Глобализация и глобальные вызовы человеческой цивилизации

Новые информационные технологии и международные отношения.Понятие информационного общества (ИО). Теории информационного общества: «глобальная деревня» М. Маклюэна и «третья волна» Э. Тоффлера. «Хартия о глобальном информационном обществе» Группы восьми («Большой восьмерки»).

Проблемы распространения информационно-коммуникационных технологий в планетарном масштабе. Международная информационная деятельность субъектов международных отношений. Научно-технический прогресс и становление информационного общества. Информация как основной ресурс. Глобальное информационное пространство и его свойства. Международные отношения и внешняя политика государств в условиях становления глобального информационного пространства. Диалог культур в условиях глобального информационного пространства. Информационная экспансия. Масс-культура и национальные культуры в информационном пространстве. Проблемы информационной безопасности в условиях глобального информационного пространства. Информационная политика государства на международной арене. Формы и методы информационной деятельности на международной арене. Информационная агрессия и информационная война. Компьютерный терроризм. Информационная политика в условиях глобализации. Основные направления доктрины информационной безопасности РФ и задачи информационной деятельности на международной арене. Информационный образ России. Формы и методы информационной поддержки международной деятельности РФ.

Глобальные проблемысовременности и управляемость процессами развития. Сущностные черты современного этапа глобализации. Постиндустриализм и глобализация. Типологизация глобальных проблем. Национальные и региональные вопросы в глобальном измерении.

Распространение информационных и телекоммуникационных технологий, биотехнологий и нанотехнологий. Интернет и развитие средств массовой информации (СМИ). Их место и роль в современной экономике и в создании постиндустриального (информационного) общества. Формирование информационного общества в России. «Транспарентность» границ и взаимозависимость мира. Соотношение понятий «глобализация», «глобальность», «глобальное общество», «глобализм». Противоречивость объективно-субъективного процесса глобализации. Процессы «регионализации», «локализации» и «глокализации». Нарастание традиционализма и партикуляризма. «Фрагментация» и»фрагмеграция» мира. «Виртуальность» глобализации. Глобализация и интернационализация. Хронологические рамки, продолжительность и периодизация процесса глобализации. Эволюционный и критически-скептический подходы в определении перспектив глобализации. Концепция постиндустриального общества. Неомарксизм (И. Валлерстайн, Р. Кокс, С. Амин) о развитии мировой капиталистической системы и мировой политики вXXIв. Движение антиглобализма и альтерглобализма.

Глобальная экономика. Роль в современной мировой экономике транснациональных и глобальных предприятий. Рост прямых иностранных инвестиций (ПИИ) – решающий фактор процесса консолидации транснационального капитала. Образование в мировом масштабе гигантских интегрированных сетей производства и распространения товаров и услуг. «Интернационализация» национальных производительных систем. Ущербность концепции монетаризма. Рост доли сектора услуг в ВВП развитых стран. Процессы экономической глобализации в финансовой сфере. Экспансия иностранного капитала на национальные финансовые рынки. Усиление конкуренции на мировом рынке банковских услуг, снижение рентабельности банковских операций, «дерегулирование» сферы финансовой деятельности. Свободное, неконтролируемое перемещение огромных денежных масс через национальные границы и формирование глобального финансового рынка. Изменение функции денег в мировой экономике. Применение новых валютно-финансовых технологий. Закономерности экономической глобализации.

«Экономизация политики».Упразднение в масштабах глобальной экономики «инвестиционных препон» в виде экологического, профсоюзного, социального и налогового регулирования. Проникновение рыночных механизмов и мотивов получения прибыли во все сферы общественной жизнедеятельности. Подрыв основ национальной экономики. Ослабление позиций национального государства в обеспечении контроля над валютными курсами, денежными, информационными, товарными и другими потоки. Нарушение традиционных функций государства в сферах безопасности и социальной защиты населения. Последствия политики экономического «дерегулирования». Доктрина «Вашингтонского консенсуса» (1992). Экономические и социально-политические требования международных экономических институтов в лице МВФ, ВБ, ГАТТ/ВТО и ТНК, обусловливающие инвестиции и предоставление помощи. Попытки ТНК и глобальных корпораций оспорить функции политической власти и управления у формально суверенных государств. «Парадокс бессилия политиков». Процесс глобализации рынков политических. Противоречивый характер деятельности ТНК. Аргументы глобалистов в защиту открытых рынков и либерализации экономики, обеспечивающих, по их мнению, в равной мере помощь и бедным, и богатым, а также улучшение условий труда и экологии. Зависимость между политикой либерализации и доходами населения, социальным процветанием. Антигуманизм идеологии глобализма и политики «дерегулирования». Деградация государства всеобщего благосостояния, дезинтеграция «среднего класса», кризис демократии, ослабление гражданского общества. Нарастание социальной поляризации в планетарном и национальном масштабе. Социальные последствия рыночных реформ в России.

Параметры и особенности политической глобализации. Кризис Вестфальской международной системы. Ослабление «государственной» идентичности. Изменение роли государства в современном мире под влиянием воздействий «сверху», «снизу» и «извне». Размывание границ между «внутренними» и «внешними» политическими, экономическими, информационными и другими процессами. Изменение роли международных организаций и внутригосударственных регионов. Взаимопроникновение внутренней и внешней безопасности. Примеры утраты «национальными правительствами» контроля над трансграничными обменами информацией, передачами технологий, распространением болезней, миграцией населения, торговлей оружием и финансовыми операциями и т. д. Дж. Розенау и Д. Хелд о трансформации мировой политики и причинах подрыва суверенитета национального государства. Демократизация – важнейшаятенденция развития современного мира. Рост количества демократических государств. Усиление и развитие демократических институтов и процедур в различных странах.Демократический транзит. Причины и факторы, обусловливающие процессы демократизации. Структурные (независимые переменные) и процедурные (зависимые переменные). Демократизация мира в конце XX в теории «конца истории» Ф. Фукуямы. Концепция «расширения демократии» Э. Лейка. Глобальная борьба США за распространение демократии западного типа. «Оранжевые революции» на постсоветском пространстве. Роль МНПО в этом процессе. Ф. Закария о «нелиберальных демократиях» и предпосылках демократических реформ. Причины количественного роста нелиберальных демократий в современном мире. Процесс демократизации в России: проблемы и противоречия.

Можно назвать концепт глобального общества своего рода «идеальным типом» (по Веберу), то есть интеллектуальной конструкцией, которая описывает положение дел, в полной мере не существующее в действительности, но предопределяющее силовые линии и реперные точки этой действительности в процессе ее становления. Пока глобального общества нет, но оно складывается на наших глазах. Сложится или нет, покажут время и история. А также наша решимость сказать ему «да» или «нет».

Генезис концепта

Концепт глобального общества находится сейчас в процессе окончательного формирования и пока не используется как самостоятельный термин, выступая чаще всего в качестве синонима таких понятий, как «глобализация», «глобализм», «глобальные процессы» и т. д. Но так как значение глобальных факторов постоянно возрастает, вероятно, сейчас самое время придать этому концепту окончательный и однозначный смысл. Для этого следует обратиться не просто к практике его использования в научной литературе, но обратить внимание на исторические этапы, постепенно подводящие к возникновению самого явления, обозначаемого этим словом.

Этническая идентичность и folk-society

Чтобы понять конкретный смысл концепта, следует сделать краткий экскурс в область этносоциологии как дисциплины, разбирающей эволю­цию коллек­тив­ных иден­ти­фи­каций в разных типах обществ. Только в этой этносоциологической перспективе весь объем понятия «глобальное общество» станет по-настоящему внятным и содержательным.

Первым уровнем коллективной идентичности в социальной истории является этническая идентичность. В этносе между всеми членами существуют органические связи, все разделяют язык, веру в общее происхождение и общие обычаи. В этносе коллективная идентификация всех его членов друг с другом и с общим (часто мифологическим) предком (тотемом, духом, вождем, фетишем и т. д.) настолько велика, что индивидуального начала почти не существует вовсе. В этническом обществе доминирует коллективная антропология — целое в нем намного больше, нежели составляющие его части.

Аналогом этноса может служить тот тип общества, который американский социолог Роберт Рэдфилд назвал folk-society1, выделив как его основные моменты персонализм отношений, синхронизм реакций, ограниченную численность, аграрную среду обитания, священное отношение к природе.

Этническим обществам присущи архаические черты. В этносе преобладает циклическое время и, соответственно, мифы вечного возвращения (М.Элиаде2).

Этносы, понятые в таком социологическом ключе, являются главным объектом изучения представителей культурной антропологии, которая в США и Англии выступает как прямой аналог этносоциологии.

Народ — этнос, вступивший в историю

Следующим, более сложным типом общества является то, что принято называть народом. Чтобы строго отличать его от этноса, можно воспользоваться другим греческим термином — λαος, «лаос», откуда образованы такие слова как французское laique (светский), laicite, (светскость) и т. д. Народ — это этнос, вступивший в историю, осознавший линейное время, вышедший из замкнутого цикла вечного возвращения.

В народе мы видим много чисто этнических черт, но к ним добавляется и нечто новое: определенный травматизм, неравновесность, чувство исторического события как чего-то особого, чего нет в рутине сменяющих друг друга сезонов. В народе центральной фигурой становится герой, который впервые наделяется индивидуальностью, чуждой этническим архаическим обществам. Но эта индивидуальность — исключительная, собирательная и зарезервированная только для великих людей, царей, вождей, богатырей, гениев, философов.

Если для этноса характерны сказки и мифы, то для народа — эпос.

В народе сосуществуют две социальные парадигмы идентификации: коллективистские (все еще этнические) массы и индивидуализированные элиты. Связь возникновения социальной дифференциации и становление классового общества с этническими процессами прекрасно описал в своем монументальном пятитомнике Рихард Турнвальд3.

Народ, λαος, порождает вместе или поочередно следующие типовые формы: государство (чаще всего), религию (как правило, с развитой теологией, классическим примером являются монотеистические религии), цивилизацию (основанную на философии и высоко дифференцированной культуре).

Народу соответствует традиционное общество, отличающееся от чисто этнического (архаического) более высокой степенью дифференциации — в социальном устройстве, политике, экономике, культуре и т.д.

Нация как буржуазный симулякр

В Новое время в Европе на основании традиционных сословных государств (соответствующих фазе πολις) появляется новый социальный тип — государство-нация. Это совершенно особое явление, по своим основным качественным характеристикам отличающееся от этноса и народа. Это прекрасно показал философ и этносоциолог Эрнст Гелльнер. По Гелльнеру, нация — это целиком искусственная идентичность, переносящая механически «естественные связи малых общин» на широкие пласты атомизированных и изолированных индивидуумов. Другой этносоциолог Бенедикт Андерсон называет нацию imagined community, то есть «выдуманной общностью».

Концепт «нации» возникает вместе с буржуазными революциями, является продуктом исторической деятельности третьего сословия и берет в качестве нормативного типа фигуру буржуа. Показательна этимологическая и смысловая связь таких понятий, как Burg (город, нем.) — Burger (горожанин, буржуа, нем.) — bourgeois (представитель третьего сословия, буржуа, фр.) — le cite (город, фр.) — citoyen ( гражданин, фр.) — πολις (город, гр.) — πολιτικα (политика, гр.).

В нации доминирует городское (политизированное) население, которому точнее всего соответствует греческий термин δεμος, демос. Нация неотделима от государства и всегда имеет политическое выражение в отличие от этноса, который не знает политики (и, соответственно, развитых властных отношений и стихии исторического решения), и от народа, в котором политическое измерение является достоянием дифференцированной (от основной массы) и индивидуализированной элиты. Переход от народа к нации может быть описан как переход от нормативной фигуры «Героя» (Held) к фигуре «Торговца» (Handler), как это показано в социологии В. Зомбарта4. Нация есть явление буржуазное. И ее появление в Европе практически совпадает с рождением демократии.

Нация предлагает новую форму идентичности — объединение всех граждан в общем национальном правовом и административном пространстве.

Гелльнер показывает, что нация создает симулякр этноса; вместо живого языка — искусственно разработанная и административно закрепленная национальная «идиома»; вместо органических отношений «братьев» и «свояков» — рациональные связи партнерства и взаимовыгоды; вместо искренней веры в миф — прагматическая манипуляция искусственными историческими конструкциями, призванными служить конкретным целям — удобству управления, социальному форматированию масс, униформизации механических деталей.

Государство-нация и гражданское общество

Появление буржуазных наций в Новое время вместе с искусственным «целым» вело к распространению личностной иден­тификации на широкие слои населения — вначале городского, затем и сельского. При этом гражданские права и, соответственно, статус индивидуума признавались только за взрослыми состоятельными буржуа-горожанами-гражданами мужского пола и лишь постепенно распространялись на всех остальных — на женщин, бедняков и крестьян. В любом случае параллельно национальной искусственной коллективной идентичности развилась индивидуальная идентичность, которая бралась за социальный атом при политическом складывании нации. Буржуазные нации в отличие и от этносов (архаическое общество), и от народов (традиционное общество) состояли из индивидуумов. На основании этой новой (исторически) нормативной фигуры сложилась концепция «гражданского общества».

Гражданское общество — это социологическая абстракция, представляющая собой проект существования буржуазного общества без национального государства, то есть содержания без формы. Это общество мыслится основанным исключительно на индивидуальной идентичности, по ту сторону всех форм идентичности коллективной — этнической, народной, сословной, религиозной и даже национальной.

Гражданское общество и глобальное общество

Теория гражданского общества была создана философом Кантом в духе пацифизма и антропологического оптимизма: Кант считал, что люди сообразят, что воевать между собой, защищая государства-нации, не разумно, и что гораздо выгоднее и прибыльнее сотрудничать. Тогда-то и реализуется гражданское общество, основанное на разуме и морали.

Гражданское общество, таким образом, мыслится изначально выходящим за пределы национальных государств и противопоставляется им как формам организации, подлежащим упразднению. Форма национальной идентичности должна уступить место идентичности исключительно индивидуальной. И только тогда мы получим общество индивидуумов, где никаких форм коллективной идентичности не останется.

Если поместить концепт гражданского общества в конкретный исторический контекст, то мы увидим, что это общество не может не быть глобальным, сверхнациональным, постгосударственным. То есть гражданское общество предполагает то, что в конце концов оно обязательно станет глобальным. Поэтому мы можем рассмотреть глобальное общество как высшую форму общества гражданского, как его оптимальное выражение и конкретное воплощение.

Этапы становления глобального общества

Глобальное общество в своем становлении имеет следующие этапы.

Начинается оно с укрепления индивидуальной идентичности в рамках национальных государств. Это называется демократизацией и социальной модернизацией. Коллективная идентификация с нацией и, соответственно, с государством постепенно уступает место строго индивидуальной идентификации. Гражданское общество набирает силы. Демократические национальные государства становятся все более демократическими и все менее национальными.

Далее, достигшие высокого уровня демократизации и модернизации государства-нации сливаются в одно наднациональное образование, которое превращается в основу постнационального демократического сверх-государства. (Этот этап мы видим реализованным на практике в современном Евросоюзе.)

Пока наконец все общества и государства не достигнут высокого уровня демократизации и не объединятся в единое мировое государство (Global State) с единым мировым правительством (World Gouvernement). Граждане этого планетарного государства — Космополиса — будут только гражданами мира, и сам статус гражданина будет полностью приравнен к статусу человека. Эта идеология получила название права человека. Она подразумевает именно концепт глобального гражданства или глобального общества.

Права человека как идеология

Мы называем права человека именно идеологией не случайно. Сам смысл этого сочетания выражает идеологические и политические позиции либерализма. Либерализм основан на принципе «свободы от» (по словам Дж. С. Милля5. Свобода понимается как независимость от любой формы коллективной идентичности. При этом вопрос, что должно прийти на смену этой идентичности, остается открытым. По Миллю, либералы не должны отвечать на вопрос «свобода для чего»? Это каждый может решать самостоятельно. Главное — разрушить связи, а что на их месте построить, дело каждого «освобожденного» индивидуума.

Глобальное общество — это предельный горизонт именно либерального подхода, когда субъектом права начинает выступать человек в чистом виде, индивидуум, освобожденный от всех внеиндивидуальных свойств и характеристик.

Три взгляда на Космополис. Глокализация

Можно привести три наиболее последовательные модели становления глобального общества: World culture (мир как культура), World Polity (мир как политика), World System (мир как система). Они по-разному трактуют глобальное общество и его становление.

Теория World culture была разработана Роландом Робертсоном, автором известного термина «глокализация». Робертсон считает, что глобализация протекает одновременного на двух уровнях — на уровне доминирующей идеологии (политических, экономических, медийных, научных и пр. элит) преобладают интеграционные процессы, и мир действительно становится однородным и единым, а на уровне широких масс все наоборот — они, напротив, регионализируются, архаизируются и подчас утрачивают даже ту долю универсализма, которую имели в эпоху расцвета национальных государств. То есть в глобализации идет дифференциация культур на две: одну глобальную и другую, представляющую собой широкий и разнородный, подчас конфликтный веер культур локальных.

По Робертсону, этот процесс открыт и теоретически может привести к настоящей унификации мира и глобальному обществу, а может в любой момент соскользнуть в «новое варварство», «архаизм», «регионализм» и «локальность».

Мировое правительство

Вторая теория — World Polity — принадлежит Джону Майеру и представляет новое глобальное человечество как Мировое государство, объединенное единой политической системой — с мировым парламентом, мировой юридической системой, общим фискальным аппаратом, то есть со всеми атрибутами государства. По Майеру, надо мыслить глобализацию как возникновение новой нации на манер исторических наций, также преодолевавших в своем становлении сословные и этнические противоречия, только в более узком масштабе. Глобальное общество, по Майеру, будет прямым эквивалентом глобальной нации.

Глобалистский коммунизм Валлерстайна

Третья теория — World System — носит марксистский характер и развивается Иммануилом Валлерстайном. С его точки зрения, Маркс был полностью прав в своих предвидениях, и сейчас на планетарном уровне происходит формирование глобального капитализма. Когда этот процесс будет завершен, и капитализм прочно утвердится повсюду, глобальный пролетариат выйдет на арену и осуществит мировую революцию. Но эта смена правящего класса может произойти, по Валлерстайну, только в условиях глобального капиталистического государства, которое создаст условия для «подлинного пролетарского интернационализма» и солидарности всех рабочих земли между собой.

Капиталистическая глобализация войдет в полосу кризисов и рухнет, и тогда человечество построит социализм и коммунизм на останках мировой капиталистической системы. Глобальное общество будет коммунистическим.

Близкую к Валлерстейну позицию занимают и известные авторы нашумевшего бестселлера «Империя» А. Негри и М. Хардт6.

Наступил ли «конец истории»?

В 90-е годы ХХ века наметились две тенденции в толковании процесса глобализации, которые нашли свое отражение в работах Ф. Фукуямы и С. Хантингтона. Они не утратили актуальности и до сего времени.

Позиция Фукуямы того периода состояла в том, что после распада советской системы все предпосылки для возникновения глобального общества налицо, и это можно считать свершившимся фактом. Хантингтон же возражал, что должной гомогенизации, напротив, не произошло, и слом одних — идеологических — парадигм противостояния в скором времени сменится иными парадигмами — цивилизационными. Не имея ничего против глобального общества, Хантингтон тем не менее предупреждал о тех объективных преградах, которые стоят на его пути. В качестве таких преград он видел не национальные государства, но глубинные цивилизационные и культурные противоречия. В конце 90-х и в начале 2000-х Фукуяма пересмотрел свою позицию и признал, что он поспешил с выводами о «конце истории».

Преодоление гендера

С социологической точки зрения следует обратить внимание на следующий момент концепта глобального общества (как общества гражданского). Это общество отрицает любую форму коллективной идентичности — этническую, историческую, цивилизационную, культурную, сословную, национальную и т.д. Но есть еще одна форма коллективной идентичности, которая также рано или поздно должна была попасть в зону повышенного внимания идеологов «прав человека». Это гендерная идентичность.

Освобождаясь от всех связей, либералы рано или поздно должны были поставить вопрос о свободе от пола. Мужчины и женщины не индивидуальное явление. И какое бы равенство полов в обществе ни царило, есть определенные социальные механизмы сегрегации, включая анатомические, которые преодолеть невозможно. Снятие гендерной идентичности, тотальная легализация и легитимация гомосексуальных отношений, а также полноправие транссексуалов и свобода трансгендерных операций (возможно, неоднократных) является не просто курьезной деталью в становлении глобального общества, но его важнейшим программным пунктом. Борьба за права сексуальных меньшинств есть фундаментальный политический тезис строительства глобального общества. В этом обществе должны исчезнуть не только этносы, народы, конфессии и государства, но и мужчины и женщины в привычном для нас понимании.

Новая политическая теория

Здесь можно задаться вопросом: а есть ли у глобального общества альтернативы? Это не пустой вопрос. Дело в том, что если мы проследим (по меньшей мере на Западе) цепочку смены одного типа общества другим на всем протяжении истории, мы увидим, что этот процесс шел поступательно и только в сторону смены менее дифференцированного типа общества более дифференцированным. Конечно, это процесс нелинейный, и были периоды реверсивности и отступления, но в целом история Запада ведет именно к глобальному обществу — и теоретически, и культурно, и технологически, и социально, и логически.

Другое дело, что большинство других, незападных обществ, познакомились с этой тенденцией, с таким ходом истории и таким ее ориентиром принудительно — либо через колонизацию (как страны третьего мира), либо в оборонительной попытке отстоять самобытность и независимость от того же самого Запада (как Россия). Для Запада движение к глобальному обществу, а значит, к мировому правительству и упразднению любых форм коллективной идентичности (включая гендерную) — это судьба. Для всех остальных цивилизаций (и в этом был совершенно прав Хантингтон), это скорее либо свободный выбор, либо уступка внешнему насилию. Но в любом случае, сказать нет глобальному обществу очень нелегко — для этого надо, по сути, отвергнуть всю логику модернизации, всю очевидность прогресса и фатальность технического развития. Глобальное общество не случайно. Простым недовольством его не остановить. Чтобы хоть что-то противопоставить или возразить ему, надо всерьез переосмыслить саму структуру исторического процесса — снова поставить под вопрос, что в нем было универсально, а что локально, что общеобязательно, а что произвольно.

Если мы не хотим жить в Космополисе, населенном людьми неопределенной половой ориентации, без этносов, культур и отечеств, нам надо выдвинуть фундаментальный и в значительной мере революционный проект, заглядывающий в самые глубины человеческого духа и его исторического проявления, новую политическую теорию7.

Альтернатива глобальному обществу возможна, более того — она необходима. Но она требует очень большого напряжения и не дается сама собой.

Примечания

Глобализация

Что это значит?

Глобализация — это усиливающаяся интеграция экономик и обществ во всем мире.

Глобализация — это неизбежное явление в истории человечества, заключающееся в том, что мир в результате обмена товарами и продуктами, информацией, знаниями и культурными ценностями становится более взаимосвязанным. Однако за последние десятилетия темпы этой глобальной интеграции стали гораздо более высокими и впечатляющими благодаря беспрецедентным достижениям в таких сферах, как технологии, средства связи, наука, транспорт и промышленность.

Хотя глобализация ускоряет развитие человечества и является его следствием, она представляет собой непростой процесс, к которому нужно приспосабливаться и который создает серьезные проблемы и трудности. Такие быстрые темпы перемен могут принять угрожающий характер, и большинство стран пытаются их контролировать или управлять ими.

Почему это касается меня?

Глобализация стала причиной наиболее горячих споров последнего десятилетия.

Критикуя последствия глобализации, чаще всего люди ссылаются на экономическую интеграцию. Экономическая интеграция происходит тогда, когда страны смягчают такие ограничения, как тарифы на импорт, и делают свою экономику открытой для инвестиций и торговли с остальным миром. Критики глобализации отмечают, что неравенство в нынешней глобальной системе торговли негативно отражается на развивающихся странах в ущерб развитым странам.

Сторонники глобализации считают, что проведение политики открытой экономики в таких странах, как Вьетнам, Индия, Китай и Уганда, позволило в значительной степени сократить масштабы нищеты.

В ответ на это критики заявляют, что данный процесс привел к эксплуатации людей в развивающихся странах, серьезной дестабилизации и практически не принес пользы.

Для того, чтобы все страны могли получать выгоду от глобализации, международному сообществу следует продолжить работу по ликвидации диспропорций в международной торговле (сокращение субсидий фермерам и снижение торговых барьеров), которые отвечают интересам развитых стран, и созданию более справедливой системы.

Некоторым странам глобализация пошла на пользу:

  • Китай. Реформы привели к невиданному снижению уровня нищеты. В период с 1978 по 1989 год численность сельских бедняков сократилось с 250 до 34 миллионов.
  • Индия. За последние 20 лет уровень бедности снизился вдвое.
  • Вьетнам. Результаты обследований самых бедных семей свидетельствуют о том, что в 90-е годы ХХ века свои жилищные условия улучшили 98% членов таких семей. Правительство провело обследование семей в начале процесса реформ и, вернувшись к этим же семьям через шесть лет, установило, что произошло значительное снижение уровня нищеты. У людей стало больше продуктов питания, их дети посещали среднюю школу. Одним из многочисленных факторов, повлиявших на успех реформ во Вьетнаме, стала либерализация торговли. За десять лет уровень нищеты в стране удалось сократить в два раза. Вследствие экономической интеграции выросли цены на продукцию неимущих фермеров: рис, рыбу, орехи кешью, а также увеличилось количество рабочих мест на фабриках по изготовлению обуви и одежды, где работа оплачивается гораздо лучше, чем другая работа во Вьетнаме.

Другим странам глобализация не помогла:

  • Многие африканские страны не получили никакой выгоды от глобализации. Их экспорт по-прежнему сводится к ограниченному перечню основных видов сырья.
  • Некоторые эксперты объясняют отставание этих стран неэффективностью проводимой политики, неразвитостью инфраструктуры, слабостью институтов и коррумпированностью органов власти.
  • Другие эксперты считают, что некоторые страны не могут влиться в процесс глобального роста вследствие неблагоприятного географического положения и климатических условий. Так, страны, не имеющие выхода к морю, могут испытывать трудности с конкуренцией на глобальных рынках товаров промышленного производства и услуг.

В последние несколько лет в странах Европы и в США выражались протесты по поводу последствий глобализации. Однако согласно результатам обследования, недавно проведенного «Исследовательским центром Пью», во многих развивающихся странах имеет место весьма сильная поддержка различных аспектов интеграции, в особенности торговли и прямых инвестиций. В странах Африки к югу от Сахары 75% домашних хозяйств считают, что инвестиции многонациональных корпораций являются положительным моментом.

Только факты

История глобализации

Самая последняя волна глобализации, возникшая в 1980 году, была вызвана сочетанием достижений в технологиях транспорта и коммуникации, а также действиями крупных развивающихся стран, которые пытались привлечь иностранные инвестиции путем открытия своих экономик для международной торговли.

Фактически это была третья волна данного явления, начавшегося еще в 1870 году.

Первая волна глобализации длилась с 1870 года до начала Первой мировой войны. Стимулом в данном случае были достижения в транспортной сфере и снижение торговых барьеров. В результате расцвета мировой торговли доля экспорта в объеме мировых доходов удвоилась и составила 8%.

Это вызвало массовую миграцию людей в поисках лучшей работы. Около 10% мирового населения переехали в другие страны. 60 миллионов человек переместились из Европы в Северную Америку и другие части Нового Света. То же самое произошло в густонаселенных Китае и Индии, из которых люди выезжали в менее густонаселенные страны, такие как Шри-Ланка, Бирма, Таиланд, Филиппины и Вьетнам.

Окончание Первой мировой войны положило начало эре протекционизма. В торговле появились такие торговые барьеры, как тарифы. Мировой экономический рост приостановился, и доля экспорта в объеме мировых доходов упал до уровня 1870 года.

После Второй мировой войны наблюдалась вторая волна глобализации, которая продолжалась в период примерно с 1950 по 1980 год. В основном вторая волна проявилась в интеграции таких развитых стран, как страны Европы, Северной Америки и Японии, которые восстановили торговые отношения путем либерализации многосторонней торговли.
В течение этого периода произошел подъем в экономическом развитии стран-членов Организации экономического сотрудничества и развития, что явилось одной из причин торгового бума. Однако развивающиеся страны в основном оказались вне этой интеграционной волны, т.к. они могли торговать лишь основными видами сырья.

Что делает международное сообщество?

Представитель Всемирного банка Дэвид Доллар сравнивает глобализацию со скоростным поездом, в который страны могут попасть только, если они «построят платформу». На самом деле построить платформу означает создать основу, обеспечивающую успешное функционирование страны. Она включает в себя имущественные права, верховенство закона, базовое образование и медико-санитарное обслуживание, надежную инфраструктуру (например, порты, дороги и таможенные службы) и т.д.

Международные организации, например Всемирный банк, агентства по оказания двусторонней помощи и неправительственные организации, сотрудничают с развивающимися странами в целях создания этой основы, чтобы они могли подготовиться к глобальной интеграции.

Если правительства не создадут такой основы и не обеспечат оказания элементарных услуг, бедняки не смогут воспользоваться преимуществами и останутся на обочине развития.
Также важно, чтобы правительство хорошо управляло страной. Если в стране коррумпированное и некомпетентное правительство, сторонние агентства вряд ли смогут изменить жизнь людей.

Что могу сделать я?

  • Расширяйте свои знания о мире и о текущих событиях.
  • Станьте участником движения добровольцев. Посетите сайты UN Volunteer или Idealist , где вы сможете получить информацию об имеющихся в мире возможностях волонтерской деятельности, направленной на содействие устойчивому развитию.

Если вы живете в развитой стране:

  • Обратитесь в национальную волонтерскую службу вашей страны
  • Или посетите сайты UN Volunteer или Idealist для получения информации о других вариантах
  • Посетите дополнительные сайты, указанные на странице странице «Проявите инициативу»
  • Узнайте, сколько средств выделяется правительством вашей страны в рамках двусторонней и многосторонней помощи, и попытайтесь убедить правительство увеличить объем выделяемых средств.

Если вы живете в развивающейся стране:

  • Ходите в школу — учитесь и получайте знания
  • Добровольно помогайте нуждающимся
  • Убеждайте других детей и молодых людей в том, что важно ходить в школу и участвовать в движении добровольцев

Дополнительные ресурсы

  • ООН и вопросы глобализации
  • Глобальный договор
  • Цели в области устойчивого развития до 2030 года

Дополнительная информация на веб-сайте Всемирного банка

РАЗДЕЛ 1 ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 327.2

Н.Н. Васильева Омская гуманитарная академия

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ: ДОБРО ИЛИ ЗЛО?

Рассматривается процесс глобализации и его влияние на современный мир. Изучаются различные подходы к трактовке понятия «глобализация». Определяются основные направления в инфраструктуре государства, подвергающиеся влиянию процессов глобализации. Ключевые слова: глобализация, культура, мировая политика, экспансия, локализация.

Процесс глобализации — мировой процесс, который определяет будущее развитие человечества . Глобализация понимается как категория геополитики и политологии, обозначающая тенденции диффузии культурных и политических образцов и интеграции экономической деятельности подразделениями транснационального капитала во всемирном масштабе .

Естественно, там, где в качестве субъектов мировой политики выступает множество государств и негосударственных акторов, не может быть единого подхода в трактовке и оценке общественно-политических феноменов и процессов, в том числе глобализации. Поэтому в оценке самого понятия «глобализация» в научном обществе нет единства. Одни рассматривают ее как прогрессивное движение человечества к универсальному единению. Другие усматривают целенаправленную политику насаждения во всем мире западно-центристских ценностей, установок и образа жизни, попытки проталкивания нового империализма и неоколониализма под гегемонией США. Более того, мы являемся свидетелями появления на авансцене мировой политики так называемого движения антиглобализма, приверженцы которого рассматривают глобализацию как результат чуть ли не заговора ряда наиболее индустриально развитых стран, стремящихся к мировому господству.

Одни рассматривают глобализацию как новую форму экономического и культурного империализма и колониализма, другие — как вестернизацию или американизацию .

Р. Робертсон расширил определение глобализации, выдвинув тезис о том, что глобальная взаимозависимость национальных экономик и государств является лишь одним из аспектов глобализации, тогда как второй аспект — глобальное сознание индивидов — столь же важен для превращения мира в «единое социокультурное место».

Робертсон выявляет две направленности глобализации:

1) глобальная институционализация жизненного мира, которая толкуется как организация повседневных локальных взаимодействий и социализации непосредственным (минующим национально-государственный уровень) воздействием макроструктур мирового порядка. Указанное воздействие происходит под действием трех факторов: экспансии капитализма, западного империализма, развития глобальной системы масс-медиа. В совокупности действие этих факторов оборачивается экспансией «общечеловеческих ценностей», распространением стандартных символов, эстетических и поведенческих образцов глобальными сетями СМИ (например, CNN и MTV) и ТНК (например, Coca-Cola и General Motors);

2) локализация глобальности , которая призвана отразить тенденцию становления глобального не «сверху», а «снизу», то есть локальное — через превращение взаимодействия с представителями иных государств и культур в рутинную практику, через включение в повседневную жизнь элементов инонациональных, «экзотических» локальных культур. В локальных сообществах такие категории, как «международные отношения», «столкновение цивилизаций», «транснациональная корпорация», становятся практическими категориями взаимодействия и термин «глобальное» здесь означает не только «интернациональное», но и «субнациональное», и даже «локальное» в той степени, в какой последнее глобализует — превращает повседневную жизнь людей в переживание глобального .

То есть, по мнению Р. Робертсона, глобализация связана со «сжатием мира и интенсификацией мирового сознания как единого целого» .

У. Бек вводит категорию транснационального социального пространства, которая по своему теоретическому смыслу является полным аналогом «единого места» Робертсона. Глобализация, согласно Беку, означает «не связанные границами повседневные действия в различных измерениях экономики, информации, экологии, техники, транскультурных конфликтов и гражданского общества…». Под общим названием «глобализация» Бек понимает процессы в сферах политики, экономики, культуры, экологии и др., которые, по его мысли, обладают собственной внутренней логикой и не редуцируемы один к другому. В политической сфере глобализация означает «размывание» суверенитета национального государства в результате действий транснациональных акторов и создания ими организационных сетей. В экономике глобализация означает наступление денационализированного, дезорганизованного капитализма, ключевыми элементами которого являются выходящие из-под национально-государственного контроля ТНК и спекуляции на транснациональных финансовых потоках. В культуре глобализация означает глокализацию, то есть взаимопроникновение локальных культур в транснациональных пространствах, каковыми являются западные мегаполисы -Лондон, Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Берлин и т.п. .

У. Андерсон определяет глобализацию как «поток конвергирующих сил, которые создают подлинно единый мир». Как считают некоторые авторы, глобализация предполагает детерриториализацию социальных и в особенности политических реальностей, что проявляется в размывании национальных границ и увеличении значения наднациональных начал .

М. Уотерс трактует глобализацию как совокупность тенденций, ведущих к детеррито-риализации социального и обусловленных экспансией символических обменов. Фундамент теории глобализации, согласно Уотерсу, это — концепция отношения между социальной организацией и территориальностью . Отношение это в каждый исторический момент детерминируется одним из трех типов обмена: материальным (экономическим), политическим, символическим. Материальные обмены имеют тенденцию к локализации социальных отношений: производство товаров предполагает концентрацию в одном месте рабочей силы,

капитала, сырья; взаимодействие в режиме «лицом к лицу» при управлении процессом труда и при оказании услуг. Политические обмены имеют тенденцию к интернационализации -территориальной экспансии социальных отношений: осуществление власти предполагает контроль над подчиненным населением, занимающим данную территорию, и гарантии суверенности этого контроля, получаемые посредством взаимодействия с инстанциями власти за пределами данной территории. Символические обмены имеют тенденцию к освобождению социальных отношений от пространственной ограниченности: процесс создания и трансляции интеллектуальных и эстетических символов может относительно легко перемещаться и осуществляться между территориально удаленными индивидами или группами .

Глобализация общества — процесс, определяемый преобладанием культуры над экономикой и политикой. Экономика и политика глобализуются в той мере, в какой «пронизаны» символическими обменами.

В наибольшей степени подвержены глобализации те «измерения» экономики, в которых преобладает «символическое опосредствование» отношений — финансовый рынок и потребление, движимое принципами консьюмеризма. Гораздо менее глобализованы товарное производство и рынок труда .

Таким образом, культура — это наиболее глобализованная сфера, поскольку в ней социальные отношения максимально символизированы и, следовательно, могут осуществляться без привязки к конкретной территории. Помимо этого, глобализация культуры посредством потоков симулякров передается в сферы экономики и политики, вызывая там интенсификацию глобализации .

В итоге глобализация — это результат прежде всего глубинных сдвигов в самой инфраструктуре основных направлений и тенденций социально-экономического, информационно-телекоммуникационного, экологического, демографического, социокультурного, политического, мировоззренческого развития современного мира.

Ее суть и неизбежность в конечном счете не зависят от воли, интересов, симпатий и антипатий носителей тех или иных идеологических, идейно-политических, мировоззренческих и иных ценностей, принципов, установок, от воли, целей и интересов тех или иных социально-политических сил, группировок, государств и т.д. Они могут лишь тормозить или ускорить, в той или иной степени изменить какие-нибудь ее аспекты и векторы развития, преследовать цель поставить ее на службу своих интересов и т.д., но они не способны отменить реальность этого феномена, составляющую основополагающую доминанту развития современного мира .

Также необходимо различать глобализацию как исторический процесс, имеющий место во всей истории человечества, и глобализацию как проект, идею развития человеческого общества. Глобализация как исторический процесс прежде всего связана с самоорганизацией (синергией) жизнедеятельности. Процессы транскультурной глобализации — постоянно действующие тенденции социокультурной жизни человечества .

В полной мере новая волна глобализации проявила себя только в 1990-е гг. Те факторы глобализации, которые имели место в предшествующий период, получили дополнительный импульс после окончания «холодной войны» и преодоления идеологического, политического и экономического раскола мира .

Итак, под глобализацией следует понимать всестороннее сближение и интеграцию всех стран мира в технологической, информационно-культурной, экономической и политической сферах. Наиболее сильно глобализация проявилась в политической сфере. Вслед за мировой экономикой началось формирование мировой политики.

Таким образом, глобализация сегодня играет огромную роль в формировании и становлении общественных отношений на мировой арене. Данный процесс ведет человечество к созданию единого социокультурного мира, которое протекает через политику насаждения западно-центристских ценностей, установок, образа жизни и проталкивание нового под гегемонией США. Глобализация выступает в роли механизма, где происходит стирание нацио-

нальных границ между государствами, размывание суверенитета, преобладание культуры над экономикой и политикой, экспансия символических обменов, а также контроль и спекуляция транснациональными финансовыми потоками, что приводит национальные государства к зависимости и беспомощности при дальнейшем развитии и существовании. И главным «героем» является общество, через которое происходит внедрение и продвижение процессов глобализации. В итоге тормозятся процессы развития государства, т.к. данный феномен затрагивает все секторы жизнеустройства, что постепенно может привести к упадку страны. Следовательно, процесс глобализации приносит и в нашу жизнь, и в современный мир больше негативного, чем положительного. Таким образом, глобализация преследует «злой» умысел. Сегодня изучение данной проблемы является новым и актуальным.

Библиографический список

2. Политология : учебник / под ред. В.А. Ачкасова, В.А. Гуторова. — М. : Юрайт, 2010. — С. 630, 661.

3. Гаджиев, К.С. Политология : учеб. для студ. высш. учеб. заведений / К.С. Гаджиев. — 2-е изд., перераб. и доп. — М. : Логос, 2011 — С. 397-399.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *