Ферраро флорентийская уния

Ферраро-Флорентийский собор

Ферраро-Флорентийский собор

Дата

1438—1445

Признаётся

Католицизм

Предыдущий Собор

Констанцский собор

Следующий Собор

Пятый Латеранский собор

Созван

Евгением IV

Число собравшихся

около 117 (латинский) и 31 (греческий)

Обсуждавшиеся темы

Прибавление к Символу Веры Филиокве (лат. filioque — «и от сына»), Папская власть, Служение на опресноках, Вопрос об эпиклезе

Документы и заявления

Папские Буллы, примирение с Восточным Православием, и Армянской апостольской церковью

Хронологический список Вселенских соборов

Собор Санта-Мария-дель-Фьоре где в 1439 году была подписана Флорентийская уния

Ферра́ро-Флоренти́йский собо́р — собор христианских церквей (1438—1445). В 1438—1439 проходил в Ферраре, в 1439—1442 — во Флоренции, в 1443—1445 — в Риме. В Католической церкви считается XVII Вселенским собором. Православными церквями решения Собора отвергаются.

Ферраро-Флорентийский собор явился продолжением Базельского собора и начался с осуждения его участников. Собор был созван папой Евгением IV и утверждён византийским императором Иоанном VIII Палеологом. На Соборе присутствовал также Константинопольский патриарх Иосиф II, полномочные представители Патриархов Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского, митрополиты Молдовлахии, Киевский и всея Руси Исидор, 2 представителя Грузинской Православной Церкви (епископ и племянник грузинского царя Александра), епископы Эфеса, Трапезунда, Ираклии, Кизика, Сард, Никомидии, Никеи, Тырнова, Монемвасии, Лакедемона, Амасии, Митилины, Ставрополя, Родоса, Маленика, Драмы, Ганка, Драстры, Анхиала и богословы, всего около 700 человек.

На Соборе подробно рассматривались разногласия между западной (католической) и восточными церквами. Особенный упор делался на различия в догматах, в частности, на так называемом филиокве (filioque) — добавлении, сделанном Римской церковью в Символ веры. Рассматривались и другие догматические вопросы — о чистилище, главенстве папы римского во Вселенской Церкви, совершении таинства Евхаристии.

Собор был объявлен Вселенским. Уже в начале соборных заседаний латиняне не исполнили уговора о своевременном содержании византийской делегации, так что православным приходилось закладывать и продавать свои вещи ради пропитания. Перенос собора из Феррары дальше от границы, во Флоренцию, не был связан с чумой (которая закончилась за два месяца до этого) как это было объявлено официально, но патриарх, император и папа хотели не допустить побега представителей православной делегации в Византию до завершения заседаний. На внутреннем заседании византийской делегации император аргументировал переезд во Флоренцию отсутствием у папы средств и готовностью флорентийцев ему их предоставить.

В ходе собора большинство представителей византийской делегации, 5 месяцев не получая денег на пропитание, обещанных как условие присутствия делегации на соборе ещё в Константинополе, и под давлением императора и патриарха 5 июля 1439 года (второго индикта 6947 г.), подписали орос собора («Флорентийская уния»). Среди не подписавших были: митрополит Марк Эфесский (при помощи брата императора, который был против унии), митрополит Иверский Григорий из Грузии (притворился сумасшедшим), митрополит Нитрийский Исаакий, митрополит Газский Софроний и епископ Ставропольский Исаия (тайно бежал из Флоренции и позднее получил защиту брата императора). Уния состояла в признании нововведений Римской церкви, имеющими основание в св. Писании и св. Предании, то есть правомочными, но с оговоркой, что Восточные церкви, признавая правильным всё содержание вероучения Римской церкви, не станут вводить у себя латинские литургические и церковные обычаи.

Константипольский патриарх не дожил до подписания ороса и умер через 8 дней после своего письменного одобрения филиокве на внутреннем заседании византийской делегации.

Символ Веры ни с прибавлением ни без него в оросе собора написан не был. Из-за отсутствия в оросе решений по спорным вопросам, обсуждавшимся на соборе, английские послы, направляющиеся к папе, отвергли унию.

Участник собора, Сильвестр Сиропул так описывает его итог:

Греки знали, что орос подписан императором, подписали и они. Знали и латиняне, что он подписан греками и папой, подписали и они. При этом большинство даже не знало, что в нём написано. Ведь кроме немногих из латинян и греков, которые изучили орос, или тех, кто оказался рядом, когда его писали, большинство не знало о его содержании. И когда собирались подписывать, ни среди греков орос не был прочитан ни перед подписанием, ни сразу после, ни среди латинян. Так был составлен орос, и таким было знание епископов о его содержании, и таковы были хитрости и интриги для достижения этого. Пусть желающие решат, нужно ли считать такой орос постановлением Вселенского собора, и нужно ли таким образом совершившееся объединение принимать как истинное и безусловное единство, и противоречат ли соборному решению те, кто не принимает объединение и орос.

Возвращение византийской делегации в Константинополь произошло 1 февраля третьего индикта, в понедельник масленицы. Духовенство церкви святой Софии не хотело сослужить с теми, кто подписал орос собора, также и народ почти не посещал их службы. За службой в кафедральном соборе Константинополя (церкви святой Софии) орос собора прочитан не был. Константинопольское духовенство прекратило поминовение императора за богослужением, народ не хотел посещать службы тех, кто впал в латинство. По прошествии трех месяцев император по необходимости пожелал, чтобы был поставлен новый патриарх. Тогда митрополит Ираклийский принес собравшемуся синоду публичное покаяние за подписание ороса и вопреки многим уговорам отказался от патриаршества по причине одобрения членами синода унии. Другой кандидат, митрополит Трапезундский, также отказался от патриаршества по причине многого волнения в Церкви и порицания им унии. В итоге 4 мая на патриарший престол был избран митрополит Кизический Митрофан, одобрявший унию. Избрание происходило по жребию между митрополитами Трапезундским и Кизическим, некоторые утверждают, что на обоих жребиях было указание на митрополита Кизического. Святитель Марк Ефесский и митрополит Ираклийский отказались сослужить с новым патриархом на Пятидесятницу, в этот же день они тайно покинули Константинополь. 12 декабря 1452 года уния все-таки была провозглашена в Святой Софии митрополитом Исидором Киевским в присутствии императора, епископата и мирян. В то же время существовала неопределенность, является ли это провозглашение временной мерой, призванной предотвратить падение Константинополя, наступившее шесть месяцев спустя

Уния оказалась непрочной и на деле просуществовала недолго. Уже через несколько лет многие присутствовавшие на Соборе епископы и митрополиты стали открыто отрицать своё согласие с Собором или утверждать, что решения Собора были вызваны подкупом и угрозами со стороны латинского духовенства. Таким образом, уния была отвергнута большинством восточных церквей.

Помимо унии с Греческой церковью, были подписаны буллы об униях с Армянской церковью (1439), Яковитской церковью (1441); далее Собор был переведен в Рим (25 апреля 1442), где были подписаны буллы об униях с сирийцами Месопотамии, халдеями, маронитами Кипра. Собор закончил работу 7 августа 1445 года.

Примечания

  1. 1 2 Сильвестр Сиропул, 2010, с. 260.
  2. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 74.
  3. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 171.
  4. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 172.
  5. 1 2 Сильвестр Сиропул, 2010, с. 207.
  6. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 155.
  7. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 182.
  8. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 207-208.
  9. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 216.
  10. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 201-202.
  11. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 296-297.
  12. 1 2 Сильвестр Сиропул, 2010, с. 282.
  13. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 241-242.
  14. 1 2 Сильвестр Сиропул, 2010, с. 253.
  15. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 278-282.
  16. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 325.
  17. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 274-275.
  18. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 283.
  19. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 302.
  20. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 267.
  21. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 254-255.
  22. 1 2 Сильвестр Сиропул, 2010, с. 298.
  23. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 299.
  24. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 300-301.
  25. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 316.
  26. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 317-318, 319.
  27. 1 2 3 Сильвестр Сиропул, 2010, с. 319.
  28. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 323-324.
  29. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 320.
  30. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 321.
  31. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 323.
  32. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 321-322.
  33. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 322.
  34. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 324.
  35. Дежнюк, С.Ф. Council of Florence: The Unrealized Union.

Литература

  • Кириллин В. М. «Чужое» в древнерусских сказаниях о ферраро-флорентийском соборе // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2000. № 1. С. 86-94.
  • Дежнюк, С.Ф. «Флорентийский Собор: Нереализованная Уния», 2017. ISBN-13: 978-1543271942
  • Пашкин Н. Г. Византийская делегация на Западе в преддверии Ферраро-Флорентийского собора // Античная древность и средние века. — Екатеринбург: , 2006. — Вып. 37. — С. 355-362.
  • прот. А. В. Горский. История Флорентийского Собора. 1847.
  • Сильвестр Сиропул. Воспоминания о Ферраро-Флорентийском соборе (1438-1439). В 12 частях. — СПб.: Издательство Олега Абышко, Университетская книга, 2010. — 352 с. — ISBN 978-5-903525-49-2.
  • Новикова О. Л. Формирование и рукописная традиция «Флорентийского цикла» во второй половине XV- первой половине XVII в. // Очерки феодальной России. Вып. 14. М., СПб. 2010. С. 3—208.
  • Хождение на Флорентийский собор // Памятники литературы Древней Руси. XIV — середина XV века. — Москва: Художественная литература, 1981. — С. 468-493.

Ссылки

Признаются
Католической и
Православной церквями

  • Первый Никейский собор (325)
  • Первый Константинопольский собор (381)
  • Эфесский собор (431)
  • Халкидонский собор (451)
  • Второй Константинопольский собор (553)
  • Третий Константинопольский собор (680—681)
  • Второй Никейский собор (787)

Признаются
Католической церковью

  • Четвёртый Константинопольский собор (869—870)
  • Первый Латеранский собор (1123)
  • Второй Латеранский собор (1139)
  • Третий Латеранский собор (1179)
  • Четвёртый Латеранский собор (1215)
  • Первый Лионский собор (1245)
  • Второй Лионский собор (1274)
  • Вьеннский собор (1311—1312)
  • Констанцский собор (1414—1418)
  • Ферраро-Флорентийский собор (1431—1445)
  • Пятый Латеранский собор (1512/1517)
  • Тридентский собор (1545—1563)
  • Первый Ватиканский собор (1869—1870)
  • Второй Ватиканский собор (1962—1965)

Частично признаются
Православной церковью

  • Трулльский собор (692)
  • Четвёртый Константинопольский собор (Софийский) (879—880)
  • Пятый Константинопольский собор (1341—1351)
  • Ясский собор (1642)
  • Иерусалимский собор (1672)
  • Всеправославный собор (2016)

Не признаются
(Разбойничьи соборы)

  • Антиохийский собор (341)
  • Миланский собор (355)
  • Второй Эфесский собор (449)
  • Иерийский собор (754)
  • Константинопольский собор (815)

См. также

  • Иерусалимский собор (49)
  • Иерусалимский собор (1443)

Даже в наше время Ферраро-Флорентийский собор 1438—1445 годов, на котором была принята Флорентийская уния , вызывает ожесточенные споры как между историками, так и между христианами Запада и Востока.

Если для католиков он, как Вселенский собор, является совершенно законным и решения неоспоримыми, то православные считают его грандиозной ошибкой, совершенной высшими иерархами Византийской церкви. Цель Империи, осаждаемой турками, — получить полномасштабную помощь Запада — достигнута не была, а стремление католиков к подлинному единству христианской церкви с тех пор подвергается на Востоке сомнениям.

Что такое Флорентийская уния

Так в трудах историков называется соглашение, заключенное в 1439 году во Флоренции между Восточной (православной) и Западной (римско-католической) христианскими церквями и декларировавшее их формальное объединение.

Православная конфессия признала первенство католицизма во главе с римским понтификом, догматы о чистилище и исхождении Святого Духа.

Но она все же сохранила право на некоторые собственные обычаи:

  • грекоязычное богослужение:
  • возможность для священников, если они не являются монахами, жениться:
  • причащение простых прихожан не только Телом Христа — в виде хлеба, но и Его Кровью — в виде вина.

История Ферраро-Флорентийского собора

XVII Вселенский собор Папа Евгений IV созвал как противовес и продолжение Базельского, начавшегося в 1431 году. Он был необычен тем, что на нем присутствовали высшие священнослужители обеих конфессий христианства. Места его проведения — Феррара (1438—1439 гг.), Флоренция (1439—1442 гг.) и Рим (1442—1445 гг.).

Исторические предпосылки

В то время ослабленному христианскому миру было необходимо объединение. Европа до сих пор не оправилась от крестовых походов, Византийская империя была уже практически вся захвачена турками, а Русь подвергалась набегам татар.

Уже почти столетие турки занимали плацдармы в Европе. Султан Мурад I превратил Адрианополь в свою столицу, а войска православных сербов потерпели сокрушительное поражение на Косовом поле.

В этих условиях помощь западных христиан была Византии просто жизненно важна, император понимал, что такую помощь ему может оказать только союз с Римом. Папа Евгений IV, который также был весьма заинтересован в объединении христианства, поставил условием помощи всей католической Европы заключение унии между восточной и западной церквами. С этой целью предполагалось созвать специальный Собор, на котором лучшие умы христианства смогли бы уладить противоречия между вероучениями Константинополя и Рима.

Цели

Перед собравшимися стояла ясная и четкая, на первый взгляд, цель: согласование догматических нюансов между православными и католиками. Преодоление противоречий в Символе Веры было залогом заключения союза — унии, с помощью которой Папа, с одной стороны, мог претендовать на абсолютное лидерство в христианских странах, а император «Второго Рима» Иоанн VIII из рода Палеологов, с другой, надеялся сохранить последние провинции своего когда-то великого государства от османского завоевания. В результате по соглашению сторон Собор был признан Вселенским.

Участники Собора

На Собор не явились многие клирики, участвовавшие в предшествовавшем ему Базельском, что послужило причиной их осуждения. Папа, руководивший Собором, и византийский император, его утвердивший, являлись его вдохновителями.

От православной церкви прибыли более семисот человек, среди них:

  • Патриарх Иосиф II;
  • легаты всех православных патриархов;
  • двое митрополитов — Киевский и всея Руси Исидор, специально для этого события возведенный в архиереи;
  • митрополит Молдовлахии, государства, занимавшего в то время Молдавию, часть Украины и Румынии;
  • епископ и представитель царского дома Грузии.

Митрополит Исидор, тогда носивший титул Киевского, приехал в сопровождении суздальского епископа Авраамия и множества русских священников.

Представители болгарской и сербской православных церквей на Собор не прибыли. Также не участвовали в нем и монархи Запада, которых так дожидались представители Византии.

В отличие от католиков, в огромной православной делегации было очень мало образованных богословов. Среди них можно назвать легата Иерусалимского патриарха Марка Эфесского и представителя Александрийского престола Виссариона Никейского, а также нескольких ученых, не носивших священный сан.

Это были философы-миряне:

  • Георгий Схоларий;
  • Георгий Амирутц;
  • Георгий Требизондский;
  • престарелый Георгий Гемист Плифон.

В делегации же Рима, возглавляемой кардиналом Чезарини, все члены были в той или иной степени богословски образованы.

Лучшими ее умами считались ученые, принадлежавшие к ордену св. Доминика:

  • архиепископ Родосский, грек по рождению, Андрей Хрисоберг;
  • архиепископ Ломбардский Иоанн Черногорский;
  • испанский епископ Иоанн де Торквемада.

Не уступал им в знании церковной догматики и сам Папа Евгений IV.

Проведение собора

Проведение Ферраро-Флорентийского собора официально началось в Ферраре 1 апреля 1438 года торжественным заседанием под руководством Папы, хотя рабочие встречи шли уже более двух месяцев.

Много вопросов вызвали требования протокола, которые православные выполнять отказались. К примеру, они не стали целовать папскую туфлю, как делали все в католической Европе. Патриарх в качестве приветствия просто поцеловал Папу в щеку.

Рассадить участников Собора тоже удалось не сразу. Дело в том, что католики считают стороны храма от алтаря, а православные — от входа. Поэтому престолы Папы и императора Священной Римской империи поставили справа в соответствии с обычаем западных христиан, а императора Византии и Патриарха — справа по обычаю восточных.

Еще весной, сразу после открытия, Собор прервал работу по просьбе императора Византии, желавшего дождаться приезда европейских монархов, и его заседания продолжились только в октябре. Обсуждали канонические расхождения в вероисповеданиях.

Зимой 1439 года собор переместился во Флоренцию. Официально было объявлено, что переезд связан с тем, что Италия охвачена эпидемией чумы. Но, согласно исследованиям древних и современных историков, эта причина не соответствует истине: эпидемия ко времени переезда уже закончилась. Просто у Папы истощились средства на содержание Собора, и он мог пополнить свою казну только в верной ему Флоренции.

В столице Тосканы стороны продолжили дискуссии об исхождении Святого Духа, и 4 июня была подписана компромиссная формулировка на основе добавления в Символ Веры «filioque», а после смерти Константинопольского патриарха 10 июня были быстро согласованы и остальные центральные вопросы — о приоритете папской власти, существовании чистилища и др.

Наконец, 5 июля иерархи Восточной церкви, в том числе Исидор и Авраамий из России, подписали документ о признании унии. Одобрила его и Молдавская церковь. Только Марк Эфесский официально отказался подписать документ ввиду несогласия с его доктриной, а представители Грузинской, Абхазской и других поместных церквей, тоже ничего не подписавшие, просто покинули Собор без всяких заявлений.

В августе из Флоренции уехали и византийские делегаты.

Какие вопросы решались

Поскольку одновременно проходили два Собора, сперва участники Ферраро-Флорентийского собора приняли декреталии о его каноничности и осудили оставшихся в Базеле и даже избравших антипапу кардиналов и иных священников. Догматические споры начались летом 1438 года дискуссией о исхождении Святого Духа, то есть о правомерности добавления слова «filioque» к принятому на Никео-Константинопольском соборе христианскому Символу Веры. В результате добавление Западной церковью этого слова было одобрено и утверждено исхождение Святого Духа и от Отца, и от Сына.

Вслед за этим основным решением Собор одобрил положения о праве Папы Римского быть верховным понтификом всех христиан, а также о Евхаристии и чистилище. В итоге Папа Евгений IV опубликовал буллу «Laetantur caeli», утверждавшую объединение христиан Восточной и Западной церквей. Под текстом решения стояли подписи императора Византии Иоанна VIII, 116 католических и 32 православных делегатов.

В документе констатировалось, что догматические противоречия между течениями христианства преодолены, понятия исхождения Святого Духа «от Отца и Сына» и «от Отца через Сына» не противоречат друг другу. Римский епископ, то есть Папа, является преемником святого Петра, и, следовательно, облечен высшей властью в любой христианской церкви. Подчеркивалось существование чистилища, а также признавалась равнозначность евхаристического применения квасного хлеба и опресноков. До сих пор для католиков эта булла имеет статус непогрешимого канона.

Продолжив работу после отъезда греческой делегации, Собор:

  1. Отменил решение Констанцского собора о подчиненности Папы Вселенским соборам.
  2. Были заключены союзы с Армянской и Коптской церквями, а уже в Риме — и с Маронитской церковью.
  3. Были затронуты проблемы возможности заключения священниками брака, а также приемлемости развода, но их решили перенести на более позднее время.

Последние заседания Собора прошли в Риме в конце лета 1445 года.

Итоги и последствия

История показала, что Собором не достигнуто тех целей, которые ставили перед ним участники.

Отношение европейских государств

Католики Западной Европы восприняли известие о заключении унии довольно равнодушно. Во всяком случае, исторические источники не свидетельствуют о каких-то особенных торжествах, состоявшихся в честь, казалось бы, столь важного события, как объединение христиан всего мира.

Православные Европы, за исключением Московской Руси, отнеслись к этому событию более тепло. Митрополит Исидор, пользуясь высоким духовным званием в Православной церкви и тем, что его наделили кардинальским саном, возвращаясь с Собора через земли Речи Посполитой в 1440—1441 годах, предпринял ряд действий, чтобы ввести унию в Польше и Великом Княжестве Литовском. Здесь, на западных рубежах Руси, часть христиан, в том числе и знать, до сих пор исповедала православие и доброжелательно отнеслась к воззваниям Исидора. Но правители Польши и ВКЛ оказывать государственную поддержку унии не спешили.

Причинами такого равнодушия, если не вражды, послужило, в первую очередь, противостояние двух пап: Евгения IV, по инициативе которого было подписано соглашение, и Феликса V, избранного Базельским собором и поддержанного Польшей.

Так что внутренних проблем хватало у самой Католической церкви, и принимать на себя проблемы восточных христиан не желал никто — ни иерархи, ни светская власть. Кроме того, значительную роль в задержке признания унии сыграла позиция князя Юрия Лугвеновича, который, добившись в 1440 году на небольшой срок независимости от ВКЛ Смоленского княжества, в расчете на поддержку Рима ввел ее на своих землях. Поэтому отношение к этому союзу и решениям Собора вообще было неоднозначным.

Отношение России

Заключение Флорентийской унии на Руси было воспринято враждебно. Митрополит Исидор, стремясь доказать, что не зря был одним из корифеев Ферраро-Флорентийского собора, принялся насаждать его решения такими темпами и с таким размахом, что изумил даже всего повидавших князя Василия и его бояр.

Если учесть, что епископа Иону Рязанского митрополит посадил в темницу, чтобы заставить того подписать униатские акты, а простой русский монах, бывший в свите митрополита, в своем отчете католиков зовет «еретиками», а не «братьями во Христе», при этом объявляя византийских иерархов отступниками и взяточниками, легко представить себе общественное мнение православной Руси.

По возвращении с Собора, Исидор принялся «ломать» православные обычаи.

К примеру:

  • привычный восточным христианам восьмиконечный крест был заменен на четырехконечный;
  • Папу в молитвах указано было поминать перед Патриархом.

Великий князь Василий II Темный и его окружение уже через неделю приняли решение прекратить такое поругание православия, отстранили митрополита Исидора от должности и отправили его в Чудов монастырь.

Бежав из узилища, после многочисленных приключений, присущих, скорее, странствующему рыцарю, а не христианскому архиерарху, Исидор постепенно достиг высших постов в обеих церквях, но Москва его владычество уже не признавала.

В конце 1448 года Собор духовенства России помимо воли Константинополя избрал духовным владыкой всея Руси епископа Иону. Это был первый предстоятель, избранный из числа русского, а не греческого клира, и можно было ожидать соответствующей реакции, даже анафемы, но Константинополь, руки которого были связаны, предпочел промолчать. Таким образом, Московская церковь обрела автокефалию, и, хотя отношение к унии в Константинополе часто менялось, это уже ни на что не влияло. С уничтожением Византийской империи, «колыбели православия», Москва фактически приобрела статус «Третьего Рима», со временем глава русской церкви стал называться Патриархом, а московские князья — царями.

Отказ от унии

Почти все византийские епископы, вернувшиеся домой, также дезавуировали свои подписи под документами Собора на том основании, что их заставили сделать это под принуждением. Мощнейший удар по унии нанесла позиция очень влиятельного священника Марка Эфесского — единственного, во весь голос выступившего против нее на Соборе. Он и объединил вокруг себя православных.

В 1443 году в Иерусалиме, а в 1450 году в Константинополе состоялись соборы с участием восточных патриархов, на которых униаты были отлучены от церкви. На Константинопольском соборе патриарх Григорий Мамма, сторонник унии, вынужден был уступить место ортодоксальному православному Афанасию.

Тем не менее, официальная церковь вкупе с императором Византии в 1452 году вновь подтвердила свою приверженность Флорентийским соглашениям, а 2 декабря этого же года в соборе Святой Софии было проведено первое богослужение по их канонам. До падения Константинополя оставалось всего несколько месяцев.

Стоит заметить, что Папа Евгений IV не нарушил своих клятв и послал армию крестоносцев против турок. Правда, в 1448 году в битве под Никеей христиане были разбиты, а через 5 лет турки взяли столицу Византии.

Значение решений собора в истории

Уния между католической и православной церквами 1439 года как попытка объединения христианских церквей Востока и Запада потерпела полную неудачу, еще более глубоко разделив христиан на православных и католиков. Тем не менее, в одной локальной области — на территории Украины и Белоруссии, тогда принадлежащих Великому Княжеству Литовскому, — это соглашение на много лет определило развитие христианской церкви.

Для России главное последствие унии — обретение автокефалии. Руководствуясь тем, что «Царьград», то есть Константинополь, пошел на поводу у «латинян», «схизматиков», «еретиков», Москва решила отринуть духовное окормление Византии, тем более, что это государство вскоре прекратило свое существование, а престол ее Патриарха утратил влияние. В результате московский митрополит был поставлен без благословения Константинополя, а православная церковь Руси разделилась на две митрополии с центрами в Москве и Киеве.

Если Киев остался верен «колыбели православия», хоть и пребывающей под пятой турок, то Москва принялась из года в год публиковать произведения своих богословов, бичуя «греческих перебежчиков» и прославляя стойкость и непреклонность в вере московских князей.

В случае с Киевской митрополией все было сложнее. Вплоть до начала XVI века римские понтифики принимали прямое участие в ее делах, назначая в соответствии с Флорентийскими соглашениями митрополитов. В условиях, когда и Константинопольский униатский патриарх жил в Риме, статус Киевской епархии пребывал в подвешенном состоянии.

Митрополиты несколько десятилетий не признавали обстоятельства, что документы, на основании которых достигнуто примирение церквей, уже не действуют ни в глазах Рима, ни в глазах Константинополя, ставшего Стамбулом. И лишь более чем через полвека после Собора, ставшего началом унии, они убедились, что высшие католические иерархи Польши и Великого Княжества Литовского считают ее утратившей всякое значение.

Только через полтора столетия Брестская уния 1596 года возродила дух и принципы своей предшественницы, но уже на локальном, а не общецерковном уровне.

Видео

Так выглядит Кафедральный собор Санта Мария дель Фьоре, в котором была подписана уния, в наши дни.

Война восьми святых

Война восьми святых
Дата 1375 — июль 1378
Место Апеннинский полуостров
Итог Мирный договор в Тиволи
Противники

Папская область

Коалиция итальянских городов-государств:
Флоренция
Милан
Сиена

Командующие

Джон Хоквуд (до 1377),
Роберт Женевский (с 1377)

Флорентийская комиссия

Война Восьми Святых (итал. Guerra degli Otto Santi) — война между Папским государством во главе с папой Григорием XI и коалицией итальянских государств во главе с Флоренцией в 1375—1378 гг.

Флорентийская комиссия называлась коллегией Восьми по ведению войны, или — с традиционной флорентийской лаконичностью — Восемью войны (Otto della guerra). Поскольку они возглавляли войну против самого римского папы, их шутя именовали Восемью святыми (Otto santi), так как только святые могли набраться смелости воевать с наместником Бога на земле. Отсюда вся война получила название войны Восьми святых (La guerra degli Otto santi).

Причины

В 70-х годах XIV века папская курия начала строить планы по возвращению своего влияния в центральной Италии, чего опасались многие итальянские города. Так, Флоренция участвовала в конфликте из-за того, что курия присоединила к своим владениям Романию и Умбрию, игравшие важную роль в хозяйственной жизни города. В свою очередь, Григорий XI был недоволен отказом Флоренции помочь ему во время войны с правителем Милана Бернабо Висконти. В 1375 году, когда война подходила к завершению, многие флорентийцы боялись, что папа обратит свой взор на Тоскану.

Кроме того, жителям папских городов доставляли много проблем безработные наёмники, нанятые Григорием XI для участия в войне против Милана.

Война

Поводом стал конфликт Флоренции с папским легатом в Болонье, запретившим продавать флорентийцам зерно. Весной 1375 года он направил на город войско английского наёмника Джона Хоквуда. Но флорентийская комиссия отдала ему 130 000 флоринов, собранных с местного духовенства (епископы, аббаты, монастыри и духовные учреждения), а также обязалась выплачивать ежегодное вознаграждение и пожизненную пенсию, равные 600 и 1 200 флоринов.

Флоренция создала альянс с Миланом в июле 1375 года, ещё до начала войны. Также во многие города папы были отправлены агенты, целью которых было формирование народных волнений. Это было несложно, и скоро жители городов Поджо, Монтефьякони и Перуджи уничтожили многих представителей городской администрации, чем дали Флоренции преимущество на первых этапах войны. К антипапскому союзу присоединилось около 80 городов и крепостей, получивших от Флоренции знамя свободы, объявив себя независимыми республиками.

31 марта 1376 года Григорий XI наложил на Флоренцию интердикт, отлучил всех её жителей и призвал всех европейских монархов изгнать флорентийских купцов. Это нанесло ощутимый удар по городу, поскольку именно заработанными на торговле деньгами оплачивались услуги кондотьеров.

Роберт Женевский (будущий авиньонский антипапа Климент VII) — командир войск Папы с 1377 года

В 1377 году кардинал Роберт Женевский (будущий авиньонский антипапа Климент VII) возглавил армию из 6000 бретонцев, направленную на подавление восстания. 1 февраля она устроила резню в городе Чезена близ Римини, где уничтожила 4 тысячи бунтовщиков.

Хоквуд придерживался условия своего договора с Флоренцией, не воюя в Тоскане, подавляя восстания в Папской области. Но в 1377 году он оставил Григория XI, присоединившись к антипапской коалиции. Летом 1377 года папские кондотьеры отвоевали Болонью, что позволило открыть дорогу на несколько городов, поддерживающих Флоренцию.

Весной 1378 года в Сарцане произошла встреча, где присутствовали послы Рима и Флоренции, представители императора, королей Франции, Венгрии, Испании и Неаполя. В ходе этой конференции было объявлено, что папа только что скончался (в ночь с 26 на 27 марта 1378).

Окончание

В июле 1378 года в городе Тиволи был заключен мирный договор, принятый папой Урбаном VI в связи со смертью его предшественника и началом великого западного раскола. Согласно документу, Флоренция выплачивала Папе 200 000 флоринов (Григорий XI требовал 1 000 000), обязывалась отменить все постановления против церкви, а также возвратить всю конфискованную у духовенства собственность. Папа в свою очередь отменял интердикт.

> Примечания

  • Поздникин А. А. Война «восьми святых против церкви» (1375—1378) в оценке Поджо Браччолини

Это заготовка статьи о войне. Вы можете помочь проекту, дополнив её.

Сказать, что мои родители были ошеломлены, когда узнали о случившемся – значит, ничего не сказать. Нам с Гидеоном пришлось рассказать все Люси и Полу. Я надеялась, что хотя бы они мне поверят. Мы сидели в их небольшом доме, который они недавно купили. Люси сидела на кресле и укачивала маленького Лео. Пол же мерил комнату шагами, иногда задумчиво переводя взгляд с пола на окно. -Пап! – позвала я его. Конечно, странно называть отцом человека, который старше тебя всего на два – три года, но я уже начинала привыкать. Пол резко остановился и взглянул на меня: — Еще раз, что было написано на том листке? — Это только начало. До встречи, слуги дьявола, — вздохнув, пробормотала я. Гидеон рядом слегка поежился при упоминании слова «дьявол». -Это точно Флорентийский Альянс! – подала голос Люси. Лео, услышав голос мамы, начал плакать. Люси стала укачивать малыша. -Хорошо, а что на счет новых камней? – спросил Гидеон. Пол пожал плечами: -Никто не давал уверенности на сто процентов, что когда замкнется один круг, все закончится. -Но почему все так? Шарлотта же не обладала этим геном, и тут выходит, что она теперь одна из нас! — Я не знаю, почему так получилось, — устало произнес папа и сел на ручку кресла возле Люси, — но мы разберемся, я уверен! А пока что у меня к вам просьба: Будьте осторожны! Мы еще долго бы просидели у моих родителей, но время поджимало, и нам пора было возвращаться в свое время. -Гвендолин, пообещай, что с тобой ничего не случится! – потребовала мама, крепко обнимая меня на прощание. Я улыбнулась и незаметно стерла одинокую слезинку, прокатившуюся по щеке: -Все будет хорошо, мам. Правда! И, если что, у меня есть Гидеон. Мы ведь и не в таких переделках были. Люси хихикнула и посмотрела на моего парня, который в этот момент о чем-то разговаривал с Полом: -Да, Гидеон очень смелый и симпатичный парень. Поэтому я еще больше за тебя волнуюсь. -Мааам! – покраснела я. Но та покачала головой: -Я не в этом смысле. Я боюсь, что он может разбить тебе сердце… -Все будет хорошо! – повторила я, — Это старая школа. Поверь, второй раз такого не случится! А сама невольно вспомнила фразу Лесли про марципановые сердца. Еще раз обняв Люси с Полом и маленького Лео, мы с Гидеоном направились к ложе, чтобы не оказаться в настоящем в таких нарядах посреди какой-нибудь улицы. Мы медленно шли по дороге, наслаждаясь солнечным днем. По крайней мере, я наслаждалась. Мой парень все время тревожно оглядывался назад. -Гидеон! Неужели тебя волнует в данный момент то, что находится у нас за спиной, а не тот, кто находится рядом? Я имею в виду себя! Гидеон нахмурился и, наконец-таки, посмотрела на меня: -Прости, Гвен, но у меня такое странное чувство, что за нами кто-то следит… Я тоже обернулась, но никого не увидела, кроме маленькой старушке в сером платке на голове и в каком-то странном пальтишке. -Гидеон, — я взяла лицо моего любимого в руки и заставила посмотреть на меня, — я понимаю, что ты переживаешь из-за Альянса, но это уже смешно даже. Там ведь только эта старушонка и все! Гидеон вздохнул и слегка улыбнулся, нежно обнимая меня за талию: -Прости, просто я боюсь за тебя. Я покачала головой и осторожно поцеловала его. Мне было даже плевать в тот момент, что нас могут увидеть прохожие и подумать, что мы невоспитанные люди. Сейчас я просто хотела успокоить Гидеона. Кажется, у меня это получилось, так как Гидеон вдруг поднял меня и, крепко к себе прижав, закружил, заставляя меня засмеяться. В этот момент я была самая счастливая девушка на земле. Жаль, что это был последний счастливый момент перед тем, как моя жизнь вдруг резко изменилась.

ФЛОРЕНТИЙСКАЯ УНИЯ

Флоренти́йская у́ния — соглашение, заключённое на соборе во Флоренции (первоначально собор проходил в Ферраре) в июле 1439 об объединении Западной и Восточной (православной) Церквей на условиях признания Православной Церковью латинской догматики и главенства папы римского при сохранении православных обрядов.

Подписали унию все греческие епископы присутствовавшие на соборе, кроме Марка Эфесского и патриарха константинопольского Иосифа, который к тому времени умер. Подписал унию и русский митрополит грек Исидор (давно уже согласившийся на нее), за что был низложен Великим князем Московским Василием II Темным (уния так и не вошла в силу ни в Византии, ни в Русском государстве).

По возвращении в Константинополь многие греческие епископы которые согласились на унию во Флоренции, отказались от нее, заявив, что их насильно принудили к соглашению с латинянами. Греческое духовенство и народ, узнав об унии пришли в раздражение; униатов считали за еретиков. Вокруг Марка Эфесского сгруппировались все защитники православия. Патриархи Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский составили 1443 г. в Иерусалиме собор на котором произнесли отлучение на всех приверженцев унии. Повторное осуждение восточными патриархами Флорентийской унии произошло в 1450 г. на соборе в Константинополе, на этом же соборе был низложен униат патриарх Константинопольский Григорий Мамма и возведен на патриарший престол православный Афанасий.

Когда в 1453 г. Константинополь был взят турками о Флорентийской унии перестали вспоминать.

>Литература

  • Аверинцев, С. С., ред., Христианство. Энциклопедический словарь, Москва, «Большая Российская Энциклопедия», 1995, т. 3, 53, 54.

Использованные материалы

  • Статья Большой Советской Энциклопедии:

Ферраро-Флорентийская уния

К началу XV столетия Византийская империя была сжата с Востока за­воеваниями османских турок. Византийское правительство, сле­дуя прежней политике, искало помощи на Западе. С этой целью греческие императоры последних вре­мен империи часто сами лично ездили на Запад, как например, Иоанн V Палеолог (1341-1391 гг.) и Мануил II Палеолог (1391-1425 гг.). Но Запад не торопился с помощью.

В 1420 году император Мануил II Палеолог и папа Мартин V начинают переговоры о соединении. Условия следующие: созыв вселенского собора, который решит спорные вопросы.

10 июня 1420 года (видимо папа был достаточно уверен в успехе своего дела), появляется папская булла, призывающая к крестовому походу против турок.

На сей раз это уже турки-османы – главная угроза империи. Положение её совершенно трагическое, потому что речь идет уже не о каких-то провинциях или частях империи, речь идет о том последнем остатке территории, грубо говоря – о Константинополе с огородами. Вот-вот великий город исчезнет. Турки могли его взять давно, но очень долго не решаются. Они понимали, что это один из таких мистических центров, испытывали священный ужас перед этим городом. И греки ещё предпринимают отчаянные попытки спасти его. Но Мануил умер, и булла не имела действия, всё это дело прекратилось.

Преемник Мануила Иоанн VI Палеолог (1425-1448 гг.), предвидя скорое и неизбеж­нее падение империи под оружием турок, для её спасения начал переговоры с папой Евгением IV о соединении Церквей. Предлагается соборное обсуждение условий (представитель православной традиции настаивает на соборном обсуждении спорных вопросов) в обмен на военную помощь. Повторяется известная ситуация: император предлагает поговорить о соединении, но так, чтобы папа сразу прислал войска, иначе может быть поздно. У папы другой подход: сначала подчинитесь мне и примите наше вероучение, тогда мы станем братьями, и мы вам поможем. Но турки всё ближе и Палеолог во всём уступает папе. Однако, первоначально намеченный собор в Павии не состоялся.

Фактор, который помешал соединению, кроме всего прочего – это разгоравшаяся на Западе реформация. Преддверие реформации, когда уже скептически относятся к разного рода «лжеисидоровым декреталиям», громким заявлениям, что власть папы не только на земле, но и на небо простирается, о чистилище, где томятся души, состояние которых должно измениться, чтобы они попали в рай и т.д. Поэтому Евгений IV, папа римский, занят реформацией и не хочет вмешиваться в греческие дела. В Европе идёт великая церковная смута. Опять много пап, раскол, и Базельский собор (который принимал достаточно здравые решения в здоровом христианском духе) обсуждает эту ситуацию. И он происходит параллельно с Ферраро-Флорентийским. Так получается, что всех этих базельских отцов, всех этих пап, которые были объявлены анти-папами, пересидел Евгений IV. Волею судеб он стал законным папой, и решения собора были признаны обязательными для всей католической церкви. А пока Базельский собор тоже входит в контакт с греками, и даже на более выгодных условиях: не требует немедленных подчинений. И, может быть, исход был бы иной, если бы греки обратились в Базель.

Поэтому Евгений спешно пытается созвать свой собор. Это уже не папа эпохи папского могущества. Ему надо скорее искать себе сторонников, искать поддержку среди европейских государей. Он очень боится вселенского авторитета Базельского собора, где действительно серьезно обсуждались церковные вопросы, вопросы положения западной церкви.

И, в конце концов, он направляет легата в Константинополь с тем, что он согласен на проведение собора с греками. Отцы из Базеля тем временем соглашаются оплатить собор, где бы он не проходил. И соглашение подписывается в 1436 году.

После этого в Базель отправляется делегация с представителями трех восточных апостольских кафедр:

1. Александрийская (митрополит Антоний Ираклийский),

2. Антиохийская (духовник императора Григорий Мамма и митрополит Исидор Русский). Мамма станет сторонником папы. Исидор, предстоятель нашей Церкви, последний митрополит-грек;

3. Иерусалимская (митрополит Марк Ефесский и митрополит Дионисий Лаодикийский);

4. Виссарион, митрополит Никейский;

5. А также представители Грузии, Молдовлахии и других православных народов, всего 22 человека. Во главе – император Иоанн Палеолог и престарелый патриарх Иосиф II (годы правления 1416-1439). Главные богословы в посольстве – Марк, Исидор и Виссарион были возведены в архиерейский сан непосредственно перед отплытием на собор, для большего авторитета.

Представители православных предлагают исследовать вопрос об исхождении Святого Духа – это требование не только духовенства, но и людей, которые склонны с духовной точки зрения на это смотреть. А император категорически требует немедленно уступить все без прений. Потому что уже «земля горит».

7 мая 1437 года разделение произошло между самими базельскими отцами. Как-то получилось, что не договорились. А тем временем приходят папские галеры, и 27 ноября 1437 года уже гораздо более представительная делегация направляется в город Феррару. Где в Великую Среду, 3 апреля 1438 годаоткрывается собор.

Здесь на делегатов начинают оказывать давление. Сначала их кормили-поили, ублажали, поселили их в роскошных апартаментах полагая, что скоро они так убаюкаются. Потом, видя, что это не работает, начинают урезывать финансирование, под предлогом начавшейся чумы переносят собор во Флоренцию. На участников собора давят и император и латиняне.

Собор очень представительный. Со стороны западной церкви:

1)сам папа Евгений IV,

2)11 кардиналов,

3)1500 епископов и клириков. Уже это подавляло, но у греков тоже представительная делегация.

Главные деятели Запада:

1)Кардинал Джулиано Чезарини;

2) ИоаннЧерногорский, архиеп. Ломбардский;

3)Николо Альбергатти;

4)Родосский епископ Андрей;

5)Доктор Иоанн де Торквемада, испанский богослов. Оба Иоанна и Андрей – доминиканцы, профессиональные философы и богословы.

Основной вопрос прений – об исхождении Святого Духа и о прибавлении в Символ Веры. Т.е. это догматический пункт. Если на все остальное можно закрыть глаза, то его никак не обойдешь.

Попутно обсуждались вопросы:

1)о хлебе в Евхаристии;

2)о чистилище;

3)о первенстве папы.

Свобода дискуссии была сильно ограничена тем, что греки были заинтересованы в соединении. Заинтересованы в том, чтобы сдаться. Вопрос был, какой ценой.

Очень уповали на митрополита Русского Исидора, потому что он слыл глубоким знатоком богословия, и оратором. А он молчал. Сидел и ждал, когда все это кончится, потому что для себя он этот вопрос уже решил – он был сторонником соединения с Западом, т.е. подчинения папе.

8 октября 1438 года после бесконечных и бесполезных прений о чистилище, встал вопрос об исхождении Святого Духа. Сначала он разбирался с канонической точки зрения, т.е. как вопрос о прибавлении в Символ Веры – на каком основании на Западе это прибавление сделано. С греческой стороны выступали святой Марк Ефесский и Виссарион. От латинян Чезарини и Альбергатти. А также Андрей Родосский. Греческие отцы поставили этот вопрос на каноническую основу и доказывали, что Латинская Церковь поступила неправильно, когда внесла filioque в Никейский символ вопреки запрещению 3-го Вселенского собора (7 правило) делать какие-либо к нему прибавления. Латиняне утверждали, что Латинская Церковь в этом случае не исказила символ, а только раскрыла его. В такого рода спорах прошло 15 заседаний. Греческие от­цы, особенно Марк Ефесский, не отступали. Ссылались на:

1)послания свт. Кирилла Александрийского Иоанну Антиохийскому, где сказано, что «мы запрещаем всякому изменять Символ Веры, изданный отцами Никейскими, переменять или упускать ни одного слова, ни даже слога».

2)Пятое деяние 4-го Вселенского Собора. Там говорится, что «Никео-Цареградский Символ содержит совершенное учение об Отце и Сыне и Святом Духе». Т.е. не требующее никаких дополнений, ни пояснений (западная точка зрения, что это не прибавление к Символу, а его разъяснение).

3)Константинопольский собор 518 года о том же.

4)Послания патриарха Евтихия.

5)Определения Шестого и Седьмого Соборов.

Латиняне, устами епископа Андрея Родосского, говорили: «это не прибавление, это разъяснение Символа, а изъяснение соборными правилами не запрещено». Прибавлять, мы не прибавляем, но поясняем. Римская церковь не имеет права вносить какие-то изменения в Символ. Собственно говоря, и не вносит.

10 января 1439 года собор переместили во Флоренцию, потому что в Ферраре началась чума. 26 февраля создали комиссию для установления способов примирения, потому что уже разошлись слишком далеко.

Со 2 марта начались прения о filioque как догмате. Выступал доминиканский провинциал (т.е. начальник провинции) Иоанн де Монтенегро (Черногорский) против Марка Ефесского. Решение он предложил на основе прп. Максима Исповедника: «Римляне не утверждают того, что Сын причина Духа, ибо знают, что причина Сына и Духа – Отец. Одного по рождению, другого по исхождению. Но показывают только, что Дух через Сына посылается. Таким образом, filioque означает родство и безразличие их сущности». Но латиняне не согласились с толкованием Максима Исповедника: «мы так не учим».

Затем, 21 и 24 марта говорят только западные, а греки молчат, потому что император запретил грекам говорить. Тем временем, еды становится все меньше… И с накидками плохо, одежда поизносилась. Это серьёзное искушение, ведь они оказались в отрыве от страны, от родины, без финансирования. Одно платье. И неизвестно, что впереди.

Важно понять, что православные, в т.ч. св. Марк Эфесский, искренно желали соединения, подлинного примирения с западными христианами. Иначе у императора не было бы вообще никаких шансов на заключение унии. Раскол всё ещё воспринимался как поправимая ошибка. С другой стороны, на Западе была эпоха Возрождения, время интереса к эллинской культуре, которую восточные интеллектуалы очень хотели спасти, передать западным. Поэтому на соборе шли столь долгие и драматические споры.

Наконец папа говорит, что если к Пасхе не согласимся, то все, возвращайтесь домой, я уже устал, давайте назовем дату, потому что эти прения бесконечны. Появляется формула единения:

1. Дух Святой присно и существенно есть от Отца и Сына. Присно и существенно Он исходит от Отца и Сына и т.д. Формулу приняли 8 июня.

2. Папа должен быть принят как наместник и местоблюститель Иисуса Христа, пастырь и учитель всех христиан, который управляет церковью с сохранением прав и преимуществ восточных патриархов (далее автономий).

27 июня 1439 года была принята эта формула, и составлено затем определение о соединении церквей. Был устроен торжественный акт о соединении. Это и получило название Ферраро-Флорентийской унии с восточными епископами. Подписали и император, и наместники восточных патриархов, и все епископы. Всего 33 подписи. Не подписали:

1)Патриарх Иосиф (умер до подписания, был противником унии);

2)Антоний Ираклийский (болел);

3)Марк Эфесский, принципиально.

Ещё два епископа бежали, чтобы в этом не участвовать. Конечно, епископов очень много на востоке, а здесь всего 5 человек, но важен факт неединогласия. Существует 10 списков имен, в каких-то есть имена кого-то, в других нет. Достоверно, что Марк Эфесский принципиально не подписал, и папа сказал по этому поводу: «мы ничего не достигли, если Марк не подписал».

С латинской стороны подписали 8 кардиналов, два латинских патриарха (Иерусалимский и Родосский), 61 архиепископ и епископ, 43 аббата и генерала орденов. Всего 115 подписей. Папа скромно подписался: «Я, Евгений, епископ кафолической церкви».

6 июля была провозглашена уния в кафедральной церкви Флоренции, отслужен благодарственный молебен. Чезарини и Виссарион Никейский прочли по латыни и по-гречески акт и вероопределительную формулу. Затем преподали друг другу братское целование, и совершили латинскую мессу.

Вот оно торжество – общая Евхаристия. Греки, совершивши такое, стоят по углам, надулись, не служат, и не приобщаются. Т.е. как-то непонятно. Они тем самым показывают действительные мотивы унии. Папа, в свою очередь, отказался совершать восточную Литургию. Представляете, с какой бы радостью нынешний папа это сделал, если бы такое предложили. Но тогда были другие представления, и он отказался. Почувствовав победу, он требует признать латинские обычаи Евхаристии. Также миропомазание во взрослом возрасте, абсолютную нерасторжимость брака, признать латинского патриарха Константинополя вместо умершего Иосифа.

Как из мешка начинают сыпаться предложения-требования. Предлагает отлучить Марка Эфесского. Но его обличают. Марк Эфесский говорит: «докажите мне мою вину». Доказать не могут. Все совершается таким образом, что, в конце концов, Евгений IV терпит поражение от базельских отцов, что подрывает его авторитет.

Единственный, кто был всем доволен, это Виссарион. Он идейный сторонник унии. Получил титул кардинала. Кстати, он воспитывал нашу будущую великую княгиню Софью Палеолог. Она была, как вы знаете, униаткой, ее назвали Зоей в униатстве. Исидор получил титул легата ребра апостольского в Польше, Литве, Ливонии и России.

1 февраля 1440 года в Константинополе при протестах народа было объявлено об унии. Народ унию не принял. Греческие епископы, которые сог­ласились на унию во Флоренции, сойдя на родной берег отреклись от нее, не скрывая факта принудительного сое­динения с латинянами. Духовенство и народ униатов объявили еретиками. Вокруг Марка Ефесского сгруппировались все защитники православия. В 1443 году Ферраро-Флорентийский собор был объявлен разбойничьим в соборном послании патриархов Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского, которые императору не подчинялись, а подчинялись султану. Терять им было нечего, они уже все потеряли. Поэтому они открыто исповедовали свой взгляд на разбойничий собор, и в Константинополе начались бурные события. Активную роль в них играли Марк Ефесский и Геннадий Схоларий (тогда он был Георгий, мирянин, впоследствии первый восстановленный, православный патриарх после падения Константинополя). Уния осталась в Константинополе, но протест против нее был настолько сильным, что поминали папу только в св. Софии и в дворцовом храме, в домовой церкви византийских императоров.

Это очень трагическое время для греков. Палеолог, возводивший последова­тельно на патриарший престол одного униата за другим, среди которых был его духовник Григорий Мамма, не смог привить унию народу. Да и сам император, не получив с Запада ожидаемой помощи, относился к унии холодно. После его смерти в 1448 г., незадолго до падения Константинополя, восточные патриархи еще раз произнесли осуждение унии на соборе в Константинополе (1450г). Здесь же они низложили униата Григория Маму, и возвели на пат­риарший престол приверженца православия Афанасия. В 1453 году Константинополь был взят турками.

Уния и Русь

На Руси, конечно, попытка унии была пресечена. Исидор торжественно прибыл в Москву в конце Поста. Он отслужил в Успенском соборе, помянул папу Евгения как положено, полной формулировкой. Древняя Русь не знала всех этих титулований — «верховного» и всякого прочего, «вселенского»… И все замерли, был шок. Потом вышел архидиакон на амвон, зачитал акт унии. Духовенство никак не отреагировало. Это был такой шок… – самое страшное, когда начальство уже предало – уже вообще непонятно как быть.

И отреагировал Великий князь Василий III, светская власть. Он назвал Исидора «латинским еретиком и прелестником», и посадил его в тюрьму. Но дело было настолько трудным, настолько были завязаны политические отношения, что когда Исидор сбежал, его никто не преследовал.

Все закончилось печально, падением Константинополя. Это событие вселенского масштаба трактовалось и как измена православию, потому что вся греческая церковь отпала, учителя-греки на Руси считали так, это один из аргументов в пользу Третьего Рима. Действительно факт. Несмотря на то, что потом возродили, но кто теперь уже поверит в искренность намерений.

На западе всё объяснили по-своему. Говорили: «Вот, греки колебались, то «да», то «нет», то будет уния, то не нужна, а надо было верить в папу несомненно. Вот за это Господь и наказал – попустил турок.

Это настолько серьезное событие, что в мировой истории оно очень сильно аукнулось. Константинополь турки по традиции не воспринимают как свой город. И зовут его прежним именем. Хотя он и звучит Истамбул, мы можем смело называть его Константинополем, потому что Истамбул означает «город Константина», то же самое. И столица у них в другом городе – в Анкаре. Старые турки даже хоронят покойников на другом берегу Босфора – они говорят: «это не наш город».

У греков есть трогательное предание о великой миссии русского народа: «Россия должна быть сильной православной державой, чтобы освободить Константинополь и отдать его нам». Россия всегда была неравнодушна к этому вопросу. И запомните, теория «Москва – Третий Рим» — это не националистическая теория, это теория ответственности за то царство, о котором говорили греки, оно не прекратилось, просто его центр перенесся на Русь. Потому что Московская Русь – единственное православное государство. Остальные православные народы утратили свою государственность. Пала Византия. Отпадение греков – это один из главных аргументов в пользу теории. Не просто Константинополь пал как город (как в 1204 г.), а пал в ересь, в унию с еретиками.

В контекст этой теории входит и женитьба на Софье Палеолог. Не просто приехала какая-то принцесса, племянница последнего византийского императора. Императоры эти меняются как перчатки в истории постоянно. Но она юридически законная наследница византийского престола. Потому что ее брат в пользу сестры отрекся от своих прав на византийское наследие. Это юридическая сделка, признанная самим папой – тогда еще гарантом в Европе. Папа сказал: «да, конечно, теперь Иоанн III, Великий князь московский (которого можно иногда полусерьезно именовать царем, келейно) – он обладает всеми правами, если он захватит эти земли у султана.

Европа была «за», потому что турки настолько надоели всем, что они были рады: «пусть бы скорее пришли русские и завоевали». Но Ивану надо было сначала с татарами справиться, и было не до Греции. Мысль эта, тем не менее, жила. Тем более, что скоро конец света. Был назначен конец света официально на1492 год. Даже не составляли пасхалию. Книжник писал: «зде плачь, зде скорбь, чаяние народов Его скорого пришествия».

Люди серьезно ждали конца света, потому что исполнились «семьдесят седьмин», предсказанных пророком Даниилом. Земное время скончалось (по старому летоисчислению, от сотворения мира). И все ждали, когда последний православный правитель свой венец отдаст Небесному Царю, когда Он придет на землю. Вот какая глубокая теория.

И Екатерина II назвала старшего внука Константином, который так и не стал императором Российским, хотя после смерти Александра он имел на это право. Она его предназначала для Константинополя. Ведь последний император, погибший при штурме в 1453 году, был Константин. И первый в возрожденной империи – должен был стать великий князь Константин, император греческий. Конечно, Екатерина не любила просто так разбрасываться, она имела виды на эти земли и на Константинополь тоже. Далее, война за освобождение балканских славян, но цель не только эта. Русские войска подошли к Константинополю в 1878 году. Военные действия прекратились и начались переговоры. Но, как это у нас часто бывает, дипломатия проиграла, в отличие от армии.

Затем, один из лозунгов Первой Мировой войны – «крест на св. Софию!». 20-й век: основание государства Израиль. Через это – восстановление русского присутствия в Палестине. Патриарх Алексий в 1945 году поехал туда. Еще война шла, пули свистели. Они остановились в отеле с митрополитом Николаем, их там обстреляли повстанцы. При этом, их встречали восторженные толпы арабов, потому что они помнили русский хлеб бесплатный, русское образование бесплатное, русскую медицину.

Дальнейшее продвижение греки саботировали. Они испугались, когда в Москве должен был состояться Вселенский Собор в 1948 году. Должно было быть выстроено здание патриархии в сталинском стиле. Наша академия в этом здании должна была находиться. Сталин мог стать Константином Великим. Планы были грандиозными. В духе идеи патр. Никона: «престол Московского патриарха выше всех престолов». Маленьких, карликовых, но очень древних Церквей. Получился бы восточный Ватикан. И Красная Армия могла пройти до Испании. Но, видимо, Господь не судил. Потому что, наверное, была бы уже гордыня.

Христианское просвещение и ереси

Общая характеристика

При Комнинах и Палеологах духовное просвещение в Гре­ко-Восточной Церкви набирало новые силы. Многие из Комнинов и Палеологов имели богословское образование, любили занимать­ся богословскими вопросами сами и оказывали покровительство научной богословской деятельности других.

Средоточием просвещения как светского так и духовного являлся Константинополь, где был университет и высшая патри­аршая школа, и Фессалоники, или Солуни. По своему характеру научно-богословская и литературная деятельность состояла, как и в IX в., в основном в изучении древних творений греческих отцов и учителей Церкви.

Изучение древних отеческих творений вызывалось также попытками к соединению Церквей. Одни хотели найти в творени­ях отцов оправдание особенностям в учении Римской Церкви, другие, и большинство, напротив, искали и находили в них опровержение этим особенностям. Кроме того, изучались антич­ная философия и сочинения языческих писателей. Результатом такого стремления к духовному просвещению в века Комнинов и Палеологов было обилие богословской литературы.

Мы видим много писателей, замечательных и посредствен­ных, которые в своих сочинениях касаются всех отраслей богос­ловского знания. Так, они излагают догматическое учение, ве­дут полемику с латинянами и еретиками, опровергают магометян, иудеев и язычников; составляют толкования на Священное Писа­ние,.изъясняют каноны Церкви; пишут нравоучительные сочинения и т.п. Но произведения писателей этого времени отличаются ком­пиляцией наследия прошлого.

Выдающиеся церковные писатели в век Комнинов (1050-1250 гг.)

Михаил Псел (+ 1106 г.)

Михаил Пселл — видный политический деятель, дипломат, философ, врач, историк, математик, учёный-энциклопедист. Его литературная деятельность отражает характер и направление просвещения его времени.

В одном из своих сочинений он говорит о догматическом и нравственном учении, излагает коротко содержание всех наук и в заключение пишет о кулинарном искусстве. Эта необыкновен­ная широта интересов Пселла и умение применить античный мате­риал для различных целей были характерны для эпохи Комнинского возрождения.

Михаил Пселл воспитывался в Афинах, около половины XI века был в Константинополе учителем философии и сенатором, а потом воспитателем детей императора Константина Дуки (1059-1067 гг.) и имел большое влияние на государственные дела. В правление своего воспитанника впал в немилость и ушел в мо­настырь (около 1076 г.). Из сочинений Пселла богословского содержания наиболее замечательны: толкование на «Песнь Пес­ней», главы «О Святой Троице» и о «Лице Иисуса Христа»; из литературных трудов: «О риторике», «Стиль Григория Богослова, Василия Великого, Иоанна Златоусты и Григория Нисского».

Феофилакт, архиепископ Охридский в Болгарии (+ ок. 1107 г.)

До своего посвящения в сан архиепископа Феофилакт был воспитателем сына императора Михаила VII, Константина Порфиро­родного, и будучи уже архиепископом, переписывался с лицами из царской фамилии. Феофилакт был образцовым пастырем, он много заботился об исправлении нравов своей паствы. В богос­ловской литературе он известен преимущественно как толкователь Священного Писания. Ему принадлежат толкования на весь Новый Завет, кроме Апокалипсиса, и из Ветхого Завета на некоторых малых пророков. В своих толкованиях Феофилакт держится пре­имущественно толкований св. Златоуста, его беседы. Наряду с толкованиями Златоуста толкования Феофилакта были высоко оценены Русской Церковью. Кроме того, Феофилакт, писал и по поводу различия в учении Латинской Церкви с Греческой, в духе христианскорс миролюбия.

Евфимий Зигабен (+ после 1118 г.)

Евфимий Зигабен был монахом одного Константинополь­ского монастыря. Известен как замечательный богослов и экзе­гет своего времени. Своей образованностью завоевал благосклон­ность императора Алексея 1 Комнинт. и находился в близких к нему отношениях.

Алексей Комнич поручил Зигабену написать полемическое сочинение против богомилов, а также других еретигков. Плодом трудов Зигабена было известное сочинение «Догматическое всеоружие православной веры в 24 главах», где опровергаются все ереси, начиная с Симона Волхва, включая иудеев, магометан и латинян, и кончая современным автору богомильством. Следует отметить, что этот труд представляет компиляцию сочинений его предшественников, за исключением трактата о богомилах.

Дата добавления: 2016-04-02; просмотров: 956;

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *