Графиня шереметьева биография

На 300-летие знаменитого «Фонтанного дома» в Петербурге собрались потомки рода Шереметевых, которым усадьба принадлежала в течение двух веков. Шереметевы из Америки, Австралии, Франции и Марокко посетили также старейшую монашескую обитель Северной столицы – Александро-Невскую Лавру, где покоятся родоначальники графского рода. Рассказывают «Новости культуры».

Лазаревская усыпальница Лавры – один из немногих мемориальный комплексов Петербурга, не подвергшийся значительным изменениям в послереволюционное время. Надпись на надгробии первого российского графа и героя Северной войны Бориса Петровича Шереметева напоминает о том, что в начале XVIII века вопросы, где и как должны лежать бывшие сподвижники императора Петр решал лично.

«Сам-то фельдмаршал скончался в Москве, но хотел быть у Киевских угодников – в Киево-Печерской Лавре, – рассказывает историк Юрий Пирютко. – Но вот политические соображения преобладали, и уважение к памяти героя Северной войны привело к тому, что он похоронен на берегах Невы».

Поминальные службы в Лазаревской усыпальнице наместник Лавры возглавляет не часто, формально это территория музея городской скульптуры, последний случай особый: около 15 потомков знаменитого рода из Москвы, Америки, Австралии и Марокко встретились, чтобы почтить память своих предков. Графиня Прасковья Петровна Шереметева де Шамбо живет в Марокко. Несмотря на солидный возраст, она решилась на перелет из африканских +20 в петербургские -20. Чего не сделаешь ради славы предков.
«Они все-таки заработали себе эту славу, а мы нет, никакой славы пока что не заработали, но мы очень дорожим этим», – говорит графиня Прасковья Шереметева.

Князь Андрей Голицын прибыл из Москвы вместе с сыновьями. В 20-х его бабушка графиня Шереметева натерпелась от Советской власти, но все же избежала ареста в отличие от супруга. Князь Голицын, родившийся в 1964-м, уже не скрывал аристократического происхождения. На вопрос делал ли он при воспитании детей акцент на то, что они потомки знаменитого дворянского рода отвечает: «Нет. Если вы их спросите, кто висит у нас на портретах, кто это такие, они, наверное, вам с трудом расскажут. С возрастом они начинают к этому боле серьезно относится, но наша главная задача воспитать их честными людьми».

Одна из надежд Шереметевых, родившийся в Америке в 1989-м граф Николай, изучает индустриальный дизайн в университете Сан-Франциско.

«Трогательно, что вот столько людей все еще о нашей семье помнят, все еще о нашей семье думают и что вот столько людей сегодня собрались на панихиду, на трапезу», – говорит Николай Шереметев.

Вторую половину дня Шереметевы отдали фамильному дому на Фонтанке. Старейшая городская усадьба, отметившая в уходящем году свое 300-летие, встречала гостей экспозицией, составленной при участии десяти российских музеев, архивов и библиотек двух столиц.

Новости культуры

Потомки графов Шереметевых, приехавшие в Санкт-Петербург для участия в праздновании 300-летия усадьбы «Фонтанный Дом», посетили 18 декабря родовое захоронение — Лазаревскую усыпальницу Александро-Невской лавры.

Панихиду в некрополе отслужил наместник монастыря епископ Выборгский Назарий. Здесь под мраморными саркофагами покоятся восемь представителей знатной фамилии. Среди них видный военный и государственный деятель, сподвижник императора Петра I, герой Северной войны Борис Шереметев, сенатор Николай Шереметев, музыкант Дмитрий Шереметев, актриса Прасковья Шереметева (Жемчугова). Все они были обладателями графского титула.

«Мы вспоминаем славных людей, которые вписали весомую страницу в историю России, и рады, что потомки этого рода помнят свое происхождение, помнят о России и многое делают для нее. У Шереметевых можно поучиться любви к Родине: она в определенный период стала им мачехой, но они сохранили преданность ей», — сказал владыка. За богослужением он поминал не только покоящихся в усыпальнице, но и многих почивших Шереметевых, в числе которых были благотворители лавры.

Гости побывали также в Свято-Троицом соборе, где приложились к гробнице с мощами святого покровителя Санкт-Петербурга — великого князя Александра Невского.

Шереметевых провели по храмам и мастерскими лавры, которая готовится отметить в 2013 году 300-летие своего основания. Потомки знатного рода были удивлены и обрадованы масштабами ремонтно-восстановительных работ: в предверие юбилея старейший монастырь северной столицы превратился в большую строительную площадку.

Журналисты общались с Шереметевыми как-то особенно бережно, словно в их лице увидели ускользающее наследие былой имперской славы. «У меня нет Родины. Никакой. Но я чувствую себя глубоко русской», — сказала корреспонденту «Воды живой» 79-летняя Прасковья Петровна Шереметева де Шамбо. Она родилась и живет в Марокко. И, как прославленные предки, в буквальном смысле творит историю, уже десять лет работая над книгой о русской эмиграции. Впервые в город своих предков приехали сразу 14 представителей знаменитого дворянского рода. Среди них граждане Франции, США, Марокко, Греции, Австралии и России. Символично, что день приезда совпал с 94-й годовщиной кончины графа Сергея Шереметева — члена Государственного Совета Российской Империи, археолога, историка, почетного члена Академии наук. Только смерть 17 декабря 1918 года спасла его от ареста чекистами. «Вода живая», 18.12.12

История любви графа Николая Шереметева и крепостной актрисы Параши Жемчуговой потрясла современников. В XVIII веке многие помещики жили с девками и даже имели с ними незаконнорожденных детей. Но никто из них не обращался к царю за разрешением о венчании и не делал из неграмотной крестьянки графиню.

Графский род Шереметевых был беспримерно богатым в XVIII веке. Чтобы убедиться в этом, можно поехать в восстановленную подмосковную усадьбу Кусково, которая и сейчас поражает роскошью. Шереметевы имели свой театр и могли себе позволить пригласить «в гости» саму царицу. Пели и играли в театре крепостные, которых набирали из талантливых крестьян. Однажды дочь кузнеца восьмилетняя Параша затянула песню, когда возвращалась с другими с поля. Ее чудный голос услышали слуги Шереметева и доложили во дворец о таланте девочки. Так она попала «в приличное общество», была отдана на воспитание к княгине Марфе Михайловне Долгорукой. Наверное, только Шереметевы были способны учить грамоте, вокалу, истории и хорошим манерам крестьянских девочек. Вокруг об этом с возмущением перешептывались.

– Крепостные актеры у них не работают! Едят то же, что и господа! – с возмущением говорили дворяне на салонных вечерах. – Им говорят, подумайте только, «вы», называют по имени-отчеству. И, если заболеют, приглашают хороших докторов. Ну не смех ли?!

Для дворян XVIII века это действительно был анекдот. Считалось, что дворовые не поддаются наукам, они, как собаки, имеют ограниченные способности, ведь не голубая кровь. А Параша Жемчугова к 18 годам уже стала настоящей светской дамой – и по образованию, и по манерам, и по знаниям. Она пела на французском и итальянском языках. Ее голос так потряс Екатерину II, приехавшую на домашний спектакль, что она одарила крепостную актрису перстнем! Кстати, свою фамилию Параша получила от хозяина в честь драгоценного камня. И здесь Шереметевы отличались от других владельцев крепостных, у тех были прозвища для дворовых – «кривое рыло», «косорукий». А тут – Жемчугова, Бриллиантов, Малахитов!.. Поневоле почувствуешь себя человеком.

В 1787 году, после смерти старого графа, хозяином всего стал Николай Шереметев. Сначала он испугал крепостных – стал сильно пить, забросил театр. Члены труппы уговорили Парашу пойти к графу с прошением вспомнить о театре, иначе все они вот-вот могли оказаться «на общих работах». Результатом этой встречи стало полное преображение графа, который кончил гулять и завершил ремонт нового поместья Останкино, куда и перевел театральную труппу. Параша негласно считалась «женой». Особенно трогательно граф стал относиться к ней после того, как узнал о болезни девушки. У нее открылся туберкулез. Этот диагноз просто убил Парашу, ведь врачи запретили ей петь. А впереди было столько запланированных представлений. И она все равно выходила на сцену, рискуя своим здоровьем. Без сцены девушка жить не могла. А граф стал думать, как сделать Парашу законной женой.

15 декабря 1798 года граф Шереметев дал вольную Жемчуговой, а 6 ноября 1801 года тайно обвенчался с ней. Что, впрочем, сразу же стало известно всей дворянской Москве. Тут уж Шереметева перестали добродушно называть чудаком.

Его поступком возмущались, его осуждали и отворачивались от него. Ведь есть же предел «благодеяниям». Ну, оделил девку небольшим состоянием, освободил от работы, но не жениться же! Графиню Шереметеву не признавал никто, ее не хотели принимать ни в одном светском салоне. Но она и не пыталась в них проникнуть. Параша, которая уже не могла по состоянию здоровья выходить на сцену, большие средства тратила на помощь бедным.

Счастье Шереметевых было недолгим, через два года супруга графа уже почти не вставала с кровати. Ее единственной целью было доносить ребенка и родить его. Ради этого она превозмогала чахотку, да еще умудрялась скрывать от мужа свое состояние. На любые его расспросы ответом была улыбка и слова утешения. В феврале 1803 года у них родился сын.

Бедная Параша не могла даже одним глазком увидеть ребенка. Его не заносили в комнату, чтобы он не заразился от матери. Целый месяц, угасая в бреду, она плакала, умоляя показать сына. В конце концов придумали выход – стали подносить мальчика к двери. Он плакал, мать слышала его и успокаивалась.

А в это время не помнивший себя от горя Николай Петрович написал царю Александру I прошение, в котором просил признать его незаконнорожденного сына и узаконить их с Парашей брак. Император снизошел к горю своего верного подданного и просьбу удовлетворил. Графиня Шереметева так и не узнала, что стала «законной», она умерла в беспамятстве. Впрочем, свет ее все равно не признал. На похороны пришли лишь крепостные из театральной труппы, ни одного дворянина, кроме самых близких друзей Шереметева, там не было.

Умирая, Параша наказывала Шереметеву заботиться о бедных. Оделять бесприданниц состояниями, строить больницу.

Только этим Николай Петрович и занимался. Московский городской научно-исследовательский институт скорой помощи имени Н. В. Склифосовского – в сущности, заслуга Параши Жемчуговой. Ведь раньше он был cтранноприимным домом, открытым Шереметевым. Это было одно из первых заведений в России, где бесплатно оказывали медицинскую помощь бедным и сиротам.

Шереметев умер в 1810 году, пережив свою любимую на семь лет. Их сын Дмитрий Шереметев унаследовал не только титул отца, но и стремление помогать малоимущим. Он никогда не «прогибался» перед властями и 14 декабря 1825 года должен был участвовать в восстании декабристов. До площади он не доехал только по случайности – его сбросила лошадь. Граф женился на своей дальней родственнице Анне Шереметевой по большой любви. Из-за ее красоты он даже впал в немилость у царя, который положил глаз на Анну. Любой дворянин должен был бы почтительно предоставить супругу императору, но вспыльчивый Дмитрий подал в отставку и уехал в Кусково.

Отчасти они повторили судьбу своих предков. Анна Шереметева великолепно пела, она была звездой музыкальных вечеров в Кусково. И умерла так же рано, как Жемчугова, родив сына.

Свои последние годы Дмитрий Шереметев провел в Кусково, в родовом имении, где начиналась история любви его родителей, ставшая спустя двести лет красивой легендой.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *