Игнатия брянчанинова

День памяти: 30 апреля (13 мая)

Детство, юношество, молодость

Святитель Игнатий Брянчанинов родился в селе Покровском Вологодской губернии, 5 февраля 1807 года. Он происходил из старинного дворянского рода Брянчаниновых, восходившего к Михаилу Бренко, боярину, соратнику и оруженосцу великого князя Димитрия Донского. В крещении будущему святителю Игнатию было дано имя Димитрий.

Отец Димитрия, Александр Семенович, человек верующий, был когда-то близок ко двору, а с течением времени, к моменту появления на свет будущего святителя Игнатия сделался небогатым помещиком. Мать Димитрия, Софья Афанасьевна, была образованной женщиной с добрым нравом. Замуж она вышла достаточно рано и с тех пор старалась уделять свои силы заботе о семье.

С детства Димитрий воспитывался в благочестивых традициях, получал хорошее, соответствующее возрасту образование. Своими дарованиями он выделялся среди других своих братьев и сестёр. Помимо прочего Димитрий проявлял способности к изучению языков, рисованию, пению, игре на скрипке. Вероятно, он мог бы построить хорошую карьеру, но его привлекало другое: уже с юности в нём зародилось желание связать свою жизнь с монашеским подвигом. Димитрий много молился, часто бывал в храме. Однако когда он поведал о своём желании отцу, тот не выразил сочувствия, да и не отнёсся к этому желанию серьёзно.

Когда Димитрию исполнилось пятнадцать лет, отец отвёз его в Петербург, чтоб устроить в Главное инженерное училище. Будучи патриотом, героем войны 1812 года, Александр Семенович желал видеть сына военным инженером. И сын не перечил отцу. Димитрий настолько успешно сдал вступительные экзамены, что опередил всех прочих конкурсантов. Его сразу же определили во второй класс. Шёл 1822 год.

Учился он прилежно и на протяжении обучения не раз восхищал товарищей и преподавателей своею подготовкой. Успехи Димитрия сделали его известным даже и великому князю Николаю Павловичу, генерал-инспектору Инженерных войск. В декабре 1824 года Димитрия произвели в чин инженера-прапорщика.

За годы обучения он был вхож в аристократические дома. Сказывалось его происхождение, родственные связи, хорошая образованность и воспитанность. Кроме того он был замечательным декламатором. К примеру, он познакомился с И. А. Крыловым, В. А. Жуковским, А. С Пушкиным, К. Н. Батюшковым, М. И. Глинкой. Несмотря на лежащие перед Димитрием возможности хорошей карьеры, сам он не прельщался такой перспективой.

В этот период Димитрий настойчиво искал для себя ответы на насущные вопросы о жизни. Но ни физика, ни философия таких ответов дать не могла. Он стал обращаться к творениям святых отцов Церкви, сблизился с монахами Валаамского подворья, иноками Александро-Невской Лавры. Его сердце стремилось туда, где и внешняя слава, и материальное благополучие почитается за ничто. В Лавре он познакомился со старцем Леонидом и при его поддержке утвердился в мысли уйти в монастырь. Отец, узнав о том, какие перемены происходят с сознанием его сына, вознегодовав, обратился к руководству училища, и за Димитрием установили надзор.

Закончив, в 1826 году, инженерное училище, он, к изумлению многих, подал прошение об отставке. Это прошение было отвергнуто.

Весной Димитрий заболел туберкулезом. Император прислал к нему врачей, которые вынесли неутешительный вердикт: при таком состоянии здоровья монашество ему противопоказано. Между тем Димитрий всё же поправился. Вместо отставки ему была предложена возможность перевода в любой из гвардейских полков, расположенных в южных частях России, отличавшихся благоприятными климатическими условиями, но он твёрдо стоял на своём. В результате, Димитрия направили в инженерное подразделение крепости Динабург на берегу западной Двины.

На пути к монашеству. Начало монашеского пути

В ноябре 1827 года он, вопреки желанию родителей, вышел в отставку по состоянию здоровья, а вскоре поступил в Александро-Свирскую обитель. Здесь он учился духовной премудрости, исполнял различные послушания: трудился в пекарне, на ловле рыбы, работал возницей. Его духовным руководителем в этот период был старец Лев.

В 1828 году Димитрий последовал за ним в Площанскую пустынь. Через некоторое время он перешёл в Оптину пустынь. Особенности такой новой жизни, в том числе переезды, сказались в ослаблении здоровья, и в конце 1829 года на какое-то время Димитрий приехал погостить к своим родителям. Те тщетно пытались отговорить его от его выбора.

В 1830 году Димитрий, помощью епископа Вологодского и Устюжского Стефана поступил в Семигородную пустынь. В 1831 году он перешёл в Глушицкий Сосновецкий монастырь.

В июне того же года в Вологодском кафедральном соборе Димитрий, в возрасте 24 лет, был пострижен в монашество с наречением имени Игнатий, которое он получил в честь святого Игнатия Богоносца. 5 июля его рукоположили во диакона, а уже 20 июля возвели в иерея и назначили служить при архиерейском доме. Затем он был направлен для благоустройства пребывавшего тогда в запустении Григориева Пельшемского Лопотова монастыря. В январе 1833 года он был возведен в сан игумена.

Приблизительно в это время родители, смирившись с волей своего сына, восстановили с ним добрые, доверительные отношения.

В виду напряженных трудов и неблагоприятного климата здоровье отца Игнатия вновь ухудшилось. При дружеской поддержке удалось выхлопотать для него новое место, и ему была предложена должность настоятеля Угрешского монастыря.

Но вмешалась высшая политическая сила: император Николай I порекомендовал ему возглавить Санкт-Петербургскую Троице-Сергиеву пустынь, и в конце 1833 года он был назначен её настоятелем, а в начале 1834 года возведен в сан архимандрита. Здесь он оставался вплоть до 1857 года. За время его руководства пустынь преобразилась, наполнилась насельниками, обрела добрую славу. Сказались и знания, полученные в миру, и питаемое к отцу Игнатию уважение со стороны мирских людей: многие жертвовали ему значительные суммы.

С 1838 года архимандрит Игнатий был назначен на должность благочинного монастырей Санкт-Петербургской епархии.

Архипастырское служение

В октябре 1857 года состоялась хиротония отца Игнатия во епископа, а в январе 1858 года он прибыл в Ставрополь, чтобы взять в управление Кавказскую и Черноморскую епархию. Когда он приехал на Кавказ, епархия находилась в страшном запустении. Здесь святитель Игнатий столкнулся с многочисленными трудностями, начиная от недостаточности финансирования и заканчивая враждебностью раскольников, коих в то время было немало.

За время его руководства в епархии установился должный порядок богослужения, наладилось просвещение. Многие известные люди помогали епископу в его деятельности, но встречались и те, кто относился к нему недружелюбно. В 1861 году он подал прошение об уходе на покой. В августе 1861 года он был уволен с назначением пенсии.

В октябре того же года святитель поселился в Николо-Бабаевском монастыре. Здесь, помимо способствования хозяйственной и богослужебной деятельности обители, он предавался уединению, работал над своими сочинениями, принимал посетителей, нуждавшихся в его архипастырском попечении.

16 апреля 1867 года святитель совершил последнюю в своей земной жизни Божественную Литургию. 30 апреля 1867 года он тихо отошёл к Богу. После смерти в кармане его подрясника обнаружили несколько копеек. Вот и всё материальное богатство.

Творческое наследие

Святитель Игнатий оставил в назидание верующим множество произведений разной направленности. Среди его опубликованных сочинений встречаются проповеди и серьёзные трактаты. Кроме того до нас дошли многие из его посланий частным лицам (см.: Избранные письма). Он писал и об аскетической жизни (см.: Аскетические опыты, 1 часть; Аскетические опыты, 2 часть), и о различных вопросах Православной Догматики (см.: Слово о человеке; Слово о смерти. Слово о чувственном и о духовном видении духов; Слово об ангелах), и против ересей и расколов, и на прочие, злободневные темы.

Тропарь святителю Игнатию (Брянчанинову), епископу Кавказскому и Черноморскому, глас 8

Православия поборниче, / покаяния и молитвы делателю и учителю изрядный, / архиереев Богодухновенное украшение, / монашествующих славо и похвало: / писании твоими вся ны уцеломудрил еси. / Цевнице духовная, Игнатие богомудре, / моли Слова Христа Бога, Егоже носил еси в сердце твоем, // даровати нам прежде конца покаяние.

Иной тропарь, глас 8

Избранник возлюблен Христови явился еси, / Тому скорбьми многими и молитвою непрестанною прилепився, / благодать Духа Святаго стяжав, / учитель изряден людем был еси. / Поминай нас, святителю Игнатие, богоносе Российский, / да учении и молитвами твоими покаяние спасительное обрящем // и любовию сердечною Христу усвоимся.

Кондак святителю Игнатию Брянчанинову, епископу Кавказскому и Черноморскому, глас 8

Аще и совершал еси стезю жития земнаго, святителю Игнатие, / обаче непрестанно зрел еси законы бытия вечнаго, / сему поучая ученики словесы многими, // имже последовати и нам, святче, помолися.

Молитва

О великий и пречудный угодниче Христов, святителю отче Игнатие! Милостиво приими молитвы наша, с любовию и благодарением тебе приносимыя! Услыши нас сирых и безпомощных, к тебе с верою и любовию припадающих и твоего теплаго предстательства о нас пред Престолом Господа Славы просящих. Вемы, яко много может молитва праведника, Владыку умилостивляющая. Ты от лет младенческих Господа пламенно возлюбил еси и Ему Единому служити восхотев, вся красная мира сего ни во чтоже вменил еси. Ты отвергся себе и взем крест твой, Христу последовал еси. Ты путь узкий и прискорбный жития иноческаго волею себе избрал еси и на сем пути добродетели великия стяжал еси. Ты писаньми твоими сердца человеков глубочайшаго благоговения и покорности пред Всемогущим Творцом исполнял еси, грешников же падших мудрыми словесы твоими в сознании своего ничтожества и своея греховности, в покаянии и смирении прибегати к Богу наставлял еси, ободряя их упованием на Его милосердие. Ты николиже притекавших к тебе отвергал еси, но всем отец чадолюбивый и пастырь добрый был еси. И ныне не остави нас, усердно тебе молящихся и твоея помощи и предстательства просящих. Испроси нам у человеколюбиваго Господа нашего здравие душевное и телесное, утверди веру нашу, укрепи силы наша, изнемогающия во искушениих и скорбех века сего, согрей огнем молитвы охладевшая сердца наша, помоги нам, покаянием очистившимся, христианскую кончину живота сего получити и в чертог Спасов преукрашенный внити со всеми избранными и тамо купно с тобою покланятися Отцу и Сыну и Святому Духу во веки веков. Аминь.

Святитель Игнатий Брянчанинов – русский богослов, проповедник и епископ Русской православной церкви.

Игнатий появился на свет 5 февраля 1807 года в селе Покровском Вологодской губернии в семье старинного дворянского рода Брянчаниновых. В 15 лет отец отправил юношу в Военное инженерное училище Санкт-Петербурга, из которого он выпустился через 4 года. В этот период Брянчанинов познакомился с монахами Александро-Невской лавры и Валаамского подворья. Но окончательный выбор в пользу церкви был сделан после общения с иеромонахом Леонидом. Через год после окончания училища Игнатий стал послушником в Александро-Свирском монастыре под руководством отца Леонида.

Святитель Игнатий Брянчанинов: творчество

Через год после ухода в послушники Брянчанинов и другие ученики старца совершили путешествие к Площанской пустыни. В этот же период из-под пера Игнатия вышли первые миниатюры, отражавшие его чувства и эмоции: «Древо зимою пред окнами келлии» и «Сад во время зимы». Примерно в этот же период он начал сомневаться в поступках своего учителя и его восприятии святого учения. В конце 1830 года Игнатий написал «Плач инока», который его современники восприняли очень благосклонно, отметив, что там выражены крайне зрелые и мудрые для юноши мысли.

Самыми популярными произведениями автора, по мнению читателей, считаются следующие:

  • «Слово о смерти»;
  • «Аскетические опыты»;
  • «О молитве Иисусовой».

В конце июня 1831 года Брянчанинов был пострижен в монашество, через некоторое время после которого его сделали настоятелем Пельмешеского Лопотова монастыря. В сорок лет у Игнатия случился острый приступ ревматизма, из-за которого он подал прошение об увольнении, однако ему только предоставили отпуск на 11 месяцев. В этот же год его произведения и статьи начали печатать в светских журналах.

В 1851 году Брянчанинова наградили орденом Святого Владимира, а через несколько лет – орденом Святой Анны. В 1867 году святитель скончался.

Критики отмечают, что большая часть произведений Брянчанинова базируется на изучении монашеской жизни и придает сил не падать духом даже в самых отчаянных ситуациях, а также вселяет безоговорочную веру в мудрость и могущество бога.

В 2009 году в Вологодской области завершилась реставрация еще одного уникального памятника истории и культуры федерального значения – усадьбы Брянчаниновых в селе Покровское Грязовецкого района. В январе 2010 года в открывшемся памятнике начал работу культурно-просветительский и духовный центр «Усадьба Брянчаниновых». Сегодня село Покровское – одно из самых популярных туристических мест края. На родину святителя Игнатия Брянчанинова также прибывают православные паломники со всей России.

Село Покровское находится в 28 километрах от Вологды. Проезд до Покровского осуществляется по Новой Московской дороге. У знака Винниково – 1 необходимо повернуть направо и проехать 7 километров по дороге до усадебного комплекса. С 1 мая 2015 года возобновлено движение автобусного маршрута № 217 Вологда – Покровское (усадьба Брянчаниновых) – Вологда. Автобус отправляется с автовокзала Вологды ежедневно (кроме понедельника и вторника) в 9.00, 14.00 и 16.00.

Дворянский усадебный дом небольшой: одновременно в нем могут находиться до 40 посетителей. Для удобства гостей усадьбы организована предварительная запись на экскурсионное обслуживание по телефонам: (8172) 72-13-65, 8-921-601-79-17, 8-921-601-79-25.

Прелестное Покровское

История села Покровское тесно связана с родом Брянчаниновых, который ведет начало от погибшего в битве на Куликовом поле боярина Михаила Бренко – оруженосца великого князя Московского Дмитрия Донского. Земли Брянчаниновых в Вологодском, Грязовецком и Кадниковском уездах впервые упоминаются в документах XVII века. Возможно, село Покровское было пожаловано Брянчаниновым за участие в народном ополчении 1611-1612 годов, «за Смоленское сидение и изгнание ляхов».

В 1803 году Покровское с 400 душами крестьян перешло по наследству Александру Семеновичу Брянчанинову, будущему отцу святителя Игнатия. Тогда же рачительный хозяин задумал строительство новой усадьбы неподалеку от сельского погоста, где покоились останки представителей рода.

Считается, что архитектором дома, строительство которого было завершено в 1812 году, был местный даровитый самоучка Александр Сапожников. Однако пропорции его творения были настолько точны и изящны, настолько рациональны, что в наше время ряд исследователей выдвинул версию о том, что дом в Покровском был спроектирован неким столичным архитектором, близким школе Матвея Казакова. В то же время, ученые отмечают сходство в принципиальном композиционном построении усадебного комплекса Брянчаниновых с архитектурными творениями другого не менее известного мастера – Николая Львова.

По воспоминаниям Александры Купреяновой, племянницы святителя Игнатия, известно, что в период расцвета хозяйства (40 – 50-е годы XIX века) в Покровском были многочисленные мастерские – «ткацкие, золотильные, резные, – необходимые для полного комфорта и удовлетворения изысканного вкуса хозяев», маленькие фабрики и громадные хозяйственные службы, псарня, где содержалось более 200 собак, и зверинец – на случай праздничной охоты. Владения Брянчаниновых тогда простирались на 1800 десятин (1965 га).

Последние владельцы усадьбы Владимир и София Брянчаниновы, предупрежденные крестьянами об угрозе ареста, в 1918 году эмигрируют в Чехословакию, бросив почти все свое имущество. Затем они перебираются во Францию, а их дети в 1945 году – в Австралию.

С 1924 до 1990-х годов в Покровском на базе усадьбы находился санаторий для больных туберкулезом «Октябрьские всходы». В этот период главный дом подвергается серьезным перепланировкам, однако в относительно хорошем состоянии до нас дошел лепной декор особняка, а из подлинных элементов – деревянная витая лестница на второй этаж.

Немало усилий по сохранению барского дома, парка и остатков церкви приложил главный врач санатория Александр Павлович Тарасов, взявшийся за переустройство жизни в Покровском и настойчиво хлопотавший о научной реставрации усадьбы.

Ремонтно-реставрационные работы на объекте историко-культурного наследия начались в 1997 году. Проект реставрации главного дома, разработанный архитектором С. Б. Куликовым, был основан на старинных чертежах и зарисовках здания, ландшафтных планах Покровского, семейных архивах и фотографиях Брянчаниновых, а также фотоснимках, сделанных в усадьбе в начале XX века известным искусствоведом Георгием Лукомским. В последние годы значительный вклад в возрождение памятника внесла вологодская реставрационная фирма «Электра» (генеральный директор К. Л. Смирнов).

29 марта 2011 года в Москве авторскому коллективу проекта по сохранению памятника истории и культуры Вологодской области «Усадьба Брянчаниновых» вручена премия правительства Российской Федерации в области культуры.

Дом с мезонином

Александр Семенович Брянчанинов устроил родовое гнездо на новый, европейский лад. Здание напоминает типичный французский загородный дом начала XIX века.

Каменный двухэтажный дом в стиле классицизма объединен одноэтажными галереями с двумя флигелями. Снаружи он кажется небольшим, но на самом деле в нем два этажа и мансарда. В мансарде располагались две большие комнаты – одну, с окнами на село, занимали кабинет и спальня барина, вторую, обращенную в сад, – спальня и будуар хозяйки. Второй этаж был отведен под детские комнаты – всего у Александра Семеновича и Софьи Афанасьевны Брянчаниновых было девять детей. На первом этаже находились гостиная, зал, кабинет, комнаты для гостей, столовая, в которой проходили официальные приемы и семейные торжества, музыкальные, литературные и театральные вечера. Известно, что в Покровское в гости к радушным хозяевам часто приезжали губернаторы и правящие архиереи. В помещениях флигелей жила прислуга.

Особый колорит дому придают лепные украшения фасадов. Атрибуты воинской славы: шлемы, знамена, пики, конские головы – дань ратным заслугам представителей рода Брянчаниновых. Все элементы восстановлены в ходе реставрации.

В одном из писем к своим родным Игнатий Брянчанинов писал: «Хочу вернуться в розовую мечту». «Розовая мечта» считалась метафорой, но проведенное в ходе научной реставрации исследование колера фасадных стен здания, выявило их исходный розовый оттенок. Выяснилось, что вопреки устоявшемуся мнению, в эстетических предпочтениях начала XIX века интерьеры дома были вовсе не бледные, а имели насыщенные расцветки: кроме розового, здесь присутствуют и другие оттенки – зеленые, жемчужно-серые. При реставрации усадьбы была выбрана краска, максимально приближенная к оригиналу, восстановлены деревянные полы из ценных пород дерева, комнатные светильники изготовлены по старинным образцам в Санкт-Петербурге. Элементы лепного декора – пальметты – в центральном и самом красивом зале дома – круглой столовой – выполнены вручную.

Кирпичный Покровский храм построен в стиле раннего классицизма в 1810 году. Внутренняя дорожка – не более двадцати шагов – отделяет дом от церковной паперти. На старинных фотографиях церкви видно, что отделка интерьеров храма перекликается с архитектурными формами усадьбы. Это свидетельствует не только о единстве стиля всего усадебного ансамбля, но и о том, что церковь была неотъемлемой частью жизни имения. Глубоко верующие Брянчаниновы регулярно посещали богослужения.

Опеку над церковью в 1990-х годах взяла на себя община вологодского храма Александра Невского. Его священники совершают в Покровском богослужения в день памяти святителя Игнатия 13 мая. Много верующих из Вологды, Грязовца, окрестных деревень собирается здесь ежегодно на престольный праздник Покрова Пресвятой Богородицы.

Слева от церкви расположен семейный некрополь. В 2006 году в фамильной ограде появилась могила Владимира Николаевича Брянчанинова. Последний владелец усадьбы скончался во Франции в 1963 году, его прах на историческую родину перевезла внучка Татьяна Ватсон. С 1994 года она ежегодно приезжает в Покровское из Австралии. Тот, кто общался с Татьяной Александровной, отмечают ее особую любовь к родине.

Парк, прошедший сквозь столетья…

Усадебный парк в Покровском – один из немногих дошедших до наших дней образцов ландшафтного искусства XVIII–XIX веков. Планировку парку задают восемь липовых аллей (липы привозились в усадьбы русских помещиков пятнадцатилетними деревьями из специальных питомников, которые завели при Екатерине II московские купцы), геометрические линии которых, пересекаясь, образуют звезду. Парк спускается тремя террасами к югу по склону сужающегося книзу холма. Главная аллея, так называемый «прошпект», начинается от партерной клумбы у южного фасада здания и, переходя в тропинку, тянется через весь парк к пруду, в былое время богатому рыбой. Границу первой и второй террас парка образует линия фруктовых деревьев. В центре средней террасы сохранились земляные валы лабиринта, неподалеку от которого когда-то находился каменный грот, созданный из булыжного камня. В этой части парка преобладают деревья лиственных пород. Нижняя терраса представляет собой широкий луг. Александра Купреянова так описывала его в воспоминаниях: «В третьей части сада, более открытой для солнечных лучей, помещаются огородные растения – ягоды, плоды и овощи. Здесь же естественной силой напора воды – бьющий фонтан, дающий прохладу и орошение растительному царству. С нагория этой части сада открывается прекрасный вид на близлежащие окрестности и соседние барские усадьбы. В конце сада помещаются обширные оранжереи – для цветов, фруктов и овощей».

В начале июля в Покровском распускаются садовые колокольчики. На несколько дней все пространство верхней террасы парка заполоняют голубые цветы. Садовый сорт колокольчика завез в Россию из Голландии Петр I. Этот двулетник быстро прижился в русских усадьбах и ежегодно дает обильное цветение.

Природа Покровского отличается ботаническим разнообразием, возникшим от векового смешения дикорастущей и культурной флоры. На протяжении многих лет доцент Вологодского государственного педагогического университета Наталья Репина занимается изучением усадебного парка, а его цветочным дизайном – известный вологодский флорист Елена Антипина.

Пройтись по старинному парку приятно в любое время года, но особенно здесь красиво осенью. Вдали от шума городского можно бесконечно долго наслаждаться яркими красками природы, тишиной и спокойствием…

Взгляд в будущее

В усадьбе открыты экспозиции. Усилиями музейных и научных работников, реставраторов, представителей епархии подготовлены для показа исторические документы, архивные материалы, фотографии о жизни села Покровское, о святителе Игнатии, других представителях древнего рода Брянчаниновых. Достойное место занимает и отражение всех этапов научной реставрации усадебного комплекса.

В старинной усадьбе проводятся литературные, музыкальные и театральные вечера, культурно-просветительские программы для семейного отдыха. Будущее обновленного памятника архитектуры обещает быть весьма ярким на события, а значит и интересным для вологжан.

*Пальметта – декоративный орнамент в виде стилизованных веерообразных листьев с нечетным числом симметрично расположенных частей, соединенных в гирлянду. Palmette, фр. Palme – пальмовая ветвь.

Справка:

• Культурно-просветительский и духовный центр «Усадьба Брянчаниновых» – филиал АУК ВО «Вологдареставрация»

• Усадьба Брянчаниновых (1812 год) в селе Покровское, Грязовецкого района (28 километров от Вологды) – памятник истории и культуры федерального значения. Поставлен на государственную охрану постановлением Совета Министров РСФСР № 1327 от 30 августа 1960 года.

• За период с 1997 года по 2009 год расходы на проведение ремонтно-реставрационных работ составили 90,6 миллионов рублей, из которых 89,7 миллионов рублей – средства областного бюджета.

• Реставрацию памятника до 2005 года осуществляли фирмы: ООО «Вологдаспецреставрация», ООО «Альтернатива», ООО «Новая старина», ГУПК «Центрреставрация». С 2005 года до завершения реставрации работы проводились подрядной организацией ООО «Электра».

Вологодчина с древнейших времен богата талантами. Землепроходцы и поэты, полководцы и ученые, художники и мореплаватели… Известны всему миру многие северяне, своими трудами и подвигами на протяжении веков вносившие заметный вклад в могущество, процветание и славу своего Отечества. Среди тех, кто преданно и мужественно служил своему народу, немало представителей православной церкви. Достаточно сказать, что 72 подвижника христианства, чьи имена связаны с Вологодчиной, причислены к лику святых.

Среди них особое место занимает святитель Игнатий Брянчанинов, оставивший бесценное творческое наследие. Он начал печатать свои творения лишь в конце жизни. Первый, второй и третий тома его произведений составляют «Аскетические опыты» и статьи, написанные в Сергиевой пустыни. Четвертый том — «Аскетическая проповедь» — проповеди, произнесенные на Кавказе, и семьдесят писем мирянам. Пятый том — «Приношение современному монашеству», шестой — «Отечник», избранные высказывания святых отцов, был издан уже после смерти епископа Игнатия. Отдельно была издана книга «Слово о смерти». Сохранилось восемьсот писем святителя, которые не опубликованы.

Сочинения святого Игнатия нужны каждому желающему понять основы христианской жизни, понять не из простого любопытства, а для того, чтобы по ним жить. Журнал Московской патриархии неслучайно назвал епископа Игнатия российским Златоустом, так как все написанное им подчинено одной цели — служить делу спасения ближнего. «Святителя нисколько не привлекало отвлечённо — рассудочное философствование на темы о христианстве. Он, как заботливый отец, истинный святитель, пишет только для того, чтобы помочь всем нам…» — утверждает журнал.

Святитель Игнатий (в миру Дмитрий Александрович Брянчанинов) родился 5 февраля 1807 года в селе Покровском Грязовецкого уезда Вологодской губернии. Его отец Александр Семенович принадлежал к старинной дворянской фамилии Брянчаниновых. Ее родоначальником был Михаил Бренко, оруженосец великого князя Московского Дмитрия Донского. Летописи утверждают, что Бренко был тем самым воином, который в одежде великого князя и под княжеским знаменем геройски погиб в битве с татарами на Куликовом поле.

Отец будущего епископа Александр Семенович был приверженцем старинных семейных традиций, глубоко верующим человеком, усердным прихожанином выстроенного им в селе Покровском православного храма. Мать отличалась образованностью, интеллигентностью и всю свою жизнь посвятила семье. Дмитрий рано научился читать. Его интересовали книги о жизни и подвигах древних подвижников. Способный мальчик получил прекрасное домашнее образование. Когда ему исполнилось пятнадцать лет, отец отвез сына в Петербург для продолжения образования. Он хотел стать монахом, но не противился желаниям родителей.

Поступил в Военно-инженерное училище, Брянчанинов был первым учеником все годы учения. Его отличали не только глубокие знания, а и редкая скромность, искренняя набожность, честность и порядочность. В годы учебы Дмитрий Александрович охотно посещал многие великосветские дома и был там желанным гостем. Родственные связи позволили ему бывать в доме президента Академии художеств и члена Государственного Совета А. Н. Оленина. Здесь на литературных вечерах Брянчанинов был любимым чтецом и декламатором, а своими литературными дарованиями, по словам иеромонаха Марка, он приобрел благосклонное внимание А. С. Пушкина, И. А. Крылова, К. Н. Батюшкова и Н. И. Гнедича.

Но юношу привлекали не мирские развлечения, а молитва и посещение Храма Божия. Он настойчиво продолжал изучать науки. Чем глубже он постигал их, тем больше задумывался над смыслом жизни, задавал себе множество вопросов и в том числе: вечен ли человек? Что там, за земной жизнью? Брянчанинов искал истину и не знал, в чем она. В это время он познакомился с монахами Валаамского подворья и Александро-Невской Лавры. Именно они и помогли найти то, к чему стремился юноша. Он начал читать православную литературу, творения святых отцов. Сам Брянчанинов в конце своей жизни так напишет о том благодатном влиянии, которое произвели на него свято-отеческие творения: «Что прежде всего поразило меня в писаниях отцов Православной Церкви? Это их согласие, согласие чудное, величественное».

Дмитрий Александрович закончил Военно-инженерное училище в 1826 году. Ему присвоили чин поручика. Его ждала прекрасная карьера военного, но он сразу же подал прошение об отставке, желая уйти в монастырь. Родители категорически были против того, чтобы их сын ступил на путь иноческой жизни. Было отказано и в отставке. Даже сам император Николай I был против его увольнения. Служба молодого офицера началась в Динабургской крепости. Но здесь он вскоре заболел, и осенью 1827 года его прошение об отставке было принято. Брянчанинов тотчас же уехал в Александро-Свирский монастырь Олонецкой губернии к старцу иеромонаху Леониду и стал послушником этой обители. Но иеромонах Леонид переселился сначала в Площанскую пустынь Орловской губернии, а затем в Оптину пустынь. За ним последовал и Брянчанинов.

Послушнику пришлось сменить несколько монастырей, он посетил больную мать, сам заболел лихорадкой и некоторое время лечился в Вологде. Затем Брянчанинов жил в Семигородской пустыне, потом — в более уединенном Дионисиево-Глушицком монастыре. В июне 1831 года Вологодский епископ Стефан, видя ревность послушника к молитве, совершил постриг Брянчанинова в монашество. Это произошло в кафедральном Воскресенском coбope. Дмитрий был наречен Игнатием, в честь свя-щенномученика Игнатия Богоносца. В июле того же года монах Игнатий был рукоположен во иеродиакона, а затем — во иеромонаха. Епископ Стефан назначил его вскоре настоятелем и строителем Пелышемского Лопотова монастыря, который собирались закрыть. В «Житии святителя Игнатия Брянчанинова» говорится: «Сравнительно недолго (около — двух лет) настоятельствовал здесь отец Игнатий, но за этот короткий срок благодаря своей мудрости, твердой воле и несокрушимой энергии возродил обитель в духовном и хозяйственном отношении… Молодой настоятель с душевной чуткостью относился к братии своей обители, сочетая отеческую строгость с трогательной любовью. Чувствуя эту любовь, насельники обители покорно повиновались настоятелю, несмотря на его сравнительно юный возраст». В январе 1833 года за усердные труды по возрождению обители иеромонах Игнатий был возведен в сан игумена. О стараниях Игнатия стало известно в Петербурге. В конце 1833 года ему поручили в управление Троице-Сергиеву пустынь, расположенную на берегу Финского залива. Он был возведен в сан архимандрита. Монастырь был в запустении, и святителю пришлось перестраивать все заново: храмы, корпуса, заводить сельское хозяйство, упорядочить богослужение, создать хор. Кстати, в становлении хора по просьбе Игнатия содействовали духовный композитор П. И. Турчанинов и великий М. И. Глинка.

Росла популярность архимандрита Игнатия. Он был назначен благочинным всех монастырей Петербургской епархии. Отец Игнатий пользовался уважением священнослужителей, монахов и прихожан. Он способствовал расцвету духовной жизни многих монастырей. Его имя было почитаемо во всех слоях общества. Со многими духовными и светскими деятелями он вел обширную переписку. Известны контакты Игнатия с Гоголем, с героем Крымской войны адмиралом Нахимовым, великим русским художником Брюлловым.

В 1857 году по представлению митрополита Петербургского Григория архимандрит Игнатий был посвящен во епископа Кавказского и Черноморского. Менее четырех лет управлял преосвященный Игнатий Кавказский епархией, но сделано было многое. Он привел в порядок органы епархиального управления, добился повышения окладов духовенству епархии, ввел торжественное богослужение, создал прекрасный архиерейский хор…

Тяжкая болезнь не покидала епископа Игнатия и на Кавказе. В 1861 году он подал прошение уволить, его на покой и испросил разрешение переехать в Николо-Бабаевский монастырь. Его просьба была удовлетворена, и теперь Игнатий мог спокойно заняться написанием новых духовных сочинений. Интерес к личности и бессмертным творениям епископа Игнатия не угасает и в наши дни. И сегодня он считается выдающимся подвижником и духовным писателем.

Остается добавить, что память святителя Игнатия Брянчанинова отмечается 13 мая.

День памяти: 30 апреля
Святитель Игнатий Брянчанинов

Имя святителя Игнатия Брянчанинова, епископа Ставропольского и Кавказского сияет в летописях Церкви и России ярким светом благодатного избранничества. Строгий ревнитель аскетической традиции, выдающийся ученый, подвижник, архипастырь, миротворец, человек высочайшей духовности и культуры, он известен всему цивилизованному миру, как творец бессмертных духовных произведений, талантливый администратор, ревностный хранитель православных традиций и культуры, как один из наиболее авторитетных руководителей человека на пути к Вечной Жизни.

Святитель Игнатий (в святом Крещении Димитрий) родился 5 февраля 1807 года в селе Покровском Грязовецкого уезда Вологодской губернии, и принадлежал к старинной дворянской фамилии Брянчаниновых. Родоначальником ее был боярин Михаил Бренко, оруженосец великого князя Московского Димитрия Иоанновича Донского. Летописи сообщают, что Михаил Бренко был тем самым воином, который в одежде великого князя и под княжеским знаменем геройски погиб в битве с татарами на Куликовом поле.

Отец будущего Святителя Александр Семенович Брянчанинов в своей семье сохранял добрые старинные обычаи. Он был верным сыном Православной Церкви и усердным прихожанином выстроенного им в селе Покровском храма. Мать епископа Игнатия была образованная интеллигентная женщина. Выйдя весьма рано замуж, она всецело посвятила свою жизнь семье.

Все дети Брянчаниновых получили прекрасное домашнее воспитание и образование. Учителя и наставники Димитрия удивлялись его блестящим и разносторонним способностям, обнаружившимся уже в самом раннем возрасте. Когда юноше исполнилось 15 лет, отец отвез его в далекий Петербург, и отдал в Военноинженерное училище. Намеченная родителями будущность совершенно не соответствовала настроениям Димитрия; он уже тогда заявил отцу, что хочет «поступить в монахи», но отец отмахнулся от этого неожиданного и неприятного для него желания сына, как от неуместной шутки.

Прекрасная подготовка и исключительные способности молодого Брянчанинова сказались уже во время вступительных экзаменов в Училище: он был принят первым по конкурсу (из 130 экзаменовавшихся на 30 вакансий) и сразу же определен во второй класс. Имя талантливого юноши сделалось известным в царском дворце. Во все время пребывания в училище будущий Святитель продолжал поражать своих наставников блестящими успехами в науках и первым по списку окончил полный курс наук в 1826 году.

В Училище Брянчанинов стал главой кружка почитателей «святости и чести». Редкие умственные способности и нравственные качества привлекали к нему профессоров и преподавателей Училища, соучеников. Он стал известен во всем Петербурге. С особым отеческим вниманием и любовью относился к нему Государь Император Николай I; принимая самое активное участие в жизни будущего Святителя, он неоднократно беседовал с юношей в присутствии Императрицы и детей.

Происхождение, воспитание и родственные связи открыли перед ним двери самых аристократических домов столицы. В годы учения Димитрий Брянчанинов был желанным гостем во многих великосветских домах; он считался одним из лучших чтецов-декламаторов в доме президента Академии художеств А.Н. Оленина (его литературные вечера посещали, в числе других, А.С. Пушкин, И.А. Крылов, К.Н. Батюшков, Н.И. Гнедич). Уже в это время обнаружились незаурядные поэтические дарования святителя Игнатия, которые впоследствии нашли свое выражение в его аскетических произведениях и сообщили многим из них особый лирический колорит. Литературная форма многих его произведений свидетельствует о том, что их автор учился русской словесности в эпоху Карамзина и Жуковского и впоследствии выражал свои мысли прекрасным литературным русским языком.

Уже тогда Святитель Игнатий резко отличался от окружающего мира. В нем не было слепого преклонения перед Западом, он не увлекался тлетворным влиянием времени и приманками светских удовольствий. В последующем, когда в 24 года Д.А. Брянчанинов стал монахом, а вскоре архимандритом, настоятелем столичного Свято-Сергиевского монастыря, благочинным монастырей Санкт-Петербургской епархии, он стал известен всей России. Его хорошо знал и ценил первенствующий член Святейшего Синода Митрополит Московский Филарет (Дроздов). Знакомства с архимандритом Игнатием, его советов и наставлений искали многие выдающиеся люди России. Среди них Н.В. Гоголь, Ф.М. Достоевский, А.А. Плещеев, князь Голицын, князь А.М. Горчаков, княгиня Орлова-Чесменская, герой Крымской войны флотоводец адмирал Нахимов. Восхищенный образом жизни и деятельности святителя Игнатия, известный русский писатель Н.С. Лесков посвятил ему свой рассказ «Инженеры бессребреники».

Все покоряло современников в будущем Святителе: величественная внешность, благородство, особая одухотворенность, степенность и рассудительность. Он духовно окормлял свою многочисленную паству, содействовал нравственному совершенству людей, искавших Бога, раскрывал красоту и величие Святого Православия. Многосторонняя опытность, особый дар смотреть на все духовно, глубокая проницательность, постоянное и точное самонаблюдение сделали его весьма искусным в лечении духовных и душевных недугов. Вот к чьей молитвенной помощи надо прибегать современным больным, а не к экстрасенсам и колдунам, шарлатанам и «знахарям».

Чуткий ко всякой фальши святитель Игнатий с горечью замечал, что объектом изображения светского искусства является, прежде всего, зло. Он с резкой критикой относился к литературным произведениям, в которых воспевались так называемые «лишние люди», «герои», творящие зло от скуки, подобные Печорину Лермонтова и Онегину Пушкина. Считая, что такая литература наносит серьезный вред неискушенным душам читающей молодежи, Святитель написал в 1847 году для массового издания священную повесть о ветхозаветном библейском герое – праведном Иосифе, образе чистоты и целомудрия. В предисловии к повести он писал: «Желаем, чтоб многие из последователей Печорина обратились в последователей Иосифа».

Ко времени назначения настоятелем архимандрита Игнатия Троице-Сергиева пустынь, расположенная на берегу Финского залива близ Петербурга, пришла в сильное запустение. Храм и кельи пришли в крайнюю ветхость. Немногочисленная братия (15 человек) не отличалась строгостью поведения. Двадцатисемилетнему архимандриту пришлось перестраивать все заново. Обитель обстраивалась и благоукрашалась. Богослужение, совершавшееся здесь, сделалось образцовым. Монастырские напевы были предметом особых попечении архимандрита Игнатия; он заботился о сохранении старинных церковных мелодий и их гармонизации. Известный церковный композитор о. Петр Турчанинов, проживавший с 1836 по 1841 год в Стрельне, рядом с Троице-Сергиевой пустынью, проводил, по просьбе о. Игнатия, занятия с монастырским хором и написал для него несколько лучших своих произведений. М.И. Глинка, с увлечением изучавший в последние годы своей жизни древние церковные мелодии, также написал для этого хора несколько песнопений. Господу было угодно, чтобы Его избранник послужил Святой Церкви еще и в епископском сане, управляя одной из новых и самых своеобразных епархий России. Это была Кавказская и Черноморская епархия с кафедрой в Ставрополе, основанная в 1843 году.

Епископская хиротония архимандрита Игнатия состоялась в Петербурге, в Казанском соборе, 27 октября 1857 года. Попрощавшись с братией Троице-Сергиевой пустыни, приведенной его трудами в цветущее состояние, Владыка Игнатий отправился в далекий путь, на Кавказ. Путь этот пролегал через Москву, Курск и Харьков (железнодорожное сообщение было тогда только между Петербургом и Москвой, дальше надо было ехать на лошадях).

В Кафедральный город Ставрополь Преосвященный Игнатий прибыл 4 января 1858 года. Гражданский губернатор П.А. Брянчанинов (родной брат Святителя, позже последовавший за ним в Николо-Бабаевский монастырь и принявший там монашеский постриг с именем Павел) вместе с градоначальником, духовенством, народом Божиим торжественно встречал нового Кавказского Архипастыря при въезде в город. Первыми словами, произнесенными Владыкой на ставропольской земле были: «Мир граду сему». Этими словами Владыка указывал на то, что прибыл на многострадальную кавказскую землю как миротворец, с желанием погасить пожар Кавказской войны и умирить мир на огнедышащей земле кавказской, где Святителю предстояло пробыть с начала 1858 года до осени 1861.

Владыка Игнатий был третьим по порядку епископом Кавказским и Черноморским. Внешние условия религиозной жизни в этой недавно учрежденной огромной епархии чрезвычайно отличались от всего того, с чем ему приходилось иметь дело до назначения на Кавказ. Продолжалась Кавказская война, благодатная земля обагрялась людской кровью, отовсюду слышались плач и стон. Многонациональный и разноверный состав местного населения был причиной возникновения множества таких вопросов церковноадминистративного характера, подобные которым даже в мыслях не представлялись архиереям, управлявшим благоустроенными епархиями в центре государства.

Несмотря на все трудности, святитель Игнатий ревностно приступил к исполнению своих архипастырских обязанностей. Важнейшую свою задачу он видел в апостольском служении пастве, в умирении мира на огнедышащем Кавказе, в укреплении и расширении здесь Святого Православия.

Владыка Игнатий ревностно заботился и об устроении богослужения и о нормальных взаимоотношениях духовенства и мирян. Святитель заботился об улучшении быта духовенства, повышении его образовательного уровня, о лучших взаимоотношениях, приличествующих духовному сану. Благодаря этой заботе епархиальные дела вскоре были приведены в благополучное состояние.

При Епископе Игнатии Брянчанинове основанная в 1846 году Ставропольская Духовная Семинария пережила период особенно бурного расцвета, ибо святитель Игнатий, как никто, понимал значение этого питомника духовного просвещения для дела Святого Православия на Кавказе, и вкладывал в строительство Духовной школы все свои силы. Он лично наблюдал за духовным ростом воспитанников, перевел Семинарию в новое просторное здание, и навсегда остался в благодарной памяти учащих и учащихся Ставропольской Духовной Семинарии, являясь предстателем за нее у Престола Божия.

Полем деятельности Святителя был не только кафедральный город Ставрополь. Он совершал объезды епархии, пределами которой были берега Черного, Азовского и Каспийского морей, снежные вершины главного Кавказского хребта и дальние сухие калмыцкие степи. Шла Кавказская война, и Епископ в дороге постоянно имел при себе дароносицу для, может быть, последнего Причастия.

Находясь на Кавказских Минеральных Водах, пользуясь целебной силой источников Пятигорска, Ессентуков, Кисловодска, Горячеводска, Железноводска святитель Игнатий Брянчанинов дал им высокую оценку и освятил их. Это святительское благословение действует и по сей день, принося всем прибегающим к помощи источников исцеление телесное и духовное, ибо воды источников помимо природных лечебных свойств имеют и особую благодатную силу, врачующую недуги души.

23 августа 1858 года после божественной Литургии в Скорбященской церкви Пятигорска в присутствии представителей гражданской и военной власти, знатных горожан и именитых посетителей Вод, при огромном стечении простого народа Владыка совершил освящение только что открытого озера Провал. После окропления стен грота святой водой, в нише против входа в него был установлен принесенный Крестным ходом образ Скорбящей Божией Матери.

Преосвященный Игнатий придавал большое значение строительству в Епархии храмов Божиих. Его заботами в 1859 году основанная первым Епископом Кавказским Иеремией Иоанно-Мариинская община была преобразована в монастырь. В этой же обители в 1861 году Преосвященный Игнатий заложил новый Покровский храм. Владыка вместе с губернским архитектором Воскресенским сам составил проект храма в селе Ново-Григорьевском, ставшего украшением Епархии. В 1860 году Владыка Игнатий выдал храмоздательную грамоту на строительство в Моздоке нового храма в честь находящейся в этом городе и глубоко почитаемой на Кавказе чудотворной Иверской иконы Божией Матери. По благословению Святителя за два года (1859–1860) была сооружена по проекту П. Воскресенского уникальная колокольня Ставропольского Кафедрального собора Казанской иконы Божией Матери, на протяжении многих десятилетий служившая одной из достопримечательностей Кавказа.

Недолго – менее четырех лет – управлял Преосвященный Игнатий Кавказской епархией, но это время промыслительно совпало со многими важными событиями в жизни Кавказа. В августе 1859 года был пленен имам Шамиль. В 1860 году Кавказская линия была разделена на Кубанскую и Терскую области. В 1861 году началось заселение закубанского края.

Богу содействующу, епископ Игнатий достойно совершил трудное дело управления огромной Кавказской епархией в условиях жестокой Кавказской войны. Несмотря на военные действия, реальную опасность попасть в заложники или быть убитым, он посетил многие приходы от Тамани до Кизляра, привел в порядок органы епархиального управления, добился повышения окладов духовенству епархии, ввел торжественное богослужение, устроил прекрасный архиерейский хор, построил архиерейский дом. Кроме того, он неустанно проповедовал. В отношении к духовенству и прихожанам Владыка Игнатий был истинным миротворцем, – строгий к себе, он был снисходителен к немощам ближних.

Тяжкая болезнь вынудила епископа Игнатия летом 1861 года подать прошение об увольнении на покой в Николо-Бабаевский монастырь, куда после удовлетворения прошения он и выехал 13 октября вместе с несколькими преданными учениками.

Неоценимо значение сочинений святителя Игнатия, – живого опыта деятельного подвижника, созидавшего свою духовную жизнь на основе Священного Писания и Предания Православной Церкви. Богословское наследие святителя Игнатия было принято читателями с большой любовью и благодарностью.

Интерес к личности и бессмертным творениям епископа Игнатия не угасает и в наши дни. Святитель Игнатий Брянчанинов является лучшим духовным руководителем, лучшим примером того, как в жизненном водовороте человек может сохранить верность Христу, возгревая постоянно в сердце своем огонь любви и преданности Богу.

Епископ Игнатий канонизован Поместным Собором Русской Православной Церкви (Троице-Сергиева Лавра, 6–9 июня 1988). Его святые мощи покоятся в Свято-Введенском Толгском монастыре Ярославской Епархии. Частица их была принесена в Ставрополь Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II во время первого визита Предстоятеля Русской Православной Церкви на Кавказ в августе 1994 года.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *