Храм в путинках

22 ИЮНЯ

Душеполезное чтение

Незнакомич с грохотом ввалился в коммуналку.

– Чо грохочешь! – бабка Таня выглянула из своей комнаты. – Каждая козявка шумит.

– Сидите у себя и не высовывайтесь понапрасну! – злой Незнакомич толкнул соседкину дверь.

Это, конечно, он сделал зря. Казалось, бабка Таня только и ждала, чтобы с кем-нибудь пособачиться. Она широко распахнула дверь своей комнатушки и завопила:

– Люди добрые! Вы только посмотрите на него! Три дня в начальниках, а уже важнее самого товарища Молотова!

Незнакомич молча прошагал по длинному коридору в свои двухкомнатно-смежные покои. На пороге его уже ждала встревоженная жена. Бабка Таня всё еще что-то кричала вслед соседу.

– Что опять ей надо? – Луиза посмотрела на мужа.

– Да ну ее.

– Я вот найду на нее управу! Не посмотрю, что старая! – крикнула в пространство коридора жена, закрывая дверь. – Ведьма!

– Ты-то хоть не будь дурой, не связывайся с ней.

Незнакомич, не раздеваясь, прошел к окну и распахнул его. Уличный шум нарушил тихое и складное состояние комнаты.

– А чего она? – Луиза скорчила гримасу и вмиг сделалась обидчивой: дескать, я за тебя заступаюсь, а ты мне еще и выговариваешь.

Незнакомич чуть ли не с разбега рухнул на черный диван с высокой спинкой и закинул ноги в сапогах на подлокотник – аккурат на белые кружева.

– Незнакомич! – Луиза в ужасе подскочила к мужу. – Ты в своем уме?!

«Заткнись!» – так и хотелось сказать Незнакомичу, но он, положив руку на лоб, закрыл глаза. Луиза вытащила из-под сапог белоснежную салфетку и прижала ее к груди.

– Это память о маме, а ты сапогами! – прошептала жена, невольно срифмовав.

– Кого? Маму сапогами? – переспросил Незнакомич рассеянно.

– Память! Память сапогами! – и в голосе Луизы звякнули слезы обиды.

Незнакомич нервно соскочил с дивана, выхватил из рук жены салфетку, кривляясь, поцеловал ее, положил на подлокотник и бережно разгладил, а затем пулей вылетел из комнаты. Он был страшно раздражен, но срывать злость на почти плачущей жене не хотелось, потому Незнакомич, без стука ворвавшись в комнату бабки Тани, с порога процедил сквозь зубы:

– Еще раз обидишь Луизу или косо посмотришь в мою сторону, ни тебе, ни внуку твоему не поздоровится! Уж я постараюсь. Поняла?

Соседка растерянно глядела на взбешенного Незнакомича.

– Поняла? – заорал он. – Ни тебе, ни внуку твоему, раздолбаю!

– Поняла, батюшка, поняла.

Бабка Таня вжала голову в плечи. За себя она не переживала, а вот за внука… Тот и вправду был непутевый, но Бог пока миловал с наказаниями.

– Вот то-то же! – сказал Незнакомич уже более миролюбивым тоном. – Гляди у меня! С этого дня жизнь меняется.

Тем временем Луиза, сменив гнев на милость, накрывала на стол.

– Руки! – грозно сказала она, когда муж вернулся.

Тот вытянул руки вперед и впервые за вечер шутливо посмотрел на жену.

– Мыть! Мы-ы-ыть! – она завернула мужа обратно в коридор.

За время его отсутствия на столе, покрытом светлой скатертью, помимо еды оказались граненые стопки.

– А это уже совсем другой разговор, – Незнакомич потер крепкие ладони.

За ужином Луиза весело щебетала, забыв сапоги на кружевах. Незнакомич сосредоточенно молчал. Его широкое загорелое лицо оставалось беспристрастным.

– Вкусно? – спросила Луиза.

Незнакомич откинулся на спинку стула.

– Не обижайся. У меня сегодня день не из легких.

– На работе что-то стряслось?

– Завтра мне предстоит участвовать… В общем, будем храм разрушать.

– И что?

– Храм разрушать, – повторил Незнакомич.

– И что такого?

– Что-что… Неспокойно у меня на душе, вот что.

– Из-за храма?

– Ты, Луиза, дура, что ли? – Незнакомич в сердцах кинул ложку на стол. – А из-за чего еще? Конечно, из-за храма.

Он вскочил и стал, выбрасывая ноги, вышагивать по комнате от двери к окну и обратно.

– Какой храм? – как можно более участливо спросила Луиза.

– В Путинках. Рождества Богородицы.

Церковь Рождества Богородицы в Путинках

– На Малой Дмитровке? Так он давно уже мертвым грузом стоит. Место только занимает. Роскошный, правда, зараза. Узорочье русское, – Луиза тряхнула кудряшками. – Только это не повод, чтобы жалеть ту церковь. Пусть даже она и последний шатровый храм.

Незнакомич остановился и в раздумье почесал щеку.

– А почему последний? А потом какие?

– Патриарх Никон прекратил после нее строительство шатровых храмов на Руси. Потом строились только крестово-купольные.

– А патриарх Никон – это у нас век…

– Семнадцатый! – Луиза укоризненно посмотрела на мужа. – А указ был по поводу шатровых храмов в 1653-м.

– Не зазнавалась бы ты, историк Луиза Незнакомич!

– В чем-то она последняя, а в чем-то первая, – с гордостью делилась своими профессиональными знаниями Луиза, – ее придел был освящен впервые на Руси в честь Неопалимой Купины, то есть в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина», – поправилась она.

– Которая от пожаров спасает? – уточнил Незнакомич.

– Естественно!

– Стало быть, церковь старая…

– Почти триста лет в обед. Кстати, мои родители там венчались. Еще до революции. Недалекие люди, – вздохнула Луиза.

При упоминании о родителях Незнакомич вздрогнул и снова заходил по комнате. Взгляд невольно упал на кружевные диванные салфетки тещи. И храм будто свит из белоснежного кружева, – пронеслось у него в голове.

– А мы вот не такие, как они были, – продолжила жена. – Что за пошлость – венчаться? Фу… Хорошо, что они потом одумались и поняли: религия – опиум.

Незнакомича бросило в пот.

– Луиза, это и волнует меня больше всего. Отец ведь твой Спасителя разрушал.

– Принимал участие.

– А ведь на следующий день того… помер.

– Да, – кивнула жена.

– Ни с того ни с чего. Лег вот на него, – Незнакомич покосился на диван, – заснул и не проснулся.

– Легкая смерть!

– Так после того, как Христа Спасителя взорвали! На следующий день! Тебя это не удивляет столько лет?

– Нет, – спокойно ответила жена и встала из-за стола в желании убрать посуду. Незнакомич остановил ее, снова усадив на венский стул.

– Луиза, – шептал он, – я не хочу завтра участвовать в этом деле. Я еще пожить хочу. Как бы отказаться?

– Отказаться? – жена тоже перешла на шепот. – Что значит «отказаться»? Ты в своем уме? Тебя же арестуют! А потом и меня.

– Может, обойдется? Заболею… Ну, не знаю еще что. Придумаем.

– Нет! Ты пойдешь! Я и не знала, что у меня муж – трус! – она решительно встала и принялась за уборку.

Незнакомич сел на подоконник у раскрытого окна. Вывалиться что ли? Тут не высоко, не сильно пострадаешь. Жив-то уж точно останешься. Скажу, что сердце прихватило, вот и упал, пока жена посуду мыла. Он посмотрел на тротуарную часть под окнами и ясно представил, как свалится на веселых, по-летнему разодетых прохожих.

В комнату вошла Луиза. Муж опустил глаза.

– Чего ты так далеко выставился? Упадешь еще! А ну слезай с подоконника, – Луиза потянула его за рукав. – Кому говорят?

Незнакомич нехотя повиновался.

– Бабка Таня – сама любезность, – жена вытирала посуду и составляла ее в буфет. – Говорит: смотрит на нас с тобой и налюбоваться не может. И какая муха ее укусила, ведьму эту?

– А давай тебе купим платье в цветочек, – неожиданно предложил муж, – а то у тебя то горох, то однотонное.

– Здрасте! – Луиза оторвалась от своего занятия. – У меня три цветастых платья!

– Да? – смутился Незнакомич. – Тогда давай еще одно купим, новое. Лето-то только началось.

– Завтра можно было бы. Воскресенье, выходной. Но ты, наверное, весь день занят будешь.

Разрушение Храма Христа Спасителя (1931)

Незнакомич, вспомнив о предстоящем деле, тихонько чертыхнулся. Достал из кармана пачку папирос, закурил. Из головы не выходил тесть, умерший почти десять лет назад в декабре 1931-го – на следующий день после умерщвления храма Христа Спасителя. Может, совпадение? Ведь накануне тесть крепко выпил.

– Каюк Христу Спасителю! – с гордостью говорил тесть. – Взорвали, не отвертелся. Жаль, что не с первого раза. Крепкий, однако! А народу набежало! Со всей Москвы. Кидались свою богомольню отстаивать. Запомнился мне один с бородкой. Наверное, поп какой. Всё время пел протяжно: «Да простоит сей храм многие века…» И еще один, в смушковой шапке. Тот, правда, не пел, а проклинал нас. Окаянными антихристами обзывал. Злобный, собака! Да и не только он. Дивлюсь я, сколько ненависти в людях…

Тесть в этот вечер был в центре внимания. Теща подкладывала ему в тарелку мясного, сама наполняла из рифленого графинчика стопочку, то и дело ласково гладя мужа по голове. Для нее, как и для Луизы, глава семейства был героем, они непрестанно засыпали его вопросами. Новоиспеченный зять молча внимал рассказу уважаемого тестя. В какой-то миг Луиза с долей негодования сверкнула глазами на мужа. Мол, спроси что-нибудь у отца, чего молчишь как истукан.

– Неожиданно, – только и пришло на ум Незнакомичу.

– Что неожиданно? – вскинул бровь тесть. – Еще в июльском номере «Правды» официально заявили о строительстве Дворца Союза Советских Социалистических Республик.

– И в «Известиях», – поддакнула ему жена.

– Не по сердцу, что на месте храма такой дворец будет? – тесть-большевик испытующе посмотрел на зятя.

Незнакомич не ответил. Ему очень нравился храм Христа Спасителя, и его мнение об этом соборе шло вразрез с мнениями специалистов. И совсем не похож ни на самовар, ни на кулич. А бездушной архитектурой тут и не пахнет. Придумают тоже.

Как-то попалась ему на глаза брошюрка Кандидова «За Дворец Советов». Незнакомич сперва пробежал глазами названия глав: «Ложно-историческая ценность храма Христа Спасителя», «Сказка о художественной ценности храма Христа Спасителя», «Храм Христа Спасителя на службе контрреволюции» и другие, подобные по смыслу. Забросил брошюру, не став ее читать.

– А со взрывами тоже интересно получилось! – тесть хвалился новостью дня. – Самый сильный был третий. И надо же такому случиться, что этот взрыв сделал простой рабочий-сезонник. Э-э-э… Фамилия как ягода… А! Морошкин! Имя чудное, не вспомнить сразу. Он всего-навсего охранял вход в помещение подрывного пункта.

– Как так? – теща Незнакомича деланно всплеснула руками. – Специалистов, что ль, не нашлось?

– Как не нашлось? Там самые опытные подрывники собрались! Только когда и второй взрыв не взорвал храм, что началось! Видели бы. Богомольцы ликуют. Насмехаются над нами. У начальства пена изо рта. Орут благим матом. Неразбериха полная. Оконфузились, получается. Беготня началась. А как дали команду на третий взрыв, из техников никого у взрывной машины и не оказалось. Ну и Морошкин тут как тут.

– Перед начальством выслужиться хотел этот ягодный, – теща подобострастно взглянула на мужа. – А иначе куда лез малограмотный?

– Вот таким выскочкам порой и приходит слава, – вздохнул тесть. – В общем, храм не устоял, а остальные взрывы доделали дело. Сейчас еще разбирать руины предстоит, да и фундамент.

– Представляю, какой там ор стоял среди этих богомольцев, – теща вновь наполнила тарелку мужа едой.

– И не говори, мать! Рыдали, как по покойнику, вот глупые-то.

На следующий день рыдали по самому тестю…

«Как бы по мне не пришлось рыдать в понедельник! – Незнакомич с тоской посмотрел на Луизу. – Сколько, интересно, она вдовой проходит? Год? Два? А потом замуж выйдет. И… – Незнакомича словно обдало холодной волной. – Ну уж нет!»

Храм в Путинках он уничтожать не пойдет. Не пойдет… Так тогда его самого уничтожат. И снова Луиза с другим в постели представилась ему. Что делать-то? Замкнутый круг какой-то…

– Скоро спать, а ты надымил так! – жена со всей силы размахивала полотенцем.

За десять с небольшим лет, что Незнакомич жил с ней, Луиза стала намного ворчливее, да и красоты в ней поубавилось. Только соломенные кудряшки по-прежнему вызывали в нем воспоминания о той юной особе, в которую он когда-то страстно влюбился. Мысль о том, что кто-то другой, а не он сам, может любить его жену, была ему папиросой в сердце.

Луиза продолжала бухтеть из-за папирос, и Незнакомич отправился на кухню попить водички. Там он застал бабку Таню. Виновато посмотрев на него, она вдруг протянула ему письмо.

– Прочитать некому. Сегодня утром получила. От племянницы. А внук мой, шалапут, куды подевался, ума не приложу. Прочти, милок, не откажи. Не терпится узнать, как они там, в деревне.

Незнакомич хотел было послать бабку Таню куда подальше, но вдруг взял письмо, пробежал мельком по мясистым буквам и вдруг наткнулся: «Выкорчевывают из нас имя Христово…» Он крякнул и посмотрел на соседку, стал молча читать дальше: «Диву даешься, что стало с людьми. Сердце кровью обливается. Хорошо, что ты, тетка Таня, уехала с этих мест и не видишь все бесчинства, творящиеся здесь. Думали, уж закончено со всем беззаконием, так ведь нет же! Церковь каменную порушили! Горе-то какое…»

– Чего там? Неладное что-то? – встревожилась бабка Таня.

– Церковь у них там порушили, – сказал Незнакомич и дальше стал читать вслух: – «Какая красивая была, помнишь ведь, к нам в село ты не раз приходила».

– Как не помнить! – горько усмехнулась бабка Таня.

– «Резная, и иконостас резной. Иконы, как говорили знающие, еще жидкой техникой выполнены. Старинные. И стояла-то она на пригорочке, никому не мешала. Пригнали сначала один трактор, потом второй вызвали. Мы все встали кольцом, окружили, значит, ее, родимую. Но разве ж бабы да старухи сила? Зацепили эти супостаты колокольню за макушку тросом, мы в плач, крик, кто был не в круге, кинулись на сломщиков. Что началось! В общем, милицией дело закончилось. А церковь-то разрушили всё же… И иконы многие пожгли. Эх, входят люди в историю геростратами». Ишь ты, грамотная племянница твоя! – Незнакомич оторвался от письма.

– Какими стратами? – слабым голосом спросила бабка Таня, но Незнакомич не ответил, продолжив чтение.

Дальше Валентина радовалась факту, что те, кто принимал участие в поругании церквей в соседних селах, уже наказаны Богом. Кто повесился, кого убили, кто сгорел вместе с семьей и домом…

Незнакомич скомкал письмо, поднес к нему спичку и горящее кинул в раковину. Встретившись глазами с бабкой, прислонил к губам указательный палец. Соседка понимающе молча кивнула и поклонилась.

Вернувшись в свои апартаменты, Незнакомич застал Луизу перед зеркалом. Она забавлялась с волосами, придумывая себе разные прически.

– Чего такой испуганный?

– Я? Я нет. С чего мне быть испуганным? – Незнакомич внимательно посмотрел на себя в зеркало: в глазах и впрямь тревога. – Я насчет завтрашнего всё думаю. Не стоит мне этого делать.

– Опять? Сколько можно об одном и том же! Незнакомич, ты милиционер! Ми-ли-ци-о-нер! – проговорила она по слогам. – Ты не будешь разрушать церковь, ты будешь стоять в оцеплении, карауле, или как у вас там. Людей не пускать, чтобы они не покалечили себя, дурни. Объяснять им, что они заблуждаются. И всё такое.

Ночью от мыслей и духоты разболелась голова. Луиза спала беспробудно, отвернувшись к стене.

В ту ночь впервые Незнакомич обратился к Господу. «Сделай так, – горячо шептал он, – чтобы мне не пришлось завтра участвовать в этом. Ведь накажешь, как пить, накажешь. А я и не пожил еще. Не нажился. И детей нет. Двое родились да и умерли сразу. Тридцать лет всего-навсего. Сам посуди, разве умирают в таком возрасте? Пусть эту церковь не тронут! Сделай чудо, ну что Тебе стоит?» Он засыпал, но снова просыпался и шептал. Под утро дошел до полного бреда: «Пусть что угодно случится, лишь бы отменили церковь эту разрушать. Не хочу я!»

А на следующий день началась война. Ведь уничтожение церкви Рождества Богородицы в Путинках было назначено на воскресенье 22 июня 1941 года. Та страшная дата явилась спасительным днем для храма.

В кровавые военные годы Незнакомич уцелел, хотя с 1943 года был на фронте и даже пару раз на передовой. Только одна легкая контузия. Луиза ушла на фронт одновременно с ним, санитаркой, и подорвалась на мине, спеша к раненому. Хоть и не христианка, а погибла «за други своя».

Каждый раз – и готовясь к сражению, да и просто на привале – Незнакомич размышлял о храме в Путинках. «Из-за тебя началась война!» – гневно думал он. Однажды даже стал писать письмо в ЦК партии с просьбой немедленно взорвать храм, чтобы война кончилась, но вовремя спохватился. Скажут: контузило мужика, что тут удивительного!

После войны раз в год, 22 июня, он приходил на улицу Чехова, бывшую Малую Дмитровку, и разговаривал с храмом:

– Вот ты стоишь тут во всем великолепии, а из-за тебя столько народу погибло. И Луиза моя…

Храм молча смотрел на человека, ни в чем не чувствуя своей вины.

– Ну дождешься у меня! – грозил Незнакомич. – Я тебе покажу!

Однажды спьяну он вновь стал писать письмо куда следует: «Я, узнав о том, что церковь будут сносить, смалодушничал, – выводил Незнакомич на бумаге, – всю ночь умолял Бога, чтобы Он оставил храм. Преступно возопил: “пусть что угодно произойдет, лишь бы храм не стали рушить”. И Бог услышал. Оставил храм в покое. Оставить-то оставил, но началась война. А вот если бы не оставил, то и ничего бы и не было. Прошу принять меры по ликвидации храма». Прочитав наутро письмо, разорвал его в клочья. Прямая дорога в психушку!

Время от времени в голову приходили совсем шальные мысли… Раз я тебя вымолил, мне тебя и казнить! Сам взорву, и дело с концом.

Но как ты взорвешь? Да еще в одиночку.

Наступало очередное 22 июня, и Незнакомич снова приходил к храму – укорять его за то, что он стоит, а столько народу погибло. Подолгу стоял, внимательно вглядываясь в воздушный архитектурный ансамбль церкви.

– До чего ж наряден! – останавливались прохожие. – Шедевр московского зодчества!

– На фасадах и не отыскать ровной поверхности. Всё в резьбе и каменном кружеве!

В послевоенные годы в церкви Рождества Богородицы в Путинках расположилась репетиционная база цирка, там дрессировали собак и обезьян, клоуны отрабатывали свои смешные номера. Несколько раз 22 июня Незнакомич видел, как в храм входил известный ему клоун.

Церковь Рождества Богородицы в Путинках

В 1990-е храм стал действующим. Вот тогда-то впервые и переступил Незнакомич порог церкви Рождества Богородицы. Ему уже было за восемьдесят.

Без робости, уверенно, словно хозяин, вошел он в храм. И обмер. Совсем другим ему представлялись и само пространство, и интерьер.

– Крохотно как! – вслух сказал Незнакомич. И долго, прислонившись к ступенькам, ведущим в придел в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина», стоял, рассматривая внутреннее убранство.

И он стал чаще приходить сюда, не только 22 июня. Как-то раз видел актера Александра Абдулова. Говорили, что Абдулов вместе с другими артистами расположенного рядом театра «Ленком» помогал возрождать церковь. А еще он видел того самого клоуна, но постаревшего и смиренного. Клоун долго и старательно исповедовался священнику. «Небось, кается, горемыка, за все свои ужимки и прыжки», – усмехнувшись, подумал Незнакомич. Сам он и не думал ни исповедоваться, ни причащаться.

В 1994 году Незнакомич попал в храм как раз, когда там отпевали хорошего артиста Евгения Леонова. С возрастом он, располневший, внешне стал походить на этого добродушного актера. К тому же Незнакомич впервые побывал на отпевании и очень проникся происходящим, а потому стал задумываться о чем-то глубоком и важном.

Наступил новый век, а Незнакомич всё жил да жил на белом свете и уже подумывал грешным делом, что не только храму суждено стоять вечно, но и ему, одинокому старику, время которого уже подтекало к столетию. И вот уже совсем не старого Абдулова, умершего от рака, отпевали в том же храме в Путинках, только уже не на улице Чехова, а как раньше – на Малой Дмитровке.

– Молодые мрут, а мы с тобой, старые, не умираем, – сказал Незнакомич храму после того отпевания.

В том же году он и помер, не дожив до 100 лет. Как ветерана войны, его навещала медсестра.

– Пусть отпоют меня. В том храме, – простонал он.

– В каком? – спросила медсестра.

– В моем, – глухо ответил Незнакомич.

Это были его последние слова.

Наталья Романова

Православие.ру

История

Храм был заложен в 1649 году после пожара, уничтожившего предыдущую деревянную церковь Рождества Богородицы, и завершён строительством в 1652 году при царе Алексее Михайловиче.

Как отмечал А. В. Чаянов, название «в Путинках» одни авторы связывали с тем, что рядом с церковью находился Путевой посольский двор, в котором останавливались европейские послы, прибывавшие в Москву (как правило через Новгород по Тверской дороге); другие — что церковь находилась на «путях» в Дмитров и другие северные города — в разные времена к названию храма прибавлялось «что за Тверские ворота на Дмитровке», «на старом Посольском дворе, в Путинках», пока не устоялось современное название.

Церковь была построена из специально формованного кирпича и включала в себя: вытянутый с севера на юг четверик, увенчанный тремя шатрами, пониженный прямоугольный алтарный объём, кубообразный придел Неопалимой купины, увенчанный завершением в виде шатрика на барабане, двухъярусную колокольню и небольшую трапезную, примыкавшую к четверику церкви с запада.

После завершения строительства храма, в 1653 году, Патриарх Никон прекратил строительство шатровых храмов на Руси. Таким образом, церковь Рождества Богородицы в Путинках является одним из последних шатровых каменных храмов в Москве.

В конце XVII века к храму была пристроена новая широкая трапезная с приделом великомученика Феодора Тирона, включающая более старые части церкви, и сооружена сторожка с ходом на колокольню. Сложность и дробность архитектурного решения храма усиливались наружной росписью и разноцветной черепицей. В 1897 году была проведена реставрация церкви архитектором Н. В. Султановым.

В 1864 году было построено новое западное крыльцо храма с завершением, скопированным с завершений самого храма. Это крыльцо было разобрано в ходе реставрации храма в 1957 году и заменено новым, стилизованным под XVII век. Реставрацией руководил архитектор Н. Н. Свешников. Работы велись при постоянном контроле Академии архитектуры в лице члена-корреспондента академии Д. П. Сухова. Реставрация имела высочайшую оценку Академии архитектуры.

Храм в 1880-е годы

В 1930-х годах в храме служила братия Высоко-Петровского монастыря. 2 июня 1935 года в храма состоялась хиротония его настоятеля, архимандрита Алексия (Сергеева), во епископа Каширского; в том же году приход был закрыт. После закрытия в церковном здании были устроены конторские помещения, а затем репетиционная база московской дирекции «Цирк на сцене», где до лета 1990 года дрессировали собак и обезьян.

История храма

Первое упоминание о местности под названием Путинки относится к XIV в. Здесь за Тверскими воротами Белого города начинались дороги, ведущие в Тверь и Дмитров. Через 200 лет в московском предместье построил дворец великий князь Василий III. Через некоторое время он стал путевым дворцом, который использовался для нужд посольского приказ.

Храм Успения Пресвятой Богородицы в Путинках был построен по проекту архитектора, фамилия которая сегодня уже неизвестна

Дорога к нему шла по узким извилистым улочкам, называемых путинками. Исследователи считают, что они дали название этой местности.

Храм Успения Пресвятой Богородицы в Путинках первоначально представлял собой деревянное строение, которое часто страдало от пожаров. Вероятно, после одного из пожаров пострадавшую постройку разобрали. Каменный храм был освящён в 1679. К этому времени относится возведение основного объема храма и его трапезной части.

Через 10 лет к северному фасаду пристроили Никольский придел. Окончательно ансамбль храма сложился во 2-й половине XVIII в., когда была пристроена колокольня. В это время строятся жилые постройки для церковнослужителей и просвирня.

К концу XIX в. интерьер храма нуждался в реставрации, которая была проведена на щедрое пожертвование неизвестного человека.

В процессе реставрации произвели следующие работы:

  • позолота иконостаса;
  • обновление икон;
  • роспись стен и сводов.

После прихода к власти большевиков храм Успения Пресвятой Богородицы, расположенный в Путинках, разделил печальную участь многих сакральных построек. В 1922 г. под предлогом помощи голодающим районам страны Успенская церковь была разграблена. В этом же году богослужения здесь прекратились.

Культовая постройка подверглась осквернению, которое заключалось в следующем:

  • снос пяти глав основного объёма;
  • снятие главы и звонницы с колокольни;
  • разрушение апсид и обустройство новых входов и окон.

В течение 50-ти лет в здании располагался жилой дом. В 70-е гг. XX в. жильцов из обветшалой постройки расселили, а здание стали использовать в хозяйственных целях. Вначале здесь расположили цеха Общесоюзного Дома моделей, а затем производство лекарственных средств.

Церковная территория за годы существования советской власти значительно сократилась. В западной части участка построили административное здание, в котором сегодня находится дипломатическое представительство государства Бенин. Возрождение духовной жизни в здании Успенского храма началось в начале 90-х гг.

В 1992 г. по благословению Святейшего патриарха Алексия II настоятелем прихода Успенской церкви становится протоиерей Глеб Афанасьев. Благодаря стараниям этого уже пожилого и слабого здоровьем человека за 3 года были восстановлены стены и своды церковного здания. В июне 1995 г. закончился земной о. Глеба.

Через 40 дней после его смерти храм украсили новые главы и кресты. Внешняя реставрация на этом закончилась, но предстояла трудоёмкая и кропотливая работа по восстановлению интерьеров храма, возрождению в его стенах духовного и социального служения.

Со всеми этими задачами успешно справился о. Алексий Громов, назначенный в 1998 г. главой успенского прихода. При нём закончилась реставрация храма, включая северный придел и колокольню. О. Алексий продолжил дело социального служения, начатое первым постсоветским настоятелем храма.

Его духовное и социальное служение состоит в следующем:

  • В установлении обычая проведения регулярных молебнов с чтением акафиста перед почитаемыми иконами.
  • Духовной помощи и окаймлении городской больницы №24, где батюшка еженедельно проводит молебен о здравии. Ещё в начале возрождения церковной общины в Путинках в каждой палате этого медицинского учреждения был организован православный литературный уголок, чтение произведений из которого помогает найти свой путь к Господу и обрести душевный покой.
  • Большое внимание настоятель храма уделяет просветительской и преподавательской деятельности, проводимой им на базе православной гимназии “Пересвет”.
  • Периодически организуются паломнические поездки для членов общины и прихожан храма. Первоначально посещались святые места, расположенные в московском регионе. Но со временем география поездок значительно расширилась, включая страны ближнего и дальнего зарубежья. Летом проводятся паломничества по святым местам и монастырям, расположенным на севере России.
  • По благословению настоятеля при храме выпускается православный многостраничный журнал и функционирует официальный сайт.
  • В начале нового столетия был полностью отреставрирован северный придел, освященный в честь преподобного Сергия Радонежского.

Стараниями о. Алексия строится приписное к храму подворье в подмосковной деревне Аляухово.

Архитектурный ансамбль храма

Храм Успения Пресвятой Богородицы, расположенный в историческом районе Путинках, состоит из 3-х частей.

Основное здание, в которое входят пятиглавая церковь с примыкающими к ней апсидой и трапезной частью. Церковь представляет собой бесстолпную квадратную в плане постройку, завершающуюся сомкнутым сводом. Снаружи его украшают два ряда килевидных кокошников, над которыми расположены пять декоративных барабанов, увенчанных луковичными главами.

Их украшают большие ажурные кресты с нижней перекладиной в виде месяца. Основа каждого барабана оформлена поясом из кокошников. К восточному фасаду примыкает полукруглая апсида, перекрытая конусовидным сводом. Трапезная часть перекрыта двускатной крышей.

Фасады основного здания украшают декоративные полуколонны и широкие карнизы. Барабаны украшены поясом декоративных арок.

Северный придел, освященный в настоящее время во имя преподобного Сергия Радонежского, выполнен в стиле московского барокко. Он представляет собой конструкцию из низкого четвёрка, на который установлен приземистый восьмерик, перекрытый сомкнутым сводом. Снаружи он выглядит как шлемовидный купол, на который установлен узкий барабан, увенчанный главкой в виде яблока.

К восточному фасаду примыкает идентичная главной апсида.

Колокольня — самая поздняя по времени возведения часть храма. Она построена в классическом стиле, свойственном 2-й половине XVIII в. Она состоит из двух квадратных и двух восьмигранных ярусов. В её нижнем ярусе расположен главный притвор. Открытая звонница располагается в верхнем восьмигранном ярусе.

Колокольня венчается шлемовидным куполом, завершающимся барабаном с яблочной главкой. Стены здания сложены из красного кирпича и покрыты белой фасадной побелкой. Колокольня покрыта жёлтой штукатуркой, на которой выделяются белые декоративные элементы.

Святыни и мощи храма

В старинной Успенской церкви находится большое собрание чудотворных и почитаемый икон.

  1. Мироточивая икона Успения Богородицы, которая по преданию находилась ещё в первом деревянном Успенском храме.
  2. Чудотворная икона святителя Луки с частицей мощей, написанная в начале текущего столетия. Чудеса исцеления по молитве святому образу происходили множество раз, о чём свидетельствуют многочисленные ювелирные изделия, приносимые благодарными верующими людьми.
  3. Небольшие мощевики закреплены на почитаемых образах святого Пантелеймона, святого Николая Чудотворца.
  4. Икона святых благоверных Петра и Февронии Муромских, у которой еженедельно читается специальный акафист, привлекающий в храм сотни молодых свободных людей. После их поведения прямо в помещении храма накрываются столы для чаепития, проводимого молодёжным клубом “Петра и Февронии“. За годы его существования нашли друг друга множество одиноких людей.
  5. Почитаемая икона Иоанна Кронштадтского, по молитве которому происходит исцеление от алкогольной и наркотической зависимости. Молебен с акафистом святому старцу читается в храме еженедельно.

Особым почётом пользуется икона Божией Матери “Страстная“, которая помогает избавиться от физических недугов, душевных переживаний, укрепить веру и силу духа.

Правила посещения храма

Одежда прихожанина должна быть скромной и закрытой. Женщины одевают юбку длиной ниже колена. Верхняя часть наряда должна иметь скромный вырез и закрывать локти. На голову прихожанки покрывают платок. Мужчины наоборот снимают перед входом в храм головной убор, а также на них должны быть брюки, сорочки или футболки (без надписей).

Нельзя входить в святое место в шортах, открытых майках и пляжной обуви.

Кроме этого, при посещении любого православного храма следует соблюдать определенные правила и рекомендации:

  • На богослужение необходимо приходить за некоторое время, чтобы успеть подать записки, поставить свечи и приложиться к иконам. Также необходимо занять удобное место, на котором человек не будет затруднять ход службы.
  • К посещению храма с детьми следует подготовиться заранее. Их можно свозить в церковь в свободное от службы время, рассказать о смысле совершаемых действий, просмотрев видеозапись литургии.
  • Во время богослужения следует сосредоточиться на молитве и отпустить все мирские мысли и заботы. Не следует здороваться и переговариваться даже со знакомыми людьми.

Во время причастия не следует спешить и толкать других прихожан. Своей очереди принятия святых даров ожидают со спокойствием и смирением.

Интересные факты про храм

Успенский храм в Путинках — место притяжения людей творческих профессий.

Некоторые из них стали его щедрыми благотворителями. Перец Борис Гребенщиков подарил церкви икону Георгия Победоносца и образ Николая Чудотворца. Музыкант и коллекционер древних икон пожертвовал храмовый образ “Успение Пресвятой Богородицы”, икону “Святая Троица” и множество других старинных образов.

Есть еще множество интересных фактов про храм:

Отец Глеб Афанасьев — просил дать ему какой-либо пустующий храм для восстановления, будучи тяжело больным человеком. Здание, по Успенскому проулку было сильно разрушено и захламлено. В течение нескольких лет настоятель и небольшая группа помощников занималась уборкой внутренних помещений и прилегающей территории.

Лишь спустя некоторое время дело восстановления храма попало в поле зрения столичных властей. У общины появились щедрые спонсоры и помощники, содействие которых позволило закончить реконструкцию в короткие сроки.

Строительные материалы, специальную технику и строителей предоставили предприятия и государственные службы (“Промстрой”, московское управление капитального ремонта, управление обслуживания МИД РФ). Осветительные приборы пожертвовало предприятие “Судоимпорт”, которое располагались рядом со строящимся храмом.

Описание архитектуры храма и его краткая история:

Под опекой Успенского прихода находится первая православная школа “Пересвет”, ученики которой не просто изучают Священное Писание, но и учатся жить по православным традициям. Они молятся перед началом занятий и посещают молебны в Успенском храме, изучая обычные школьные предметы в свете православной веры.

Удачный опыт работы объединения жён-мироносиц побудил организовать на его основе специальную патриархальную комиссию, которая занимается вопросами помощи ушедшим на покой священникам и их вдовам. Социальное служение в виде координации её работы продолжила Людмила Владимировна Афанасьева.

На базе храма с самого начала возрождения в нем духовной жизни проводятся занятия в воскресной школе.

Для её учеников организовывались поездки в детские православные лагеря. Росписи основного храма частично были сохранены под слоями краски и загрязнений. Команде реставраторов удалось сохранить и обновить сохранившиеся фрагменты. Затем на их основе были воссозданы все остальные их части.

В 2008 г. было завершено строительство церкви Святых Царственных Страстотерпцев в Звенигородском районе. В планах Успенской общины поддержка работы по восстановлению Страстного монастыря, расположившегося до 1937 г. на Пушкинской площади.

Интересна история возникновения православного приходского журнала, который появился в 2003 г. в виде отксерокопированной четырёхполосной листовки. Постепенно церковное печатное издание преображалось, расширяя тематику публикаций и увеличивая объём.

Качество журнала улучшалось, и уже к 2008 г. он стал большим общецерковных альманахом, объемом в 100 страниц.

Из истории

До сих пор нет единого мнения о происхождении названия «Путинки». Историки считают, что от Тверских ворот Белого города начинался путь в Тверь и Дмитров, и название «Путинки» происходит от слова «путь». Другие исследователи полагают, что это место назвали Путинкой, поскольку узкие переулки, как паутинка, расходились, от Тверских ворот.

Первая церковь Рождества Богородицы в Путинках была построена в 1625 году, это было деревянное строение, не простоявшее и четверть века. Храм сгорел в пожаре и на его месте в 1649 году начинается сооружение новой трех шатровой церкви Рождества Богородицы.

Средства на ее возведение собирали прихожане, но бо́льшую часть денег, 800 рублей, выделил из казны государь Алексей Михайлович. Работы велись три года, и в 1652 году строительство завершилось, а уже в следующем году патриарх Никон своим указом запретил сооружение шатровых храмов, считая их «неканоническими».

Первоначально церковь Рождества Богородицы в Путинках была трех шатровым храмом (прямоугольным в плане), включающим небольшую трапезную с западной стороны и шатровую колокольню. С севера был возведен придел в честь Рождества Богородицы, также с шатром.

Только в конце XVII века была сооружена трапезная с приделом в честь Святого мученика Феодора Тирона. Крыльцо с шатром с западной стороны было пристроено в XIX веке.

В 1935 году храм закрыли, его помещения заняли различные конторы, а затем здесь шли репетиции «Цирка на сцене». Долгие годы в церковном здании обучали цирковому искусству собак и обезьян.

В 1990 году храм возвратили Русской Православной церкви, настоятелем был назначен игумен Серафим (в миру Сергей Петрович Шлыков). Однако, в феврале 1991 года в своей московской квартире он был убит. Убийца до сих пор так и не найден. Первое богослужение в храме прошло спустя полгода в августе 1991 года.

Краткое описание

Церковь Рождества Богородицы на Малой Дмитровке выделяется прежде всего своими небольшими декоративными шатрами. Они венчают не только основной объем храма, но и его придел, и восьмигранную колокольню. Причем, мастера при оформлении шатров проявили большую фантазию — каждый шатер имеет свое декоративное убранство, а венчают их голубые главки, поставленные на небольшие барабаны. Основания барабанов и шатров опоясывают узорчатые кокошники.

Глядя на уникальное сооружение, Вы заметите, что его стены почти полностью покрыты замысловатой каменной резьбой.

Основной объем опоясан ложными закомарами с килевидными завершениями (в русской архитектуре закомара — это полукруглое или килевидное завершение наружного участка стены, повторяющее очертание свода). Под закомарами сооружен декоративный фриз — красочная композиция в виде горизонтальной полосы.

Особенно примечательно украшение шатра придела. Под его барабаном устроено три ряда кокошников. Звонница кажется ажурной, благодаря проемам в ярусе звона, так называемым «слухам».

Церковь Рождества Богородицы в Путинках – это один из красивейших старинных храмов, посвященных важному православному празднику, который отмечается 21 сентября (по новому стилю). Возрождение храма связано с именем актера Александра Абдулова.

С конца 80-х годов Александр Абдулов со своими друзьями проводил во дворе Московского государственного театра имени Ленинского комсомола благотворительный фестиваль “Задворки”, все средства от которого шли на реставрацию храма. И в итоге церковь Рождества Богородицы в Путинках (расположена рядом с Ленкомом) была полностью восстановлена. Здесь же в январе 2008 года состоялось отпевание одного из самых ярких, талантливых и красивых актеров российского кино.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *