Храм преображенский

В программе праздничных мероприятий:

— торжественное архиерейское богослужение и крестный ход;

— освящение плодов нового урожая;

— возложение венков и цветов к памятнику воинов-преображенцев;

— концерт и творческие мастер-классы для всех желающих.

Праздничные мероприятия пройдут при поддержке Правительства Москвы.

Преображение Господне – христианский праздник, установленный в память о Преображении Иисуса Христа (Спасителя), произошедшем, согласно Евангелию, во время молитвы на горе Фавор в присутствии трех ближайших учеников – Петра, Иакова и Иоанна.

Во время молитвы Христос преобразился так, что лицо его просияло, как солнце, а одежды сделались белыми, как свет. При этом явились два ветхозаветных пророка — Моисей и Илия, которые беседовали с Иисусом. После этих слов явилось облако, осенившее всех, и ученики услышали из облака голос: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте». Согласно богословскому толкованию, Преображение Христа показало, что в нем соединены две природы – божественная и не поврежденная грехом человеческая.

К празднику Преображения приурочен обычай освящения плодов нового урожая – винограда, яблок и других. Поэтому в народе праздник именуется «Яблочный Спас».

Полковой храм Преображенского гвардейского полка, построенный в XVIII столетии, был взорван в 1964 году. В 2009 – 2014 гг. храм был восстановлен при поддержке Правительства Москвы и 8 мая 2015 года торжественно освящен Патриархом Московским и всея Руси Кириллом. С 2015 года – главный храм Сухопутных войск Российской Федерации.

Московский Преображенский храм на Преображенской площади в день освящения, 8 мая 2015 года. Фото Евгения Ермакова с сайта sobory.ru

Московский храм в честь Преображения Господня на Преображенской площади, в Преображенском Московской епархии

Церковь Спаса Преображения в Преображенском.7 сентября 2016

Церковь Спаса Преображения в подмосковном селе Преображенском была построена в 1768 г. и стала преемницей деревянного храма петровского времени. Исторически она являлась главным храмом Преображенского полка – первого полка русской гвардии, созданного Петром I. При советской власти Преображенская церковь оставалась одной из немногих действующих церквей в Москве и до 1960 г. служила кафедральным храмом митрополита Крутицкого и Коломенского Николая (Ярушевича).

Московский Преображенский храм на Преображенской площади

В 1964 г. Преображенская церковь была закрыта и подготовлена к сносу под предлогом создания условий для прокладки линии метрополитена. Прихожане храма отчаянно боролись за его сохранение – обращались с письмами в ЦК КПСС и в Моссовет и даже пытались выстраивать вокруг обреченного здания живое кольцо.

В ночь на 18 июля 1964 году церковь была взорвана.

В 1990-х годах воссозданная община храма установила в сквере на месте, где он стоял, деревянный крест и упорно добивалась его восстановления как духовного центра и памятника воинской славы России. Проект восстановления храма на сохранившихся фундаментах разработан Центром традиционной русской культуры «Преображенское». Ежегодно 19 августа – в день престольного праздника Преображенской церкви – на Преображенской площади у креста проводятся торжественные церемонии с выносом копии знамени гвардейского Преображенского полка и небольшим военным парадом.

В начале 2000-х годов идею восстановления храма поддержали Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и мэр Москвы Юрий Лужков, однако окончательно решение вопроса долго тормозилось из-за отсутствия разрешения со стороны префектуры Восточного административного округа Москвы.

19 августа 2008 года о планах восстановления храма объявил префект восточного округа Москвы Николай Евтихиев в ходе традиционного празднования Преображения Господня, состоявшегося на месте, где ранее располагался храм. В начале 2010 года начались работы по восстановлению храма.

8 мая 2015 года патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил чин великого освящения храма Преображения Господня на Преображенской площади г. Москвы и Божественную литургию в новоосвященном храме .

Святые

  • сщмч. Гавриил Архангельский, диакон, служил в храме с 1934 до ареста 11 декабря 1937 года

Настоятели

  • Борис Потапов (с 1 июня 2015)

Использованные материалы

  • Страница сайта «Храмы России»

В канун юбилея Победы в Великой Отечественной войне Предстоятель Русской Церкви освятил храм Преображения Господня на Преображенской площади г. Москвы —

ПЕРВЫЙ ХРАМ ВО ИМЯ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ. 1819.

Самое первое деревянное здание Преображенской церкви фактически являлось еще и вообще самым первым православным храмом Воткинска, поскольку в основе здесь здание 1775 года, а оно заменило собой сожженную пугачевцами церковь 1760 года постройки. Здание функционировало тогда в виде церкви св. Димитрия Ростовского, митрополита, канонизированного Русской Православной Церковью за три года до основания Воткинска. Эта первая воткинская церковь стояла посреди предзаводской площади у плотины. В связи с началом строительства вплотную с церковью каменного собора Дмитриевская церковь была перенесена на новое, открывшееся в 1812 году нагорное кладбище. В 1818 г. Димитриевская церковь уже не существовала на прежнем месте. На новом же месте она была возрождена в 1819 г. с переосвящением в 1820 г. во имя Преображения Господня.
Дмитриевская церковь, судя по немногим и схематичным изображениям на планах Воткинска, состояла из трех срубов по главному, западному фасаду, а венчалась шатровой трехъярусной колокольней типа два восьмерика на четверике. При переносе храма на кладбище данная архитектурная композиция, вернее всего, была изменена. Кладбищенская церковь, судя по всему, стала меньше, строже, по художественному оформлению. Об ее новых размерах и убранстве никаких сведений в архивных документах обнаружить не удалось.

ВТОРОЙ ХРАМ. 1826.
Первая Преображенская церковь была выдержана в традициях московского допетровского культового зодчества и имела шатровое завершение. Это могло вызывать недовольство духовных властей, которые требовали введения новых архитектурных форм, соответствовавших архитектурным модам, шедшим из Петербурга. Поэтому в середине 1820-х гг. /1826?/ церковь была перестроена. Сохранился ее проект: «План и фасад деревянной кладбищенской церкви во имя Преображения Господня» /Центр.гос.исторический архив РФ, фонд 37, оn.63, ч.I, д.32,л.28/. Он подписан заводским архитектором В.Н. Петенкиным и датирован 1826г.
Храм был длиной 11 и шириной 6 саженей. Это лаконичное по форме и гармоничное по пропорциям здание в стиле классицизма с широким четырех колонным портиком и столь же широким полукруглым куполом, накрывавшим весь четверик храма. Колокольни уже не было. Пятигранный алтарный выступ располагался с востока. Храм в большей мере напоминал часовню, да и самостоятельного клира он, судя по всему, не имел.
Как бы то ни было, здание церкви удачно дополняло силуэт холма, перекликаясь пластикой форм с возведенным тогда же Благовещенским собором. Заметим, что, судя по генеральному плану Воткинска 1826г. здание второй церкви было ориентировано не строго на Восток, а на т.н. «зимний восток», т.е. юго-восток.

ТРЕТИЙ ХРАМ. 1839.
В 1838г. деревянная Преображенская церковь была разобрана и к 1839г. на ее месте была возведена одноименная каменная церковь. Автором проекта, вернее всего, был заводской архитектор В.Н. Петенкин, спроектировавший и предшествовавший храм.
Архитектурное решение нового храма было выдержано в традициях классицизма. По своей функциональной сути здание оставалось, прежде всего, зданием для отпевания. Церковь считалась приписной. В «Вятских епархиальных ведомостях» /1873, №21,с.704/ сказано о ней: «К Благовещенскому собору приписаны:
I. Кладбищенская церковь, каменная, построена в 1839 г. с одним престолом в честь «Преображения Господня».
Здание храма представляло из себя прямоугольник. Каноническую крестообразность ему придавали два портика. Новый храм был ориентирован уже строго на Восток. Колокольня была одноярусной. Здание не отапливалось.
Старую Преображенскую каменную церковь предполагалось поначалу укрепить, утеплить и расширить. 9 сентября 1895г. был утвержден соответствующий проект И.А. Чарушина. Наблюдение за строительством обязался осуществлять староста Никольской церкви, бывший механик и архитектор казенных горных заводов в царстве Польском надворный советник А.Д.Запольский. Однако обнаружившиеся трещины в арках купола заставили отказаться от перестройки /Гос.архив Кировской обл. Фонд 237, оn.74, д.2420/.
Летом 1897г. церковь была аккуратно и уважительно разобрана до основания /ЦГА УР, фонд 245, оn.7, д.822/ и на месте ее алтаря по православной традиции был возведен каменный поклонный крест, сохранявшийся до сих пор.

СТРОИТЕЛЬСТВО ЧЕТВЕРТОГО ХРАМА. I897-I90I.
Значительный рост числа населения Воткинского города-завода, повышение материального благосостояния его граждан и самое главное, укрепление среди них начал православия обусловили в совокупности необходимость возведения четвертого по счету кладбищенского храма. Он стал самым крупным уже круглогодично действующим, то есть отапливаемым.
Новая Спасо-Преображенская церковь возводилась целиком на пожертвования воткинских рабочих под тщательным наблюдением особого строительного комитета из рабочих и чиновников. Председателем комитета являлся священник Благовещенского собора Картерий Николаевич Катаев /1861- ?/. Это родственник известного советского писателя В.П.Катаева /1897-1986/. Он окончил духовную семинарию в 1803г., служил в Ижевске, а с 1888г. в Воткинске. Заслуги отца Картерия в возведении четвертого храма очень значительны. В строительный комитет кроме него входили священник Иоанн Левицкий, горный инженер Москвин, (возможно, потомок одного из основателей Воткинска горного инженера А.С.Москвина), а также представители от купечества и мастеровых.
Торжественная закладка здания состоялась 6 августа 1897г. еще без утвержденного владыками проекта. 13 октября 1897г. благочинный Благовещенского собора протоиерей Михаил Утробин обратился к епископу Сара-пульскому Никодиму с просьбой благословить «план на постройку кладбищенской церкви вместо старой, разломанной за непрочностью» /ЦГА УР, ф.245, оп.2, д.822/. Проект был заново разработан вятским губернским архитектором И.А. Чарушиным. Он, судя по всему, взял за основу утвержденный еще 9 сентября 1895г. проект перестройки третьей Преображенской церкви.
Несмотря на свою занятость строительными делами по всей Вятской губернии, И.А. Чарушин несколько раз приезжал в Воткинск: в 1895, 1897, дважды в 1898, а затем еще в 1899гг. Он приезжал из Вятки в основном в Ижевск, в связи с возведением там тогда же грандиозного и великолепного Михайловского собора. /1896-1906/. Но не забывал архитектор и воткинское храмовое строительство, дотошно вникая во все стадии процесса. Например, в акте осмотра от 17 декабря I8S9 г. зодчий указал на пять отступлений воткинцев от предписанного плана, но счел все же, что погрешности эти сделаны «не в ущерб красоте» /Гос.архив Кировской обл. Фонд 583, оn.524, д.201/.
При возведении четвертого храма часть материалов была использована строителями от предшествовавшего церковного здания. Но «камень для пола и лестниц» выписывался строительным комитетом в 1897 из Кунгура, с доставкой на пароходах. /ЦГА УР. фонд 245, оп.2, д.822/.
Кладка велась лучшими мастерами из красного кирпича по типу «польской верстовой готической кладки с расшивкой швов», Храм до сего времени является эталоном высокого качества строительных работ.
Освящение новой Спасо-Преображенской церкви состоялось 10 сентября 1300г. Интересно, что прихожане и клирики иногда называли ее не новой, а «старой» только лишь перестроенной Преображенской церковью. Однако все же в архитектурном отношении это абсолютно разные объекты. Четвертый храм стал обладать более высокими архитектурно-художественными достоинствами, чем все предыдущие.
В I99I-I996 гг. по северной и северо-западной сторонам церковной ограды по проекту воткинца Н.Л. Звирздыня было возведено монументальное двухэтажное здание с подклетом. В нем разместились обширная крестильная церковь, воскресная школа, трапезная, административные и хозяйственные службы. Красно-кирпичное сооружение это в основном гармонирует с памятником архитектуры, хотя главное завершение здания по своему силуэту не вполне выдержано в общем духе архитектурного ансамбля.

АРХИТЕКТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЗДАНИЯ СПАСО-ПРЕОБРАЖЕНСКОЙ ЦЕРКВИ.
Существующий храм представляет собой достаточно оригинальное произведение зодчества — лучший в Воткинске памятник русско-византийского стиля.
В плане это здание представляет из себя вытянутый крест размерами 41×19 м. Ориентация его в пространстве выполнена в развитие позиции, заложенной предшествовавшим храмом — строго с запада на восток, почти параллельно выстроенному ниже Благовещенскому собору.
Оригинально объемно-планировочное решение кладбищенской церкви. Прежде всего, сказался значительный перепад высот на склоне кладбищенского холма. Соответственно архитектор вынужден был использовать введение очень высокого крыльца и подклета храма.
Анализируемый архитектурный памятник относится к первой объемно-планировочной группе храмов И.А. Чарушина. Этот выдающийся мастер зодчества создал около ста храмов. Они объединяются в пять групп, но никогда не повторяются внутри их. Выделенная нами группа условно называется «купольные» храмы. Она служит как бы переходной группой от храмов византийского /или русско-византийского/ стиля к храмам русского стиля.
К данной группе относятся также храмы в Сям-Можге и Июльском. Барабан храмов первой группы выполнен в виде цилиндра /или восьмерика/ и перекрыт широким полусферическим куполом, более характерным для храмов классицизма и византийского стиля.
Проектировавшаяся одновременно, но построенная позже Покровская церковь в с.Июльском /1907/ при общем объемно-планировочном сходстве имеет существенное отличие от Спасо-Преображенской церкви. В Июльском барабан чуть шире купола, а в Воткинске наоборот. Обшивка купола здесь как бы «натекает» на барабан с красиво прорисованными арочными окнами. Этот выразительный прием нигде более не использовался И.А. Чарушиным.
Колокольни храмов этой группы всегда проектировались им с шатровыми завершениями, с рядами ложных слухов на их гранях. Шатер контрастирует с полусферическим куполом. Но он увенчан, как и колокольня, луковичной главкой, что смягчает контраст. В такой гармонии и противоборстве архитектурных форм скрыто главное очарование воткинской церкви, одного из маленьких шедевров И.А. Чарушина.
Заметим, что по сути своей деятельности в Вятской епархии он был больше чем архитектор, а еще и своего рода миссионер. И.А. Чарушин не только создавал проект, но и придирчиво избирал место для храма, строго контролировал качество материалов и ход строительных работ, участвовал в проектировании декоративных работ по интерьерам, занимался иконостасами. Храм в соответствии с духом соборности, определявшим российское православие, становился гармоничным ансамблем различных видов искусства.
Высокую художественную ценность имеет трехъярусный резной иконостас. Его членения отличает упругая мощь очертаний арок. Их пластика напоминает об убранстве храмов стиля барокко. Возможно, что в основе такого решения чертеж самого И.А. Чарушина. Он нередко сам проектировал иконостасы для своих храмов. Живопись, заполняющая иконостас, добротна и академична. Больших потерь, судя по всему, в советские годы иконостас не испытал. Но драгоценные оклады и священные сосуды из Спасо-Преображенской церкви были изъяты весной 1922г., как и из почти всех других храмов Удмуртии и Прикамья.
В 1952-1953 гг. были выполнены настенные росписи храма. Несмотря на свою определенную грубоватость, они придали должную цельность всему ансамблю интерьера церкви.
Среди святынь храма — икона «Георгий Победоносец». По преданию, рассказывавшемуся воткинцами, именно с этой иконой совершалась в 1759г. закладка Воткинского завода. Она перешла в Спасо-Преображенский храм, очевидно, после закрытия Благовещенского собора в 1929г. О массовом поклонении этой иконе с тревогой докладывал уполномоченный по делам Церкви в секретной «Информационной записке о некоторых сторонах церковной жизни Воткинска» от 21 февраля 1964г. /ЦГА УР, ф.Р-551, оп.1, д.164, л.38/.

ГРАДОСТРОИТЕЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ХРАМА ДЛЯ АНСАМБЛЯ ЗАСТРОЙКИ ВОТКИНСКА.
Контрастное, острое, запоминающееся по силуэту здание Спасо-Преображенской церкви служило одной из важнейших опорных точек генерального плана города-завода. Церковь достойно завершала его градостроительное пятно с юго-восточной стороны, служа своеобразным пластическим «противовесом» более массивному и строгому Благовещенскому собору — ближайшему к церкви другому культовому зданию. Ритмическое единство и противостояние двух этих значительных объектов старого Воткинска придавало его панораме особую выразительность.
На Спасо-Преображенскую церковь, в отличие от собора не были ориентированы сколько-нибудь крупные магистрали города-завода, но храм все равно играл в его архитектурном ансамбле чрезвычайно важную роль. Прежде всего, это результат размещения церкви почти на вершине крупнейшего в округе холма высотой 120 метров.
Существенны также и зрительные взаимосвязи, возникающие между церковью и расположенной ниже — почти на той же широтной оси, башней главного заводского корпуса — Николаевской фабрики. Башня служила колокольней, и уже это подчеркивало ее единство с кладбищенской церковью.
Возвышающаяся над заводом и поселком церковь воспринималась практически со всей территории Воткинска, служа объединяющим узлом и ритмическим акцентом его застройки.

ИСТОРИЯ КЛАДБИЩА У ХРАМА.
Самое первое кладбище было основано в Воткинске чуть позже момента основания завода на участке между улицами Базарная, Конторская и Оханская /Кирова, 1-ое Мая/. Такое расположение его постепенно становилось неудобным по мере расширения жилой застройки. Поэтому в 1808г. священник Дмитриевской церкви Стефан Содальский впервые высказался за устройство нового кладбища «на склоне горы Каменной» 7 июля 1808г. А.Ф. Дерябин одобрил это предложение. «Не только упразднить нынешнее кладбище, но даже изгладить его совершенно так, чтобы и признаков оного не оставалось».
Но, надо полагать, данное резкое выражение оберберггауптмана не имело кощунственного, антихристианского характера. Часть наиболее почитаемых захоронений все же была перенесена затем благодарными потомками на новое место. Над другими, порой уже безымянными захоронениями были совершены богослужения по православному обряду.
Руководить всеми планировочными работами должен был Н. А. Андреевский, крещеные турок, автор первого генерального плана Воткинска. Он определил направление аллей и ограду кладбища.
Однако первые захоронения возле будущей церкви появились лишь в 1812г., а через семь лет, как уже говорилось, сюда была перенесена бывшая Дмитриевская церковь. После этого именно у Спасо-Преображенской церкви стали группироваться захоронения самых выдающихся деятелей в истории Воткинска. Так образовался уникальный некрополь, частично уцелевший до сих пор.
Здесь захоронение крупнейшего вятского врача доктора медицины С.Ф.Тучемского, известного металлурга С.И. Бадаева, просветителя-генерала В.Н.Смирнова, начальника камских пристаней В.Н. Варначева, математика С.И.Гилева., Здесь же захоронения крупных купцов, многие из которых были замечательными меценатами, благотворителями. Это Курбатовы, Бодалевы, Созыкины и другие купеческие династии. Их захоронения обычно делались самыми богатыми — из гранита и мрамора. Рядом с ними располагались более скромные семейные захоронения известных ВОТКИНСКИХ мастеров Белоусовых, Гуляевых, Пьянковых, Морозовых, Санниковых.
В 12 метрах от алтаря на восток находилось захоронение Елизаветы Семеновны Дудиной /1818-1900/. Это дочь первого и самого выдающегося зодчего Удмуртии С.Е. Дудина, автора почти 40 храмов, ктитора Пророко-Ильинской церкви Ижевска. Рядом аналогичные по силуэту надгробия В.И.Романова /I60I-I864/ и членов его семьи. Это преемник И.П.Чайковского, крупный организатор производства на Воткинском заводе, поддерживавший все начинания местного духовенства.
Многие представители его, разумеется, также нашли, последний приют в сени Спасо-Преображенской церкви. Среди них, например, протоиерей Андрей Иоаннович Чернышев/1813-1901/, надгробие которого уцелело прямо возле храма. Он вел огромную просветительскую и благотворительную деятельность. Его юбилей 50-летия служения священником в 1886г. отмечал, казалось, весь Воткинск. На величание юбиляра выходило 6 иереев, а хор был на 20 голосов — все его сыновья, дочери, внуки… /»Вев». 1887, №7, с.143-148/.
Это была одна из типичных династий русских православных иереев.
Многие надгробия имеют также большое художественное значение. Здесь использованы различные малые архитектурные формы: капители, колонны, тумбы, саркофаги, плиты и т.д. Введены элементы художественного литья, резьба по камню, скульптура. Разнообразие материалов, приемов и форм позволяет считать историческое кладбище у Спасо-Преображенской церкви уникальным музеем под открытым небом — единственным уцелевшим в Удмуртии «островком» такого рода.
Осознавая значение кладбища, прихожане Воткинска всегда уделяли большое внимание украшению и благоустройству Спасо-Преображенского храма, во все этапы его существования. Так, 16 лет, с 1855 по 1871г.г. воткинцы вели сборы на новый 50-пудовый колокол для храма. Родственники заводского доктора медицины С.Ф. Тучемского, похороненного возле храма, пожертвовали, например, на этот колокол 279руб. 44коп. Колокольный звон, периодически раздававшийся от погоста на высоком холме, должен был напоминать им и всем другим воткинцам об их корнях, об славных предках.
Газета «Кама» в заметке «Воткинский завод» писала 24 апреля 1916г.: «Наше кладбище существует более ста лет, занимает четыре десятины. Если даже ежедневно хоронить по одному покойнику, то здесь должно быть 36 500 гробов. Обычно ежедневно хоронят 3-5 человек. » Было отмечено также, что заводом раскопаны посреди кладбища ямы для добывания гальки. Таким образом, заводские власти уже тогда были не очень бережливы по отношению к памяти о первых тружениках города-завода.
Кладбище у церкви оказалось действительно переполнено, поэтому уже с августа 1899г. прорабатывалась идея прекращения захоронений на Горе и отвода нового места /ЦТА УР, ф.245, оп.1, д.475/. Но захоронения здесь всё же практиковались еще более семидесяти лет. Официально кладбище полностью закрыто только в 1968г. Можно утверждать, что здесь покоятся останки никак не менее 50 000 воткинцев, причем подавляющее большинство их было верующими православными людьми, что требует соответствующего канонического поминовения их в храме.
Весной 1829г. в Воткинске, как и всей стране, по призыву партийных органов и подвластного им «Союза воинствующих безбожников» началась массовая компания по кощунственной и аморальной заготовке гранитного щебня и металлолома на кладбище. Бригады комсомольцев ломали и кувалдами сбивали кресты с памятников, выдирали металлические барельефы и ограждения. Были уничтожены или непоправимо обезображены самые ценные в историко-культурном и архитектурно-художественном значении надгробия наиболее уважаемых граждан старого Воткинска.
В Великую Отечественную войну многие деревянные кресты с надгробий были сожжены в печах соседних бараков. В последующие десятилетия площадь старинного кладбища все сжималась вокруг церкви и в 1993г. была ограничена металлической оградой вокруг нее. С 1990г. энтузиасты-краеведы и рядовые патриоты Воткинска пытались остановить процесс разрушения надгробий и уменьшения мемориальной территории.
Большое значение в деле изучения, пропаганды и сохранения уникального некрополя вокруг Спасо-Преображенской церкви в начале 1990-х гг. имели акции краеведческого кружка «Веди» под руководством З.А.Владимировой: фотографирование памятников, статьи, слайд-фильмы и т.д. С 1995г. определенный интерес к некрополю проявляет и музей-усадьба П.И.Чайковского, озаботившийся изучением круга лиц, окружавших семейство великого русского композитора.

ИСТОРИЯ ПРИХОДА СПАСО-ПРЕОБРАЖЕНСКОЙ ЦЕРКВИ
В ГОДЫ ГОНЕНИЙ НА ВЕРУ.
До начала советских гонений на веру и закрытия всех иных церквей Воткинска Спасо-Преображенская церковь оставалась сугубо кладбищенской, то есть бесприходной. В 1929г. последовала волна сплошных закрытий всех приходских храмов Воткинска и его Благовещенского собора.
Закрыть окончательно еще и последнюю в городе Спасо-Преображенскую церковь большевики, однако опасались, так как это могло вызвать взрыв отчаяния воткинцев. Они лишались в этом случае возможности даже только лишь отпеть по православному обычаю членов своих семейств. Жизнь заставила в 1930-е гг. проводить здесь наряду с отпеванием еще и крещения, и венчания, то есть вести обычную жизнь приходского храма.
Как свидетельствовал старожил И.А. Добровольский, летом 1929г. /после первого погрома кладбища/ у Спасо-Преображенской церкви дежурили «комсомольские заставы». Они высматривали всех тех, кто пробирался в храм для участия в богослужении. Таких смельчаков брали на особый учет, а такие высмеивали их в последующих кощунственных «безбожных спектаклях».
Храм не прерывал богослужений весь этот страшный период гонений. Его клирики и прихожане могут гордиться тем, что это один из очень немногих храмов Ижевска и Удмуртской епархии, которому удалось выстоять, не загасить негасимые свечи перед святыми образами. Служение Богу, которое началось на этом возвышенном месте еще в 1819г., никогда не прерывалось до сих пор.
В октябре 1933г. в связи с закрытием заречной Никольской церкви на Ключах /1864/ прихожанами были перенесены в Спасо-Преображенскую церковь, оставшуюся единственной в городе, иконостасы с правого и левого клироса, а также «царская сень».
Дальнейшее ожесточение гонений воинствующих атеистов на православных воткинцев произошло в конце 1930-х гг. Под надуманными предлогами обеспечения «секретности» были сделаны попытки закрыть и уничтожить последний воткинский храм во имя Преображения Господня.
2S декабря 1938г. директор завода №235 Наркомата оборонной промышленности обратился к председателю горисполкома Цедилкину с настоятельной просьбой рассмотреть «возможность закрытия и сноса указанной церкви в ближайшее время» В качестве главной причины было указано на то, что церковь «может быть с исключительным удобством использована в шпионско-диверсионных целях — для наблюдения, фотографирования, съемок завода и т.д.» /ЦГА УР, ф.Р-620, оп.1, Д.12П, л.85/.
Председатель горисполкома Цедилкин для того, чтобы юридически обосновать такую беззаконную акцию, обратился 5 января П.39 г. в Президиум Верховного Совета УАССР:
«Действующая кладбищенская церковь на самом высоком месте, в крайне близком расстоянии от завода № 235, находящегося в ведении оборонной промышленности. Видно от церкви расположение цехов, его деятельность видна. Фотографирование завода и его сооружений может быть использовано врагами в шпионских, диверсионных целях. Верующих немного — обновленческого толка. С ноября 1938г. церковь бездействует из-за отсутствия священника. Можно будет использовать церковь под учреждение, но так как она на высоте 120м, у оборонного завода, то ее необходимо только снести.» /ЦГА УР, ф.Р-620, оп.1, д.1211, л.83/.
Одобрить этот план высшие чиновники из Ижевска, однако побоялись, предчувствуя масштабы ответного народного негодования. Но в 1952г. новое руководство города снова стало добиваться сноса храма, испытывая нарастающее давление директора машиностроительного завода, подверженного, как и многие тогда, «шпибномании». Председатель горисполкома Шестаков 22 октября 1952г. обратился в Совет Министров УАССР:
«Необходим перевод церкви в место, отдаленное от завода». Причинами он назвал «строительство командного пункта объекта», использование «территории, граничащей с кладбищем, для расширения завода» и «интересы сохранения государственной тайны». Но храму удалось выстоять и на этот раз. Уполномоченный по делам Церкви при Совете Министров УАССР Н.А. Мошкин, будучи очень осторожным и относительно лояльным по отношению к русским православным людям чиновником, по сути дела спас храм, ответив 25 октября 1952г. в том духе, что закрытие Спасо-Преображенской церкви с 500 прихожанами возможно только лишь в случае предоставления им взамен Пантелеймоновской церкви, в которой тогда была МТС. /ЦГА УР, ф.Р-551,оп.1,д.105,л176/.
В 1920-е и 1930-е гг. приход Спасо-Преображенской церкви номинально считался «обновленческим», то есть лояльным, разделяющим реформистские и ограничительные позиции советской власти по отношению к Церкви. Но даже это не спасало от гонений, быстро уравнявшихся как для «тихоновцев» /или «староцерковников»/, так и «обновленцев» /или «живоцерковников»/.
В архиве сохранилась жалоба прихожан Спасо-Преображенской обновленческой церкви Феклистова, Лошакиной, Кирпиковой, Вагановой, Кулеми-ной, Лисина, Третьяковой, Красильникова. Жалоба отправлена в Кремль I февраля 1939г. на имя М.И. Калинина:
«Помогите отстоять церковь. В местной газете высказываются отдельные рабочие о закрытии… Рабочие уже взяли пять церквей. Церковь при больнице используется на палату для больных. Вторая — под гортеатр и распивочную /это Благовещенский собор. Е.Ш./ Третью брали под клуб, но нарушили клуб, сделали мастерскую МТС и склад горючего /это Пантелеимоновская церковь. Е.Ш./ Остальные две, взяли одну под школу — оказалась слишком мала, вторую под Дворец культуры — и в ней ничего не вышло. Во что их превратили? В щебень. Нам старикам уж ничего не осталось жить, умрут старики, и церковь отойдет сама собой… Помогите отстоять церковь и не доставляйте нам, старикам на последних днях нашей жизни такое огорчение. Нас до 6 тысяч.» /ЦГА УР, ф.Р-620, оп.1, д,1082, л.33/.
Жалоба была отослана из Кремля обратно в Воткинск и председатель горисполкома Цедилкин 22 марта 1939г. лицемерно ответил: «Никаких препятствий не производилось. Все действия в отношении Церкви — в соответствии с законом о религиозных объединениях от 8 апреля 1929г.» /Там же, л.34/.
Большие и малые притеснения прихожан и клириков Спасо-Преображенской церкви продолжались много лет и протекали в разных формах. Большое беспокойство и осуждение властей вызвало то, что в третьем квартале 1948г. церковный совет купил за 25 тысяч рублей в одном из колхозов Воткинского района 25-пудовый колокол. 5 мая 1959г. в Москву ушло секретное «Внеочередное донесение о многолюдной церковной службе в день Пасхи»: «С 22 часов 2 мая до I часа ночи 3 мая в Воткинске шла стрельба из охотничьих ружей. Выстрелы следовали один за другим. Шествие верующих вокруг церкви за плащаницей сопровождалось стрельбой из ружей залпами, как около церкви, так и на окраине города. » /ЦГА УР, ф.Р-551, оп.1, д.74, д. 139/. Такой оригинальный и древний обычай существовал до 1320-х гг. и в Икевске. Но там его сразу же затем прекратили, а в Воткинске он как-то сумел сохраниться. Это говорит в частности о силе характера рядовых воткинцев, их упорстве в вере.
Именно эти их качества содействовали тому, что храм выстоял, пронес, начиная с 1819 года свою символическую «негасимую свечу»- веру в Бога.

К.А. Смирнова

ХРАМ СПАСА ПРЕОБРАЖЕНИЯ В ПРЕОБРАЖЕНСКОМ: ИСТОРИЯ. МЕМОРИАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР

В данной статье речь пойдет о храме Преображения Господня в Преображенском, благодаря которому село и получило свое название. Сохранившиеся документы позволяют проследить историю Преображенского храма от его первого упоминания еще во второй половине XVII в. до уничтожения уже во второй половине XX в., в 1964 г. В судьбе храма можно выделить три периода: первоначальная палаточная церковь, деревянный и каменный храм. За время своего существования храм неоднократно перестраивался, появлялись новые приделы. Преображенский храм связан с историей средневековой царской резиденции в Преображенском, с историей российской гвардии. В статье рассматривается повседневная жизнь храма Спаса Преображения, важнейшие события его истории, наиболее ценные вклады и дарения. Особое внимание уделяется судьбе храма в 1910-1920-е гг. и обстоятельствам его разрушения в 1960-е гг.

Ключевые слова: храм Спаса Преображения, село Преображенское, Преображенский гвардейский полк, храм Алексия митрополита в Оль-гинском детском приюте, церковная утварь, Преображенское религиозное общество, Устав общества, приход, община верующих.

Информация о Преображенском храме, к сожалению, не так богата. В литературе встречаются в основном однообразные и неоригинальные сведения. Особый интерес по истории храма представляют два архивных дела, хранящихся в ЦГАМО. Это «Договор с группой верующих о передаче им церкви, так называемой «Преображения» с. Преображенского, с протоколами и описями церковного имущества» (объем — 86 л.)1 за 1919-1920 гг. и «Заявление членов общества церкви «Преображения» и «Петра и Павла», что в Черкизове о регистрации их общества со списками членов общества, актами и описями имущества, договором и уставом общества» (объем — 63 л.)2 за 1923-1924 гг.

© Смирнова К.А., 2014

Первое упоминание о церкви Преображения содержится в записях личного врача царя Алексея Михайловича Самуэля Кол-линса. Он писал своему другу в Лондон о том, что «ежегодно… царь отправляется. в увеселительный дворец, который называется Преображенским. <…> Палатки царя, царицы, одиннадцати (его) детей и пяти сестер их составляют круг, середину которого занимает церковная палатка»3. Таким образом, врач-англичанин упомянул здесь о полотняной церкви Спаса Преображения, стоявшей в центре усадьбы и давшей название всей, тогда еще небольшой, резиденции. Эту скромную палатку и можно считать первым православным храмом в местности, на которой позже возникло с. Пре-ображенское.

П.В. Синицын считал, что церковь была построена в 1660 г. около «деревушки Хапиловки, а лет через десять царь Алексей Михайлович построил уже на самом своем дворе другую — во имя Воскресения Христова»4.

Есть сведения, что в 1669 г. Алексей Михайлович на праздник Ильи Пророка присутствовал на божественной литургии в храме Преображения Христова в с. Преображенском5. Существуют упоминания о храме в документах конца XVII в. Так, хранящаяся в РГАДА расходная запись 1692 г. говорит, что он стоял у Конюшенного двора6, т. е. где-то в районе нынешней Потешной улицы, где тогда находились конюшни потешных. Очевидно, об этой церкви упоминают и документы 1688 г., сообщающие о сооружении в слободе каменной церкви, крытой белым железом, с деревянной оградой и воротами7. Ее возводили одновременно с церковью во имя царевича Иоасафа в Измайлове и на средства приказа Большого дворца, который финансировал все потешное строительство.

В XVIII в. Преображенский храм упоминается как храм Преображенского гвардейского полка, достоверные известия о нем есть в документах XVIII в. Деревянная полковая церковь в солдатской Преображенской слободе упоминается в 1722-1727 гг. В 1741 г. она «за ветхостью»8 была «сломана и покладена в костры»9. Соседняя Покровская община (община храма Покрова в с. Покровском) взяла на себя инициативу строительства в Преображенском новой церкви. Ее хотели сделать деревянной и поставить на новом месте, у здания Преображенского приказа. При строительстве церкви предполагалось использовать материалы бывшего Меншиковского дома в Семеновском, который перешел в казну. Церковь хотели назвать во имя св. Иоанна Предтечи — небесного патрона наследника престола царевича Иоанна Антоновича10. Но в 1741 г. произошел

дворцовый переворот, строительство храма во имя небесного покровителя опального царевича не состоялось.

В 1743 г. (в документах же упоминается 1746 г.)11 сержант Преображенского полка Иван Елисеевич Третьяков купил на свои деньги деревянный сруб в соседней Семеновской слободе и перевез его в Преображенское, чтобы устроить полковую церковь. Освящена же она была лишь в 1747 г. во имя свв. апостолов Петра и Павла, в честь императора-преобразователя12.

В 1750 г. местные священники Петр Фадеев и Леонтий Васильев освятили при церкви престол во имя Спаса Преображения, впоследствии этот престол стал основным. Вскоре деревянное здание пришло в ветхость, и жители Преображенского решили возвести здесь новую, каменную церковь. Петр Фадеев и Леонтий Васильев обратились в Консисторию с просьбой приступить к сбору пожертвований. В 1763 г. они получили «сборную книгу», и им стали поступать средства на строительство13. С большим трудом, но им все-таки удалось осуществить свою идею. В мае 1765 г. было выбрано место для нового храма — рядом со старой деревянной церковью. В январе следующего года была выдана «храмозданная грамота»14. Каменный Преображенский храм был поставлен в 1768 г. и достраивался в последующее время15.

Собранных солдатских денег на достройку не хватало, а местные обыватели не спешили помочь — большинство из них были старообрядцами, которые занимались устройством своих молелен. Военные просили у Главной дворцовой канцелярии разрешения разобрать в Преображенском петровский дом и использовать его белокаменный фундамент на достройку церкви. Разрешения не последовало, и строительство храма было завершено только в 1781 г., когда к нему пристроили колокольню и придел свв. Петра и Пав-ла16. Таким образом, храм в своей истории прошел три стадии: палаточную, деревянную и каменную. Не имея, может быть, высоких художественных достоинств, он тем не менее долгое время оставался символом Преображенского. Здание Преображенской церкви имело традиционную для русских храмов XVШ-XIX вв. композицию «кораблем». Колокольня и трапезная были отделаны в стиле классицизма, хотя отдельные элементы декора, формы завершений храма и колокольни, компоновка архитектурных объемов свидетельствовали о влиянии стиля барокко. На небольшом кладбище рядом с храмом сохранялись захоронения офицеров и солдат Преображенского гвардейского полка.

Иконостас и большинство икон были написаны в XIX в., хотя в храме была и утварь более старого времени — XVII-XVIII вв.

Среди икон выделялся образ Знамения Пресвятой Богородицы, написанный в Новгороде в 1715 г. и, по преданию, подаренный в церковь самим Петром I17. Следует отметить также, что в оформлении некоторых частей интерьера храма в 1860 г. принимал участие известный архитектор М.Д. Быковский18. Например, по его рисунку в 1856 г. был выполнен один из киотов19.

В начале же XIX в. доход Преображенской церкви был скудным. Главный храм на зимнее время закрывался, и служба происходила только в приделе свв. Петра и Павла. «Внутренняя отделка была очень бедная, не было даже чистоты и опрятности, так что дрова для отопления церкви частью складывались внутри ее; отопление было плохое, отчего конечно была большая сырость»20. Причинами такого плохого состояния служили малочисленность прихожан, их бедность.

Значительные изменения в жизни и устройстве храма стали происходить со второй трети XIX в. Около 1830 г. стараниями местного купца и фабриканта М.Ф. Котова, избранного церковным старостой (в течение 50 лет представители фамилии Котовых становились старостами храма21), храм начал благоустраиваться.

История храма была тесно связана и с датами лейб-гвардии Преображенского полка. 6 августа 1856 г. полк пребывал в Преображенском по случаю дня полкового праздника, совпадавшего с престольным праздником храма. В этот день Котовы устроили торжественный банкет для 3600 гвардейцев-преображенцев в своей усадьбе по соседству22. Тогда же лейб-гвардии Преображенский полк пожертвовал в церковь храмовую икону Преображения Господня23.

23 мая 1883 г. храм посетил император Александр III со своей семьей, прибывший в Преображенское на торжества по случаю 200-летия первых гвардейских полков русской армии. Сохранилось описание юбилейных торжеств, демонстрирующее живую в те времена связь храма и гвардии: «К этому знаменательному дню оба полка, Преображенский и Семеновский, в полном составе были перевезены по Николаевской железной дороге в Москву… 23 мая, в день, назначенный для празднования двухсотлетия, у старой церкви знаменитого села Преображенского разбита была палатка. Перед палаткой на улице разостлали ковер и поставили аналои с образами, около которых помещалось духовенство и два хора певчих полков, Преображенского и Семеновского.»24.

В память посещения Преображенского императором Александром III на пожертвования Н.Ф. Котова в 1884-1886 гг. был сооружен и отделан северный придел Петропавловской церкви,

посвященный св. Александру Невскому. Одновременно были перестроены трапезная и придел свв. Петра и Павла25, причем при перестройке от них сохранились только нижние части стен и стол-бов26. Оба придела освящены 19 октября 1886 г. В освящении принимал участие митрополит Московский и Коломенский Иоанни-кий. Тогда же все тем же Преображенским полком была подарена храму икона св. благоверного князя Александра Невского работы Ф.А. Соколова27. Она имела богато украшенный оклад из серебра с позолотой и эмалью, исполненный по рисунку XVI в.28 Можно смело сказать, что с этого периода начинается обновление храма. Постепенно возрастало и число прихожан, Преображенская церковь могла вмещать до 1500 человек29. С 1889 г. при храме существовало двухклассное мужское церковно-приходское училище30.

С историей храма тесно связана история домовой церкви во имя святителя Алексия митрополита в Ольгинском детском приюте (Преображенская ул., 5-7). О самом приюте мало что известно, в существующих работах, в той или иной степени затрагивающих историю Преображенского, почти нет сведений об этом богоугодном заведении. Здания Ольгинского приюта не сохранились, однако документы позволяют несколько восполнить эту страницу в истории Преображенского. С помощью некоторой информации, содержащейся в «Московских церковных ведомостях»31, много-томнике «Москва православная»32 и в документах, хранящихся в ЦГАМО33, мы можем получить общее представление по интересующему нас вопросу.

Сам приют был основан в 1844 г. и назван так в честь великой княжны Ольги Николаевны. Изначально он находился в Хамовни-ческой части, а уже потом переехал в собственный дом у Яузы34. К началу XX в. в нем содержалось 70 мальчиков, которые обучались в трех общих классах и четвертом (преподавались черчение и рисование). По окончании они могли поступать в техническое или по механическому делу училище, принадлежавшее Совету детских приютов35.

В 1910-1911 гг. в честь рождения наследника престола цесаревича Алексея Николаевича к приютскому зданию с западной стороны пристроили церковь святителя Алексия. С западной стороны к храму примыкала довольно обширная зала. Его освящение состоялось 28 сентября 1911 г. Храм был сооружен на средства благотворителей. Двухъярусный художественный иконостас исполнил почетный член Совета детских приютов И.В. Тереза. Ко дню освящения благотворителями были пожертвованы ценная утварь и облачения, исполненные А.В. Голосовым. Освящение и литургию со-

вершал преосвященный Анастасий, епископ Серпуховской, с местным благочинным отцом Недумовым и прочим духовенством36. Новый храм сразу же приписали к церкви Преображения.

Храм Алексия митрополита закрыли в 1918-1919 гг. по решению местного Благуше-Лефортовского совета рабочих и красноармейских депутатов. Все предметы религиозного культа были переданы в соседний Преображенский храм, а в бывшем помещении церкви расположился детский приют «Улей»37. Сохранилась опись церковного имущества домовой церкви при детском доме за 1919 г.38 Среди богослужебных предметов была и икона св. Алексия митрополита39. В 1930-е гг. церковь вместе со зданием приюта сломали, и на их месте теперь находится жилой семиэтажный дом40. Храм же Спаса Преображения в Преображенском избежал закрытия в тяжелые 1920-1930-е гг.

В октябре 1918 г. состоялось общее собрание прихожан церкви, на котором обсуждался вопрос о Декрете 23 января 1918 г. «Об отделении церкви от государства», а также о приеме и охране приходских святынь и церковного имущества. На собрании был составлен список лиц, избранных и уполномоченных для приема и охранения церковных святынь и церковного имущества в законном порядке. Этот список из 40 человек, а также опись процентных бумаг, принадлежавших церкви Преображения Господня, причту, Приходскому Преображенскому попечительству о бедных и цер-ковно-приходскому училищу, решено было представить местным властям41. Через некоторое время в список добавилось еще 17 че-

ловек42.

В феврале 1919 г. прихожане Преображенской церкви просили юридический отдел Благуше-Лефортовского совета рабочих и красноармейских депутатов передать храм со всеми находящимися в нем необходимыми для совершения богослужений священными и другими предметами им в управление43.

На тот момент церковь владела 6162 саж.2 земли, а также пятью одноэтажными деревянными домами, обшитыми тесом, высотой около 6 арш., длиной от 15 до 35 арш., а шириной 10-12 арш.; деревянным двухэтажным домом на каменном фундаменте (1903 г.) высотой 12 арш., длиной 24, шириной 18; деревянной одноэтажной сторожкой (1881 г.) высотой 4,5 арш., длиной и шириной 10 арш.; деревянной лавкой с каменной пристройкой высотой около 6 арш., длиной 12, а шириной 16; каменным двухэтажным домом (1902 г.) высотой 11 арш., длиной 21, шириной 27; каменной лавкой длиной 14,5 арш., а шириной 6,5; деревянным домом с каменным полуподвальным жилым помещением (бывшее помещение церков-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

но-приходского училища) высотой 8 арш., длиной 24 и шириной 22, а также вновь отстроенным одноэтажным каменным зданием, предназначавшимся для училища, длиной 42 арш., а шириной 25. Все строения были покрыты железом, окрашены масляной краской и содержали достаточное количество сараев44. Само здание церкви было каменным, оштукатуренным снаружи и внутри и окрашенным клеевой краской, также покрыто железом. Длина храма вместе с колокольней составляла около 20 саж., а ширина 11 саж. Высота главной церкви была 14 арш., а трапезной — 9 арш.45

Уже в марте 1919 г. власти передали верующим храм со всем его имуществом. Договор подписали 28 человек46. 8 мая 1919 г. церковным отделом Комиссии по охране памятников искусства и старины при Московском совете рабочих и красноармейских депутатов был произведен осмотр церкви Преображения на предмет учета и охраны художественных и исторических ценностей. Осмотр проводили сотрудники церковного отдела Н.С. Чернышев и известный знаток церковной старины М.И. Александровский. От церкви присутствовали протоиереи С.Г. Соколов и Д.Н. Малиновский, диакон А.Н. Марисов, а также секретарь Приходского совета В.Г. Холодный и В.О. Мумриков. При осмотре выяснилось, что большая часть богослужебных и прочих предметов заслуживает учета и охраны47.

В опись выявленных предметов, представлявших историко-ху-дожественную ценность, попали запрестольный восьмиконечный деревянный крест, на передней стороне которого расположен медный вызолоченный оклад (петровского времени); запрестольная икона Преображения «греческого письма» в медной вызолоченной ризе (XVII в.); восьмиконечный крест на жертвеннике, серебряный, вызолоченный с частицами святых мощей (1700 г.); икона Преображения, пожертвованная Преображенским полком, хорошего письма (1856 г.); икона Божией Матери «Акафистная» в серебряной вызолоченной ризе (XVII в.), была родовой в семье Володи-чевых; икона Знамения в серебряной вызолоченной ризе (петровского времени); икона Николая Чудотворца в серебряной вызолоченной ризе (XVII в.); Казанская икона Божией Матери (XVII в.); икона Спасителя в серебряной вызолоченной ризе (XVII в.); икона Божией Матери «Избавление от бед страждущих» в серебряной вызолоченной ризе; икона Петра и Павла в серебряной вызолоченной ризе (середина XVIII в.); икона Преображения с бытием (середина XVIII в.); икона «Всех Святых» (середина XVIII в.); Святогорская икона Божией Матери в серебряной вызолоченной ризе (XVIII в.); икона Александра Невского, пожертвованная Преображенским полком, работы Ф.А. Соколова (1856 г.); образ Спаса

Нерукотворного типа «Спас Мокрая брада» (петровского времени); икона Иоанна Крестителя, часть (разрозненная) древнего Деисуса (XVII в.); Владимирская икона Божией Матери (середина XVIII в.); икона Знамения в медном вызолоченном окладе, риза которой низана из разных бус под жемчуг — копия с новгородской (1715 г.); икона Иоанна Крестителя в житии в ризе (Елизаветинского времени)48. Кроме того, были отмечены книги: напрестольное Евангелие (1748 г.); напрестольное Евангелие с украшениями XVII в. (1677 г.); напрестольное Евангелие (1744 г.); акафистник (середина XVIII в.); минеи за январь — сентябрь, 8 томов (1750 г.)49.

Из остальных предметов были отобраны: крестик серебряный вызолоченный с частицами святых мощей и маленький крестик с мощами Николая Святоши; изящное паникадило главного храма в 36 свечей работы фабриканта Попова; потир серебряный вызолоченный; образ на финифти, украшенный стразами, а к нему еще 6 предметов (1813 г.)50. Отметим, что это первое и единственное научное краткое описание историко-художественных икон и церковной утвари Преображенского храма. Таким образом, сохранившаяся в архивном деле опись позволяет реконструировать внутренний вид храма, показать историко-художественную и мемориальную ценность икон и предметов церковной утвари.

В архивном деле сохранились очень интересные и информативные документы, позволяющие составить представление о социальном облике общины, о территориальных границах прихода, о причте, о персональном составе общины и духовенства — это анкеты, составленные прихожанами храма в связи с оформлением их официального статуса. В 1920 г. 172 человека подали свои анкеты в организационно-учетное отделение отдела юстиции Московского совдепа с тем, чтобы их зачислили в группу верующих при церкви Преображения. Все анкеты носили типовой характер и состояли из 23 пунктов. Верующим нужно было записать фамилию, имя, отчество в миру; имя, прозвище по рукоположению; сан; место служения; местожительство; год и время рождения; образовательный ценз; время вступления в духовное звание и причины, побудившие к вступлению; какие отличия, когда и за что были получены, находясь в сане; место и род прежней службы; в каких организациях (политических, экономических, общественных и просветительных) состояли до 1917 г. и в каких состоят теперь; подвергались ли наказаниям в административном, судебном и духовном порядке, когда и за что; указать сословие, состав семьи; имущественное положение семьи, родителей, если живы, до октября 1917 г. и теперь; род занятий и источник существования каждого члена семьи; в ка-

ком размере исчислялся годовой доход до октября 1917 г.; какой размер дохода в месяц в настоящее время; общий месячный доход в настоящее время; состоите ли на гражданской службе; и даже отношение к декрету «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» и отношение к советской власти51.

В декабре 1920 г. поступил ответ из организационно-учетного отделения о том, что все зачислены в группу верующих, принявших под свою ответственность церковное имущество Преображенской церкви52.

Через три года всем храмам было предписано пройти перерегистрацию. В июле 1923 г. от религиозного общества храма в отдел управления Моссовета поступило заявление с просьбой официально зарегистрировать общество. Заявление подписали около 100 человек (эти подписи с указанием фамилий, имен и адресов подписавшихся являются замечательным источником недостающей информации о членах общины, о ее составе и границах распространения прихода)53. Также к заявлению прилагался «Устав Православного христианского общества Преображенской, что в Преображенском г. Москвы, церкви»54. Устав был типовым для всех православных храмов и состоял из шести пунктов.

В задачи общества входило объединение граждан православного исповедания для удовлетворения своих религиозных потребностей. С этой целью Преображенское религиозное общество: устраивало православно-молитвенные собрания; управляло церковным имуществом, полученным по договору от местных органов Советской власти; заключало сделки частноправового характера, связанные с управлением церковного имущества; участвовало в съездах религиозных обществ православного исповедания; избирало священнослужителей для совершения религиозных обрядов с благословения своего исполнительного епархиального органа55.

Общество состояло из «граждан, получивших святое крещение, находящихся в евхаристическом общении со своими пастырями и принимающих постановления Священного Собора Православной Русской церкви 1923 г.»56. Зачисление в члены общества производилось путем общих собраний при подаче письменного заявления по общей форме и открытым голосованием. Выбытие из числа членов общества производилось или по письменному заявлению выбывающего или по постановлению 2/3 наличного числа членов общества по спискам и по постановлению епархиальных церковных органов. Списки членов общества ежегодно представлялись в отдел управления Губисполкома57. Отдельные члены общества могли собирать добровольные пожертвования для покрытия расходов,

связанных с владением церковным имуществом, и на епархиальные общецерковные нужды58.

Что касается управления делами общества, то все вопросы, возникающие в жизни общества, разрешались на общих собраниях открытым голосованием, за исключением случаев, предусмотренных ст. 5 и 11 Устава59. Церковный совет мирян был равен числу штатных членов храма и избирался на 1 год. Настоятель храма являлся председателем приходского совета.

Устав общества мог быть изменен: «по указаниям Всероссийского съезда православных религиозных обществ, <…> общим собранием данного общества по предложению его членов, принятому большинством голосов данного собрания, <…> и по предложению подлежащих органов государственной власти»60. Общество могло быть закрыто по постановлению соответствующего исполкома и по постановлению общего собрания его членов. В случае закрытия все имущество, находящееся в пользовании общества, возвращалось местному совету по инвентарной описи специально уполномоченным, избранным для этого ликвидационным собранием общества61. Церковно-приходской совет Преображенской общины состоял тогда из четырех человек, а настоятелем храма с 1923 г. был Н.Ф. Тер-новский-Розанов62.

24 сентября 1923 г. так же, как и в 1919 г., храм был передан вновь образовавшейся общине верующих, уполномоченными от общины выступили уже не 28, а 7 человек63. В это же время ревизором 4-го отделения Моссовета Вишняковым был произведен осмотр церкви Петра и Павла на предмет передачи ее вместе с культовым имуществом вновь утвержденной группе верующих. По описи 1919 г. все осталось без изменений64. В ноябре 1923 г. Вишняковым были обнаружены 4 пуда свечей и огарков, деньги. Здание церкви он нашел в неисправном содержании, кроме того, система отопления оказалась залитой водой65.

Останавливаясь вкратце на дальнейшей судьбе храма, отметим, что сведений о нем за период конца 1920-1930-х гг. сохранилось мало. С 1922 г. Преображенская церковь была в руках православных обновленцев-реформаторов, что спасло ее от вероятного закрытия в довоенный период. Известно, что к концу 1920-х гг. приход Преображенского храма объединял сразу несколько приходов, закрытых к этому времени церквей, в том числе Никольской единоверческой церкви66. В первой половине 1930-х гг. храм помимо своего обслуживал еще три прихода67.

Вновь заметную роль в жизни Москвы этот храм стал играть, когда здесь в послевоенное время (до 1960 г.) служил выдающийся дея-

тель Русской православной церкви митрополит Крутицкий и Коломенский Николай (Ярушевич, 1891-1961). В Преображенском храме находилась его кафедра. Проповеди митрополита пользовались необычайной популярностью и собирали множество верующих68.

К сожалению, участь многих православных храмов все-таки настигла и Преображенский. В ночь с 10 на 11 июля 1964 г. храм взорвали. Иконостас его уцелел, и по сей день он украшает церковь архангела Гавриила (Меншикову башню), а икона Преображения Господня, пожертвованная Преображенским полком в 1856 г., ныне находится в храме Воскресения Христова в Сокольниках. На образе до сих пор сохранилась дарственная надпись офицерских чинов полка. Некоторые иконы были спрятаны местными жите-лями69. Сейчас ведутся восстановительные работы, и в ближайшем будущем Преображенскую площадь вновь будет украшать храм Преображения Господня.

Таким образом, Москва, а именно район Преображенское, лишился памятника, значимого как в духовном, так и культурно-историческом плане. Преображенская церковь занимает важное место в истории церковных воинских памятников. Исторически церковь являлась главной для Преображенского полка, была градостроительным центром Преображенской солдатской слободы. В храм приходили верующие не только из близлежащих домов, но и из других районов. При советской власти Преображенская церковь оставалась одной из немногих действующих в Москве и была единственным духовным церковным центром в восточной части города. Храм стал последней жертвой в антирелигиозной политике хрущевского правления. Теперь же он станет первым храмом, восстановленным уже в XXI в. И смеем надеяться, что приведенные в настоящей статье сведения будут полезны при реконструкции внутреннего убранства новопостроенного храма, для его истории.

Примечания

ЦГАМО. Ф. 66. Оп. 18. Д. 116.

Там же. Д. 328.

Синицын П.В. Преображенское и окружающие его места, их прошлое. М., 1997. С. 111.

5 См.: Возвращение к истокам // Преображенка. 2010. Июль. С. 4; Синицын П.В. Указ. соч. С. 115.

6 Бугров А.В. Преображенское и окрестности: очерки истории. М., 2004. С. 43.

7 Сборник выписок из архивных бумаг о Петре Великом. М., 1872. Т. 1.

9 Цит. по: Там же.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10 Там же.

11 ЦГАМО. Ф. 66. Оп. 18. Д. 116. Л. 70.

12 См.: Бугров А.В. Указ. соч. С. 44; Синицын П.В. Указ. соч. С. 112; ЦГАМО. Ф. 66. Оп. 18. Д. 116. Л. 70.

13 См.: Мешалкина Ю. Черкизово, Преображенское: века, события, портреты // Москва. 2007. № 9. С. 205-206; Синицын П.В. Указ. соч. С. 112-114.

14 Мешалкина Ю. Указ. соч. С. 206.

15 ЦГАМО. Ф. 66. Оп. 18. Д. 116. Л. 70.

16 См.: Синицын П.В. Указ. соч. С. 112-114; ЦГАМО. Ф. 66. Оп. 18. Д. 116. Л. 70.

18 См.: Снегирев И.М. Дневник. Т. 2. М., 1905.

19 ЦГАМО. Ф. 66. Оп. 18. Д. 116. Л. 70 об.

20 Синицын П.В. Указ. соч. С. 116.

21 См.: Возвращение к истокам. С. 4; Синицын П.В. Указ. соч. С. 118.

22 Михайлов К. Указ. соч. С. 80.

23 ЦГАМО. Ф. 66. Оп. 18. Д. 116. Л. 70 об.

24 Цит. по: Михайлов К. Указ. соч. С. 80.

25 См.: Бугров А.В. Указ. соч. С. 79; Синицын П.В. Указ. соч. С. 120.

26 ЦГАМО. Ф. 66. Оп. 18. Д. 116. С. 70.

27 См.: Возвращение к истокам. С. 4; Синицын П.В. Указ. соч. С. 120; ЦГАМО. Ф. 66. Оп. 18. Д. 116. Л. 71.

28 См.: Мешалкина Ю. Указ. соч. С. 206; Синицын П.В. Указ. соч. С. 121.

29 ГА РФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 1161. Л. 9.

30 ЦГАМО. Ф. 66. Оп. 18. Д. 116. Л. 31 об.

31 Московские церковные ведомости. 1911. № 42.

32 Москва православная, февраль. М., 1994.

33 ЦГАМО. Ф. 66. Оп. 18. Д. 87. Л. 1-7.

34 Церковь Святителя Алексия митрополита в Ольгинском приюте (Преображенская ул., 5-7) // Москва православная… С. 265.

35 Там же. С. 265-266.

36 См.: Там же. С. 266; Освящение храма в Ольгинском приюте // Московские церковные ведомости. 1911. № 42. С. 986.

37 ЦГАМО. Ф. 66. Оп. 18. Д. 87. Л. 1.

38 Там же. Л. 2-3.

39 Там же. Л. 2 об.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

40 Церковь Святителя Алексия… С. 266.

41 ЦГАМО. Ф. 66. Оп. 18. Д. 116. Л. 22-27.

42 Там же. Л. 51.

43 Там же. Л. 19 а.

44 Там же. Л. 6-7, 31-31 об.

45 Там же. Л. 6, 31 об.

46 Там же. Л. 68-69 об.

47 Там же. Л. 70.

48 Там же. Л. 70 об.-71 об.

49 Там же. Л. 71 об.

50 Там же. Л. 71 об.-72.

51 Там же. Л. 73-78 об.

52 Там же. Л. 86.

53 Там же. Д. 328. Л. 2-6.

54 Там же. Л. 7-7 об.

55 Там же. Л. 7.

56 Там же.

57 Там же.

58 Там же.

59 Там же. Л. 7 об.

60 Там же.

61 Там же.

62 Там же. Л. 34-37.

63 Там же. Л. 61-62 об.

64 Там же. Л. 57.

65 Там же. Л. 59.

66 ГАРФ. Ф. 5263. Оп. 1. Д. 1161. Л. 9.

67 Там же. Д. 1166. Л. 4, 7 об.

68 Московская энциклопедия. Т. 1. Лица Москвы. Кн. 3. М., 2010. С. 199.

69 Бугров А.В. Указ. соч. С. 94.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *