был, и таковым понравием так одарен, что едва равного ему обрести можно Из свидетельских показаний о Дмитрии Тверитинове, 1714 год

Выходец из тверской стрелецкой семьи, в 1692 году переехал в Москву, где освоил ремесло лекаря. В 1710-е годы оказался под судом как руководитель кружка вольнодумцев, отвергавший церковные догматы. Несмотря на требования церковных властей сжечь его как еретика, отделался заключением и ссылкой.

Счастливая Германия: хотя все сходятся на том, что у Лютера были предшественники в лице Уиклифа, Гуса, да хотя бы и Эразма, никто не сомневается в том, что сам основоположник Реформации — фигура автохтонная и самостоятельная.

Другое дело наши еретики, по крайней мере позднего Средневековья и раннего Нового времени (а о более ранних нам и подавно сложно судить). Стригольники XIV века, пестрые сообщества XV столетия, которых разом припечатали как «жидовствующих», ересиархи Башкин и Косой, произведшие в Русской церкви смущение в молодые годы Ивана Грозного,— они кто? Свои — или только трансляторы, более или менее прилежные, чужих идей, протореформационных и реформационных? Сколько чернил потрачено на эти споры, особенно по поводу жидовствующих и Башкина со товарищи, и не сосчитаешь.

И, самое главное, любой вывод можно рассматривать сообразно вкусам и воззрениям исследователя — и как благоприятный, и как неблагоприятный. Еретики XV-XVI веков нахватались идей у чужестранцев — и это хорошо, вот, мол, и Московская Русь не осталась отделенной от тех общественных процессов, которые сотрясали и западноевропейское христианство; получается пусть с огромным количеством оговорок, но некое туманное подобие единого интеллектуального пространства. Но это же и плохо: не дает, значит, проклятый Запад нам жить, экспортирует свою вольнодумную заразу. Еретики сами до всего додумались (хотя, возможно, какой-то чужеземный звон и слышали) — и это хорошо, было у нас, значит, самобытное движение умов. И это же плохо: они порождены глубоким невежеством и отсутствием просвещения, христианского и секулярного; к тому же додуматься-то они, может, и додумались, но никакой массовости не стяжали.

Николай Неврев. «Петр I в иноземном наряде перед матерью своей царицей Натальей, патриархом Андрианом и учителем Зотовым», 1903 год

Удобнее всего, конечно, соотносить с Реформацией смуту 1550-х годов, вскрывшуюся благодаря доносу протопопа Благовещенского собора на боярского сына Матвея Башкина. Башкин, придя к священнику на исповедь, начал вместо покаяния выкладывать совершенно неортодоксальные соображения насчет обязанностей духовенства и вообще церковного устроения. Ознакомившись с доносом, митрополит Макарий ужаснулся, последовал церковный суд, и Башкина заточили в Иосифо-Волоцком монастыре, где тот в конце концов признался, что «злое учение принял он от литвина Матюшки оптекаря да Ондрюшки Хотеева, латынников». Это не совсем добровольное показание и рассматривают обыкновенно как важное свидетельство того, что через западнорусские земли протестантские идеи проникали в Московское государство; и мало того что проникали, еще и находили сравнительно широкий отклик — в связи с делом Башкина есть глуховатые упоминания о подозрительно смахивающих на протестантские крайности взглядах «заволжских старцев».

С другой стороны, выявленный благодаря показаниям Башкина другой ересиарх, Феодосий Косой, не просто отрицал необходимость церкви, таинств, иконопочитания и вообще всей внешней обрядности, но и существование Троицы — и даже утверждал, что нет веры правой и неправой, что ни немцы, ни татары в своем богопочитании не заблуждаются. Для заемного реформационного мейнстрима это все-таки слишком радикально; сам Башкин в догматическом смысле до таких геркулесовых столпов не доходил, но все же в той самой исповеди, так перепугавшей церковные власти, он тоже говорил не о каком-нибудь оправдании верой, а о совершенно других вещах. Христос велел нам возлюбить ближнего своего, сетовал он, «а мы-де Христовых рабов у себя держим»; это был вопрос социальный, протест против состояния личной зависимости, и сам подсудимый в своем хозяйстве эту зависимость истребил: «У меня-де что было кабал полных, то-де есми все изодрал, да держу своих добровольно».

Но вот, казалось бы, случай совсем чистый, изрядно документированный и показательный. На дворе не 1550-е, а 1710-е, зенит царствования Петра I. Завязка — опять донос: префект Славяно-греко-латинской академии пожаловался на кощунства одного из учеников Стефану Яворскому (митрополиту Рязанскому и местоблюстителю патриаршего престола: до учреждения Синода еще далеко). В Преображенском приказе под пытками юный кощунник оговорил ученого лекаря по имени Дмитрий Тверитинов — тот, мол, «люторские ереси» проповедует и на торгу, и среди учеников академии.

«Казнь еретиков». Миниатюра из Лицевого летописного свода, XVI век

Тверитинов действительно совершенно не стеснялся демонстрировать свое вольнодумие; выглядел он при этом не экзальтированным бунтарем-проповедником, мастером стращать и зачаровывать толпу, а вежественным и интеллигентным полемистом нового, европейского склада. Удивительного в этом мало: в чужих краях Тверитинову бывать не пришлось, но учился на лекаря он в Немецкой слободе, у аптекаря Иоганна Грегори (сына того самого пастора Грегори, который в свое время помогал царю Алексею Михайловичу устраивать придворный театр с барочными «действами»). Учение его не разрозненные тезисы, пламенные или туманные, а отчетливая система, хотя не списанная с какого-нибудь немецкого пособия, а выработанная самостоятельно. Тверитинов завел тетради, в которые сотнями делал выписки из Библии, сводя их по занимавшим его темам, и так, от Писания, у него и получалось, что призывать святых негоже, почитать иконы и мощи — идолопоклонство, посты и прочее традиционное благочестие — суетные «предания человеческие».

В общем, он не обинуясь наговорил достаточно, чтобы его можно было подвести под грозную первую статью Соборного уложения, которая повелевала «того богохулника обличив, казнити, зжечь». Но тут, на счастье Тверитинова, в дело вступили накопившиеся взаимные претензии между властью светской и властью церковной в лице Стефана Яворского, который уже вышел у царя из доверия. Сначала дело вольнодумного лекаря дошло до Сената; после разбирательства вышел царский указ, который констатировал, что по «освидетельствованию духовному» за Тверитиновым «противления церковным догматам не признано», о чем и надлежит объявить во всеуслышание.

Это совершенно не удовлетворило митрополита Рязанского, и он инициировал новое расследование с новыми допросами и новыми свидетелями, которые еще раз подтвердили: да, Тверитинов над иконами смеется и утверждает, будто «святые по смерти ничего не чувствуют и себя не знают». Дело осложнилось тем, что сторонник и родственник Тверитинова, Фома Иванов, будучи отправлен на покаяние в Чудов монастырь, пришел там в исступление и порубил топором икону святителя Алексия. Тут уж, за явным составом преступления и нераскаянностью отщепенца, Стефан Яворский потребовал казни — и Фому Иванова сожгли в срубе.

Титульный лист «Камня веры», 1749 год

У царя это вызвало явное неудовольствие, и, как можно понять, вовсе не из соображений гуманности. Яворский, которого возвысил сам Петр, видевший в ученом украинце потенциального помощника в деле церковных реформ, во-первых, оказался связан с консерваторами, группировавшимися вокруг злополучного царевича Алексея. Во-вторых, Петру казалось, что, нападая на Тверитинова, митрополит целит на самом деле в протестантов вообще и в тех «люторов», которых приблизил к себе сам царь. И Петр едва ли ошибался; Стефан, написавший по горячим следам после дела Тверитинова антипротестантский трактат «Камень веры», оказался самым авторитетным противником идей Реформации в духовной среде петровского времени. Это выглядело в глазах царя тем менее симпатично, что систему аргументов Стефан подчистую заимствовал у папистов — у кардинала Беллармина, если точнее; сам Петр Алексеевич, может статься, этого и не заметил бы, зато наверняка заметил его новый любимец — Феофан Прокопович, стараниями которого вплоть до 1740-х годов «Камень веры» запрещался несколько раз как книга «вредная».

Паны дерутся — у холопов чубы трещат; Тверитинов стал заложником схватки между двумя ветвями государственного православия, латинствующей и протестантствующей, но видеть в нем самом записного протестанта на общераспространенный западный манер едва ли обязательно. Нравственная свобода, не ограниченная никакими привычными авторитетами, была для него важнее; именно поэтому он совершенно не принимал лютеровского учения об оправдании верой, предопределении и первородной порче человеческой природы. А образцом устройства религиозных дел считал — сильно идеализированную, увы — ситуацию 1710-х, долгожданную вольницу веры и совести: «Ныне у нас повольно всякому, кто какую веру изберет, в такую и верует».

Сергей Ходнев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *