Греция православная

Путин поехал в Грецию, где не был десять лет. Впечатлить экономической стороной поездки никто не планировал, поэтому сосредоточились на дипломатической и духовной. Все проекты трубопроводов из России упираются в то, что у Греции нет черноморского побережья, а желание российских промышленников и предпринимателей купить что-нибудь ценное из греческого государственного имущества – в отсутствие взаимности со стороны Евросоюза. Получить деньги на спасение Греции от долгов Ципрас давно ни от кого, кроме самой Европы, не надеется просто потому, что таких денег ни у кого нет и Евросоюз занимается этим больше по любви, чем по расчету. Путин же, хоть и призывал Грецию совершать Геракловы подвиги при дворе Евросоюза, все поняли, что шутит, потому что никаких санкций она в одиночку не заблокирует.

Зато дипломатически визит полезен обеим сторонам. Бунтарская «Сириза» у власти все еще воспринимается внутри ЕС как аномалия, которая покапает и пройдет. Визит главы государства мирового разряда помогает Ципрасу остепениться в глазах и европейских коллег, и собственных граждан, у которых Россия популярна. С другой стороны, график российского президента вот уже третий год не изобилует европейскими визитами. Официальных визитов в европейскую столицу со времен последнего Майдана у него было два – в Италию и Венгрию. Третий визит из совпадения создает правило и отводит гипотезу об изоляции России как недоказанную. А поскольку противников санкций набирается целый небольшой отряд, двусторонние встречи призваны укрепить дух каждого из его участников.

Духовная сторона наряду с дипломатический и экономической на видном месте представлена в статье Путина для газеты «Катимерини» – не какой-нибудь левой, близкой марксистскому правительству, а буржуазной и консервативной. «Прочный фундамент сотрудничества – общие цивилизационные ценности, православная культура, искренняя взаимная симпатия», – написал он и напомнил, что посещает Грецию в год тысячелетия русского присутствия на Афоне. А на самом Афоне поблагодарил монахов, что борются за глобальную нравственность, и отстоял обедню в Успенском храме афонской столицы Карея на епископском троне, он же патриарший и при желании императорский (до вечера минувшей субботы был вакантен). Этим, разумеется, позлил турок и константинопольского патриарха, который точно не находится с этим василевсом в состоянии симфонии. Константинопольский патриарх, как известно, не любит московского за его претензии на первенство в православном мире, где русская церковь самая большая и богатая. А московский не доверяет константинопольскому, которого подозревает в тайном намерении расширить свою шагреневую патриархию признанием автокефалии украинской церкви. То, что он сидит в Стамбуле и турецкоподданный, из предмета сочувствия превратилось теперь в отягчающее обстоятельство.

Но и греческие политики, хоть и не подают виду, не слишком рады напоминанию о тысячелетнем русском присутствии на Афоне. Потому что сто лет назад русское присутствие там настолько превосходило греческое в людях и пожертвованиях, что ко времени, когда Греция присоединила трехпалый полуостров Халкидику с Афоном на одном из пальцев, он уже был чем-то вроде духовной колонии империи Романовых. Поэтому пускают российского президента на Афон греки беспрепятственно, а монахам и послушникам с российскими паспортами чинят препоны, чтобы потом не сказали, что Афон наш – в самом возвышенном и духовном смысле, разумеется.

Православие без самодержавия

Что касается духовного единства и общих цивилизационных ценностей, которые стали совершенно гомеровской ритуальной формулой при общении русских и греков, то Россия и Греция, несмотря на них, прожили последние века разной политической жизнью. Основы общие и результат противоположный.

Формально православие и государство в Греции связаны сильнее, чем у нас: там и статья о государственной религии в Конституции, в ней же совсем немыслимая – о запрете переводить священные писания, священники на зарплатах, иконы в школах и вузах. Однако связаны они иначе. В России церковь снова и снова приходит к тому, что скрепляет союз правителя и народа, а в Греции – нет. В нашем понимании православие открыто или замаскированно составляет часть знакомой триады вместе с самодержавием и народностью. Уж с самодержавием как минимум. Православие – то ли лучший из инструментов в руках централизованной, самодержавной власти, то ли его причина: оно иерархично, требует чтить начальников, жить в соборности, знать свое место, не искать перемен, в нем прямая дорога от алтаря к трону.

Всего этого православие вроде бы требует от русских, однако от греков православие ничего такого почему-то не требует. Образованным светским людям в России кажется: чтобы получить успешно работающие демократические институты, надо как-то порвать с православной традицией. Однако опыт греков показывает, что ни с чем таким рвать не надо. Там-то политики противоборствующих партий – от самых правых до самых левых – ходят в церковь вместе со своими избирателями, а потом избиратель отправляется на выборы и меняет власть, не видя тут совершенно никакого противоречия. И политики тоже не видят тут никакого противоречия и вовсе не считают, что народ должен быть им предан до смерти, потому что православный. И что если от главы правительства или государства отвернулись, то это Иуды предали страну и веру Христову. Напротив, политики, поменявшись местами: прежние правители в оппозиции, новые во власти, – снова идут с православным народом по церквям на Пасху и совершенно к этому народу не имеют претензий за нарушение симфонии, соборности и других философских и богословских обязательств.

Все это тем более удивительно, что греческое православие вроде бы напрямую восходит к Византии с ее сакрализацией императорской власти и цезарепапизмом (это когда кесарю полагается не кесарево, а львиная доля в церковных делах). Восходит, восходит, а взойти не может. Что императорские династии в византийской Ромейской империи редко бывали долгими и многолюдными, а императоров часто сгоняли гвардейцы (причем народ и гвардия бывали едины), неуместно далекий исторический экскурс. У нас тоже были мятежи и казни, однако же мы пришли к нынешнему времени с уваровской триадой в головах, а греки не пришли.

Наоборот, греки сразу начали с полностью ей противоположного: через десять лет после того, как получили от великих держав своего первого короля для возрожденного государства – Оттона из баварской династии Виттельсбахов, – вышли в 1843 году ко дворцу и дружно потребовали конституции. И король ее дал, а куда ему было деваться, хрупкому баварскому юноше перед лицом матерых полевых командиров, только что воевавших с турками. И хотя короли (после окончательного изгнания Оттона в 1861 году это была датская династия) оставались в Греции до второй половины ХХ века, власть их была невелика, идея какой-то особенной связи между ними и православным народом не сильна, премьер-министров спокойно (а порой и бурно), но регулярно меняли на выборах – за исключением двух сравнительно кратких периодов диктатур и одной немецкой оккупации. И хотя последняя из диктатур – черных полковников 1968–1974 годов – пыталась связать в одно веру, семью и отечество и проповедовала традиционные ценности в единственной незакрытой газете, тоска по сильным полковничьим рукам даже в среде самых что ни на есть православных традиционных греков встречается редко, а дурная память о них – часто.

Церковь нации, а не государя

Вместо триады «православие – самодержавие – народность» в Греции, несмотря на религиозные статьи Конституции, действует триада «православие – демократия – народность», в которой православие замкнуто напрямую на народ, минуя власти, которые могут меняться.

Конечно, важно, что у страны было великое дохристианское прошлое и каждого грека с малых лет учат, что до всякого православия период расцвета их народа совпал с афинской демократией. Но на практике важнее другое.

Греки долго, 400 лет, жили без собственного государства. Это отличает их от русских и делает похожими на другие народы Восточной Европы – поляков, сербов, хорватов, румын. Поэтому у греков церковь напрямую связана с нацией, а не с государством. Церковь там была церковью «нашего народа» внутри чужого государства. И когда наконец в начале XIX века у греков появилось собственное государство, прежняя связь с народом не исчезла, а оказалась сильнее новой связи с государством и его властями. Греческая церковь (как польская, сербская и другие) скорее этноцентрична, чем государствоцентрична. Помогает и то, что государство и сейчас восстановлено в некотором смысле частично, ведь его историческая столица, в которой патриарх и император, – по-прежнему у соседей.

Словарь греческого православия многим может показаться неприятно националистическим: когда, например, отождествляет события национальной и священной истории и говорит о восстании против турок 1828 года как о «пасхе греков» (Pasha ton Ellinon) – штамп греческой церковной и светской литературы. Однако же эта прямая связь с народом, сформировавшаяся за время жизни без своего государства, делает греков сравнительно безразличными к смене властей. Ведь вере, которая их, а не государева, от этого не будет никакого ущерба.

Изнутри это спокойное отношение к замене одних правителей другими поддерживают невиданные у нас особенности жизни самой греческой церкви. Дело не только в том, что она здесь устроена демократичней, как земная организация: регулярная ротация Синода, епископы, которых выбирают в самой епархии из местных, а не присылают из центра, огромная роль приходских советов (священник – не монарх в храме, а предстоятель общины, не царь, а вот буквально что президент), сам глава церкви, который митрополит, а не патриарх (патриарх –в исторической столице Константинополе), а значит, ближе и равнее другим епископам. Демократичней она и в небесных вопросах.

Два важнейших церковных таинства – исповедь (покаяние) и причастие (евхаристия) – здесь, как и во времена древней церкви, практикуются по отдельности. В русской церкви они давно срослись воедино, особенно начиная с синодального периода перед причастием надо обязательно исповедоваться, а это на практике означает получить допуск от священника, который одновременно воспринимается как представитель и церкви, и государства. В греческой церкви оба таинства, как это и было изначально в церковной традиции, никак не совмещены. Мирянин исповедуется отдельно, когда чувствует в том необходимость или по договоренности со священником, и отдельно сам решает, может ли пойти к причастию. Таким образом, православный грек снова и снова самостоятельно принимает решение, готов ли он участвовать в главном христианском таинстве и причащаться «святых Христовых таин», или это будет ему «во суд и осуждение». От этого глубоко заложенного навыка самостоятельного решения по важнейшему для традиционного христианского человека вопросу и до ответственного перед парламентом кабинета недалеко.

Разумеется, все это не мешает некоторым греческим священникам нести архаическую ахинею не хуже наших отцов-провокаторов, а многим мирянам быть носителями конспирологического взгляда на мир, где Запад борется с православием. Однако их не большинство, а функциональная разница налицо.

Удалась ли грекам демократия, или все их нынешние беды от нее – вопрос, на который я уже пытался отвечать. Несомненно, однако, что грекам без разрыва с православной традицией удалось построить устойчивые и почти безукоризненно работающие современные политические институты, партии, парламент, выборы, свободную прессу и сменяемую власть. Сбои в их работе, а еще больше – в экономике скорее следует отнести за счет особенностей тех ближневосточных краев, где всем этим хорошим вещам приходится работать. Это легко доказать: ведь точно те же особенности похожим образом нагружают специфическими восточными проблемами и местный авторитаризм (например, семейственность и коррупция одинаково свойственны тамошним обществам и в периоды демократий, и в периоды диктатур).

Слова Путина в статье об общих духовных корнях и православии, которые сближают русских и греков, в целом верны. Однако эти общие духовные корни дали в итоге очень разный общественный и политический плод, по причине которого сам Путин во время короткого пребывания в Афинах вынужден был встречаться не только с ныне царствующим Ципрасом, но и с его соперником из оппозиции.

следующего автора:

  • Александр Баунов

Русская церковь в Афинах, которая для многих до сих пор является таинственным местом, основана на фундаменте древней школы, посвященной Апполону. В этом же районе во время римской эпохи, а в частности в период правления Адриана, были построены римские бани (валанио), вода к которым проходила из притоков Эридан, покрытая на сегодняшний день дорогами.
Сама церковь была построена в византийскую эпоху, во времена правления единодержавной императрицы Ирины на основе римских бань.
Приблизительно в середине XXI столетия н.э., на том же месте основывается женский монастырь в честь Божьей Матери Спасительницы. В настоящее время, главный храм монастыря (Кафоликон) и является Русской церковью. Обитель была построена на пожертвования Стефаноса Ликодимоса, (происходящего из древней афинской знатной семьи), поэтому основателем монастыря считается именно он.
В саду церкви можно увидеть железную спускную дверь, которая ведет к наклонной стое. Колодцы, наполняющиеся водой Эридана, стои, древние столбы и 258 колон бани, то есть камера нагревания воды для бань, расположены в подвале церкви и протягиваются на весь регион.
Существует вероятность наличия здесь и других стой, уничтоженных сильным землетрясением 1705 года, при котором была разрушена большая часть церкви.
В 1780 году храм был частично разобран на укрепления города в войне с Россией. В таком полуразрушенном виде он простоял до 1845 года. Позже церковь была восстановлена на деньги российского императора Николая I и декорирована при участии баварского художника Людвига Тирша. Колокол для колокольни храма, построенной несколько позднее, был подарен императором Александром II.
Особо впечатляют стены храма. Альтернативное использование кирпичей и камней создает ощущение резного фасада, а куфическое украшение церкви является еще одним уникальным примером характерным для греческих зданий. Куфическое украшение похоже на древнеарабскую письменность, возникшую в городе Куфа, находящегося на территории сегодняшнего Ирака.
«Русский Храм”, как его стали называть в настоящее время, расположен на улице Филеллинон, в нескольких сотнях метров от здания парламента. Будучи построена в середине ХХI века эта церковь является одной из старейших церквей Афин. Различные слухи и «секретные документы» тех времен, хотели соединить храм с обширной сетью колон, расположенных под столицей.

Храм Святого Никодима и Святой Троицы по сей день принадлежит Русской Православной Церкви.

Византия, древняя столица христианского мира, распространила религию апостолов во многие страны. Сегодняшние деятели греческой Церкви — такие же наследники Константинополя, как и русские монахи и священники.

Но православная Греция — это не то же самое, что и православная Россия. О различиях наших Церквей и особенностях греческого православия поговорим в этой статье.

Греческая православная Церковь возникла по политическим, а не богословским причинам, и сегодня находится на обеспечении государства

Православные греки прежде были под юрисдикцией Константинопольской православной Церкви.

Быть может, так бы продолжалось и дальше.

1822 в этом году произошел раскол Греции, в связи с этим провозгласили автокефалию Греческой Церкви

Вера у греков не претерпела никаких изменений, ведь христианство в Греции процветало уже много столетий. Раскол случился по политическим причинам. 1822 году Греция получала независимость, а через 10 лет появилось Греческое королевство.

В связи с этим провозгласили автокефалию Греческой Церкви. Но Константинопольская Церковь не признала этого одностороннего решения. Его поддержали и другие поместные Церкви.

Греческий кафедральный собор в Афинах

Лишь в 1850 году патриарх Анфим IV всё-таки пошёл навстречу и провозгласил, что Элладская Церковь на территории Греции юрисдикционно независима. Главное условие — особый статус Вселенской патриархии для греков.

В 1928 году Константинопольская и Элладская Церковь столкнулись с проблемой: 36 епархий стали политически принадлежать Греции, хотя оставались в юрисдикции Константинопольской Церкви. В итоге обе стороны заключили устраивающее их соглашение.

О 36 епархиях у Греческой и Константинопольской Церквей есть особое соглашение.

Но не все конфликты удалось решить также просто. В 1935 году разгорелись разногласия внутри Церкви по вопросу, какой греческий православный календарь использовать.

Это привело к тому, что греческое православие обрело ещё одну Церковь — старостильное движение. Сегодня оно раздробленно на кучу мелких течений.

В 1949 году Греция, как православная страна, на государственном уровне стала финансировать духовенство.

Греческой Церковью управляет Священный Синод, его глава — архиепископ

Управляет Греческой Церковью Священный Синод Иерархов, который состоит из всех епархиальных архиереев. Глава Церкви — архиепископ Афинский и всей Эллады.

Есть также Постоянный Священный Синод — это управляющий орган, где состоит сам Архиепископ и двенадцать митрополитов — по количеству апостолов.

81 епархия состоит в Греческой православной Церкви

Сегодня в Греческой православной Церкви состоит 81 епархия. Ей не подчиняются епархии Додеканеса и Крита. Ими управляет Константинополь. То же касается и афонских монастырей.

14 отличий Греческой Церкви от русской касаются внешней стороны христианства, но не учения

Чем отличается от Русской Греческая православная Церковь? В основном мелочами.

Отличие 1. Использование креста священнослужителями.

Крест — это не только символ христианства, но ещё и атрибут, опознавательный признак для различного духовенства. Но в Русской православной Церкви к нему отношение более будничное. Ты священник — значит, должен носить крест. Это как погон у военного — должен быть, и ничего не попишешь.

Если человека полагают в иерея, ему тут же должны выдать наперсный крест.

В Греческой Церкви отношение к кресту иное. Там он — награда, которую носить в повседневности не рекомендуется. Надевают его только по особым поводам, например, на службы.

Соответственно, в Русской православной Церкви есть разные кресты:

  • Николаевский;

Николаевский крест

  • Павловский;

Павловский крест

  • с украшениями;

Крест с украшениями

Так удобнее различать священников. А вот у Греков крест только один.

Греческий крест

Отличие 2. Использование свечей.

В греческом православном храме перед иконами свечи не ставят. Для этого не предусмотрены подсвечники. А сделать это можно в притворе. Там оборудована специальная вытяжка.

Это мера безопасности, ведь в Греции очень много старинных храмов, где возгорание может принести не только материальный, но и значительный культурный урон.

Убранство греческого православного храма: перед иконами нет подсвечников

В греческих храмах нет лавок со свечами. Они просто лежат — бери и ставь, столько хочешь! Всё бесплатно. Если же мучает совесть, то можно сделать пожертвование суммы на своё усмотрение.

Отличие 3. Статус.

У Греческой православной Церкви государственный статус. Она сотрудничает с общественными организациями. До сих пор сохранились церковные суды.

Но это различие может очень скоро исчезнуть. Церковь и государство всё больше дистанцируется друг от друга. Новостной ресурс BBC NEWS сообщает следующее:

BBC News (Британская компания)

«Руководители государства и церкви сообщили, что государство будет выделять субсидии, которые пойдут на зарплаты священству, но те утратят статус госслужащих.

Греция, в последние годы вынужденная существовать на международные займы, прилагает немалые усилия для сокращения расходов на госсектор.

В 2015 году на государство работали 18% всех работников в стране».

Отличие 4. Отношения мирян и священников.

Русский священник часто воспринимается чем-то диковинным, когда оказывается в обществе. На него озираются, тычут пальцами. Это нечто эдакое, будто из другой реальности.

Да и сами священники формируют некую изолированную касту, которая прямо общается с людьми только в храме. Это в большинстве случаев.

В Греческой православной Церкви священник — это такой же представитель народа.

Между ним и окружающими нет никаких преград, ступеней. Он везде свой, с ним могут свободно заговорить незнакомые люди.

Но и уважения больше. Православный священник может стоять, как невидимка, в общественном транспорте. В Греции ему, даже молодому, обязательно уступят место. Вот такое оно, православие по-гречески.

Отличие 5. Требования к священнику.

Греческий священник не может:

  • иметь добрачных отношений;
  • состоять во втором браке;
  • быть разведённым.

Таких людей просто не рукополагают.

Отличие 6. Крестный ход.

У Греков Крестный ход намного торжественнее. Может присутствовать духовой оркестр, и вообще всё напоминает парад. Люди поют, несут свечи.

Ходят не вокруг храма, а по городским улицам. Причём движутся в центральную площадь. Там сжигают чучело Иуды. Затем наступает шумное празднование с хлопушками.

Отличие 7. Иерархия.

Епископ в Греческой Церкви становится сперва митрополитом, а потом архиепископом. У нас — митрополит старше архиепископа.

Отличие 8. Роль схимы.

В Русской православной Церкви есть малая схима, а следом великая схима. Схимник не имеет права принимать священные саны.

У греков великая схима — одно из условий принятия священного сана.

У греков схима — обязательное условие для священного сана.

Схима — это высшая монашеская степень. Сопровождается обетом следовать аскетическому образу жизни.

Отличие 9. Организация богослужений.

В Греции не приняты пышные службы. Там всё умерено, богослужения непродолжительны. Церковь старается быть ближе к народу, все процедуры проводить на виду. Дьяконам можно причащать мирян.

Отличие 10. Камилавка.

Это головной убор. Он широко распространён в Греческой православной Церкви, а вот в России считается церковной наградой. При этом они значительно отличаются внешне. В частности, у русских этот убор цветной, а у греков — только чёрный.

Греческая камилавка имеет поля и бывает только чёрной

Отличие 11. Священное Писание.

Состав книг у Церквей различается. У греков нет 3-й книги Ездры, зато есть 4-ая Маккавейская. Значительных разногласий в богословских догматах это не создаёт. Ни одна из сторон не придаёт этим книгам большого значения.

Отличие 12. Регулярность таинств.

Греки причащаются очень часто. Самые рьяные из верующих стараются не пропускать ни одного воскресения. А вот исповедуются они реже — около трёх раз за год.

Отличие 13. Запись на исповедь.

У греков нет очередей. Верующие предварительно записываются к священнику, как к врачу, на конкретное время.

Отличие 14. Календарь.

Греки используют григорианским календарём. Так что все празднования у них на 13 дней раньше, чем у нас.

Святые Греческого православия: 7 мучеников Керкирских,

В Греческой православной Церкви есть свои святые. Вот некоторые из них.

7 святых разбойников Керкирских. Жили эти люди во II веке и по обвинению в преступлении попали в темницу. Там случай сделал их сокамерниками двух апостолов от семидесяти: Сосипатра и Иасона.

За время совместного пребывания в заключении апостолы смогли обратить бандитов в христианскую веру. Участь семерых заключённых была ужасна: их вывели за город и сворили в кипящих котлах. Предание сохранило имена святых:

  • Сатурнин;
  • Иакисхол;
  • Фавстиан;
  • Иануарий;
  • Марсалий;
  • Евфрасий;
  • Маммий.

Преподобный Лука Елладский. Греческий монах X века. Известен благодаря аскетическим подвигам. Он основал монастырь Осиос Лукас.

Лука Елладский — греческий святой

Лупп Солунский. Был рабом другого мученика — Димитрия Солунского. После смерти своего хозяина взял его окровавленную ризу и при её помощи сотворил много чудес. Проповедовал, за что его казнил император Максимилиан.

Мученик Лупп Солунский

Дева Миропия — мученица III века. Ухаживала за могилой дочери апостола Филиппа. Брала оттуда миро и им лечила людей. Погребла воина Исидора, в чём призналась и за что попала в темницу.

По преданию, святой Исидор забрал мученицу в другой мир, позволив умереть мирно, а не на казни. Страж, который увидел это чудо, стал приверженцем христианства и тоже принял мученическую смерть.

Греческая святая Дева Миропия

Православие — не единственная религия в Греции, есть католики, мусульмане, иудеи и др.

Нельзя однозначно сказать, какой веры греки. Эта страна с множеством культур. Православие преобладает, но есть и представители других религий. Ряд источников, ссылаясь на греческий сайт, приводит такую статистику:

Верховный Совет Этнических Эллинов Официальный сайт где приведена статистика

  • мусульмане — 230000 человек;
  • католики — 58000 человек;
  • протестанты — 400000 человек;
  • свидетелей Иеговы — 30000 человек;
  • иудеев — 5000 тысяч человек.

Свидетели Иеговы здесь не случайно названы не сектой, а религией. Отношение к тому или иному вероучению и исповедующей его организации определяет государство. В России они запрещены, Греция придерживается своей позиции.

Также есть 2 тысячи человек, которые следует этнической религии Греции — поклоняются Зевсу, Гере и т.д.

Новый посол в Греции назначен указом президента России Владимиром Путиным .
Андрей Маслов — российский дипломат до недавнего времени являлся директором 4-го Европейского департамента МИД РФ.
Указ опубликован на официальном сайте ведомства , одновременно другой президентский указ президента России — освободил от занимаемой должности нынешнего посла в Греции, Владимир Чхиквишвили , который по информации МИД России выходит на пенсию .

Российские СМИ отмечают также , что Греция возможно несколько ужесточит требования к выдаче виз гражданам России в связи с ситуацией на Украине , ссылаясь на заявления греческих чиновников в сфере туризма , которые участвовали в рабочих группах с российскими коллегами .

59-летний Андрей Маслов знает греческий и три других европейских языках .
Опытный дипломат , свою карьеру начал в 1977 году .
В разное Андрей Маслов время работал на разных должностях в советских и российских посольствах в : Никосии , Париже , Риме .
В свое время г-н Маслов служил в качестве заместителя директора Департамента по вопросам безопасности и разоружения в МИД России .

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *