Иоанн поммер рижский

Священномученик Иоанн (Поммер), архиепископ Рижский и Латвийский

Янис (Иоанн) Пом­мер ро­дил­ся 6 (19) ян­ва­ря 1876 го­да на ху­то­ре Ил­зес­са­ла Пра­у­ли­ен­ской во­ло­сти в се­мье пра­во­слав­но­го кре­стья­ни­на-ла­ты­ша. Его ро­ди­те­ли бы­ли на­божными и бла­го­че­сти­выми хри­сти­анами. Свя­тое Пра­во­сла­вие во­шло в жизнь се­мьи Пом­ме­ров еще при пра­де­де, несмот­ря на силь­ное со­про­тив­ле­ние и же­сто­кое пре­сле­до­ва­ние со сто­ро­ны немец­ких земле­вла­дель­цев. Каж­дый день и каж­дый пе­ри­од ра­бот в этой се­мье на­чи­на­ли с мо­лит­вы. Вся се­мья со­би­ра­лась вме­сте, отец чи­тал гла­ву из Но­во­го За­ве­та, де­ти пе­ли и чи­та­ли мо­лит­вы. Вре­ме­на го­да счи­та­лись не по ме­ся­цам, а по цер­ков­ным празд­ни­кам. По­сто­ян­но по­мо­гая ро­ди­те­лям в кре­стьян­ском тру­де, от­рок Иоанн рос креп­ким, физи­че­ски вы­нос­ли­вым. Вме­сте с тем он от­ли­чал­ся вдум­чи­во­стью, тя­гой к по­зна­нию Сло­ва Бо­жия и был меч­та­тель­ной на­ту­рой. Учил­ся он при­леж­но и вел се­бя при­мер­но.

По Про­мыс­лу Бо­жию бед­но­му сель­ско­му маль­чи­ку пред­сто­я­ла де­ся­ти­лет­няя уче­ба в да­ле­кой Ри­ге. В ав­гу­сте 1887 го­да Иоанн Пом­мер за­чис­ля­ет­ся в Риж­скую ду­хов­ную шко­лу, окон­чив ко­то­рую, в 1891 го­ду по­сту­па­ет в Риж­скую ду­хов­ную се­ми­на­рию.

Всё свое сво­бод­ное вре­мя Иоанн про­во­дил в биб­лио­те­ке. То­ва­ри­щи ува­жа­ли его за бле­стя­щие спо­соб­но­сти и го­тов­ность по­мочь, за его бо­га­тыр­скую си­лу. Ко­гда при­хо­ди­ла его оче­редь чи­тать на бо­го­слу­же­нии, Иоанн чи­тал про­ник­но­вен­но и мо­лит­вен­но.

В 1900 го­ду Иоанн Пом­мер по­сту­па­ет в Ки­ев­скую ду­хов­ную ака­де­мию. Нет со­мне­ния, что свя­ты­ни Ки­е­ва ока­за­ли бла­го­твор­ное вли­я­ние на бла­го­че­сти­во­го юно­шу.

В го­ды обу­че­ния в ака­де­мии в нем укреп­ля­лась ре­ши­мость всю свою жизнь по­свя­тить слу­же­нию Церк­ви Хри­сто­вой. На сте­зю ино­че­ской жиз­ни бу­ду­ще­го по­движ­ни­ка Лат­вий­ской зем­ли бла­го­сло­вил ве­ли­кий мо­лит­вен­ник и чу­до­тво­рец — пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский. В 1903 го­ду, в 27 лет, Иоанн Пом­мер при­ни­ма­ет мо­на­ше­ский по­стриг, 23 сен­тяб­ря 1903 го­да он был рукоположен в сан иеро­ди­а­ко­на, а 13 июля 1904 го­да — в сан иеро­мо­на­ха.

В 1904 го­ду будущий святой окан­чи­ва­ет ду­хов­ную ака­де­мию с от­ли­чи­ем и присвоением сте­пе­ни кан­ди­да­та бо­го­сло­вия. Учась в ду­хов­ной ака­де­мии, иеро­мо­нах Иоанн ру­ко­во­дил пе­ни­ем ака­де­ми­че­ско­го хо­ра.

Слу­же­ние Бо­гу в свя­щен­ном сане бы­ло для будущего архиерея-мученика по­сто­ян­ным ис­по­вед­ни­че­ским по­дви­гом и сле­до­ва­ни­ем за Пас­ты­ре­на­чаль­ни­ком Хри­стом, ска­зав­шим о Сво­их пас­ты­рях: «…Аз из­брах вы от ми­ра, се­го ра­ди нена­ви­дит вас мир. По­ми­най­те сло­во, еже Аз рех вам: несть раб бо­лий гос­по­ди­на сво­е­го. Аще Мене из­гна­ша, и вас из­же­нут; аще сло­во Мое со­блю­до­ша, и ва­ше со­блю­дут… От сон­мищ ижде­нут вы; но при­и­дет час, да всяк, иже уби­ет вы, воз­мнит­ся служ­бу при­но­си­ти Бо­гу… В ми­ре скорб­ни бу­де­те; но дер­зай­те, яко Аз по­бе­дих мир» (Ин. 15: 19-20; 16: 2-33).

26 сен­тяб­ря 1907 го­да ар­хи­епи­ско­п Во­ло­год­ский возводит иеро­мо­наха Иоанна в сан ар­хи­манд­ри­та. В сле­ду­ю­щем го­ду отец Иоанн на­зна­ча­ет­ся рек­то­ром Ли­тов­ской ду­хов­ной се­ми­на­рии и на­сто­я­те­лем Ви­лен­ско­го Свя­то-Тро­иц­ко­го мо­на­сты­ря.

Бу­дучи пре­крас­ным про­по­вед­ни­ком, ар­хи­манд­рит Иоанн при­ла­гал мно­го сил, чтобы по­ста­вить ис­кус­ство про­по­ве­ди на са­мый вы­со­кий уро­вень, лич­но про­слу­ши­ва­л про­по­ве­ди вос­пи­тан­ни­ков, да­вал им ука­за­ния и по­яс­не­ния.

Ар­хи­манд­рит Иоанн регулярно возглавлял крест­ные хо­ды в сель­ские при­хо­ды. В крест­ных хо­дах при­ни­мало уча­стие великое множество мо­ля­щих­ся. Ис­то­вые бо­го­слу­же­ния, мо­лит­вен­ное и внят­ное чте­ние, пре­крас­ные про­по­ве­ди глу­бо­ко про­ни­ка­ли в ду­ши пра­во­слав­ных людей.

Сле­дуя за Хри­стом, отец Иоанн вме­щал в сво­е серд­це нуж­ды угне­тен­ных и обез­до­лен­ных. Осо­бен­но лю­би­ла его рус­ская и бе­ло­рус­ская бед­но­та, по­лу­чав­шая при его содействии ра­бо­ту, за­щи­ту и под­держ­ку. В этом проявилась под­лин­ная сущ­ность хри­сти­ан­ско­го пас­ты­ря, не видяще­го раз­ни­цы меж­ду «ра­бом» и «сво­бод­ным», «эл­ли­ном» и «иуде­ем».

11 мар­та 1912 го­да в Алек­сан­дро-Нев­ской лав­ре (Санкт-Петербург) со­бо­ром епи­ско­пов во гла­ве с мит­ро­по­ли­том Мос­ков­ским Вла­ди­ми­ром и мит­ро­по­ли­том Ки­ев­ским Фла­виа­ном ар­хи­манд­рит Иоанн был хи­ро­то­ни­сан во епи­ско­па Слуцкого, викария Минской епархии.

По­сле кон­чи­ны ар­хи­епи­ско­па Хер­сон­ско­го Ди­мит­рия в 1913 го­ду владыка Иоанн был назначен в Та­ган­рог на вновь от­кры­тую При­азов­скую ка­фед­ру (1913-1917).

На­сту­пи­ло вре­мя тяж­ких ис­пы­та­ний и тра­ги­че­ских по­тря­се­ний Пер­вой ми­ро­вой вой­ны и ли­хо­ле­тья 1917 го­да.

Ми­ло­серд­ная лю­бовь вла­ды­ки Иоан­на про­сти­ра­лась не толь­ко на его паст­ву, но и на страж­ду­щих вне огра­ды Пра­во­слав­ной Церк­ви. Дей­ствен­ная по­мощь епископа бе­жен­цам из Га­ли­ции не толь­ко об­лег­чи­ла их стра­да­ния, но и при­влек­ла мно­гих из них к пе­ре­хо­ду в ло­но Пра­во­слав­ной Церк­ви.

В ре­зуль­та­те ре­во­лю­ци­он­но­го пе­ре­во­ро­та 1917 го­да но­вые во­жди начали же­сто­чай­шее го­не­ние на Цер­ковь. Враг ро­да че­ло­ве­че­ско­го из­древ­ле осо­бое го­не­ние воз­дви­гал на служителей алтаря Господня, на­де­ясь, по­ра­зив пас­ты­рей, рас­се­ять овец ста­да Хри­сто­ва.

7 (20) сен­тяб­ря 1917 го­да Свя­тей­ший Пат­ри­арх Ти­хон на­зна­чил епи­ско­па Иоан­на на слу­же­ние в Твер­скую епар­хию, где бы­ла на­ру­ше­на мир­ная цер­ков­ная жизнь. Трудами владыки нестроения были преодолены.

Ви­дя в епи­ско­пе Иоанне доб­ро­го и муд­ро­го пас­ты­ря, Пат­ри­арх возвел его в сан ар­хи­епи­ско­па и на­зна­чил на Пензенскую кафедру. Епар­хия бы­ла в тя­же­лей­шем по­ло­же­нии. Мест­ное ду­хо­вен­ство, как ста­до, не иму­щее пас­ты­ря, рас­те­ря­лось, а часть свя­щен­ни­ков укло­ни­лась в рас­ко­л. Рас­коль­ни­ки за­хва­ти­ли ка­фед­раль­ный со­бор и ос­нов­ные хра­мы Пен­зы.

К но­во­му ме­сту слу­же­ния ар­хи­епи­скоп Иоанн при­был во втор­ник на Страст­ной сед­ми­це 1918 го­да, и уже пер­вые ар­хи­ерей­ские служ­бы при­влек­ли к вла­ды­ке серд­ца на­ро­да Бо­жия.

Со­сто­я­ние Пра­во­слав­ной Церк­ви Лат­вии в то смут­ное вре­мя было печальным. Не при­знан­ная го­су­дар­ством, она бы­ла от­да­на на раз­граб­ле­ние. Паства бы­ла в рас­се­я­нии. Латвийскому Пра­во­сла­вию пред­ре­ка­ли ско­рый ко­нец.

За го­ды Пер­вой ми­ро­вой вой­ны и ре­во­лю­ции в Лат­вии было уни­что­же­но пра­во­слав­ное ду­хов­ное об­ра­зо­ва­ние, от­ня­та Риж­ская ду­хов­ная се­ми­на­рия. Риж­ская ка­фед­ра вдов­ство­ва­ла: не бы­ло ар­хи­пас­ты­ря. По­сле по­лу­че­ния Лат­ви­ей неза­ви­си­мо­сти ост­ро встал во­прос о по­ло­же­нии Пра­во­слав­ной Церк­ви в стране. Власть иму­щие не со­гла­ша­лись с по­ло­же­ни­ем епар­хии Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Прискорбным бы­ло со­сто­я­ние хра­мов в стране. Раз­граб­лен­ные и опу­сто­шен­ные во вре­мя ок­ку­па­ции и граж­дан­ской вой­ны, они бы­ли в за­пу­сте­нии. Ико­но­ста­сы бы­ли раз­гром­ле­ны, ико­ны по­ру­га­ны, рас­пя­тия вы­бра­сы­ва­лись в му­сор, был ра­зо­рен Риж­ский ка­фед­раль­ный со­бор. Жесть с ку­по­лов хра­мов сни­ма­лась для ре­мон­та учре­жде­ний. Под угро­зой за­кры­тия был Риж­ский жен­ский мо­на­стырь.

В Риж­ском пра­во­слав­ном ка­фед­раль­ном со­бо­ре Рож­де­ства Хри­сто­ва од­ни хо­те­ли устро­ить пан­те­он-усы­паль­ни­цу на­цио­наль­ных ге­ро­ев, дру­гие ду­ма­ли сне­сти его с ли­ца зем­ли.

Лат­вий­ские священнослужители и миряне с глу­бо­кой скор­бью пе­ре­жи­ва­ли вдов­ство Риж­ской ка­фед­ры и неустро­ен­ность по­ло­же­ния Пра­во­сла­вия в го­су­дар­стве.

Бла­го­че­сти­вые пас­ты­ри и ми­ряне об­ра­ти­лись к Свя­тей­ше­му Пат­ри­ар­ху Ти­хо­ну со сми­рен­ной прось­бой бла­го­сло­вить окорм­лять лат­вий­скую паст­ву ар­хи­епи­ско­па Иоан­на (Пом­ме­ра), стя­жав­ше­го лю­бовь твер­до­стью в ве­ре и ис­по­вед­ни­че­ским по­дви­гом.

Вла­ды­ка Иоанн увра­че­вал рас­кол в Пен­зен­ской епар­хии, и Пат­ри­арх на­зна­чил его Риж­ским ар­хи­епи­ско­пом и бла­го­сло­вил на отъ­езд в Лат­вию, но пен­зен­ские кли­ри­ки и ми­ряне не хо­те­ли от­пус­кать глу­бо­ко лю­би­мо­го вла­ды­ку. И толь­ко вви­ду неот­ступ­но­сти просьб лат­вий­ской паст­вы Свя­тей­ший Пат­ри­арх Ти­хон дал окон­ча­тель­ное со­гла­сие на отъ­езд ар­хи­епи­ско­па Иоан­на в Лат­вию, удо­сто­ив его бла­годар­ствен­ной гра­мо­ты за са­мо­от­вер­жен­ный и пло­до­твор­ный труд на раз­лич­ных ме­стах слу­же­ния в Рос­сии.

8 (21) июня 1921 го­да Свя­тей­ший Пат­ри­арх Ти­хон да­ру­ет пра­ва ши­ро­кой ав­то­но­мии Пра­во­слав­ной Церк­ви в Лат­вии и сво­им ука­зом на­зна­ча­ет ар­хи­епи­ско­па Пен­зен­ско­го Иоан­на (Пом­ме­ра) ар­хи­епи­ско­пом Риж­ским и Лат­вий­ским.

По во­ле Бо­жи­ей вла­ды­ка воз­вратился в Лат­вию с бо­га­тым ду­хов­ным и адми­ни­стра­тив­ным опы­том, при­об­ре­тен­ным на пред­ше­ство­вав­ших ка­фед­рах. На всех эта­пах сво­е­го слу­же­ния он ру­ко­вод­ство­вал­ся преж­де все­го иде­ей ду­хов­но­го воз­рож­де­ния цер­ков­ной жиз­ни, слу­же­ния Бо­гу и лю­дям.

Го­ды слу­же­ния Свя­той Церк­ви и сто­я­ния за ве­ру обо­га­ти­ли свя­то­го муд­ро­стью и рас­су­ди­тель­но­стью. В ве­ли­чай­шем сми­ре­нии про­хо­дя сте­зей ар­хи­пас­тыр­ско­го слу­же­ния, вла­ды­ка Иоанн во всём по­ла­гал­ся на Гос­по­да, ни­че­го не при­пи­сы­вая лич­но се­бе, но во всем со­об­ра­зо­вы­ваясь с во­лей Бо­жи­ей. Со сми­ре­ни­ем при­нял свя­ти­тель лат­вий­скую паст­ву под свой омо­фор.

В Ри­ге ар­хи­епи­скоп был встре­чен сво­ей но­вой паст­вой на вок­за­ле и с крест­ным хо­дом про­сле­до­вал в раз­гром­лен­ный ка­фед­раль­ный со­бор. Окру­жен­ный лю­бо­вью па­со­мых, вла­ды­ка пред­при­нял по­езд­ку по при­хо­дам, по­буж­дая всех быть твер­ды­ми в ве­ре. Вскоре архипастырю пришлось столкнуться с при­тес­не­ниями вла­стей, но это бы­ло ни­что в срав­не­нии с пе­ре­жи­тым от боль­ше­ви­ков в Рос­сии.

Мно­го сил и тру­дов по­тре­бо­ва­ло утвер­жде­ние прав Лат­вий­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в го­су­дар­стве. Толь­ко бла­го­да­ря неустан­ным са­мо­от­вер­жен­ным тру­дам ар­хи­епи­ско­па Иоан­на уда­лось до­стичь ре­ги­стра­ции Церк­ви как пол­но­прав­но­го юри­ди­че­ско­го ли­ца, и толь­ко Серд­це­ве­дец Гос­подь зна­ет, сколь­ко стра­да­ний при­шлось пе­ре­жить вла­ды­ке, со­вер­шая это важ­ней­шее де­ло. Для до­сти­же­ния это­го ар­хи­епи­ско­пу Иоан­ну при­шлось вы­дви­нуть свою кан­ди­да­ту­ру на вы­бо­ры в сейм — парламент Латвии. На­род под­дер­жал сво­е­го ар­хи­пас­ты­ря и неод­но­крат­но вы­би­рал его де­пу­та­том. Мно­го уни­же­ний, оскорб­ле­ний и да­же по­бо­ев при­шлось пе­ре­не­сти вла­ды­ке за сви­де­тель­ство об ис­тине, но толь­ко та­ким пу­тем он смог от­сто­ять Цер­ковь. Так был по­ло­жен ко­нец уни­что­же­нию Пра­во­сла­вия в Лат­вии.

Вла­ды­ка Иоанн свя­то чтил церковные ка­но­ны и счи­тал важ­ней­шим для са­моуправляемой Лат­вий­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви пребывать в лоне Ма­те­ри-Церк­ви — Мос­ков­ско­го Пат­ри­ар­ха­та.

Вся жизнь и по­движ­ни­че­ские тру­ды свя­ти­те­ля Иоан­на как ар­хи­епи­ско­па и общественного деятеля бы­ли на­прав­ле­ны на слу­же­ние Церк­ви, родной Лат­вии и про­сто­му на­ро­ду. Он оди­на­ко­во за­бо­тил­ся как о рус­ских, ла­ты­шах, так и о лю­дях дру­гих на­цио­наль­но­стей. Для него не бы­ло сво­их и чу­жих, все бы­ли бра­тьями.

За­щит­ник и по­кро­ви­тель обез­до­лен­ных и бед­ней­ших сло­ев на­се­ле­ния, сам вла­ды­ка жил бо­лее чем скром­но. Став­шая его жи­ли­щем тем­ная и сы­рая ком­нат­ка в под­ва­ле ка­фед­раль­но­го со­бо­ра с за­ре­ше­чен­ным око­шеч­ком под са­мым по­тол­ком, через ко­то­рое про­ни­ка­ли все зву­ки цен­траль­но­го буль­ва­ра, бы­ла в крайне за­пу­щен­ном со­сто­я­нии. За­коп­чен­ные сте­ны по­кры­ва­ли пят­на пле­се­ни и сы­ро­сти. Жи­вя в под­ва­ле, ар­хи­епи­скоп Иоанн при­ни­мал там вы­со­ких ино­стран­ных го­стей. В под­ва­ле со­бо­ра по­бы­ва­ли эс­тон­ский, фин­ский и ан­глий­ский епи­ско­пы. Один из ино­стран­ных по­се­ти­те­лей со сле­за­ми на гла­зах вос­клик­нул: «По­верь­те, что в мо­ем оте­че­стве ни один аре­стант не жи­вет в та­кой яме, как Вы, гла­ва Лат­вий­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви». Об­ста­нов­ка в ке­лье вла­ды­ки бы­ла очень про­стой: несколь­ко кре­сел, сту­лья, шка­фы с кни­га­ми, ико­ны, боль­шой порт­рет Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на. Вла­ды­ка лю­бов­но на­зы­вал свой под­вал «моя пе­ще­ра» и на про­яв­ле­ния со­чув­ствия к сво­е­му по­ло­же­нию толь­ко от­шу­чи­вал­ся. Мно­го­чис­лен­ные по­се­ти­те­ли за­пом­ни­ли его улы­ба­ю­щим­ся, про­стым и до­ступ­ным в об­ще­нии.

Вла­ды­ка очень лю­бил де­тей, и де­ти лю­би­ли его. Ча­сто с це­лой ва­та­гой ре­бят яв­лял­ся он в книж­ный ма­га­зин и по­ку­пал всем книж­ки. И ра­дост­ная тол­па де­тей, ча­сто за­быв по­бла­го­да­рить, рас­сы­па­лась по до­мам, а он с ти­хой ра­до­стью смот­рел им вслед.

По­сле Пас­халь­ной за­ут­ре­ни, по древ­не­му обы­чаю, ар­хи­епи­скоп раз­гов­лял­ся с бед­ны­ми. Здесь он чув­ство­вал се­бя точ­но в род­ной се­мье. Он ни­ко­гда не раз­ли­чал лю­дей по со­ци­аль­но­му про­ис­хож­де­нию. Для него бы­ло всё рав­но, кто пе­ред ним: ми­нистр, ге­не­рал, ари­сто­крат, кре­стья­нин или ра­бо­чий. Во всех ви­дел он Об­раз Бо­жий. Неред­ко вла­ды­ку по­се­ща­ли толь­ко что вы­шед­шие из за­клю­че­ния пре­ступ­ни­ки. Вла­ды­ка по­мо­гал им, ка­ю­щим­ся, на­чать но­вую жизнь. Каж­дый ощу­щал ра­дость от об­ще­ния со свя­тым. Доб­рый к доб­рым и ка­ю­щим­ся, ар­хи­епи­скоп был строг к се­бе, про­ти­во­сто­ял упор­ству­ю­щим в за­блуж­де­нии и вра­гам Церк­ви. Охра­няя Цер­ковь, он не ща­дил се­бя и по­это­му поль­зо­вал­ся все­об­щей лю­бо­вью рев­ни­те­лей бла­го­че­стия как в Лат­вии, так и да­ле­ко за ее пре­де­ла­ми.

Од­на­ко здо­ро­вье его бы­ло по­до­рва­но непо­силь­ны­ми тру­да­ми и тя­же­лы­ми усло­ви­я­ми жиз­ни. Стра­дая те­лес­ны­ми неду­га­ми, он был вы­нуж­ден пе­ре­ехать на ар­хи­ерей­скую да­чу у Ки­шо­зе­ра — ме­сто сво­ей му­че­ни­че­ской кон­чи­ны.

По­ла­га­ясь на Гос­по­да, вла­ды­ка жил без охра­ны на да­че, на­хо­див­шей­ся в пу­стын­ном ме­сте. Он лю­бил оди­но­че­ство. Здесь от­ды­ха­ла ду­ша его от мир­ской су­е­ты. Сво­бод­ное вре­мя вла­ды­ка про­во­дил в мо­лит­ве, тру­дил­ся в са­ду, за­ни­мал­ся сто­ляр­ным тру­дом на вер­ста­ке, на ко­то­ром му­чи­те­ли по­том пре­да­ли его страш­ным ис­тя­за­ни­ям.

О му­че­ни­че­ской кон­чине свя­то­го воз­ве­стил по­жар на ар­хи­ерей­ской да­че в ночь с чет­вер­га на пят­ни­цу 12 ок­тяб­ря 1934 го­да.

До сих пор не известно, кто под­верг вла­ды­ку пыткам. Но му­че­ния бы­ли же­сто­ки­ми. Ар­хи­епи­ско­па при­вя­за­ли к сня­той с пе­тель две­ри и под­верг­ли на вер­ста­ке страш­ным пыт­кам. Всё сви­де­тель­ство­ва­ло о том, что но­ги свя­то­го жгли ог­нем, в него вы­стре­ли­ли из ре­воль­ве­ра и жи­во­го пре­да­ли ог­ню.

На по­хо­ро­нах ар­хи­епи­ско­па Иоан­на ка­фед­раль­ный со­бор не мог всех вме­стить. Мно­же­ство на­ро­да сто­я­ло вдоль улиц, по ко­то­рым долж­ны бы­ли про­не­сти остан­ки свя­щен­но­му­че­ни­ка. Па­мять о свя­том хра­ни­лась в серд­цах пра­во­слав­ных, и ни­что, да­же страх пре­сле­до­ва­ний, не мог­ло из­гла­дить ее.

Ча­сов­ня на По­кров­ском клад­би­ще в Ри­ге, где под спу­дом по­ко­и­лись мо­щи ар­хи­пас­ты­ря-му­че­ни­ка, ста­ла ме­стом па­лом­ни­че­ства мно­гих пра­во­слав­ных, вер­но чту­щих его па­мять.

Из­вест­ны фак­ты ис­це­ле­ния и по­мо­щи Бо­жи­ей лю­дям по мо­лит­вам свя­то­го пред­ста­те­ля зем­ли Лат­вий­ской.

В 2001 году решением Священного Синода Русской Православной Церкви архиепископ Иоанн был прославлен к общецерковному почитанию в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

Еп. Иоанн (Поммер)

Иоанн (Поммер) (1876 — 1934), архиепископ Рижский и Митавский, священномученик

Память 29 сентября в день кончины, в Соборе новомучеников и исповедников Российских, в Соборах Белорусских и Галицких святых

В миру Иван Андреевич Поммер, родился 6 января 1876 года на хуторе Илзессала Праулиенской волости в семье благочестивого православного крестьянина-латыша. Его родители были простые, набожные и благочестивые христиане, а прадед — одним из первых латышей, принявших православную веру. Постоянно помогая родителям в тяжком крестьянском труде, отрок Иоанн рос крепким, физически выносливым. Вместе с тем он отличался вдумчивостью, тягой к познанию Слова Божия и был мечтательной натурой. Учился он прилежно и вел себя примерно. В августе 1887 года он зачисляется в Рижскую духовную школу, окончив которую, в 1891 году поступает в Рижскую духовную семинарию. Уже тогда Иоанн отличался твердостью в вере. В июне 1897 года он окончил полный курс семинарии с дипломом 1-й степени.

В 1897-1899 годах был учителем в Ляудонской приходской школе, а с 1899 по 1900 — в Либаве (ныне Лиепая).

Затем с 1900 по 1904 года учился в Киевской духовной академии, которую окончил с отличием и степенью кандидата богословия. Здесь, в 1903 году принял монашество по совету праведного Иоанна Кронштадского, 23 сентября 1903 года был рукоположен в сан иеродиакона, а 13 июля 1904 года в сан иеромонаха. Во время учебы в академии руководил пением академического хора.

Преподаватель

С 1904 года – преподаватель Священного Писания в Черниговской духовной семинарии. Быстро стал известен как талантливый педагог.

С 1906 года — инспектор Вологодской духовной семинарии. Проявив твёрдый характер, участвовал в успешном наведении порядка в этой семинарии в период революционных волнений, что способствовало его быстрому продвижению по службе.

26 сентября 1907 года был возведен в сан архимандрита архиепископом Вологодским, и вскоре назначен ректором Литовской духовной семинарии и настоятелем Виленского Свято-Троицкого монастыря. Благодаря неустанным заботам и самоотверженному труду архимандрита Иоанна семинария неузнаваемо преобразилась.

Викарный епископ

11 марта 1912 года хиротонисан во епископа Слуцкого, викария Минской епархии. Хиротонию в Александро-Невской лавре возглавили митрополит Московский Владимир (Богоявленский) и митрополит Киевский Флавиан (Городецкий).

В 1912 году совершал епископское служение в Одессе.

4 апреля 1913 года назначен на вновь открытую викарную кафедру Екатеринославской епархии, с титулом епископа Таганрогского и Приазовского. Уже на этой кафедре владыка подвергся лживым обвинениям и заточению. Когда епископа заточили в тюрьму, масса народа крестным ходом подошла к темнице и требовала освобождения своего святителя. Не будучи в состоянии противостоять людям, гонители выпустили владыку Иоанна из темницы и, сопровождаемый верной паствой, с пением молитв архипастырь отправился в собор служить благодарственный молебен.

7 (20) сентября 1917 года назначен епископом Старицким, викарием Тверской епархии.

Пензенский архиерей

С 22 апреля 1918 года — епископ Пензенский и Саранский, позднее был возведен в сан архиепископа.

Здесь ему пришлось вести борьбу с «народной Церковью» организованной в Пензе лишённым сана архиепископом Владимиром (Путятой) — одной из первых неканонических церковных группировок обновленческого типа, которая, при поддержке большевиков, разрушала епархиальную жизнь. Еретичествующие раскольники захватили кафедральный собор Пензы и основные храмы.

К новому месту служения в Пензу архиепископ Иоанн прибыл во вторник на Страстной седмице 1918 года. Верующие встретили его с любовью и окружили знаками самого трогательного внимания, поселив в загородном мужском монастыре во избежание внезапного нападения. Живоцерковники собирались в Великий Четверг захватить Петропавловскую церковь города, но владыка Иоанн вдохновенной проповедью обратил колеблющихся следовать за Христом и истинной Церковью. Уже первые службы привлекли к нему сердца множества верующих.

Большевистская власть с самого начала отнеслась к новому архипастырю крайне враждебно. У владыки произвели тщательный обыск, учинили допрос, но не нашли даже повода для преследований. Раскольнический лжеепископ и поддерживающие его чекисты, видя свое полное поражение, решили убить архиепископа Иоанна. Вечером в четверг Светлой седмицы в мужской монастырь вошли два чекиста, сломали двери и один из нападавших выстрелил в упор в стоящего посреди кельи архиепископа. Но монах спрятавшийся сбоку двери, ударил стрелявшего по руке и пуля попала владыке в ногу, нанеся лишь небольшую рану, в то время как другие иноки ударили в набат. В келью собрались сбежавшиеся на набат рабочие которые хотели на месте совершить самосуд над покушавшимися, и только решительное вмешательство епископа спасло им жизнь.

Большевики не оставили своих намерений расправиться с архипастырем. В мае 1918 года они открыли артиллерийский огонь по Преображенскому монастырю, где пребывал архиепископ, и несколько снарядов попали в кельи, смежные с кельей владыки Иоанна, не причинив ему вреда. В сентябре 1918 года был произведен тщательный обыск в келье и канцелярии архиепископа Иоанна, не давший никаких результатов, а сам владыка был увезен в губчека на очную ставку. В храмах уже было начали служить панихиды по «новопреставленному» архиепископу Иоанну, но в этот раз большевики отпустили его.

В праздник Усекновения главы Иоанна Предтечи раскольники предприняли попытку захвата Петропавловской церкви, но владыка вдохновил народ на защиту храма. Тогда архиепископа Иоанна арестовал ЧК, он был заключен в темницу и приготовлен к расстрелу. Но народ Божий требовал освобождения архипастыря и в последний срок, около часу ночи в день назначенной казни, ему было объявлено, что он свободен.

За время заточения святого исповедника безбожные власти упразднили все органы епархиального управления, но вскоре владыке удалось добиться восстановления епархиального совета и прочих органов.

28 июля 1919 года архиепископ Иоанн был вызван в военный комиссариат, где его подвергли рекрутскому осмотру и признали годным к военной службе, зачислив в тыловое ополчение. По ходатайству приходов епархии явка в ополчение была на время отсрочена. Посещение приходов епархии было невозможно без особого разрешения гонителей. К Пензе приближалась Белая армия и гонения на Церковь ужесточились, были арестованы виднейшие церковные служители.

В это время по приглашению приходов архиепископ отправился в длительную поездку по епархии. Народ с радостью встречал своего архипастыря. Богослужения проходили с большим духовным подъемом и при стечении огромных масс народа. По возвращении в Пензу, в октябре 1919 года, владыку вновь арестовали, оклеветав в участии в придуманной чекистами контрреволюционной организации.

В то время арестованных подвергали жесточайшим пыткам, некоторые не выдерживали мучений и клеветали не только на себя, но и на других невинных. Так был оклеветан и расстрелян иподиакон владыки. Эта же участь была уготована и святому. Но владыка потребовал пересмотра дела в Москве. Переведенный в московскую тюрьму, он был помещен в одной камере с уголовными преступниками. Один из свидетелей его заключения рассказывал, что однажды ночью в тюремную камеру был доставлен обмороженный в опьянении преступник. Увидев архиепископа, он начал цинично издеваться, но был остановлен сотоварищами, которые сказали ему, что это архиепископ Пензенский. Владыка, полный христианского милосердия к новому обитателю камеры, отогрел его, кормил и ухаживал за ним. Христианское отношение пробудило в падшем человеке добрые чувства, и он стал помощником святого. Вместе они переносили на носилках тифозных больных, ухаживали за лежащими в беспамятстве, с риском для собственной жизни совершая подвиг христианского милосердия.

В Москве делом архиепископа занялся сам председатель секретно-оперативного отдела ВЧК. Гонители собрали всю клевету, когда-либо воздвигавшуюся на владыку, но не смогли доказать вины и в марте 1920 года архиепископ Иоанн был оправдан.

Рижский архиепископ

Так владыка Иоанн уврачевал раскол в Пензенской епархии, и патриарх назначил его архиепископом Рижским и Митавским. Пензенские клирики и миряне не хотели отпускать его, но ввиду неотступности просьб латвийской паствы святитель Тихон дал окончательное согласие на отъезд архиепископа Иоанна в Латвию, удостоив его благодарственной грамоты за самоотверженный и плодотворный труд на различных местах служения в России.

В 1921 году владыка Иоанн вступил в управление епархией и по его ходатайству Латвийская Церковь получила широкую автономию оставаясь в составе Церкви Российской: данное решение было утверждено 21 июня 1921 года патриархом Тихоном, Синодом и Высшим Церковным Советом.

Владыка Иоанн пользовался большим авторитетом среди православных верующих — как латышей и так и русских. В 1923 на Соборе Православной Церкви в Латвии был принят её устав, обеспечивающей всем членам церкви без различия национальностей, предусмотренные канонами права.

В 1926-1931 годах владыка состоял депутатом латвийского Сейма, в котором активно защищал интересы Православной Церкви и нередко вступал в конфликты с представителями левых партий. В 1926 году он добился принятия закона о юридическом положении Православной Церкви в Латвии, в котором говорилось, что она имеет право «свободно и открыто проводить в жизнь» православное вероучение. Церкви и её учреждениям принадлежали права юридических лиц, гарантировались имущественные права церкви, разрешалось создание религиозных школ, учреждение православных обществ и союзов, а решения духовной власти в канонических делах не подлежали обжалованию в светских учреждениях. Во исполнение этого закона уже 1 декабря 1926 была вновь открыта Рижская духовная семинария. Кроме того, владыка решительно выступал в защиту интересов русского населения Латвии. При его участии были приняты законы, регламентирующие открытие русских учебных заведений, основные русские школы и гимназии стали получать пособия из фонда культуры. Увеличилось количество русских учебных заведений, были открыты народные библиотеки, улучшено положение в дошкольном образовании.

Мученичество

Архиепископ Иоанн (Поммер)

Здоровье архиепископа было подорвано непосильными трудами и тяжелыми условиями жизни. Страдая телесными недугами, он был вынужден переехать на архиерейскую дачу у Кишозера. Здесь архиепископ Иоанн был убит в ночь на 12 октября 1934. Архиепископа привязали к снятой с петель двери и подвергли на верстаке страшным пыткам. Все свидетельствовало о том, что ноги святого жгли огнем, в него выстрелили из револьвера и живого предали огню.

Существовали три основные версии причин гибели владыки. Согласно первой, принятой в советское время, он был убит сторонниками латвийского лидера Карлиса Ульманиса за то, что выступал за сохранение канонических связей с Московским Патриархатом, так как после гибели владыки Иоанна Латвийская Церковь перешла под омофор Константинопольского Патриархата. Однако объективные доказательства этой версии отсутствуют — в латвийской политике владыка Иоанн был скорее союзником правительства в борьбе против левых сил.

Вторая версия связана с конфликтами внутри Латвийской Церкви, в том числе с разногласиями между владыкой Иоанном и общественной организацией Русское Студенческое Христианское Движение. В ходе расследования убийства архиепископа некоторые члены этой организации были арестованы, деятельность самого движения на территории Латвии запрещена. Однако и эта версия не нашла подтверждения.

Наиболее распространённая версия связывает убийство архиепископа Иоанна с деятельностью советских агентов. Обращается внимание на тайные связи главы Латвийской Церкви с православными верующими в СССР, от которых он получал информацию о гонениях на религию — это могло вызвать недовольство представителей советской власти. Кроме того, как политический деятель Латвии и депутат Сейма, архиепископ Иоанн был последовательным антикоммунистом и критиком просоветских сил в своей стране. Существует предположение, что вечером 11 октября владыку навестил приехавший в Ригу знаменитый певец Леонид Собинов, и убийцы могли ворваться в дом, когда архиепископ открыл ему дверь. Сам Собинов вскоре скоропостижно скончался в номере гостиницы в Риге, причём советское полпредство запретило делать вскрытие умершего, а причиной смерти объявили разрыв сердца. Тело покойного быстро перевезли из гостиницы в здание полпредства, а затем траурным поездом отправили в Москву. Однако и эта версия основана на предположениях и косвенных доказательствах.

Почитание

В 2001 году был прославлен в лике местночтимых святых Собором Латвийской Православной Церкви. Торжества ознаменовались крестным ходом через весь город; на торжественном богослужении присутствовали президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, представители Сейма, местного самоуправления, католической и лютеранской церквей.

В том же году решением Священного Синода Русской Православной Церкви имя владыки Иоанна включено в Собор новомучеников и исповедников Российских XX века.

В 2003 году состоялось перенесение обретённых нетленными мощей священномученика Иоанна из храма Покрова Пресвятой Богородицы на Покровском кладбище Риги в кафедральный собор Рождества Христова.

Сочинения

  • «Воспоминания архиепископа Иоанна (Поммера)»:
  • Альманах «Русский мир и Латвия» №14: Из архива св. священномученика архиепископа Рижского и Латвийского Иоанна (Поммера). Письма и другие документы. Том 1. Издание подготовил Сидяков Ю.Л., Рига 2008 г.:
  • Альманах «Русский мир и Латвия» №20: Из архива св. священномученика архиепископа Рижского и Латвийского Иоанна (Поммера). Письма и другие документы. Том 2. Издание подготовил Сидяков Ю.Л., Рига 2009 г.:
  • Альманах «Русский мир и Латвия» №24: Из архива св. священномученика архиепископа Рижского и Латвийского Иоанна (Поммера). Письма и другие документы. Том 3. Издание подготовил Сидяков Ю.Л., Рига 2011 г.:
  • Альманах «Русский мир и Латвия» №37: Из архива священномученика Иоанна (Поммера). Письма и другие документы. Том IV (дополнительный). Сидяков Ю.Л, Рига 2014 г.:

Литература

Использованные материалы

  • Биография на сайте Якова Кротова

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *