Фильм про византийскую империю

Мой дальний родственник – священнослужитель, с которым я как-то разговаривал о судьбе Византии, посоветовал мне посмотреть телепередачу «Погибшая империя», прошедшую незадолго до выборов.
Скачал. Посмотрел. Поглядел также на восторженные отзывы на видеосервере и впал в печаль.
Как-то обсуждали с однокурсниками фильм про Рузвельта и решили, что там есть скрытая пропаганда и открытые параллели с нынешним государственным курсом. Так вот, это всё нейтрально по сравнению с творением Тихона(Шевкунова). Исторические аналогии проводятся в каждом сюжете. На них не намекают – их разжевывают, объясняют, снова пересказывают, резюмируют. Чтобы зритель лучше «допер» до того, что ему «втирают» события, происходившие в первой половине второго тысячелетия объясняются в терминах 21-го века с использованием риторики из современного дискурса. И неоднозначные события сразу становятся однозначными…
Многие аналогии «натянуты», а факты – сомнительны. Я интересовался историей и культурой Византии. Читал как дореволюционных, так и советских авторов. И более ПОЛОВИНЫ упомянутых в фильме фактов были мне в новинку. А кое-что и вступало в противоречие с ранее известным.
Очень и очень вольно обращается Тихон с картами. Кратковременные завоевания Юстиниана фигурируют у него до самого 1453 года…
Когда Тихон рассказывает о вторжении крестоносцев, о торговых уступках Западу, о церковных униях он часто путает причины со следствием. Основные причины, как всегда – провальная экономическая политика предшественников, неотразимая иначе военная угроза и банкротство изжившей себя политической системы.
Но что до фактов, когда дело доходит до пропаганды! Кто их будет проверять? Ведь историю Византийской империи не проходят в школе, да и в ВУЗе ей уделяется только пара занятий. Против такого вида «обработки» подавляющее большинство зрителей беззащитно – ведь все знания о Втором Риме они черпают из этого же фильма, им не на чем сформировать альтернативную точку зрения, они не слышали иной интерпретации.
Ох и не уважает Второй канал свою аудиторию…
Напоследок – небольшой ЛикБез.
• На протяжении тысячи лет Византия не была монолитом. В первые века своего существования это еще Восточная Римская империя, унаследовавшая от античности право, городское самоуправление, чиновничий аппарат, налоговую систему и военную машину. Силы, тенденции, уничтожившие Рим, действуют и на Константинополь. Только они слегка запаздывают… Юстиниану удается на время остановить упадок, собрать силы в кулак и отбить часть западных территорий. Но после него наступает продолжительный кризис, из которого в IX веке выходит другое государство со старым названием. Эта Византия потеряла все территории, кроме Малой Азии, Греции и Крыма. Эта Византия, в которой покинуты почти все города, кроме столицы, а земли населяют совсем другие племена. Но сложившаяся аграрная экономика очень устойчива, ополчение крестьян-собственников – боеспособно. На фоне европейской разрухи византийские дела идут очень и очень неплохо…
В конце XI века – очередной кризис. И Византия снова выживает, теперь уже – в виде средневековой европейской монархии с опорой на крупных землевладельцев, «рыцарской» конницей и зависимыми крестьянами.
• Богатство и ученость Византии – не вымысел. Вот только они не способствовали ни развитию науки, ни появлению новых способов производства. Константинополь не знал варварства, но там не возникли ни мануфактуры, ни банковская система. Будучи сам сильным европейским государством в с V по XI века, Византия закончила своё существование «в хвосте» и у Запада, и у Востока.
• Наиболее частой формой смены власти в Византии, по «традиции», унаследованной от Рима, являлось не воспитание «преемника», а военный переворот.

Византия была, без преувеличения, одной из самых грандиозных цивилизаций в истории человечества. Ни одна другая империя не прожила столь долго, как Византия. Она просуществовала 1120 лет. Баснословные богатства, красота и изысканность столицы империи – Константинополя – буквально потрясали европейские народы, находившиеся в период расцвета Византии в состоянии глубокого варварства. Византия была единственной в мире страной, простиравшейся на огромном пространстве между Европой и Азией, – уже эта география во многом определяла ее уникальность. Очень важно, что Византия по природе своей была многонациональной имперской державой, в которой народ ощущал государство как одно из своих высших личных ценностей.
Так почему же стало возможным, что это великое и необычайно жизнеспособное государство с какого-то момента стремительно стало утрачивать жизненные силы? В фильме митрополита Тихона (Шевкунова) речь пойдет именно о том внутреннем враге, который появился в духовных недрах византийского общества и сокрушил дух великого народа, сделав его беззащитной жертвой тех вызовов истории, на которые Византия уже не смогла ответить.
Продолжительность: 71 мин.

Автор идеи и ведущий: архимандрит Тихон (Шевкунов).
Режиссер: Ольга Савостьянова.
1 час 11 мин., 2008 г.

ИЗ АННОТАЦИИ К ФИЛЬМУ. «Византия была, без преувеличения, одной из самых грандиозных цивилизаций в истории человечества. Ни одна другая империя не прожила столь долго. Византия просуществовала 1120 лет. Баснословные богатства, красота и изысканность столицы империи — Константинополя — буквально потрясали европейские народы, находившиеся в период расцвета Византии в состоянии глубокого варварства. Так почему же стало возможным, что это великое государство с какого-то момента стремительно стало утрачивать жизненные силы?»
В фильме речь пойдет именно о том внутреннем враге, который появился в духовных недрах византийского общества и сокрушил дух великого народа, сделав его беззащитной жертвой тех вызовов истории, на которые Византия уже не смогла ответить. «Несмотря на море сомнительных исторических аналогий и неприкрытую заказнутость Кремля, фильм правильный. Этот фильм не для интеллигенщины, желающей покопаться в исторической подлинности всего сказанного, это фильм для простого русского человека, который знает о Византии только плохое, если вообще что-то знает.
И Церковь, которая сейчас сняла этот фильм, можно понять: это правильный и своевременный посыл. Византия оболгана и оплевана, как и ее историческое наследие — православие. Отсюда, оплевана и оболгана Россия со своей великой тысячелетней историей. Сегодня наш народ видит только достижения Европы, молодежь смотрит на Европу с открытым ртом и не понимает, что все культурное наследие Европы взято из Византии. Этот фильм — должная дань великой империи, и при всех его минусах, там показано главное. Неизвестно, насколько фильм поможет выздоровлению России и сможет ли остановить ее падение позитивное понимание фильма, но если по правде, симптомы перечислены верно.»

Византийская империя в середине XII века всеми силами отбивалась от нашествия турок и нападений венецианского флота, неся при этом огромные людские и материальные потери. Падение Византийской империи ускорилось с началом крестовых походов.

Кризис Византийской империи

Крестовые походы против Византии ускорили её распад.После взятия крестоносцами Константинополя в 1204 году, Византия была поделена на три независимых друг от друга государства-Эпирскую, Никейскую и Латинские империи.

Латинская империя со столицей Константинополем просуществовала до 1261 года. Осев в Константинополе, вчерашние крестоносцы, основную массу которых составляли французы и генуэзцы, продолжали и дальше вести себя как захватчики. Они глумились над святынями православия и уничтожали предметы искусства. Кроме насаждения католицизма иноземцы обложили и так обедневшее население непомерными налогами. Православие стало объединяющей силой против захватчиков, насаждавших свои порядки.

Рис. 1. Богоматерь у Распятия. Мозаика в церкви Успения в Дафни. Византия 1100г..

Правление Палеологов

Император Никеи Михаил Палеолог был ставленником аристократической знати. Ему удалось создать хорошо обученную маневренную никейскую армию и овладеть Константинополем.

  • 25 июля 1261 года войска Михаила VIII взяли Константинополь.
    Очистив город от крестоносцев, Михаил был венчан на императорство Византии в соборе Святой Софии. Михаил VIII пытался стравить между собой двух грозных соперников-Геную и Венецию, хотя позднее был вынужден отдать все привилегии в пользу последней. Несомненным успехом дипломатической игры Михаила Палеолога стало заключение унии с папой в 1274 году. В результате унии удалось предотвратить очередной крестовый поход латинян на Византию во главе с герцогом Анжуйским. Однако уния вызвала волну недовольства во всех слоях населения. Несмотря на то, что император взял курс на реставрацию старого социально-экономического строя, он лишь отсрочил надвигающийся закат Византийской империи.
  • 1282-1328 гг. Период правления Андроника II.
    Этот император начал своё правление упразднением унии с Католической Церковью. Годы правления Андроника II отмечены неудачными войнами против турок и дальнейшей монополизацией торговли венецианцами.
  • В 1326 году Андроником II были предприняты попытки возобновить отношения между Римом и Константинополем,
    однако переговоры зашли в тупик из-за вмешательства патриарха Исайи.
  • В мае 1328 года в ходе очередных междоусобных войн Андроник III, внук Андроника II штурмом взял Константинополь.
    В годы царствования Андроника III внутренней и внешней политикой ведал Иоанн Кантанкузин. Именно с ведома Иоанна начал возрождаться военный флот Византии. С помощью флота и высадки десанта византийцами были отвоёваны острова Хиос, Лесбос и Фокиды. Это был последний успех византийских войск.
  • 1355 год. Полновластным правителем Византии стал Иоанн Палеолог V.
    При этом императоре был потерян Галлиополий, а в 1361 году под ударами турок-османов пал Адрианополь, который затем стал центром концентрации турецких войск.
  • 1376 год.
    Турецкие султаны стали открыто вмешиваться во внутреннюю политику Византии. Например, с помощью турецкого султана византийский трон занял Андроник IV.
  • 1341-1425 гг. Правление Мануила II.
    Византийский император постоянно ездил на паломничество в Рим и искал помощи Запада. Не найдя в очередной раз союзников в лице Запада, Мануил II был вынужден признать себя вассалом Османской Турции и пойти на унизительный мир с турками.
  • 5 июня 1439 года. Новым императором Иоанном VIII Палеологом была подписана новая уния с Католической Церковью.
    Согласно договору, Западная Европа обязывалась оказывать военную помощь Византии. Как и его предшественники, Иоанн предпринимал отчаянные попытки пойти на унизительные уступки ради заключения унии с папой. Русская Православная Церковь новой унии не признала.
  • 1444 год. Поражение крестоносцев под Варной.
    Не до конца укомплектованное войско крестоносцев, частично состоявшее из поляков и большей частью из венгров попало в засаду и было полностью вырезано турками-османами.
  • 1405-29 мая 1453 год.
    Правление последнего императора Византии Константина XI Палеолога Драгаша.

Рис. 2. Карта Византийской и Трапезундской империй 1453 год.

Османская империя давно стремилась к захвату Византии. К началу правления Константина XI у Византии оставался лишь Константинополь, несколько островов в Эгейском море и Морея.

ТОП-4 статьикоторые читают вместе с этой

  • 1. Византийская империя
  • 2. Османская империя
  • 3. Византийская империя при Юстиниане
  • 4. Византийская империя и восточнохристианский мир

После оккупации Венгрии турецкие войска под руководством Мехмеда II вплотную приблизились к воротам Константинополя. Все подходы к городу были взяты под контроль турецкими войсками, все транспортные морские пути перекрыты. В апреле 1453 года началась осада Константинополя. 29 мая 1453 года город пал, а сам Константин XI Палеолог погиб, сражаясь с турками в уличном бою.

Рис. 3. Вступление Мехмеда II в Константинополь.

29 мая 1453 года историками принято считать датой гибели Византийской империи.

Западную Европу ошеломило падение центра Православия под ударами турецких янычар. Вместе с тем ни одна Западная держава толком не оказала помощи Византии. Предательская политика западноевропейских стран обрекла страну на гибель.

Причины падения Византийской империи

Экономические и политические причины падения Византии были взаимосвязаны между собой:

  • Огромные финансовые затраты на содержание наёмной армии и флота. Эти затраты били по карману и без того обнищавшего и разорившегося населения.
  • Монополизация торговли генуэзцами вызывала разорение венецианских купцов и способствовало упадку экономики.
  • Центральная структура власти была крайне нестабильна из-за постоянных междоусобных войн, в которые, к тому же вмешивался султан.
  • Погрязший во взятках аппарат чиновников.
  • Полнейшее безразличие верховной власти к судьбам своих сограждан.
  • С конца XIII века Византия вела непрекращающиеся оборонительные войны, которые вконец обескровили государство.
  • Окончательно подкосили Византию войны с крестоносцами в XIII веке.
  • Отсутствие надёжных союзников не могло не сказаться на падении государства.

Не последнюю роль в падении Византийской империи сыграла предательская политика крупных феодалов, а также проникновение иноземцев во все культурные сферы уклада жизни страны. К этому стоит добавить и внутренний раскол в обществе, и неверие различных слоёв общества правителям страны, и в победу над многочисленными внешними врагами. Неслучайно многие крупные города Византии сдавались без боя туркам.

Что мы узнали?

Византия была страной, обречённой на исчезновение в силу многих обстоятельств, страной, неспособной на перемены, с насквозь прогнившим чиновничьим аппаратом, да к тому же окружённой внешними врагами со всех сторон. Из описываемых событий в статье можно кратко узнать не только хронологию распада Византийской империи до её полного поглощения Турецкой империей, но и причины исчезновения этого государства.

Тест по теме

  1. Вопрос 1 из 9

    Когда произошло взятие крестоносцами Константинополя?

    • в 1200 году.
    • в 1204 году.
    • в 1453 году.
    • в 1583 году.

Начать тест(новая вкладка)

Оценка доклада

Бытует мнение, что моему собеседнику известны самые сокровенные тайны Президента России. Кроме того, архимандрита Тихона (Шевкунова) называют человеком, близким к ФСБ. Но наша беседа с наместником московского Сретенского монастыря, ответственным секретарем Патриаршего Совета по культуре, членом Высшего Црковного Совета Русской Православной Церкви началась не с вопроса о Путине и чекистах. Мы говорили о его литературной деятельности.

Год назад отец Тихон написал книгу под названием «»Несвятые святые» и другие рассказы». Ее герои — миряне, священники и монахи Псково-Печерской обители. Недавно это произведение попало в список финалистов престижной литературной премии «Большая книга». К слову, несколько лет назад документальный фильм «Гибель империи. Византийский урок», сценаристом которого был автор «Несвятых святых», получил еще одну награду — статуэтку «Золотого орла», присуждаемую Национальной академией киноискусства России.

Однако дело даже не в премиях. Общий тираж книги отца Тихона на сегодняшний день составляет 1 млн. 100 тыс. экземпляров. До этого в России столь массово издавались только романы о Гарри Поттере. «В чем причина такой популярности, что ищут читатели в «Несвятых святых»?» — поинтересовался я.

— Сейчас Церкви уделяют много внимания. И зачастую о ней отзываются негативно. В жизни священников или монахов находят недостатки, которые, безусловно, имеют место. Хотя многое — просто плод фантазий. Но людям, видимо, хочется узнать, понять, почему человек приходит в храм, что, грубо говоря, он может там получить. Это вообще сегодня один из основных вопросов: «А что мне дадут в церкви?» Я не ставил себе задачу дать на него ответ. Было желание рассказать о Церкви, бытие которой сильно отличается от привычного многим мира, о том, что, как правило, скрыто от человека, не знающего глубоко жизнь храма и монастыря. И самое главное, о чем сказано в «Несвятых святых» — об общении человека и Бога, и как удивительно и прекрасно это происходит. Вот, пожалуй, главные цели, которые я ставил перед собой, приступая к работе над книгой.

— И Вы добились своего?

— Если удалось хоть немножко приоткрыть полог, скрывающий от обыденного мира подлинную церковную жизнь, если хоть на йоту это получилось, то для меня это огромное достижение. Но здесь уже судить не мне, а читателям.

— «Несвятые святые» были переведены на несколько иностранных языков. Давайте уточним, на какие.

— Греческий, сербский. Месяц назад в библиотеке конгресса США состоялась презентация английского перевода. Весной в Париже будем представлять ее французский вариант. И сейчас уже заключены договоры о переводе на румынский, болгарский, шведский, испанский, китайский и арабский языки.

— Наверное, в первую очередь Вашу книгу публикуют те, кто связан с выпуском церковной литературы?

— Нет, в большинстве своем этим занимаются светские издательства.

— А отзывы зарубежных читателей до Вас доходили?

— Да. И они очень теплые. Сужу по мнению греков, сербов и американцев. Добрая реакция, разумеется, не может не радовать. Причем в США книгу читают люди неправославной культуры — протестанты, например.

— Вы этим удивлены?

— Буду откровенен, эти отклики для меня стали неожиданностью.

— Российские либералы, ознакомившись с тем, что Вы написали, сделали вывод: «Несвятые святые» — книга о том, как монахи Псково-Печерского монастыря боролись с советской властью. Что Вы об этом думаете?

— В книге есть история о том, как в 50-е ― 60-е годы братия мужественно отстаивала свою обитель. Рассказ совершенно реален. Но чтобы прям уж так боролись с советской властью… Не было у них такой задачи. Они знали, что эта власть рано или поздно рухнет, а торопить события — не в их компетенции.

Горькие плоды информационных полей

— На Ваш взгляд, как должны строиться отношения Церкви и государства?

— Я бы использовал здесь слово «симфония». Приведу пример. При нашем Сретенском монастыре есть детский дом, где работаем и мы, и представители государства. Субсидируется это учреждение из казны и за счет средств Церкви. Вот это и есть симфония, о которой я говорю. Сейчас мы участвуем в разработке государственной стратегии в области культуры, образования и воспитания. Это тоже образец симфонии — т.е. объединенных усилий Церкви, общественности и институтов власти. И такая модель отношений была испытана веками. Три года назад мы начали кампанию по противодействию детскому и подростковому пьянству. Здесь тоже — совместные усилия. Не говорю уже об охране нашего церковного и культурного достояния — древних храмов и монастырей.

— Но если бросить взгляд в прошлое, мы увидим, что почти три столетия подряд — от Петра Великого до Февральской революции — делами Церкви ведали не Патриархи, а чиновники, занимавшие должность обер-прокурора Святейшего правительствующего синода.

— Неправильно, антиканонично, когда государство берется управлять Церковью. Но все же это было не «мертвое время» для Церкви. В «синодальный период» просияли великие святые Киево-Печерской лавры, Серафим Саровский, Иоанн Кронштадтский. Но все же вмешательство чиновников в жизнь Церкви пользы ей не приносило. Сейчас уникальное своего рода время, когда никакого государственного давления Церковь не чувствует. Долго ли это продлится?..

— В нынешнем году для российских СМИ одним из главных ньюсмейкеров была Церковь. Она попала под шквал яростных информационных атак: скандал с часами Патриарха Кирилла, дело Pussy Riot и т.д. В чем, по-Вашему, была причина этой шумихи?

— Церковь стала занимать в жизни России столь важное место, что многим это пришлось не по вкусу. Есть люди, которых просто тошнит от одного упоминания о Патриархе, епископах, священниках, верующих мирянах. И на них были рассчитаны эти хорошо спланированные акции.

Однако нельзя сказать, что нет нашей вины. Необходимо больше внимания обращать на благочестие духовенства. Или, выражаясь мирским языком, строже следить за дисциплиной священнослужителей. Нужно сделать так, чтобы даже те редкие случаи их недостойного поведения, о которых мы знаем, были сведены к минимуму.

Но нельзя не заметить и того, что пресса с большим усердием выпячивает малейшие негативные стороны церковной жизни. Но при этом молчит о многих сотнях детских домов, о больницах, о помощи огромному числу людей, о 35 тысячах восстановленных храмов и монастырей, о многих других проектах, в которых приняла участие Русская Православная Церковь.

С другой стороны, нельзя, конечно же, закрывать глаза на вопиющие факты. Когда священник в пьяном виде наезжает на людей — об этом обязательно нужно писать и говорить.

— Вы видели ставшие притчей во языцех часы главы Русской Православной Церкви?

— Патриарх — мой непосредственный духовный руководитель, мой епископ, поэтому обсуждать подобного рода вещи я ни с кем не собираюсь.

— Крайне громкой оказалась акция Pussy Riot в храме Христа Спасителя и последовавший затем суд и приговор. Хотелось бы узнать, что Вы думаете об этом деле.

— Есть законы, есть государство, и оно должно было принимать меры. А нам нужно было молиться за этих девушек, совершивших страшное деяние.

В этой мерзкой по сути истории одни считали, что наказание тянет не больше, чем на 15 суток. Другие утверждали, что мы имеем дело со злостным хулиганством. Но не будем забывать, какая мощная кампания в поддержку Pussy Riot была устроена по всему миру. Мне приходилось обсуждать эту тему с западными журналистами, и они кипели от негодования, готовы были неистово защищать этих «девчушек». Но их гнев становился менее пламенным, когда они узнавали о том, чем барышни занимались раньше. Ведь скандальная акция была не первой.

Известно, в чем выражалось их «искусство». Оргия, которую они устроили в музее имени Тимирязева, инсценировка повешения, где в роли «жертв» выступали гастарбайтер, таджик и еврей. Еще несколько историй, предельно циничных и омерзительных.

Недавно некий молодой человек на джипе заехал прямо к Вечному огню. И тоже никакой реакции государства. «Героини», плясавшие в храме, к этому отношения не имеют. Но подобные события — одного порядка, и они остались совершенно безнаказанными.

Для сравнения. В Англии в 2010 г. некий представитель «золотой молодежи» решил самовыразиться. «Перформанс» состоял в том, что он забрался на обелиск, посвященный ветеранам, и сорвал флаг. За это он получил тюремный срок в 16 месяцев, и все британское общество одобрило наказание. Потом хулиган публично просил прощения перед всей страной.

Вот и у меня в связи с Pussy Riot возник вопрос: мы, люди, живущие в России, уже готовы к тому, чтобы воспринимать подобные мерзости, как норму?

— И как — дозрела страна или нет?

— Данные проводившихся социологических исследований — и государственных, и независимых — показали, что большинство наших сограждан эти действия не одобряет. В поддержку Pussy Riot высказались всего лишь несколько процентов опрошенных.

— Мы уже говорили об информационном пространстве, о журналистах и Церкви. Вот еще один пример, относительно недавний, имеющий к Вам непосредственное отношение. Месяц назад часть московских массмедиа сообщила «сенсацию» об обнаружении «борделя в Сретенском монастыре». Потом последовало опровержение. Но вот что меня занимает: почему СМИ с такой радостью, со столь неподдельным энтузиазмом начали тиражировать эту новость?

— Есть определенный заказ на дискредитацию Церкви. Не от общества, хотя с ним работают в этом направлении. Все журналисты, которые писали о помянутой вами «сенсации», прекрасно знали, что это ложь. Рядом с нашей обителью, находящейся в центре Москвы, действительно располагалась гостиница с самой скверной репутацией. И мы неоднократно добивались закрытия отеля. Но когда это произошло, СМИ выдали информацию именно таким образом, чтобы скомпрометировать монастырь. Через два дня все стало на свои места, вранье было разоблачено. Тем не менее мы должны быть готовы к тому, что и в будущем в адрес Церкви будет направлено много клеветы и подлости.

Слабость — дурная привычка

— Несколько лет назад страна была потрясена фильмом «Гибель империи. Византийский урок». Вы рассказывали о том, как исчезла великая держава со столицей в Константинополе, и проводили сравнение с нынешней РФ. Я знаю, что Вашу ленту не просто заметили, даже далекие от истории люди обсуждали ее в общественном транспорте. Что побудило Вас стать автором сценария этой картины?

— Мне хотелось в форме притчи предупредить, показать, что может случиться в России, если вовремя не предпринять соответствующие меры. Не льщу себя надеждой, что фильм оказал столь сильное влияние, но все-таки кое-что было сделано. В то же время многое из сказанного в «Гибели империи» для нас по-прежнему актуально.

— Сейчас известный писатель Дмитрий Быков то и дело оправдывается, что недавно в Казани он не призывал к распаду России и его, мол, неправильно поняли. Но ведь многим его единомышленникам, участникам «маршей миллионов» и сочувствующим им хочется, чтобы РФ прекратила свое существование. Не так ли?

— Вовсе не секрет, что и за рубежом, и внутри страны есть силы, которые хотят и ждут расчленения России. Но те, кто об этом пишет и рассуждает, выдают желаемое за действительное. Россию хоронили много раз, еще чаще сочиняли планы ее уничтожения. Сегодня нас тоже пытаются приучить к мысли: «Привыкайте, господа, вы будете разрушены и разделены, на вашей территории никогда не будет единого государства…» Нас пытаются дрессировать, внушают, что страна в таком виде, как сейчас, существовать не будет.

— В России, как в любом другом государстве, много проблем. Какую из них Вы бы назвали самой острой и злободневной?

— Отвечу самыми общими словами. После распада СССР мы стали привыкать к поражениям и смиряться со своей слабостью. Некоторое время назад пошел обратный процесс, но он идет не так активно, как хотелось бы. Мы не должны ощущать себя бессильными и вечно проигрывающими. От этой дурной привычки надо избавляться. Хочу подчеркнуть, что сказанное мной — абсолютно совместимо со смирением и с христианским мировоззрением в целом.

— Есть такая логическая цепочка. Сретенский монастырь — улица Сретенка — в двух шагах от нее Лубянка, а чуть дальше — Кремль. Часто говорят о Вашей близости к Путину и к спецслужбам. Что Вы на это скажете?

— Придется признаться, наш монастырь, которому уже более шестисот лет, расположен на улице Лубянка, и нет другой московской обители, которая географически была бы ближе к Кремлю. Так что в этом смысле подобное утверждение — чистая правда.

Интервью вышло в выпуске №49 (633) 7-13 декабря 2012 г.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *