Феодосий печерский краткая биография

Житие Феодосия Печерского

Перу преподобного Нестора Летописца принадлежит замечательное литературное произведение — «Житие преподобнаго отьца нашего Феодосия, игумена Печерьскаго». Древнейший список этого сочинения относится к рубежу XII-XIII вв. и содержится в Успенском сборнике. Относительно времени создания «Жития» ведутся споры: одни исследователи полагают, что оно было написано спустя несколько лет после смерти Феодосия (1074) и связывают работу над «Житием» с началом его местного монастырского почитания и до перенесения его мощей в печерскую церковь Успения пресв. Богородицы в 1091 г., другие приурочивают написание «Жития» ко времени общерусской канонизации знаменитого игумена в 1108 г. Кроме того, сам Нестор в предисловии к своему труду указывает, что осуществил его после создания «Чтения о Борисе и Глебе».

Нестор пришел в монастырь, когда Феодосия уже не было среди живых, но зато живо было устное предание о нем. Оно и послужило «списателю» основным источником при работе над «Житием». Он также использовал рассказы печерского келаря Феодора, который хорошо знал мать подвижника и многое узнал от нее о доиноческих годах жизни подвижника. Наряду с этим Нестор пользовался богатейшим наследием восточно-христианской агиографии, известной ему по уже имевшимся славяно-русским переводам. Последняя служила ему не только идейно-содержательным и композиционно-стилистическим примером для литературного подражания, но и сокровищницей, из которой он черпал отдельные образы и выражения. Исследователи выявили значительный комплекс литературных источников Нестора, — это, прежде всего, «Жития» палестинских (Евфимия Великого, Саввы Освященного, Феодосия Киновиарха, Иоанна Молчальника) и собственно греко-византийских святых (Антония Великого, Иоанна Златоуста, Феодора Эдесского, Феодора Студита), подвизавшихся в IV-VI вв. Из некоторых переводных агиографических сочинений Нестор заимствовал даже значительные текстовые фрагменты («Жития» преподобных Саввы, Евфимия и Антония), восполняя таким образом биографические пробелы в устном предании о Феодосии Печерском.

Структурно труд Нестора представляет собой классическое, «правильное» житие: в нем есть вступление, основная часть и заключение. Вступление безукоризненно следует литературной традиции. В нем выражены благодарность Богу и самоуничижение: «Благодарю тя, Владыко мой, Господи Иисусе Христе, яко съподобил мя ecи недостойнаго съповедателя быти святыим Твоим въгодьником, се бо испьрва писавъшю ми о житии и о погублении и о чюдесьх святою и блаженою страстотрьпьцю Бориса и Глеба, понудих ся и на другое исповедание приити, еже выше моея силы, ему же не бех достоин — груб сы и неразумичьн». В нем есть изъяснение целей, ради которых автор взялся за перо. Во-первых, он решал учительно-религиозную задачу: «Да и по нас сущие чьрноризьци, приимьше писание, и почитающе, и тако видяще мужа доблесть, въсхвалять Бога, и, въгодника Его прославляюще, на прочия подвиги укрепляються». Во-вторых, Нестор руководствовался национально-патриотическими интересами, ибо «Житие Феодосия Печерского» является свидетельством перед всем миром, «яко и в стране сей таков мужь явися и угодьник Божий», что ставило Русь в равное положение с другими христианскими государствами. Вступление содержит просительное обращение автора к читателям: «Молю же вы, о возлюблении, да не зазьрите пакы грубости моей, съдержим бо сый любъвию еже к преподобьнууму, сего ради окусихъся съписати вься си яже о святем». Наконец во вступлении имеется предначинательная молитва автора: «Владыко мой, Господи Вьседрьжителю, благым подателю, Отче Господа нашего Исус Христа, прииди на помощь мне и просвети сьрдце мое на разумение заповедий Твоих и отвьрзи устьне мои на исповедание чюдес Твоих и на похваление святааго въгодника Твоего, да прославиться имя Твое, яко Ты ecи помощьннк всем уповающим на Тя въ векы. Аминь».

Основное повествование «Жития» двучастно: в первой части весьма подробно рассказано о жизни отрока Феодосия до его прихода в пещеру к святому Антонию, во второй — о его иноческих деяниях. Повествуя о юности своего героя, Нестор смело вышел за рамки агиографической традиции и остался в этом оригинален, поскольку у него так и не нашлось подражателей среди последующих русских агиографов. Сочинение Нестора единственное, которое содержит столь фактологически богатую биографию подвижника применительно к ранним годам его жизни и при этом лишенную малейших элементов легендарности. Главной темой рассказа о юности Феодосия является его борьба за собственное духовное призвание. Все приводимые Нестором факты как бы подчеркивают мысль о божественном предопределении подвижничества Феодосия. Сын в общем благочестивых родителей, Феодосий уже в раннем возрасте почувствовал влечение к подвижничеству и отличался необычным поведением: «хожаше по вся дьни в цьркъвь божию, послушая божествьных книг съ въниманиемь. Еще же и к детьмъ играющим не приближашеся, яко же обычай есть уным, нъ и гнушашеся играм их», вопреки уговорам родителей предпочел вместо нарядной носить «худую» одежду и в заплатах, так как «изволи быти яко един от убогых», кроме того, «дати ся веля на учение божьствьнных книг единому от учитель… и вскоре извыче вся грамматикия», вызвав общее удивление своей «премудростью и разумом». Впоследствии, уже будучи игуменом, Феодосий сохранил любовь к книгам: Нестор свидетельствует, что в его келье денно и нощно писал книги некий инок Иларион, что и сам он смиренно занимался прядением ниток для переплетов, помогая книжному мастеру Никону. Размышляя об этом, Г. П. Федотов поставил Нестору в заслугу то именно, что он утвердил в русской агиографии мотив книголюбия подвижника и любовь к духовному просвещению и тем самым пресек «с самого начала на Руси соблазн аскетического отвержения культуры». В течение всей жизни Феодосий сохранял и тяготение к чрезвычайно скромным одеяниям, а также к трудничеству, являя этим свое смирение.

С идеальным по-христиански образом подвижника контрастирует образ его матери. Он передает прямо противоположную идею — идею земного, материального начала. Последняя подчеркнута Нестором портретной характеристикой: мать Феодосия была «телъмь крепъка и сильна, якоже мужь; аще бо кто не видевъ еа ти слышааше ю беседующу, то начьняше мьнети мужа ю суща». Вместе с тем, она преисполнена любви к своему сыну, но любовь ее по-человечески страстна и слепа, эгоистична и требовательна. Поэтому она не понимает и не принимает его духовных устремлений. Отсюда и возникает первый зафиксированный русской литературой конфликт «отцов и детей». Нестор свидетельствует о длившемся несколько лет противоборстве Феодосия с матерью и в связи с этим рассказывает о нескольких эпизодах.

Когда семья Феодосия после смерти отца переехала из Василева под Киевом в Курск, «божьствьный уноша», непрестанно помышляя о том, «како и кымь образом спастися», возжаждал побывать в святых местах, «иде же Господь нашь Иисусъ Христосъ плътию походи». А было ему тогда 13 лет. И вот однажды в Курске появились «страньници», направлявшиеся в Палестину, их Феодосий и упросил, чтобы взяли его с собой. Никому не говоря ни слова, ночью, юный подвижник «тай изиде из дому своего», не взяв с собой ничего, кроме одежды, «въ ней же хожаше, и та бе худа». Но «благый Богъ не попусти ему отъити отъ страны сея, его же и щрева матерьня и пастуха быти въ стране сей». Спустя три дня его мать, узнав, что он ушел со странниками, пустилась за ним в погоню. Когда она догнала Феодосия, то «от ярости же и гнева многа» схватила его «за власы, и повеьже и на земли, и своима ногама пъхашети и», а затем «много коривъши» странников, вернула его домой, «яко некоего зълодея ведуще съвязана». Но и дома, «гневом одержима», она продолжала жестоко бить его, «дондеже изнеможе». После этого она связала Феодосия и оставила его в запертой горнице. «Божьствьный же уноша вься си съ радостию приимаше и, Бога моля, благодаряше о всьхъ сихъ». Через два дня мать выпустила сына на волю и накормила его, но поскольку была все еще «гневом одержима», то «възложи на нозе его железа», «блюдущи, да не пакы отъбежить отъ нея». По прошествии многих дней она «пакы умилосрьдишися на нь» и начала «съ мольбою увещавати и, да не отъбежить отъ нея, любляше бо его паче инех и того ради не терпяше без него быти» и, получив таким образом обещание, сняла с сына железную цепь. Однако Феодосий не изменил своей жизни. Он продолжал ходить в церковь каждый день и, более того, начал «пещи проскуры и продаяти, и еже аще прибудяше ему къ цене, то дадяше нищимъ, ценою же пакы купяше жито и, своима рукама измълъ, пакы проскуры творяше». И так продолжалось 12 лет, несмотря на укоры и насмешки его сверстников. В конце концов мать подвижника не выдержала этого и стала «съ любъвию» его просить: «Молю ти ся, чадо, останися таковааго дела, хулу бо наносиши на родъ свой, и не трьплю бо слышати отъ вьсехъ укаряему ти сущю о таковемь деле, и несть бо ти лепо, отроку сущу, таковаго дела делати». Но Феодосий отказал своей матери, сославшись на пример смирения, данный самим Спасителем, и оправдывая свое занятие не столько любовью к богослужению, сколько любовью к телу Христову: «Лепо есть мне радоватися, яко съдельника мя сподоби Господь плъти Своей быти». Мать было успокоилась, но спустя год вновь начала «бранити ему — овогда ласкою, овогда же грозою, другоицы же биющи и, да ся останет таковаго дела». После этого Феодосий предпринял вторую попытку уйти из дома, какое-то время он жил в другом городе у какого-то священника, продолжая делать «по обычаю дело свое», но вновь был найден матерью и возвращен с побоями назад. На сей раз свои подвиги смирения и трудничества Феодосий решил усугубить подвигом сурового аскетического умерщвления плоти. Он «шедъ къ единому от кузньць, повеле ему железо съчепито, иже и възьмъ и препоясася имь въ чресла своя, и тако хожаше. Железу же узъку сущю и грызущюся въ тело его, онъ же пребываше, яко ничьсо же скьрбьна от него приемля телу своему». Однако это не долго скрывалось. По случаю какого-то праздника «властелин» Курска устраивал пир, на котором дети всех именитых граждан должны были прислуживать гостям. Соответственно, и Феодосию надлежало там быть. Мать приказала ему переодеться «въ одежу чисту», и он, «простъ же сы умъмъ», стал переодеваться прямо при ней. Разумеется, все было обнаружено. Мать «раждьгъшися гневъмь» на своего сына, «съ яростию въставъши и растьрзавъши сорочицю на немь, биющи же и, отъя железо от чреслъ его. Божий же отрокъ, яко ничьсо же зъла приятъ от нея, обълкъся и, шедъ, служаше предъ възлежащими съ вьсякою тихостию».

Прошло еще какое-то время. И вот однажды, будучи на богослужении, Феодосий обратил внимание на слова Евангелия: «Аще кто не оставить отьца или матере и въследъ мене не идеть, то несть мене достоинъ». Они так поразили его, что он твердо решил принять иноческий постриг «и утаитися матере своея». Вскоре подвернулся удобный слчайя: мать Феодосия уехала на несколько дней на село. Тогда «блаженый» «и изиде отай изъ дому», взяв с собой только немного хлеба «немощи деля телесныя». Он отправился в Киев, следуя за купцами «не являяся имъ», и так за три недели достиг своей цели. В Киеве он обошел все монастыри. Однако нигде его не приняли, «видевъше отрока простость и ризами же худами облечена», а более всего по промыслу Божию. Во время своего обхода Феодосий услышал «о блаженемь Антонии», который живет за городом в пещере и отправился к нему. Антоний поначалу отговаривал Феодосия, видя его молодость и боясь, что он не выдержит суровой жизни в тесной пещере, но Феодосий уговорил его. По повелению Антония великий Никон, священник и искусный черноризец, постриг Феодосия «и облече и въ мьнишскую одежю». Исследователи полагают, что это произошло в 1032 году. Вскоре новопостриженный инок удивил и Антония и Никона своим подвижничеством. Однако этим его борьба с матерью не закончилась.

Четыре года мать пыталась найти своего сына, «плакаашеся по немь люте, биющи въ пьрси своя яко и по мрьтвемь». Случайно она узнала, что его видели в Киеве, когда он искал пристанище в монастыре, и сразу же отправилась в путь: «нимало же помьдьливъши, ни длъготы же пути убоявъшися въ прежереченый градъ иде на възискание сына свего». Обойдя все киевские монастыри, она наконец узнала, что сын ее находится в пещере у «преподобнааго Антония». Она к пещере, «лестью», то есть хитростью вызвала старца и после долгой беседы с ним «последи же обави вину, ея же ради прииде». «Молю ти ся, — сказала она, — отьче, повежь ми, аще сде есть сынъ мой. Много же си жалю его ради, не ведущи, аще убо живъ есть». По простоте ума и не подозревая хитрости, Антоний подтвердил подозрения матери. Тогда она изъявила желание увидеть сына, после чего обещала уйти «въ градъ свой». Антоний предложил ей вновь вернуться к пещере на «утрей дьнь», пообещав уговорить Феодосия выйти. Но как он ни старался, подвижник не захотел нарушить свой обет отречения от мира и выйти к матери. На другой день последняя уже не со смирением, а с угрозой стала требовать, чтобы Антоний показал ей сына: «Изведи ми, старьче, сына моего, да си его вижю! И не трьплю бо жива быти, аще не вижю его! Яви ми сына моего, да не зъле умру, се бо сама ся погублю предъ двьрьми печеры сея, аще ми не покажеши его!» В скорби спустился Антоний в пещеру к Феодосию, и на этот раз подвижник, «не хотя ослушатися старьца», вышел к матери. Мать едва узнала своего сына, — так сильно он изменился «от многааго его труда и въздрьжания, и охопивъшися емь плакашеся горко». Чуть успокоившись, она взмолилась: «Поиде, чадо, въ домъ свой! И еже ти на потребе и на спасение души, да делаеши в дому си по воли своей, тъкмо да не отълучайся мене! И егда ти умьру, ты же погребеши тело мое, ти тъгда възвратишися въ пещеру сию, якоже хощеши. Не трьплю бо жива быти не видящи тебе». Но Феодосий выразил твердый отказ, лишь посоветовав ей, коль скоро она хочет с ним видеться, принять постриг в одном из киевских женских монастырей. Несколько дней он уговаривал свою мать, поучал ее и молился о ее спасении «и обращении сьрьдьца ея на послушание». Наконец Бог услышал его молитвы, и мать сдалась. После наставлений преподобного Антония она ушла в женский монастырь, «именуемь святааго Николы». Здесь она «въ добре исповедании» прожила много лет и «съ миром успе».

Второй раздел основной части «Жития Феодосия», значительно более объемный, посвящен собственно монашеским трудам подвижника. Повествовательная структура этой части представаляет собой сцепление отдельных рассказов об отдельных эпизодах из жизни Феодосия и некоторых знаменитых печерских насельников, а также из истории монастыря.

Прежде всего, Нестор описывает аскетические упражнения святого, связанные, вероятно, с умерщвлением плоти. Так, Феодосий имел обыкновение отдавать свое тело на съедение оводам и комарам, а сам тем временем терпеливо занимался рукоделием и пел псалмы (подобный подвиг совершал некогда Макарий Александрийский, о котором расказывалось в Египетском патерике). По свидетельству агиографа, Феодосий непрерывно носил под верхней одеждой власяницу; никогда не спал «на ребрах», лежа, но только сидя на стуле; никогда не возливал «воду на тело», то есть не мылся; питался исключительно сухим хлебом и вареными овощами без масла, но при этом на общей трапезе всегда пребывал с веселым лицом. Нестор утверждает потаенный характер аскезы подвижника, намеренно скрытый от братии монастыря. Например, проводя ночи в молитвенных бдениях, Феодосий всякий раз замолкал и притворялся спящим, когда слышал приближение кого-нибудь из иноков к его келии.

В «Житии» неоднократно говорится о молитвенных трудах Феодосия. Он молился обычно с плачем, «часто к земле колена преклоняя», и чаще всего предметом его молитв было спасение вверенного ему «стада». В дни великого поста подвижник всегда удалялся от братии в пещеру для полного уединения. Его молитвенные подвиги были сопряжены также и с преодолением бесовских «страхований». Согласно Нестору, молитвой и твердостью духа Феодосий достиг полного бесстрашия перед темными силами; более того, с его помощью другие насельники монастыря избавлялись от ночных наваждений. «Яко храбръ воинъ и сильнъ», святой побеждал «злые духи, пакоствующиа в области его».

Немало сил положил Феодосий на организацию жизни иноков в ограде монастыря. Так, он построил для братии келии поверх земли, а пещеры оставил лишь для немногих затворников; он заимствовал из Константинополя Студийский устав и ввел его в монастырский богослужебный и дисциплинарный обиходы, устранив таким образом киновийный, или особножительный, порядок жизни в монастыре; наконец, по его инициативе была заложена большая каменная церковь Успения пресвятой Богородицы.

Рассказывая об иноческих трудах Феодосия, Нестор постоянно подчеркивает его нравственные добродетели: «смиренный смысл и послушание», «смирение и кротость». Даже став игуменом, подвижник не изменил своего нрава: «не бо николи же бе напраси, ни гневлив, ни яр очима, но милосерд и тих». Святой оставался мягким даже по отношению к нарушителям монастырских правил, он не наказаниями, а «притчами» стремился вразумить таких нарушителей и привести их к раскаянию.

В своей заботе о монастыре Феодосий творит чудеса. Но все они лишены религиозной мистики, они связаны обычно с пополнением монастырских припасов и, будучи по цели хозяйственными, по сути имеют характер естественной закономерности. Так, недостающие хлеб и вино вдруг появляются в монастыре благодаря какому-нибудь благодетелю, и именно в тот момент, когда эконом уже отчаялся найти какой-либо выход из трудного положения.

Нестор показывает в «Житии», что Печерский монастырь существовал исключительно милостыней мира. При этом, однако, стараниями Феодосия жизнь монастыря, в свою очередь, была ориентирована на общественное служение, на дела милосердия. Так, святой игумен построил близ монастыря богадельню и на ее содержание отпускал десятину от всех монастырских доходов; каждую субботу он посылал в город воз хлеба для заключенных в тюрьмах. Кроме того, подвижник был духовником многих мирян — князей и бояр, и таким образом оказывал очень сильное нравственное воздействие на жизнь светского общества современной ему Руси. В этой роли Феодосий выступал и как заступник за обиженных, и как непримиримый обличитель общественных пороков.

Приведу несколько примеров, иллюстрирующих содержание «Жития» в части, посвященной иноческим трудам Феодосия.

Характеризуя исключительные смирение и незлобивость святого, Нестор рассказывает о таком эпизоде. Как-то игумен оказался в гостях у князя Изяслава, когда последний находился довольно далеко от Печерского монастыря. Когда наступило время расставания, князь приказал «нощьнааго ради несъпания» отвезти Феодосия в монастырь «на возе». Возница, увидев ветхую одежду своего пассажира, решил, что он простой монах, «един отъ убогыхъ», и обратился к нему с язвительной речью: «Черноризьче, Се бо ты по вься дьни порозденъ еси, азъ же труден сый. Се не могу на кони ехати, но сицеве сотвориве: да азъ ти лягу на возе, ты же могый на кони ехати». Феодосий, услышав это, послушно слез с телеги и сел на коня, а возница улегся спать. Всю ночь они так и ехали. Когда Феодосия одолевала дремота, он шел рядом с конем. Наступил рассвет, и навстречу им все чаще начали попадаться проезжие бояре, направлявшиеся к князю. Они почтительно приветствовали Феодосия. Дабы не смущать возницу, подвижник предложил ему поменяться местами, и постепенно того охватывает тревога: видя уважение, с каким встречали его пассажира проезжие, он понимает как грубо обошелся с ним. Наконец они подъехали к монастырю. У врат иноки приветствовали своего игумена земным поклоном. Возницу охватывает ужас. Но Феодосий радушно приказал накормить его и, щедро одарив, отпустил с миром. Бесспорен нравоучительный смысл этого рассказа. Однако его живые детали настолько естественны и достоверны, что кажется, будто задача сюжета состоит не столько в прославлении добродетельности Феодосия, сколько в изображении постепенного прозрения незадачливого возницы, так что назидательная история в наглядную бытовую сценку. Подобных эпизодов в «Житии» немало. Все они придают повествованию сюжетную занимательность и художественную убедительность.

Замечателен также рассказ об общественном столкновении преподобного Феодосия с великим князем Святославом. Сыновья Ярослава Мудрого, Святослав и Всеволод изгоняют с Киевского великокняжеского стола своего старшего брата Изяслава, тем самым нарушив заветы своего отца. Овладев Киевом (1073 г.), они приглашают Феодосия Печерского к себе на обед. Однако последний, «разумевъ, еже неправедно суще изгнание еже о христолюбци, глаголет посланому, яко не имам ити на трапезу Вельзавелину и причаститися брашна того, исполнь суща крови и убийства». С этого времени Феодосий начинает обличать Святослава за то, что он, став великим князем, «неправедно сотворивша и не по закону седша на столе том и яко отца си и брата старейшаго прогневавша». В таком духе игумен посылает князю «епистолии», неустанно и неотступно обличая его. Нестор вспоминает в частности об одной. В ней Феодосий писал так: «Глас крови брата твоего вопи-еть на тя к Богу, яко Авелева на Каина!» и при этом вспоминал других «древних гонителей», «убойников» и «братоненавидников». Послание это так сильно разгневало князя, что он «яко лев рикнув на праведнааго и удари тою («епистолией») о землю». Тогда же распространился слух, будто бы «блаженый» осужден князем «на поточение». Близкие — и монахи, и бояре — пытались уговорить Феодосия, чтобы он больше не обличал князя. Но подвижник изъявил готовность даже к смерти и потому продолжал укорять Святослава «о братоненавидении». Тем не менее, постепенно острота конфликта сглаживается: Феодосий перестает обличать князя, а последний, чувствуя правоту этих обличений, стремится к примирению с игуменом: с его благсловения он приезжает в монастырь и игумен поясняет ему мотивы своего поведения: «Что бо, благый владыко, успеет гнев наш еже на державу твою. Но се нам подобает обличити и глаголати вам еже на спасение души. И вам лепо есть посолушати того!». Далее Феодосий поучает князя о любви к брату, пытаясь склонить его к примирению. После этого отношения между Святославом и игуменом возобновились. Однако князь все еще не хотел последовать наставлениям святого старца: «тольми бо бе и враг радегл гневом на брата своего, яко ни слухом хотяше, того слышати. Феодосий же «по вся дьни и нощи моля Бога о христолюбци Изяславе и еще же в ектении веля того поминати, яко стольному тому князю и старейшу всехъ. Сего же (Святослава), якоже рече чрез закон седшу на столе томь, не веляше поминати в своем монастыри». И лишь спустя еще какое-то время игумен, «едва умолен быв от братии», согласился поминать Святослава, но все же на втором месте после Изяслава. Рассказ этот по существу раскрывает характер отношений между Церковью и Государством в домонгольской Руси. Из него видно, что авторитетный служитель Божий не считает мирских и политических дел неподсудными своему духовному суду, однако в отношении участников этих дел он не выступает, как власть имущий; напротив, он выступает, как воплощение кроткой силы Христовой, подчиняя в конце концов закон земной правды закону божественной любви.

Последняя часть «Жития» посвящена подробному рассказу о смерти преподобного Феодосия Печерского, последовавшей 3 мая 1074 г. Незадолго до кончины игумен явил чудо прозорливости, предсказав ее день и час: «в суботу, по възитии солнца, душа моя отлучится от телесе моего». Перед смертью святой в последний раз обратился к братии с поучением, простился со всеми и назначил своим преемником Стефана. На рассвете он остался один в келии. Лишь келейник тайно наблюдал за ним сквозь приоткрытую дверь. Предсмертная молитва его была о своей душе и о монастыре, видимо в откровении ему была предуказана судьбы обители, ибо он со словами радости предал свою душу Богу: «Благословен Бог, аще тако есть! Уже не боюся, нъ паче радуяся отхожю света сего». Смерть подвижника была ознаменована чудесным видением. Великий князь Святослав находился тогда вдалеке от монастыря «и се виде столп огнен до небесе сущь над монастыремь темь. Сего же никто же не виде, но токмо князь един». Святославом это видение было воспринято как знамение: «Се яко же мьню, дьньсь блаженый Феодосий умре».

В небольшом заключении Нестор сообщает о жизни монастыря после смерти Феодосия, отмечая его процветание. Здесь же он оставляет и автобиографические сведения: сообщает о своем приходе в монастырь, о пострижении, о посвящении в дьякона и, наконец, о своей работе по составлению «Жития».

Итак, «Житие преподобного Феодосия Печерского» является замечательным па-мятником литературы, для него характерны большая живость повествования, правдоподобное изображение монастырского быта, яркие зарисовки житейских ситуаций. При этом весьма нетрадиционен образ матери подвижника — женщины благочестивой, но вместе с тем властной, суровой, противящейся желанию сына посвятить себя Богу. Неоднозначен и характер самого Феодосия: будучи лично идеально смиренным, он однако решительно выступает против князя, когда тот нарушает общественные законы. Исследователи обнаружили в «Житии», наряду с текстуальными заимствованиями, немало сюжетных мотивов, заимствованных Нестором из памятников переводной агиографии. Однако, несомненно, можно говорить лишь о сходстве ситуаций, обусловленных типологическим единством подвижничества во Христе, явленного Феодосием: повествование же Нестора отнюдь не является простым набором традиционных агиографических штампов, — умело строя диалог, широко используя бытовые подробности и детали, прибегая к различным стилистическим средствам, он достигает большой сюжетной занимательности и художественной выразительности. Кроме того, Нестор, богато уснащает свой текст библейскими цитатами, молитвословными текстами и собственными назидательными размышлениями, что придает его сочинению богословскую глубину и силу христианской мысли. Это и обусловило огромную популярность «Жития». Оно бытовало как в отдельных сборниках, так и в составе Киево-Печерского патерика. И целый ряд северно-русских агиографов в своей работе использовали мотивы, образы и пассажи «Жития».

Литература:

Преподобный Феодосий Печерский, с житием
Конец XVII — начало XVIII века. Центральная Россия
144,5 × 100,5 см. Дерево, темпера
ГРМ, инв. № 2385
Происхождение неизвестно

Преподобный Феодосий Печерский (ум. 1074) — основатель иноческого общежития в русских монастырях. Родился в Василёве (около 40 км от Киева) в зажиточной семье. Его мирское имя неизвестно. По княжескому повелению семья переселилась в Курск. Читая книги о великих подвижниках, св. Феодосий стал стремиться к монашеской жизни. В 14 лет, после смерти отца, ушел из дома со странниками, увлеченный их рассказом о святых местах Палестины. Мать догнала его, и связанного отрока с оковами на ногах доставили домой. Но он снова убежал из дома в Киев к преподобному Антонию Печерскому, который постриг его в монахи около 1056–1057 года. Духовные подвиги св. Феодосия были столь значительны, что он стал игуменом обители по благословению св. Антония в возрасте 26 лет. Число братии монастыря быстро увеличилось, и св. Феодосий выбрал для обители устав Студийского монастыря в Константинополе. В 1073 году заложили каменную Успенскую церковь, с основанием которой связано множество чудесных событий; одно из них — приход мастеров из Константинополя с мощами святых мучеников для возведения храма. Св. Феодосий был третьим русским святым, канонизированным в Византии. В 1091 году обретены его мощи в пещере, где святой жил и был погребен. Его ученик, преподобный Нестор Летописец, присутствовал при обретении мощей. Его перу принадлежит Житие св. Феодосия, отличающееся множеством подробностей и написанное живым языком очевидца многих событий. Память святого отмечается 3/16 мая и 14/27 августа.

Древнейшая икона с изображением св. Феодосия — «Богоматерь Свенская Печерская», написанная около 1288 года (ГТГ). Распространение изображений свв. Антония и Феодосия приходится на XVI век после принесения чудотворной «Свенской Печерской Богоматери» в Москву при Иване Грозном для реставрации и возобновления ризы.

Клейма:

  1. Крещение св. Феодосия
  2. Св. Феодосий просит странников взять его с собой посмотреть святые места
  3. Мать возвращает св. Феодосия с пути и избивает сына
  4. Отрок св. Феодосий печет просфоры
  5. Св. Феодосий перед «начальником» Курска, который вручил ему светлую одежду
  6. Пострижение св. Феодосия и выход его из пещеры на съедение оводам и комарам
  7. Поставление преподобного св. Феодосия в игумены
  8. Преподобный Феодосий кормит нищих
  9. Чудо о золоте для монастыря
  10. Чудо об огненной дуге и строительство храма
  11. Преставление св. Феодосия

Благочестивые родители святого Феодосия жили в городе Васильеве. Когда у них родился сын, на восьмой день ему дали имя, на сороковой — окрестили. Потом родители блаженного переехали в город Курск.

Мальчик рос, каждый день ходил в церковь, избегал детских игр, а одежда его была ветхой и в заплатах. Феодосия, по его просьбе, отдали учителю. Отрок учился божественным книгам и достиг в этом больших успехов.

Феодосию было тринадцать лет, когда умер его отец. Отрок в это время стал ещё усерднее к труду и вместе со своими рабами трудился в поле. Матери такое поведение представлялось позором, и она нередко била сына. Мать хотела, чтобы Феодосий одевался почище и играл со сверстниками.

Продолжение после рекламы:

Услышав о святых местах, Феодосий молился Богу о том, чтобы посетить их. В его город пришли странники, направлявшиеся на Святую землю. Они пообещали взять юношу с собой. Ночью Феодосии тайком вышел из дому и пошёл вслед за странниками. Но Бог не хотел, чтобы Феодосии покинул свою страну.

Спустя три дня мать Феодосия узнала, что сын ушёл с паломниками. Она отправилась в погоню. Нагнав сына, мать избила его, связала, осыпала странников упрёками и повела юношу домой. Через два дня она развязала Феодосия, но велела носить оковы. Когда сын пообещал матери, что больше не убежит, она разрешила снять оковы.

Феодосий снова стал ежедневно ходить в церковь. Часто не было в церкви литургии, потому что никто не пёк просфор. Тогда юноша сам взялся за это дело. Сверстники смеялись над ним, а мать уговаривала прекратить печение просфор. Феодосий так разумно отвечал ей о важности этого дела, что мать на целый год оставила его в покое. А потом вновь стала убеждать сына, то ласкою, то побоями. В отчаянии юноша ушёл в другой город и поселился у священника. Мать же снова нашла его и с побоями привела домой.

Брифли существует благодаря рекламе:

Властелин города полюбил Феодосия и подарил ему светлую одежду. Но Феодосий отдал её нищим, а сам оделся в лохмотья. Властелин подарил другую одежду, а юноша снова её отдал, и так повторялось несколько раз.

Феодосий начал носить вериги — опоясал себя железной цепью. Когда он переодевался к празднику, чтобы среди других юношей прислуживать на пиру вельможам, мать заметила эту цепь. Она с гневом и побоями сорвала вериги. А отрок смиренно пошёл прислуживать на пиру.

Юноша стал помышлять о том, как бы постричься в монахи и скрыться от матери. Когда мать Феодосия уехала в село, он отправился в Киев. Той же дорогой шли купцы, и Феодосий тайком следовал за ними. Через три недели юноша прибыл в Киев. Он обошёл все монастыри, но нигде его не принимали, видя бедную одежду.

Тогда Феодосий услышал о блаженном Антонии, живущем в пещере, и поспешил к нему. Антоний, испытывая Феодосия, выразил сомнение в том, что юноша сможет вынести все лишения. Хотя сам Антоний прозорливо видел, что именно Феодосий в будущем устроит здесь славный монастырь. Феодосий обещал во всём повиноваться Антонию. Тот разрешил юноше остаться. Священник Никон, который тоже жил в этой пещере, постриг Феодосия и облёк его в монашескую одежду.

Продолжение после рекламы:

Посвятив себя Богу, Феодосий проводил дни в трудах, а ночи в молитвах. Антоний и Никон дивились его смирению и твёрдости духа. А мать тем временем искала Феодосия и в своём городе, и в соседних. Она объявила, что каждый, кто принесёт ей сведения о Феодосии, получит награду. Люди, видевшие Феодосия в Киеве, рассказали матери о том, как юноша искал монастырь. Женщина пошла в Киев и обошла все монастыри. Она пришла к пещере Антония. Когда старец Антоний вышел к женщине, она повела с ним пространную беседу, а в конце её упомянула о своём сыне. Антоний велел ей прийти на следующий день, чтобы повидаться с сыном. Но Феодосий, несмотря на уговоры Антония, не хотел видеть мать. Женщина же пришла и стала в гневе кричать на Антония: «Похитил ты сына моего…» Тогда наконец Феодосий вышел к матери. Она обняла сына, заплакала и стала уговаривать вернуться домой, ибо она не могла жить без него. А Феодосий убеждал мать постричься в женском монастыре: тогда он будет видеться с ней каждый день.

Мать сначала не хотела и слышать об этом, но в конце концов поддалась уговорам сына. Она постриглась в женском монастыре святого Николы, прожила много лет в покаянии и скончалась. Она сама рассказала одному из иноков о жизни Феодосия с детских лет до той поры, когда он пришёл в пещеру.

Брифли существует благодаря рекламе:

Сначала в пещере было три инока: Антоний, Никон и Феодосий. К ним часто приходил знатный отрок, сын первого из княжеских бояр, Иоанна. Юноша хотел стать монахом и тоже поселиться в пещере. Однажды он надел богатую одежду, сел на коня и поехал к старцу Антонию. Перед пещерой он сложил одежду, поставил коня в богатом убранстве и отрёкся от богатства. Юноша умолял, чтобы Антоний постриг его. Старец же предупредил юношу об отцовском гневе. Но все же постриг его и назвал Варлаамом.

Потом с тою же просьбою пришёл к пещере скопец, любимый княжеский слуга. Его постригли и нарекли Ефремом. А князь Изяслав разгневался на то, что без его разрешения постригли в монахи скопца и юношу. Князь повелел, чтобы Никон убедил новых монахов идти по домам, угрожая в противном случае засыпать пещеру и заточить иноков.

Тогда черноризцы собрались уходить в другую землю. А жена Изяслава стала говорить мужу, что уход монахов грозит земле бедой. И князь простил иноков, разрешив им вернуться в пещеру.

Реклама:

Но боярин Иоанн, отец постригшегося отрока, пылая гневом, ворвался в пещеру, сорвал с сына монашескую одежду, одел в боярское платье. И поскольку юноша Варлаам сопротивлялся, отец велел связать ему руки и вести через город. Сын же по дороге сорвал с себя богатую одежду.

Дома Варлаам не желал вкушать еду. Жена пыталась прельстить его, но он лишь молился и неподвижно сидел на своём месте три дня. Тогда отец сжалился над сыном и разрешил ему вернуться к монашеской жизни.

С той поры многие приходили к святым отцам Антонию и Феодосию, многие становились чернецами. А Никон ушёл из пещеры и поселился на острове Тмутороканском. Ефрем-скопец стал жить в одном из монастырей Константинополя, а другой монах, в прошлом боярин, — на острове, который потом назвали Бояров.

Феодосий стал священником. В то время было уже пятнадцать человек братии, игуменом же был Варлаам. Антоний, любя уединение, выкопал пещеру на другом холме и жил в ней, никуда не выходя. Когда Варлаама перевели игуменом в монастырь св. Дмитрия, новым игуменом стал Феодосий. Число братии увеличивалось, им не хватало места в пещере. Тогда Феодосий недалеко от пещеры построил церковь во имя Богородицы, множество келий и обнёс это место стеной.

Реклама:

Феодосий послал одного инока в Константинополь, к Ефрему-скопцу. Тот переписал для него устав Студийского монастыря, и Феодосий в своём монастыре всё устроил по этому образцу.

Во время Великого поста Феодосий затворялся в своей пещере. Здесь много раз ему вредили бесы, но святой прогонял их молитвой. Ещё злые духи пакостили в доме, где братия пекла хлебы. Феодосий отправился в пекарню и в молитве провёл там целую ночь. После этого бесы не смели там появляться. По вечерам Феодосий обходил все монашеские кельи: не занят ли кто пустой беседой? А наутро наставлял провинившихся.

Князья и бояре часто приходили в монастырь, исповедовались святому. Они приносили богатые дары. Но особенно любил святого Феодосия князь Изяслав. Однажды князь приехал в монастырь в полуденные часы, когда было велено никого не пускать. Привратник не пустил князя, но пошёл доложить игумену. Изяслав же дожидался у ворот. Тогда вышел сам игумен и принял его.

Варлаам отправился в Иерусалим. На обратном пути он заболел и скончался. Тело его было погребено в монастыре Феодосия. А игуменом монастыря св. Дмитрия стал другой монах из обители Феодосия — Исайя. Никон же вернулся в монастырь к Феодосию. Игумен почитал его как отца.

Реклама:

Феодосий не гнушался никакой работой: сам помогал месить тесто, выпекать хлебы. Он носил воду и колол дрова. На работу и в церковь он приходил раньше других и уходил позже других. Спал он сидя и носил убогую власяницу.

Однажды Феодосий пришёл к князю Изяславу и задержался допоздна. Князь приказал отвезти Феодосия обратно в телеге, чтобы он по дороге поспал. Возница, глядя на одежду Феодосия, подумал, что это бедный монах. Он попросил Феодосия, чтобы тот сел на лошадь, а сам лёг в телегу и заснул. На рассвете игумен разбудил его. Возница, проснувшись, с ужасом увидел, что перед Феодосием все кланяются. Приехав в монастырь, игумен повелел накормить возницу. Об этом случае рассказал братии сам возница.

Феодосий учил всех монахов смирению и борьбе со злыми духами. Одному из иноков, Илариону, каждую ночь не давали покоя бесы. Он хотел перейти в другую келью, но святой Феодосий не разрешал. Когда Иларион изнемог, Феодосий перекрестил его и пообещал, что бесы больше не появятся. Так и случилось.

Реклама:

В один из вечеров к Феодосию вошёл эконом и сказал, что еды для братии купить не на что. Но Феодосий посоветовал ему не заботиться о завтрашнем дне. Эконом через некоторое время вновь зашёл и заговорил о том же, а игумен отвечал так же. Когда эконом вышел, перед святым Феодосием появился некий отрок и дал золота. Тогда игумен позвал эконома, велел ему купить всё нужное. А вратарь позднее говорил, что той ночью в обитель вообще никто не заходил.

Ночами Феодосий молился, но перед другими притворялся, что спит. В монастыре был монах Дамиан, который во всём подражал Феодосию и прославился святой жизнью. На смертном одре он молился, чтобы Бог и на том свете не разлучил его с Феодосием. Тогда ему явился ангел в образе игумена Феодосия и сказал, что просьба Дамиана услышана.

Братии стало больше, и святой Феодосий расширял монастырь. Когда во время строительства была сломана ограда, в обитель пришли разбойники. Они хотели ограбить церковь. Была тёмная ночь. Разбойники подошли к храму и услышали пение. Они думали, что ещё не кончилась служба, а на самом деле в церкви пели ангелы. На протяжении ночи разбойники подходили к церкви несколько раз, но всякий раз видели свет и слышали пение. Тогда злодеи решили напасть на братию во время утренних молитв, перебить всех монахов и захватить церковное богатство.

Реклама:

Но когда они подбежали, храм вознёсся в воздух со всеми бывшими в нём, которые даже ничего не почувствовали. Разбойники, увидев чудо, ужаснулись и вернулись домой. Потом атаман с тремя разбойниками приходили к Феодосию каяться.

Один из бояр князя Изяслава видел такое же чудо: вознёсшуюся церковь, которая у него на глазах опустилась на землю.

Другой боярин, готовясь к сражению, пообещал, что в случае победы он пожертвует в монастырь золото и оклад на икону Богородицы. Потом он забыл об этом обещании, но голос, раздавшийся от иконы Богородицы, напомнил ему. Он же принёс в дар монастырю святое Евангелие, и прозорливый Феодосий узнал об этом раньше, чем боярин показал Евангелие.

Князь Изяслав, обедая в монастыре, удивлялся: отчего монастырская еда гораздо вкуснее, чем дорогие блюда за княжеским столом? Феодосий объяснил, что в монастыре трапеза готовится с молитвой, с благословением, а княжеские слуги делают всё, «ссорясь и подсмеиваясь».

Если игумен находил в монастырских кельях что-либо не положенное по уставу, то бросал это в печь. Иные, не выдерживая строгости устава, уходили из монастыря. Феодосий скорбел и молился о них, пока они не возвращались обратно. Один монах, который часто уходил из монастыря, пришёл и положил перед Феодосием деньги, которые приобрёл своим трудом в миру. Игумен велел всё бросить в огонь. Монах так и сделал и остаток своих дней провёл в монастыре.

Реклама:

Когда были пойманы разбойники, грабившие одно из монастырских сёл, Феодосий приказал развязать и накормить их, а затем, наставив их, отпустил с миром. С тех пор эти злодеи больше не бесчинствовали.

Десятую часть от монастырского имущества Феодосий отдавал нищим. Однажды в обитель пришёл священник из города и попросил вина для литургии. Святой повелел пономарю отдать священнику всё вино, ничего себе не оставив. Тот повиновался не сразу, неохотно, но тем же вечером в монастырь пришли три воза, в которых были корчаги с вином.

Один раз игумен приказал подать к столу принесённые кем-то белые хлебцы. Келарь же отложил их на другой день. Узнав об этом, Феодосий приказал хлебцы бросить в воду, а на келаря наложить епитимью. Так он поступал, когда что-то делалось без благословения. Уже после смерти Феодосия, при игумене Никоне, случилось следующее. Келарь солгал, что у него нет муки для приготовления особых белых хлебцев с мёдом. На самом деле он отложил муку на потом. И когда собрался печь из неё хлеб, то, залив тесто водой, обнаружил осквернившую воду жабу. Пришлось тесто выбросить.

Реклама:

На праздник Успения в монастыре не хватило деревянного масла для лампад. Эконом предложил воспользоваться льняным маслом. Но в сосуде оказалась мёртвая мышь, и масло вылили. Феодосий возложил надежду на Бога, и в тот же день некий человек принёс в обитель корчагу деревянного масла.

Когда в обитель приехал князь Изяслав, игумен приказал готовить ужин для князя. Келарь же сказал, что мёду нет. Феодосий велел посмотреть ему ещё раз. Келарь послушался и нашёл сосуд с мёдом полным.

Однажды Феодосий изгнал бесов из хлева в соседнем селе, как прежде из пекарни. А потом произошло ещё одно чудо с мукою. Старший пекарь сказал, что не осталось муки, но по молитвам святого Феодосия нашёл сусек полным.

Одному человеку было в видении показано то место, куда впоследствии переселилась братия монастыря. Огненная дуга упёрлась одним концом в то место, а другим — в существовавший монастырь. Другие видели ночью крестный ход, шедший к месту будущего монастыря. На самом деле в крестном ходе шли не люди, а ангелы.

Реклама:

Феодосий часто спорил о Христе с евреями, желая обратить их в православие. Молитва игумена защищала монастырские владения от всякого вреда.

В то время два князя пошли войной на Изяслава и изгнали его. Киевским князем стал Святослав. Придя в город, он приглашал Феодосия на пир, но он отказался, а вместо того стал обличать князя в его неправедном поступке с братом, Изяславом. Феодосий написал Святославу обличительное письмо. Тот, прочитав, пришёл в ярость. Многие опасались, что князь заточит Феодосия, и умоляли святого прекратить обличения, но тот не соглашался. Однако князь, хотя и гневался, не посмел причинить зла игумену Феодосию. А тот, видя, что обличением ничего не достиг, оставил Святослава в покое. Узнав, что гнев Феодосия утих, князь приехал к нему в монастырь. Святой поучал князя о братолюбии. А тот возлагал всю вину на брата и не хотел мириться. Но Феодосия он слушалс вниманием. Игумен тоже стал навещать князя. Святослав из уважения к святому прекращал мирскую музыку при появлении Феодосия. Князь всякий раз радовался приходу игумена, но возвратить престол брату не хотел. А в монастыре братия молилась за Изяслава как за князя киевского.

Феодосий задумал переселиться на новое место и создать большую каменную церковь во имя Богородицы. Сам князь Святослав первым начал копать землю для постройки. Святой Феодосий не закончил этого дела при жизни, церковь была завершена при игумене Стефане.

Многие насмехались над ветхой одеждой Феодосия. Многие, увидя его, принимали не за игумена, а за повара. Сам Феодосий иногда смиренно скрывал от приходящих своё имя и в то же время всем помогал: один раз помог женщине, обиженной судьёй.

Святой Феодосий заранее узнал день своей кончины. Он созвал иноков, наставлял их, а потом отпустил и стал молиться. После трёх дней тяжкой болезни он вновь собрал братию и повелел ей избрать нового игумена. Монахи опечалились. Они избрали игуменом церковного регента Стефана, Феодосий благословил его и поставил игуменом. Он назвал день своей кончины — суббота.

Когда же настала суббота, преподобный Феодосий попрощался с плачущей братией. Он повелел, чтобы никто, кроме самих иноков, не хоронил его. Потом святой отпустил всех и с молитвой на устах скончался.

В это время князь Святослав увидел огненный столб над монастырём и догадался, что умер Феодосий. Но больше никто этого не видел. Однако множество людей пришли к монастырю, словно каким-то чудесным образом узнали о смерти святого. Братия за перла ворота и ждала, чтобы народ разошёлся. Пошёл дождь, люди разбежались, и тотчас засияло солнце. Монахи похоронили тело Феодосия в пещере.

Умер же Феодосий в 1074 г., 3 мая.

Краткое житие преподобного Феодосия Печерского.

празднование совершается 3/16 мая и 2/15 сентября

Преподобный Феодосий Печерский, основатель первого общежительного монастыря на Руси, родился в начале XI века в местечке Василеве (Василькове) близ Киева. В святом Крещении он был наречен Феодосием. Детские и отроческие годы будущего подвижника прошли в городе Курске, куда переселились его родители. Преподобный Феодосий с детства полюбил Церковь Божию и ежедневно ходил в храм. Он сторонился игр со сверстниками, предпочитая слушать Священное Писание. Отданный в обучение грамоте, он, к удивлению близких, очень быстро преуспел в учении. В 13-летнем возрасте отрок лишился отца и остался на попечении матери. С того времени он стал вместе со слугами исполнять различную тяжелую работу, одевался в простые, грубые одежды без каких-либо украшений, за что получал нарекания от матери.

Часто размышляя о спасении своей души, он решил совершить паломничество в Святую Землю и стал усердно молиться Богу об исполнении своего желания. В то время в Курск прибыли странники, которые держали путь в Иерусалим. Он просил их взять его с собой и тайно покинул дом матери. Однако она узнала, куда ушел сын, и вернула его домой. Разгневанная мать повелела подвергнуть Феодосия телесному наказанию, а затем заковать в цепи и посадить под замок. Через некоторое время, взяв с сына обещание не убегать из дома, мать вернула ему свободу. Преподобный Феодосий стал трудиться для пользы Церкви Христовой. Божественная Литургия порой не совершалась из-за отсутствия просфор. Святой Феодосий стал сам покупать пшеницу, своими руками молол ее и выпекал просфоры, которые относил в храм и раздавал нищим. Этому богоугодному делу святой юноша посвятил два года. Сверстники посмеивались над ним, но преподобный Феодосий терпеливо переносил насмешки.

Враг рода человеческого возбудил против благочестивого дела мать святого. Она стала запрещать ему выпекать просфоры и даже наказывала его. Тогда святой Феодосий ушел в другой город недалеко от Курска к знакомому пресвитеру и там продолжал свои труды. Мать разыскала сына и вновь силой вернула домой.

За смирение и кротость юного Феодосия полюбил правитель Курска. Он неоднократно одаривал его богатыми одеждами, но святой Феодосий каждый раз отдавал их нищим, а сам продолжал носить простое платье. Для духовной борьбы со страстями святой Феодосий стал носить на теле железный пояс. От него тело кровоточило под одеждой. Но святой Феодосий с терпением и радостью переносил эти страдания.

В родительском доме преподобный Феодосий прожил до двадцати трех лет. Затем он тайно оставил дом и отправился в Киев, чтобы там принять иночество. В то время в Киеве, в пещере, совершал иноческий подвиг преподобный Антоний (+1073; память 10 июля). Когда к святому Антонию пришел юноша Феодосий, он, провидя в нем великого подвижника, с радостью принял его. В 1032 году по благословению преподобного Антония, преподобный Никон (+1088; память 23 марта)—ученик и сподвижник аввы Антония постриг святого Феодосия в ангельский образ с тем же именем. Святой Феодосий с усердием начал исполнять монашеские подвиги под руководством преподобного Антония. Ночи он проводил в славословии Бога, днем неленостно занимался рукоделием. Воздержанием и постом святой подвижник смирял душу, бдением и трудом смирял тело.

Через четыре года преподобного Феодосия отыскала мать. Она пришла в Киев и стала уговаривать сына вернуться домой, обещая не запрещать ему жить, как он хочет. Преподобный Феодосий, напротив, стал просить ее остаться в Киеве и принять монашеский постриг в одном из женских монастырей. По его усердным молитвам Господь смягчил сердце матери, и она постриглась в Киевском Никольском монастыре, где и скончалась в мире по прошествии многих лет. В 1054 году преподобный Феодосии был рукоположен в сан иеромонаха. Он ежедневно совершал Божественную Литургию и был для братии примером кротости, благоговейного служения Богу и трудолюбия. Нередко преподобный Феодосий выполнял работы за других иноков. В храм он приходил первым и уходил последним, молился с большим вниманием. Иногда в жаркую погоду он выходил из пещеры и, обнажив тело до пояса, занимался рукоделием и пел псалмы, несмотря на укусы комаров и оводов.

В 1057 году, после отшествия в другой монастырь игумена обители преподобного Варлаама (+1065; память 19 ноября), преподобный Антоний по просьбе братии поставил игуменом преподобного Феодосия. Став игуменом, святой Феодосий оставался образцом кротости и смирения. Он первым начинал всякое дело и старался всем быть слугой. Со времени его игуменства число братии увеличилось от 12 до 100 человек, так что в пещерных келлиях не все могли поместиться. По благословению преподобного Антония, святой игумен испросил у князя Изяслава близлежащую гору и в скором времени там был поставлен большой деревянный храм в честь Успения Пресвятой Богородицы и сооружены келлии. Братия переселились на новое место. Так возник знаменитый Киево-Печерский монастырь, оплот монашества и Православия на Русской земле.

В Печерской обители впервые на Руси был введен Устав Студийского монастыря. Преподобный Феодосий специально посылал инока в Константинополь в Студийский монастырь, чтобы переписать текст Устава обители и изучить образ жизни ее иноков.

Заботясь о духовном возрастании вверенной ему паствы, святой игумен ночами обходил келлии братии и, если находил собравшихся для праздных бесед иноков, стуком в дверь возвещал о своем присутствии. Утром же не обличал их, но косвенным образом старался наставить и возбудить в них покаяние. Если же кто не каялся, на того преподобный налагал епитимию. Таким образом преподобный учил братию молиться и не быть праздными.

Святой Феодосий строго пресекал самовольство иноков, все в монастыре делалось по благословению старших. Святой игумен запрещал монахам иметь лишнюю одежду, обходил келлии и все лишнее, не положенное по уставу, распоряжался убрать, воспитывая у братии нестяжательность.

Преподобный Феодосий был очень милосерд. Если случалось, что ослабевший духом инок уходил из монастыря, он со слезами молился о нем Богу, пока тот не возвращался. Для нищих и больных преподобный построил близ монастыря дом с храмом во имя первомученика архидиакона Стефана. Все необходимое для них отпускалось из монастыря. На это употреблялась десятая часть монастырских доходов. Кроме того, преподобный каждую субботу посылал воз хлеба заключенным в темницах. По молитвам святого братия никогда не испытывали в чем-либо нужды. Монастырские запасы часто пополнялись чудесным образом.

Слава о богоугодном житии преподобного Феодосия распространилась по всей Руси. Многие стали приходить к нему за наставлениями. Особенно почитал святого Киевский князь Изяслав, сын Ярослава Мудрого. Видя такую честь, преподобный старался еще более смирять себя трудом. Святой игумен сам работал в пекарне, носил воду, рубил дрова. Одежда преподобного была бедной, под ней он носил грубую власяницу.

Известен такой случай из жизни смиренного подвижника. Однажды, возвращаясь от князя Изяслава, святой ехал на колеснице. Возница, видя его убогое одеяние, подумал, что это простой монах, и велел ему сесть вместо себя и управлять колесницей. Когда же он узнал, кто был ехавший с ним монах, то очень испугался наказания. Но святой Феодосий накормил его в монастырской трапезной и отпустил с миром.

Ежегодно на время Великого поста преподобный Феодосий переселялся в пещеру (где позднее был погребен) и там находился в безмолвии до Недели Ваий. В пещере преподобного искушали злые духи, иногда они даже наносили ему раны, несколько дней подряд не давали заснуть. С помощью благодати Божией преподобный победил бесов, и они стали бояться даже приблизиться к нему.

Преподобный Феодосий тайно от братии ходил к жившим в Киеве евреям и мужественно проповедовал среди них Евангелие Христово.

Со временем число братии обители так возросло, что в Печерском монастыре стало тесно. По молитве преподобного Феодосия Господь открыл место построения нового храма на соседнем с монастырем холме. Новый каменный храм был заложен в 1073 году, еще при жизни преподобного Феодосия, а закончено строительство храма и монастыря преемниками святого: игуменом Стефаном (1074—1078), Никоном (1078—1088) и Иоанном (избран в игумены в 1088 или 1089 году).

Преподобный Феодосий за несколько дней предсказал братии свою кончину. Он собрал иноков монастыря и в последний раз обратился к ним с наставлением. Со слезами святой Феодосий говорил об усердном посещении храма, о страхе Божием, о любви и послушании. Он благословил быть игуменом уставщика Стефана. Три дня святой был в сильном расслаблении. 3 мая 1074 года, в субботу, он мирно скончался на восходе солнца во время усердной молитвы к Богу.

Тело преподобного Феодосия было погребено в пещере, где он обычно молился. В 1091 году святые мощи были перенесены в Успенский храм и положены в притворе с правой стороны. Во время монголо-татарского нашествия они были скрыты под спудом у западных дверей того же храма. На Церковном Соборе 1108 года, при Митрополите Киевском Никифоре (1104—1121), преподобный Феодосий был причислен к лику святых. С того времени начали повсеместно чтить день преставления святого (3 мая) и день перенесения его честных мощей (14 августа).

До нашего времени сохранилось несколько творений преподобного Феодосия: шесть поучений и два послания, а также молитва о всех христианах. В своих поучениях преподобный Феодосий писал о монашеских обетах и обязанностях; особенно подробно он останавливается на обете нестяжания. В поучениях для народа он решительно восставал против различных языческих обычаев, которые в то время еще бытовали на Руси. Особенно сильно преподобный Феодосий вооружался против порочного греха пьянства.

Первое житие преподобного Феодосия составлено преподобным Нестором Летописцем (+1114; память 27 октября), учеником святого. В Иконописном подлиннике сказано: «Преподобный отец наш Феодосий, игумен Киево-Печерского монастыря, начальник в Российской земле монашескаго общаго жития, подобием сед, власы просты, брада подоле Власиевы, на конце повилась мало косматками маленькими тонкими на двое, ризы преподобнические, багряные, темные, испод вохряная, схима на плечах, в руках свиток, а в нем написано: «Се обещаю вам, братие и отцы, яко аще и телом отхожду от вас, но духом всегда буду с вами».

Память 11/24 января


Преподобный Феодосий Великий. Афон, 1546

Преподобный Феодосий родился в в Каппадокии, от благочестивых родителей и был воспитан в благонравии и книжном обучении. Когда он пришел в совершенный разум, то, имея прекрасный голос, стал чтецом в церкви. Пылая сердцем и желая, оставив все, последовать за Христом, он наконец возложил упование на Бога и отправился в Иерусалим. Проходя через Антиохию, блаженный Феодосий сподобился видеть преподобного Симеона Столпника, и тот благословил его и предрек, что он будет пастырем духовного стада. Феодосий, подкрепленный благословением и молитвами преподобного, скоро достиг Иерусалима. Обойдя святые места и помолившись у Гроба Господня в храме Воскресения, он решил присоединиться к святым подвижникам и тотчас стал искать себе наставника. В то время знаменитейшим из всех отцов, живших в Иерусалиме и его окрестностях, был некий старец, по имени Логгин, имевший свою келию при башне Давидовой. Придя к нему, святой Феодосий принял начало иноческих трудов, возрастая из силы в силу, а по прошествии времени был переселен старцем, хотя и помимо своего желания, на место, называемое «ветхим седалищем”.

Когда он пребывал там в подвигах, повсюду прошел слух о его добродетели и начали к святому приходить ищущие душевной пользы. Блаженный вскоре стал тяготиться отсутствием покоя и ушел оттуда на гору, где была пещера. В ней, по древнему преданию, отдыхали с дороги и ночевали те три волхва, которые приходили в Вифлеем ко Христу с дарами. Здесь святой начал проходить теснейший путь. Молитва его была непрестанной, стояние всенощным, слезы всегда исходили из его очей, как потоки из источников. Пост его был безмерен: тридцать лет он совсем не вкушал хлеба, питался только финиками, сочивом или травами и кореньями пустыни, да и этого употреблял весьма мало. Душу он питал словом Божиим, насыщая ее внутренним боговидением. Живя так, он просиял, как светлая звезда, и соделался известным всем жителям Палестины. Некоторые из любящих добродетель приходили к нему, и пустынную жизнь с ним в пещере предпочитали веселой мирской жизни. Святой повелел ученикам выкопать могилу, чтобы, взирая на нее они учились помнить о смерти.


Преподобный Феодосий Великий. Афон, 1546

Число братии постепено увеличивалось, ибо источники благодати, которой был исполнен святой отец, привлекали к себе много душ, причем немало приходило сановитых и богатых людей. Наконец пещера сделалась тесной для большого количества людей. Преподобный Феодосий стал молиться Богу, чтобы Он дал знать, если Ему будет угодно создание монастыря, и указал чудесным знамением место для обители. Взяв кадило и наполнив его холодным углем, он положил фимиам, без огня, и пошел с молитвой по пустыне, пока не и достиг места, называемого Кутилла, и берегов Смоляного озера. Увидев, что угли не загораются, святой вернулся, но уже недалеко от пещеры из кадильницы внезапно вышел благоухающий дым, ибо угли сильно разгорелись. Святой познал, что это и есть место, на котором должна быть создана обитель. Ученики святого тотчас принялись за дела: положили основание, построили церковь, келии и ограду и скоро уже имели просторную обитель.

Лавра преподобного Феодосия сделалась знаменитой, и в ней было установлено общежитие. Преподобный был не только великим пастырем, но и общей врачебницей, общим сокровищем алчущих, наготствующих, странствующих. Его молитвами наполнялись елеем гаснувшие лампады, пополнялись хлебом житницы в голодное время, по-евангельски умножались хлеба. Преподобный устроил много странноприимных домов и больниц. Он посещал, кроме того, и находящихся в горах и пещерах, заботился и болел о них сердцем, как отец о детях.

Так как в обители преподобного братия была разноязычная, то он устроил и другие церкви, в которых каждый народ мог бы на своем языке славить Бога. Всех братьев, чад преподобного отца, стало числом около семисот, и многие из них являлись пастырями в других монастырях. Удивительно в нем было то, что, не будучи сведущ в греческих книгах, он излагал поучения с такой обстоятельностью, что с ним не мог сравниться никто из состарившихся над книгами и в совершенстве изучивших ораторское искусство. Ибо он учил не от человеческой мудрости, но от благодати Духа Божия.

В то время царствовал Анастасий. Вначале его царствование казалось подобным сладостному раю, но позже он совратился в ересь Евтихия и Севера и смущал ею Церковь, отвергая Халкидонский IV Вселенский Собор, изгоняя православных епископов с престолов, а еретических поставляя на их места и склоняя к единомыслию с собою многих из православных. Сначала он дерзнул и преподобного Феодосия коснуться своим льстивым коварством, но тот был неколебим в вере. Тогда царь стал требовать от преподобного согласиться с учением Евтихия и Севера. Но Феодосий Великий, собрав всех пустынников, твердо восстал против еретического зловерия и написал царю послание. Прочитав его, царь устыдился и прекратил внутри своего государства гонения на православных. Однако по прошествии некоторого времени царь снова восстал против правой веры. И вновь преподобный Феодосий, хотя уже и престарелый летами, пришел в Иерусалим из своей обители и в великой Иерусалимской церкви громко возгласил: «Кто не почитает четыре Вселенские Собора, как и четыре Евангелия, да будет анафема!” Потом, призвав из своих учеников, он обходил с ними окрестные города и селения, уничтожая ереси и утверждая благочестие. Царь же, услышав об этом, осудил его на изгнание. Преподобный был сослан в заточение, но сам царь Анастасий скоро лишился временной жизни, и исповедник Христов Феодосий вместе с другими, претерпевавшими изгнание за православие, немедленно возвратился в свою обитель, где продолжил подвизаться «в пениих, пощениих и бдениих” и творить чудеса силою Божией.

Так известен случай, когда болящая раком женщина исцелилась прикосновением к одежде преподобного. Одного ребенка святой спас от потопления в колодце, чудесно придя на помощь. В другой раз изгнал гусениц и саранчу, производивших опустошения в Палестине (преподобный тогда уже был уже весьма стар и не мог ходить, и его принесли на поле). Начальник греческого войска по имени Кирик, смелый в боях, но благоговейный пред Богом, выпросил у преподобного Феодосия его власяницу, и, одетый в нее, как в броню, оставался невредимым от стрел, копий и мечей. Возвратившись по окончании войны, он снова пришел к преподобному и заявил: «Я видел в бою, тебя самого, отче, помогающим мне и делающим меня страшным для врагов, пока мы не победили персидскую силу”. Преподобный Феодосий Великий являлся и многим другим во многих местах, принося скорую помощь. Известны и случаи его прозорливости.

Приближаясь к своей блаженной кончине, преподобный Феодосий лежал на одре болезни в течение целого года. На его устах непрестанно была молитва, так что, когда он даже засыпал, уста его двигались и произносили те псалмы и молитвы, к которым привыкли. Так среди молитвы к Богу он и предал Ему дух свой (529 г.), прожив 105 лет. Преставление его Бог также почтил чудесами.

Тотчас по кончине святого из всех городов собралось множество народа и иноков из обителей; пришел и первосвятитель Иерусалимский Петр с епископами, и с честью погребли святое тело отца нашего Феодосия в пещере, в которой он первоначально жил.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *