Икона преображение господне

В основу иконы положена история, описанная во всех четырех Евангелиях

19 августа – день празднования Преображения Господня, когда Иисус впервые явил свою Божественную ипостась Своим ближайшим ученикам. Это одно из самых знаковых евангельских событий, имеющее огромное значение и сегодня – недаром этот праздник вошел в число двунадесятых, то есть двенадцати важнейших в православии.

Дата празднования: 19 августа

В основу иконы положена история, описанная во всех четырех Евангелиях. Иисус пророчествовал Своим ученикам, что вскоре Ему уготована смерть, но через три дня после этого Он воскреснет. Ученики опечалились, но им было трудно уверовать в слова Учителя о воскресении, ведь все считали Его пророком, Мессией, но не ведали Его Божественной природы.

Через несколько дней после этого пророчества Он взошел для молитвы на гору вместе с Иоанном, Петром и Иаковом, которые из всех учеников были Ему наиболее близки. Здесь и произошло событие, которое описывает икона «Преображение Господне»:

Он преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет (Мф. 17:2).

Но чудо на этом не кончилось: рядом с Иисусом появились Илия и Моисей, ветхозаветные пророки, говорившие с Ним

об исходе Его, который Ему надлежало совершить в Иерусалиме (Лк. 9:31).

На учеников Преображение произвело совершенно потрясающее впечатление, особенно когда из облака, осенившего всех, раздался Глас Божий:

Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Моё благоволение; Его слушайте (Мф. 17:5).

Когда же облако исчезло, Иисус принял свой прежний образ и остался наедине с учениками. Он запретил им рассказывать о том, что они видели,

доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых (Мк. 9:9).

Описание иконы «Преображение Господне»

У православных особым почитанием пользуется икона «Преображение Господне» Феофана Грека, выдающегося русского иконописца. Безусловным центром иконы является преображенный образ Иисуса. Согласно Евангелиям, Он вел аскетический образ жизни, соответственно, и одежда Его была более чем скромной. Здесь же Спаситель после Преображения явлен во всем Своем величии и силе, что подчеркивает ослепительно-белый цвет Его одежд и исходящее от Него сияние, пронизывающее все вокруг, а также светло-голубой круг, в который помещена Его фигура.

Резко контрастируют с этим сияющим образом фигуры учеников, в испуге павших ниц, и фигуры ветхозаветных пророков Илии и Моисея, на которые падает отблеск Божественного сияния. В композиционном плане икона «Преображение» Феофана Грека разделена на две части, что имеет особое значение: верхняя, небесная ее часть решена в светлых тонах, нижняя же – в темных, земных цветах камня и травы, что символизирует контраст между Божественной чистотой Неба и греховностью тварей земных.

По бокам, как бы в небольших нишах, показано, как Иисус вместе с учениками вначале поднимается на гору, а затем спускается с нее.

В чем помогает икона «Преображение Господне»

В празднование Преображения Господня проводится торжественная литургия, и перед иконой возносятся молитвы о прощении грехов и очищении.

Она действительно помогает очистить душу от скверных, от греховных помыслов, укрепить веру.

Верующие не только просят Господа о помощи и защите для себя и близких людей, но и возносят ему благодарность и хвалу.

В народной традиции Преображение Господне именуется также Вторым (Яблочным) Спасом, когда в церквях освящают плоды нового урожая. В этот день положено посещать могилы предков и оставлять на них яблоки, а также раздавать их нуждающимся.

Молитва перед иконой

Господи Иисус Христос, к тебе обращаемся с молитвами искренними. Спаси и сохрани души наши в чистоте, избави от корысти и зависти, да не позволь ступить на тропу, с верного пути сбивающей. Молим Тебя, яви свою благодать каждому, кто избрал путь, верой праведной наполненный. Позволь искупить все прегрешения деяниями благочестивыми. Помоги, Господи, укрой от противников наших, зло против наших жизней помышляющих. Аминь.

Главная => Художники России => Андрей Рублев

Икона писана на липовой рубленой доске. С обратной стороны имеются две позднейшие шпонки. Нижняя загнана с правой стороны, причем конец ее отстоит на 6-7 см от края. Верхняя шпонка загнана слева, она почти сквозная, причем при забивании ее древняя доска был повреждена, так как кусок доски отщеплен, но еще не отломан.

На доске имеются две большие трещины, левая из них в месте соединения досок сквозная и заделана врезными пластинками и рейками, а внизу склеена тонким холстом. По торцам трещина скреплена широкими железными скрепами. Правая трещина вся проклеена грубым холстом.

С обратной стороны икона окрашена серой масляной краской. Над нижней шпонкой слева имеются два отверстия от винтов. По-видимому, здесь была железная скоба, такая же, как и на других иконах. Над верхней шпонкой есть остатки ветхой бумажной наклейки с надписью чернилами: «Преображ… икона левой……3-го яруса». Торцы доски испещрены мелкими гвоздиками от басмы и следами от них. Красочный слой иконы очень плохой сохранности. С лицевой стороны, кроме сквозной трещины, справа в месте соединения досок, имеется небольшая трещина слева на нижнем поле. Большие утраты левкаса, обнаруживающие доску и паволоку, имеются: вверху (в углу) и внизу правого поля, около середины на верхнем поле и по краю нижнего поля. Большие вставки темного грубого позднейшего левкаса имеются в правом верхнем углу, одна из них несколько искажает контур спины Моисея. На ней видны остатки желтой позднейшей краски. Размер примерно 23 x 24 см. Грубые вставки левкаса занимают большую часть боковых и нижнего полей. На одежде Христа справа у пояса овальная вставка, а мелкие заделки темным левкасом имеются на фоне и полях иконы, испещренных, кроме того, следами от басменных гвоздей. Слева за спиною Илии на уровне пояса выступает восковая вставка квадратной формы, а крупные левкасные вставки искажают контур его фигуры. Поверхность иконы покрыта сетью кракелюр, особенно заметных на полях и на фоне. Следы древней киноварной опушки сохранились лишь на верхнем поле слева.

«Преображение» из Троицкого иконостаса в основном следует краткому иконографическому изводу, т.е. художник не изображает среди гор небольших сцен восхождения Христа и трех апостолов на гору Фавор и нисхождения их с горы после преображения Христа и явления пророков Илии и Моисея.

Больше половины иконы занимают светлые прозрачные, очень жидко написанные лещадные скалы горы Фавор с тремя маленькими темно-зелеными кустиками растений. На переднем плане, имея основание во всю ширину средника иконы, возвышается желтовато-зеленоватая гора с отсветами более светлого тона, уступчато суживающаяся кверху. Светлые блики и оливково-зеленые прозрачные тени, расположенные с правой стороны уступов, свидетельствуют, что именно эта средняя возвышенность гор наиболее освещена светом, исходящим от белых риз Христа, стоящего на ее вершине в ореоле некогда голубых сфер и пятиконечной звезды. Слава Христа представляет три кольца: внешний светло-голубой, второй — темно-голубой, средний -темно-синий. Некоторое представление о первоначальном цвете дают фрагменты у ног Христа и слева внизу между Христом и Илией. Голубой цвет искажен потемневшей олифой. О красоте колорита сфер, благодаря фрагментам, можно судить по славе, окружающей Христа в композиции «Сошествие во ад», близкой по тонам к славе «Преображения». По незначительным фрагментам можно догадываться, что пятиконечная звезда была светлой голубой, как внешнее кольцо сферы, но теперь она представляет зеленовато-оливковую поверхность, по-видимому, позднейшей записи, неровную и рябоватую.

Круг славы несколько срезан вверху ковчегом иконы, а внизу — вершиной горы.

У пятиконечной звезды нижнее острие и два нижних боковых острия равновелики, а два верхних, которые вздымаются за плечами Христа наподобие крыльев, значительно уже и острее, что придает легкость и устремленность вверх хрупкой, очень удлиненной его фигуре.

Правая благословляющая рука Христа поднята на уровень груди, левая, несколько отставленная и долженствующая держать свиток, едва различима из-за плохой сохранности левой части фигуры Христа. Под левой рукой изображен развевающийся острый конец белой одежды Христа, что придает легкость и подвижность его фигуре, повернувшейся несколько влево, тогда как по следам рисунка головы можно видеть, что она немного повернута вправо. Живопись головы, рук и ног настолько утрачена, что воспринимается как зеленовато-оливковые пятна. На белой одежде Христа сохранились следы светло-серых линий складок и голубоватых острых пробелов. Несмотря на фрагментарность, фигура Христа прекрасна, монументальна и исполнена грации. Слева от Христа — Илия, справа — Моисей стоят на вершинах розовато-песчаных горок, написанных светлой черленью с голубовато-белыми пробелами без теней. «Явившись во славе, они говорили об исходе его, который ему надлежало совершить в Иерусалиме» (Ев. от Луки, гл. 9, ст. 31). (Справа живопись горок сильно утрачена). Легкие, светлые массы боковых горок как бы выступают из-за горы, на которой стоит Христос. Их формы спокойнее, чем у средней, их вершины не устремляются вверх, а представляют как бы постаменты с ровными площадками, на которых стоят хрупкие, стройные, сильно удлиненные и прекрасные по рисунку пророки. Их симметрично развевающиеся одежды и очерки склоненных фигур сливаются с круглящимися линиями сфер, создавая полукруглое завершение верхней части композиции.

Илия предстоит в молитвенной позе. На нем оливково-зеленый гиматий, написанный светлой жидкой краской, через которую ясно просвечивают линии рисунка. Хотя красочный слой сильно поистерт, кое-где заметны следы легких пробелов. Темно-зеленый хитон виден только внизу, у ног Илии, и представляет темное пятно, устремленное острым концом вверх, вторя движению вверх же темного кустика над апостолом Петром (сохранность хитона тоже плохая).

Справа к Христу склоняется Моисей. В руках он держит коричневатые скрижали. На нем темно-зеленый глубокого тона, как у Илии, хитон, выделяющийся темным силуэтом (хотя красочный слой поистерт и зеленый цвет деформирован под позднее потемневшей олифой). На Моисее охряно-желтый прозрачного тона гиматий со следами рисунка и светло-желтых пробелов. Живопись головы, рук и ног очень плохой сохранности, видны только тени прекрасного рисунка и незначительные фрагменты тонкой моделировки, дающие понятие об исключительном изяществе мастерства творца иконы «Преображения».

Внизу только относительно узкая полоса иконы занята изображением трех апостолов, поверженных на землю светом преобразившегося Христа.

Слева (занимая нижний угол иконы) в испуге пал на колени апостол Петр, голова его оборачивается назад, а взгляд обращен вверх на Христа. На нем охряно-желтый гиматий, как на Моисее, стоящем вверху в противоположном по диагонали направлении, и голубоватый хитон. На гиматий Петра такие же, как и на гиматий Моисея, следы темного рисунка складок и белых тонких пробелов.

В середине между Петром и Иаковом, опираясь на правую руку, распростерся на земле Иоанн. Левой рукой он закрывает глаза от Фаворского света. На нем красновато-коричневой черлени гиматий (с остатками, по-видимому, поздней графьи) и следами голубоватых пробелов и темно-зеленый хитон, выделяющийся темным пятном на фоне гиматия. Некогда этот тон был очень глубок и красив и давал художнику возможность выделять выразительные силуэты. Относительно темная фигура Иоанна, связанная ритмически построенными силуэтами теней на скалах с фигурой Христа, служит для нее как бы опорой.

Внизу справа упал навзничь Иаков, закрывая левой рукой глаза, а правой как бы отстраняя необычайное видение. На нем серовато-зеленый гиматий, близкий по тону к гиматию Илии, и темно-зеленый хитон, что дает вместе с тенями горок цветовой отзвук фигуре пророка, находящейся в противоположном по диагонали направлении. Темный рисунок одежды Иакова ясно проступает сквозь жидкую краску игматия. Живопись головы, рук и ног Иакова не только стерта, но и испорчена рябинами пятен, как на «Богоявлении» (по-видимому, от плесени). Золото фона и нимбов на иконе утрачено.

Несмотря на очевидное сходство иконографического извода «Преображения» из троицкого иконостаса с «Преображением» из благовещенского иконостаса в Московском Кремле, есть между ними и существенные различия. Во-первых, апостолы Петр и Иаков расположены иначе: в благовещенском иконостасе Петр находится в правом нижнем углу иконы, а Иаков в левом, тогда как в троицком иконостасе, наоборот, Петр — в левом, а Иаков — в правом. Иоанн соответственно повернулся в сторону Иакова, т. е. вправо, причем в троицком празднике он закрывает глаза рукой от света, а в благовещенском он просто держит руку на голове, что менее выразительно. На «Преображении» из Благовещенского собора верхнюю и нижнюю группы людей соединяют четыре деревца на скалах в равном расстоянии от верхней и нижней групп, а в троицком празднике три меньших деревца расположены ниже в непосредственной близости к Петру и Иакову, а затенения граней скал ритмически связаны с фигурами апостолов. На троицком «Преображении» Илия и Моисей склоняются не столь низко перед Христом, как в благовещенском «Преображении», и звезда славы в иконе Троицкого собора имеет более острые и узкие верхние два острия, отчего Христос делается более стройным, легким, окрыленным.

Рисунок у мастера «Преображения» из троицкого иконостаса поражает утонченной деликатностью и простотой даже при сравнении с превосходным рисунком мастера «Преображения» из Благовещенского собора. Присущие ему качества рисунка отличают «Преображение» от всех других икон праздничного ряда троицкого иконостаса за исключением «Успения Богоматери» и «Николы» из деисусного ряда, в которых, помимо рублевских черт, более чем в других иконах ощущаются традиции ростово-суздальской живописи.

Несмотря на руководящую роль Феофана Грека в украшении живописью Благовещенского собора, его русские помощники — старец Прохор с Городца и Андрей Рублев — выбрали иконографический тип «Преображения» далекий от того, который появился в Переславле-Залесском (Государственная Третьяковская Галерея) и который отмечен характерными чертами не только палеологовского, но даже прямо феофановского стиля.

Разные русские мастера, создававшие «Преображение» для благовещенского и для троицкого иконостасов, совершенно по-иному понимали природу Фаворского света, чем мастер «Преображения» из Переславля-Залесского. В нем голубой свет, наполняющий икону, настолько силен и вещественно ощутим, настолько поражающе ослепителен, что кажутся естественными и смятение Иоанна и Иакова, падающих и заслоняющих глаза от этого света, и мужество Петра, который, упав на колени, все же взывает ко Христу («Хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи: тебе одну, Моисею одну и одну Илии».- Ев. от Марка, гл. 9, ст. 5; Ев. от Матфея, гл. 17, ст. 4).

Сила Фаворского света выявляется в материальности, весомости скалистых гор и людей, на которых блистая он снизошел, как бурный поток энергии. Художник показал, что природа и люди должны быть сильными и крепкими,, чтобы выдержать его преображающее воздействие. Фаворский свет для него наивысшая реальность, почти вещественность. Таков был замысел «Преображения» в духе мощного творческого темперамента Феофана Грека.

Совсем по-иному разрешали проблему Фаворского света русские художники. Для них Фаворский свет — это, прежде всего не сильный, а тонкий свет. Под его внутренним воздействием природа и люди предстают в духовно утонченной бесплотности, осиянными не мощными лучами, а ровным, мягким светом подобно древнему, идущему еще от пифагорейцев, песнопению: «Свете тихий, святыя славы…»

Несмотря на то, что традиционные позы падающих и заслоняющихся от света апостолов сохраняются в варианте «Преображения» в Благовещенском и Троицком соборах, но в них совершенно не ощущается ни вещественности гор и людей, ни динамического воздействия Фаворского света на окружающую среду. Подобное толкование природы Фаворского света как нравственно умиротворенной просветленности было результатом творческого переосмысления русскими художниками византийского палеологовского варианта «Преображения», близкого к миниатюре рукописи Иоанна Кантакузена и «Преображения» из Переславля-Залесского.

Вариант «Преображения» из благовещенского и троицкого иконостасов надолго удерживается в московской школе живописи как рублевский образец,, о чем свидетельствует надпись на иконе конца XV века, (Государственная Третьяковская Галерея), приписывающая ее Андрею Рублеву.

Преображение Господне. Икона.
Великий Новгород. XVI в.

В христианском искусстве существует множество иконографических композиций, однако все они в целом сводятся к двум группам — те, которые за время своего развития претерпели существенные изменения, и те, которые остаются неизменными с момента своего возникновения и по сию пору. День Преображения Господня имеет не только долгую историю, но и очень древнюю икону, которая даже старше самого этого церковного праздника.

История возникновения иконы Преображения

Если бы современный христианин вошел в храм первых веков, то увидел бы интерьер, сильно отличающихся от привычных для нас церковных убранств. И в первую очередь это касается икон — их попросту не было. Вернее, они были, вот только на молящегося со стен чаще всего смотрели не канонические лики святых, а изображения, больше похожие на элементы оформления театров и вилл, чем на традиционные иконы. Но это — еще ничего, есть и другая особенность. В древних храмах наш современник не обнаружил бы портретов Христа — вместо них на стенах там были Его символы — Крест, Агнец, якорь, рыба и другие.

Такое положение дел не было случайным. Христианское искусство зародилось в эпоху страшных гонений на евангельскую веру, когда даже само упоминание имени Иисуса Назарянина могло привести человека к мученической смерти. В этой обстановке и возник обычай шифровать наиболее важные элементы веры под примитивными, на первый взгляд, образами и символами. Например, Крест, который в языческой Римской империи очень долго оставался орудием казни, часто изображался в виде обычного корабельного якоря. Еще более прозаичной была рыба, которая, однако, в глазах христианина превращалась в сакральный символ, связанный лично с Христом. Спасителя также часто изображали и в виде ягненка, и в образе пастуха, под личиной мифического героя Орфея.

Потом гонения миновали, и о своей вере христиане смогли говорить уже открыто. Но еще очень долго — особенно на Западе империи — Церкви оставался дорог тот символический язык, который она выработала в своем искусстве первых веков. Поэтому вплоть до VIII века Агнцы, Пастыри, Орфеи, Львы, якоря и рыбы соседствовали на стенах соборов с ликами Христа, пока не были вытеснены последними окончательно.

Мозаика конхи апсиды базилики Сант-Аполлинаре-ин-Классе, Источник: ru.wikipedia.org

Первая известная композиция Преображения опирается на ту же — традиционную во многом для раннего христианства — символику. Находится в Италии, в городе Равенне, в базилике святого Аполлинария, и датируется VI веком. Она размещена в алтарной нише — апсиде — и представляет собою огромное мозаичное панно. В центре мозаики древними мастерами выложен большой круг, внутри которого на лазоревом фоне, украшенном золотыми звездами, изображен четырехконечный Крест. В месте пересечения его ветвей размещен медальон с ликом Спасителя. Над самим Крестом внимательный зритель увидит слово «ΙΧΘΥΣ», что в переводе с греческого означает «рыба». Это первые буквы слов фразы «Иисус Христос Божий Сын Спаситель». Под Крестом видны слова «SALUS MUNDI», что в переводе с латыни означает «Спаситель мира». Над кругом в небе плывут разноцветные облака, среди которых изображена благословляющая десница Бога Отца. По сторонам от круга растет множество деревьев и кустов, на которых сидят птицы. Среди растительности можно заметить и трех белых ягнят, которые трепетно смотрят на Крест. Прямо под Крестом изображен святитель Аполлинарий (первый епископ Равенны) в окружении двенадцати белоснежных агнцев и пышно цветущих белых лилий. А высоко над всем этим — слева и справа от круга — размещены полуфигуры Моисея и Илии.

Нетрудно понять, что Крест в круге — это образ Христа, три ягненка (вспомним евангельский рассказ о Преображении) — апостолы Петр, Иаков и Иоанн, деревья, трава и кусты — символ самой горы Фавор, на которой преображение и произошло. Мозаика в Равенне — это сплав аллегории и натурализма, когда главные действующие лица еще передаются с помощью символов, но в то же время начинается постепенный переход к натурным изображениям. Происходил такой переход и в Византии.

Преображение Господне. Икона. Монастырь св. Екатерины, Синай. VI в.

В середине VI века в Синайском монастыре по заказу императора Юстиниана Великого константинопольские мозаисты создали шедевр, ставший прототипом всех остальных икон Преображения. Панно полностью повторяет сюжет и композицию равеннской мозаики, но вместо аллегорий на нем изображены реальные человеческие фигуры. И Христос, и апостолы представлены здесь как реальные люди, со своими характерами и отличительными особенностями. Самобытными личностями предстают перед нами и пророки — Илия и Моисей. Единственно, чего существенно «не хватает» на мозаике Синая, если сравнивать ее с шедевром Равенны, — это самого Фавора. Гора никак не обозначена на изображении, но это все равно не мешает молящемуся понимать, что перед ним — именно Преображение, а не какой-либо иной евангельский сюжет.

Хлудовская Псалтырь, миниатюра «Преображение»

Очень скоро мастера восполнили этот пробел, и примерно к IX веку окончательно формируется привычная всем нам композиция: Христос находится на вершине скалы, но стоит не на, а над ней — как бы парит в воздухе. По бокам от Него — тоже в воздухе — стоят Моисей и Илия. А под скалой изображены апостолы в очень экспрессивных позах — они закрыли свои лица и лежат на земле, не смея взирать в сторону Учителя, от которого исходит ослепительно яркий неземной свет. Именно так видел Преображение художник, украсивший миниатюрой Хлудовскую псалтирь — византийскую рукопись IX века, созданную, предположительно, в Студийском монастыре Константинополя. С тех пор и до наших дней принципиальная композиция иконы не менялась. Отдельные образцы могли содержать некоторые отступления, но это — исключения, а не правило.

Например, Илия мог изображаться сходящим с Неба, а Моисей — выходящим из гроба. Сам Моисей может держать каменные скрижали, может — книгу или свиток, а может и вовсе ничего не держать в руках. Апостолы тоже не всегда изображаются одинаково. А еще на некоторых русских иконах по бокам и снизу от основного сюжета размещены дополнительные вставки — как апостолы с Христом восходят на гору, как Христос поднимает упавших от страха учеников, и как они с Учителем сходят с горы. Но опять нужно повторить, что такие подробности — редкие, и основной иконой Преображения является образ, ярким примером которого служит московская икона XV века из Благовещенского собора Кремля. Ее мы и рассмотрим подробно.

Символика иконы Преображения

Половину пространства занимают скалы. Собственно, в той местности, где совершилось Преображение, скал нет, там пологие склоны. Но на иконе их изображают. Почему? Дело в том, что скалы или камни в иконографии имеют четкое духовное значение — они символизируют собою крепкую веру и то восхождение, которое должен совершить верующий на пути к Вечности. А еще отвесные склоны на иконе служат своеобразным указателем, что изображенное здесь событие имеет очень важное значение, и смотреть на него нужно духовно очищенным взором.

Преображение Господне, икона из праздничного ряда иконостаса Благовещенского собора Московского Кремля, xv в

На скалах растут деревья. Это, в принципе, верно — Фавор гора лесистая. Но деревья — это еще и символ того самого Крестного Древа, на котором был распят Христос. Древа нашего спасения. Наличие на иконе растительного элемента напоминает нам о том, что Преображение — это не просто событие, а своеобразная прелюдия к тому искупительному голгофскому подвигу, который совершит Господь в конце своего земного пути.

На скалах лежат ученики. Ничего символичного в этом, на первый взгляд, нет. Как говорит Евангелие, они попадали от страха, ибо дотоле не видели Учителя в том величии, в каком Он предстал пред ними в момент Преображения. И все же есть в апостольских позах некий аллегорический посыл — они напоминают нам, что нельзя приступать к божественной реальности без подготовки, иначе можно ослепнуть от нестерпимого фаворского света.

Над скалами в окружении многослойного и многоцветного сияния стоит Спаситель. Концентрические окружности называются мандорлой. По сути, это большой нимб, который опоясывает не только голову, но и всю фигуру. Она служит для указания на особую благодать и славу, которыми исполнен изображаемый человек. Чаще всего мандорла изображается вокруг Христа и Богородицы — как самых совершенных людей во Вселенной. На иконе Преображения Спаситель тоже в мандорле, которая символизирует тот самый неземной свет, объявший Господа в минуту славы.

Фигуры Илии и Моисея — целиком историчны и соответствуют тем образам, которые закрепились за этими пророками. Однако есть и в этом элементе сюжета прикровенный смысл. Как известно, Илия был взят Богом из земной жизни живым, а Моисей — умер. То есть в день Преображения как бы встретились два мира — мир живых, и мир мертвых. Это очень важная деталь. Она говорит нам о том, что Христос есть Господь всей вселенной, и что в его глазах нет мертвых, но все живы.

Есть еще одна очень важная идея, которую несет в себе композиция Преображения, особенно — ее ранние мозаичные варианты. На иконе, по сути, изображен рай. Тот самый рай, которым станет весь мир после второго пришествия Христа. О райском «контексте» говорят и деревья (вспомним красивую растительность на стенах равеннской абсиды), и золотистый фон иконы, и то сияние, которое исходит от Христа и заполняет собою все композиционное поле. И действительно — Своим Преображением перед учениками Господь приоткрыл перед ними (а значит — и перед нами) завесу тайны, показав, какой славы удостоится человек и весь мир после всеобщего воскресения, когда Бог будет «всяческая во всем» (1 Кор. 15:28).

Преображение Господне. Икона. Россия. XV в. Кирилло-Белозерский музей

Преображение Господне. Икона.
Мастерская Феофана Грека. 1403 г.
Собрание ГТГ. Ранее Спасо-Преображенский собор г. Переславля.

Преображение Господне. Икона.
XVI в. Владимирская область.

Преображение Господне. Фреска.
Церковь Спаса на Ковалеве под Новгородом. Конец XIV века.

Преображение Господне. Византийская икона XII в.
Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург

Преображение Господне. Икона из иконостаса церкви Свв. Флора и Лавра с. Мегрега, Олонецкого р-на.
Россия. Карелия. XVII в.
Музей изобразительных искусств Республики Карелия. Петрозаводск

Преображение Господне. Икона из Праздничного чина.
Псков. XVI в.
Псковский государственный историко-архитектурный музей-заповедник

. Преображение Господне. Фреска.
Мирожский монастырь. Псков. XII в.

Преображение Господне. Икона.
Греция. XVI в.
Местонахождение — Канада. Монреаль. Частная коллекция

Преображение Господне. Икона.
Россия. XVI в. Находится в частной коллекции

Преображение Господне. Икона.
Россия. Великий Новгород; XVI в.

Преображение Господне. Псковская икона.
XVI век

Преображение Господне. Мозаика.
Храм Спаса на Крови, Санкт-Петербург. XIX в.

Преображение Господне. Икона с праздниками в 24 клеймах.
Первая половина XVI в.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *