Фильм молчание

Япония, 1633 год. Происходит мучительная казнь христиан. Людей, привязанных к столбам, поливают кипящей водой из подземных источников. За происходящим заставляют наблюдать священника-иезуита отца Феррейру. Ему предлагают отречься от своей веры.

Макао, 1640 год. В иезуитской миссии происходит разговор между ее главой и двумя молодыми священниками, приехавшими из Португалии – отцом Родригесом и отцом Гарупе. Им сообщают, что по сведениям из Японии Феррейра отрекся от веры, живет в Нагасаки как японец, женат на японке. Молодые люди не верят в это, отец Феррейр был их духовным наставником. Они отправляются в Японию, чтобы получить достоверную информацию. В качестве проводника они избирают случайно попавшего в Китай рыбака Китидзиро. По прибытии в Японию иезуиты попадают в деревню, где живут тайные христиане. Днем миссионеры прячутся в хижине углежогов, а ночью исполняют обязанности священников. О прибытии священников узнают в другой христианской деревне. Оба пастыря перебираются туда. В эту деревню прибывает японский инквизитор Иноуэ. Он требует предоставить ему информацию о христианах и берет четверых заложников. Они должны публично наступить на образ Христа, плюнуть на крест, чтобы доказать свою принадлежность к буддизму. Троим из четверых не удается убедительная демонстрация лояльности. Их распинают на крестах в полосе прибоя, тела погибших сжигают, останки бросают в море. Китидзиро выполнил требования инквизитора и был отпущен.

Священники решают разделиться. Отец Родригес приплывает в деревню, откуда родом Китидзиро. Там он находит обезлюдевшие руины. Его встречает Китидзиро. Он сдает священника властям. Иноуэ беседует с отцом Родригесом, предлагает ему отречься, склоняет его к изучению и принятию буддизма. Священника помещают в клетку вместе с японцами-христианами. Туда же попадает Китидзиро, который снова кается в своих грехах, просит священника принять его исповедь. На глазах Родригеса нескольких христиан заставляют отречься. Они отказываются. Тогда одному из них отсекают голову самурайским мечом. Китидзиро подает пример собратьям и наступает ногой на образ Христа. Его отпускают. Беседы инквизитора и священника продолжаются, но результата не приносят. С отцом Родригесом работает переводчик.

Иезуита приводят на берег моря. Он видит, как конвой подводит к морю группу японцев-христиан и плененного отца Гарупе. Христиан заворачивают в циновки, вывозят в море на лодке, сбрасывают за борт и топят. Отец Гарупе не выдерживает, бросается в море, подплывает к лодке, пытается помочь одной из мучениц. Он тонет вместе с ней.

Отец Родригес взывает к богу, но ответа не получает. Его приводят в буддистский храм. Там ему устраивают встречу с Феррейрой, которого теперь зовут на японский манер Тюан Савано. Он говорит о том, что путь Будды сходен с христианством. Он рассказывает историю своего отречения. Его пытали, подвешивая вниз головой над ямой, из небольшого надреза за ухом кровь по капле стекала вниз, так что смерть в таких случаях наступала не скоро. Савано и Родригес спорят по вопросам веры.

Ночью в своей клетке отец Родригес слышит хрипы и стоны. Оказывается, пятерых христиан подвесили над ямами. Иезуита выводят из клетки, чтобы он мог наблюдать за страданиями единоверцев. Ему снова предлагают наступить на лик Христа. Он слышит голос: наступи на меня. И отец Родригес совершает акт отречения. Мучеников вынимают из ям. Раздается крик петуха.

В 1641 году из письма одного голландского купца становится известно, что два священника-отступника исполняют роль антихристианских экспертов на таможне в Нагасаки. Они выявляют предметы с христианской символикой среди вещей и товаров, ввозимых в Японию.

Затем Родригеса переводят в Эдо. Ему дают имя умершего японского чиновника, он женится на его вдове, усыновляет его ребенка. Родригеса снова находит Китидзиро и просит об исповеди. Тот после некоторых колебаний исполняет просьбу. В время одной из регулярно проводимых инквизиторами проверок на лояльность бывших христиан у Китидзиро обнаруживают христианский образок. Он должен быть казнен.

Через много лет, прожив долгую жизнь в Японии, Родригес умирает. Его хоронят по буддистскому обряду. Но вдова успевает незаметно вложить в руку покойного мужа крестик.

Фабула довольно проста: двое молодых португальских священников-иезуитов Родригес (Эндрю Гарфилд) и Гарупе (Адам Драйвер) отправляются в далекую и опасную островную страну, чтобы выяснить судьбу их духовного учителя Феррейры (Лиам Нисон), по слухам, ставшего отступником. В деспотичном азиатском государстве, где христианство оказалось под запретом, европейцам приходится не только наблюдать за страданиями нещадно истязаемых местных единоверцев (довольно многочисленных, кстати), но и частично разделить их судьбу.

Фильм, конечно, не столько о зверствах гонителей — не католикам, в конце концов, сетовать на радикальные проявления нетерпимости к иноверцам — и даже не столько о стоическом принятии мучений, сколько о безнадежном поиске ответов на неразрешимые вопросы искренне верующего человека, отчаянно вслушивающегося в неумолимое молчание Господа.

На фоне все сильнее обостряющегося конфликта между почти современным моральным императивом во всех отношениях положительного отца Родригеса и строгими христианскими догмами, которых он, несмотря ни на что, старается придерживаться, грозность — даже жестокость — этого молчания постепенно занимает центральное место в картине, пока герой претерпевает болезненные трансформации. Попыткам найти объяснение этому гнетущему явлению Скорсезе и посвятил свою новую работу. И если и не находит, то, по крайней мере, указывает, где искать.

Возникающий контраст между коварным живодером-инквизитором — исключительно неприятным, но не лишенным дьявольского обаяния — и попавшимися ему в лапы христианами может навести иного зрителя на мысль об идеологической заряженности «Молчания». Однако все, что находится вне зоны его духовных поисков, занимает Скорсезе куда меньше, и соблазна всерьез обратиться к социально-политическому контексту, как в «Кундуне», режиссер на этот раз намеренно избегает. Мэтр не только лишил свой фильм всякого цивилизаторского пафоса — он демонстративно отказался углубляться в природу противостояния культур. Даже с позиции сугубо созерцательной, как у Мела Гибсона в монументальном «Апокалипсисе».

Полностью игнорировать обозначенную проблему, конечно, невозможно. В фильме есть довольно внятный комментарий, отмечающий, что у нее есть две стороны, и царящее вокруг варварство этого никак не опровергает. Вложены эти слова в уста неоднозначного персонажа Лиама Нисона (безукоризненно исполненного, если кто вдруг сомневался), чем Скорсезе, похоже, лишь подчеркивает свое стремление держаться на почтительном расстоянии от темы. При этом бытовые межкультурные различия и специфика восприятия чужой религии ревностными неофитами постоянно обыгрываются, и это украсило мрачное «Молчание» несколькими замечательными трагикомическими сценками и пронзительно-пародийной фигурой здешнего Иуды Китидзиро (Ёскэ Кубодзука).

Здесь, конечно, нельзя в отдельном порядке не отдать должное и основным актерам: Эндрю Гарфилд, совсем недавно сыгравший главную роль в мощном религиозном высказывании другого мастера-католика Гибсона «По соображениям совести», раскрылся совсем по-новому, а Адам Драйвер сделал решительный драматический шаг в сторону преодоления своего уморительного образа ушастого ситха.

Технически фильм вообще исполнен блестяще — потрясающая звукорежиссура, сделавшая то самое Молчание особенно звонким, достойна восхищения ничуть не меньше, чем операторская работа, получившая совершенно справедливую номинацию на «Оскар». По содержательности же он превосходит большинство кинопродуктов, которые в наши дни снимают, и уже поэтому должен быть интересен даже тем, кто так же далек от христианства, как японский инквизитор.

В основу этой детективной истории легли подлинные события, произошедшие в Греции в конце 1990-х годов. Во время расследования дела известного киллера Александра Солоника, бежавшего из России и изменившего внешность, выяснилось, что российские мафиози уже на тот момент контролировали в Греции и на Кипре значительную долю местного бизнеса. Таким образом «крестные отцы» пытались обеспечить себе пути бегства в случае уголовного преследования на родине.
Кирилл Валуев (Владимир Жеребцов) – бывший опер. Из-за своей принципиальности он был вынужден уволиться из органов. Упрямый и честный, Валуев мешал руководству проворачивать темные дела.
Вскоре после увольнения к Кириллу обращается за помощью молодая красивая женщина Дарья (Марина Александрова), вдова олигарха. Её муж убит, а теперь началась охота на нее. Дарья просит Кирилла расследовать обстоятельства гибели её мужа и защитить её от преследователей…
Кирилл берется за это дело и вскрывает целую международную преступную сеть, помогавшую российским криминальным авторитетам уходить от уголовного преследования. Банда инсценировала смерть лидеров преступного мира, помогала им выехать на Кипр, сделать пластические операции по перемене внешности, снабжала новыми документами, после чего беглые «крестные отцы» начинали новую жизнь. Новую жизнь по старым понятиям.
Героев ждут не только опасные приключения, противоборство с международной мафией, но и вспыхнувшая между сыщиком и его клиенткой любовь, разочарования, надежды и счастливый конец.

26 января в российский прокат выходит картина голливудского режиссера Мартина Скорсезе «Молчание” по одноименному роману японского писателя Сюсаку Эндо. Книга основана на реальных событиях XVII века, когда в Японии христианство оказалось под запретом и каралось смертной казнью.

Кадр из фильма «Молчание» Мартина Скорсезе

О картине

Мартин Скорсезе вместе со сценаристом Джеем Коксом писали сценарий 15 лет. Он хотел как можно точнее донести зрителям все, что успел понять раз за разом перечитывая роман «Молчание”, который, как говорит сам режиссер, произвел на него сильное впечатление. «Я вырос в семье ревностных католиков, поэтому религия играла в моем воспитании далеко не последнюю роль”, — признается Мартин. Отсюда такое трепетное отношение к литературной основе и самой картине в целом. Кстати сказать, мировую премьеру фильма режиссер организовал в Ватикане.

Фильм с возрастным ограничением «18+” — с первых минут зрителю показывают нечеловеческие пытки, которым подвергаются «какурэ-киристан” — скрывающиеся христиане. По ходу действия таких сцен будет много, поэтому детям и особо впечатлительным людям рекомендовать просмотр нельзя.

Сюжет

Несмотря на запрет, в Японию тайно проникают два католических священника из Португалии, чтобы найти своего учителя падре Феррейру и опровергнуть слухи о его отступничестве от веры. Вместе с этим священники тайно служат мессы, крестят детей, принимают исповедь японских христиан — одним словом, поддерживают огонек веры. Они — последние христианские священники в закрытой стране и именно от них зависит дальнейшая судьба христианской миссии. Но в конечном итоге власти страны ставят их перед тяжелым выбором: отречься от веры или смотреть, как мучают и убивают японских христиан.

«Он приехал сюда посвятить свою жизнь японцам, однако на деле все выходило наоборот: это они принимали смерть ради него».

Цитата из книги «Молчание”

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *