Игумения Георгия горненский монастырь

7 июля 2020 года, в праздник Рождества честного славного Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, в завершение чина празднования «Целования», установленного Святейшим Синодом в XIX веке по ходатайству устроителя Русской Палестины начальника Русской духовной миссии в Иерусалиме архимандрита Антонина (Капустина), чтимый образ Благовещения Пресвятой Богородицы был перенесен из Горненского женского монастыря в Эйн-Кареме обратно в Троицкий собор Иерусалима. Икона пребывала в Горненской обители в течение трех месяцев.

В этот праздничный день начальник Русской духовной миссии архимандрит Александр (Елисов) возглавил Божественную литургию в главном монастырском храме — соборе Всех святых, в земле Русской просиявших.

Начальнику Русской духовной миссии сослужили члены и клирики миссии и Горненской обители: протоиерей Виктор Мноян, игумен Никон (Головко), иеромонах Иннокентий (Беспалов), иеромонах Дометиан (Маркарян), иеромонах Афанасий (Букин) и диакон Илия Драчук.

После отпуста Литургии крестный ход с чтимым образом проследовал из собора Всех святых, в земле Русской просиявших, в Казанский храм обители. Затем все участники торжеств собрались за монастырской трапезой, где архимандрит Александр поздравил сестер обители с этим особым для Горнего монастыря праздником, пожелав им помощи Божией и крепости душевных сил к несению монашеских послушаний.

По окончании трапезы крестный ход с образом Благовещения из Казанского храма направился к воротам обители, откуда икону в сопровождении духовенства и сестер миссии перевезли в русский Троицкий собор Иерусалима.

Празднование «Целования» было установлено Святейшим Синодом в 1883 году. Согласно традиции этого уникального праздника, икона Благовещения Пресвятой Богородицы, находящаяся в Троицком соборе Иерусалима, ежегодно после праздника Благовещения переносится в Горненский женский монастырь в Эйн-Кареме и пребывает там в течение трех месяцев в ознаменование Евангельских событий: именно сюда, в Нагорную страну, в город, который принадлежал колену Иудову, пришла после Благовещения в Назарете Галилейском (Лк. 1:39) Пречистая Дева Мария поделиться со Своей родственницей, праведной Елисаветой, радостью о том, что Она станет Матерью обетованного Мессии, и пребыла в доме праведных Захарии и Елисаветы около трех месяцев (Лк. 1:39-56).

В нынешнем году, против обыкновения, празднование «Целования» прошло в Горненской обители без участия множества паломников и прихожан: во исполнение предписаний Министерства здравоохранения Израиля монастырь продолжает соблюдать режим самоизоляции.

Русская духовная миссия в Иерусалиме/Патриархия.ru

Вчера по состоянию здоровья Священным Синодом была отправлена на покой игумения Горненского женского монастыря в Иерусалиме Георгия (Щукина). Ей была выражена благодарность за многолетние усердные и ревностные труды по созиданию монашеской жизни в этой обители на Святой Земле.

Представляем вашему вниманию беседу с настоятельницей Горненского женского монастыря в Иерусалиме игуменией Георгией (Щукиной), опубликованную в журнале «Монастырский вестник».

Игумения Георгия (Щукина)

Перед каждым богородичным праздником мы слышим в храме евангельские слова: «Воставше Мариам, иде в Горняя со тщанием во град Иудов». Божия Матерь, получив известие от архангела Гавриила, поспешила из Назарета в град Иудов, что недалеко от Иерусалима, где жила ее родственница, мать святого Иоанна Предтечи Елисавета. Сейчас на месте встречи Девы Марии и праведной Елисаветы находится русский Горненский женский монастырь. Последние годы в истории обители неразрывно связаны с именем игумении Георгии, которая вот уже 25 лет несет здесь крест игуменского служения. В ноябре 2016 года матушка отметила свой 85-летний юбилей. Корреспондент МВ посетила Горненскую обитель и побеседовала с его настоятельницей о жизни и миссии русских монахинь на Святой Земле.

Святой Свет

– Дорогая матушка Георгия, Христос Воскресе! Очень радостно приветствовать Вас этими словами на Святой Земле, где произошло Светлое Христово Воскресение.

– Воистину Воскресе! Да, мы здесь живем в совершенно особенном месте, ведь Святую Землю называют Пятым Евангелием.

– Наверное, каждый христианин мечтает о том, чтобы хоть раз в жизни пережить время Страстной седмицы и Пасхи Христовой в Иерусалиме. Если это произошло в жизни человека, все последующие годы он будет мысленно возвращаться в ту свою иерусалимскую Пасху. Как Вы думаете, почему побывать здесь столь важно для православного человека?

– Находясь в паломничестве по Святой Земле, христианин своими глазами видит места евангельских событий. После этого он и Евангелие по-другому читает, воспринимает слова глубже и постепенно меняет свою жизнь на более духовную. А если посчастливится быть в Израиле на Вербное Воскресенье, в дни Страстной седмицы и Пасхи, то намного сильнее, глубже переживаешь события этих дней.

Например, вечером Лазаревой субботы мы с сестрами под звон колоколов с пальмовыми ветвями идем от того места, где Господь сел на ослика, до стен Старого города – то есть шествуем вместе со Христом в Иерусалим. В Великую Пятницу направляемся по Крестному пути Спасителя, а в Великую Субботу стремимся к Святому Гробу, чтобы увидеть и поклониться Его Святому Свету – так на Святой Земле называют Благодатный огонь. В этот день душа ликует и за все благодарит Господа.

Находясь в Иерусалиме в эти святые дни, можно особо прочувствовать, как много сделал и делает для нас Господь, и как мало мы отдаем Ему, как черство бывает наше сердце.

Вид на Горненский монастырь

– Попасть в храм Воскресения Христова на схождение Благодатного огня сейчас очень трудно. Но, даже получая Огонь, стоя в лабиринтах улиц Старого города, испытываешь настоящую пасхальную радость. Я бы даже сказала, что праздник Пасхи начинается в ту самую минуту, когда сходит Благодатный огонь. Поэтому время его схождения так ждет весь христианский мир.

– Да, попасть к Гробу Господню с каждым годом становится все сложнее. Я в этом году впервые за 25 лет не поехала, для меня это уже тяжело. Когда я приехала на Святую Землю в 1991 году, перед Вербным Воскресеньем паломников практически не было. В свою первую Великую Субботу в Иерусалиме я стояла прямо у Кувуклии, в храме были только местные христиане. Когда сошел Святой Свет, Патриарх Иерусалимский Диодор спокойно вышел из Кувуклии, и мы прямо от его свечи зажгли свои. Сейчас все совсем по-другому.

– Говорят, во время схождения Благодатного огня весь храм освящается яркими всполохами.

– Я помню, как раньше в храме Воскресения повсюду сверкали белые и розовые вспышки. Сейчас уже гораздо меньше этих всполохов. Еще на всю жизнь запомнилось, как в мою первую Пасху на Святой Земле, сразу после схождения Благодатного огня, отец Пантелеимон, который по сей день дежурит у Гроба Господня, провел меня прямо в Кувуклию. Ему сказали, что приехала новая игумения из Горненского монастыря.

И вот, я со страхом вхожу в Гроб и вижу, что вся плита – влажная, стоит благоухание (во время схождения Святого Света плита всегда становится влажной). Я счастливица, видела это чудо своими глазами, мне это очень много сил тогда придало.

Избранница Богородицы

– Вы упомянули, что приехали в Иерусалим перед Вербным Воскресеньем. Как это произошло и что этому предшествовало?

– Меня привез сюда Святейший Патриарх Алексей II. Мы прилетели 27 марта 1991 года. До меня пять с половиной лет игумении в Горненской обители не было. А я до этого восстанавливала Иоанновский монастырь на Карповке – обитель святого праведного Иоанна Кронштадтского. При мне, в 1990 году, в монастыре состоялось прославление дорогого батюшки (так мы называем отца Иоанна). Было огромное торжество, одних архиереев 20 человек – для тех времен это очень много. Служба проходила на улице.

На Карповке я игуменией не была, монастырь был восстановлен как Пюхтицкое подворье. Я была там старшей сестрой. Уже после прославления отца Иоанна Кронштадтского как-то звонит Святейший Патриарх Алексий II и говорит, что надо потрудиться в Горненской обители в Иерусалиме. Я стала возражать: «Святейший, я же языка не знаю, вообще ничего не знаю, как я буду?» А он отвечает: «Мать Георгия, на сегодня у меня только одна ваша кандидатура. Сколько сможете…»

– Это назначение было для Вас полной неожиданностью?

– Вы знаете, я часто ездила за советом к старцу Николаю Гурьянову. Когда в Пюхтицах жила, меня игумения Варвара к нему посылала. Если были какие-то вопросы, то все к батюшке. Однажды приехала, он, как всегда, с любовью встретил. Посидели, чайку попили, а потом отец Николай говорит: «Пойдем в храм, Матери Божией помолимся».

Заходим в храм, он берет меня за руку и ведет в алтарь. Недоумеваю про себя: зачем в алтарь-то? Сбросила туфли, захожу. Кладу один поклон, второй, а после третьего чувствую, что мне не встать. Не пойму, что же случилось.

В алтаре печь была, рядом с ней стоял большой железный крест. Этот крест мне батюшка на спину положил, поэтому я встать и не могла. Отец Николай меня поднимает вместе с крестом и говорит: «Георгиюшка, неси, это твой иерусалимский крест». Я крещусь, говорю: «Какой крест, батюшка?» «Да твой, игуменский иерусалимский крест», – отвечает. Это задолго до звонка Святейшего было.

– А после звонка Его Святейшества Вы делились со старцем Николаем своими волнениями?

– Да, приезжала к нему еще раз. «Батюшка, не знаю, как же я смогу?» «Не волнуйся, – отвечает, – Господь поможет, Матерь Божия тебя избрала». Говорю: «Святейший обещал, что я недолго там пробуду. Три-пять лет». «А я хочу, чтобы ты там и померла» – заключил отец Николай. И вот, уже 25 лет я на Святой Земле, не знаю, сколько Боженька еще отпустит…

– Матушка, дай Бог Вам многая лета! В Вашу обитель часто приезжают служить владыки, священники из России, Грузии, Европы. Все любят Вас и Горненский. В этом году на Пасху в Иерусалим приезжала Нижегородская делегация в составе 150 человек. В Лазареву субботу монастырь посетил митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий (Данилов). Владыка отметил, что с Вашим именем связано возрождение Горненской обители, укрепление ее монашеского духа и благоустроение, что все это очень многотрудно и одному Богу известно, сколько это требует Ваших слез и молитв. А глядя на Вас, можно подумать, что Вы освобождены от всяких забот, потому что всегда радостны, добры, утешительны. Как Вам это удается?

– Когда я жила в Пюхтицах, то еще застала старых монахинь, знавших отца Иоанна Кронштадского. Они рассказывали, что он всегда говорил: «Сестры! Безропотно несите послушание. Три шага до Царствия Небесного. Но только, безропотно!»

Я в монастыре за святое послушание. Действительно, когда Святейший Патриарх Алексий II меня привез на Святую Землю, я не знала, с чего начинать. Ни воды, ни света, ни отопления – ничего не было.

– Как же сестры тут жили?

– Топили печки веточками разными. Воду использовали дождевую, которая во время зимнего периода собиралась в каменные цистерны. Вообще, климат в Израиле жаркий, отопление нужно только несколько недель в году. До меня сюда назначали игумению, ей климат не подошел. А мне, наоборот, хорошо (улыбается).

– Я же блокадница, во время войны сильно обморозилась. Нас эвакуировали, везли по Ладожскому озеру. Потом в поезде ехали, я уже без сознания была. Когда прибыли в Орехово-Зуево, мама сдала нас в морг, как двух покойниц: меня и младшую сестричку Ниночку. Кто-то в морге заметил, что я очнулась, и отдал меня в больницу. Мне хотели ампутировать пальцы на руках и ногах. Господь помог, только на одной ноге пальцев нет. Мне 10 лет тогда было.

Игумения Георгия (Щукина)

– Господь Вас хранил, матушка. А как Вам пришла мысль посвятить себя Богу?

– Мама во время войны умерла. Я же вернулась в Ленинград, к тете. Ходила в храмы разные. Помню, на рождественской службе в храме святого князя Владимира священник сказал: «Дорогие братья и сестры, Сам Бог пришел на землю, родился, крестился, ради нашего спасения пострадал и воскрес! А что мы ему принесем?» Я стою, плачу, думаю: ничего у меня нет, кроме меня самой. «Возьми меня, Господи!», – подумала. Вот такое у меня появилось желание.

Я молилась, чтобы Матерь Божия благословила меня на монашеский путь. А тетя ни в какую не хотела опускать. Тогда я поехала к преподобному Серафиму Вырицкому. Батюшка уже лежал, не выходил, мне сказали, что можно написать ему записочку. Я подумала: как так, мне батюшку очень надо видеть. И вдруг из кельи выходят и меня приглашают.

Вокруг люди возмутились: многие уже со вчерашнего дня ждали. Я зашла в келью, встала перед отцом Серафимом на колени. Он меня благословил и спросил, что случилось. Сказала, что очень хочу в монастырь, а тетя не пускает. Отец Серафим ответил: «С Богом гряди. Матерь Божия тебя избрала. А тетушка твоя пусть ко мне приедет».

Тетя приехала к отцу Серафиму только после его второго приглашения. Он помолился, и в ней произошла перемена – она меня отпустила в монастырь.

Иде в Горний

– Матушка, и преподобный Серафим Вырицкий, и старец Николай Гурьянов говорили Вам, что Вас избрала Сама Богородица. И это, действительно, так: Она привела Вас в Горняя, куда Сама пришла сразу после Благовещения. Расскажите, пожалуйста, как на этом месте появился монастырь?

– Участок земли, где располагается Горненская обитель, был приобретен начальником Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандритом Антонином (Капустиным), который внес огромный вклад в становление Русской Палестины. При нем было приобретено 13 участков, среди них и место, где находится Мамврийский дуб, и участок на горе Елеон в сотне шагов от места Вознесения Господа и многие другие.

Здесь, в современном Эйн-Кареме, был дом праведных Захарии и Елисаветы, здесь у них родился святой Иоанн Предтеча, тут же три месяца гостила Дева Мария. Наиболее важные владения в Эйн-Кареме давно были приобретены францисканцами. Отец Антонин очень об этом печалился. Но в итоге, с помощью Божией, был куплен большой участок земли и католический монастырь оказался окружен русскими владениями. Фактически православные и католики разделили место дома праведных Захарии и Елисаветы.

– А почему старейший храм обители назван в честь Казанской иконы Божией Матери и не связан с именами праведных Захарии и Елисаветы?

– Сначала это был единственный храм в честь посещения Богородицей своей родственницы. Впоследствии храм переименовали. Связано это с одним чудом. Во время Первой мировой войны в Иерусалиме была эпидемия холеры, 8 сестер монастыря умерли. Монахини читали акафист перед образом Казанской Богоматери. Когда читали акафист в 12-й раз, икона сошла со стены, и сама обошла храм. Сестры услышали голос, говоривший, что все беды в обители прекратятся. И болезнь, действительно, отошла.

С тех пор появилась традиция чтения акафиста 12 раз в летний престольный праздник, после всенощной. А еще каждый вечер одна из насельниц обходит монастырь с Казанской иконой в руках.

– Матушка, Горненская обитель отличается в богослужебном плане от монастырей России?

– У нас в Горненском все читается и поется согласно церковному уставу, как и в российских монастырях, мы ничего не опускаем. Но у нас есть праздник, который больше нигде не отмечается – это праздник Целования.

После того, как отец Антонин основал Горненскую общину, он вынашивал мысль об учреждении специального праздника в воспоминание встречи Божией Матери и праведной Елисаветы. В 1883 году Указом Синода для Горней был утвержден праздник «Целование Мариино». Отец Антонин сам составил службу празднику.

Ежегодно 12 апреля из Троицкого Собора Русской Миссии к нам привозят икону Благовещения (в случае, если праздник Целования выпадает на Страстную седмицу, то празднование переносится, по уставу, на пятницу Светлой седмицы). Образ мы встречаем у источника, на который ходила Богородица, когда жила здесь. Все сестры при этом стоят с букетиками цветов.

Потом по дорожке, выстланной травой и цветами, мы несем икону к Казанскому храму. Образ пребывает в монастыре до дня рождества святого Иоанна Предтечи. В эти три месяца игуменией в обители являюсь не я, а сама Матерь Божия. В подтверждение этого рядом с иконой, облаченной в мантию, стоит игуменский жезл.

А еще у нас есть свой особенный образ Богоматери «Шествие Пресвятой Богородицы в Горняя». На нем изображена Дева Мария, идущая по каменистой дороге в оливковой роще.

– Вы сказали, что архимандрит Антонин (Капустин) основал Горненскую общину. Так значит, раньше Горний не был монастырем? Как здесь была устроена жизнь?

– Отец Антонин не хотел делать в Горней общежительный монастырь, поэтому в обители нет монастырских корпусов. Он хотел, чтобы общину возглавляла Сама Богородица, чтобы не было ни игумении, ни казначеи, ни благочинной. Когда насельница поступала в общину, она должна была заплатить Миссии за участок земли, на свои средства и на свой вкус построить дом, хозяйственные постройки к нему, развести сад, обязательно посадить кипарис и миндаль. Горняя постепенно превратилась в огромный сад – как вещественный, так и духовный. Община была преобразована в монастырь только в 1924 году.

– Я правильно понимаю, что когда Вы приехали сюда, от былого великолепия мало что осталось? Однако сейчас в обители вновь цветущий оазис, обилие всевозможных вазонов с цветами, вымощенные камнем дорожки, лестницы. Невозможно налюбоваться на красоту этого места, надышаться здешним воздухом. А какой открывается вид из монастыря на холмы Иерусалима!

– По приезде я застала многие домики насельниц и Казанский храм в состоянии, требующем капитального ремонта. Крыши текли, полы ходуном ходили. Общей трапезы не было, монахини сами готовили себе еду (это еще со времен основания общины так повелось), а сейчас утром, после литургии, у нас есть общая трапеза.

Фото из Архива матушки Георгии -начало игуменства в Горненском

Территория была вся заросшая. Не было ни ограды, ни охраны, да много чего не было. Сестры зачастую жили в страхе и опасности. В начале 80-ых гг. в обители убили двух монахинь (мать и дочь) – это наши мученицы Варвара и Вероника. Их могилки на монастырском кладбище.

В общем, предстоял колоссальный объем работ. Через несколько месяцев после моего приезда Святейший Патриарх Алексий II прислал нам в помощь 20 семинаристов. Ребята начали расчищать территорию. Приходилось и местных арабов нанимать на работу, были помощники и из Пюхтиц.

– Ваш предыдущий опыт в Пюхтицах и на Карповке помог на Святой Земле?

– В Пюхтицах у нас натуральное хозяйство было. Все сами делали: и огород сажали, и дрова заготавливали (матушка Георгия показывает фото огромной пюхтицкой поленницы), а тут ничего этого не было.

Питерский опыт и тот факт, что я сама из Санкт-Петербурга, очень помог. Однажды к нам совершенно неожиданно приехал тогдашний мэр Петербурга Анатолий Собчак. Уже после своего визита в Иерусалим он прислал в обитель квалифицированных рабочих, электриков, строителей.

– Кажется невероятным, что удалось построить такой большой собор во имя всех святых, в земле Русской просиявших. Его золотые купола, горящие на солнце, – украшение Горнего. Они видны издалека, как маяк для паломника. У нас в паломнической группе был случай. Одна паломница очень устала в пути и решила, что хватит с нее поездок по святым местам. Так вот, мы уже выехали на автобусе в аэропорт, она обернулась, увидела купола монастыря и сказала: «Я сейчас подумала: если обернусь и увижу купола, то обязательно снова приеду».

– Слава Богу, что строительство собора началось еще до революции. Ведь новых храмов в Иерусалиме теперь строить нельзя, можно только достраивать то, что не было достроено. Стены собора без крыши простояли почти 90 лет. Внутри огромные деревья выросли. Когда мы начали расчистку территории, над нами вертолет кружил: власти смотрели, что это русские затеяли. Много раз приходилось объяснять, что нового ничего не строим. Милостью Божией, Патриарх совершил великое освящение собора в ноябре 2012 года.

– Помимо благоустройства построек и территории Вам пришлось и духовную жизнь в монастыре налаживать?

– Да, службы в то время проходили в обители время от времени, когда из Миссии присылали священника. Сейчас каждый день у нас служба: утром и вечером. Всегда, когда положена литургия, она совершается. Это очень важно.

У нас постоянно живут два служащих священника: один семейный, другой монах. Они очень контрастны по характеру, но вместе создают особенную, неповторимую гармонию: протоиерей Виктор – темпераментный, яркий, харизматичный, очень любит петь и поет красиво. Иеромонах Иннокентий – скромный, тихий, вдумчивый. Оба – духовные, внимательные, замечательные священники.

Крестный ход в Пасхальную ночь

– В Горненском очень проникновенные службы. Честно говоря, не хочется отсюда никуда на службу уезжать. У Гроба Господня богослужение совершается на греческом языке, а все-таки очень важно понимать, что поется и читается.

– Побывать на ночной литургии у Гроба Господня для паломника необходимо. Сестры стараются ездить туда практически каждую неделю. Раньше наших монахинь приглашали петь на литургии у Гроба. Теперь такого нет.

Языковой барьер присутствует, конечно. Сестры за долгие годы научились понимать греческое богослужение, а паломникам тяжело. Поэтому на большие праздники, а на Пасху особенно, наши паломники предпочитают быть на службе у нас, в русских храмах. Совершение богослужений – это важная часть нашей миссии на Святой Земле. После ночной литургии на Пасху мы все идем в трапезную. Угощение как в России: куличи, пасхи, крашеные яйца – все родное.

– Матушка, Вы сами долго несли клиросное послушание в Пюхтицах и знаете, что большую роль в богослужении играет хор. Что можете сказать о клиросе в Горненском? По-моему, пение тут замечательное.

– Сама я уже не пою на службах. Могу отметить, что часто нам не хватает певчих. Это связано с тем, что сестры, которые несут клиросное послушание, также ездят с паломниками в качестве гидов.

Послушание гида

Есть у нас в Горненском свои распевы, которые нигде больше не услышать. Хор сейчас состоит в основном из молодых насельниц. Но есть в монастыре одна очень трогательная традиция: наш старейший регент, монахиня Вера, которая здесь живет уже 38 лет, регентует бессменно каждую среду. По отзывам и батюшек, и паломников, она очень молитвенно поет. Конечно, возраст дает о себе знать. Но, несмотря ни на что, даже если в среду приезжает священноначалие, поет матушка Вера.

Главная миссия – паломники

– Есть какие-то особенности во времени совершения богослужений, связанные именно с тем, что монастырь находится на Святой Земле?

– В Горненском свое время, мы не переходим на летнее время, как весь Израиль. Это делается потому, что на летнее время не переходит храм Гроба Господня. Когда я сюда приехала, сестры просили меня оставить все как есть, не менять время. В этом есть свои неудобства, бесспорно, так как в программе у паломников указано израильское время.

Мы назначаем расписание богослужений так, чтобы сестры и паломники смогли участвовать в тех событиях, которые происходят в Иерусалиме. К примеру, литургию Великой Субботы мы служим ночью, чтобы сразу после ее окончания все могли поехать на сошествие Благодатного огня. Есть и другие примеры.

– Пополняется ли монастырь новыми сестрами?

– В 1991 году было около 50 сестер. Потом долгое время было 60, так как израильские власти не разрешали увеличивать число насельниц. Когда я была в Москве на торжествах по случаю интронизации Святейшего Патриарха Кирилла, попросила его прислать нам еще сестер. Теперь нас 85 человек. Но обители все равно нужны новые молодые силы. Для начала можно приехать к нам потрудиться (обычно на три месяца).

– Вы затронули тему послушаний в монастыре, а какое все-таки основное послушание русских монахинь на Святой Земле?

– Святейший Алексий II, когда назначал меня в Горненский, сказал: «Матушка, ваша миссия – принимать паломников». Поэтому все наши силы направлены на то, чтобы паломники не думали о том, где им спать и что есть. Все это мы им обеспечиваем, и у человека остается больше сил на поклонение святыням Святой Земли.

В тех корпусах, где когда-то были богадельни для пожилых монахинь, мы оборудовали гостиницы с 2-х и 3-х местными номерами, есть кухня, чтобы перекусить и выпить чаю, пообщаться. В трапезной наших паломников мы кормим завтраком и ужином, а на день даем паек, чтобы люди не тратили в обед время на дорогу туда-обратно и больше побыли у святых мест.

После воскресных и праздничных литургий угощение предлагается и всем нашим прихожанам, но для них мы накрываем столы под навесом рядом с трапезной.

– Послушание гида, наверное, тяжело для монахинь, ведь приходится постоянно быть на виду.

– Тут получается двояко. С одной стороны, эти сестры чаще других имеют возможность посещать святые места: Вифлеем, Фавор, а сейчас даже в Королевство Иордании ездят. Сестры молятся с паломниками, читают отрывки из Евангелия.

С другой стороны, нужно постоянно готовиться к рассказу для паломников, следить, чтобы все пришли в автобус, никого не забыть, плюс решать какие-то бытовые задачи. Все это рассеивает духовное внимание. Монахини устают. Но этот труд надо нести за святое послушание, это наша задача здесь. От сестры во многом зависит, какое впечатление останется у человека от поездки на Святую Землю, приедет ли он сюда вновь. Нужно быть чутким, внимательным, доброжелательным.

– В Израиле повсюду чувствуется напряжение, в Иерусалиме – особенно. Наверное, по-другому и не может быть на земле, где распяли Господа. Но как только попадаешь в Горний, и за тобой закрываются ворота монастыря, сразу чувствуешь покой, понимаешь, что ты дома. Спаси Вас Господь за то, что Вашими трудами русский паломник может ощущать себя как дома за тысячи километров от родины. В Горненскую обитель хочется возвращаться снова и снова.

– Спаси Вас Бог, приезжайте еще!

С игуменией Георгией (Щукиной)
беседовала Елена Галкина

Источник: Журнал «Монастырский вестник» № 7 2016 г.

Православие.ру

Горненский женский монастырь в Эйн-Кареме (Израиль) — описание, история, расположение. Точный адрес и веб-сайт. Отзывы туристов, фото и видео.

Горний, или Горненский, монастырь — женский монастырь в Эйн-Кареме, на окраине Иерусалима. Он был основан миссией Русской православной церкви в Иерусалиме в конце 19 в. Деревню Эйн-Карем легенда называет местом, где родился Иоанн Предтеча, и в 1870 г. руководитель миссии купил здесь участок земли, на котором сразу же стали селиться монахини. Первый храм на территории будущего монастыря был освящён в честь Казанской Богоматери. Его можно увидеть здесь и сегодня. Главная реликвия храма — это та самая Казанская икона Божьей Матери.

Монастырь полностью обеспечивал себя всем необходимым благодаря работе иконописной и швейной мастерских, которые были открыты в 1903 г. В 1911 г. на территории монастыря принялись строить большой собор, но война помешала завершению строительства. Когда монахини с ее окончанием вернулись в обитель, они нашли монастырь порядком пострадавшим от боевых действий. Восстановление продлилось до 1924 г.

Самый большой собор, ставший третьим монастырским храмом, почти 100 лет стоял недостроенным.

В период расцвета монастыря его населяли около 200 монахинь и послушниц. Абсолютное большинство были эмигрантками из России, хотя встречались среди сестёр и новообращённые местные жительницы. В 1948 г. им вновь пришлось покинуть обитель из-за военных действий, но уже в 1950-х гг. численность насельниц обители даже возросла: сюда приезжали из СССР, поскольку этот женский монастырь Московского патриархата был единственным за пределами Союза. Сегодня монастырь остаётся действующим, и в нём постоянно живут примерно 50 монахинь.

В 1987 г. была освящена вторая церковь на территории монастыря — пещерная церковь Иоанна Крестителя.

Ещё один бесценный артефакт расположен у главных ворот церкви Казанской иконы Божьей Матери: это камень, с которого, если верить легенде, читал проповедь Иоанн Креститель. Камень был перемещён на территорию монастыря из окрестностей деревни Эвен-Сапир.

Самый большой собор, ставший третьим монастырским храмом, почти 100 лет стоял недостроенным. Строительство, начатое еще до революции, было возобновлено только в 21 в. и закончено к 2007 г. Это великолепная и величественная постройка с четырьмя золотыми куполами, окружающими центральный пятый, поверх прямоугольного основания. Собор был освящён патриархом Кириллом в честь всех святых, на Русской земле просиявших.

Практическая информация

Адрес: Эйн-Карем находится в 4 км от Иерусалима.

Игумения Георгия (Щукина). Фото с официального сайта Русской духовной миссии в Иерусалиме Московского Патриархата

Георгия (Щукина) (род. 1931), игумения, почётная настоятельница Горненского Казанского монастыря в Иерусалиме

В миру Валентина Щукина, родилась 14 ноября 1931 года в Ленинграде. Во время её младенчества отец пропал без вести — мать долго и безуспешно его разыскивала, а в 1936 году вторично вышла замуж. Отчим работал в Эрмитаже. Была старшей из трёх дочерей в семье.

В Великую Отечественную войну пережила блокаду Ленинграда. В это время отчим скончался от болезни. В 1942 году мать и трёх дочерей эвакуировали. Все они были крайне ослаблены и по дороге, в Орехово-Зуеве, мать сдала Валентину и Нину, младшую дочь, медикам, т.к. казалось что обе скончались в дороге — они лежа без сознания, сильно обмороженными. Нина умерла, а Валентину выходили, хотя из-за отморожения ей пришлось ампутировать пальцы на правой ноге. Провела в больнице около трех месяцев, после чего была выписана и через несколько недель переездов и поисков, нашла мать которая эвакуировалась в Краснодарский край, на Кубань. Здесь семье пришлось пережить фашистскую оккупацию, а затем — эпидемию сыпного тифа, от которого скончалась мать.

После пребывания в детском доме, поиск родственников привёл обратно в Ленинград, к сестре матери — Матрене Степановне, которая приютила осиротевших Валентину и Лидию.

С 14 лет работала сначала в столовой у Финляндского вокзала, где её заставляли обвешивать людей, из-за чего она быстро оставила эту работу. Затем устроилась реставратором в Центральном историческом архиве, где труд был по силе и удавался.

Вся большая семья была верующей. Тётя имела дома Библию и Жития святых святителя Димитрия Ростовского, которые Валентина читала вслух; посещала городские храмы где особенно полюбила петь акафисты. После проникновенных проповедей священников в храмах в 15-летнем возрасте решилась вступить на монашеский путь спасения. Когда в Ленинград приехала игумения Рафаила из Пюхтицкого Успенского монастыря, Валентина обратилась к ней с прошением поступить в монастырь, и получила приглашение приехать. В 1948 и 1949 годах дважды побывала у преподобного Серафима Вырицкого, который благословил её на монашество. Тётя Матрена поначалу противилась, но, после того как также повстречалась со святым Серафимом, отпустила её. С трудом выписалась с работы.

Монахиня Георгия (Щукина). Фото с официального сайта Русской духовной миссии в Иерусалиме Московского Патриархата

Монашеский путь в СССР

Весной 1949 года приехала в Пюхтицкий Успенский монастырь вместе с двоюродной сестрой Ниной, которая впоследствии стала там монахиней Арсенией. В Пюхтицкой обители исполняла послушания казначеи и регента хора, помогала игумении Варваре и келейничала.

С 1955 по 1968 год — насельница Виленского монастыря.

7 апреля 1968 года приняла монашеский постриг в Пюхтицах, где продолжала подвизаться до 1989 года.

В 1989 году была назначена на новоучрежденное Иоанновское подворье Пюхтицкого монастыря в Ленинграде — возрождаемый Иоанновский монастырь на Карповке. Будучи старшей сестрой, трудилась над реставрацией монастырского храма — была отремонтирована крыша, установлены купола и кресты, началось восстановление верхнего храма и реставрация покоев святого Иоанна Кронштадтского. Была обретена и могила праведного батюшки.

Игуменство в Святой Земле

30 января 1991 года была назначена настоятельницей Горненского монастыря в Иерусалиме . До этого игуменство в Иерусалиме ей не раз предсказывал отец Николай Гурьянов. При призвании на новое служение, патриарх Московский и всея Руси Алексий II указал ей принимать паломников, ремонтировать и восстанавливать обитель, а также подготовить себе там замену. 24 марта того же года была возведена в сан игумении в Московском Елоховском соборе, а 27 марта вылетела на Святую Землю.

Когда прибыла в Горненский монастырь, в нем уже пять лет не было игумении, обитель давно не ремонтировалась. Домики-кельи были старыми и плохо обустроенными, не было ни ограды вокруг территории монастыря, ни водопровода, ни телефонов, ни хороших гостиниц для паломников. При игумении Георгии монастырь вступил в новый период, став отныне важным центром приёма паломников. В 2003-2007 годах был наконец достроен начатый век назад главный собор обители.

11 марта 2020 года была освобождена от настоятельства по состоянию здоровья, с выражением благодарности за многолетние усердные и ревностные труды по созиданию монашеской жизни, и определена почётной настоятельницей Горненского монастыря .

Награды

  • орден Русской Православной Церкви равноап. княгини Ольги 3-й степени (к 50-летию ОВЦС, 1996)
  • орден Русской Православной Церкви прп. Сергия Радонежского 3-й степени (к 150-летию РДМ в Иерусалиме, 1997)
  • орден Русской Православной Церкви равноап. княгини Ольги 2-й степени (к 2000-летию Рождества Христова, 2000)
  • орден Русской Православной Церкви прп. Сергия Радонежского 2-й степени (к 70-летию со дня рождения, 2001)
  • Патриаршая грамота (к 60-летию ОВЦС, 2006)
  • Патриаршая грамота (к 160-летию РДМ в Иерусалиме, 2007)
  • Патриарший крест (2011)
  • орден Белорусского экзархата Креста прп. Евфросинии Полоцкой 1-й степени (2011)

Использованные материалы

  • Страницы официального сайта Русской духовной миссии в Иерусалиме Московского Патриархата:
    • — биографический профиль
    • — «Одни приходят в монастырь жить, а другие — спасаться» , 6 мая 2010

Лисовой Н. Н., «ГОРНЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ», Православная энциклопедия, т. 12, с. 122-125,

«Журнал № 27», ЖУРНАЛЫ заседания Священного Синода от 11 марта 2020 года, официальный сайт Русской Православной Церкви, 11 марта 2020,

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *