Илья пророк икона

Житие

Илья пророк родился почти за 1000 лет до Рождества Христова в Фесвии Галаадской. Перед рождением маленького Ильи его отец увидел странный сон: пришли молитвенные мужи и кормили младенца огнем, пеленали в огненные пеленки. Когда мальчик вырос, он стал пламенным служителем бога и посвятил ему всю свою жизнь. Илья проживал в пустыне, постоянно постился и молился.

Он был ревностным служителем бога, о чем говорит и его имя — «Бог мой Господь». Это были времена духовного падения израильского царства, когда на троне сидел идолопоклонник. Жена царя убедила его уверовать в идолов и забыть истинного бога. Илья молитвою веры закрыл небеса и вызвал засуху на три года, чтобы люди вразумились и покаялись в своих грехах. Людям не хватало хлеба, а Илья призывал их к покаянию.

Чтобы избежать царского гнева, Илия спрятался в горах у потока Хорав. Библия повествует, что вороны приносили пророку мясо и хлеб для поддержания духа. Народ сильно страдал от недостатка пищи, и бог уже готов был смилостивится над ними. Но видя упорство своего пророка, не решился пойти поперек его воли.

Однажды святой Илья пришел в дом бедной женщины, которая не пожалела для него последней горсти муки и оливкового масла — испекла лепешки. Это чудо описано в Ветхом Завете: с тех пор в доме бедной женщины никогда не переводились масло и мука. Также пророк воскресил внезапно умершего сына вдовы, посочувствовав ее горю.

Илия и идолопоклонники

Много чудес совершил пророк Илья, но все же был гоним властями за свои проповеди и обличение грехов правителей. Тогда святой праведник решил устроить состязание со жрецами Ваала, идола израильтян. Он предложил бросить жребий — на чей жертвенник упадет огонь небесный, тот бог и правильный.

Целый день жрецы совершали ритуальные пляски перед Ваалом, кололи себя ножами. Но огонь не упал с небес на их призывы. Вечером Илья соорудил жертвенник из двенадцати камней (по числу колен израилевых), воззвал в горячей молитве к истинному богу. Он просил послать огонь на жертвенник для вразумления заблудших. В это время на жертвенник упал небесный огонь и зажег жертву. После этого народ вновь уверовал в единого бога, а жрецы Ваала были убиты. Бог послал дожди на землю, и засуха прекратилась.

В библии мы можем прочитать, что Илия еще при жизни был вознесен на огненной колеснице в небеса к богу.

Свидетелем этого чудесного события был его ученик Елисей, которому пророк с колесницы сбросил свою верхнюю одежду. Илия стал вторым угодником божьим, вознесенным живым на небеса, после праведного Еноха.

Иконы и молитвы

Икона Ильи Пророка очень почитаема православными христианами. Пророка Илью чаще всего изображают либо с вороном, либо на небесной колеснице. Есть и другие изображения, но эти два встречаются постоянно. О чем просят верующие божьего угодника? В основном, о хорошем урожае и погоде.

Также просьбы касаются:

  • укрепления веры в сердце;
  • осознания своей греховной природы;
  • восстановления мира в семье;
  • защиты от телесных немощей и ран;
  • преодолении бедности и безденежья;
  • замужества девиц;
  • помощи в любых делах.

На Руси в ильинских храмах всегда совершали крестный ход, если на землю приходила засуха. Это была многовековая традиция. Люди всегда верили в управление пророком погодой, о чем не раз упоминалось в библии. В наши дни именно 2 августа отмечают день ВВС и ВДВ, так как Илья считается покровителем воздушных войск и моряков.

Молитва святому Илье:

Когда можно молиться Илье? Это делают в любое время при возникшей необходимости, а также 2 августа в храме.

День почитания

Второго августа православная церковь почитает Илью пророка. Считается, что святой огненными молниями поражает бесов и непокорных богу людей. Это навевало страх и ужас на людей, а со 2 августа в народе запрещали купаться в реках и озерах. Именно в этот день чаще всего бывают грозы с проливными дождями, и купающиеся люди могут просто погибнуть или утонуть.

В старину на Руси во время грозы 2 августа плотно закрывали ставни на окнах, а в комнатах зажигали лампадку. Считалось большим грехом бегать по лужам, петь песни и стрелять из ружья.

Наставления пророков

Чему нас учат библейские пророки? Они показывают верующим правильный путь служения богу, жизнь в чистоте и святости. В библейские времена все пророки были гонимы, о чем подтверждал Иисус Христос в евангелии: «Нет пророка в своем отечестве». Гонения были вызваны словом правды и обличением в грехах, ведь люди не желали слышать истину о себе. Но пророкам всегда сопутствовала благодать божья, которая укрепляла их дух в противостоянии греху.

Господь специально посылает пророков на землю, чтобы они свидетельствовали о его силе и власти. Люди часто забывают о том, кто их истинный отец и создатель, и начинают создавать идолов. Так было во времена пророка Илии, когда царь иудейский впал в идолопоклонство. Так было и во времена Иисуса Христа, когда место первосвященника покупали за деньги. Иоанн Креститель стал последним пророком на земле, возвестив приход Спасителя мира.

Иисус был последним посланником небес, он искупил род людской от грехов и дал всем людям на земле возможность обрести царствие небесное. После Иисуса Христа бог не посылал на землю пророков за ненадобностью. Теперь все христиане земли ожидают второго пришествия Христа, чтобы узреть воочию славу божью на земле.

Пророчество митрополита Илии

Нашествие. Художник К. Васильев

«Будет война, и война страшная, всемирная, она приведёт народ России к Богу», – так ещё в 1927 году говорил близким духовным чадам своим преподобный Серафим Вырицкий

Письмо владыки Илии

А всего за несколько дней до начала войны журнал «Безбожник» опубликовал статью «главного атеиста» страны Емельяна Ярославского, в которой чёрным по белому было написано: «Религия является злейшим врагом советского патриотизма. История не подтверждает заслуг Церкви в деле развития подлинного патриотизма». Но уже 3 июля 1941 года И.В. Сталин, быть может, вспомнивший своё семинаристское прошлое, обратился к согражданам со словами «Братья и сёстры!» – и это были не простые слова, а обращение к душе и сердцу народа. Несколько позже он вызвал Ярославского и поручил ему написать в «Правду» статью «Почему религиозные люди против Гитлера?». Москвичи утверждали, что «главного атеиста» после этого еле откачали. Так что же произошло?

Как известно, «пока гром не грянет, мужик не перекрестится». Но тут речь шла о государственно-насаждаемом атеизме, который больше не мог быть единственной «коммунистической религией». Наступила решающая, трагическая минута, и атеизм, как шелуха, стал опадать с людей. В суровую годину испытаний народ вспомнил о вере отцов, которая всегда спасала нашу страну. В немногочисленных церквях читали молитву, составленную в годы Отечественной войны 1812 года. Но было и ещё нечто, повлиявшее на изменение отношения руководства страны к православию.

Этим «нечто» явилось сообщение, переданное митрополитом Гор Ливанских Илией (Карамом) представителям Русской Православной Церкви, которое они получили через Красный Крест. В сообщении говорилось о видении Божией Матери митрополиту Илие. Когда началось вторжение гитлеровских полчищ в наше Отечество, патриарх Антиохийский Александр III (выпускник Киевской духовной академии) обратился с призывом ко всем христианам мира об оказании молитвенной и материальной помощи России. А горячо любивший русский народ митрополит Илия спустился в каменное подземелье, где не было ничего, кроме иконы Божией Матери («ушёл в затвор»). Через трое суток беспрерывной молитвы ему явилась в огненном столпе сама Божия Матерь и известила митрополита, что он как истинный друг России и молитвенник за неё избран передать определение Божие стране и её народу.

По велению Господа в России должны были открыться храмы, монастыри, духовные семинарии и академии. Священников надлежало освободить из тюрем и возвратить из ссылок. Ни в коем случае не сдавать врагу город св. Петра – Ленинград. «Доколе моё изображение (икона Казанской Божией Матери) находится в нём, – промолвила Богородица, – ни один враг не пройдёт. Если это определение не выполнят, то успеха в войне не будет».

Письмо владыки Илии было доведено до Сталина. В Москву был вызван митрополит Ленинградский Алексий (Симанский), прибывший к Председателю Совнаркома вместе с местоблюстителем Патриаршего престола митрополитом Сергием (Страгородским). По имеющимся сведениям, Сталин просил передать митрополиту Гор Ливанских слова благодарности и обещание выполнить всё, о чём говорилось в его послании.

История эта имела своё продолжение после победоносного завершения Великой Отечественной войны. В октябре 1947 года митрополит Гор Ливанских приезжал в нашу страну по приглашению Московской Патриархии и советских властей. Перед приездом гостя Сталин спросил теперь уже у Патриарха Сергия: «Чем может отблагодарить митрополита Илию Русская Церковь?» Святейший предложил преподнести список с иконы Казанской Божией Матери, крест и панагию, усыпанные драгоценными камнями, взятыми во всех республиках страны, дабы тем самым показать благодарность нашего Отечества. Тогда же правительство наградило митрополита Илию Сталинской премией «За помощь нашей стране во время Великой Отечественной войны». Посетил митрополит Илия и Ленинград. От советского правительства владыку в поездке сопровождал А.Н. Косыгин, а от Московской патриархии – митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий (Чуков). Оказавшись в Князь-Владимирском соборе, в котором всю войну находилась Казанская икона Божией Матери, митрополит возложил на неё золотой венец. Здесь же он и поведал ленинградцам о Чуде явления Божией Матери. Вот только всё это долгие годы скрывалось за семью печатями.

«Мы все такое видели!»

Пресвятая Богородица не оставила нашу страну в эти страшные годы борьбы с силами зла. Существует документальное свидетельство о явлении Божией Матери в Сталинграде 11 ноября 1942 года во время битвы, с которой связан коренной перелом в ходе войны. О сталинградском знамении сообщал в Москву Павел Ходченко – уполномоченный Совета по делам Русской Православной Церкви по УССР. Его адресатом являлся председатель этого Совета, полковник НКГБ Г.Г. Карпов. И хотя в отчёте не было развёрнутого описания события, а говорилось лишь о том, что воинская часть из состава армии Чуйкова стала свидетельницей Чуда, о нём сохранились воспоминания участников Сталинградской битвы.

Один из них – Георгий Ильич Голубев, испытавший до Сталинграда горечь поражений и отступлений, чудом выбравшийся из окружения под Харьковом, в те дни курсировал с секретными документами с правого берега Волги на левый. Когда он, весь грязный и мокрый, дополз до своих, встречавший боец сказал ему: «Ильич! Пока ты на брюхе ползал, мы все такое видели! В небе была Божия Матерь с младенцем Христом! Теперь точно порядок будет». Из других рассказов следовало, что всё началось с появления во время боя светлой полосы. Обе стороны прекратили обстрел. Само прекращение огня было чем-то невероятным. Тем временем светлая полоса становилась всё ярче и ярче. Немцы, видимо, считали, что русские применили техническую новинку. Наши солдаты были такого же мнения о противнике и решили послать разведку. Преодолев несколько десятков метров, разведчики увидели, что свет исходит от женщины в белых одеждах. Они поползли к ней, но тут невидимая стена преградила им дорогу. Стена была сплошной, и сколько разведчики не пытались пройти дальше – не могли. Продолжалось явление Богородицы, по подсчётам очевидцев, полчаса-час. Вернувшись, разведчики с уверенностью сказали, что Женщина за стеной непроходимого Света – это Божия Матерь, как её изображают на иконах.

Известно, что 2 февраля 1943 года Сталинградская битва была победоносно завершена. По имеющимся сведениям, в неразрушенном храме во имя Казанской иконы Божией Матери, был отслужен благодарственный молебен. Первую свечу при этом затеплил командующий 62-й армией В.И. Чуйков.

Явления Пресвятой Богородицы, которую фашисты называли «русской Мадонной», зачастую вызывали панику среди солдат вермахта и заставляли их отступать. На сайте Центра просвещения и милосердия Белорусского Экзархата есть несколько фактов, свидетельствующих об этом. Как известно, проводя акции запугивания населения, фашисты сожгли 187 белорусских деревень за поддержку партизан. В сентябре 1942 года такая же участь была уготовлена деревне Рожковке Каменецкого района. Оккупанты окружили её, а всех жителей согнали в ров для расстрела. Но тут произошло самое настоящее чудо. Рядом на поле приземлился самолёт, из которого по трапу спустился лётчик в форме майора «Люфтваффе». Он обратился к командиру карателей с просьбой отсрочить казнь на четыре часа, дать ему машину с шофёром, который бы отвёз его к командованию. После возвращения лётчик протянул карателям приказ об отмене расстрела.

Так что же произошло?

Александр Обухов

Продолжение читайте в майском номере (№5, 2015) журнала «Чудеса и приключения»

Пророк Илия. Жизнеописание

Пророк Илия родился в Фесвии Галаадской в колене Левиином за 900 лет до Рождества Христова. Согласно преданию, дошедшему до нас от святого Епифания Кипрского (ум. 403 г.), когда родился Илия, отцу его было таинственное видение: мужи благообразные приветствовали младенца, пеленали его огнем и питали пламенем огненным. Имя пророка Илии переводится как «Бог мой Господь», что выражает основное содержание его служения (3 Цар. 18. 36) — ревностна борьба за поклонение единому Богу и своими делами являвшего Его могущество.

Пророк Илия был ревностным поборником чистоты веры в Израильском царстве и грозным обличителем идолопоклонства и нечестия. Его деятельность относится к царствованию Ахава (ум. 852 до н. э.), когда его жена финикиянка Иезавель решила установить культ Ваала и Астарты. Предание гласит, что истинные ревнители благочестия были изгнаны из страны, и при дворе был учрежден штат жрецов Ваала. Грозным обличителем за попрание святыни явился пророк Илия, который совершал много чудес, чтобы вразумить нечестивого царя. История его жизни и деятельности излагается в Третьей и Четвертой Книгах Царств (3 Цар. 17-20 и 4 Цар. 1-3).

Когда нечестие Ахава достигло предела, пророк Илия возвестил царю, что за его нечестие страну на несколько лет постигнет голод (3 Цар. 17:1). Но Ахав не раскаялся, началась борьба между царем и пророком, окончившаяся торжеством последнего. Во время жертвоприношения на горе Кармил (Кармель), устроенного с целью испытания и сравнения могущества Яхве и Ваала, жрецы последнего потерпели полное поражение и были казнены пророком (3 Цар. 18:40). Это еще более разгневало Иезавель, которая поклялась убить Илию. По указанию Божию, пророк Илия скрылся у потока Хораф, куда вороны каждое утро и вечер приносили ему пищу.

Народ же в то время страдал от нестерпимого зноя и голода. Ветхозаветное предание рассказывает о том, что Господь по Своему милосердию, видя страдания людей, готов был пощадить всех и послать дождь на землю, но не хотел нарушить слова пророка Илии. Для пророка было важным обратить сердца израильтян к покаянию и возвратить их к истинному Богопочитанию. Через некоторое время пророк Илия, по слову Божию, отправился в Сарепту Сидонскую к бедной вдове. За то, что она не пожалела последней горсти муки и масла, по молитве пророка Илии мука и масло с тех пор не истощались в доме вдовы. Здесь же пророк Илия совершил еще одно чудо: он оживил внезапно заболевшего и умершего сына вдовы, сострадая горю женщины.

На третий год засухи пророк Илия вернулся к Ахаву. Илия предложил устроить состязание со жрецами Ваала, чтобы выяснить, чей бог истинный. Собрав народ на горе Кармил, пророк Илия предложил соорудить два жертвенника: один — от жрецов Ваала, другой — от пророка Илии для служения Истинному Богу. «На который из них спадет огонь с неба, тот будет указанием, чей Бог истинен, — сказал пророк Илия, — и все должны будут поклониться Ему, а не признающие Его будут преданы смерти». Жрецы Ваала плясали, молились и кололи себя ножами весь день, но ничего не случилось. К вечеру пророк Илия воздвиг свой жертвенник из 12 камней, по числу колен Израилевых, возложил жертву на дрова, приказал выкопать вокруг жертвенника ров и повелел поливать жертву и дрова водой. Когда ров наполнился водой, пламенный пророк обратился к Богу с горячей молитвой и прошением, чтобы Господь ниспослал с неба огонь для вразумления заблуждающихся и ожесточившихся израильских людей и обратил сердца их к Себе. Огонь пал с неба и возжег жертву пророка Илии. Народ воскликнул: «Воистину Господь есть Бог Един, и нет другого Бога, кроме Него!». Тогда по повелению пророка Илии жрецы были убиты. По молитве пророка Илии Господь послал на землю обильный дождь, засуха кончилась. Однако, несмотря на чудеса и великие знамения, которые свершились по молитве пророка, Иезавель желала убить его за то, что он предал смерти жрецов вааловых. Илия скрылся в пустыни.

В это время пророк удостоился, насколько это возможно для человека, созерцания лицом к лицу Бога. Господь утешил его, сказав, что остались еще люди на земле, никогда не поклонявшиеся идолам, и указал Илие на Елисея, которого Он выбрал пророком после Илии.

По преданию, пророк Илия был взят на Небо живым: «Вдруг явилась колесница огненная и кони огненные, и разлучили их обоих, и понесся Илия в вихре на Небо» (4 Цар. 2:11). Согласно Библии, до него живым на небеса был взят лишь Енох, живший до Потопа (Быт. 5:24). В книге Премудрости Исуса, сына Сирахова, событие вознесения Илии описывается так: «Илия сокрыт был вихрем, — и Елисей исполнился духом его» (Сирах. 48:12). Согласно Четвертой книге Царств, Илия оставил пророку Елисею свою верхнюю одежду («милоть»), сбросив ее ему уже с огненной колесницы (4 Цар. 2:11-13).

В Книге пророка Малахии сказано, что Бог пошлет пророка Илию назад на землю: «Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного» (Мал. 4:5). Здесь идет речь о Втором Пришествии. Перед Вторым Пришествием пророк Илия спустится с небес, чтобы обличить лже-Мессию и обратить остаток Израиля к истинному Богу.

Пророк Илия упоминается несколько раз в Новом Завете. Так, описан эпизод, как старейшины и народ спрашивали Иоанна Предотечу, когда он проповедовал на берегах Иордана в духе и силе Илии и даже по внешности походил на него, не он ли Илия? Также ученики Исуса Христа, согласно Евангелию от Матфея, спрашивали Его, не должен ли перед Мессией прийти Илия. На что Христос ответил: «Правда, Илия должен прийти прежде и устроить все; но говорю вам, что Илия уже пришел, и не узнали его, а поступили с ним, как хотели; так и Сын Человеческий пострадает от них» (Мф. 17:11-12). Тогда ученики поняли, что Исус говорил об Иоанне Крестителе, который был обезглавлен (Мк. 6:28).

Во время Преображения Господня пророк Илия явился вместе с Моисеем, и они беседовали с Исусом «об исходе Его, который Ему надлежало совершить в Иерусалиме» (Лк. 9:31). По мнению Иоанна Златоуста, «один умерший и другой, еще не испытавший смерти», предстали для того, чтобы показать, что «Христос имеет власть над жизнью и смертью, владычествует над небом и землей». Предполагается, что он есть один из двух светильников, предстоящих перед Богом, и должен явиться пред Вторым пришествием Христа на землю (Откр. 11:3-12). Во время страданий Христа на кресте некоторые из людей думали, что Христос зовет пророка Илию на помощь, и ожидали его прихода.

Почитание пророка Илии на Руси

Пророк Илия был одним из первых угодников Божиих, которых стали почитать на Руси. Во имя его еще при князе Аскольде, в начале IX века, был воздвигнут соборный храм в Киеве. И святая равноапостольная княгиня Ольга поставила церковь во имя пророка Божия Илии на севере Руси, в селе Выбуты. Святой пророк Илия всегда воспринимался православным русским народом как один из ближайших нашему отечеству святых. В «Ильинских» церквях совершались и совершаются крестные ходы, особенно в засуху. Ильин день считался границей сезонов, при этом у южных славян (например, в Македонии) этот день назывался серединой лета, а в России — поворотом на зиму. После Ильина дня ожидали дождей, и было запрещено купаться (чтобы не утонуть или не заболеть). В этот день можно было начинать пользоваться плодами нового урожая. Праздник связывался в представлениях славян с брачной темой и символикой плодородия: молились о богатом урожае, а девушки о том, чтобы выйти замуж.

День памяти пророка Илии совершается 2 августа (20 июля ст. ст.). В христианстве является самым почитаемым ветхозаветным святым. По месту рождения в городе Фисвы, пророка Илию называют Илия Фезвитянин.

Святой пророк Илия. Иконы

Изображения пророка Илии были так же широко распространены, как и образы святителя Николы Чудотворца, великомучеников Георгия Победоносца и Димитрия Солунского. В иконографии пророка Илии соединены символические элементы, отражающие его значение как соучастника важнейших событий в истории божественного домостроительства. Слова святителя Иоанна Златоуста содержат яркую образную характеристику пророка:

Представим… Илию, пророка, земного ангела и небесного человека, ходившего по земле и управлявшего небесной колесницей, бывшим ростом в три локтя и достигавшего до великой высоты, поднявшегося до самых сводов небесных, повелителя вод, которого язык был хранилищем вод и ключом небес (Иоанн Златоуст, свт. Слово об ап. Петре и прор. Илии // Творения. 2004. Т. 2. Кн. 2. С. 776).

В христианском искусстве были распространены не только единоличные образы пророка Илии, но отдельные сцены из его Жития. При почитании Илия наделялся разными функциями. Для иноков его жизнь являлась образцом аскетических подвигов. В императорской среде его чтили как покровителя воинской доблести. Император Василий I Македонянин ежегодно в день памяти Илии посещал богослужение в Новой церкви Большого императорского дворца, где хранились милоть и пояс Илии. В народном восприятии Илия был покровителем стихий. Роль пророка-боговидца в божественной икономии, эсхатологические ожидания Илии как провозвестника Второго пришествия, а также различные аспекты его почитания стали причинами разнообразия иконографии.

Известны изображения пророка Илии в иудейской синагоге в Дура-Европос (249-250 гг.). В сцене с царем, судя по фрагментам ног, пророк был представлен фронтально. У полосы земли сохранилось фрагментарное изображение ног, возможно, остатки фигуры полководца Авдия, приведшего Илию к Ахаву. В сцене воскрешения сына сарептской вдовы Илия возлежит на ложе, на руках у него младенец, которого он протягивает к руке Господа, изображенной вверху, слева — предваряющее действие — вдова в черных одеждах подает Илии тело мертвого сына, справа — вдова в светлых праздничных одеждах держит на руках веселящегося младенца.

Самое раннее изображение пророка Илии представлено в иконографии «Вознесение пророка Илии, или Огненное восхождение» и находится в капелле Сант-Акуилино базилики Сан-Лоренцо Маджоре в Милане (ок. 370 ш.). В апсиде базилики Сант-Аполлинаре ин Классе в Равенне (ок. 549 г.) в сцене «Преображение Господне» (фигура Христа замещена крестом с Его ликом в средокрестье, апостолы Петр, Иоанн и Иаков представлены в виде агнцев, кресту в позе оранта предстоит епископ Аполлинарий, по сторонам которого — 12 апостолов в виде агнцев) полуфигуры пророков Илии (справа) и Моисея (слева) представлены в облаках. Илия — старец с длинными, седыми волосами, разделенными посередине прямым пробором и спадающими на спину, седая длинная борода заострена книзу.

Самое раннее известное иконное изображение Илии выполнено в технике восковой живописи (энкаустики) в VII веке и находится в монастыре великомученицы Екатерины на Синае. Икона являлась правой створкой не сохранившегося триптиха. Илия изображен седовласым, его одежды проработаны ассистом. Правая рука — в пророческом жесте, в опущенной левой — развернутый свиток.

В византийском искусстве сохранились редкие примеры единоличных изображений Илии. Одной из ранних является большого размера икона (1180-1200 гг., Византийский музей, Кастория) с поколенным фронтальным изображением Илии на синем фоне, облаченного в охристый хитон с синим поясом и в милоть, в левой руке развернутый свиток. На медальоне на складне с образами Богоматери Оранты и Исуса Христа (кон. X — нач. XI в., Национальная библиотека св. Марка, Венеция) Илия представлен со свитком в руке среди пророков, апостолов и святителей.

В иконографические программы храмов средневизантийского периода нередко включены отдельные сюжеты Жития Илии. К наиболее ранним примерам принадлежат фрески пещерной церкви Айвалы-килисе (Каппадокия; между 913 и 920 гг.), где на склонах небольшой арки, обрамляющей нишу со сценой «Жертвоприношение Авраама», представлены «Жертвоприношение на горе Кармил» и «Вознесение пророка Илии».

Особое почитание пророка Илии на Синае, недалеко от которого, на горе Хорив, он сподобился видеть Бога, привело к широкому распространению его изображений в составе разных икон, происходящих из монастыря великомученицы Екатерины или созданных для него.

Наибольшее распространение в монументальном искусстве и в иконописи получили сюжеты «Пророк Илия в пустыне» и «Огненное восхождение пророка Илии».

Развернутые житийные повествования в монументальной живописи известны с XIII в. Один из ранних дошедших циклов расположен на северной стене юго-восточного компартимента храма в Ахтале (1205-1216 гг.) и включает 3 сюжета: «Жертвоприношение на горе Кармил», «Пророк Илия в пустыне», «Вознесение пророка Илии».

Первый христианский храм, возведенный в Киеве, был освящен во имя пророка Илии. Вместе с традиционным корпусом Житий Илии и Похвальных слов на Руси рано появился цикл апокрифических произведений. Так, в русских индексах, начиная с Изборника князя Святослава 1073 г., встречается указание на апокриф «Ильино обавление» (Хождение Агапия в рай), где проводником старца Агапия по райскому саду был Илия. В «Слове и видении апостола Павла» («Хождение апостола Павла по мукам») речь идет о встрече в раю апостола Павла с Илией и Елисеем. Эти сочинения, несмотря на внесение их в разряд запрещенных книг, в разное время были востребованы и стали источником новых иконографий пророка Илии.

В Киевской Руси почитание пророка Илии приобрело особенности. Сопоставление Илии с архангелом Михаилом, рано проявившееся в различных иконографических изводах, характерно для древнерусской культуры и несвойственно для Византии. Одной из причин сочетания образов Илии и архангела Михаила послужило то, что оба имеют власть над огненной и водной стихиями, а также почитаются как заступники за человеческий род на Страшном Суде. Ранний пример изображений Илии сохранился в Кондакаре Типографского устава (кон. XI — нач. XII в., ГТГ).

Самый ранний образ в древнерусском монументальном искусстве известен в росписи святой Софии Киевской, где седовласый Илия представлен в рост, со свернутым свитком в руке в нижней зоне на юго-западном подкупольном столбе.

Многоплановость иконографии «Пророк Илия в пустыне», содержащей евхаристическую тему и выражающей идеал монашеской жизни, в русском искусстве была дополнена мотивами покорности Божией воле, углубленной молитвы и одновременно дерзновенного и ревностного общения с Богом. Немногочисленные памятники XV века изображают Илию сидящим на камне вполоборота вправо, левой рукой он подпирает голову, в правой — свиток.

Очевидно, еще в домонгольской Руси прослеживались параллели между Илией, в огненном столпе взятом на небо, и образом Божией Матери «Неопалимая Купина», которые объединяет тема божественного огня, преображающего, но не опаляющего.

В XVI веке иконография «Огненное восхождение» стала насыщаться изображением предшествующих событий из Жития Илии. На новгородской иконе второй четверти XVI в. присутствуют два сюжета: «Ангел побуждает Илию» и «Переход через Иордан посуху». В результате иконография, в которой сочетается несколько композиций без распределения их по клеймам, получила большое распространение и оформилась в особого вида житийные иконы. Этот феномен присущ только иконографии Илии. Специального названия эти «комплексные» композиции не получили и именуются, как правило, по сюжету, выделенному масштабом.

В русском искусстве сохранился самый ранний иконный житийный цикл пророка Илии — образ «Пророк Илия в пустыне, с житием» с погоста Выбуты близ Пскова (нач. XIII в., ГТГ). В среднике изображен Илия в пустыне, в апостольских одеждах — хитоне и гиматии, без ворона.

Развитие житийной иконографии активно продолжалось в XVI веке. Особое внимание к образу Илии объяснялось распространением его почитания. Известны многочисленные «обыденные» церкви во имя пророка Илии.

Небольшие по размеру житийные иконы Илии предназначались для аналоя либо для домашней молитвы. Некоторые из них имели индивидуальный подбор клейм, включающих редкие сюжеты. Для ярославской церкви святителя Николы Чудотворца Семеном Спиридоновым Холмогорцем была написана икона «Пророк Илия, с житием в 26 клеймах» (1678, ЯХМ). Илия изображен в рост, со свитком в руке, в молении к Господу, в небесном сегменте слева, со сферой в руках, сидящим на херувимах. Композиция средника заключена в арку на фоне изысканных трав. Архитектура и пейзаж в клеймах необычайно сложны и разнообразны.

Храмы Илии пророка на Руси

Во имя святого пророка Илии освящена церковь на погосте Выбуты Псковской области. Каменная Ильинская церковь построена из плиты в XV веке. Предположительно, здесь стоял более древний храм, т.к. в Третьяковской галерее в Москве имеется икона святого пророка Илии из церкви в Выбутах, датированная XIII веком. Церковь стоит на берегу реки Великой. Колокольня каменная, в связи с притвором церкви. Престолов в церкви два: главный — во имя святого пророка Божия Илии, придельный — во имя святителя Николы. Близ церкви находится кладбище. Церковь была закрыта в советское время. Финансовый отдел Псковского окрисполкома 15 декабря 1927 года направил в окружной отдел народного образования (ОКРОНО) письмо с грифом «Не подлежит оглашению», в котором сообщал о намерении «реализовать Госпромцветмету 14 штук разного размера колоколов с закрытой Выбутской церкви». В ответ ОКРОНО сообщил, что «продажа колоколов немузейного значения может быть произведена лишь Главнаукой». В годы Великой Отечественной войны церковь была повреждена. В 1955-1957 годах реставрирована по проекту В.П. Смирнова. В 1999 году в церкви возобновлены богослужения.

Во имя пророка Илии был освящен храм близ д. Конечек (быв. погост Кривовичи) Псковской области. Когда и кем построена церковь — сведений не имеется. В 1877 году с правой стороны главного храма устроен придел во имя Святой Живоначальной Троицы. Церковь окружает кладбище, обнесенное каменною оградою. Ильинская церковь бывшего погоста Кривовичи сильно пострадала во время военных действий по освобождению Пскова в 1944 году. Ее развалины находятся возле деревни Конечек Псковской области.

Во имя пророка Илии был освящен храм в Теплых рядах в Москве. Каменный храм строился как собор основанного не позднее XV века рядом с Московской торговой площадью Ильинского монастыря. От имени этого храма получила название улица Ильинка, торг стал называться Ильинским крестцом. Строительство храма велось с 1519 по 1521 годы, «а ставил от простых людей нехто именем Клим, а прозвище Мужило». Церковь горела в 1547 году, пострадала при пожаре 1626 года. Восстание горожан 27 мая 1606 года в Москве против Лжедмитрия I началось после удара набата на колокольне монастырского храма Илии пророка, сделанного по приказу Шуйского. В Смутное время монастырь был упразднен, храм стал приходским, и в 1676 году его вместе с церковной землей передали Новгородскому архиерейскому дому и надстраивают верхним храмом, куда переносят престол в честь пророка Илии. Древний нижний храм освятили во имя апостола Тимофея. Храм закрыли в 1923 году, затем разобрали верхний ярус колокольни. С 1930 по 1980 годы в здании храма располагались различные учреждения. Здание является объектом культурного наследия федерального значения. С 1995 года в храме возобновились богослужения.

В честь пророка Илии освящен храм в с. Пруссы Коломенского района Московской области. Селом Пруссы владели бояре Шереметевы. В середине XVI века его приобрел Коломенский епископ. Тогда же была сооружена шатровая Ильинская церковь. Она упоминается каменной в писцовых книгах 1578 года. Здание частично переделывалось в 1660-х гг. В первой половине XIX века с запада были пристроены кирпичная трапезная и деревянная колокольня «на столбах» (ныне утрачены).

Также во имя пророка Илии освящена церковь на погосте Выя Архангельской области, которая была построена в 1600 году.

Ильинская церковь существовала в д. Часовенская (Задняя Дуброва) Архангельской области. Построена и освящена около 1622 года. В 1879 г. она разобрана, и на каменном основании сооружен новый храм. В 1884 г. колокольня разобрана до основания и переустроена на каменном фундаменте. В советские годы отпилили алтарь и обрушили шатер. Находится в аварийном состоянии.

Народные традиции в Ильин день

На огненной колеснице могучий седой старец с грозными очами разъезжает из конца в конец по беспредельным небесным полям, и карающая рука его сыплет с надзвездной высоты огненные каменные стрелы, поражая испуганные сонмы бесов и преступивших закон Божий сынов человеческих. Куда ни появится этот грозный старик, он всюду несет с собою огонь, ужас, смерть и разрушение. Его непреклонное сердце не смягчат ни вопли, ни стоны пораженных, и взор его грозных очей не остановится на зрелищах земных несчастий. Совершив правосудие неба, он, как бурный вихрь, мчится на своей сверкающей колеснице все дальше и дальше, и по могучим плечам его только рассыпаются седые кудри, да по ветру развевается белая, серебристая борода. Таков, по воззрениям народа, пророк Илия, олицетворяющий собой праведный гнев Божий. Повсюду на Руси он именовался «грозным», и повсюду день, посвященный его памяти, считался одним из самых опасных. Во многих местах крестьяне даже постились всю ильинскую неделю, чтобы предотвратить гнев пророка и спасти от его стрел свои поля, села и скотину. Самый же день праздника крестьяне называли «сердитым» и проводили его в полнейшей праздности, так как даже пустая работа считалась великим грехом. Если в этот день на небе появились тучки, народ с боязнью следил за ними глазами; если дело доходило до грозы, то боязнь эта переходила в панический страх: все население пряталось в дома, затворяли наглухо двери, занавешивали окна и, зажигая перед образом четверговые свечи, молили пророка сложить гнев на милость. В некоторых регионах, например, в Никольске Вологодской губернии крестьяне еще с вечера окуривали свой дом ладаном, а все светлые предметы, вроде самовара, зеркальца и тому подобных или закрывали полотном, или же вовсе выносили из избы, на том основании, что будто бы пророк Илия считает такие предметы предосудительной роскошью, неприличной в крестьянском быту. В Вятской губернии пророка Илию умилостивляли дарами: крестьяне в этот день приносили в церковь «под свято» ногу барана, пчелиного меду, пиво, колосьев свежей ржи и зеленого гороха. Но по вопросу о том, что из этих предметов всего более угодно Илье, происходило разногласие. Одни стояли за пчелиный мед, другие доказывали преимущество баранины.

Самым надежным средством для предотвращения гнева Ильи считались общественные молебствия, совершаемые в поле. Во многих деревнях такие молебствия совершались ежегодно. Приписывая пророку Илье власть производить гром и молнию и направлять тучи по своему усмотрению, т. е. отдавая в его руки самые страшные и вместе самые благодетельные силы природы, наш народ твердо верил, что плодородие земли есть дело пророка, и что без его воли не может быть урожая. Поэтому народ представлял себе Илью не только как вестника небесного гнева, но и как благодетеля человеческого рода, дарующего земле изобилие плодов и прогоняющего нечистую силу. По народному поверью, для нечистой силы страшен не только сам Илия, но даже дождь, который проливался в его день, имеет великую силу: ильинским дождем умывались от вражьих наветов, от напусков и чар. Сам же Илия наводил на бесов панический, беспредельный ужас: как только на небе раздавался грохот его колесницы, черти толпами бежали на межи, прятались за спины людей или укрывались под шляпки ядовитых грибов, известных в народе под именем «яруйки».

О пророке Илие сложилось много легенд и преданий. Почти в каждой деревне можно выслушать рассказ о каком-нибудь исключительном проявлении гнева или милости пророка, о каком-нибудь чуде или небесном знамении: почти в каждой волости, в каждом уезде и губернии можно было встретить новые варианты старых преданий или натолкнуться на совершенно оригинальную легенду местного происхождения. Вот, например, что рассказывали о земной жизни пророка Илии крестьяне Орловского уезда и губернии: «До 33-х лет пророк Илия сидел сиднем и не мог ходить. Родители его были люди бедные и корчевали пни, прокармливая этой работой калеку-сына. Однажды шел по земле Господь с Николой-угодником и, увидев Илию, сказал: «Поди, подай нам напиться». — «Я бы рад подать, да не могу идти», — отвечал Илия. Господь взял его за руку, и он приподнялся с земли сам. Тогда Господь почерпнул в колодце полное ведро воды и велел выпить Илье, потом почерпнул еще одно и половину третьего и спросил у него: «Ну, как ты теперь?» — «Я могу поворотить весь свет по-иному, — отвечал Илия, — если бы был столб средь неба и земли, то разрушил бы я всю землю». Услышав эти слова, Бог испугался и поспешил сбавить Илие силы наполовину и, сверх того, велел ему посидеть под землею 6 недель. Но затем, когда Илия, просидевши под землею, снова вышел на свет (вместе с пророком Онуфрием), то первое, что он увидел, была гробница. Илия вошел в эту гробницу, и тотчас же с неба спустилась огненная колесница с ангелами, которые и умчали Илию на небо, представив его пред лицем Господа. «Ты, Илия, — сказал Господь, — владей этой колесницей, пока я не приду на землю, и пусть в твоих руках отныне будет гром и молния». По народному поверью, на этой колеснице Илия перед кончиной мира спустится на землю и три раза объедет из одного конца земли в другой, предупреждая всех о Страшном суде. Это орловское предание в некоторых местах уже варьируется, и крестьяне передают, что Господь возложил на голову Илии камень в 40 десятин, чтобы убавить ему силы. Камень этот и сейчас цел и стоит на небе перед престолом Божиим.

Считая пророка Илию властителем ветров и дождевых туч, крестьяне связывают с днем этого святого множество календарных примет. «До Илии, — говорят они, — облака ходят по ветру, а с Илии начинают ходить против ветра». «До Илии поп дождя не умолит, — после Илии баба фартуком нагонит». «После Ильина дня, — говорят вологжане, — в поле сива коня не увидишь — вот до чего темны ночи». «С Ильина дня ночь длинна: работник просыпается, а кони наедаются». «С Ильина дня вода стынет». В Пошехонском уезде Ярославской губернии причину охлаждения речных вод после Ильина дня объясняли так: «Пророк Илия ездит на конях по небу, и от быстрого бега одна из лошадей теряет подкову, которая падает в воду, и вода сразу холодеет».

Земледельческие приметы также связываются с днем Илии: «Если в этот день с утра облачно, то сев должен быть ранний и можно ожидать обильного урожая; если облачно в полдень — средний сев, а если вечером — сев поздний и урожай плохой».

Сложение

«Конечно, появление в иконостасе целого чина пророков (равно как и упоминание чина пророческого в 8-м члене Символа веры, установленное отцами II Вселенского Собора) — несомненное свидетельство того, что Церковь видела в пророческом служении не только историческое явление, но и непреложный компонент спасения человека в Церкви. Исторически понятие пророческого служения претерпевало изменения, но важность этого призвания не вызывала сомнений».

Пророческий ряд символизирует Церковь, уже получившую Закон и через пророков возвещающую о Богородице, от которой воплотится Христос «Именно поэтому в центре этого ряда находится икона „Знамение“, изображающая Божию Матерь с воздетыми в молении руками и с Богомладенцем в лоне».

Первый пример пророческого ряда — многоярусный иконостас для Успенского собора Владимира в 1408 году (или в 1410-11 гг.), чье создание связывается с росписью Успенского собора Даниилом Черным и Андреем Рублевым. Иконостас не сохранился полностью, из пророческого ряда сохранилось только 2 поясные иконы.

Ранние примеры

  • Иконостас Успенского собора во Владимире — не дошел
  • Иконостас Успенском соборе на Городке в Звенигороде — не дошел
  • Иконостас в Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры (1420-е). Первый сохранившийся. В этом иконостасе 12 пророков: с левой стороны от Богоматери Соломон, Исайя, Иеремия, Гедеон, Иезекииль, Аввакум, с правой — Моисей, Давид, Иоиль, Иона, Иаков, Даниил. Изображения поясные, они объединены по два на каждой доске. Изображение Богоматери Знамение здесь относится к XVIII веку.
  • Иконостас Успенского собора Большого Тихвинского монастыря (ГТГ) — 16пророков: Иезекииль, Елисей, Иоиль, Малахия, Гедеон, Наум, Софония, Давид, Амос, Захария, Илия, Иессей, Соломон, Михей, Исайя; иконы с изображением Даниила не хватает.
  • Пророческий ряд. Около 1502 года. Из Собора Рождества Богородицы в Ферапонтовом монастыре. Музей Кирилло-Белозерского Монастыря.
  • Zephaniah (GRM).jpg

    Пророк Софрония. 1408 или 1410-е. Даниил, Андрей Рублев и мастерская (?). Из иконостаса Успенского собора Владимира. ГРМ

  • Prophets line — Solomon and Isaiah (Trinity Cathedral in Sergiev Posad, 1425-27).jpg

    Пророки Соломон и Исайя. Из иконостаса Троице-Сергиева собора лавры, 1425-1427

  • Daniil, David and Solomon (Novgorod, c. 1497. GTG).jpg

    Даниил, Давид и Соломон (Новгород, ок. 1497). ГРМ. Пример ранней иконографии, когда Богородица еще не помещалась в центре.

Иконография

Количество изображаемых пророков может варьироваться в зависимости от размеров ряда. До XVI в. пророков изображали поясными, позднее — в полный рост. Первоначально в центре его помещали пророков Давида и Соломона, с XVI в. — обычно икона Богоматери Знамение, «заключающая в лоне Своем образ родившагося от Нея Сына», или Богоматерь с Младенцем на престоле (в зависимости от того, поясные или ростовые изображения пророков). «Изображение Богоматери с Младенцем Еммануилом на лоне знаменует исполнение предсказаний ветхозаветных праотцев и пророков и указывает на непосредственную связь между Ветхим и Новым Заветом»

Изображения пророков обычно развернуты к центру; однако если на доске три пророка, то средний может писаться в фас.

Обычно пророки держат свитки с текстами своих пророчеств о рождении Спасителя. Иногда в руках у пророков изображаются приводимые ими символы и атрибуты их пророчеств (например, у Даниила — камень, самостоятельно оторвавшийся от горы, как образ Христа, родившегося от Девы, у Гедеона орошенное росою руно, серп у Захарии, у Иезекииля затворенные врата храма).

Пророческий ряд. Около 1502 года. Из Собора Рождества Богородицы в Ферапонтовом монастыре. Музей Кирилло-Белозерского Монастыря.

Пророки Софония, Аввакум, Иона, Моисей. Пророки Даниил, Иеремия, Исайя Богоматерь Знамение,
цари-пророки Давид и Соломон
Пророки Аарон, Гедеон, Иезекииль Пророки Иаков, Захария, Малахия, Иоиль.

Изображаемые пророки

изображаются не только «письменные пророки» — авторы пророческих книг (Великие и Малые пророки), но и цари Давид, Соломон, Илья пророк и другие люди, связанные с предвестием Христа.

  • Давид. Вот как описывает его иконописный подлинник: «типом еврей Палестины, среднего роста старец с седой окладистой вьющейся бородой; одежда — хитон и мантия, на голове венец; подписано: «профит Давид». Надписи на свитке: «Слыши Дщи и виждь и приклони ухо Твое, и забуди люди Твоя и дом отца Твоего» (Пс. 44:11) — паремия на Рождество Богоматери и Введение во храм. В других памятниках монументальной живописи встречаются тексты: «Из уст младенец и сущих совершил еси хвалу» (Пс. 8:3 — Сан Марко, Венеция, XII в.); «Воцарися Бог над языки» (Пс. 46:9 — монастырь св. Неофита, Кипр, XII в.); «Бог же Царь наш прежде века содела спасение посреде земли» (Пс. 73:12 — там же); «Снидет яко дождь на руно» (Пс. 71:6 — Палатинская капелла в Палермо; середина XII в.); «Господь с небесе на землю призре» (Пс. 101:20 — монастырь Дафни, около 1100 г.). Этим набор цитируемых текстов не исчерпывается; иконописный подлинник дает варианты: «Блажен муж, иже не идее на совет нечестивых; или: Вся языцы восплещите руками» или «Предзрех Господа предо мною», или «Воскресни, Господи, в покой Твой, Ты и кивот святыни Твоея…». Центральное место в пророческих рядах иконостаса в ранний период Давид мог занимать потому, что из числа пророков именно ему выпала честь быть в числе предков по плоти Того, Кто именуется Жезлом от корня Иессеева.
  • Соломон. Изображается обычно молодым, безбородым, голова его обращена в сторону царя Давида. В левой руке развернутый свиток с текстом пророчества: «Премудрость созда себе храм и утверди столп седмь и посла своя (рабы)» (Притч. 9:1). Текст представляет собой паремию, читаемую на праздники Благовещения и Рождества Пресвятой Богородицы, Её Успения, а также на Воскрешение Лазаря.
  • David-icon.jpg

    Давид

  • King-Solomon-Russian-icon.jpg

    Соломон

4 Великих пророка

  1. Исайя. по иконописному подлиннику, «типа еврейского, из царского рода, старец 126 лет с седыми волосами, широкой, окладистой, но не длинной бородой; одежда его — одно волосяное вретище (то есть как бы мешок с прорезями для рук и головы, который надевался на голое тело); на ногах сандалии; правая рука сложена в именословном благословении; в левой свиток с надписью: «Се Дева во чреве зачнет и родит Сына и нарекут имя Ему Еммануил», еже есть сказаемо «с нами Бог» (Ис. 7:14; Мф. 1:23). Текст свитка — паремия на Рождество Христово.
  2. Иеремия. «Облик средовека, а не старца, с темными волосами, крупными прядями падающими на левое плечо. Борода округлая, не длинная, подчеркивающая вытянутые пропорции лица». Правая рука сложена в именословном перстосложении, в левой свиток с надписью: «Се Бог наш, и не приложится ин к Нему», по Синодальному переводу: «Сей есть Бог наш, и никто другой не сравнится с Ним» (Вар. 3:36), то есть «Се Бог наш, и нет Бога иного» — исповедание веры в Единого Бога и в утверждении идеи нерушимости Его союза с народом избранным. В свитках, которые держит пророк, часто читаются слова из книги пророка Варуха, который был другом и писцом Иеремии, записывавшим откровения пророка во время пребывания Иеремии в темнице. В отличие от других пророков (Исаии, Иезекииля, Малахии) Иеремия изображен в виде могучего средовека с темными волосами на голове и бороде, с суровыми и резкими чертами лица.
  3. Иезекииль. Пророка изображают седовласым старцем, похожим на Исаию; к числу особенностей его изображения можно отнести чуть более удлиненную и более заостренную на конце форму бороды. В левой руке свиток: «Дверь та затворена есть, еюже никтоже не имать пройти» (Иез. 44:2). Текст свитка — паремия на праздники Рождества и Введения во храм Пресвятой Богородицы. В современной редакции: Сия врата заключенна будут, и не отверзутся, и никтоже пройдет ими.
  4. Даниил. Пророк всегда юный, безбородый; в руке у него свиток, а на голове маленькая шапочка — это устойчивый элемент его иконографии. Короткая туника, плащ, украшенный орбикулами — знаками высокого социального положения, приближенности к царю; полы плаща, украшенного по краям жемчугом и драгоценностями, скреплены фибулой. Штаны, высокие сапоги. Надпись: «Аз Даниил видех дондеже престоли поставишася и Ветхий денми седе; престол Его огнен; колеса Его огнь палящ» (Дан. 7:9), либо …»гору разумну, от нея же отсечеся камень…».
  • Isaiah.jpg

    Исайя

  • Icon of Jeremiah (17th c., North Russia, priv. coll.).jpg

    Иеремия

  • Ezekiel (Kirillo-Belozersk).jpg

    Иезекииль

  • Daniel-prophet.jpg

    Даниил

12 Малых пророков

  1. Иоиль
  2. Иона
  3. Амос
  4. Осия
  5. Михей
  6. Наум. «Святаго пророка Наума, иже предвари Рождество Христово лет за 558, поживе лет 45, образом кругловат, и браду имея окружену, аки Ионы пророка, лице сухо, власы просты, риза багряная с дичью, испод лазорь, в левой руке свиток, а в нем написано: Горы потрясошася, тогда и холмы поколебашася, и ужасеся земля от лица Его вселенная и вся живущии на ней. Инде пишет: Наум образом яко Иоанн Богослов».
  7. Софония. «Подобием сед, главою плешат, брада на конец мало разсохата, аки Илии пророка, ризы пророческия, верхняя багряная красноватая, испод лазорь, в левой руке свиток, а в нем написано: Радуйся зело, дщи Сионова, проповедуй дщи Иерусалимова, веселися и преукрашайся от всего сердца твоего, дщи Иерусалимля: отъят Господь неправды Твоя, избавил тя есть из руки враг твоих. Бяше же подобен святому Иоанну Богослову, малу имеяй браду и окружено лице».
  8. Аввакум. Его изображают безбородым юношей в плаще; правой рукой он двуперстно благословляет, а в левой руке держит перед собой свиток с надписью: «Бог от юга придет и святый от горы приосененныя чащи; покры небеса добродетель Его, и хваления Его исполнь земля» (Авв. 3:3). В качестве паремийного чтения этот текст не фигурирует, но использован в тексте ирмоса 4-й песни Рождественского канона.
  9. Авдий
  10. Аггей. » подобием сед, плешив, брада кругловата, риза пророческая, санкирь с белил, испод лазорь, в руке свиток, а в нем написано: Сице глаголет Господь Вседержитель: положите сердца ваша в пути вашем, созиждете Ми храм и благословлю жити в нем и прославлюся. В Минеи и в Прологе пишет: бяше же плешив и стар, окружену имея браду и образом честен».
  11. Захария. Текст может гласить «Тако глаголет Господь: Радуйся зело дщи Сионова, проповедуй, дщи Иерусалимова, се, царь твой грядет кроток» (Зах. 9:9).
  12. Малахия. Его изображают седовласым старцем. На его свитке встречается надпись: «Се грядет Сам Господь Вседержитель, и кто стерпит день исхода (пришествия) Его» (Мал. 3:1-2); это паремия на день Усекновения главы Иоанна Предтечи — 29 августа.
  • Icon of Zephaniah (17th c., North Russia, priv. coll.).jpg

    Софония

  • Habakkuk (Kirillo-Belozersk).jpg

    Аввакум

  • Obadiah (Овдий).jpg

    Авдий

  • Haggai-prophet.jpg

    Аггей

  • Seleznikha church — prophet Zechariah (18 c.).jpg

    Захария

  • Malachi.jpg

    Малахия

Прочие

Библейские пророки (праотец) от Ноя до Моисея занимают отдельный праотеческий ряд, так как символизируют образ Церкви ветхозаветной, еще не получившей Закон.

  • (Иаков) — праотец, но иногда включается
  • (Иов) — праотец, но иногда включается
  • Моисей. Иконописные подлинники дают такое описание внешности пророка Моисея: «Великий старец 120 лет, еврейского типа, благонравный, кроткий. Плешив, со средней величины бородой прядями, очень красив собою, телом мужествен и силен. Носил нижний хитон синего цвета, с разрезом спереди и подпоясанный (ср.: Исх. 39:12 и след.); сверху — ефод, то есть длинное полотно с прорезом посредине для головы; на голове — покрывало, на ногах — сапоги. В руках у него — жезл и две скрижали с 10 заповедями». Наряду со скрижалями изображали и свиток с надписью: «Кто есмь аз, яко да пойду к фараону царю египетскому, и яко да изведу сыны израилевы от земли египетския» (Исх. 3:11). Иногда приводится другой текст: «Помощник и покровитель бысть мне во спасение; Сей мой Бог и прославлю Его, Бог Отца моего и вознесу Его» (Исх. 15:1).
  • Аарон
  • Мириам — не включается
  • Иисус Навин — не включается, так как идет в праотеческий ряд
  • Финеес — не включается (?)
  • Девора — не включается (?)
  • Илий — не включается (?)
  • Анна. — не включается (?).
  • Самуил
  • Гад — не включается, так как идет в праотеческий ряд
  • Нафан
  • Ахия — не включается (?)
  • Самей — не включается (?)
  • Илия. «подобием стар и I сед, власы космат, брада продолговата до персей и терхава, аки праотца Авраама, на выи его платок, риза на нем милоть или шуба, выворот мохнат козлий, исподь светлодикая празелень, в руке свиток»…
  • Елисей
  • Олдама — не включается (?)
  • Moisey prorok ikona.jpg

    Моисей

  • John in Korovniki church — prophet 04 Aaron (c. 1654, Yaroslavl).jpg

    Аарон

  • Икона пророка Самуила из собрания ДОХМ.jpg

    Самуил

  • Nathan.jpg

    Нафан

  • Seleznikha church — prophet Elija (18 c.).jpg

    Илия

  • John in Korovniki church — prophet 10 Elisha (c. 1654, Yaroslavl).jpg

    Елисей

Прочие (не «пророки»)

Иногда в пророческом ряду изображаются библейские персонажи, не входящие в число «пророков».

  • Варух
  • Волхв Валаам
  • Гедеон. На его свитке может встречаться текст пророчества о рождении Спасителя от Пречистой Девы, о «Руне овчем». Надпись на свитке пророка гласит: «Се аз положу руно овчее на гумно и аще будет роса на руне…» (Суд. 6:37)
  • Иессей — отец царя Давида

>См. также

  • Похвала Богородицы

>Примечания

  1. 1 2
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Отрывок, характеризующий Пророческий ряд иконостаса

Граф обрадовался, что Анна Михайловна брала одну часть его поручений, и велел ей заложить маленькую карету.
– Вы Безухову скажите, чтоб он приезжал. Я его запишу. Что он с женой? – спросил он.
Анна Михайловна завела глаза, и на лице ее выразилась глубокая скорбь…
– Ах, мой друг, он очень несчастлив, – сказала она. – Ежели правда, что мы слышали, это ужасно. И думали ли мы, когда так радовались его счастию! И такая высокая, небесная душа, этот молодой Безухов! Да, я от души жалею его и постараюсь дать ему утешение, которое от меня будет зависеть.
– Да что ж такое? – спросили оба Ростова, старший и младший.
Анна Михайловна глубоко вздохнула: – Долохов, Марьи Ивановны сын, – сказала она таинственным шопотом, – говорят, совсем компрометировал ее. Он его вывел, пригласил к себе в дом в Петербурге, и вот… Она сюда приехала, и этот сорви голова за ней, – сказала Анна Михайловна, желая выразить свое сочувствие Пьеру, но в невольных интонациях и полуулыбкою выказывая сочувствие сорви голове, как она назвала Долохова. – Говорят, сам Пьер совсем убит своим горем.
– Ну, всё таки скажите ему, чтоб он приезжал в клуб, – всё рассеется. Пир горой будет.
На другой день, 3 го марта, во 2 м часу по полудни, 250 человек членов Английского клуба и 50 человек гостей ожидали к обеду дорогого гостя и героя Австрийского похода, князя Багратиона. В первое время по получении известия об Аустерлицком сражении Москва пришла в недоумение. В то время русские так привыкли к победам, что, получив известие о поражении, одни просто не верили, другие искали объяснений такому странному событию в каких нибудь необыкновенных причинах. В Английском клубе, где собиралось всё, что было знатного, имеющего верные сведения и вес, в декабре месяце, когда стали приходить известия, ничего не говорили про войну и про последнее сражение, как будто все сговорились молчать о нем. Люди, дававшие направление разговорам, как то: граф Ростопчин, князь Юрий Владимирович Долгорукий, Валуев, гр. Марков, кн. Вяземский, не показывались в клубе, а собирались по домам, в своих интимных кружках, и москвичи, говорившие с чужих голосов (к которым принадлежал и Илья Андреич Ростов), оставались на короткое время без определенного суждения о деле войны и без руководителей. Москвичи чувствовали, что что то нехорошо и что обсуждать эти дурные вести трудно, и потому лучше молчать. Но через несколько времени, как присяжные выходят из совещательной комнаты, появились и тузы, дававшие мнение в клубе, и всё заговорило ясно и определенно. Были найдены причины тому неимоверному, неслыханному и невозможному событию, что русские были побиты, и все стало ясно, и во всех углах Москвы заговорили одно и то же. Причины эти были: измена австрийцев, дурное продовольствие войска, измена поляка Пшебышевского и француза Ланжерона, неспособность Кутузова, и (потихоньку говорили) молодость и неопытность государя, вверившегося дурным и ничтожным людям. Но войска, русские войска, говорили все, были необыкновенны и делали чудеса храбрости. Солдаты, офицеры, генералы – были герои. Но героем из героев был князь Багратион, прославившийся своим Шенграбенским делом и отступлением от Аустерлица, где он один провел свою колонну нерасстроенною и целый день отбивал вдвое сильнейшего неприятеля. Тому, что Багратион выбран был героем в Москве, содействовало и то, что он не имел связей в Москве, и был чужой. В лице его отдавалась должная честь боевому, простому, без связей и интриг, русскому солдату, еще связанному воспоминаниями Итальянского похода с именем Суворова. Кроме того в воздаянии ему таких почестей лучше всего показывалось нерасположение и неодобрение Кутузову.
– Ежели бы не было Багратиона, il faudrait l’inventer, – сказал шутник Шиншин, пародируя слова Вольтера. Про Кутузова никто не говорил, и некоторые шопотом бранили его, называя придворною вертушкой и старым сатиром. По всей Москве повторялись слова князя Долгорукова: «лепя, лепя и облепишься», утешавшегося в нашем поражении воспоминанием прежних побед, и повторялись слова Ростопчина про то, что французских солдат надо возбуждать к сражениям высокопарными фразами, что с Немцами надо логически рассуждать, убеждая их, что опаснее бежать, чем итти вперед; но что русских солдат надо только удерживать и просить: потише! Со всex сторон слышны были новые и новые рассказы об отдельных примерах мужества, оказанных нашими солдатами и офицерами при Аустерлице. Тот спас знамя, тот убил 5 ть французов, тот один заряжал 5 ть пушек. Говорили и про Берга, кто его не знал, что он, раненый в правую руку, взял шпагу в левую и пошел вперед. Про Болконского ничего не говорили, и только близко знавшие его жалели, что он рано умер, оставив беременную жену и чудака отца.
3 го марта во всех комнатах Английского клуба стоял стон разговаривающих голосов и, как пчелы на весеннем пролете, сновали взад и вперед, сидели, стояли, сходились и расходились, в мундирах, фраках и еще кое кто в пудре и кафтанах, члены и гости клуба. Пудренные, в чулках и башмаках ливрейные лакеи стояли у каждой двери и напряженно старались уловить каждое движение гостей и членов клуба, чтобы предложить свои услуги. Большинство присутствовавших были старые, почтенные люди с широкими, самоуверенными лицами, толстыми пальцами, твердыми движениями и голосами. Этого рода гости и члены сидели по известным, привычным местам и сходились в известных, привычных кружках. Малая часть присутствовавших состояла из случайных гостей – преимущественно молодежи, в числе которой были Денисов, Ростов и Долохов, который был опять семеновским офицером. На лицах молодежи, особенно военной, было выражение того чувства презрительной почтительности к старикам, которое как будто говорит старому поколению: уважать и почитать вас мы готовы, но помните, что всё таки за нами будущность.
Несвицкий был тут же, как старый член клуба. Пьер, по приказанию жены отпустивший волоса, снявший очки и одетый по модному, но с грустным и унылым видом, ходил по залам. Его, как и везде, окружала атмосфера людей, преклонявшихся перед его богатством, и он с привычкой царствования и рассеянной презрительностью обращался с ними.
По годам он бы должен был быть с молодыми, по богатству и связям он был членом кружков старых, почтенных гостей, и потому он переходил от одного кружка к другому.
Старики из самых значительных составляли центр кружков, к которым почтительно приближались даже незнакомые, чтобы послушать известных людей. Большие кружки составлялись около графа Ростопчина, Валуева и Нарышкина. Ростопчин рассказывал про то, как русские были смяты бежавшими австрийцами и должны были штыком прокладывать себе дорогу сквозь беглецов.
Валуев конфиденциально рассказывал, что Уваров был прислан из Петербурга, для того чтобы узнать мнение москвичей об Аустерлице.
В третьем кружке Нарышкин говорил о заседании австрийского военного совета, в котором Суворов закричал петухом в ответ на глупость австрийских генералов. Шиншин, стоявший тут же, хотел пошутить, сказав, что Кутузов, видно, и этому нетрудному искусству – кричать по петушиному – не мог выучиться у Суворова; но старички строго посмотрели на шутника, давая ему тем чувствовать, что здесь и в нынешний день так неприлично было говорить про Кутузова.
Граф Илья Андреич Ростов, озабоченно, торопливо похаживал в своих мягких сапогах из столовой в гостиную, поспешно и совершенно одинаково здороваясь с важными и неважными лицами, которых он всех знал, и изредка отыскивая глазами своего стройного молодца сына, радостно останавливал на нем свой взгляд и подмигивал ему. Молодой Ростов стоял у окна с Долоховым, с которым он недавно познакомился, и знакомством которого он дорожил. Старый граф подошел к ним и пожал руку Долохову.
– Ко мне милости прошу, вот ты с моим молодцом знаком… вместе там, вместе геройствовали… A! Василий Игнатьич… здорово старый, – обратился он к проходившему старичку, но не успел еще договорить приветствия, как всё зашевелилось, и прибежавший лакей, с испуганным лицом, доложил: пожаловали!
Раздались звонки; старшины бросились вперед; разбросанные в разных комнатах гости, как встряхнутая рожь на лопате, столпились в одну кучу и остановились в большой гостиной у дверей залы.
В дверях передней показался Багратион, без шляпы и шпаги, которые он, по клубному обычаю, оставил у швейцара. Он был не в смушковом картузе с нагайкой через плечо, как видел его Ростов в ночь накануне Аустерлицкого сражения, а в новом узком мундире с русскими и иностранными орденами и с георгиевской звездой на левой стороне груди. Он видимо сейчас, перед обедом, подстриг волосы и бакенбарды, что невыгодно изменяло его физиономию. На лице его было что то наивно праздничное, дававшее, в соединении с его твердыми, мужественными чертами, даже несколько комическое выражение его лицу. Беклешов и Федор Петрович Уваров, приехавшие с ним вместе, остановились в дверях, желая, чтобы он, как главный гость, прошел вперед их. Багратион смешался, не желая воспользоваться их учтивостью; произошла остановка в дверях, и наконец Багратион всё таки прошел вперед. Он шел, не зная куда девать руки, застенчиво и неловко, по паркету приемной: ему привычнее и легче было ходить под пулями по вспаханному полю, как он шел перед Курским полком в Шенграбене. Старшины встретили его у первой двери, сказав ему несколько слов о радости видеть столь дорогого гостя, и недождавшись его ответа, как бы завладев им, окружили его и повели в гостиную. В дверях гостиной не было возможности пройти от столпившихся членов и гостей, давивших друг друга и через плечи друг друга старавшихся, как редкого зверя, рассмотреть Багратиона. Граф Илья Андреич, энергичнее всех, смеясь и приговаривая: – пусти, mon cher, пусти, пусти, – протолкал толпу, провел гостей в гостиную и посадил на средний диван. Тузы, почетнейшие члены клуба, обступили вновь прибывших. Граф Илья Андреич, проталкиваясь опять через толпу, вышел из гостиной и с другим старшиной через минуту явился, неся большое серебряное блюдо, которое он поднес князю Багратиону. На блюде лежали сочиненные и напечатанные в честь героя стихи. Багратион, увидав блюдо, испуганно оглянулся, как бы отыскивая помощи. Но во всех глазах было требование того, чтобы он покорился. Чувствуя себя в их власти, Багратион решительно, обеими руками, взял блюдо и сердито, укоризненно посмотрел на графа, подносившего его. Кто то услужливо вынул из рук Багратиона блюдо (а то бы он, казалось, намерен был держать его так до вечера и так итти к столу) и обратил его внимание на стихи. «Ну и прочту», как будто сказал Багратион и устремив усталые глаза на бумагу, стал читать с сосредоточенным и серьезным видом. Сам сочинитель взял стихи и стал читать. Князь Багратион склонил голову и слушал.
«Славь Александра век
И охраняй нам Тита на престоле,
Будь купно страшный вождь и добрый человек,
Рифей в отечестве а Цесарь в бранном поле.
Да счастливый Наполеон,
Познав чрез опыты, каков Багратион,
Не смеет утруждать Алкидов русских боле…»
Но еще он не кончил стихов, как громогласный дворецкий провозгласил: «Кушанье готово!» Дверь отворилась, загремел из столовой польский: «Гром победы раздавайся, веселися храбрый росс», и граф Илья Андреич, сердито посмотрев на автора, продолжавшего читать стихи, раскланялся перед Багратионом. Все встали, чувствуя, что обед был важнее стихов, и опять Багратион впереди всех пошел к столу. На первом месте, между двух Александров – Беклешова и Нарышкина, что тоже имело значение по отношению к имени государя, посадили Багратиона: 300 человек разместились в столовой по чинам и важности, кто поважнее, поближе к чествуемому гостю: так же естественно, как вода разливается туда глубже, где местность ниже.
Перед самым обедом граф Илья Андреич представил князю своего сына. Багратион, узнав его, сказал несколько нескладных, неловких слов, как и все слова, которые он говорил в этот день. Граф Илья Андреич радостно и гордо оглядывал всех в то время, как Багратион говорил с его сыном.
Николай Ростов с Денисовым и новым знакомцем Долоховым сели вместе почти на середине стола. Напротив них сел Пьер рядом с князем Несвицким. Граф Илья Андреич сидел напротив Багратиона с другими старшинами и угащивал князя, олицетворяя в себе московское радушие.
Труды его не пропали даром. Обеды его, постный и скоромный, были великолепны, но совершенно спокоен он всё таки не мог быть до конца обеда. Он подмигивал буфетчику, шопотом приказывал лакеям, и не без волнения ожидал каждого, знакомого ему блюда. Всё было прекрасно. На втором блюде, вместе с исполинской стерлядью (увидав которую, Илья Андреич покраснел от радости и застенчивости), уже лакеи стали хлопать пробками и наливать шампанское. После рыбы, которая произвела некоторое впечатление, граф Илья Андреич переглянулся с другими старшинами. – «Много тостов будет, пора начинать!» – шепнул он и взяв бокал в руки – встал. Все замолкли и ожидали, что он скажет.
– Здоровье государя императора! – крикнул он, и в ту же минуту добрые глаза его увлажились слезами радости и восторга. В ту же минуту заиграли: «Гром победы раздавайся».Все встали с своих мест и закричали ура! и Багратион закричал ура! тем же голосом, каким он кричал на Шенграбенском поле. Восторженный голос молодого Ростова был слышен из за всех 300 голосов. Он чуть не плакал. – Здоровье государя императора, – кричал он, – ура! – Выпив залпом свой бокал, он бросил его на пол. Многие последовали его примеру. И долго продолжались громкие крики. Когда замолкли голоса, лакеи подобрали разбитую посуду, и все стали усаживаться, и улыбаясь своему крику переговариваться. Граф Илья Андреич поднялся опять, взглянул на записочку, лежавшую подле его тарелки и провозгласил тост за здоровье героя нашей последней кампании, князя Петра Ивановича Багратиона и опять голубые глаза графа увлажились слезами. Ура! опять закричали голоса 300 гостей, и вместо музыки послышались певчие, певшие кантату сочинения Павла Ивановича Кутузова.
«Тщетны россам все препоны,
Храбрость есть побед залог,
Есть у нас Багратионы,
Будут все враги у ног» и т.д.
Только что кончили певчие, как последовали новые и новые тосты, при которых всё больше и больше расчувствовался граф Илья Андреич, и еще больше билось посуды, и еще больше кричалось. Пили за здоровье Беклешова, Нарышкина, Уварова, Долгорукова, Апраксина, Валуева, за здоровье старшин, за здоровье распорядителя, за здоровье всех членов клуба, за здоровье всех гостей клуба и наконец отдельно за здоровье учредителя обеда графа Ильи Андреича. При этом тосте граф вынул платок и, закрыв им лицо, совершенно расплакался.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *