Гомосексуализм, это что?

До 1961 года гомосексуальный контакт считался в Чехословакии уголовным преступлением, а еще в 1950-е годы гомосексуальность пытались экспериментально лечить. Тогда участие в экспериментах приняло около 220 геев. Некоторые из них приходили по собственной воле, других отправляли насильно по рекомендации врача. Лечение проводил психолог и психиатр Курт Фройнд, который применял к некоторым «пациентам» так называемую «аверзивную терапию». Ее целью было создание действующей лечебной методики, в рамках которой гомосексуалы превращались бы в гетеросексуалов.

Иллюстративное фото: Philippe Leroyer, CC BY SA 2.0 Generic «Целью было создать у пациентов приятные ассоциации, связанные с образом обнаженного женского тела. Фройнд демонстрировал им слайды обнаженных женщин и в дополнение к этому вводил им вещества, вызывающие приятные ощущения. В следующей фазе, например, через полдня, доктор демонстрировал им слайды с фотографиями обнаженных мужчин и при этом вводил им вещества, вызывающие рвоту. Курт Фройнд затем констатировал, что некоторое время его пациентам удавалось вести себя гетеросексуально, — именно вести, а не чувствовать, — но затем, спустя некоторое время, они вновь возвращались к естественному для себя гомосексуальному поведению», — рассказывает историк Ян Сайдл, который занимается изучением истории квир-сообщества.

Так, в ходе своих экспериментов Фройнд пришел к выводу, что гомосексуальность не поддается лечению, и в 1961 году в Чехословакии вышел новый Уголовный кодекс, в котором уже не было положения об автоматической уголовной наказуемости за гомосексуальность. Тем не менее, и в последующие годы люди из-за своей сексуальной ориентации попадали в тюрьмы. Например, наказуемым был однополый контакт с несовершеннолетним, в случае, если он вызывал негодование общественности, или же если он происходил за финансовое вознаграждение. Именно эти дополнения к закону давали органам правовую власть над людьми, неугодными системе по любой другой причине, которые к тому же были гомосексуалами.

«Если Службе госбезопасности тогда было нужно на кого-то оказать давление, то на основании этих, фактически «резиновых» положений закона, практически всегда находилась причина. Например, в качестве «финансового вознаграждения» могло рассматриваться, что кто-то кого-то пригласил на ужин. Был даже и такой случай, что человек был признан виновным по этой статье за то, что просто купил другому билет на трамвай. Эти сопровождающие положения были упразднены лишь в 1990 году», — продолжает Ян Сайдл.

Кстати, Чехословакия стала одним из первых государств, где была отменена уголовная наказуемость за однополые связи между совершеннолетними лицами. Лишь позднее аналогичный шаг сделали Германия, Австрия и Великобритания.

Иллюстративное фото: Мартин Доразин, Чешское радио Парадоксально, но положительный поворот по отношению к гомосексуальности наступил в обществе в начале 1990-х в связи с заболеванием СПИД. Оказалось, что негативное и репрессивное отношение со стороны полиции приводит к утаиванию и рискованному поведению, которое могло вести к неконтролируемому распространению заболевания. В попытке остановить эту тенденцию стал делаться акцент на верности партнеру и на том, что можно прекратить скрывать свою сексуальную ориентацию. Это привело к эмансипации гомосексуалов и транссексуалов и к их принятию большей частью популяции.

Несмотря на то, что исключение гомосексуализма из списка Международной классификации болезней было фактической победой однополого сообщества и могло означать прекращение борьбы за свои права, и сегодня гомосексуалам есть, что отстаивать. Например, право на официальную регистрацию своих отношений. Первопроходцем в этом вопросе стала Дания, которая узаконила регистрированное партнерство в 1989 году, а в 2001 году Нидерланды первыми разрешили официальные бракосочетания однополых пар. В Чешской Республике закон о регистрированном партнерстве вступил в силу 1 июля 2006 года. Ныне – следующий шаг: в Чехии готовится официально стать приемными родителями первая гомосексуальная пара.

Правда ли, что гомосексуалисты болеют чаще людей с нормальным желанием отношений с противоположным полом? Если да, то почему это происходит: что заставляет гомосексуалистов болеть и чувствовать себя несчастными?

Гомосексуализм и болезни: физические последствия

В 2007 году американские учёные провели исследование, в ходе которого была выявлена связь между гомосексуализмом и пищевыми расстройствами, такими как анорексия, булимия и пристрастие к определенным видам пищи. То есть гомосексуалисты больше впадают в пищевые крайности: истощение и переедание. Специалисты отметили, что вероятнее всего такие люди имеют неприятие своего тела, отсюда растут корни подобных заболеваний.

Ещё в 1977 году в Америке были получены данные о гораздо большем пристрастии гомосексуалистов к курению, алкоголю и даже наркотикам в сравнении с нормально сексуально-ориентированными людьми. В 2009 году американцы провели новые исследования, в результате которых данные о курении не изменились. В настоящее время известно, что гомосексуалисты-наркоманы используют больший арсенал психотропных препаратов по сравнению с гетеросексуальными людьми, пристрастившимися к наркотикам.

Гомосексуалисты-подростки чаще конфликтуют с родителями, убегают из родительского дома и начинают торговать телом, собирая тем самым «набор» венерических инфекций.

Гомосексуализм: обзор последствий для здоровья 18+

(Статья с фотографиями, впечатлительным лучше воздержаться от просмотра)

Те гомосексуалисты, которые решают убить свою половую принадлежность (транссексуалы), сделав операцию по смене пола, проходя искусственную гормональную перестройку, готовят плодородную почву в своём теле для развития рака.

В 2011 году в California Health Interview было опубликовано исследование, проходившее при участии 120 тыс. калифорнийцев, которое доказало, что гомосексуалисты (в основном связь прослеживалась у мужчин) в 2 раза чаще болеют онкологическими заболеваниями. Кроме того, рак возникает примерно на 10 лет раньше, чем у мужчин, обладающих нормальной сексуальной ориентацией. ВВС же добавили к этому, что лесбиянки болеют чаще представительниц прекрасного пола с естественным влечением к мужчинам.

Самыми распространенными патологиями среди мужчин и женщин, страдающих от гомосексуализма, остаются сердечно-сосудистые нарушения.

Как мы видим выше, гомосексуальное извращение влечет за собой негативные последствия в физическом отношении. Если говорить о мужчинах-гомосексуалистах, то на первый план выходит анальный половой акт. Проктологи предупреждают, что при регулярном занятии подобной формой сексуального извращения возможны:

  1. Острая анальная трещина. Она образуется в в данном случае в результате механического повреждения слизистой оболочки. Её симптомами являются боль при дефекации, капли крови на бумаге или в каловых массах, спазмы сфинктера. Такие пациенты пытаются отсрочить акт дефекации, что приводит к еще большему травмированию слизистой из-за уплотнения каловых масс.
  2. Геморрой. Зачастую он осложнен тромбозами.
  3. Проктит. Представляет собой воспаление слизистой оболочки прямой кишки.
  4. Криптит. Это воспаление анальных желез. Характеризуется болями в состоянии покоя, усиливающимися при дефекации, зудом в анусе, ощущением инородного тела, отеком, покраснением заднего прохода.
  5. Парапроктит – гнойное воспаление подкожной клетчатки вокруг прямой кишки. По мере того, как увеличивается количество гноя, боли усиливаются и становятся дергающими.
  6. Недержание газов и кала. Это связано с недостаточностью анального сфинктера, которая развивается от механического воздействия.
  7. Выпадение прямой кишки в связи с травмирующим механическим действием.
  8. Зачастую развиваются серьезные бактериальные, вирусные и грибковые заболевания, такие как вирус папилломы человека (появляются бородавки, которые способствуют развитию рака прямой кишки), остроконечные кондиломы, циститы и уретриты, вследствие попадания микрофлоры из кишечника в мочевой пузырь и мочевыводящий канал.

К чему приводит оральное и анальное введение спермы?

Все микротравмы, полученные при подобном контакте, являются входными воротами для инфекций. В первую очередь речь идет о СПИДе и гепатите В. По данным многих исследований, гомосексуальные партнеры крайне редко могут сохранить верность друг другу. Наличие большого количества партнеров при неправильном использовании или полном отсутствии презервативов влечет к быстрому распространению инфекций, передаваемых половым путем, зачастую смертельно опасных.



Женщины-гомосексуалисты, а привычнее лесбиянки, имеют дополнительные факторы риска развития рака молочных желез и эндометрия. Как известно, рождение детей, и особенно кормление грудью является своего рода природным фактором защиты от развития подобных заболеваний. Лесбиянки практически не рожают. Плюс ко всему, негативно сказывается курение (в 2 раза чаще, чем гетеросексуальные женщины).

В настоящее время доказано, что при женском однополом контакте также возможно инфекционное заражение. Входными воротами, как и источниками, могут быть ранки на пальцах (порезы при маникюре, заусеницы), секс во время менструации, оральный секс, а также всевозможные секс-игрушки.

Что касается орального контакта, как в случае с мужчинами, так и с женщинами, велика вероятность заражения фекально-оральными инфекциями: гепатит А или эшерихиоз (вызывается кишечной палочкой). Также возможно паразитарное заражение, если у партнера есть глисты.

Гомосексуализм и психические заболевания

Как любое психическое расстройство, гомосексуализм опасен, прежде всего, для самого приверженца однополого секса постоянными неврозами, депрессиями, склонностью к суициду. Особенно часто суицидальные наклонности проявляются у таких людей в юном возрасте. Но есть подобные случаи и среди зрелых гомосексуалистов и лесбиянок.
Поскольку мы говорим не просто о расстройстве психики, а о психосексуальном расстройстве, то здесь имеет место быть некий феномен наслаждения от болезни, как бы возмещение сексуальным удовлетворением своего состояния. Однако исследования также показывают, что несмотря на это, гомосексуалисты часто страдают нарушением эрекции, импотенцией, лесбиянки — вагинизмом.

Сами гомосексуалисты связывают свои заболевания с их вынужденным состоянием постоянного стресса, когда им приходится находиться в обществе с нормальными устоями. Безусловно, здесь есть некая доля правды. Каждый гомосексуалист, если можно так выразиться — на уровне своего подсознания знает, что он ошибается. Это внутреннее знание не может не приводить в состояние крайней печали, стресса, депрессии.

Психиатр В.К. Невярович:

Какие бы открытия не делала современная наука, какие бы доказательства в пользу «гомосексуализма» не приводили философы, психологи, сексологи, литераторы и театральные деятели, музыканты и поэты, – им никогда не удастся опровергнуть библейские постулаты, однозначно свидетельствующие о том, что подобные отношения(мужчины с мужчиной или женщины с женщиной) являются противоестественными, греховными, порочными, неугодными Богу; и всякий человек причастный к этому греховному деянию Царствия Божьего не наследует (сравните 1 Послание Апостола Павла Коринфянам 6:9-10: Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни малакии, ни мужеложники… — Царства Божия не наследуют; см. также: Книги Бытия 19:4-11; Левит 18:22 и 20:13; Послания Апостола Павла Римлянам 1:24-27 и некоторые другие места Священного Писания).

В Библии «гомосексуализм» назван «мерзостью». Такого же мнения придерживались и Святые Отцы, Вселенские Учителя Православной Церкви (Иоанн Златоуст, Василий Великий, Григорий Нисский и другие).

Гомосексуалисты говорят, что они болеют депрессией, сердечно-сосудистыми заболеваниями и онкологией чаще гетеросексуалов, поскольку находятся в постоянном стрессе, который создаётся гомофобным обществом. И что же здесь удивительного? Впрочем, причина здесь не только (и не столько) в гомофобном обществе, а в самом факте греховного деяния, которое несет возмездие по законам духовным, причинно-следственным, нравственным.

Нельзя отрицать очевидных фактов. Гомосексуализм (мужской или женский) разрушает организм человека на всех уровнях от психики до физической оболочки. Всё существо человека, отрицающего свою сексуальную природу, стремится к протесту. Гомосексуалисты словно находятся в состоянии жажды чего-то неземного, возвышенного. Не находят этого в гомосексуализме, начинают больше курить. И это не помогает — прибавляют наркотики. Всё больше и больше… Поиск истинного наслаждения в том месте, где его нет, оборачивается крахом.

Болезни, характерные для гомосексуалистов

Попались мне исследования по болезням гомосексуалистов. Почему-то об этих вещах не принято говорить. Вот на бутылке пива или сигаретах пишут, что опасно для здоровья. Так и здесь — надо об этом предупреждать. Хотя геи могут не согласится с некоторыми аспектами, могут говорить о случайности своих заболеваний, но всё же существуют исследования, которые говорят именно о связи многих заболеваний с образом их жизни и выбранной формой сексуальности. Выбранной, потому что в природе индивидов с такой ориентацией — 1,5 %. До 10% в обществе доходит уровень распространения этого отклонения при длительной рекламе и размытии обычных семейных ценностей.

Людям слабонервным и ипохондрикам лучше не читать!

Из исследование 20-летней давности стало ясно, что мужчины-гомосексуалисты в возрасте двадцати-тридцати лет оказываются зараженными СПИДом примерно в 430 раз чаще, чем гетеросексуалы.
Апостол Павел, писавший в годы расцвета Римской империи, когда распущенность нравов была повсеместной, говорил: «Мужчины… разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение».
В чём же это возмездий. Причина и следствие не раздельны.
Даже тогда, когда используется презерватив, анальный половой акт остается опасным, главным образом, для рецептивного партнера. Поскольку анальный сфинктер способен растягиваться лишь минимально, его можно серьезно повредить при толчках, совершаемых пенисом в процессе этого акта. К еще более серьезным повреждениям приводит введение в анальное отверстие чего-то размером побольше, как, например, при очень распространенной практике «фистинга». Именно поэтому мужчины-гомосексуалисты невероятно часто страдают острыми травмами прямой кишки, а также энкопрезом (неспособностью контролировать процесс дефекации) и раком анального отверстия.

К тому же при анальном половом акте травмируются мягкие ткани прямой кишки. Эти ткани служат для того, чтобы аккумулировать относительно мягкие фекальные массы при подготовке их к выбросу за счет довольно медленных сокращений кишечника. Ткани прямой кишки никогда не бывают такими прочными, как ткани влагалища, вследствие этого они всегда в той или иной степени оказываются травмированными в процессе анального полового акта. Даже при отсутствии заметной травмы микроразрывы и микротрещины слизистой способствуют проникновению загрязнений и микробов в кровяное русло. Поскольку для моногамных гомосексуальных пар риск заражения СПИДом значительно ниже, чем для полигамных, поэтому они практикуют анальный половой акт безо всяких средств предохранения намного чаще, чем это позволяют себе одинокие гомосексуалисты, ведущие полигамный образ жизни. В результате существенно повышается риск других заболеваний, даже при равном действии всех остальных факторов, что бывает крайне редко, ибо факторы имеют свойство объединяться. Именно гомосексуальные мужчины намного чаще, чем женщины, играют рецептивную роль в анальном половом акте, поэтому степень риска при таком сексуальном поведении для них существенно выше. К тому же трещины вагины не только реже появляются ввиду большей прочности слизистой влагалища, но сама среда влагалища гораздо чище, чем среда прямой кишки. Действительно, мы одарены от природы почти непреодолимым и непроницаемым барьером между кровяным руслом, с одной стороны, и исключительно токсичным и инфицированным содержимым кишечника с другой. Анальный половой акт ведет к разрушению этого барьера у рецептивного партнера, независимо от того, пользуется инсертивный партнер презервативом или нет.

В результате попадания фекалий в основной кровоток гомосексуалисты оказываются подвержены различным серьезным инфекционным заболеваниям, иногда неизлечимым. К этим заболеваниям относят гепатит В и множество других довольно редких болезней таких, как шигеллез (бактериальная дизентерия) и лямблиоз, которые вместе называют «синдромом гомосексуального кишечника». В одной большой обзорной статье все это было сведено воедино:

Ввиду большого числа сексуальных партнеров и использования таких форм сношения, как анилингус и анальный половой акт, мужчины-гомосексуалисты подвергают себя исключительно высокой степени риска заражения гепатитом В, лямблиозом, амебиазом, шигеллезом, кампилобактериозом и аноректальными инфекциями вроде Neisseria gonorrhоеае, Chlamydia trachomatis, Treponema pallidum, вирусом простого герпеса и вирусами человеческих папиллом.

В другой обзорной статье приведены четыре основные группы заболеваний, с которыми приходится сталкиваться мужчинам-гомосексуалистам:

«Классические» болезни, передающиеся половым путем (гонорея, сифилис, инфекция Chlamydia trachomatis, простой герпес, остроконечные кондиломы, лобковый педикулез, чесотка); кишечные заболевания (шигеллез, кампилобактериоз, амебиаз, лямблиоз, гепатит А гепатит В, гепатит не-А-не-В, вирус цитомегалии); травматические расстройства (энкопрез, геморрой, трещины заднего прохода, инородные тела, разрывы ректосигмовидного отдела, аллергический проктит, отек полового члена, синусит химического происхождения ожоги дыхательных путей нитритами); синдром приобретенного иммунодефицита(СПИД. W. F. Owen, Jr., «Medical Problems of the Homosexual Adolescent», Journal of Adolescent Health Care 6, no. 4 (July 1985), pp. 278-285.

В апреле 1993 года три исследователя представили в Восточную психологическую ассоциацию статью, в которой они проанализировали продолжительность жизни почти семи тысяч гомо- и гетеросексуалов на основании некрологов, опубликованных в большом количестве гомосексуалистских и в несколько меньшем количестве обычных газет. Они обнаружили, что мужчины-гомосексуалисты, даже в случае наличия долговременного партнера и при отсутствии СПИДа, живут почти на три десятилетия меньше, чем гетеросексуальные мужчины. СПИД дополнительно сокращает жизнь гомосексуалистов более, чем на 7%.

Последние исследования показывают, что гомосексуалисты гораздо больше подвержены риску психических болезней, нежели гетеросексуалы. Наблюдается более высокий уровень суицидов, булимии, нарушений социального поведения, зависимости от психоактивных веществ. Эта статья освещает некоторые новые важные соображения по вопросу этих заболеваний и их источников.Нейл И. Уайтхед, д. ф. н., автор «Во всем виноваты мои гены» («My Genes Made Me Do It»)
Исследователи пришли к выводу, что в среднем мужчины-гомосексуалисты в 5,1 раза чаще склонны проявлять суицидальное поведение и мысли, нежели гетеросексуалы. Частично это объясняется депрессией и зависимостью от психоактивных веществ, что может быть иметь, а может и не иметь отношения к гомосексуальности (когда эти два фактора исключили, размерность понизилась до 2,5 – все еще значительное превышение). Авторы считают, что на склонность к суициду влияет независимый фактор, возможно, непосредственно связанный с гомосексуальностью.

Второе исследование (Fergusson et al., 1999) наблюдало за большой группой людей от младенчества до 20-25 лет. Метод когорт является особенно надежным и свободным от большинства недобросовестных вмешательств. Это исследование выявило значительно более высокое проявление депрессии, расстройств тревожности, поведения, зависимости от психоактивных веществ и суицидальные мысли у тех, кто проявлял гомосексуальную активность.

Также и Белл с Вайнбергом (Bell and Weinberg, 1981) пришли к выводу, что основной причиной для попыток самоубийства является разрыв отношений. На втором месте, по их мнению, стоит неумение принять самого себя. Поскольку по сравнению с гетеросексуалами у гомосексуалистов наблюдается большее число партнеров и разрывов, и поскольку большинство длительных гей отношений редко являются моногамными, неудивительно, что попыток суицида пропорционально больше. Среднее число партнеров у гомосексуалистов в 4 раза больше, чем у гетеросексуалов (Whitehead and Whitehead, 1999, просчитано из Laumann et al, 1994).

А суицидальных попыток среди гомосексуалистов в 3 раза больше. Нет ли закономерности между этими двумя показателями?

Другим фактором является моменты принуждения и зависимости (Pincu, 1989), которые могут привести к чувству, что жизнь вышла из под контроля (Seligman, 1975). Некоторые (оценки колеблются, но возможно 50% молодых людей сегодня) не предпринимают мер предосторожности против ВИЧ-СПИД (Valleroy и др., 2001), и у них наблюдаются серьезные проблемы с сексуальными зависимостями и зависимостью от психоактивных веществ. Это, очевидно, также увеличивает склонность к суициду.
Эротическое влечение к своему полу для многих становится главной ценностью существования, и ничто более – ни здоровье, ни сама жизнь – не должны препятствовать реализации этого стиля жизни. Гомосексуальный промискуитет ускоряет ВИЧ-СПИД кризис на Западе, но даже эта трагедия не должна ограничивать сексуальную вседозволенность. О ней вообще предпочитают ничего не говорить. А наши либералы вообще не за что не сознаются что такие проблемы вообще существуют.

Всё это крайне тяжело читать, я бы спокойно никогда не занималась этой темой, если бы моя одноклассница не оказалось в таком капкане. Она талантливый человек, но её выбор ориентации сделал её ещё более уязвимой для физических и психических расстройств, чем любого другого творческого человека. Я знаю, что у неё были суицидальные идеи. Надеюсь, что они никогда не повторятся. Поскольку знаю её долго, то видела её подруг, которых мне представляли как двоюродных сестёр, подружек или знакомых. У большинства из них были проблемы с кровотечениями и болезнями малого таза. Берегите себя люди, не ходите запретными путями!

Фото: Игорь Иванко/Агентство городских новостей «Москва»

Русская православная церковь осуждает гомосексуализм, считает его грехом, с которым нужно бороться. Деятели РПЦ уверены, что от гомосексуальности можно исцелиться сознательными усилиями и духовной практикой. Согласно митрополиту Илариону (Алфееву), пастырский опыт работы с геями показывает, что «человек может либо полностью избавиться от этого, либо так построить свою жизнь, чтобы это не мешало ему быть полноценным семьянином».

Спикеры церкви представляют гомосексуальное поведение как сознательный греховный выбор; осуждение ЛГБТ и «гей-пропаганды» стало знаменем РПЦ в борьбе за нравственность. Казалось бы, проблема коррупции и супружеских измен затрагивает намного больше людей, но иерархи настойчиво культивируют гомофобию в исконном значении этого слова. Церковь боится распространения гомосексуальности, будто каждый человек может увлечься лицом своего пола и только православная мораль удерживает его от этого.

В то же время гомосексуалы — неотъемлемая часть любой церкви, как католической, так и православной. Гомосексуальные скандалы в РПЦ показывают лицемерие церковного начальства, которое, с одной стороны, осуждает ЛГБТ, с другой — закрывает глаза на склонности собственных служителей. Однако нельзя сводить гомосексуализм в церкви к проискам гей-лобби и карьеризму — многие геи приходят в церковь по искренним мотивам. Вначале они свято верят в «пастырский опыт», универсальность советов святых отцов, затем многие принимают свою идентичность, но продолжают оставаться членами церкви.

Наш собеседник служит в РПЦ уже 11 лет, в общении с друзьями он не скрывает свою гомосексуальность, но, как и все геи в церковной системе, в более широких кругах вынужден таиться, чтобы не вызвать ненужных подозрений. Мы поговорили с ним о том, каково быть священнослужителем и геем одновременно.

Ɔ. Когда вы пришли к вере в Бога и как стали религиозным человеком?

Я уверовал примерно в 13–14 лет. Стал читать Библию, одну православную книгу за другой. Религия давала мне возможность общения с Богом. Помню, что для меня Бог изначально был отцом — ему я молился и доверял свою жизнь. Думаю, что небесный отец компенсировал отсутствие земного. Мне нравилось, что в христианстве нужно принимать любого человека так же, как его принимает Христос. При таком взгляде атрибуты и характеристики человека не служат причиной его отвергать или ненавидеть, и родители принимают своих детей, какими бы они ни были.

Ɔ. Как вы осознали свою гомосексуальность? Ориентация как-то влияла на ваше решение стать священником?

К концу школы православие стало смыслом моей жизни. Я постоянно читал Новый Завет, мысль стать монахом и священником была совершенно естественной для меня. Ведь в таком случае я бы занимался любимым делом. Деньги, карьера и земные страсти меня тогда не привлекали.

Отчуждение от девушек я воспринимал как норму, ведь по Библии секс вне брака — это грех. В школе и позже я совершенно не ощущал проблем с ориентацией, просто не задумывался об этом. Сложности начались примерно в 22 года, тогда я понял, что не могу больше себе лгать. Сознание будто проснулось, и я признался себе, что меня привлекают мужчины. Я осознал, что это не просто любопытство, мужская дружба или бегство от блуда с девушками. При этом я понимал, что не смогу открыть свою гомосексуальность на исповеди. Духовник меня отвергнет, но другого пути, кроме исповеди, церковь не предлагает. Тогда у меня возникло желание покинуть церковь, чтобы не позорить ее. Тем более я считал себя недостойным священного сана. Уйти из церкви не получилось: сил не хватило. Возникла надежда, что с «темой» можно справиться. Ведь казалось, что у других людей это как-то получилось.

Ɔ. Вы пытались примирить свой гомосексуальный опыт с религией и требованиями Библии?

В школе свое влечение к мужчинам я воспринимал как любопытство и исследование. Глубин моей личности это как будто не касалось. Это где-то там бывают гомосексуалисты — казалось, что в моем будущем не будет этих проблем.

Конечно, тексты Библии про недопустимость мужеложества надолго врезались в мою память. Позже я столкнулся с «темой» лицом к лицу, и были периоды отчаяния, борьбы, снова отчаяния. Мне тогда казалось, что примирить свои интересы с религиозными представлениями просто невозможно. В этот период приходили мысли полностью оставить церковь или даже уйти из жизни.

Позже я прочел, что эти влечения — обычное греховное искушение, которое можно преодолеть духовным усилием, через участие в таинствах, как об этом сказано в Основах социальной концепции РПЦ. Я верил в возможность этого преодоления многие годы, поэтому и решил принять священный сан.

Ɔ. В конце концов вы пришли к принятию своей ориентации. Как это происходило?

Опишу эти стадии: сначала неосознанное любопытство, эмоциональная привязанность к мужчинам и юношам, потом осуждение гомосексуальности в духе Библии и, наконец, разочарование в методиках преодоления гомосексуальности, переход к позициям «живи и дай жить другим», «не навреди».

Мне нравится такое описание жизни священника: первые пять лет после рукоположения ты летаешь на крыльях эйфории, а в последующие годы тебе стыдно за то, что церковь делает с людьми. Я понял, что люди в плане ориентации не меняются, что попытки преодолеть себя приносят лишь боль и новые неврозы.

Ɔ. Почему церковная среда с ее этическими запретами может быть привлекательной для молодых геев?

Нельзя сказать, что церковь однозначно привлекательна для них. Юноша-гомосексуал чувствует себя отчужденным от мира мужчин. Это тотальное внутреннее одиночество, когда женщины его не интересуют, а мужчины кажутся вожделенными, но недоступными. В условиях гомофобии такому юноше даже не с кем это обсудить. Обращение к Богу становится порой единственным способом для него, чтобы выйти из этой внутренней клетки.

Простой разговор со священником может дать юноше невероятное ощущение свободы и радости. Ведь в этом мире есть хотя бы один человек, который его понимает. А если священник окажется участливым и попытается социализировать этого юношу, тот начнет общаться с другими прихожанами.

В отличие от иных мужских коллективов, таких как футболисты или шахтеры, в церкви парень не встретит жесткую гендерную конкуренцию. «Будь мужиком! Трус не играет в хоккей!» — этого давления в церкви нет. Более того, в алтаре или в семинарии он постоянно пребывает в обществе мужчин, готовых поддержать его и предложить свою дружбу. Думаю, что любой гей, попав в такую среду добрых единомышленников, будет ощущать себя в райском месте, особенно если осознание своей гомосексуальности у него еще не произошло и секс сам по себе его пока не интересует.

Обычно перелом наступает в 21–22 года. После чего парень может покинуть церковь или же начнет борьбу со своей гомосексуальностью, а заодно и с чужой тоже. Другой вариант: он встретит церковных людей, которые почти открыто практикуют однополые отношения, при этом они полностью погружены в церковную традицию и полагают, что иначе жить просто не могут. При таком сценарии парень может прекратить всякую борьбу с собой, учиться в семинарии, заключить фиктивный брак или принять монашество. Он четко разделяет свою сексуальную жизнь и служение Богу, насколько ему это видится возможным.

Ɔ. Как священники обычно относятся к геям, которые к ним приходят?

Я много раз слышал, что некоторые священники изгоняют геев из храма, другие сильно меняются в лице во время исповеди, будто они встретили ужасного преступника или мутанта. Но многие сочувственно выслушивают такого человека и пытаются дать духовные советы, полагая, что благодать Божья может помочь каждому.

Если человек практикует однополые отношения, то пастырь обязательно потребует их прекратить. Британский митрополит Каллист (Уэр) указывает на парадоксальную ситуацию в пастырской практике. Один парень согрешил с первым встречным и на исповеди обещает всё это прекратить. Его даже допускают к причастию. Снова согрешил — еще раз получит прощение. Другой парень искренне привязан к любимому человеку, ему не нужен секс на стороне, и он хочет всегда быть верным своему мужчине. На исповеди ему придется дать обещание расстаться и по возможности не общаться с этим объектом блудной страсти. Получается, что такое пастырство провоцирует безличностный секс на один-два раза, а настоящую эмоциональную привязанность исключает.

Некоторые священники советуют геям убрать секс из своей жизни, ведь это не укладывается в нормы религиозной и общественной морали. Полагаю, что это очень наивный и жестокий совет, приносящий человеку не исцеление, а только боль. Для сравнения: посоветуйте здоровому гетеросексуальному парню полностью исключить секс из своей жизни. Что он вам ответит?

Тем людям, которые требуют лишать сана священников-геев, я бы в ответ предложил отлучать мирян от церкви на несколько лет. Именно такие меры предусмотрены канонами церкви за обращение к гадалке, измену супруге, внебрачный секс. Давайте будем справедливы.

Ɔ. Какие представления о природе гомосексуальности преобладают среди священников?

В целом священники гомофобны и придерживаются стереотипных убеждений о гомосексуальности. Одним это кажется блажью, дескать, геи с жиру бесятся, другие считают это психическим заболеванием или даже видят здесь признаки беснования, отправляют на отчитку.

В фильме «Стертая личность» американские пасторы озвучивают идею, будто гомосексуальность — это следствие неверных отношений с Богом. Получается, Бог наказывает маловерного парня ложным влечением, что не только приносит ему страдания, но и является смертным грехом, вопиющим к небу об отмщении. По этой логике Бог выглядит просто садистом.

Большая часть священников полагает, что гомосексуальное поведение — это свободный и ошибочный выбор человека, который необходимо менять, иными словами, покаяться. А если человек не прекратил однополые отношения, то сам в этом и виноват. Гомосексуальные мысли без перехода в практику могут восприниматься как бесовское искушение. Такому человеку священник будет пытаться помогать на исповеди, ведь ругать за греховные помыслы нельзя.

Обычный современный священник мнит, что он может раздавать советы во всех областях жизни и знания. Но мне не нужны советы людей, которые не были в моей ситуации и не являются профессионалами. Следовать им — значит ставить эксперименты над своей психикой.

Ɔ. Есть ли в церкви священники, которые пытаются помочь гомосексуалам принять себя такими, какие они есть?

Думаю, что лишь единицы священников помогают парню преодолеть омерзение к самому себе, принять себя как человека, а не мутанта. Ведь практика показывает, что только личное знакомство с геями позволяет избавиться от бесчеловечного отношения к этим людям.

Мало кто из духовников соображает в психологии. Чаще всего отношение к теме гомосексуальности находится в рамках библейского текста и обывательских рассуждений о гендерных ролях.

Я уверен, что некомпетентность священников в гендерных вопросах приводит к тяжелым последствиям для психики людей. Можно это сравнить с неоказанием медицинской помощи. Да, первое время ты отвлекаешься от земного к небесному, что может принести некоторое облегчение. Например, читаешь молитвы от блудной страсти. Но вместо реальной помощи, психолога, друга или психиатра, ты тратишь время и силы на то, что может навредить. Пресловутые тезисы про исцеление от гомосексуальности не имеют доказательной базы.

Ɔ. К чему вы теперь пришли, как вы воспринимаете гомосексуальность в свете христианской религии?

Я пришел к выводу, что гомофобия — не откровение от Бога, а порождение человеческого сознания. В какие-то моменты общество стало терпимо относиться к бастардам, внебрачным связям, бракам с иноплеменниками. Но ведь все эти вещи когда-то осуждались с опорой на Библию.

Надеюсь, когда-нибудь люди перестанут оправдывать поиск «врагов» священными текстами. Современные христиане, и даже православный священник Иоанн Охлобыстин, предлагают геев «сжигать в печах», однако отец веры Авраам заступался перед Богом за Содом и его жителей. Готовы ли мы заступаться перед Богом за геев?

Я полностью согласен со словами одного испанского епископа, который пишет, что религия, идущая против жизни, фальшива; нет неприкосновенных законов Бога, если они ранят людей, и так очень уязвимых. Когда религиозный закон причиняет вред и вызывает у людей отчаяние, он теряет авторитет, поскольку исходит не от Бога жизни.

Беседовал Артем Нарышкин

Верующих агитируют подписать обращение на имя Лукашенко за принятие закона о запрете «пропаганды и публичной демонстрации гомосексуализма и других половых извращений несовершеннолетним». Сообщения рассылают в чатах популярных мессенджеров. А подписи собирают прямо в церковных лавках, которые находятся в крупных торговых центрах. Духовник Свято-Елисаветинского монастыря Андрей Лемешонок призывает «сказать свое слово» и обязательно подписать документ.

Виктория Биран в 2018 году вышла к зданию МВД с плакатом «Сами вы подделка». Так она выразила несогласие с заявлением милиции, дискриминирующим ЛГБТ-сообщество в Беларуси. Фото: facebook.com/vika.biran

В своем обращении к верующим протоиерей Андрей Лемешонок подчеркивает, что «ЛГБТ — это антисемейная идеология и борьба с семьей»:

— Разрушить семью — задача номер один у дьявола. Когда будет разрушена семья, тогда наступит конец света. Когда это выставляется напоказ, когда проходят гей-парады, когда вовлекается молодежь и отравляется этим безумием, быть безразличным нельзя. Это же мерзость!

В обращении нет конкретных примеров, где и когда в Беларуси, по мнению священника, проводились гей-парады и что именно он считает «пропагандой». В заключение протоиерей Андрей Лемешонок подчеркивает, что «терпимость (к гомосексуализму) — это тоже пропаганда».

В самом обращении, которое предлагают подписать верующим, отмечается, что «в Беларуси необходимо законодательно запретить пропаганду среди несовершеннолетних ценностей ЛГБТ-сообщества, распространение информации, направленной на формирование у несовершеннолетних нетрадиционных сексуальных установок, привлекательности нетрадиционных сексуальных отношений, искаженного представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных сексуальных отношений, либо навязывание информации о нетрадиционных сексуальных отношениях, вызывающей интерес к таким отношениям».

Заявители обращаются к Александру Лукашенко, чтобы он стал инициатором принятия закона, в котором была бы прописана ответственность за так называемую пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних.

Руководитель информационного отдела Минской епархии протоиерей Сергий Лепин сообщил TUT.BY, что идея собирать подписи — частная инициатива Свято-Елисаветинского монастыря, а не официальная позиция руководства Белорусской православной церкви.

Это не первая попытка обращения к властям по данному вопросу. Подобные обращения собирают и у прихожан белорусских костелов.

Заместитель директора Национального центра законодательства и правовых исследований Валерий Гайдученок рассказал TUT.BY, что в Центр и иные государственные органы действительно в этом году поступило больше сотни обращений граждан, среди них были и коллективные обращения, в которых были предложения о подготовке проекта закона, предусматривающего введение уголовной и административной ответственности за распространение информации, дискредитирующей институт семьи и традиционно-брачные семейные отношения, в том числе пропагандирующие нетрадиционные сексуальные отношения. Также содержалось предложение о повышении с 16 до 18 лет возраста, до наступления которого половые отношения и иные действия сексуального характера с несовершеннолетними наказывают в соответствии с уголовным законом (ст. 168 УК).

— Мы запросили мнение госорганов, представителей научного сообщества, Белорусскую коллегию адвокатов по данному вопросу. Никакого проекта закона в природе нет, такое решение не принималось, — заявил Гайдученок. — Подавляющее большинство госорганов ответили, что действующее нормативно-правовое регулирование является достаточным для обеспечения прав ребенка и семьи.

Дискриминация по признаку сексуальной ориентации является нарушением прав человека, отмечал в комментарии TUT.BY правозащитник Валентин Стефанович.

— Личная жизнь человека не допускает вмешательства со стороны государства и других граждан, — заявил Стефанович.

Если подобный закон будет принят, по мнению правозащитника, последствия для Беларуси будут значительные:

— И белорусские, и международные правозащитники однозначно будут критиковать подобную дискриминацию, в том числе на уровне ООН. Это будет еще один аргумент о нарушении прав человека в Беларуси.

ИВАН ХАРЧЕНКО, 16 лет, школьник:

«Проблемы с родителями у меня начались, когда мне было 14 лет. Им никогда не нравились мои друзья. Меня это, естественно, не устраивало: не зная моих друзей и не желая с ними ни при каких обстоятельствах знакомиться, родственники говорили о них такое, что у меня уши в трубочку сворачивались. Практически каждый вечер — скандалы. Иногда бывали перерывы, но они были, честно сказать, нечастыми.

Гром грянул после того, как я рассказал родным о своей гомосексуальной ориентации. Мне уже исполнилось 16 лет, и я хорошо понимал, что противоположный пол мне нравится меньше собственного. Я последовательно сказал маме, папе, дедушке и бабушке, что я — гей. Мне не хотелось, чтобы они принимали меня за другого человека, а любили меня таким, какой я есть. Я, конечно, понимал, что их реакция не будет радостной, но надеялся, что со временем они смирятся. Наивно думал, что сценарий будет таким: взрыв, скандал, потом — спокойствие и тишина, и мы живем, как раньше. Все получилось строго наоборот: родные выслушали меня с мрачными лицами, ничего не сказали, не заплакали, сделали вид, что ничего не произошло, что все в порядке. Через несколько дней начались крики: «Как же ты женишься? Откуда ты возьмешь детей? Что же будет со всем нашим родом?» И так далее. Когда родные поняли, что на эти вопросы я отвечать не хочу и в скандалы как человек по характеру мирный стараюсь не ввязываться, они изменили тактику.

В начале апреля бабушка сказала мне: «Сегодня мы пойдем на обследование к врачу-терапевту, собирайся». Я согласился, поскольку можно было школу на халяву прогулять — я не прогульщик, но в тот день была контрольная по алгебре, к которой я не успел подготовиться. В общем, оделся, собрался, и мы поехали. Пришли к зданию, на первом этаже которого была табличка «Центр правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях Михаила Виноградова». Меня заводят в комнату, где за столом сидит человек обычной такой внешности, но на столе перед ним разложены довольно странные предметы — нож, емкость с водой и емкость с маслом. И этот человек трагическим голосом спросил меня: «Хочешь ли ты избавиться от своих проблем?» Я ответил, что да, у меня есть проблемы с учебой в школе, и от них я бы с удовольствием избавился. Но этот человек сказал: «Сейчас мы будем избавлять тебя от беса гомосексуализма». После этого он довольно странно себя повел: начал бегать вокруг меня, размахивая кинжалом. Брызгал на меня водой и рыгал мне в оба уха. В целом все это напоминало какой-то языческий обряд, и на десятой минуте я расхохотался, и вышел из комнаты. Говорят, подобные сеансы стоят около 50 тысяч рублей.

На бабушку я обиду не затаил — я человек незлопамятный, что было, то и было. Через три дня за мной на машине приехал папа. Сказал, что отвезет меня на однодневное обследование в клинику, и в тот же вечер я вернусь домой.

Мы ехали долго. Когда съехали с Киевского шоссе и повернули на Наро-Фоминск, я догадался, что меня везут в реабилитационную клинику доктора Маршака. Дело в том, что в 15 минутах езды от клиники, в Апрелевке, у нас дача, и я часто подъезжал к больничному забору на велосипеде. Мне не было страшно — просто страшно неприятно.

Выехали мы в клинику утром, приехали днем. Когда меня туда привезли, то тут же стали расспрашивать, употреблял ли я наркотики. Потом те же вопросы задали моему отцу, он ответил отрицательно. Затем меня вывели из кабинета, а отец остался внутри. Медсестра сказала: «Сейчас мы отведем тебя в палату». Я, если честно, не очень понял, куда и зачем меня ведут: если бы меня считали наркоманом, то обыскали бы в приемном отделении и только потом отвели в комнату. А меня не обыскивали — по одному моему внешнему виду было ясно, что я наркотики не употребляю. Впоследствии выяснилось, что отец договорился о моей госпитализации с врачом и уехал, не попрощавшись. Отец у меня по характеру довольно жесткий человек, с ним даже моя мама спорить боится, чего уж обо мне говорить. Меня оставили в клинике, и только через три дня я узнал о том, что отец договорился о моей госпитализации на три недели.

Палаты в клинике одноместные, небольшие: кровать, стол, стул, шкаф, телевизор. На первом этаже — зарешеченные окна, на втором, где лежал я, решеток на окнах нет, но с них свинчены все ручки. Средства связи запрещены, звонить можно только по указанным в карте контактным номерам. Разрешается сделать один звонок в день, продолжительностью не более пяти минут. Передвигаться можно только по задней части территории, по периметру стоят охранники, на столбах — инфракрасные датчики.

Я не понимал, зачем меня держат в таких условиях, и только через три дня один из психологов проговорился, что отец меня положил для того, чтобы вылечить от гомосексуализма, и что в этой клинике уже был такой случай: родители положили ребенка, чтобы вылечить его от нетрадиционной ориентации. Какими методами лечат от гомосексуализма, я и сам не понял: медсестры никогда не говорили, какие уколы мне делают и какие таблетки дают. Кстати, после этого лечения у меня начались проблемы с памятью и я начал путать то, что было вчера, с тем, то было 15 минут назад. В первый день мне сделали какие-то анализы, цели которых я не понимал. Каждое утро давали таблетки — я не знаю, какие. Говорили, что это — «ферментные модуляторы», но мне от них сильно хотелось спать. Я постоянно находился в заторможенном состоянии. Ежедневно проводили процедуры: клали в какую-то капсулу, в которой надо было лежать ровно 30 минут, чистили кровь внутривенным лазером. На голову ставили датчики, которые влияют на участки головного мозга, отвечающие за зависимость. Еще заставляли ходить на групповые занятия, на которых пациенты рассказывали про свои взаимоотношения с наркотиками. А мне и сказать им был нечего. Через два дня я получил положенный мне телефонный звонок (когда меня оформляли, мне удалось по памяти записать в карту телефоны мамы и моих друзей). Сначала я позвонил друзьям, сказал, что меня надо спасать. Потом набрал маме.

В общей сложности я пролежал в клинике десять дней. Утром 25 апреля к клинике подъехали репортеры. Меня вызвал главный врач клиники Маршака, Дмитрий Вашкин. Говорит: «Отзови репортеров». Я ничего делать не стал и вернулся к себе в палату. Потом меня еще раз вызвали к Вашкину, и он стал расспрашивать, нравится ли мне в клинике. Я, естественно, ответил отрицательно.

Мои друзья и журналисты стояли у больничных ворот. Охранники не пускали их в клинику, обещали, что сейчас вызовут бригаду, и «это будет последним днем вашей жизни». В ответ журналисты вызвали наряд милиции из Наро-Фоминского РУВД. А я из окна второго этажа видел страшную суету и большое количество машин. После этого главврач сказал, что меня отвезут домой на машине клиники. Со мной в машину сели охранник и полицейский. Мы выехали из ворот, и тут же мои друзья своими машинами заблокировали наш автомобиль и настояли на том, чтобы к нам сел адвокат. Друзья боялись, что меня не довезут до дома, а выбросят в ближайшем лесу: дело в том, что когда-то, лет пять назад, клинику у Якова Маршака «отжала» группировка из Солнцево, и никто не знает, имеет ли она отношение к клинике до сих пор. Мы гнали по трассе со скоростью под 200 километров. Друзья и журналисты гнали за нами. Меня привезли к дому бабушки и дедушки, я позвонил в дверь, и дедушка спросил: «Кто там?» Я ответил: «Ваня», — и услышал, что «Иван Харченко здесь больше не живет». Было очень обидно.

Тогда меня отвезли к маме, и мама меня приняла. Дело в том, что мои родители живут раздельно, и с мамой у меня, в общем, нормальные отношения. А вот как мне дальше общаться с отцом, я и не понимаю».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *