Граф шереметьев

Граф Александр Дмитриевич Шереметев (1859-1931) — русский меценат и музыкант-любитель. Внук Николая Шереметева и певицы Прасковьи Жемчуговой, владелец усадеб Высокое, Ульянка, Останкино, Шереметев двор в Москве и Шереметевский особняк на Шпалерной в Петербурге.

Потомок древнего боярского рода Александр Дмитриевич Шереметев с молодых лет имел два пристрастия — музыку и пожарное дело.

]Он организовал образцовые пожарные команды в своих имениях — Высокое и Ульяновка. За постоянный интерес к пожарному делу его называли «брандмейстерский граф». » Он даже устроил с Государем так, — писал племянник «брандмейстерского графа» Н. С. Шереметев, — что, если он был на каком-нибудь приеме или бале в Зимнем Дворце, а где-нибудь в Петербурге был пожар, его сейчас же уведомляли. Он тогда бросал все, переодевался в пожарный костюм и в коляске или автомобиле несся на пожар».

«Брандмейстерский граф» был обеспокоен состоянием пожарного дела в России, особенно тем, что существующие знания о борьбе с огнем слабо распространяются по стране. Именно для распространения этих знаний он в 1892 году затеял издание первого русского профессионального журнала «Пожарный».

Как отмечал другой великий пожарный деятель — Александр Дмитриевич Львов — «просвещенной энергией» графа Шереметева.

Как энтузиаст пожарного дела на свои средства основал в 1884 г. и обучил образцовую пожарную команду сначала в имении Ульянка, а у шоссе, на месте старого кабачка, построил депо с высокой каланчой, реконструированное архитектором З. Я. Леви в 1891 году. Затем организовал такую же и в своем имении Высокое. Впоследствии 17 мая 1893 года в его имении в Ульяновке в присутствии представителя Министерства внутренних дел России состоялось торжественное церемония освящения знамени РПО.

Был А. Д. Шереметев среди инициаторов проведения первого съезда российских пожарных деятелей, который открылся 14 июня 1892 года в Санкт- Петербурге. Целью съезда были разработка мер по предупреждению и пресечению пожаров, помощи пожарным и лицам, пострадавшим от пожаров, улучшения противопожарного водоснабжения, издания пожарно-технической литературы, проведения съездов, выставок, конгрессов и пр. на съезде было создано Российское пожарное общество (с 1901 года- Императорское). Он не только принял самое деятельное участие в съезде, но и после отдал много сил созданию Устава Соединенного Российского пожарного общества, текст которого был окончательно составлен к марту 1893 года..

По заслугам граф А. Д. Шереметев был избран первым председателем Главного Совета Российского Пожарного общества, но в 1894 году он сложил с себя председательские полномочия, передав их своему первому помощнику, князю Александру Дмитриевичу Львову. При этом Шереметев не забросил совсем пожарное дело и отдавал много внимания пожарным командам в своих имениях. Пожарная команда графа А.Д. Шереметова называлась пожарная дружина им. Петра Великого и защищала значительную часть территории в окрестностях Санкт-Петербурга.

В 1892 году участвовал в устройстве Всероссийской пожарной выставки. Издавал журнал «Пожарный». С 1894 начато издание журнала «Пожарное дело».

С 1917 г. в эмигрировал из России.

Все мы, на уроках российской истории не спавшие, а внимательно слушавшие учителя, знаем славного боярина Андрея Кобылу и сыновей его Семена Жеребца, Александра Елку и Федора Кошку. Жили они в 14 веке в Московском княжестве и вошли в учебники благодаря тому, что их считают прародителями многих известных семей. Особенно интересен Федор, потомки которого носили фамилии Романовых (будущие правители земли Русской), Шереметевых (предмет моего сегодняшнего рассказа) и Яковлевых ( они известны меньше, но, думаю, все поставит на место псевдоним — Герцен, под которым прославился незаконный сын одного из представителей этого семейства. И да, мне показалось забавным отметить тот факт, что Николай I и его ревностный критик происходят от одного человека)

Род Шереметевых был старинным и заслуженным. Из него вышло много бояр, воевод, правителей русских городов. В 16 веке они породнились с Иваном Грозным, после женитьбы его сына Ивана на Елене Ивановне Шереметевой.

Но подлинный расцвет начинается в 18 веке и связан он с именем Бориса Петровича Шереметева. Выдающийся полководец, дипломат, государственный деятель и сподвижник Петра I начал новую главу в истории семьи.

Родился Борис Петрович в 1652 году. Рано начал служить и уже в 19 лет активно участвовал в военных походах. Одним из первых добровольно вызвался поехать в Европу на обучение, хотя к деятельности Петра относился весьма осторожно и с трудом привыкал к кардинальным преобразованиям. Но напряженность во взаимоотношениях не мешала царю активно использовать дарования Шереметева для блага государства и награждать за победы. Борис Петрович первым был возведен в графское достоинство, а ранее получил звание фельдмаршала.

Граф был дважды женат( если что, Википедия врет про три брака, потому что в завещании Шереметева указаны две супруги). В первом браке родились две дочери и сын Михаил Борисович, весьма даровитый военный, дослужившийся до звания генерал — майора. Участник Крымских походов и Северной войны, во время несчастливой для России войны с Турцией, он стал заложником и гарантом мирного договора. Пребывание в плену тяжело сказалось на его душевном здоровье и он умер, возвращаясь на родину. Борис Петрович очень тяжело переживал несчастья сына, несмотря на то, что император весьма своеобразно его «утешил» новой женитьбой на молодой красавице Анне Нарышкиной. В новом браке родились пятеро детей, но толком их увидеть и воспитать у графа не получилось: он скончался, когда старшему Петру было 6 лет, а младшей Екатерине — 2 года.

Думаю, здесь необходимо небольшое пояснение. В Российской империи существовало несколько ветвей рода Шереметевых. Две графские происходили от Бориса Петровича: старшая — от старшего сына и младшая — от сыновей от второго брака. Также были Шереметевы без титула — потомки братьев полководца.

Конечно же, говоря о Шереметевых, нельзя обойти стороной одну из самых удивительных женщин в Российской истории — дочь Бориса Петровича, Наталью. Если есть возможность, почитайте ее автобиографию, не пожалейте времени. Наташе было 5 лет, когда умер отец и 14, когда она осталась без матери. И вот тут удивительно: молодая девушка решает заняться науками, уклоняясь от развлечений, «чтобы плохого про нее не подумали». Дескать, будут еще удовольствия, а пока лучше поскучать. И как скучала: математика, черчение, изучение языков, чтение книг — где только разглядел ее Иван Долгоруков, фаворит императора Петра II?

Невесте — 16, жениху 22 года. Оба знатны, богаты, красивы, пользуются любовью правителя. Но… Петр II умирает, а интриги семейства Долгоруковых приводят семью к опале и ссылке. Вся родня плакала и умоляла Наталью одуматься и не выходить замуж за впавшего в немилость к новой правительнице Анне Ивана, но невеста проявила невиданную твердость. «Я не имела такой привычки сегодня любить одного, а завтра — другого» — позже напишет она. И 26 счастливых дней помолвки сменятся 40 годами лишений и страданий.

Семья Долгоруковых будет обвинена в государственной измене и отправлена в Сибирь, в Березов. Наталья будет учиться жить в простой крестьянской избе, привыкать к суровому климату и терпеть высокомерную родню мужа. Денег не было, потому что никто не объяснил, как правильно собираться в дальнюю дорогу и Наталья все ценное отправила брату на хранение, оставив себе только 400 рублей. Они, кстати, были потрачены еще по пути в Березов. На новом месте появились и новые беды. Муж Иван, тяжело переживавший лишения и ссылку, начал искать утешения в алкоголе. Умерла свекровь — единственная, кто хорошо относился к Наталье. Единственной радостью и утешением был сын Михаил, родившийся в 1731 году.

И без того тяжкая жизнь вскоре станет совсем невыносимой. Во время очередного загула в кабаке Иван Долгоруков раскритикует императрицу Анну и окажется под арестом. А во время допроса под пытками расскажет о попытке подделать завещание покойного императора Петра II. Следствие продлится год и закончится казнью Ивана и его родственников, а Наталья останется в 23 года вдовой с двумя детьми на руках, причем младший родился уже после ареста отца.

После казни мужа Наталье будет позволено вернуться в Москву. Когда в 1741 году императрицей станет Елизавета, Долгоруковым будет дарована амнистия и возвращена часть конфискованного имущества. Наталья Борисовна полностью посвятит себя детям, а после женитьбы старшего сына удалится в монастырь. Это было связано с тяжелой душевной болезнью младшего, Дмитрия, который не мог жить в миру. В Киево — Флоровской обители она проведет остаток дней и напишет для внуков свои мемуары. Кстати, литературные дарования Натальи унаследует ее внук Иван Михайлович, довольно известный поэт.

портрет И.М. Долгорукова работы Д.Г.Левицкого

Сын фельдмаршала Б.П. Шереметева Петр — фигура в реалиях 18 века весьма примечательная. В 16 лет он стал полновластным распорядителем наследства после смерти матери. Через год с небольшим на семью обрушилась ссылка сестры Натальи с семейством ее мужа. Новая правительница Анна Иоанновна весьма подозрительно относилась к находившемуся при дворе молодому человеку. Лавирование в дворцовых интригах продолжалось 10 лет и закончилось только с восшествием на престол Елизаветы Петровны.

П.Б.Шереметев В.А.Шереметева

Варвара Алексеевна Шереметева, жена Петра Борисовича, была единственной дочерью и наследницей князя Черкасского, видного деятеля эпохи Анны Иоанновны. Она была фрейлиной императрицы, к ней неоднократно сватались знатнейшие женихи, в том числе иностранцы, но княжна, давно перешагнувшая возраст 20 лет и за спиной именовавшаяся старой девой, замуж не торопилась. Есть романтичная версия, что Петр с Варварой долгие годы были обручены и ждали времен, когда Шереметевы войдут в милость при дворе. Правда, этому противоречит высказывание Натальи Борисовны Долгоруковой, которая брата Петеньку наделяла большой смекалкой и корыстолюбием.

В отличие от батюшки, Петр Борисович большой склонности к службе не имел, хотя исправно продвигался по служебной лестнице, став сенатором и генералом. Подлинной страстью владельца 140 тысяч крепостных душ было искусство. В Москве была построена усадьба Кусково — шедевр архитектуры 18 века. Там были собраны одна из лучших российских библиотек и крупнейшая портретная галерея. По всей Европе собирались редкости для обширных коллекций графа и украшения его владений.

Кстати, при видимой щедрости и гостеприимстве, Петр Борисович был хозяйственным и рачительным человеком. Дела в его имениях находились в отличном состоянии и тратить деньги он особо не любил, хотя и позволял себе широкие жесты. Известна история, когда крепостной за вовремя привезенный бочонок устриц получил вольную и 300 рублей награды.

П.Б.Шереметев

Наследником огромных шереметевских богатств стал сын Петра Борисовича, Николай. Будучи огромным любителем театра, все свои усилия он сосредоточил на создании в своем имении в Останкино оперной и балетной трупп и строительстве для них крупнейшего частного театра в России.

Играли в театре крепостные, которых выискивали по всем имениям Шереметевых. Среди прочих актрис попала в Останкино и дочь деревенского кузнеца Прасковья. С 15 лет ей доверяли ведущие партии в оперных представлениях, на ее спектаклях бывала императрица Екатерина. Ну, а граф… граф по уши влюбился и 10 лет добивался права жениться на Прасковье.

Первым шагом стало дарование вольной Прасковье и ее семье. Затем было «найдено» доказательство благородного происхождения актрисы от польского дворянина Ковалевского. А потом она заболела. Случилось это после переезда в Петербург, где жизнь в суровом влажном климате привела к развитию туберкулеза. И тогда, не дожидаясь официального разрешения, граф Шереметев сочетался браком со своей бывшей крепостной. Спустя три года, после рождения сына Дмитрия, Прасковья Ивановна скончалась. Муж пережил ее на пять лет. ( Если кому интересно, был снят фильм с Дарьей Юрской и Андреем Ростоцким «Графиня Шереметева». Не могу судить о художественной ценности, но интерьеры и костюмы красивые)

Помимо увлечения театром, Николай Шереметев прославился своей благотворительной деятельностью. Говорят, что во многом под влиянием жены. Странноприимный дом, построенный на средства графа, ныне мы знаем как Институт неотложной помощи им. Склифосовского.

Сын и внук Шереметева продолжили семейные традиции в области искусства и благотворительности. Кстати, история повернулась так, что после революции 1917 года потомки крепостной Прасковьи породнились с Романовыми. Единственная дочь князя Феликса Юсупова и великой княжны Ирины в замужестве стала графиней Шереметевой.

Еще один сохранившийся след Шереметевых находится в Марий Эл. Более 100 лет на 40 гектарах земли отстраивался обширный дворцово — парковый комплекс, по счастью, сохранившийся по сей день. Нижегородская ветвь Шереметевых не так известна, как потомки графа Бориса Петровича, но это не мешало им честно служить на благо Отечества вплоть до известных событий Октябрьской революции, после которой они эмигрировали за границу.

А нам остались прекрасные дворцы, великолепные парки и память об ушедшем прошлом.

Усадьба Юрино

Николай Петрович Шереметев


Граф Н.П. Шереметев
портрет работы Н.Аргунова

9 июля (28 июня по старому стилю) 1751 родился Николай Петрович Шереметев (Шереметьев) — представитель одного из знатнейших российских родов, сын графа Петра Борисовича Шереметева, высокообразованный придворный, фаворит Павла I, обер-гофмаршал высочайшего двора. Женился на крепостной актрисе Прасковье Ковалёвой-Жемчуговой, в память о ней построил в Москве Странноприимный дом (ныне – здание НИИ скорой помощи им. Н.В.Склифософского). Вошёл в историю отечественной культуры как незаурядный театральный деятель, покровитель искусств, коллекционер, музыкант, меценат и благотворитель.

Семья и ранние годы

Отец Николая Шереметева, граф Пётр Борисович Шереметев, также славился своей любовью к искусству, музыке и театральным постановкам. У него была большая коллекция живописи и предметов искусства, свой домашний театр, который в качестве зрителей посещали и монаршие особы. Шереметев-младший с детства воспитывался при дворе Екатерины II, вместе с будущим императором Павлом I. Будучи товарищем по детским играм, он остался дружен с наследником на всю жизнь, и благодаря этому впоследствии имел много привилегий, но также и страдал от причуд этого неуравновешенного человека. Николай Шереметев одним из последних видел Павла I живым накануне убийства (разделил с ним его последний ужин в Михайловском замке) и впоследствии искренне горевал о его кончине.

С детства молодой Шереметев выступал в домашнем театре отца. В возрасте 14 лет он исполнил партию бога Гиминея, которую до этого исполнял цесаревич Павел.

В 1769 году молодой граф Шереметев отправился получать образование в одном из наиболее престижных учебных заведений – Лейденском университете в Голландии. Помимо учёбы он осваивает театральное дело, сценическое, декорационное и балетное искусства, вращается в высших кругах европейского общества, знакомится с Моцартом и Генделем. Граф Шереметев был представлен дворам Англии, Франции и Пруссии. Среди его талантов есть и ещё и профессиональная игра на таких музыкальных инструментах, как скрипка, виолончель, фортепиано. Он умел читать партитуры, управлять оркестром и в юности мечтал быть дирижёром.

«Жизнь – театр…»

Екатерина II, как известно, не благоволила людям, близким наследнику Павлу Петровичу. Опасаясь нового дворцового переворота, императрица стремилась удалить от двора тех вельмож, которым Павел мог доверять и на поддержку которых мог бы рассчитывать в своём стремлении создать оппозицию державной маменьке. Поэтому, по возвращении в Россию, Николай Шереметев сразу получил должность директора Московского банка и «осел» подальше от Петербурга — в провинциальной, патриархальной Москве.

Однако графа это ничуть не огорчило. Верный поклонник Мельпомены, он тут же развернул строительство нового театра в своём подмосковном имении Кусково. Пристройка к дому Шереметевых на Никольской улице, где ранее располагался крепостной театр Петра Борисовича, оказалась мала для грандиозных планов его наследника. Первоначально представления давались на двух сценах: на Никольской и в Кусково, но вскоре Николай Петрович полностью перебрался в имение. В Кусково он создал театр, конкурировать с которым не мог ни один из известных крепостных театров того времени. Театр Шереметева отличался правильно подобранными декорациями, отличным оркестром и, конечно же, актёрами. Наспех набранную его отцом труппу из крепостных крестьян Николай Петрович пополняет новыми «народными» талантами. Он отдаёт своих актёров на обучение специально выписанным для этой цели артистам Петровского театра. Многие актёры проходят обучение в Москве и Петербурге, получая на деньги барина-мецената самое разностороннее образование: помимо сценического искусства, уроков вокала и музыки, они обучаются иностранным языкам, литературе, стихосложению. Сам Шереметев создаёт собственный театральный оркестр, покупает богатые декорации, заказывает костюмы, приглашает лучших музыкантов.


Усадьба Кусково. Дворец.

Новый Кусковский театр был официально открыт в 1787 году и пользовался огромной популярностью. На его спектакли съезжалась вся знать Москвы, а на некоторые представления специально прибывали высокопоставленные зрители из Петербурга. Содержатели частных театров жаловались городскому голове, что граф Шереметев (и без того богатый человек), ради своей забавы отбивает у них публику. Но для Шереметева театр не был забавой. Театральное дело постепенно превратилось в дело всей его жизни.

Помимо музыки и театра, Николай Петрович слыл известным знатоком архитектуры. За два десятилетия на его средства были сооружены театрально-дворцовый комплекс в Останкине, театральные здания в Кускове и Маркове, дома в Павловске и Гатчине, мыза Шампетр, Фонтанный дом в Петербурге и Странноприимный дом в Москве. Не менее важна роль Шереметева и в возведении храмов: церкви Знамения Богородицы в Новоспасском монастыре, церкви Троицы при Странноприимном доме, храма во имя Дмитрия Ростовского в Ростове Великом и других.

Поражает умение графа не гоняться за модными европейскими архитекторами и художниками, а открывать таланты в своих крепостных. Знаменитое здание театрально-дворцового комплекса в Останкино было построено крепостными архитекторами графа А. Мироновом и П. Аргуновым по проектам Кампорези, Бренны и Старова.

Художник Н. Аргунов впоследствии увековечил память Шереметева, написав портреты его самого и Прасковьи Ковалёвой (Жемчуговой). Кстати, одним из крепостных талантов Шереметевых был и скрипичных дел мастер И. А. Батов, чьи инструменты по праву сравнивают с произведениями таких мастеров как Гварнери и Страдивари.

Дворец в Останкине был открыт уже летом 1795 года. Премьера состоялась 22 июля. Для открытия была подготовлена героическая опера «Взятие Измаила». Труппа Шереметева становится лучшей среди крепостных на то время, затмевая даже знаменитый театр графа Воронцова. Оригинальная планировка зала Останкинского театра позволяла легко (буквально в течение часа) превращать его в бальный. На сегодняшний день, Останкинский театр — это единственный театр в России, сохранивший технику сцены 18 века — сцену, зрительный зал, гримировочные комнаты и часть механизмов машинного отделения. По своим акустическим качествам он является лучшим залом Москвы.

В 1796 году в биографии графа Шереметева наступают значительные перемены. На престол восходит его друг детства — Павел I. Николай Петрович в мгновение ока становится обер-гофмаршалом и одним из самых влиятельных людей в стране. Говорят, что первым приказом новоявленного императора был приказ срочно разыскать и возвратить ко двору его наперсника – графа Николая Шереметьева. И надо сказать, такой поворот фортуны Николая Петровича не обрадовал. По характеру своему он был добрый московский барин – театрал, хлебосол, созерцатель. Служил, но карьеру делать не старался и суеты придворной не любил. А тут он вновь превратился в игрушку в руках своенравного и взбалмошного самодержца, оказался буквально прикован к брегам Невы, не имея возможности заниматься любимым делом, приезжать в Останкино и Кусково, ставить новые спектакли, лично контролировать свою труппу. Лишь в 1799 году Шереметева назначили директором императорских театров, а затем директором Пажеского корпуса. Милости и почести сыпались на придворного, как из рога изобилия. За свою многогранную деятельность при дворе граф не раз награждался русскими и иностранными орденами, ему жаловались звания, имения, различные привилегии. Но не почестей и славы жаждал Николай Петрович от своего государя. Как это ни парадоксально, самым горячим желанием императорского фаворита в эти годы было устроить свою личную, семейную жизнь…

Ковалёва-Жемчугова

Граф Николай Петрович Шереметев прославил своё имя также и известной всему миру любовной историей, в которой он выступил в качестве прекрасного, но несчастного принца. Ведь любовь всей его жизни – крепостная актриса Прасковья Ковалёва (по сцене — Жемчугова) — по всем параметрам, числилась в «золушках»…


П.И. Ковалева-Жемчугова
портрет работы Аргунова

Фамилию Жемчугова она получила по прихоти самого Николая Петровича. Отыскивая драгоценные таланты среди толп крепостной детворы, граф предпочитал именовать их соответствующе: Гранатова, Алмазов, Бирюзова…

На самом же деле Прасковья была дочкой горбатого кузнеца – «коваля», и в графский театр она попала семилетней Парашкой Ковалёвой. Голосистую девчушку приметила родственница Шереметева — княгиня Марфа Михайловна Долгорукая, которая взяла её в воспитанницы и дала крепостной недурное образование. Параша знала итальянский и французский языки, брала уроки пения у лучших мастеров, умела играть на арфе и клавесине. Уже в 13 лет она блистала на сцене, исполняя глубоко трогательную партию Луизы из драмы Седена «Беглый солдат». С 16-и лет Ковалёва-Жемчугова заслуженно считалась примой Шереметевского театра, гипнотизируя зрителей проникновенной драматической игрой, необыкновенной для столь юной девушки, и гибким лирико-драматическим сопрано. Жемчугова с лёгкостью перевоплощалась из трагедийной героини в комедийную болтушку, или в юношу-пажа – стройная хрупкая фигурка ей это позволяла. И всегда срывала бурные овации. Граф Шереметев, едва увидев Прасковью на сцене, влюбился в неё до безумия.

Несмотря на протесты родственников, Николай Петрович дал обет: если он не может жениться на возлюбленной, то не женится ни на ком. После смерти отца он открыто перебрался в специально построенный для Прасковьи дом в Кусковском парке. Все знали об их отношениях – в те времена влюбленности помещиков в молоденьких крепостных никого не удивляли. Однако после своего неожиданного возвышения при дворе, графу Шереметеву пришлось изменить свой «деревенский» образ жизни. Вместе с Жемчуговой он переехал в столицу, и высшее общество разволновалось. Николаю Петровичу уже исполнилось 45 лет, он был холост, да к тому же баснословно богат и хорош собой. Многие красавицы знатных родов сгорали от зависти и ненависти к бедной крепостной актрисе. Ведь такой перспективный жених уходил из их рук! Это в Кускове Прасковью Жемчугову возносили на Олимп – в расчётливом Петербурге, где бал правили связи и происхождение, свет отзывался о ней не иначе как о дворовой девке.

Граф страшно тяготился осознанием вины перед своей любимой. Он не раз обращался к Павлу I с просьбой разрешить, в виде исключения, официальный брак с Жемчуговой. Император прямо не отказывал Шереметеву, но смотрел на связь своего фаворита с актриской, как на странное чудачество. Он искренне восхищался игрой Прасковьи на сцене, однако создать прецедент, поставив актёрку, дочь крепостного кузнеца, в один ряд с представительницами родовитых фамилий, так и не позволил.

Северные ветры Петербурга, постоянные переезды из столицы в Москву и обратно вскоре подорвали здоровье актрисы. Прасковья простудилась и потеряла свой великолепный голос. К тому же, у неё обострился наследственный туберкулёз. Давно получившая от графа вольную, Жемчугова жила в Петербурге простой содержанкой – и горечь этого положения убивала её.

Только после смерти Павла I граф Николай Петрович решился на уловку с подделкой документов. Он сочиняет легенду о происхождении Прасковьи Ивановны Ковалёвой из рода польских шляхтичей Ковалевских, которые якобы когда-то жили в его имении Кусково. В 1801 году пятидесятилетний граф Шереметев получает от молодого императора Александра I воистину царский подарок – специальный эдикт, давший ему право жениться на польской дворянке Параскеве Ковалевской. Возможно, здесь не обошлось без шантажа: граф Шереметев не мог не знать о готовящемся заговоре против Павла I, а также и об участии в нём самого наследника. Шереметев в заговоре не участвовал, но и Павла о грозящей ему опасности не предупредил, хотя был едва ли не последним, кто говорил с ним накануне убийства. Фактически предав своего государя и благодетеля, обер-гофмаршал, скорее всего, рассчитывал на благодарность Александра I. Вскоре он её получил.

Влюблённые тайно обвенчались 8 ноября 1801 года. По семейному преданию Шереметевых, обряд состоялся в московской церкви Симеона Столпника на Поварской улице. Лишь недавно нашлась запись о венчании в церковной книге храма Николы Чудотворца, стоявшего когда-то на Сапожковской площади близ Троицких ворот Кремля. Там, скорее всего, и совершилось таинство сего брака.

Никому, даже своим родным братьям и сёстрам, Николай Петрович не сказал, что женат. Несмотря на императорское одобрение, Прасковью Шереметеву не приняли бы в высшем свете – звание актрисы было ничуть не лучше статуса бывшей крепостной, ведь в то время даже хоронили актёров за кладбищенской оградой.

В 1803 году в семействе Шереметевых родился сын, граф Дмитрий. Естественно, такой непредвиденный поворот ошеломил всю алчную родню, радостно смирившуюся с тем, что Николай Петрович уже не оставит после себя прямого наследника. «Отменный штукарь наш старший родственник», – злобно заметила в мемуарах Анна Семеновна Шереметева – одна из претенденток на немалое наследство графа Николая Петровича.

Своим браком Шереметев окончательно закрепил за собой звание безумца, которого он удостаивался за глаза всю жизнь. Но это его более не волновало. Через двадцать дней после рождения сына умерла и Прасковья Шереметева-Жемчугова.

Жизнь графа потеряла смысл. В 1804 году он окончательно распустил свой крепостной театр и занялся благотворительностью.

Странноприимный дом

В память о жене Шереметев основал Странноприимный дом (богадельню) в Москве (ныне здание Московского института скорой помощи им. Н.В. Склифосовского).


Здание НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского

Строить здание приюта граф начал ещё в 1792 году. Место близ Сухаревой башни называлось Черкасские огороды и когда-то принадлежало его матери. За постройку здания первоначально взялся архитектор Елевзой Назаров, из шереметевских крепостных, ученик Баженова. Но после смерти Прасковьи Жемчуговой довершал проект великий зодчий Джакомо Кваренги – большой поклонник творчества покойной актрисы. Под его гениальным карандашом рождались дивная ротонда церкви, высокая белая колоннада, уверенный размах дворцовых крыльев. Снаружи – дворец; внутри – убежище для больных, бездомных, увечных. Дом состоял из больницы на 50 «страждущих от недугов», богадельни на 100 «призреваемых»(50 мужчин и 50 женщин) и приюта на 25 девочек-сирот. Была также организована библиотека с читальным залом. В боковых галереях устроены палаты для немощных, а наверху — особое отделение для бедных, не имевших средств к существованию и живших здесь на иждивении этого дома.

Потратив на постройку здания огромный капитал — более полутора миллиона рублей, Шереметев положил на содержание богадельни ещё 500 тысяч рублей и завещал ей «в вечность» село Молодой Туд с деревнями в Тверской губернии – восемь тысяч душ. Из этих средств следовало кормить и обихаживать призреваемых, помогать семьям, попавшим в беду, давать приданое бедным невестам. Приданое присуждалось каждый год — 23 февраля, в день смерти графини Прасковьи Ивановны.

Потом, уже за чертой земной жизни графа, в Странноприимном доме будут лечиться раненые – герои 1812 года, сражений на Шипке и у Плевны, защитники Порт-Артура.


Шереметевская больница (Странноприимный дом), 1910

Здание Странноприимного дома Шереметева считается шедевром русского зодчества, прекрасным образцом русского классицизма конца XVIII — XIX веков. Это единственное благотворительное учреждение в России, которое было построено и содержалось на средства одного частного лица.

Память и потомки

Николай Петрович пережил супругу всего на шесть лет. Последние годы он провёл в Петербурге, в своём дворце на Фонтанке (Фонтанный дом). Скончался 1 января 1809 года. Похоронили графа рядом с женой, в Шереметевской усыпальнице Александро-Невской лавры, в простом дощатом гробу – все деньги, положенные на богатые похороны высочайших особ, граф Шереметев завещал раздать бедным.

«В жизни у меня было всё. Слава, богатство, роскошь. Но ни в чем этом не нашел я упокоения. Помни же, что жизнь быстротечна, и лишь благие дела сможем мы взять с собой за двери гроба», — сказано в его завещании сыну.

Сын Николая Петровича Шереметева — Дмитрий Николаевич — не просто продолжил традиции меценатства, заложенные отцом, но и многократно развил их. В его время в народе появилась поговорка «жить на шереметевский счёт», поскольку граф, являясь попечителем Странноприимного дома, тратил не только на него, но и на другие учреждения, огромные суммы. За счёт графа Шереметева существовали московские храмы, обители, гимназии, приюты и, отчасти, Петербургский университет. Помощь графа сыграла решающую роль в преображении Лазаревской церкви в Александро-Невской лавре. Дмитрий Николаевич в течение всей жизни оказывал материальную поддержку художникам, певцам и музыкантам, часто отдавая залы Фонтанного дома в Петербурге под мастерские как знаменитых, так и безвестных живописцев.

Известными меценатами стали и внуки Николая Петровича — старший сын Дмитрия Николаевича Сергей и младший — Александр. Сергей Дмитриевич Шереметев был видным государственным деятелем, коллекционером и историком, а также состоял во множестве обществ, в том числе в Российском обществе покровительства животным.


Граф А.Д. Шереметев

Граф Александр Дмитриевич Шереметев (1859-1931) основал в 1882-м году частный оркестр, с которым с 1898-го года начал давать народные (общедоступные) симфонические концерты. В 1908-м году он пожертвовал 20 тысяч золотых рублей на учреждение стипендии Н.А. Римского-Корсакова в Петербургской консерватории. По его инициативе в Петербурге были установлены мемориальные доски Александру Даргомыжскому, Милию Балакиреву, Александру Серову и Модесту Мусоргскому, а также проводился всероссийский сбор средств на памятник Чайковскому. С 1910 года общедоступные концерты оркестра Шереметева стали бесплатными. Их посещала преимущественно малоимущая публика — та, что впоследствии составила аудиторию Ленинградской Филармонии, Театра оперы и балета им. Кирова, МАЛЕГОТа.

В начале XX столетия род Шереметевых по-прежнему оставался богатейшим в России, но случился 1917 год. Младший внук знаменитого мецената Н.П.Шереметева — Александр Дмитриевич — оказался в Европе, где решил переждать «смутное время», как и многие другие русские аристократы. Ожидание затянулось, в Россию он так и не вернулся. За границей представителю богатейшего рода Шереметевых не на что было жить. Внук человека, чьё богатство одно время превосходило императорское, закончил свои дни во Франции в приюте для неимущих русских эмигрантов и был похоронен в общей могиле, за неимением средств на более достойное погребение. Увы, так проходит слава мира!

Девиз дворянского рода Шереметевых гласил: «Бог сохраняет все». Но сегодня лишь архивные документы позволяют восстановить события двухвековой давности и отдать дань уважения людям, движимым благородными идеями просвещения общества, помощи несчастным и обездоленным. Представителям графской ветви старинного рода Шереметевых в наивысшей степени была присуща потребность бескорыстного служения отечественной культуре — как творения блага, благородных деяний, которыми будут гордиться соотечественники и потомки.

Использованы материалы:

Вехи культуры

Листов В. «Шереметев: Любовь,творящая добро»

Горбунова Е. «Подлинаня история Золушки»

Дворянин Благотворитель Меценат

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *