Христос посреди нас

архимандрит Андрей (Конанос)

Христос посреди нас. О святости повседневной жизни

© ООО ТД «Никея», 2018

© «Православие и мир», 2018

© Андрей (Конанос), архимандрит, 2018

* * *

Глава 1

Христос нашего сердца

У каждого свой образ

Cегодня мы поговорим о Христе, Которого вы так любите. О Том Самом смиренном, простодушном и презираемом Боге, Который прожил на земле тридцать три года и Которого за это время поняли совсем не многие. Как и мы сегодня почти не понимаем Его. Потому что если бы люди научились правильно понимать Христа, по-настоящему прикасаясь к Нему, мир был бы совсем другим. Если бы мы с вами увидели Господа Таким, Какой Он есть, а не каким мы Его себе представляем по причине неверных и превратных толкований, вся наша жизнь была бы совсем другой.

Мы постоянно произносим вслух Его Имя, но кто из нас по-настоящему воспринял Его Дух, Его образ мыслей и то, как Он передает Свое послание? Христос принес в этот мир Евангелие, благую весть, то есть радость. А какого Христа исповедаем мы? Радостного или подавляющего? В какого Бога верит каждый из нас? В Такого, Который делает жизнь прекраснее и легче, или в Такого, Который постоянно подавляет и угнетает?

С 33-го по 2018-й представления о Христе настолько исказились, что, хотя мы и называем себя чадами Божиими, нам на самом деле очень трудно увидеть настоящего Христа, Который обитает в нашем сердце. Почему я упоминаю здесь о сердце? Не получается ли в таком случае, что раз сердец много, то много и «христов»? Нет, конечно, Господь – один. Но при этом есть Христос, Который говорит с нашим сердцем, а есть Христос строгий, воздающий, порицающий и наказывающий.

Вспомните мировую историю. Самые благие дела, самые жертвенные поступки, величайшие усилия, прекрасные произведения искусства – все это появлялось и делалось во имя Бога. Но в то же самое время во имя Бога люди совершали и ужасные дела, приводившие к трагедиям и катастрофам – как во всем мире, так и в отдельно взятых семьях. Множество людей получают неправильное воспитание – и тоже во имя Бога. Я, священник, именем Господа могу сделать тебе много добра – и твоя душа оживет, расцветет, ты начнешь улыбаться и станешь счастливым. Но точно так же я могу и злоупотребить своей властью – и начну возводить на тебя напраслину, эксплуатировать, ранить, постоянно вызывать в тебе чувство вины. И все это также именем Господа. Вот почему сегодня мы будем говорить именно о Том Христе, Который живет в сердце каждого из нас. О Том Боге, Который проникает в наш внутренний мир и меняет нашу жизнь, делая нас счастливыми.

Многие из нас ассоциируют Господа исключительно с возмездием. Например, попадает человек в автокатастрофу, а мы думаем: «Это его Бог наказал!» Заболел ребенок – «Господь меня наказывает». Одна женщина, когда у нее умер отец, по десять раз спрашивала меня: «Почему Бог допустил это? Почему Он не оставил папу с нами? Почему забрал его, хотя я так молилась, чтобы он жил?»

В нашем представлении Бог только и делает, что наказывает да мстит. Но ведь это всего лишь наше представление, плод нашего воображения, обремененного к тому же психологическими проблемами. Господь не наказывает и не мстит, Он – любовь. Каким бы ни был человек, как бы низко он ни пал, Бог не может причинить ему зла. Его «наказанием» будет еще большая любовь к этому человеку.

Как Господь любит наркомана – больше или меньше, чем нас с вами? Больше, потому что наркоман сильнее нуждается в Его любви. Не гневом, не наказанием помогает ему Бог, а любовью.

Мы все разные, каждый со своим характером и особенностями, хотя и пребываем в одной Церкви. Соответственно, и проблемы у всех разные. А Бог любит нас всех.

Благочестие, которое внутри

Если человек живет по-христиански не добровольно, а вынужденно, под давлением, то это никакая не духовная жизнь. Как можно быть вместе с Богом, Который есть любовь, истина, жизнь и свобода, и при этом держать себя в оковах?

Нет, это не жизнь, а сплошное мучение. Вот многие и не выдерживают и потому уходят из Церкви. Как, например, некоторые дети из церковных семей – вырастают и перестают ходить в храм. И не потому, что они плохие. Просто в детстве родители постоянно контролировали их, а они так и не поняли того, чему их пытались научить. Они лишь повторяли за взрослыми, подражали им, как попугаи: «Малыш, смотри, как я делаю, и ты давай… Вот молодец!»; «Коста, перекрестись, как я!». Коста крестится, вся семья умиляется, и ребенка снова хвалят: «Умница!» В YouTube есть масса роликов, где детки молятся. Нет, это совсем не плохо, но важно, чтобы ребенок сам хотел молиться. В противном случае, когда он вырастет и, к примеру, уедет на учебу в другую страну, он забудет дорогу в церковь.

Нас волнует только внешняя сторона. А ведь важно, чтобы ценности, которые мы так усиленно демонстрируем, были и в сердце – как основа нашей жизни. И вот это трудно. Но и прекрасно. А показывать внешнее благочестие легче всего.

В одном монастыре я видел надпись, суть которой сводится к следующему:

внешне быть монахом легко – облачился в рясу, надел клобук, и готово. Вопрос, являешься ли ты настоящим монахом внутри. Это высказывание применимо и ко всем христианам в принципе.

Все мы стали христианами через таинство Крещения, но разве одного этого достаточно? Погрузиться в воду, принять Крещение… И все? Нет, быть христианином означает всю жизнь вести борьбу и постоянно прилагать усилия для того, чтобы Христос жил в нашем сердце. Вот смысл нашей жизни. Мы живем для того, чтобы научиться любить Христа. А окружающие нас люди помогают нам в этом. Мы находим путь к Нему через своих близких – мужа, жену, детей… Ведь что говорит Господь? Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф. 25: 40). То есть Бог пребывает в тех, кто рядом с нами. Это очень важно.

Если, к примеру, жена бранит мужа, то неприятные слова она адресует и Христу. А если муж постоянно обижает жену, то точно так же он поступает и с Богом – в ее лице.

А когда мы слышим, что кто-то из наших знакомых тяжело болен, и никак не реагируем, не помогаем, то тем самым говорим Господу: «Извини, я занят, у меня нет на Тебя времени». Что же в итоге мы вообще делаем для Бога?

– Ходи в церковь! – говорят ребенку родители.

А он в ответ:

– Зачем? На кого я буду похож? На тех, кто туда ходит? Что такого я увидел в церкви, чего бы и мне захотелось?

Женщина спрашивает, что ей нужно сделать, чтобы привести своего сына к Богу. Говорю ей:

– Приди сама ко Христу!

– Я и так в Церкви!

Но недостаточно быть в Церкви для того, чтобы называть себя христианином. Ты изменила свою жизнь? Твой муж видит, что ты христианка, по тому, как ты к нему относишься? Видит он твою любовь, доброту, благодать в сердце? А другие люди видят от тебя плоды Духа Святого?

Давайте каждый из нас задаст себе вопрос:

«Какого Христа видят во мне те, кто рядом? Именем какого Бога я учу и вдохновляю?» Ведь во всех нас, христианах, люди видят то или иное Его отображение. Поэтому мы несем большую ответственность – ежедневно, ежечасно. Если у вас есть дети, то помните: вы, родители, – первые, кого они видят в этой жизни. Именно вас, а не Господа Бога. Новорожденный младенец видит материнскую грудь, чувствует мамин запах, улавливает настроение. И если отец и мать ничего не делают для того, чтобы Господь поселился в душе их ребенка, то и Церковь ничего здесь не сможет сделать, какие бы усилия ни прикладывались. Потому что невозможно построить здание без основы, фундамента. А у этого ребенка «фундамент» как раз и отсутствует. Поэтому давайте каждый сейчас задаст себе вопрос: «Насколько сильна моя вера? Смягчилось ли сердце? Каким оно стало с Богом – жестче или мягче? Каким стал я? Добрым или ожесточенным? Общаясь с кем-то, я проявляю внимание или безразличие?»

В четверг, 25 мая, православные христиане празднуют Вознесение Спасителя Иисуса Христа. В народе этот праздник называют Спасом. Вознесение Господне является двунадесятым праздником и отмечается через 40 дней после Пасхи. В канун этого дня в храмах проходят всенощные службы, а утром служат Божественную литургию. Христиане приветствуют друг друга словами: «Христос вознёсся!”. И слышат в ответ: «Воистину вознёсся!” Традиция приветствовать друг друга словами «Христос вознёсся!” – «Воистину вознёсся!” разнится в зависимости от региона страны. В одних населённых пунктах православные приветствуют друг друга таким образом в течение одного дня, в других – на протяжении трёх или даже десяти дней. Как и на Пасху, на праздничном столе в этот день присутствуют крашеные яйца и паска.

Название Спас происходит от славянского слова «Спаситель”. Говорят, что этот день столь же важен, как и Пасха. На Спас православные христиане ставят на праздничный стол паску или кулич, а также яйца, выкрашенные в красный цвет.

Вознесение Господне: что нельзя делать в этот день

  • Нельзя делать уборку по дому и другую работу. Этот день лучше провести в тихом семейном кругу.

  • В Вознесение нужно соблюдать в душе мир и спокойствие. Постарайтесь не ссориться с близкими.

  • В этот день нельзя произносить фразу «Христос Воскрес», поскольку в Вознесение из храмов выносят Плащаницу.

  • В Вознесение Господне нельзя думать о плохом. Вместо этого советуют вспомнить умерших родственников.

  • В старину запрещалось плевать и бросать мусор на улице, так как «можно попасть в Христа, который приходит в дома под видом нищих».

Входя в дом, надо сказать:»Мир вашему дому!» — на что хозяева отвечают: «С миром принимаем!» Застав ближних за трапезой, принято пожелать им: «Ангела за трапезой!» За всё принято тепло и искренне благодарить ближних: «Спаси Господи!», «Спаси Христос!» или «Спаси тебя Бог!» — на что положено ответить: «Во славу Божию». Нецерковных людей, если вы считаете, что они вас не поймут, таким образом благодарить не обязательно. Лучше сказать: «Благодарю вас!» или «Я от всей души вам благодарен».

Как приветствовать друг друга. В каждой местности, у каждого возраста есть свои обычаи и особенности приветствий. Но если мы хотим жить в любви и мире с ближними, вряд ли куцые словечки «привет», «чао» или «пока» выразят глубину наших чувств и установят гармонию в отношениях. За века христиане выработали особые формы приветствия. В древности приветствовали друг друга возгласом: «Христос посреди нас!» — слыша в ответ: «И есть, и будет». Так приветствуют друг друга священники, совершая рукопожатие, трижды лобызая друг друга в щёку и целуя друг у друга правую руку. Впрочем, священники могут приветствовать друг друга и так: «Благослови». Прп.Серафим Саровский обращался ко всем со словами: «Христос воскресе, радость моя!» Современные христиане так приветствуют друг друга в Пасхальные дни — до Вознесения Господня (т.е. на протяжении сорока дней): «Христос воскресе!» — и слышат в ответ: «Воистину воскресе!».

В воскресные и праздничные дни у православных принято приветствовать друг друга взаимным поздравлением: «С праздником!».

При встрече мужчины-миряне обычно целуют друг друга в щёку одновременно с рукопожатием. В московском обычае при встрече троекратно целоваться в щё-ки — женщинам с женщинами, мужчинам с мужчинами. Некоторые благочестивые прихожане привносят в этот обычай особенность, заимствованную из монастырей: троекратное взаимное лобызание в плечи, по-монашески.

Из монастырей пришёл в быт некоторых православных обычай просить разрешения войти в комнату следующими словами: «Молитвами Святых Отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас». При этом находящийся в комнате, если позволяет войти, должен ответить: «Аминь». Конечно, такое правило можно применять лишь среди православных, едва ли оно применимо к мирским людям… Монастырские корни имеет и другая форма приветствия: «Благословите!» — причём не только священника. И если батюшка отвечает: «Бог благословит!», то мирянин, к которому обращено приветствие, говорит в ответ также: «Благословите!»

Уходящих из дома на учёбу детей можно напутствовать словами: «Ангела Хранителя тебе!», перекрестив их. Можно пожелать также Ангела Хранителя направляющемуся в дорогу или сказать: «Храни тебя Господь!» Такие же слова православные говорят друг другу, прощаясь, или же: «С Богом!», «Помощи Божией», «Прошу твоих святых молитв» и тому подобное.

Как обращаться друг к другу. Умение обратиться к незнакомому ближнему выражает или нашу любовь, или наш эгоизм, пренебрежение к человеку. Дискуссии 1970-х годов о том, какие слова предпочтительнее для обращения — «товарищ», «сударь» и «сударыня» или «гражданин» и «гражданка», — вряд ли сделали нас доброжелательнее друг к другу. Дело не в том, какое именно слово избрать для обращения, а в том, видим ли мы в другом человеке такой же образ Божий, как и в себе. Конечно, примитивное обращение «женщина!», «мужчина!» говорит о нашем безкультурье. Ещё хуже вызывающе-пренебрежительное «эй ты!» или «эй!».

Но согретое христианской приветливостью и доброжелательностью, любое доброе обращение может заиграть глубиной чувств. Можно использовать и традиционное для дореволюционной России обращение «госпожа» и «господин» — оно особо уважительно и напоминает всем нам, что каждого человека надо почитать, поскольку каждый носит в себе образ Господа. Но нельзя не учитывать, что в наши дни это обращение носит более официальный характер и иногда из-за непонимания его сути негативно воспринимается при обращении в быту, о чём можно искренне пожалеть.

Обращаться «гражданин» и «гражданка» уместнее скорее для работников официальных учреждений. В православной же среде приняты сердечные обращения «сестра», «сестричка», «сестрица» — к девушке, к женщине. К замужним женщинам можно обратиться: «матушка» — кстати, этим словом мы выражаем особое уважение к женщине как к матери. Сколько тепла и любви в нём: «матушка!» Вспомните строки Николая Рубцова: «Матушка возьмёт ведро, молча принесёт воды…» Жён священников тоже называют матушками, но добавляют при этом имя: «матушка Наталья», «матушка Лидия». Такое же обращение принято и к игумении монастыря: «матушка Иоанна», «матушка Елисавета».

К юноше, мужчине можно обратиться: «брат», «браток», «братишка», «друг», к более старшим по возрасту — «отец», это знак особого уважения. Но вряд ли правильным будет фамильярное «папаша». Будем помнить, что «отец» — великое и святое слово, мы обращаемся к Богу «Отче наш». И священника мы можем называть «отец». Монахи нередко называют друг друга «отче».

— — — — —

…Мы помним иерархию любви, заповеданную нам Св. Писанием: «…возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22, 37-39). То есть, сначала любовь к Богу, затем любовь к ближнему. Именно в такой последовательности эта любовь выражается и во время Божественной литургии.
После возгласа диакона:
Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы!
– священник (если служат несколько, то все служащие) трижды поклоняется перед престолом, произнося:
Возлюблю Тя, Господи, Крепосте моя, Утверждение и Прибежище мое!
И после этого целует накрытые покровами сосуды и престол. А потом священнослужители дают друг другу целование (этот момент запечатлен на фотографии).
Очень сильные и проникновенные слова об этом обычае находим у митрополита Вениамина (Федченкова):
«Правда, эти слова Возлюблю Тя, Господи говорит священник, но он есть лишь представитель своей паствы, и в лице его все говорят о своей любви к Богу.
А он свою и их любовь выражает затем уже и знаком. Каким? Самым обычным, каким люди всегда выражают любовь свою: целованием.
Сказавши «трижды” эти слова о любви, – сердце не насыщается единократным свидетельством о ней; священнослужитель, говорится в Служебнике, «целует святая сице: первее верху святаго Дискоса, таже (затем) вверху святаго Потира, и край святыя Трапезы” под Дарами.
Так любящие много раз целуют и не только лицо самого любимого, но и ноги его, и даже готовы целовать хоть и землю под ногами его… И это еще до пресуществления их. А после пресуществления любовь эта влекла батюшку отца Иоанна Кронштадтского множество раз целовать Святую Чашу, прикасаться к ней головой или даже брать ее и прижимать к груди…»
Выразив свою любовь к Богу, священнослужители и все верующие проявляют ее и по отношению друг к другу.
Если священников несколько, они все дают друг другу целование: целуют друг друга в плечи и в руку. Старший священник говорит: «Христос посреди нас», на что младший отвечает: «И есть, и будет». С теми же словами между собою целуются и диаконы.
В древности не только священнослужители, но и все верующие в храме целовались и приветствовали друг друга искренними объятиями. Об этом обряде, называемом целованием мира, сообщают уже отцы 2-го столетия. Около 160 года по Рождестве Христовом св. Иустин Философ пишет: «По окончании молитв мы приветствуем друг друга целованием. Потом к предстоятелю братии приносятся хлеб и Чаша…».
В Византии целовались женщины с женщинами, мужчины с мужчинами. Конечно, это не такое целование, которое дают друг другу любящие супруги, это лишь символическое дружеское целование, и означает оно полное внутреннее примирение между христианами, намеревающимися участвовать в Таинственном Жертвоприношении. Для христианина – нет чужого, нелюбимого, тем более врага. В некоторых приходах этот обычай соблюдается и сегодня.
Бывают, конечно, недоразумения и между христианами: поссорились супруги, возникло какое-то напряжение между знакомыми… Но мы помним бескомпромиссное требование Христа: «Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой… и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (Мф. 5, 23-24).
Участвовать в Евхаристическом Таинстве со злобой в сердце невозможно! Для того чтобы дать нам последнюю возможность прогнать из сердца всякое недоброжелательство, и был введен этот обряд, который св. Иоанн Златоуст называет страшным по своей ответственности: «Будем помнить, возлюбленные, и о страшном целовании друг с другом. Ибо это сплетает наши помышления и всех объединяет в одно Тело, потому что все мы участвуем в одном Теле. Соединим же себя в одно Тело, не тела соединяя друг с другом, но соединяя союзом любви души. Тогда мы сможем с дерзновением насладиться предстоящей Трапезы». «Иной из старцев говорил, что часто, когда диакон говорил: Возлюбим друг друга, видел он Духа Святого на устах братии» (Древний Патерик).

На каждой Литургии мы слышим, как диакон возглашает: «Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы». В древности после этого возгласа христиане в знак веры, любви и единомыслия лобызали друг друга. Этот обычай до сих пор сохранился среди священнослужителей. Все они целуют Дискос, Потир, Престол и друг друга со словами: «Христос посреди нас», – и отвечают: «И есть, и будет!»

Но если вдуматься, что же означают эти слова, то можно выделить три аспекта.

Первый – экклесиологический (от греч. ἐκκλησία – Церковь и λόγος – учение») аспект.

«В Церкви Господь Христос с каждым верующим, в частности с двумя или тремя, собирающимися во имя Его. Действительно, с каждыми двумя или тремя в Церкви среди них вся Церковь… все святые, ибо только «со всеми святыми” (Еф. 3: 18) и через всех святых человек и есть член Церкви», – пишет преподобный Иустин (Попович).

Этот аспект достаточно хорошо известен христианам, поэтому подробнее остановимся на двух других.

Следующий аспект – антропологический (от др.-греч. ἄνθρωπος – человек, λόγος – наука), имеющий отношение к составу человека.

Блаженный Феофилакт Болгарский так объясняет слова Господа: «Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18: 20):

«Можешь думать, что и в том случае, если плоть и дух приходят в согласие и плоть не похотствует на дух, тогда Господь посреди них».

Или как пишет преподобный Иустин (Попович):

«В Церкви мы все – «одно тело”, все – «один ум”, все – «одно сердце”».

Итак, по мысли святых отцов, двое – это плоть и дух, а трое – это тело, ум и сердце человека.

Для примера возьмем современного человека, пришедшего в храм. Телом он в церкви, но еще нет рядом Христа. Умом он вне храма – ум блуждает по всей вселенной. Раньше святые отцы говорили: «Ум – это рабочая лошадка у сердца» (праведный Алексий Мечев). Куда посылает его желание, туда и бежит ум. И если в старину христиане худо-бедно справлялись с одной лошадкой, то современному человеку что поделать с целым «эскадроном мыслей шальных»? Нет желания и сил удержать «лихих скакунов – пусть летят».

Нужны годы, терпение, пост, смирение, чтобы обуздать эти «залетные мысли». Но вот, после воцерковления и долгого молитвенного труда, христианин начинает вникать в слова молитв, понимать смысл происходящего на церковной службе, даже испытывает радость от познания евангельских истин. Но Христа рядом нет. Почему? Нужно третье и самое главное составляющее духовной анатомии человека – сердце. Где же ты, сердце? Увы, наше культурное время называется «культурой утраты сердца» (митрополит Иерофей (Влахос)).

Вот когда мы найдем наше сердце и увидим, что это самая главная крепость упорства и гордыни, вершина эгоизма, сластолюбия и сребролюбия, вот тогда и поймем слова Господа: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 4: 17).

Можно сколько угодно преклонять колена и главу нашего тела в церкви, но пока наше сердце не преклонит свою выю (священническая молитва на утрени), до тех пор не будет Христа посреди нас. До тех пор, пока не смирится наше сердце, не поймем, что значит «Царство Божие внутрь вас есть» (Лк. 17: 21). Ведь где находится Христос, там и наступает Его Царство, которое «не от мира сего» (Ин. 18: 36).

Пока не смирится наше сердце, эта крепость гордыни, не поймем, что значит «Царство Божие внутрь вас есть»

И третий аспект – мистический (от греч. μυστικός – скрытый, тайный), в данном случае видимый лишь тем, у кого чистое сердце. Закончилась Литургия, христиане, причастившись, расходятся по домам, на свои послушания и забывают эти слова до следующей службы. Теряют внимание, благоговение, порой и благочестие. А разве вне храма между двумя или тремя христианами нет Христа? Для примера возьмем врача и больного, преподавателя и ученика, просто друзей или христианскую семью. В Грузии при встрече пожилые священники приветствуют друг друга этими словами. Преподобный Серафим Саровский обращался ко всем со словами: «Христос воскресе, радость моя», потому что знал, что Христос воистину посреди нас. Таким был и Сербский Патриарх Павел, который вел себя с ближним так, что сердце его говорило: «Христос посреди нас».

Однажды будущий Патриарх Павел, будучи епископом Рашко-Призренским, шел по горе Шара. Незадолго до этого ему рассказали, что высоко на горе живет один странный пастух. Вот и решил владыка посетить его. Нашел пастуха епископ в шалаше. Тот пас всего лишь одну овцу.

– А где остальные овцы? – спросил владыка.

– Каких забрали разбойники, каких задрали волки. И осталась одна.

– И что ты, брат, собираешься делать дальше?

– Пасти оставшуюся овечку да молиться Богу, чтобы она окотилась. И тогда их станет больше.

«Буду пасти оставшуюся овечку да молиться Богу, чтобы их стало больше», – отвечал пастух

Подумал владыка и произнес:

– Дорогой мой брат, молись и обо мне, чтобы я тоже сохранил свое стадо, чтобы оно умножилось и существовало, несмотря на разбойников и волков.

Сказал так и стал спускаться с горы.

И если мы думаем о ближнем хорошо, благословляем его, делаем добрые дела для него, то, если Христос посреди нас, мы сначала делаем Христу, а затем ближнему.

И если, избави Бог, думаем плохо, клевещем, делаем больно ближнему, то сначала все это делаем Христу, а затем человеку.

И вот когда, разобравшись в себе, найдя свое сердце, обуздав свой ум, свое бренное тело принесем в храм и во внимании дойдем до момента, когда диакон возгласит: «Возлюбим друг друга…» – всей крепостью своею, всем разумением, всем сердцем, мы обратимся к нашему ближнему: «Христос посреди нас» – и услышим: «Воистину Христос посреди нас есть и будет».

Поэтому, готовясь к ближайшей Литургии, останемся наедине с собою и обратимся к сердцу нашему единственному и дорогому: «Сердце ты мое родное, потрудись в оставшееся нам время, преклонись перед смиренным Христом и умоли, чтобы пришел Господь к нам вечерять (ср.: Откр. 3: 20). Ведь если не будет Его посреди нас, не попадем мы в Царство Его вечное, где все святые едиными устами и единым сердцем воспевают: «Воистину Христос посреди нас всегда, ныне и присно и во веки веков”». Аминь.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *