Евмений перистый

Разногласия в церковной среде случаются. Есть разные трактовки отрывков Писания, есть противоречивые взгляды на брак, аборты, интимную жизнь. Но всё это не мешает православной Церкви держаться вместе, единой христианской традицией. А потому всего удивляет тот факт, что есть священнослужители, которые всерьёз пошли вразрез с православным учением.

Один из таких бывших священников — игумен Евмений. Что с ним произошло, и почему рядом с его именем у верующих ассоциируется какая-то секта? Ответы — ниже.

Биография Евмения Перистого: с 14 лет интересовался верой и в 1992 году стал настоятелем Макарьево-Решемского монастыря

Евмений Перистый родился 19 мая 1969 в Донецкой области.

Уже с четырнадцати лет он ощутил в себе тягу к духовному знанию.

19 мая 1969 день рождения Евмения Перистого

Его заинтересовало православие, да, собственно, в те годы в СССР альтернативы христианству было найти затруднительно. О других учениях он узнал позже.

Игумен Евмений

Затем Евмений служил в армии, а после неё решился на монашеский постриг. Это произошло в 1989 году в Киево-Печерской лавре. Евмений Перистый имел склонность к публицистике, так что стал возглавлять издательство лавры — «Свет Печерский».

1992 в этом году, Евмений получил сан игумена и стал настоятелем Макарьево-Решемского монастыря

Позднее, в 1992 году, Евмений получил сан игумена и стал настоятелем Макарьево-Решемского монастыря, что в п. Решма (Кинешемский район, Ивановская область).

Службу, на первый взгляд, нёс достойно:

  • руководил издательством;
  • управлял Просветительским центром «Свет Православия»;
  • семь лет реабилитировал наркоманов;
  • общался с молодёжью в качестве миссионера.

7 лет игумен Евмений (Перистый) занимался реабилитацией наркоманов

К настоятелю Евмению появилось много претензий, и его освободили от должности

Но деятельность Евмения Перистого не была безупречной. 10 февраля 2006 году в епархии ей дали не самую хорошую оценку. Отметили следующие негативные итоги настоятельства игумена:

  • в братии лишь два человека;
  • богослужения не проводятся, как должны, ежедневно;
  • один из двух храмов в плохом состоянии;
  • местные жители недовольны деятельностью игумена Евмения.

При этом в епархии не забыли, что в качестве просветителя игумен Евмений отлично справлялся с возложенными на него обязанностями. Поэтому вынесли решение — освободить его от должности настоятеля. До конца года ждали разрешения свыше, и наконец, оно пришло.

Игумен Евмений стал служить в Московском Патриархате, но 2008 его отправили за штат из-за не православных взглядов

Игумен Евмений не остался без дела и два года состоял в Московском Патриархате — в Синодальном миссионерском отделе. Также он:

  • работал в отделе по взаимодействию с вооружёнными силами;
  • был клириком Белгородской епархии и храма святителя Николая патриаршего подворья.

Помимо этого игумен Евмений проводил миссионерскую деятельность по собственной инициативе. Он издавал книги о помощи душевнобольным, о духовности и о любви. К тому же он стал проводить семинары под названием «Альфа-курс», что быстро сделало игумена Евмения известным.

Альфа-курс это программа практического знакомства с христианством которую пропагандирует игумен Евмений

В некоторых источниках игумена Евмения ошибочно называют автором «Альфа-курса». В действительности эта программа появилась в Англиканской Церкви в 1970 году. Суть её — в непринуждённых беседах с людьми, далёкими от Церкви. То есть, это миссионерская и просветительская программа по разработанным в Англии методикам.

Несмотря на популярность, курс не имеет однозначной оценки в православии. Ряд священников отзываются о нём негативно и подчёркивают в нём ярко выраженную протестантскую идеологию. На видео ниже иерей Даниил (Сысоев) озвучивает главную претензию православия к «Альфа-курсу» игумена Евмения — его общехристианскую, а не сугубо конфессиальную направленность:

На игумена Евмения поступало много жалоб с требованием проверить характер его деятельности. В итоге его семинары привлекли внимание высокопоставленного духовенства, которое нашло их содержание недопустимым для православной Церкви. Вопросы вызвали следующие детали:

  • акцент на психологию, которой автор отдаёт большее предпочтение, чем учениям Святых отцов;
  • проповедь неконфессионального христианства, подчас с критикой православной Церкви;
  • добавление в православную проповедь мистических практик, напоминающих индуистские.

Ровно за то же критиковали и книги игумена Евмения. Их усмотрели идеи, которые противоречат православию и могут отвратить от него людей, ещё только встающих на религиозный путь. Пресс-служба Синодального миссионерского отдела подчеркнула, что эта литература издаётся без благословения православной Церкви и не имеет отношения к её миссионерской деятельности

В феврале 2008 игумена Евмения отправили за штат Белгородской епархии с правом перейти в любую другую епархию. Этим правом игумен до сих пор не воспользовался.

Сегодня он работает в реабилитационном центре «Отчий Дом», что в деревне Мухортово, издаёт книги, ведёт канал на YouTube, ведёт активную публичную деятельность и продолжает следовать своим убеждениям.

Игумен Евмений остаётся в православии, но критикует современную Церковь

Игумен Евмений не скрывает того, что его не устраивает следовать религиозным догмам. Выше традиции он ставит опыт, а потому постоянно находится в поиске. Полученными выводами он делится с теми, кто готов слушать.

При этом отец Евмений подчёркивает, что не опирается на светское или церковное образование.

Игумен Евмений опирается лишь на опыт и знания, которые ему интересны.

У него таковых просто нет. Он считает их ненужными, поскольку они не дают ответов на многие вопросы, с которыми сталкивается человек в жизни. Эта неудовлетворённость — главный мотив его духовных поисков.

Чтобы их вести, игумен Евмений сам занимается своим образованием: слушает, читает и смотрит лишь то, что способно его заинтересовать. При этом источник знаний — не обязательно книги или фильмы. Даже общение с тем или иным человеком способно принести знания.

Игумен Евмений не боится общаться с людьми других религий и считает, что от них можно услышать немало полезного. Главное — это никому ничего не навязывать:

«Нередко из-за разномыслия в понимании священных текстов люди устраивают споры и ругань с представителями другой религиозной системы.

А ведь духовные книги существуют для созидания, для открытия глубины, которая может объединить нас.

Считать, что только моя группа «попадет в рай”, или «достигнет освобождения”, — в чистом виде гордыня!».

Евмений игумен

Картина мира, с точки зрения игумена Евмения, у каждого человека ограниченная. Пытаясь её кому-то навязать, ты втискиваешь человека в рамки. А это не полезно для развития — ни твоего, ни другого человека.

Поэтому игумен Евмений никогда не отрекался от христианства. Он лишь пытается совместить его с полученными знаниями и опытом. Иногда выводы прямо противоречат православным идеям:

«Могу ли я принять ту мысль, что Существо, создавшее всех, покарает за несовершенства, которые заложены в нашей биологической природе, в извечном конфликте человеческих проявлений и человеческих же представлений об идеальном?

Могу ли я поверить в то, что Создатель лишает меня права на собственный поиск, на опыт, на эксперимент?

В Библии сказано, что «не может дерево доброе приносить плохие плоды».

Если Бог — доброе дерево, то мы — добрые плоды.

Если же мы плохие плоды, каково же тогда дерево, на котором они выросли?

Взрослея, мы уже не боимся рассуждать и ставить эти вопросы на уровне логики и сердца».

Евмений игумен

Хоть у игумена Евмения есть свои, особые взгляды, это не мешает ему, пусть и без благословения, проповедовать христианские идеи. В книге «О побеждающем христианстве» он пишет о том, что православие имеет огромный потенциал духовности, который необходим современной России.

Но при этом игумен Евмений негативно оценивает современную православную Церковь. Он считает, что из неё ушла мудрость, не хватает талантливых людей. Слишком много лет враги пытались задавать православие.

Игумен Евмений прозван «православным гуру» за любовь к восточным учениям

Игумен Евмений положительно относится к любым религиям. Он утверждает, что нет разницы, какую из них взять за основу для духовной жизни. Сам же он на тренингах использует технику, которую называет «христианская медитация». Его даже прозвали «православным гуру».

Игумен Евмений практикует «христианскую медитацию»

Игумен Евмений — «православный гуру»

На официальных страницах в Интернете игумен Евмений публикует фотографии и изображения, которые вводят православную аудиторию в недоумение. Те, кто хорошо знаком с взглядами игумена, не удивляются тому, что он фотографируется на фоне храмов других религий. Привыкли.

Футбольная икона, кощунственный материал по мнению РПЦ, которую игумен Евмений опубликовал в интернете

А вот «Футбольная икона» с изображением Богородицы и младенца Иисуса Христа — это уже кощунственный материал.

С другой стороны, вовсе не игумен Евмений писал и освящал эту «икону», так что обвинять его в её существовании несправедливо.

Симпатия игумена Евмения к Восточным учениям общеизвестна, но для некоторых людей знакомство с таким батюшкой оказывается неожиданностью.

Игумен Евмений не прав в том, что проповедует не православные идеи в лоне Церкви

Биография Игумена Евмения не производит отталкивающего впечатления. Читатель вправе спросить: а что с ним произошло такого, что православная Церковь негативно относится к этому положительному и рассудительному человеку? Ну, есть у него свой путь, разве плохо?

Нет, не плохо. Его дело, всё-таки. Единственная проблема — это то, что отец Евмений продолжал, а возможно, и продолжает подкреплять свои идеи духовным саном православия.

Взгляды Евмения различаются с теми, что проповедует Русская православная Церковь.

Выступать и издавать книги как бы от её лица её представителя — недопустимо и нечестно. Евмений Перистый вправе высказывать и проповедовать от своего имени всё, что пожелает. Но он поступил бы правильно, если бы не вёл эту проповедь в лоне православия.

В противном случае он просто вводит слушателей в заблуждение, которые могут довериться сану священника и получить искажённое представление о православной традиции.

Игумен Евмений (Перистый)

Евмений (Перистый) (род. 1969), игумен, заштатный клирик Белгородской епархии, сотрудник центра реабилитации наркозависимых «Отчий Дом»

Родился 19 мая 1969 года в Донецкой области Украинской ССР.

В 1983 году, в 14 лет, пришел к вере.

Отслужив в армии , в 1989 году принял монашеский постриг и священническое рукоположение в Киево-Печерской лавре. Возглавлял лаврское издательство «Свет Печерский».

В феврале 1992 года был назначен, а 9 апреля 1998 года (уже будучи в сане игумена) утверждён — настоятелем Макарьево-Решемского мужского монастыря посёлка Решма Кинешемского района Ивановской области Ивановской епархии. В этом монастыре 7 лет проводил реабилитацию наркозависимых со всей России.

Являлся главным редактором издательства «Свет Православия». Организовал Просветительский центр «Свет Православия». Был миссионером среди молодёжи .

10 февраля 2006 года епархиальный совет Иваново-Вознесенской епархии заслушав о ситуации в Макарев-Решемском монастыре, — по справке: «проведённая комиссия выявила неспособность настоятеля монастыря игумена Евмения (Перистого) к организации монашеской жизни. Число братии всего 2 человека, отсутствуют ежедневные богослужения, в запущенном состоянии находится один из двух храмов монастыря. Возник конфликт между настоятелем монастыря и местными жителями. Между тем обитель имеет многовековую историю. Одновременно была отмечена большая духовно-просветительская работа игумена Евмения» — постановил: считать целесообразным освободить его от обязанностей настоятеля монастыря и направить рапорт патриарху Московскому и всея Руси Алексию II с просьбой об освобождении . 26 декабря того же года освобождён от должности настоятеля Макариево-Решемского мужского монастыря .

С 2006 по 2008 год — сотрудник Синодального миссионерского отдела Московского Патриархата.

Был сотрудником Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами.

Являлся клириком Белгородской епархии и храма святителя Николая патриаршего подворья в Отрадном города Москвы.

6 февраля 2008 года был освобождён от должности клирика Никольского храма патриаршего подворья в Отрадном города Москвы и почислен за штат Белгородской епархии с правом перехода в другую епархию Русской Православной Церкви .

Тогда же в феврале 2008 года после получения богословской оценки епархиальными миссионерскими отделами «Притчей православного миссионера», автором которых является игумен Евмений, пресс-служба Синодального миссионерского отдела распространила заявление с оценкой данного сочинения и просьбой воздержаться от использования текста в миссионерской работе. В этом заявлении, в частности, указывалось, что «Притчи» игумена выходят без благословения священноначалия, а текст их содержит «сомнительные примеры и сравнения, которые вносят смущение в умы и сердца новоначальных и не могут служить главному назначению миссионерства — распространению православной веры».

Синодальный миссионерский отдел в декабре 2009 года распространил официальное заявление, согласно которому игумен Евмений, стремящийся работать с наркозависимыми и душевнобольными, не имеет благословения на миссионерскую деятельность и не является сотрудником миссионерского отдела Русской Православной Церкви. В заявлении говорится, что оно появилось в качестве ответа на многочисленные запросы «по факту деятельности игумена Евмения (Перистого) в городе Москве».

На апрель 2014 года являлся сотрудником центра реабилитации наркозависимых «Отчий Дом» в деревне Мухортово Кинешемского района Ивановской области.

Сочинения

  • Пастырская помощь душевнобольным, 1999
  • Духовность и ответственность, 2000
  • Психотерапия в пастырском душепопечении, 2000
  • Аномалии родительской любви. Решма: Свет Православия, 2005. 352 с. Иваново: Свет Православия, 2007. 336 с.
  • Духовность как ответственность. Решма: Свет Православия, 2005. 326 с. Иваново: Свет Православия, 2007. 302 с.
  • Здравствуй, малыш!: Пастырское напутствие будущим папам и мамам. Иваново: Свет Православия, 2007. 256 с.
  • Луч надежды в наркотическом мире
  • О побеждающем христианстве
  • Батюшка, я – наркоман!
  • Притчи православного миссионера
  • Царство, которое внутри
  • Ответственность и власть
  • Личный сайт:

Использованные материалы

Вернуть человеку ответственность за его жизнь. Интервью с игуменом Евмением (Перистых) о наркомании, психологии и служении христианина —

Заседание Священного Синода 8-9 апреля 1998 г. —

Священник Александр Усатов. «Альфа-Курс» и «православные харизматики» —

Протокол заседания Епархиального совета от 10 февраля 2006 года —

Определения Священного Синода от 26 декабря 2006 года —

Свщ. Дмитрий Ведяшкин «Сектантская деятельность игумена Евмения (Перистого)» // Форум сайта «Донская слобода» —

Яков Кротов: Этот выпуск программы посвящен унынию. И у нас в гостях специалист по унынию – отец Евмений Перистый, игумен без монастыря, психолог без психологической клиники, православный без парадигмы. Отец Евмений сейчас в Ивановском диоцезе возглавляет центр «Дом отчий».

Начнем с небольшого интервью с православной, психологом Мариной Филоник. Что такое депрессия и как с нею быть?

Марина Филоник: Сейчас у людей очень сильно растет разочарование в Церкви. Почему верующий человек такой унылый? Я бы вначале ставила вопрос: кто такой верующий, как мы это понимаем, – и разводила бы понятия духовной и религиозной жизни. Даже если человек воцерковленный, соблюдающий какую-то систему норм и правил, вошедший в культуру церковной жизни, это еще не значит, что он действительно живет полноценной христианской жизнью. Даже можно сказать, что когда человек входит в ту или иную систему норм и правил, не важно какую – церковную или любую другую, то у него в некотором смысле может снижаться пространство для взросления, для собственной субъектности. И тогда закономерно, что сейчас в обществе в целом видна некоторая тенденция к инфантильности.

В Церкви мы тоже можем это наблюдать, потому что в системе норм и правил взрослеть достаточно сложно, и тогда, конечно, там тоже будет некоторая безрадостность, некоторое унылое настроение, потому что там тоже не очень возможно просто даже психологически расти в плане полноты своей самореализации. Вроде бы человека призывают именно к этому, но есть немало перекосов. И это проблема, и этот кризис назревает уже давно, не знаю, когда прорвет, доживем ли мы до Второго Ватиканского собора в православии, будет ли понимание того, чем должна заниматься катехизация, чем должно заниматься миссионерство, что Церковь призвана давать, а чего она не дает.

Марина Филоник

Нужно знакомить человека в первую очередь с Богом, а не с традицией. И в этом большой дефицит, об этом постоянно говорит отец Петр Мещеринов: дефицит церковной педагогики, духовной жизни. И тогда, если у меня нет устойчивости в Боге, конечно, меня будет разрушать то, что я вижу, что происходит.

Евмений Перистый: Как-то грустно рассуждает Марина Филоник… Я знаю: если человек уныл, грустит, обращен в прошлое, не смотрит в глаза, он подсаживается на глубокую саморефлексию. И моя задача – быть для него светом, вытащить его на контакт, немножко поиграть, вдохновить, переключить из этих саморефлексивных состояний во что-то живое, светлое, настоящее. Тьма – это только отсутствие света, точно так же как уныние – это отсутствие жизненности, витальности.

Яков Кротов: В молитве Ефрема Сирина – «дух праздности, уныния, любоначалия, празднословия не дай, а дай целомудрие, смиренномудрие». В структуре молитвы унынию противоположно смиренномудрие. Как говорил Амвросий Оптинский: «Не гордись, горох, что лучше бобов, размокнешь – тоже лопнешь».

Вы, отец, молодой, вы не застали, а я застал в 70-е Церковь не то чтобы гонимую, хотя там и сажали, и люди были разные… Но унылых не было. Когда человек идет в Церковь, зная, что за это ничего хорошему ему не будет, хотя и не накажут, может быть, то это, во всяком случае, его личный выбор. Он не ждет ничего особенного, он мобилизован. Если говорить о старшем тогдашнем поколении, то оно прошло огонь и воду, а нынешние молодые – медные трубы. И оказалось, что медные трубы порождают уныние в большем количестве, чем концлагеря.

Евмений Перистый: Если тогда было так, то как сейчас? Мало ли какие детские травмы были у какого-нибудь батюшки? Не важно, что с нами сделали тогда, важно – научились ли мы жить, радоваться, любить сейчас. Есть люди, которые работают над прошлым, живут прошлым. Мне в мае будет 50 лет, и, мне кажется, это возраст, когда люди живут каким-то прошлым воспоминанием, когда лучшее уже все было. Но я вдохновлен жить сейчас, мне интересно, и сейчас возможно творчество. Уныние – это ностальгия о прошлом, если хотите.

Не всякая ностальгия – уныние, и не всякое уныние – ностальгия

Яков Кротов: Не всякая ностальгия – уныние, и не всякое уныние – ностальгия. Я помню отца Александра Меня в 50 лет: он жил прошлым, он каждое воскресенье вспоминал прошлое, вспоминал невеселые вещи – грехопадение, распятие Спасителя, предательство, и это давало ему силы, потому что он вспоминал о воскресении, вспоминал, что Бог жив. Прошлое – оно разное.

Евмений Перистый: Прошлое разное, но для меня вся евангельская история с предательством, смертью, воскресением, славой и бесславием – это какая-то моя глубинная внутренняя прошивка. Эти сюжеты я проживаю уже в своей жизни, и по всему диапазону той жизни Иисуса Христа, это теперь внутри меня, и это дает неимоверный источник сил. Уныние – это когда силы куда-то вытекают. Если ты можешь брать силы, ресурсы из различных историй, из прошлого, из настоящего, из ожиданий будущего, то ты наполнен силой. Вопрос – как относиться к нашему опыту, к нашему предчувствию, к нашему настоящему моменту.

Яков Кротов: Царство Божие как настоящее – это такое прошлое секунду назад. Но то, о чем говорила Марина Филоник… В те же 70-е годы для меня вера стала воротами в жизнь, потому что за пределами веры был когнитивный диссонанс. Мне со всех сторон говорили, и не только в школе и в университете, но и в семье, что «ты все можешь, ты молодой, вперед». А жизнь была такая, что я, в общем, понимал, что я ничего не могу, что это добросовестный, но обман. И сегодня для многих это повод для расцерковления, потому что человек приходит в Церковь, и вдруг там какая-то брежневская атмосфера: у мирянина свое служение, у священника свое, у женщины свое. У него много сил, а тебя бац – и мордой об иконостас (прошу прощения).

Евмений Перистый: Здесь очень уместна параллель с педагогикой. Ребенок живет, проявляется, у ребенка импульс, ему интересно. А мы говорим ему: не трогай, закрой, сиди…

Яков Кротов: Но это плохая педагогика.

Евмений Перистый: О ней и речь. Если этот естественный поток любопытства, интереса, исследования у ребенка блокируется, он где-то подсознательно обучается тому, что проявляться, интересоваться опасно, тебя за это будут бить по рукам и обламывать. В постперестроечные годы, когда только Бога разрешили, как говорят наши бабушки, люди пошли в Церковь, начали много чего читать, исследовать. Но потом все вошло в какое-то русло правильноделания: людей обучают делать что-то, и искра богоискательства угасает. Исповедоваться, причащаться, участвовать в таинствах, ходить в храм по воскресеньям – религиозное поведение объяснено… А если у тебя в этом уже нет жизни? Ведь мы знаем, что десять лет воцерковления – и потом эти молитвы тебя уже не будоражат, ты ходишь в церковь только потому, что надо ходить.

А вот это вот живое богоискательство внутри себя, этот поиск переживания, потока, присутствия, благодати Божьей внутри себя – этому не учат, учат только религиозному поведению. И тогда, конечно же, если мы батюшки, мы продолжаем работать в Церкви, но в отношении к вере становимся или уставшими, или даже немножко циничными.

А говорим мы в основном о церковных делах. Мы мало говорим, я мало встречал в Церкви сообществ, где люди своими словами говорили бы о богоискательстве, о молитве, о божественном безмолвии, о мистическом течении в православии, где ты встречаешь Бога в глубинах сердца, а не в объективности религиозных процессов. И если за это время внешне человек не успевает попасть внутрь, если эти символы не указывают ему на внутреннее измерение, на то, что только там нужно искать, там дальнейший путь, то мы высыхаем, жизнь уходит из церковной жизни.

Очень много людей, разочаровавшихся в православной духовности, которые сейчас идут на Восток, в китайскую, индийскую традицию

И я вижу очень много разочаровавшихся в православной духовности людей, которые сейчас идут на Восток, в китайскую, индийскую традицию, чтобы там найти что-то, потому что здесь все шаблонно, объективно и понятно. С этими людьми мне приходится встречаться чаще, и оказывается, что глубинную суть православия они не узнали, не встретились с ней. И когда рассказываешь, они говорят: ух ты, но почему об этом в церкви не говорят, почему нас там форматировали только на уровне религиозного поведения?

И еще такая тема – все грех. Конечно, человек свои жизненные проявления, свою искрометную энергию юности начинает маркировать как нечто греховное, и он угасает. Творчество – это импульс, поток, дыхание, и если творчеству жизни, музыки или живописи обозначать какие-то барьеры, то мы лишаемся творчества и в Церкви.

Яков Кротов: А покаяние может быть творчеством?

Евмений Перистый

Евмений Перистый: Мой учитель в области практической психологии Александр Алексейчик объяснил: покаяние – это «пока я – не я», то есть это открытие в себе того, что не является мною подлинным, мною глубинным. Я как бы очищаю периферию, потому что периферия, то есть то, что мы называем «страсти», выдает себя за меня. Я не есть эта периферия, я есть душа, безмолвие, образ и подобие, которое в глубинах. И моя задача – очистить этот образ от периферии, от той грязи и мусора, которые закрывают его. Конечно, это может быть творчеством.

Яков Кротов: Я помню духовенство 70-х. Почему шли к отцу Александру Меню, а к большинству других не шли, вообще в Церковь не шли? Отец Александр был разный, с разными настроениями, а средний московский священник – боюсь, что это и сейчас так – не был унылый, не был веселый, не был грустный, не был деловитый, он был никакой (я не осуждаю, я просто описываю). Обычно это объясняют тем, что боялись стукачей, но в результате уныние тогда воспринималось как позитивная эмоция. А Господь Иисус Христос с Гефсиманском саду – это даже не уныние, а уныние в квадрате.

Евмений Перистый: Это не уныние, это максимальная экспрессия чувств, если хотите. Это чувство не радости, но и не уныние.

Яков Кротов: А когда Он говорит: «Сын человеческий, придя, найдет ли веру на земле?» – это что?

Евмений Перистый: Сокрушение. Мы можем спорить о терминах… Отец Александр не был унылым, он был присутствующим.

Яков Кротов: Иногда бывал. Ну, после пяти допросов…

Евмений Перистый: Может быть. Но он был присутствующим. В любой момент он находился при сути внутри себя, во взаимодействии с человеком. И он был настоящим, естественным. Я за естественность: какой человек внутри, такой и снаружи. Если я злюсь, я говорю, что я злюсь. Если я радуюсь, я радуюсь искренне. Как надо себя вести, как прилично в церковном обществе, какой здесь дресс-код, под что здесь подстраиваться, – я замечаю, как эта маска налипает на меня, и я ее снимаю. Я жизнерадостный и живой, и мне не хочется играть ни в какие корпоративные игры, мне хочется жить свою жизнь изнутри наружу. И если на меня нападет уныние… Хотя на самом деле я не знаю, что это такое, я не бывал в депрессии, может быть, уже лет пять или шесть, я потерял туда дорожку, я просто живу изнутри наружу.

Яков Кротов: На днях я видел интервью с американским психологом, который с тревогой сказал, что впервые за сто лет в Америке сократилась ожидаемая продолжительность жизни. На первом месте там наркомания, разные химические зависимости, но это сама по себе не причина. Видимо, главная проблема – это осознание бессмысленности жизни, потеря смысла. От этого человек начинает преждевременно сходить с трассы. Это к вопросу о том, как добиться уныния – сказать себе, что все бессмысленно. У боюсь, что средний человек типа меня унывает, потому что «глянул окрест – и душа моя уязвлена стала», как говорил Радищев: ничто не радует, потому что Титиев сидит, Гриб сидит, все сидят, протестное движение увяло, отец Глеб Якунин скончался, кто-то эмигрировал… Одна радость – отец Евмений еще существует. (Смеются.) Уныние от сознания того, что увязли, буксуем, ничего не выйдет.

Евмений Перистый: Определенный этап зрелости – это признание того, что никакого внешнего смысла у жизни не существует. Никакие вовне заданные смыслы не являются моими смыслами, и если я принимаю такие смыслы и начинаю ими жить, я работаю на кого-то другого, а не проживаю свою жизнь.

Яков Кротов: То есть, если Бог каждому из нас и Моисею сказал – любить ближнего и Бога, то это внешнее?

Евмений Перистый: Это внешняя идея. Пока переживание ближнего как самого себя не родилось во мне как внутренний импульс и открытие, возможно, педагогически нужны эти внешние смыслы, но для зрелого человека важна ревизия: какие из смыслов, попавшие в мое индивидуальное сознание, не являются моими. После ревизии там останутся очень простые вещи, но мои, например, искренняя забота, любовь, уважение к людям, с учетом их различий, умение любить и чтить родителей, сострадание, когда у людей не получается, например, семейная жизнь, отношения с детьми, искреннее желание вложиться и побыть с человеком, когда ему трудно. Это все только мои внутренние смыслы, а не то, что я усвоил как нравственные императивы, правила, заповеди извне.

Я провел эту ревизию лет семь-восемь назад и сейчас живу только своими смыслами. Есть какие-то правила, заданные извне, как заповеди, открытия каких-то философов, психологов: они внешние, и они довлеют надо мной, как могильные плиты. Воскресение – для того, чтобы скинуть могильные плиты и проявиться как живой. Вот это грех, это не грех, так правильно, так неправильно, это свои, а это чужие… Когда я рождаюсь как индивидуальность, мне нужно пересмотреть все это.

Если моя Церковь учит относиться к людям других конфессий как к не своим, я не играю в эту игру

Если моя Церковь учит относиться к людям других вер, других конфессий как к не своим, я это пересматриваю, я не играю в эту игру, для меня они не погибшие, а живые люди. Если моя Церковь учит относиться к всякого рода геям, лесбиянкам, молдаванам, узбекам, эзотерикам, йогам как к падшим, то я отказываюсь играть в эту игру. Я беседую с человеком и нахожу резонанс – это мой принцип отношения к живому (кстати, и к «иностранным агентам»). (Смеются.)

Яков Кротов: Ну, христианин обязан быть «иностранным агентом», потому что, как сказано еще в Дидахе, мы не от мира сего, мы граждане небесного Иерусалима. Старообрядческие странники носили самодельные паспорта, и там было написано: родился – небесный Иерусалим. И все-таки, грусть от того, что не видишь добра в добре, как сказано у Гоголя: вы смотрите на человека – и чувствуете уныние, потому что не видите человека в человеке.

Вот вы все время говорите: Церковь учит. А вы – не Церковь?

Евмений Перистый: Вот если по-честному, я никуда из православия не уходил, все православное, все христианское во мне, но к институту Церкви, к действиям владыки, митрополита, архиепископа, епископа, архимандрита я сейчас не имею отношения.

Яков Кротов: То есть вас угнетала не Церковь, а конкретный митрополит, епископ и так далее?

Евмений Перистый: Меня никто не угнетал, я с благодарностью отношусь ко всему своему церковному пути, но внутри я не ассоциируюсь с этим, я сейчас больше всечеловек, я и за тех, и за других. Там, где ссорятся мужчина и женщина, Россия и Украина, я мирю их в своем сердце, и если человек агрессивен, я смягчаю его агрессию: это моя работа.

Яков Кротов: Каждому миротворцу скажут: ты молишь за тех и за других, а те танки против других бросили – чего стоит тогда твое всечеловечество? Ты все-таки должен определиться, ты с палачом или с жертвой.

Евмений Перистый: В ситуации, где есть палач и жертва, я однозначно становлюсь на сторону жертвы, и я не поддерживаю того, что несет в себе разрушение, агрессию и захват. Но это внутри моего индивидуального сознания. Скажу вам по секрету: у меня мама очень агрессивно за одно, а папа очень по-доброму, но за другое, и эта война прошла сквозь мою семью. И мне остается только любить их, больше ничего.

Яков Кротов: То есть уныние появляется в ситуации, когда человек просто занимает нейтральную позицию?

Евмений Перистый: Я вообще не за уныние, я за жизнерадостность, открытость, любовь и заботу. И если есть унылые, я знаю, как с ними быть.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *