Гаагская конференция 1899

Гаагская мирная конференция 1899 года или Гаагская конференция разоружения — была созвана по инициативе императора Николая II. 12 (24) августа 1898 г. министр иностранных дел граф Муравьев обратился к представителям России за границей с циркулярной нотой, в которой говорил, между прочим: «Охранение всеобщего мира и возможное сокращение тяготеющих над всеми народами чрезмерных вооружений являются, при настоящем положении вещей, целью, к которой должны бы стремиться усилия всех правительств. Все возрастающее бремя финансовых тягостей в корне расшатывает общественное благосостояние. Духовные и физические силы народов, труд и капитал отвлечены в большей своей части от естественного назначения и расточаются непроизводительно. Сотни миллионов расходуются на приобретение страшных средств истребления, которые, сегодня представляясь последним словом науки, завтра должны потерять всякую цену ввиду новых изобретений. Просвещение народа и развитие его благосостояния и богатства пресекаются или направляются на ложные пути… Если бы такое положение продолжалось, оно роковым образом привело бы к тому именно бедствию, которого стремятся избегнуть и перед ужасами которого заранее содрогается мысль человека. Положить предел непрерывным вооружениям и изыскать средства предупредить угрожающие всему миру несчастья — таков ныне высший долг для всех государств. Преисполненный этим чувством, Государь Император повелеть мне соизволил обратиться к правительствам государств, представители коих аккредитованы при Высочайшем Дворе, с предложением о созыве конференции в видах обсуждения этой важной задачи. С Божьей помощью, конференция эта могла бы стать добрым предзнаменованием для грядущего века». Циркуляр гр. Муравьева произвел сильное впечатление, но далеко не однородное. Лишь весьма немногие встретили его безусловным сочувствием (Берта ф. Зуттнер и другие сторонники мира); большинство европейских газет консервативного и либерального направления восхваляли заключающийся в нем «великодушный почин миролюбивого государя», но считали его непрактичным и неосуществимым; так смотрела и дружественная России французская пресса («Temps», «Figaro», «Gaulois»), которая не без раздражения указывала, что границы Франции обеспечены хуже, чем границы России, и потому частичное и пропорциональное для всех государств разоружение может оказаться для Франции особенно невыгодным. Наконец, некоторые органы печати подчеркивали противоречие между предложением о разоружении и агрессивным образом действий на Дальнем Востоке (в Китае), объясняя самый призыв на конференцию как попытку обмануть бдительность держав-соперниц и привлечь на свою сторону европейское и азиатское общественное мнение (эта точка зрения особенно полно развита в ст. K. Kautsky, «Demokratische und reactionäre Abrüstung» в «Neue Zeit», 1897—98, № 50). В конце 1898 г. происходила дипломатическая переписка между державами по вопросу о конференции, до сих пор не опубликованная. В результате её Россия несколько изменила свой взгляд на задачи конференции. В ноте гр. Муравьева от 30 декабря 1898 г. — 11 января 1899 г., обращенной к иностранным дипломатическим представителям в Петербурге, было отмечено, что правительства и общественное мнение встретили сочувственно проект, долженствовавший «обеспечить всем народам благо действительного и прочного мира и прежде всего положить предел все увеличивающемуся развитию современных вооружений; в то же время, обстоятельства, казалось, вполне благоприятствовали осуществлению в более или менее близком будущем означенной человеколюбивой задачи… Однако, политическое положение значительно изменилось в последнее время. Многие государства приступили к новым вооружениям, стараясь в еще большей мере развить свои военные силы». Естественно, что, при столь неопределенном порядке вещей, нельзя было не задаться вопросом о том, считают ли державы настоящую политическую минуту удобной для обсуждения международным путем тех начал, кои изложены были в циркуляре от 12-го августа. Подлежащими разрешению конференции признаны следующие вопросы: «1) соглашение, определяющее на известный срок сохранение настоящего состава сухопутных и морских вооруженных сил и бюджетов на военные надобности; предварительное изучение средств, при помощи коих могло бы в будущем осуществиться сокращение означенных вооруженных сил и бюджетов. 2) Запрещение вводить в употребление в армиях и во флоте какое бы то ни было новое огнестрельное оружие и новые взрывчатые вещества, а также порох, более сильно действующий принятого в настоящее время, как для ружейных, так и для орудийных снарядов. 3) Ограничение употребления в полевой войне разрушительных взрывчатых составов, уже существующих, а также запрещение пользоваться метательными снарядами с воздушных шаров или иным подобным способом. 4) Запрещение употреблять в морских войнах подводные миноносные лодки или иные орудия разрушения того же свойства; обязательство не строить в будущем военных судов с таранами. 5) Применение к морским войнам Женевской конвенции 1864 г. и дополнительных к ней постановлений 1868 г. 6) Признание на таких же основаниях нейтральности судов и шлюпок, коим будет поручаемо спасание утопающих во время или после морских сражений. 7) Пересмотр Декларации о законах и обычаях войны, выработанной в 1874 г. на конференции в Брюсселе и до сего времени не ратификованной. 8) Принятие начала применения добрых услуг, посредничества и добровольного третейского разбирательства в подходящих случаях, с целью предотвращения вооруженных между государствами столкновений; соглашение о способе применения этих средств и установление однообразной практики в их употреблении». По соглашению между державами местом конференции избрана Гаага. Приглашение участвовать в ней было послано и принято всеми европейскими державами и 6-ю внеевропейскими (Соед. Штаты, Мексика, Китай, Япония, Персия, Сиам). Папе, по настоянию Италии, приглашения послано не было; Болгария, по настоянию Турции, была допущена лишь без права голоса. Каждая из приглашенных держав прислала своих уполномоченных: Россия — барона Стааля, посла в Лондоне, Германия — Мюнстера (при котором в числе комиссаров состоял проф. Штенгель, перед тем выпустивший брошюру, в которой доказывал неосуществимость и отчасти даже нежелательность осуществления пожеланий, высказанных в русской ноте; назначение его свидетельствовало о враждебном отношении германского правительства к задачам конференции), Франция — Буржуа и т. д. Конференция открылась 18 мая и заседала до 29 июля. Председателем был избран представитель России, барон Стааль. Представители прессы на конференцию не были допущены; о её заседаниях имеются только краткие сведения, сообщенные печати по постановлению самой конференции. Первая и главная цель конференции — сокращение вооружений и военных бюджетов или даже фиксирование их на нынешней высоте — совершенно не достигнута. Конференция выразила пожелание такого сокращения, но оно имеет совершенно платонический характер. Все, что сделано конференцией, сводится, во-первых, к установлению общих правил относительно третейского и вообще мирного разбирательства столкновений между державами, и до Г. конференции весьма часто встречавшегося, но производившегося каждый раз на основе специального соглашения; во-вторых, к некоторым постановлениям относительно войны. Все это выразилось формально в шести конвенциях и декларациях: 1) конвенция о мирном улаживании международных столкновений, 2) конвенция, определяющая обычаи сухопутной войны, 3) конвенция, распространяющая применение Женевской конвенции 1864 г. на войну морскую, 4—6) декларации, запрещающие бросание взрывчатых снарядов с аэростатов, употребление снарядов, единственной целью коих является распространение удушающих газов, пуль, взрывающихся в человеческом теле. К этим конвенциям и декларациям в заключительном протоколе прибавлен ряд «пожеланий» (о сокращении вооружений, о постановке на очередь будущей такой же конференции вопроса о правах и обязанностях нейтральных держав и т. д.), не имеющих практического значения. Конвенции и декларации представляют отдельные акты; державам было предоставлено подписывать или не подписывать каждую из них. Конвенция о мирном разбирательстве споров и о морской войне ратификована всеми 26 державами (и Болгарией); конвенция о сухопутной войне — 23 державами (не ратификована Швейцарией, Турцией, Китаем); декларация о бросании взрывчатых снарядов с аэростатов не подписана Англией, декларация о снарядах, распространяющих удушающие газы — Англией и Соед. Штатами. Наибольшее значение имеет конвенция о мирном улажении международных столкновений. Она установляет право вмешательства каждой третьей державы в столкновение между двумя другими державами как до войны, так даже и после открытия военных действий, посредством предложения «добрых услуг», которое ни в каком случае не должно почитаться неприязненным действием по отношению к той или другой. Спорящие державы могут отвергнуть или принять добрые услуги. В последнем случае конвенция рекомендует спорящим державам (если война еще не началась) избрание каждой одной нейтральной державы, и эти державы вырабатывают все условия соглашения; пока идут переговоры между ними, все непосредственные сношения между спорящими державами прекращаются (на срок не свыше 30 дней). Затем спорящие державы могут принять предложенное им соглашение или отвергнуть его; в последнем случае разрыв неизбежен. Но возможны случаи, когда спор происходит вследствие различного толкования фактической обстановки какого-либо события. Для подобных случаев Г. конвенция предложила совсем новый способ международного следствия. Спорящие стороны избирают каждая по одной нейтральной державе; каждая из 4-х держав (двух спорящих и двух нейтральных) назначает по одному члену следственной комиссии (при которых могут состоять помощники, секретари, юрисконсульты и т. д.); затем 4 комиссара выбирают пятую нейтральную державу, которая от себя назначает комиссара. Составившаяся таким образом комиссия из 5 членов является следственной комиссией; она исследует все обстоятельства спора и представляет свой доклад спорящим державам. Доклад этот не есть третейское решение, он есть именно только доклад следственной комиссии о фактических обстоятельствах предмета спора; спорящие могут либо сами дипломатическим путем решить спор на основании доклада, либо передать его третейскому суду. Для третейского суда между державами Гаагская конвенция установила три типа и подробно разработала порядок судопроизводства. Согласно с ней 1) каждое физическое или юридическое лицо может быть избрано спорящими державами в третейские судьи (это существовало и раньше); 2) спорящие державы могут передать разбор дела коллегиальному суду; каждая выбирает по два арбитра, арбитры выбирают суперарбитра; 3) в Гааге учреждается постоянный международный третейский трибунал. Каждая из договаривающихся держав рекомендует не более четырех лиц, как членов этого трибунала. В случае столкновения спорящие стороны выбирают то число членов трибунала, которое они желают иметь; таким образом и составляется третейский суд. Высший надзор за организацией суда принадлежит особому бюро в Гааге, состоящему под председательством Нидерландского министра иностранных дел и состоящему из членов дипломатического корпуса в Гааге. Третейский суд сам определяет свою компетенцию, основываясь на толковании заключенного спорящими державами компромисса. Практические результаты Г. конференции до сих пор (1905) были невелики. Она не предупредила ни войны Великобритании с южно-африканскими республиками, ни войны России и Японии; во время последней Россия даже решительно заявила, что она не допустит мирного посредничества держав, и согласилась допустить его только после разгрома своего флота при Цусиме (14 мая 1905 г.). Точно так же конференция не сократила роста вооружений: она только урегулировала способы мирного решения споров, которые встречались, и раньше решались мирным способом. Так, спор нескольких европейских держав с Венесуэлой был решен Гаагским международным трибуналом (1904); обстоятельства, подавшие повод к спору между Англией и Россией из-за бомбардирования английской рыбачьей флотилии, произведенного балтийской эскадрой под командой вице-адм. Рожественского (октябрь 1904 г.), были выяснены международной следственной комиссией, заседавшей в Париже в начале 1905 г. (см. Гулльский инцидент).

В. В—в.

1-я Международная конференция в Гааге (Нидерланды) была созвана по инициативе Николая II.

На 1-й и 2-й мирных конференциях в Гааге в 1899 и 1907 годах были приняты международные конвенции о законах и обычаях войны, включённые в комплекс норм международного гуманитарного права.

«Когда в 1899 г. сошлась в Гааге конференция представителей держав, ей было предложено обсудить следующие проекты, выдвинутые Россией:

1) приостановку вооружений,
2) запрещение жестоких приёмов борьбы (сюда отнесли, между прочим, применение новых особенно сильных взрывчатых веществ, удушливых газов, разрывных пуль, бросание разрушительных снарядов с воздухоплавательных машин и действия подводных миноносных лодок),
3) установление третейского суда для разрешения споров между державами.

Работу конференции можно считать неудавшейся, так как она ограничилась лишь воспрещением разрывных пуль, удушливых газов и бросания снарядов с воздуха. Остановку вооружений отклонили почти единогласно; а относительно третейского суда отстранили его обязательность, т.е. лишили его всякого реального значения. Отвержение по существу главных пунктов, из-за которых созвана была конференция, состоялось вследствие протестов уполномоченного Германии; его доводы явно показывали, что Германия преследует цели, прямо противоположные желанию прекратить или даже ослабить войны в Европе.

Вопросы, возбуждённые русской нотой 1898 года, сделались предметом обсуждения международных съездов парламентских деятелей. Разоружения и отмены постоянных армий требовали также интернациональные конгрессы рабочих. Резолюция Амстердамского конгресса, собравшегося в 1904 г., во время русско-японской войны, призывала «социалистов и рабочих всех стран, как хранителей международного мира, всячески сопротивляться какому бы то ни было распространению войны».

На конгрессе 1907 г. в Штутгарте, заседавшем одновременно со второй Гаагской конференцией, французский социалист Эрве предложил: на всякое объявление войны, откуда бы оно ни было сделано, отвечать военной забастовкой в виде дезертирства и прямого восстания. В ответ на это предложение Бебель указывал, что всё культурное развитие людей держится на любви к родному языку и своей национальности, и что, следовательно, при иноземном нашествии, вся масса народа неизбежно поднимется, забыв временно все другие вопросы.

Гаагская конференция и резолюции международных съездов не имели никаких практических последствий. Между тем, взаимное недоверие держав друг к другу продолжало расти. В ответ на Тройственный союз 1882 г. ещё в 1891 году произошло сближение Франции с Россией, которое в 1893 г. скрепилось союзным договором. После долгих колебаний, и особенно под впечатлением роста морских вооружений Германии, к ним присоединилась Англия: в 1904 году она заключает союз с Францией, в 1907 г. сближается с Россией и уговаривается относительно размежевания интересов в Персии. Образуется Тройственное согласие России, Франции, Англии в противовес Тройственному союзу Германии, Австро-Венгрии, Италии. Оно как раз поспело к моменту сильного кризиса 1912-1913 гг. на Балканском полуострове, послужившего предвестием Великой войны 1914 года…».

Виппер Р.Ю., История нового времени, Киев, «Ника-Центр»; «Вист-С»,1997 г., с. 579-580.

Первая международная мирная конференция в Гааге, июнь 1899 г.

Выступление О.В. Гликман, к.ю.н., доцента кафедры международного права МГИМО МИД России, на круглом столе «Вклад России в формирование МГП и идей гуманности: исторические, правовые, дипломатические и культурные аспекты», 18 мая 2018 г.

Гаагские конференции мира 1899 и 1907 гг. были созваны по инициативе России. Их роль, а, следовательно, и роль России в развитии международного гуманитарного права и международного права в целом трудно переоценить. Гаагские конференции были успешно организованы и проведены во многом благодаря Мартенсу, составившему программы двух конференций. Он стал «душой» Гаагских конференций и до сих пор считается величайшим гением человечества. …

Мартенс умел найти способ решения существовавших разногласий с опорой на международное право и научные концепции. Он реалистично смотрел на возможности данных форумов, учитывая позиции государств, и полагал, что значение Гаагских конференций должно состоять в уменьшении опасности войны, смягчении ее ужасов, в укреплении международной законности путем достижения самого широкого согласия государств.

В.В.Пустогаров отмечал значение Гаагских конференций следующим образом: «Если конференция 1899 г. во многом «поднимала целину» и потому принесла результаты, поражавшие своей новизной и создавшие впечатление большого поворота, то ее повторению в 1907 г. была объективно уготована иная участь: она была призвана продолжить начатое дело, усовершенствовать и развить принятые международно-правовые акты. В 1899 г. участники могли остановиться у непреодоленных препятствий, отложив их на будущее. В 1907 г. эти барьеры… нельзя было ни обойти, ни отложить. Поэтому объективно предстояла гораздо более глубокая, более трудная и менее благодарная работа. Кроме того, в 1907 г. значительно сильнее, чем в 1899-м, на международные дела оказывал влияние антагонизм между двумя все более отчетливо формировавшимися блоками (с одной стороны, Англия, Франция и Россия, а с другой – Германия и Австро-Венгрия). Это заметно затрудняло достижение согласия иногда даже по мелким вопросам.

Полный текст выступления можно загрузить в формате PDF ниже.

Гаагские конференции отчасти стали прообразами будущей Организации Объеденных Наций (ООН). Конференция была созвана по настоянию Российской Империи и лично императора Николая II. В 1898 году послы иностранных государств, работающих в России, получили обращения русского Императора. В обращении Николай 2 предлагал созвать конференцию, тема которой разоружение и правилай войны. Иностранные государства отнеслись к посланию осторожно, но инициативу поддержали.

Конференция открылась в мае 1899 года и продолжалась до середины июля. В мероприятие приняли участия представители 26 государств. Председателем конференции был барон Егор Егорович Стааль. Видный дипломат и государственный деятель Российской империи.

Краткие итоги первой Гаагской конференции

В рамках мероприятия были приняты ряд важных конвенций и деклараций. В основном они касались условий, правил ведения боевых действий, решения конфликтов.

  • Конвенция о мирном решении международных столкновений;
  • Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны;
  • Конвенция о применении к морской войне начал Женевской конвенции 1864 года.
  • Декларация о запрещении на пятилетний срок метания снарядов и взрывчатых веществ с воздушных шаров или при помощи иных подобных новых способов;
  • Декларация о неупотреблении пуль, легко разворачивающихся или сплющивающихся в человеческом теле ;
  • Декларация о неупотреблении снарядов, имеющих единственным назначением распространять удушающие или вредоносные газы.

Страны участники первой гаагской конференции:

  • Россия
  • Османская империя
  • Германия
  • Австро-Венгрия
  • Италия
  • Франция
  • Испания
  • Великобритания
  • Нидерланды
  • Бельгия
  • Швейцария
  • Швеция
  • Дания
  • Болгария
  • Сербия
  • Черногория
  • Греция
  • Португалия
  • Лихтенштейн
  • Люксембург
  • Япония
  • Китай
  • Сиам
  • Персия
  • США
  • Мексика

Вторая Гаагская конференция 1907 года

Вторая Гаагская конференция по традиции состоялась в Голландии, в городе Гаага. В этот раз состав участников стал заметно шире, количество участвующих государств выросло почти в два раза. Документы подписывали представители 44 стран. Председателем конференции был Александр Иванович Нелидов, русский дипломат, посол во Франции.

Вторая конференция, как и первая, были созваны российским императором. В рамках конференции впервые в истории кодифицировались обычая, условия, правила войны. До создания ООН, в существующей системе миропорядка, государства могли и имели права решать свои проблемы и противоречия, не за столом переговоров, а на поле брани.

Конференции стали большим шагом в сторону дипломатических соглашений, переговоров, которые должны были заменить кровопролития. По итогам конференции 1907 года, государствами участниками было принято решение провести и третьею конференцию. Событие было запланировано на 1915 год. Но оно не состоялось, из-за Первой Мировой Войны. Документы принятые в ходе Второй Гаагской конференция 1907 года:

  • Конвенция o мирном решении международных столкновений
  • Конвенция об ограничении в применении силы при взыскании по договорным долговым обязательствам
  • Конвенция об открытии военных действий
  • Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны
  • Конвенция о правах и обязанностях нейтральных держав и лиц в случае сухопутной войны
  • Конвенция о положении неприятельских торговых судов при начале военных действий
  • Конвенция об обращении торговых судов в суда военные
  • Конвенция о постановке подводных, автоматически взрывающихся от соприкосновения ми
  • н Конвенция о бомбардировании морскими силами во время войны
  • Конвенция о применении к морской войне начал Женевской
  • конвенции (впоследствии заменена Женевской конвенцией 1949 года)
  • Конвенция о некоторых ограничениях в пользовании правом захвата в морской войне
  • Конвенция об учреждении Международной призовой палаты (не вступила в силу)
  • Конвенция о правах и обязанностях нейтральных держав в случае морской войны.

Интересные факты

  • Советский союз ратифицировал принятые договоренности в 1955 году
  • Российская Федерация, как правопреемник СССР автоматически обязывалась соблюдать ратифицирование конвенции

Россия и Гаагские конференции

Итоги Гаагских конференций 1899 и 1907 годов

Значение Гаагских конференция трудно переоценить. Они стали первым краеугольным камнем международного права. Систематизировали нормы и правила ведения войны, создали систему, которая позволяла бы решать вопросы между государствами за столом переговоров, а не на войне. С тех пор основы, заложенные в начале 20 века, модернизировались, но не претерпели сильных изменений.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *