Иоанн шанхайский и сан францисский

Ар­хи­епи­скоп Иоанн ро­дил­ся 4/17 июня 1896 г. в се­ле Ада­мов­ка Харь­ков­ской гу­бер­нии. При Свя­том Кре­ще­нии он был на­ре­чен Ми­ха­и­лом в честь Ар­хи­стра­ти­га Небес­ных Сил Ми­ха­и­ла Ар­хан­ге­ла. Происходил он из дворянской семьи Максимовичей, среди предков его был просветитель Сибири святитель Иоанн Тобольский. Родители Михаила, Борис и Глафира, воспитали сына в благочестии, возгревая в нём стремление стоять за истину и горячую любовь к отечеству.


святитель Иоанн Тобольский

С дет­ства он от­ли­чал­ся глу­бо­кой ре­ли­ги­оз­но­стью, по но­чам по­дол­гу сто­ял на мо­лит­ве, усерд­но со­би­рал ико­ны, а так­же цер­ков­ные кни­ги. Бо­лее все­го лю­бил чи­тать жи­тия свя­тых. Ми­ха­ил по­лю­бил свя­тых всем серд­цем, до кон­ца про­пи­тал­ся их ду­хом и на­чал жить, как они. Свя­тая и пра­вед­ная жизнь ре­бен­ка про­из­ве­ла глу­бо­кое впе­чат­ле­ние на его фран­цуз­скую гу­вер­нант­ку-ка­то­лич­ку, и в ре­зуль­та­те она при­ня­ла пра­во­сла­вие.

В го­ди­ну го­не­ний Про­мыс­лом Бо­жи­им Ми­ха­ил ока­зал­ся в Бел­гра­де, где по­сту­пил в уни­вер­си­тет на бо­го­слов­ский фа­куль­тет. В 1926 г. мит­ро­по­ли­том Антонием (Храповицким) он был по­стри­жен в мо­на­хи, при­няв имя Иоан­на в честь сво­е­го пред­ка свт. Иоанна То­боль­ско­го.

О. Иоанн по­сто­ян­но мо­лил­ся, стро­го по­стил­ся, каж­дый день слу­жил Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию и при­ча­щал­ся, со дня мо­на­ше­ско­го по­стри­га ни­ко­гда не ло­жил­ся, ино­гда его на­хо­ди­ли утром за­дре­мав­шим на по­лу пе­ред ико­на­ми.

Белград

В 1934 г. иеро­мо­нах Иоанн был воз­ве­ден в сан епи­ско­па, по­сле че­го он от­был в Шан­хай.

епископ Иоанн в своем кабинете в Шанхае

Мо­ло­дой вла­ды­ка лю­бил по­се­щать боль­ных и де­лал это еже­днев­но, при­ни­мая ис­по­ведь и при­об­щая их Свя­тых Тайн. Ес­ли со­сто­я­ние боль­но­го ста­но­ви­лось кри­ти­че­ским, вла­ды­ка при­хо­дил к нему в лю­бой час дня или но­чи и дол­го мо­лил­ся у его по­сте­ли. Из­вест­ны мно­го­чис­лен­ные слу­чаи ис­це­ле­ния без­на­деж­но боль­ных по мо­лит­вам свя­ти­те­ля Иоан­на.

С при­хо­дом ком­му­ни­стов к вла­сти рус­ские в Ки­тае сно­ва вы­нуж­де­ны бы­ли бе­жать, боль­шин­ство – через Филип­пи­ны. В 1949 г. на ост­ро­ве Ту­ба­бао в ла­ге­ре Меж­ду­на­род­ной ор­га­ни­за­ции бе­жен­цев про­жи­ва­ло при­мер­но 5 ты­сяч рус­ских из Ки­тая. Ост­ров на­хо­дил­ся на пу­ти се­зон­ных тай­фу­нов, ко­то­рые про­но­сят­ся над этим сек­то­ром Ти­хо­го оке­а­на. Од­на­ко в те­че­ние всех 27 ме­ся­цев су­ще­ство­ва­ния ла­ге­ря ему толь­ко раз угро­жал тай­фун, но и то­гда он из­ме­нил курс и обо­шел ост­ров сто­ро­ной. Ко­гда один рус­ский в раз­го­во­ре с филип­пин­ца­ми упо­мя­нул о сво­ем стра­хе пе­ред тай­фу­на­ми, те ска­за­ли, что при­чин для бес­по­кой­ства нет, по­сколь­ку «ваш свя­той че­ло­век бла­го­слов­ля­ет ваш ла­герь каж­дую ночь со всех че­ты­рех сто­рон». Ко­гда же ла­герь был эва­ку­и­ро­ван, страш­ный тай­фун об­ру­шил­ся на ост­ров и пол­но­стью уни­что­жил все стро­е­ния.

Иоанн Шанхайский и русские беженцы на острове Тубабао

В 1951 г. ар­хи­епи­скоп Иоанн был на­зна­чен пра­вя­щим ар­хи­ере­ем За­пад­но­ев­ро­пей­ско­го эк­зар­ха­та Рус­ской За­ру­беж­ной Церк­ви. В Ев­ро­пе, а за­тем, с 1962 го­да, – в Сан-Фран­цис­ко.

Сла­ва вла­ды­ки рас­про­стра­ня­лась как сре­ди пра­во­слав­ных, так и сре­ди ино­слав­но­го на­се­ле­ния. Так, в од­ной из ка­то­ли­че­ских церк­вей Па­ри­жа мест­ный свя­щен­ник пы­тал­ся вдох­но­вить мо­ло­дежь сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми: «Вы тре­бу­е­те до­ка­за­тельств, вы го­во­ри­те, что сей­час нет ни чу­дес, ни свя­тых. За­чем же мне да­вать вам тео­ре­ти­че­ские до­ка­за­тель­ства, ко­гда се­го­дня по ули­цам Па­ри­жа хо­дит свя­той Иоанн Бо­сой».

Вла­ды­ку зна­ли и вы­со­ко чти­ли во всем ми­ре. В Па­ри­же дис­пет­чер же­лез­но­до­рож­ной стан­ции за­дер­жи­вал от­прав­ле­ние по­ез­да до при­бы­тия «рус­ско­го ар­хи­епи­ско­па». Во всех ев­ро­пей­ских боль­ни­цах зна­ли об этом епи­ско­пе, ко­то­рый мог мо­лить­ся за уми­ра­ю­ще­го всю ночь. Его зва­ли к од­ру тя­же­ло­боль­но­го – будь он ка­то­лик, про­те­стант, пра­во­слав­ный или кто дру­гой – по­то­му что, ко­гда он мо­лил­ся, Бог был ми­ло­стив.

Де­ти, несмот­ря на обыч­ную стро­гость вла­ды­ки, бы­ли ему аб­со­лют­но пре­да­ны. Су­ще­ству­ет мно­го тро­га­тель­ных ис­то­рий о том, как бла­жен­ный непо­сти­жи­мым об­ра­зом знал, где мо­жет быть боль­ной ре­бе­нок, и в лю­бое вре­мя дня и но­чи при­хо­дил уте­шить его и ис­це­лить. По­лу­чая от­кро­ве­ния от Бо­га, он мно­гих спа­сал от на­дви­га­ю­щей­ся бе­ды, а ино­гда яв­лял­ся к тем, ко­му был осо­бен­но необ­хо­дим, хо­тя физи­че­ски та­кое пе­ре­ме­ще­ние ка­за­лось невоз­мож­ным.

Вла­ды­ка Иоанн пред­ви­дел свою кон­чи­ну. 19 июня (2 июля) 1966 г. в день па­мя­ти апо­сто­ла Иуды, во вре­мя ар­хи­пас­тыр­ско­го по­се­ще­ния г. Си­этл­ла с чу­до­твор­ной ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри Кур­ской Ко­рен­ной, в воз­расте 71 го­да, пе­ред этой Оди­гит­ри­ей Рус­ско­го За­ру­бе­жья ото­шел ко Гос­по­ду ве­ли­кий пра­вед­ник.

Скорбь пе­ре­пол­ни­ла серд­ца мно­гих лю­дей во всем ми­ре. По­сле кон­чи­ны вла­ды­ки гол­ланд­ский пра­во­слав­ный свя­щен­ник с со­кру­шен­ным серд­цем пи­сал: «У ме­ня нет и не бу­дет боль­ше ду­хов­но­го от­ца, ко­то­рый зво­нил бы мне в пол­ночь с дру­го­го кон­ти­нен­та и го­во­рил: «Иди те­перь спать. То, о чем ты мо­лишь­ся, по­лу­чишь».

Че­ты­рех­днев­ное бде­ние вен­ча­ла по­гре­баль­ная служ­ба. Про­во­див­шие служ­бу епи­ско­пы не мог­ли сдер­жи­вать ры­да­ний, сле­зы стру­и­лись по ще­кам, бле­сте­ли в све­те бес­чис­лен­ных све­чей под­ле гро­ба. Уди­ви­тель­но, что при этом храм на­пол­ня­ла ти­хая ра­дость. Оче­вид­цы от­ме­ча­ли, что, «ка­за­лось, мы при­сут­ство­ва­ли не на по­хо­ро­нах, а на от­кры­тии мо­щей но­во­об­ре­тен­но­го свя­то­го».

Вско­ре и в усы­паль­ни­це вла­ды­ки ста­ли про­ис­хо­дить чу­де­са ис­це­ле­ний и по­мо­щи в жи­тей­ских де­лах.

Вре­мя по­ка­за­ло, что свя­ти­тель Иоанн чу­до­тво­рец – ско­рый по­мощ­ник всех су­щих в бе­дах, бо­лез­нях и скорб­ных об­сто­я­ни­ях.

Само церковное решение прославить святителя Иоанна было чудом. В то время Русскую Зарубежную Церковь возглавлял митрополит Виталий (Устинов), который не был почитателем святителя Иоанна. Но однажды архиепископ Антоний (Медведев), возглавлявший Западно-Американскую кафедру, после поездки на заседание Архиерейского Синода в Нью-Йорк в феврале 1993 года, сказал мне по дороге из сан-францисского аэропорта: «Ты не поверишь. Я на Синоде осторожно предложил потихоньку начинать сбор материалов к прославлению владыки Иоанна. И вдруг митрополит Виталий твердо заявил: «Прославим!”».

архиепископ Антоний (Медведев)

После этого, в мае 1993-го, состоялся Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Заграницей, на котором было принято уже соборное решение о прославлении святителя Иоанна 2 июля 1994 года.

2 июля 1994 года Русская Православная Церковь Заграницей причислила святителя Иоанна (Максимовича) Шанхайского и Сан-Францисского чудотворца к лику святых. Его общецерковное прославление в Русской Православной Церкви совершилось решением Архиерейского Собора от 24 июня 2008 года.

19 июня/2 июля

Тропарь, глас 5-ый

Попечение твое о пастве в странствии ея, се прообраз и молитв твоих за весь мир присно возносимых; тако веруем, познав любовь твою, святителю и чудотворче Иоанне! Весь от Бога освящен священнодействием пречистых тайн, ими же присно укрепляем, поспешал еси ко страждущим, целителю отраднейший. Поспеши и на помощь нам, всем сердцем чтущим тя.

Приходская икона св.Иоанна Шанхайского, положенная на его подрясник

«Святость — это не просто праведность, но достижение такой духовный высоты, что благодать Божия, наполняющая святого, от него переливается и на тех, кто общается с ним. Велико блаженство святых, в котором они пребывают, созерцая славу Божию. Будучи полны любви к Богу и людям, они отзывчивы на людские нужды и ходатайствуют перед Богом и помогают тем, кто к ним обращается».

Характеризуя такими словами древних святых, Владыка Иоанн одновременно суммировал и свое личное духовное устремление, которое сделало его одним из величайших святых нашего времени.

Жизнеописание праведника

Владыка Иоанн, в крещении Михаил, родился в Харьковской губернии 4 июля 1896 года у благочестивых дворян Бориса и Глафиры Максимович. Уже с детства в юном Михаиле чувствовалось какое-то особое стремление к святости, подобное тому, какое было у его дальнего родственника — выдающегося сибирского миссионера святителя Иоанна, митрополита Тобольского, прославленного Богом чудесами и нетлением мощей. Михаил был болезненным мальчиком с плохим аппетитом; игрушечных солдатиков он превращал в монахов, а крепости — в монастыри. Святогорский монастырь, расположенный недалеко от имения Максимовичей, располагал молодого Михаила к вдумчивому отношению к жизни. Под влиянием отрока Михаила инославная гувернантка приняла Православие.

В 1914 году Михаил окончил Полтавский Кадетский Корпус и поступил в Харьковский Императорский Университет на юридический факультет. Учился он превосходно, хотя часть своего времени он уделял изучению житий святых и духовной литературы. Харьковская церковная жизнь содействовала начальным шагам юного Михаила по пути благочестия. В усыпальнице харьковского собора почивали мощи чудотворца архиепископа Мелетия (Леонтовича), который проводил ночи в молитве, стоя с поднятыми руками. Михаил полюбил этого святого и начал ему подражать в подвиге ночного бодрствования. Так постепенно у юного Михаила стало зреть желание всецело посвятить себя Богу, и в связи с этим в нем стали проявляться высокие духовные качества: воздержание и строгое отношение к себе, великое смирение и сострадание к страждущим.

Еще до отъезда из России юный Михаил познакомился с Блаженнейшим Митрополитом Антонием (Храповицким), основателем Русской Зарубежной Церкви. В конце гражданской войны Михаил со своей семьей эвакуировался в Югославию, где поступил на богословский факультет Белградского университета, который он окончил в 1925-ом году. Ближе познакомившись с юным Михаилом, Митрополит Антоний очень полюбил его и приблизил к себе. В 1926 году Митрополит Антоний постриг Михаила в монахи с именем Иоанна (в честь митрополита Иоанна Тобольского) и вскоре посвятил в иеродиаконы. На праздник Введения во Храм Пресвятой Богородицы инок Иоанн стал иеромонахом. В 1929 году он начал преподавать в сербской гимназии и быстро завоевал любовь учащихся своим умением вдохновлять их высокими христианскими идеалами.

Будучи иеромонахом, Иоанн продолжал преуспевать в подвиге строгого воздержания, к которому он присовокупил непосильный для большинства людей подвиг всенощной молитвы. В этот период по просьбе местных греков и македонян он начал служить для них на греческом языке. Подобно святому праведному Иоанну Кронштадтскому Владыка ежедневно служил Литургию, которая давала ему большую духовную силу, согревающую в нем любовь к Богу и людям. Иеромонах Иоанн стал посещать больницы и отыскивать больных, нуждающихся в молитве, утешении и причащении. Так как известность иеромонаха Иоанна непрерывно росла, то заграничные архиереи решили возвести его в епископы. Желая уклониться от такого высокого звания, иеромонах Иоанн стал ссылаться на свое косноязычие. Но архиереи остались непреклонными, указав ему, что и пророк Моисей был косноязычным.

Посвящение иеромонаха Иоанна во епископы с назначением его на Шанхайскую епархию состоялось в мае 1934 года. Новорукоположенный Владыка прибыл в Шанхай в конце ноября и сразу же взялся за восстановление церковного единства, установив связь с местными православными сербами, греками и украинцами. В это же время Владыка занялся построением огромного собора в честь иконы Богоматери «Споручницы грешных,» который был закончен вместе с трехэтажным приходским домом и колокольней. Обладая неиссякаемой энергией, Владыка Иоанн был вдохновителем построения храмов, госпиталей и приютов и принимал самое живое участие во многих общественных начинаниях русского Шанхая.

Но при всей этой кипучей деятельности, Владыка Иоанн пребывал как бы в ином мире. Чтобы избежать мирской славы и людских похвал, он по временам притворялся юродивым. Пребывая постоянно в молитве, Владыка, если не служил в храме, то сам вычитывал все суточные богослужения. Часто Владыка ходил босиком даже в самые холодные дни, ел однажды в день, а в посты питался лишь просфорой. Для бодрости он по утрам обливал себя холодной водой. В гости не ходил, но нуждающихся в помощи всегда посещал даже в самое неожиданное время и в плохую погоду. Знакомых больных Владыка ежедневно посещал со Святыми Дарами. Он обладал прозорливостью и даром сильной молитвы. Записано множество случаев чудесной помощи по молитвам Владыки Иоанна.

Некая прихожанка в 1939 году по причине постигших ее испытаний стала терять веру. Однажды, войдя в храм во время служения Владыки Иоанна, она увидела, как во время пресуществления святых Даров огонек в виде большого тюльпана опустился в Чашу. После этого чуда вера вернулась к ней, и она стала каяться в своем малодушии.

Однажды от постоянного стояния нога Владыки сильно распухла, и врачи, опасаясь гангрены, предписали ему лечь в госпиталь. После долгих просьб, наконец, удалось уговорить Владыку лечь в русскую больницу. Но пробыл он в ней недолго: в первый же вечер он тайно сбежал в собор, где отслужил всенощное бдение. Через день опухоль ноги бесследно прошла.

Владыка посещал тюрьмы и служил Литургию для арестантов. Нередко при виде Владыки душевно больные успокаивались и с благоговением причащались. Однажды Владыку Иоанна пригласили причастить умирающего в русской больнице в Шанхае. Владыка взял с собой священника. Прибыв в больницу, он увидел молодого и жизнерадостного человека, возрастом 20 лет, играющего на гармошке. Этого юношу должны были выпустить из больницы на следующий день. Владыка Иоанн подозвал его со словами: «Хочу сейчас тебя причастить.» Молодой человек тут же исповедался и причастился. Изумленный священник спросил Владыку, почему он не пошел к умирающему, а задержался с очевидно здоровым молодым человеком. Владыка ответил: «Он умрет сегодня ночью, а тот, который тяжело болен, будет жить еще много лет.» Так и произошло.

Огромным делом милосердия Владыки было построение в Шанхае приюта для сирот и нуждающихся детей. Вначале в приюте проживало 8 сирот, с годами приют стал давать убежище сотням детей, а в общей сложности через приют прошло 1500 детей. Владыка сам собирал больных и голодающих детей с улиц шанхайских трущоб.

Однажды во время войны в приюте не хватило продуктов для питания детей. Владыка молился всю ночь, а утром — звонок: прибыл представитель какой-то организации с крупным пожертвованием для приюта. Во время японской оккупации Владыка объявил себя временным главой русской колонии и проявил большое мужество, защищая русских перед японскими властями.

В Шанхае преподавательница пения Анна Петровна Лушникова учила Владыку правильно дышать и правильно произносить слова, и этим помогла ему улучшить дикцию. В конце каждого урока Владыка платил ей 20 долларов. Однажды, во время войны, в 1945 году она была тяжело ранена и попала во французский госпиталь. Чувствуя, что ночью она может умереть, Анна Петровна стала просить сестер позвать Владыку Иоанна, чтобы ее причастить. Сестры отказались это сделать, так как вечерами госпиталь запирали из-за военного положения. Вдобавок этой ночью был сильный шторм. Анна Петровна рвалась и звала Владыку. Вдруг около 11 часов ночи в палате появился Владыка. Не веря своим глазам, А.П. спросила Владыку сон ли это, или он действительно пришел к ней. Владыка улыбнулся, помолился и дал ей причастие. После этого она успокоилась и заснула. На следующее утро она почувствовала себя здоровой. Никто не верил А.П, что Владыка навестил ее ночью, так как госпиталь был наглухо заперт. Однако соседка по палате подтвердила, что она тоже видела Владыку. Больше всего всех поразило то, что под подушкой у Анны Петровны нашли 20-ти долларовую бумажку. Так Владыка оставил вещественное доказательство этого невероятного случая.

Бывший шанхайский прислужник Владыки, ныне протоиерей Георгий Ларин, рассказывает: «Несмотря на строгость Владыки, все прислужники очень его любили. Для меня же Владыка был идеалом, которому я хотел подражать во всем. Так, во время Великого поста я перестал спать в кровати, а ложился на пол, перестал есть обычную еду с семьей, а вкушал наедине хлеб с водой… Родители заволновались и повели меня к Владыке. Выслушав их, Святитель повелел сторожу пойти в лавку и принести колбасу. На мои слезные просьбы о том, что я не хочу нарушать Великий пост, мудрый Архипастырь приказал мне есть колбасу и всегда помнить, что послушание родителям важнее самовольных подвигов. «Как же мне быть дальше, Владыка?» — спросил я, желая все же как-то «особенно» подвизаться. — «Ходи в церковь, как ты до сих пор ходил, а дома делай то, что тебе говорят папа и мама.» Помню, как я тогда огорчился, что Владыка не назначил мне каких-нибудь «особых» подвигов».

С приходом к власти коммунистов русские из Китая бежали на Филиппинские острова. Пять тысяч беженцев находились на острове Тубабао. Владыка ежедневно обходил остров и своими молитвами и крестным знамением ограждал остров от сезонных тайфунов, это признавали и сами филиппинцы. По ходатайству Владыки в Вашингтоне изменили закон о русских беженцах, благодаря чему многие русские были допущены в США. Во время этого визита в столицу США 11 сентября 1949 года, в праздник Усекновения главы Св. Иоанна Предтечи Владыка Иоанн основал наш приход.

В 1951 году Владыка возглавил Западно-Европейскую епархию, с кафедрой в Париже. Владыка приложил большие усилия, чтобы присоединить к Зарубежной Церкви приходы французской Православной Церкви и помог создать Голландскую Православную Церковь. Владыка обратил внимание на существование древних местных святых, дотоле неизвестных Православной церкви. По его инициативе Синод вынес резолюцию о почитании ряда святых, из живших на Западе до разделения церквей в 1054 году. Владыка постоянно разъезжал по Европе и служил Литургии то по-французски, то по-голландски, а позднее — по-английски. Многие его почитали как бессребренника-целителя.

Е.Г. Черткова вспоминает: «Я несколько раз ходила навещать Владыку, когда он жил в Кадетском корпусе под Парижем. У него была маленькая келия на верхнем этаже. В келии находились стол, кресло и несколько стульев, а в углу — иконы и аналой с книгами. Кровати в келии не было, потому что Владыка не ложился спать, а молился, опираясь на высокую палку с перекладиной наверху. Иногда он молился на коленях; вероятно, когда клал поклоны, то немного засыпал в таком положении, на полу. Вот как он себя изнурял! Иногда во время нашего разговора, мне казалось, что он дремлет. Но когда я останавливалась, он сразу говорил: «Продолжайте, я слушаю.»

Когда он не служил, а находился дома, то обычно ходил босиком (для умерщвления плоти) — даже в самые сильные морозы. Бывало идет босиком в мороз по каменистой дороге из корпуса до храма, который находился у ворот, а корпус стоял внутри парка, на горке. Однажды он повредил себе ногу; доктора не могли вылечить ее, и была опасность заражения крови. Пришлось положить Владыку в госпиталь, но он отказывался лечь в кровать. Однако по настоянию начальства Владыка, в конце концов, покорился и лег в постель, но подложил под себя сапог, чтобы было неудобно лежать. Сестры госпиталя, француженки, говорили: «Вы привезли к нам святого!» К нему каждое утро приезжал священник, служил Литургию и Владыка причащался.»

«Так как у нас одно время не было своего священника, то однажды к нам приехал священник из другого прихода и отслужил всенощную. Вся всенощная длилась 45 минут! Мы пришли в ужас! Столько было пропущено, что мы решились сказать об этом Владыке в надежде, что он повлияет на этого священника, в смысле соблюдения порядка богослужения. А Владыка, мило улыбнувшись, говорит нам: «Ну, вам никак не угодишь! Я служу слишком долго, а тот слишком коротко!» Как мило и кротко Владыка научил нас не осуждать» .

В. Д. рассказывает: «Многие знали, что Владыку не надо просить кого-нибудь посетить: Сам Господь внушал ему куда и к кому идти. В парижских госпиталях многие знали Владыку Иоанна и впускали в госпиталь в любое время. Причем Владыка безошибочно направлялся, куда нужно. Когда мой брат получил ранение в голову, его положили в больницу. Рентгеновский снимок показал, что у него большая трещина в черепе. Его глаза опухли и залились кровью; он находился в ужасном состоянии. Владыка, который не знал моего брата, каким-то чудом нашел его в больнице, помолился над ним и причастил. Когда моему брату сделали повторный снимок головы, то трещины не нашли. Мой брат быстро поправился. Доктор же ничего не мог понять!»

Последние годы Владыки Иоанна

Евангельские Заповеди Блаженства, имея последовательную связь между собой, завершаются наградой за терпение поношений и гонений за правду. Подошло время и для Владыки Иоанна на закате своих дней претерпеть многие скорби. Эти скорби застали его еще в Брюсселе: из Сан-Франциско к нему доходили печальные вести от его духовных чад, что в их приходе начались разногласия. В это время давний друг Владыки Иоанна, Архиепископ Тихон Сан-Францисский, ушел на покой. В его отсутствие сооружение собора было приостановлено, и ссора парализовала общину. В ответ на настойчивую просьбу тысяч русских прихожан в Сан-Франциско Синод назначил Архиепископа Иоанна на Сан-Францисскую кафедру для восстановления мира и окончания постройки собора.

В Сан-Франциско, этот вечно туманный град дальнего Запада, Владыка прибыл осенью 1962 года. Под руководством Владыки мир был восстановлен, величественный собор в честь Божией Матери «Всех скорбящих радости» был построен и украшен золотыми куполами.

Но нелегко было Владыке: много пришлось ему кротко и молчаливо терпеть. Он даже был принужден появиться в американском гражданском суде и давать ответ на нелепые обвинения в церковных недочетах приходского совета. Хотя правда восторжествовала, последние годы Владыки были наполнены горечью клеветы и преследований. Сохранилось несколько случаев чудесной помощи Владыки, относящихся к последнему периоду его жизни. Приведем лишь несколько рассказов.

Анна Ходырева рассказывает: «У моей сестры Ксении Я., жившей в Лос-Анжелесе, сильно и долго болела рука. Она обращалась к врачам, лечилась домашними средствами, но ничего не помогало. Наконец она решила обратиться к Владыке Иоанну и написала ему письмо в Сан-Франциско. Прошло какое-то время, и рука поправилась. Ксения даже начала забывать о прежней боли в руке. Однажды, посещая Сан-Франциско, она пошла в собор на богослужение. В конце службы Владыка Иоанн давал целовать крест. Увидев мою сестру, он спрашивает ее: «Как Ваша рука?» А ведь Владыка видел ее впервые! Как же он узнал ее и то, что у нее болела рука?» .

Анна С. вспоминает: «Мы с сестрой попали в аварию. Навстречу ехал пьяный молодой человек. Он с большой силой ударил дверь машины с той стороны, где сидела моя сестра. Вызвали скорую помощь, и сестру отвезли в госпиталь. Ее состояние было очень серьезным — легкое было пропорото и ребро сломано, отчего она очень страдала. Лицо у ней так распухло, что глаз не было видно. Когда Владыка навестил ее, она пальцем подняла свое веко и, увидев Владыку, взяла его руку и поцеловала. Говорить она не могла, т.к. в горле был разрез, но из щелей глаз у нее текли слезы радости. С тех пор Владыка ее навестил несколько раз, и она начала поправляться. Однажды Владыка приехал в госпиталь и, войдя в общую палату, сказал нам: «Мусе сейчас очень плохо.» Затем он пошел к ней, задернул занавеску около кровати и долго молился. К тому времени к нам подошли два врача, и я спросила у их насколько серьезно положение сестры и стоит ли вызывать ее дочь из Канады? (Мы скрыли от дочери, что мать попала в аварию). Врачи ответили: «Вызывать или не вызывать родных — это дело ваше. Мы не гарантируем, что она доживет до утра.» Слава Богу, что она не только выжила в ту ночь, но совсем поправилась и вернулась в Канаду… Мы с сестрой верим, что ее спасли молитвы Владыки Иоанна» .

Прихожанка нашей вашингтонской церкви Л.А.Лю вспоминает: «В Сан-Франциско муж мой, попав в автомобильную аварию, очень болел; он потерял контроль равновесия и страдал ужасно. В это время Владыка испытывал множество неприятностей. Зная силу молитв Владыки, я думала: Если приглашу Владыку к мужу, то он поправится. Однако я постеснялась пригласить Владыку, зная его занятость. Проходит дня два, и вдруг входит к нам Владыка в сопровождении г-на Б. М. Трояна, который его привез. Владыка побыл у нас только минут пять, но я стала верить, что мой муж поправится, хотя он переживал самый критический момент. Действительно, после посещения Владыки у него наступил резкий перелом, после которого он начал поправляться. Позже я встретила г-на Трояна на церковном собрании, и он рассказал мне, что это он правил машиной, когда вез Владыку в аэропорт. Вдруг Владыка говорит ему: «Едем сейчас к Лю.» Тот возразил, что они опоздают на самолет. Тогда Владыка спросил: «Можете ли вы взять на себя жизнь человека?» Делать было нечего, и он повез Владыку к нам. На самолет, однако, Владыка не опоздал, ибо его задержали».

Несколько человек утверждают, что Владыка Иоанн знал о времени и месте своей кончины. 19 июня 1966 г. Владыка сопроводил чудотворную икону Курско-Коренную в Сеаттл, отслужил Божественную Литургию и остался в алтаре наедине с иконой еще часа три. Затем навестив с Чудотворной иконой духовных детей около собора, он проследовал в комнату церковного дома, где останавливался. Прислужники усадили Владыку в кресло и увидели, что он уже отходит. Так Владыка предал свою душу Богу перед чудотворной иконой Знамения Божией Матери.

Икона в часовне в честь Иверской Монреальской иконы Божией Матери на кладбище Рок Крик, Вашингтон, О.К.,США.Отпевание Владыки возглавил митрополит Филарет. Шесть дней лежал Владыка в гробу, но, несмотря на жару, никакого запаха тления не ощущалось, а рука его оставалась мягкой. Владыка покоится в усыпальнице под собором. Особый мир и покой царят там и творятся знамения милости Божией. В 1994-ом году специальная комиссия по прославлению Владыки Иоанна обнаружила, что мощи его нетленные. Владыка Иоанн продолжает помогать людям, обращающимся к нему за помощью. Ограничимся здесь двумя случаями.

Виктор Бойтон поведал об исцелении Владыкой Иоанном его друга следующее. «Чудо произошло после того, как я получил очередной номер англоязычного издания «Православная жизнь» («Orthodox Life») из Джорданвилля с фотографией Владыки Иоанна. У меня был друг — мусульманин из России, который страдал от рака крови и терял зрение. Врачи сказали, что через три месяца он совершенно ослепнет. Поставив фотографию Владыки Иоанна у своей лампады, я начал ежедневно молиться за своего друга. Через короткий период времени мой друг поправился от рака крови и стал нормально видеть. Глазные доктора были поражены этим случаем. С тех пор мой друг ведет нормальный образ жизни и читает беспрепятственно. Действительно Владыка Иоанн свят!»

Протоиерей Стефан П. вспоминает: «Мой брат Павел, не будучи военным, несколько лет жил во Вьетнаме. Там он разыскивал детей, раненных или осиротевших вследствие продолжавшейся тогда войны. Он устраивал их в приюты или госпиталя. Так он сблизился с вьетнамкой, Ким Ен, своей будущей женой, которая тоже помогала несчастным детям. Брат познакомил Ким с Православной верой и с жизнью многих угодников Божиих. Она рассказала брату, что в самые тяжелые моменты ей в сонном видении являлся некий старец, который утешал ее и указывал, что надо делать. Однажды к празднику Пасхи я послал брату кассеты монастырского пения и несколько книг и журналов духовного содержания. Получив мою посылочку и показав духовную литературу Ким, мой брат удивился когда она, увидев обложку одного журнала, воскликнула: «Вот это и есть тот старец, который является мне во сне!» Тут она указала на известный снимок Владыки Иоанна, снятый среди могилок кладбища Ново-Дивеевского монастыря в Спринг-Валлей. Впоследствии Ким крестилась в Православной Церкви с именем Киры»

По молитвам у его нетленных мощей люди укрепляются в вере, получают исцеление, утешение, духовные силы. Святитель Иоанн, после многих подвигов, волнений, скорбей, которые он претерпел за Христа и Его Правду, пристал к тихому небесному пристанищу, где, сорадуясь с ангелами, славит Отца и Сына и Святаго Духа, Единого в Троице Бога, Которому и от нас да будет слава, честь и поклонение, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

игумен Александр (Милеант)

Молитва ко святителю Иоанну, последних времен Чудотворцу

О, святителю отче наш Иоанне, Пастырю добрый и тайновидец душ человеческих. Ныне у Престола Божия за нас молишися, яко же и сам посмертне изрек: «Хотя я и умер — но я жив». Умоли Всещедраго Бога прощение нам во гресех даровати, да смело воспрянем духом и уныние сего мира отряхнем и Богу возопиим о даровании нам смирения и Богодухновения, Богосознания и духа благочестия на всяких путях жизни нашея. Яко милостивый сиропитатель и опытный путеводитель на земле бывший, ныне буди нам вождем Моисеовым и в смутах церковных всеобъемлющее Христово вразумление. Услыши стенание смущенных юношей нашего лихолетия, обуреваемых беснованием вселукавым и отряхни лень уныния изнемогающих пастырей от натисков духа мира сего и томящихся в оцепенении праздном. Да слезно вопием ти, о теплый молитвенниче, посети нас сирых, во тьме страстей утопающих, ждущих твоего отеческаго наставления, да озаримся светом невечерним, идеже ты пребываеши и молишися за чад твоих, по лицу вселенныя рассеянных, но любовию слабою к свету все же тянущихся, идеже свет Христос Господь наш пребывает, Ему же честь и держава ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Из поучений владыки Иоанна

Дни памяти: 19 июня (2 июля)

Детство

Святитель Иоанн Максимович (мирское имя — Михаил) принадлежал к известной дворянской фамилии. Его дед по отцовской линии был зажиточным землевладельцем. Другой дед, по матери, служил врачом в городе Харькове. Его отец руководил местным дворянством, а дядя занимал должность ректора Киевского Университета.

Будущий святитель родился 4 июня 1896 года, на территории Харьковской губернии, в родительском имении Адамовка. Во святом крещении получил имя Михаил, в честь архистратига Небесного воинства.

Родители Михаила, Борис и Глафира, люди Православные, стремились дать сыну хорошее воспитание и образование, во многом сами служили ему добрым примером. В дальнейшем он всю свою жизнь испытывал к ним сыновнее уважение.

С детства Михаил отличался слабым здоровьем. Миролюбивый и кроткий характер ребенка способствовал выстраиванию приятельских отношений с окружающими, в том числе со сверстниками, однако особенно близких друзей он не имел. Может быть именно в этой связи Михаил редко участвовал в играх, но зато чаще обычного погружался в собственные размышления.

Отличаясь особой религиозностью с детства, он любил играть «в монастыри», строя их из игрушечных фортов, облачая в «монашеские» одежды игрушечных солдатиков. По мере взросления стал собирать религиозную библиотеку, святые иконы, приобщался к молитвенному деланию.

Он буквально зачитывался духовной литературой, Житиями святых, историческими сочинениями. Наряду с религиозным чувством, в нем с ранних лет зрело чувство любви к своей Родине, чувство патриотизма.

Сильное впечатление оказывало на Михаила посещение Святогорского монастыря, недалеко от которого, в Голой Долине, располагалось загородное имение его семьи. Семья не раз поддерживала эту обитель своими пожертвованиями.

Стремлением угодить Богу, жизнью по заповедям, Михаил оказывал благотворное влияние на своих младших братьев и сестру (и не только: со временем даже его гувернантка, француженка, будучи католичкой, решилась принять Православие).

Юношеские годы

В возрасте 11 лет родители определили Михаила в кадетский корпус в Полтаве.

Учился он хорошо, преуспевая практически по всем предметам. И лишь физическая подготовка давалась ему с трудом.

Кроткий, религиозно настроенный нрав Михаила выделял его из среды товарищей по корпусу. Однажды, когда учащиеся проходили торжественным маршем и их ряды поравнялись с Полтавским собором, Михаил, движимый внутренним чувством благоговения, осенил себя крестным знамением. Руководство хотело его наказать, за нарушение строя и дисциплины, и только заступничество попечителя корпуса, Великого князя Константина, проявившего должный педагогический такт и подход, избавило «виновника» от осуждения.

Студенческие годы

Когда в 1914 году Михаил закончил кадетский корпус, перед ним стоял выбор: куда пойти учиться дальше? Сам он подумывал о Киевской духовной академии, однако родители, желавшие сыну хорошей юридической карьеры (что было реальным, с учётом его дарований и их личных связей), настояли на том, чтобы он поступил на юридический факультет. Питая к отцу и матери искреннее уважение, он подчинился их воле и поступил в Харьковский университет.

Обучаясь в университете, Михаил демонстрировал завидные успехи. Однако даже загруженность занятиями не отвлекла его от высших духовных стремлений. Он продолжал изучать религиозную литературу, Жития святых Божьих угодников. Более того, жизненный опыт и приобретенные в процессе обучения знания помогали глубже и серьёзнее воспринимать те религиозные истины, на которые раньше он смотрел с детской и юношеской непосредственностью.

Послереволюционный период

Время завершения обучения совпало со временем страшных, трагических событий в жизни Отечества: Февральской революцией и последовавшими за ней переменами. Ни он сам, ни его родители, не разделяли революционной радости от свержения русского царя. Можно даже сказать, что для семьи Михаила те холодные февральские дни стали днями печали и траура.

Через несколько месяцев после Февральской последовала Октябрьская революция. Вслед за ней начались гонения на духовенство и вообще на ревностно настроенных христиан. Рушились храмы, полилась христианская кровь.

Михаилу, искренне поглощенному мыслью о служении Богу, было трудно принять новую политическую реальность. Зная то, с каким упорством он был готов отстаивать правду, за него беспокоились родные и близкие.

Эмиграция

Промыслом Божьим Михаил покинул родную, любимую сердцем Отчизну, и оказался в Белграде. Здесь он поступил в местный университет, на богословский факультет, Окончил его в 1925 году.

В 1924 году был возведен в звание чтеца.

В 1926 году пострижен во ангельский образ митрополитом Антонием (Храповицким). Новым, монашеским именем Михаила стало: Иоанн. Так он был назван в честь раба Божьего, представителя своего рода, святителя Иоанна Тобольского.

Монашеская жизнь

После принятия пострига Иоанн настолько отдался желанию следовать за Христом, что, например, один из знавших его лично епископов, Николай (Велимирович), именовавшийся в народе сербским Златоустом, говорил, что если кто хочет видеть сегодняшнего святого, пусть обратится к отцу Иоанну.

Какое-то время отец Иоанн трудился в гимназии города Великая Кикинда, в должности законоучителя, затем — преподавателем в духовной семинарии в городе Битоле. Излагая учебный материал, он старался делать это доступно и ясно. Студенты относились к нему с любовью.

В 1929 году, по решению церковного начальства, отец Иоанн был возведен в сан иеромонаха.

К исполнению долга священника он относился со всей серьезностью и ответственностью. Постоянно заботился о своей пастве. Поучал их словом и примером, регулярно служил Божественную Литургию и причащался Тела и Крови Христовых, строго постился, предавался молитвенным бдениям (иногда даже и не ложился в постель, оставаясь на полу, прямо перед образами святых).

В этот период отец Иоанн написал несколько значимых (впоследствии широко известных) богословских работ.

Епископское служение

В 1934 году отец Иоанн удостоился посвящения в епископа и смиренно отбыл к месту нового служения — в Шанхай.

Помимо участия в богослужениях и проповеди, организации приходской жизни, миссионерства, благотворительности, святитель занимался и тем, что лично навещал многих больных, воодушевляя их добрым пастырским словом, исповедуя и приобщая Святых Даров. Рассказывают, что в случае необходимости владыка шёл к больному в любое время дня и ночи.

В 1949 году, в связи с усилением в Китае коммунистических настроений, епископ Иоанн вынужден был отбыть на Филиппинский остров Тубабао, где пребывал в специально обустроенном лагере вместе с другими беженцами.

Проявляя заботу о пастве, владыка ездил в Вашингтон и просил о принятии беженцев. Его просьбы и, конечно же, молитвы, не остались безрезультатными. Существенная часть беженцев смогла переселиться в Америку, а другая — в Австралию.

В 1951 году владыка был назначен архиепископом Западноевропейского Экзархата, подчиненного Русской Зарубежной Церкви.

В 1962 году, с благословения руководства, перебрался на территорию США, где возглавил Сан-Францисскую епархию.

Местная христианская община пребывала там не в лучшем состоянии. Помимо общих трудностей (в том числе материального характера) нормальному функционированию кафедры не способствовали внутренние раскольнические настроения и движения.

С приездом святителя жизнь в епархии стала налаживаться. Однако не все приняли доброе начинание архиерея с восторгом. Нашлись завистники и недоброжелатели. Против владыки стали возводиться интриги, посыпались доносы церковному руководству. Между тем, помощью Божьей эта ситуация была разрешена в пользу святителя Иоанна.

2 июля 1966 года, в период посещения, с пастырской миссией, города Сиэтла, во время келейной молитвы сердце владыки остановилось и он тихо отошёл к Небесному Царю. Утверждается, что владыка заблаговременно знал о приближении смерти.

Святой Иоанн почитается Церковью не только как выдающийся святитель, но и как чудотворец.

Тропарь святителю Иоанну Шанхайскому и Сан-Францисскому, глас 5

Попечение твое о пастве в странствии ея, / се прообраз и молитв твоих, за мир весь присно возносимых: / тако веруем, познав любовь твою, святителю и чудотворче Иоанне! / Весь от Бога освящен священнодействием пречистых Тайн, / имиже сам присно укрепляем, / поспешал еси ко страждущим, целителю отраднейший. // Поспеши и ныне в помощь нам, всем сердцем чтущим тя.

Ин тропа́рь святителю Иоанну архиепископу Шанхайскому и Сан-Францисскому чудотворцу, глас 1:

Святи́тельства дар преумно́жил еси́, сло́ва пропове́данием апо́столом поревнова́в, бде́нием же, посто́м и моли́твою с преподо́бными вмени́лся еси́, клевету́ и поноше́ния с кро́тостию прие́мля. Сего́ ра́ди Христо́с тя просла́ви чудесы́, и́хже оби́льно излива́еши на всех с ве́рою притека́ющих к тебе́: и ны́не спаса́й нас моли́твами твои́ми, Иоа́нне досточу́дне, святи́телю Христо́в.

Конда́к святителю Иоанну архиепископу Шанхайскому и и Сан-Францисскому чудотворцу, глас 4:

Христу́ Пастыренача́льнику после́довав, во святи́телех изря́днейший яви́лся еси́, спасл бо еси́ о́вцы своя́ от губи́тельства безбо́жных, приста́нище ми́рное тем учреди́в, и попече́ние непреста́нное о па́стве име́я, врачева́л еси́ их неду́ги душе́вныя же и теле́сныя, и ны́не о нас к твои́м честны́м моще́м припа́дающих, моли́ Христа́ Бо́га, о́тче Иоа́нне, в ми́ре спасти́ся душа́м на́шим.

Моли́тва святителю Иоанну архиепископу Шанхайскому чудотворцу

О святи́телю о́тче наш Иоа́нне, па́стырю до́брый и тайнови́дче душ челове́ческих! Ны́не у Престо́ла Бо́жия за нас мо́лишися, я́коже и сам посме́ртне изре́кл еси́: «А́ще и умро́х, но жив есмь». Умоли́ всеще́драго Бо́га проще́ние нам во гресе́х дарова́ти, да бо́дренно воспря́нем, и Бо́гу возопие́м о дарова́нии нам ду́ха смире́ния, стра́ха Бо́жия и благоче́стия во вся́ческих путе́х жи́зни на́шея, я́ко ми́лостивый сиропита́тель и иску́сный наста́вник на земли́ быв, ны́не бу́ди нам путеводи́тель и в сму́тах церко́вных Христо́во вразумле́ние. Услы́ши стена́ние смяте́нных ю́ношей на́шего лихоле́тия, обурева́емых беснова́нием вселука́вым, и при́зри на уны́ние изнемога́ющих па́стырей от утесне́ния тлетво́рнаго ду́ха ми́ра сего́ и томя́щихся в нераде́нии пра́здном и ускори́ на моли́тву, сле́зно вопие́м ти, о те́плый моли́твенниче; посети́ нас си́рых, по всему́ лицу́ вселе́нныя разсе́янных и во оте́чествии су́щих, во тьме страсте́й блужда́ющих, но сла́бою любо́вию ко све́ту Христо́ву влеку́щихся и жду́щих твоего́ оте́ческаго наставле́ния, да благоче́стию навы́кнем и насле́дницы Ца́рствия Небе́снаго яви́мся, иде́же ты пребыва́еши со все́ми святы́ми, сла́вяще Го́спода на́шего Иису́са Христа́, Ему́же честь и держа́ва, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Моли́тва (иная)

О святи́телю чу́дне Иоа́нне, толи́ко распространи́л еси́ се́рдце свое́, я́ко нете́сно вмеща́ется в нем мно́жество почита́ющих тя челове́к от разли́чных племе́н и наро́дов! При́зри на убо́жество слове́с на́ших, оба́че от любве́ тебе́ приноси́мое, и помози́ нам, уго́дниче Бо́жий, поне́ отны́не очища́ти себе́ от вся́кия скве́рны пло́ти и ду́ха, рабо́тающе Го́сподеви со стра́хом и ра́дующеся Ему́ с тре́петом. И что возда́мы тебе́ за ра́дость о́ную, ю́же ощути́хом, зря́ще в хра́ме святе́м мо́щи твоя́ святы́я и прославля́юще па́мять твою́; вои́стину, не и́мамы, чим возда́ти, то́чию а́ще на́чнем себе́ исправля́ти, быва́юще но́ви вме́сто ве́тхих. Сея́ благода́ти обновле́ния бу́ди нам хода́тай, свя́те Иоа́нне, помози́ нам в не́мощех, исцели́ боле́зни, уврачу́й стра́сти моли́твами твои́ми; преста́вленный же от сего́ вре́меннаго во ино́е жити́е ве́чное, в не́же наста́ви тя Пречи́стая Влады́чица, Одиги́трия разсе́яния ру́сскаго, чудотво́рною Свое́ю ико́ною Коренно́ю-Ку́рскою, Ея́же спу́тник ты яви́лся еси́ в день преставле́ния своего́, ра́дуешися ны́не в ли́це святы́х, сла́вящих Еди́наго в Тро́ице сла́вимаго Бо́га, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Святитель Иоанн родился 4 июня 1896 года в имении своих родителей, потомственных дворян Бориса Ивановича и Глафиры Михайловны Максимовичей в местечке Адамовке, Харьковской губернии. При Святом Крещении он получил имя в честь святого Архистратига Божия Михаила. Предки его с отцовской стороны были выходцами из Сербии. Один из предков — святитель Иоанн Тобольский был подвижником святой жизни, миссионером и духовным писателем. Он жил в первой половине XVIII века и причислен к лику святых в 1916 году.

Святитель рос послушным мальчиком, так что сестра его вспоминала, как легко было родителям его воспитывать. Но, раздумывая о своем будущем, он не имел тогда еще определенного решения, не зная посвятить ли себя службе военной или гражданской. Чувствовал он непреодолимое стремление стоять за истину, которое воспитали в нем родители. Он одушевлялся примерами тех людей, которые отдавали свою жизнь за высокие и благородные цели.

Когда подошло время учиться, родители определили его в Петровский Полтавский кадетский корпус, посвященный, как говорил сам владыка, «одной из славных страниц истории России». Учился он отлично, но не любил два предмета: гимнастику и танцы. В корпусе его любили, но он чувствовал, что ему надо избрать другой путь. Особенно тому способствовало общение с законоучителем кадетов протоиереем Сергием Четвериковым, известным автором книг о преподобном Паисии Величковском и о святых Оптинских старцах, и ректором семинарии архимандритом Варлаамом. День окончания кадетского корпуса Михаилом Максимовичем совпал со днем вступления на Харьковскую кафедру архиепископа Антония (Храповицкого).

Этот архипастырь всю жизнь вдохновлял церковно-настроенную учащуюся молодежь к духовной жизни. Услышав о юном Михаиле, о котором в церковных кругах заговорили, он хотел с ним познакомиться; архиепископ Антоний стал духовным руководителем молодого человека.

В Харькове Михаил поступил в университет на юридический факультет, который он закончил в 1918 году, и некоторое время служил в Харьковском суде в дни управления Украиной гетманом Скоропадским.

Но сердце будущего святителя стояло далеко от мира сего. Все время, свободное от занятий в университете, он проводил за чтением духовной литературы, особенно выделяя при этом жития святых. «Изучая светские науки, — говорил святитель Иоанн в своем слове при наречении во епископа, — я все больше углублялся в изучение науки из наук, в изучение духовной жизни». Бывая в монастыре, в котором жил владыка Антоний, Михаил имел возможность молиться у гробницы подвижника первой половины XVIII века архиепископа Мелетия (Леонтовича), глубоко почитавшегося, но еще не канонизированного тогда угодника Божия. Душа молодого святителя уязвилась жаждой приобрести истинную цель и путь жизни во Христе.

Большое впечатление произвел на Михаила приезд в Харьков молодого епископа Варнавы (впоследствии Патриарха Сербского), сердечно принятого архиепископом Антонием и повествовавшего о страданиях сербов под властью турок. Это было в январе 1917 года перед революцией, когда у сербов, с которыми воевали Германия, Австрия и Турция, почти не оставалось свободной, не захваченной врагами территории. Отклик русских людей был единодушный. Епископ Варнава, впоследствии став Патриархом, с особой любовью оказывал гостеприимство и помощь иерархам Русской Православной Церкви Заграницей.

Русское лихолетие вынудило семью Максимовичей покинуть Родину и эвакуироваться в Югославию, где Михаилу удалось поступить на богословский факультет Университета святого Саввы и окончить его в 1925 году. Еще на последнем курсе Михаил в Белградской церкви был посвящен митрополитом Антонием во чтеца, а в 1926 году им же в монастыре Мильково пострижен в монашество с наречением имени Иоанн в честь его дальнего родственника святителя Иоанна Тобольского и посвящен в иеродиаконы. На Введение во храм Пресвятой Богородицы того же года юный инок стал иеромонахом. В эти годы он был законоучителем в сербской государственной гимназии, а с 1929 года стал преподавателем и воспитателем в сербской семинарии святого апостола Иоанна Богослова Охридской епархии в городе Битоле.

В Битоле святитель Иоанн снискал любовь своих воспитанников, и тогда же окружающим стали известны его духовные подвиги. Он постоянно и беспрерывно молился, ежедневно служил Божественную литургию, а если не служил сам, то причащался Святых Христовых Таин, строго постился и ел обыкновенно один раз в день поздно вечером. Святитель с особенной отеческой любовью внедрял в студентов-семинаристов высокие духовные идеалы. Они же первыми обнаружили его величайший подвиг аскетизма, замечая, что святитель никогда не ложился спать, а когда засыпал, то только от изнеможения и, часто, во время земного поклона в углу под иконами.

Епископ Николай (Велимирович) ценил и любил молодого иеромонаха Иоанна. Однажды перед уходом из семинарии он повернулся к небольшой группе семинаристов и сказал: «Дети, слушайте отца Иоанна; он — ангел Божий в человеческом образе». Сами семинаристы убедились в том, что отец Иоанн действительно жил ангельской жизнью. Его терпение и скромность были подобны терпению и скромности великих подвижников и пустынников. События из святого Евангелия он переживал так, как будто всё это совершалось перед его глазами, и он всегда знал главу, где это событие описано, и когда нужно было, он всегда мог процитировать данный стих. Он знал характер и особенности каждого студента. У отца Иоанна был дар Божий — необыкновенная память. В любой момент он мог сказать, когда и как семинарист отвечал, что он знал и чего не знал. И это — без каких бы то ни было записок. Для семинаристов он был воплощением многих христианских добродетелей. Они не замечали в нем недостатков, даже в его речи (легкое косноязычие). Не было никакой проблемы, личной или общественной, которую он не мог бы сразу разрешить. Не было вопроса, на который он не смог бы ответить. Ответ всегда был сжатым, ясным, полным и исчерпывающим, потому что он был по настоящему глубоко образованным человеком. Образование его, его «премудрость» зиждилась на самом прочном фундаменте — на страхе Божием. За своих семинаристов отец Иоанн молился усердно. Ночью он обходил кельи, проверяя всех. Выходя из комнаты, он осенял спящего крестным знамением.

В первую неделю Великого поста отец Иоанн ничего кроме одной просфоры в день не вкушал, так же и на Страстной неделе. Когда наступала Великая Суббота, его тело было полностью истощено. Но в день Святого Воскресения он оживал, его силы возвращались. На Пасхальной заутрене он ликующе восклицал: «Христос воскресе!» — будто Христос воскрес именно в эту святую ночь. Его лицо светилось. Пасхальная радость, которой сиял сам святитель, передавалась всем в храме. Это испытал каждый, кто был в церкви с отцом Иоанном в пасхальную ночь.

В 1934 году Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей принял решение возвести отца Иоанна в сан епископа Шанхайского, викарным архиереем Пекинской и Китайской епархии. Ничто не могло быть дальше от его помыслов, чем это, как видно из рассказа одной его знакомой по Югославии. Как-то встретившись с ним в трамвае, она спросила, по какой причине он в Белграде, на что он ответил, что приехал в город, так как по ошибке получил сообщение вместо какого-то другого иеромонаха Иоанна, которого должны посвятить во епископы. Когда же на другой день она опять его увидела, то он сообщил ей, что ошибка оказалась хуже, чем он ожидал, ибо именно его решили посвятить во епископы. Когда же он воспротивился, выставляя свое косноязычие, то ему сказали, что и пророк Моисей имел такое же затруднение. Посвящение состоялось 28 мая 1934 года. Святитель Иоанн был последним из посвященных митрополитом Антонием епископов.

Молодой епископ прибыл из Сербии в Шанхай в 1935 году на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. На пристани собралось много людей, встречающих своего нового архипастыря. Здесь ожидало его дело строительства большого собора и разрешение создавшегося там юрисдикционного конфликта. Святитель Иоанн вскоре успокоил имевшее место нестроение и закончил постройку огромного собора в честь иконы Божией Матери «Споручницы грешных», а также трехэтажного приходского дома с колокольней. Он обращал особое внимание на духовное образование детей, сам преподавал Закон Божий в старших классах Коммерческого училища и всегда присутствовал на экзаменах по Закону Божиему во всех православных школах Шанхая. Он был вдохновителем и возглавителем постройки храмов, госпиталя, больницы для душевнобольных, приюта, домов для престарелых, общественной столовой, словом, всех общественных начинаний русского Шанхая. Святитель жил жизнью своей паствы. Он принимал прямое участие в жизни всех эмигрантских учреждений.

Однако, принимая такое живое и деятельное участие в столь многих светских делах, он был чужд миру. С первого же дня его пребывания в Шанхае святитель, как и раньше, ежедневно служил Божественную литургию. Где бы он ни был, он не пропускал богослужений. Однажды, от постоянного стояния нога святителя сильно опухла и консилиум врачей, боясь гангрены, предписал немедленную госпитализацию. Святитель отказался. Тогда русские доктора сообщили приходскому совету, что они отказываются от всякой ответственности за здоровье и даже за жизнь пациента. Члены приходского совета после долгих просьб и, даже грозя увезти его туда силой, заставили святителя согласиться, и он был отправлен в госпиталь. К вечеру, однако, в госпитале его уже не было, и в шесть часов в соборе он служил всенощную, как всегда. Все суточные богослужения он совершал, ничего не пропуская, так что случалось, что на повечерии вычитывалось по пяти или более канонов, дабы почтить всех святых. Лишних разговоров в алтаре святитель не допускал и сам следил за тем, чтобы и прислужники вели себя как полагается, составив им правила поведения, которых он их строго, но ласково, заставлял придерживаться. После Литургии святитель Иоанн оставался в алтаре по два или три часа и как-то заметил: «Как трудно оторваться от молитвы и перейти к земному». По ночам бодрствовал. Никогда не ходил «в гости», но у нуждающихся в помощи неожиданно появлялся и притом в любую погоду и в самые необычные часы. Ежедневно посещал больных со Святыми Дарами. Его часто можно было видеть в ненастную погоду, в поздний час, идущего по улицам Шанхая пешком с посохом в руках и в развивающейся от ветра рясе. Когда его спрашивали, куда он направляется в такую погоду, святитель отвечал: «да здесь недалеко, нужно навестить такого-то или такую-то». И когда его подвозили, то это «недалеко» зачастую было два-три километра.

«Заботясь о спасении душ человеческих, — говорил святитель, — нужно помнить, что люди имеют и телесные потребности, громко заявляющие о себе. Нельзя проповедовать Евангелие, не проявляя любовь в делах». Одно из проявлений такой любви было основание приюта в честь святителя Тихона Задонского для сирот и для детей нуждающихся родителей. Он создал приют, который за свое пятнадцатилетнее существование в Шанхае дал убежище многим сотням детей. Владыка сам собирал больных и голодающих детей с улиц и из темных закоулков Шанхая. Однажды одну девочку он привел в приют, «купив» ее у китайца в обмен на бутылку водки.

Прихожане Шанхайской епархии платили своему архипастырю чувством глубокой любви и уважения, как видно из следующей выдержки письма, написанного ими митрополиту Мелетию в 1943 году:

«Мы — светские люди, миряне не касаемся его (святителя Иоанна) богословской начитанности, эрудиции, глубоко проникновенных апостольской верой поучений, произносимых почти ежедневно и нередко печатаемых. Мы — Шанхайская паства — будем говорить о том, что видим и чувствуем в нашем разноплеменном городе со дня приезда в него нашего святителя, что видим грешными глазами и что чувствуем нашим христианским сердцем.

Со дня его приезда прекратилось печальное явление разделения церквей; из ничего создался приют святителя Тихона Задонского, в настоящее время кормящий, обувающий и учащий 200 детей; постепенно улучшилось положение Дома Милосердия имени святителя Филарета Милостивого; больные во всех шанхайских госпиталях посещаются священниками, вовремя причащаются, а в случае кончины, и бездомные, отпеваются; умалишенные в госпитале далеко за городом навещаются им лично; заключенные в тюрьмах Сеттльмента и Французской концессии имеют возможность молиться в местах заключения за Божественной литургией и приобщаться ежемесячно; им обращено серьезное внимание на воспитание и обучение юношества в строго православном национальном духе; во многих иностранных школах наши дети учат Закон Божий; во все трудные моменты общественной жизни мы видим его, идущим впереди и защищающим нас и исконно русские устои до последней возможности, или же призывающим к жертвенности; все сектантские организации и инославные исповедания поняли и понимают, что борьба с таким столпом православной веры весьма трудна; наш святитель неустанно навещает церкви, больницы, школы, тюрьмы, учреждения светские и военные, всегда принося своим приходом ободрение и веру. Со дня его приезда ни один больной не получил отказа в его молитвах, личном посещении, а по молитвам святителя многие получили облегчение и выздоровление. Он, как факел, освещает нашу греховность, как колокол будит нашу совесть, зовет нашу душу на подвиг христианский, зовет нас, как пастырь добрый, чтобы мы хотя на минуту отвлеклись от земли, житейской грязи, и возвели очи свои к небу, откуда только и приходит помощь. Он есть тот, который, по словам святого апостола Павла, образ есть верным словом и житием, любовию и духом, верою и чистотою (1 Тим. 4:12)».

Во время японской оккупации, после того как два председателя Русского эмигрантского комитета были убиты и страх охватил русскую колонию, святитель Иоанн, несмотря на несомненную опасность, объявил себя временным главой русской колонии.

В 1945 году был избран новый Патриарх Московский Алексий I (Симанский). Некоторые иерархи Русской Зарубежной Церкви признали это избрание и перешли в юрисдикцию Московской Патриархии. Владыка Иоанн остался в подчинении Зарубежному Синоду. Вскоре он был возведен в сан архиепископа. Китайское гоминьдановское правительство и городские власти признали его главой Русской Православной Церкви в Китае.

Чудотворная сила молитв и прозорливость святителя Иоанна были известны в Шанхае. Случилось, что святителя Иоанна срочно вызвали причастить умирающего в больнице. Взяв Святые Дары, святитель отправился с другим священнослужителем в госпиталь. По прибытии туда они увидели молодого и жизнерадостного человека, возрастом 20-ти с лишним лет, играющего на гармошке. Он уже поправился и скоро должен был покинуть госпиталь. Святитель подозвал его со словами: «Хочу сейчас тебя причастить». Молодой человек тотчас же подошел к нему, исповедовался и причастился. Изумленный священнослужитель спросил владыку Иоанна, почему он не пошел к умирающему, а задержался с очевидно здоровым молодым человеком. Святитель ответил очень кратко: «Он умрет сегодня ночью, а тот, который тяжело болен — будет жить еще много лет». Так и произошло. Подобные чудеса Господь проявлял через Своего угодника и в Европе, и в Америке.

В конце 1940-х годов с приходом к власти коммунистов русские в Китае были вынуждены опять бежать, большинство из них через Филиппины. В 1949 году почти 5.000 беженцев из Китая находилось в лагере Международной Беженской Организации на острове Тубабао. Жили они там в палатках, в самых примитивных условиях. Сюда же были перевезены все дети приюта, были и старики и больные. Жили постоянно под угрозой страшных ураганов, так как остров находится на пути сезонных тайфунов, которые проходят через эту часть Тихого океана. Во время 27 месячного периода жизни русских в лагере остров только раз был под угрозой тайфуна, который, однако, переменил курс и обошел его. Святитель каждую ночь обходил весь лагерь и осенял его крестным знамением со всех четырех сторон. После того, как лагерь был почти весь эвакуирован и люди разъехались по разным странам, налетел страшный тайфун и разрушил лагерь до основания.

Неоднократно приходилось святителю Иоанну являться перед представителями гражданской власти, чтобы хлопотать о благополучии русских беженцев. Владыке Иоанну посоветовали лично похлопотать в Вашингтоне, чтобы все в лагере смогли переехать в Америку. Он полетел в Вашингтон и вопреки всем человеческим препятствиям, добился того, что исход его паствы был осуществлен.

В 1951 году архиепископ Иоанн был назначен возглавлять Западно-Европейскую епархию. О нем писали из Парижа: «Он живет уже вне нашей плоскости. Недаром говорят, что в одной из парижских католических церквей, священник сказал, обращаясь к молодежи: вы требуете доказательств, вы говорите, что сейчас нет ни чудес, ни святых. К чему вам теоретические доказательства, когда сейчас по улицам Парижа ходит живой святой — Saint Jean Pieds (Святой Иоанн Босой)».

Святитель Иоанн собирал сведения о некоторых древних святых, почитаемых на Западе, но забытых на Востоке. Благодаря знанию языков и прежде всего личным примером благочестия, святитель Иоанн привлек к Православию многих французов, голландцев и других европейцев. Такое миссионерское значение имело его пребывание в Европе.

Осенью 1962 года владыка Иоанн прибыл на свою последнюю кафедру и опять, как много лет назад на свою первую кафедру, в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. Сперва он прибыл в помощь состарившемуся и заболевшему старцу архиепископу Тихону, а после его кончины (17 марта 1963 года ст.ст.) святитель Иоанн стал правящим архиепископом Западно-Американским и Сан-Францисским. Снова прибыл святитель в недостроенный храм, посвященный памяти Пресвятой Богородицы, и опять, как и тогда в Китае, нестроения терзали Церковь. Прежде всего, необходимо было возобновить и завершить совершенно приостановленное (в связи с недостатком средств и резкими разногласиями, парализовавшими церковную общину) строительство нового кафедрального собора в честь иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость». Господь послал эту милость святителю, тяжело переживавшему несогласие, но продолжавшему как молитвенный подвиг, так и неустанное наблюдение за строительством, одушевляя всех на жертвенный труд.

Много пришлось ему терпеть в это время, даже необходимость явиться в американский гражданский суд. Последние годы его жизни были исполнены горечью клевет и преследований. Иногда святитель Иоанн возбуждал в людях зависть, нарекания или же недоумения, когда он поступал с людьми, строго придерживаясь церковных правил.

В 1964 году строительство самого большого храма Русской Зарубежной Церкви в Америке, украшенного пятью золотыми куполами, было в основном закончено. Воздвижение крестов было предварено торжественным крестным ходом при огромном стечении народа. Крестный ход чуть не был отменен из-за проливного дождя, но святитель с паствой, без всякого сомнения, вышел и с пением пошел по мокрым улицам города. Дождь перестал. Перед новым собором освятили кресты, и при воздвижении главного креста просияло солнце, и на ярко блестящем знамении Христа почил белый голубь. Это видимое торжество возносящихся православных крестов было завершительным победным событием в жизни святителя на земле.

Сопровождая Курско-Коренную чудотворную икону Пресвятой Богородицы в Сиэтл, святитель Иоанн 19 июня (ст.ст.) 1966 года, отслужив в Никольском соборе Божественную литургию, оставался еще три часа в алтаре. Затем, навестив с чудотворной иконой духовных чад около собора, он проследовал в комнату церковного дома, где останавливался. Вдруг послышался грохот и прибежавшие увидели, что владыка лежит на полу и уже отходит. Его посадили в кресло, и он перед чудотворной иконой предал душу Богу.

24 июня (ст.ст.) в Соборе Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость» в городе Сан-Франциско состоялось торжественное отпевание святителя Иоанна. Отпевание началось в 6 часов вечера и закончилось, вследствие множества людей, прощавшихся с почившим архипастырем, лишь в первом часу ночи.

Шесть дней лежало тело святителя в открытом гробу и, несмотря на жаркую летнюю погоду, не ощущалось от него ни малейшего запаха тления и рука его была мягкой, неокоченевшей. И это, несмотря на то, что ничего с его телом в похоронном бюро не было сделано. Невольно вспоминались слова епископа Игнатия (Брянчанинова) в его «Размышлении о смерти»: «Видел ли кто тело праведника, оставленное душою? Нет от него зловония, не страшно приближение к нему: при погребении его печаль растворена какой-то непостижимой радостью». Все это, по словам того же святителя Игнатия, есть верный признак, что «почивший обрел милость и благодать у Господа».

По блаженном преставлении своем святитель Иоанн, как и при жизни, подавал обращающимся к нему с верою различные исцеления и чудотворения. Люди, в тяжелый момент жизни, когда никакие земные силы не в состоянии помочь беде, обращались к ходатайству его перед Господом. Присылаемые письма, так же как и записочки с именами, клались под митру на гробнице святителя, и многие получали ожидаемую помощь.

Осенью 1993 года архиепископу Западно-Американскому и Сан-Францисскому, вместе с комиссией, составленной еще из двух архипастырей, было поручено Архиерейским Синодом Русской Зарубежной Церкви освидетельствовать останки святителя Иоанна. Вечером 28 сентября (ст.ст.) после панихиды, отслуженной членами комиссии в усыпальнице архиепископа Иоанна, была снята крышка саркофага. Присутствующие вынули из него металлический гроб святителя и заметили, что во многих местах он совершенно проржавел. Со страхом Божиим и с молитвой открыли гроб. Лицо святителя было закрыто и все сразу обратили внимание на его светлые, нетленные руки. Помолившись, открыли лицо святителя, и все увидели нетленный лик Богом прославленного святого.

Архиерейский Синод Русской Зарубежной Церкви, заслушав сообщение комиссии о результатах обретения, благословил продолжать труды по подготовке к прославлению святителя Иоанна, которое было назначено на 19 июня (ст.ст) — день его блаженной кончины.

Прославление в лике святых святителя Иоанна, архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского, состоялось 19 июня (2 июля) 1994 года.

Определением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, состоявшегося 24-29 июня 2008 года, святитель Иоанн прославлен в лике общецерковных святых.

Молитвами святителя Иоанна да сохранит Господь нас грешных от всякого зла, да укрепит нашу веру и да поможет нам идти верным путем ко спасению.

Материал предоставлен Синодальной комиссией по канонизации святых

* Текст службы и акафиста святителю Иоанну, архиепископу Шанхайскому и Сан-Францисскому, чудотворцу, в формате pdf.

Патриархия.ru

Сегодня, 2 июля, Церковь чтит память дивного угодника Божия XX века святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского чудотворца (+1966 г.).

Святитель Иоанн Шанхайский и Сан- Францисский

18 лет назад в этот день Русская Православная Церковь за границей причислила святителя Иоанна (Максимовича) Шанхайского к лику святых. Однако с особым почитанием ко святителю Иоанну Шанхайскому относятся и в Донецкой области.

Здесь, в селе Адамовка, всего в 10 км от Святогорской Лавры, в семье дворян Максимовичей родился и воспитывался будущий святитель Иоанн Сан-Францисский, в святом Крещении названный Михаилом. Его предком был известный просветитель Сибири, святитель Иоанн Тобольский. Родители Михаила, Борис и Глафира, воспитывали своего сына в благочестии, возгревая в нем стремление стоять за истину, и в горячей любви к своему Отечеству.

С детства он отличался глубокой религиозностью, по ночам подолгу стоял на молитве, усердно собирал иконы, а также церковные книги. Более всего любил читать жития святых. Михаил полюбил святых всем сердцем, до конца пропитался их духом и начал жить, как они.

Святая и праведная жизнь ребенка произвела глубокое впечатление на его французскую гувернантку-католичку, и в результате она приняла православие. А еще он часто бывал в Святогорской Лавре, где на Святых горах игрался в монастырь, а его солдатики были не воинами, а монахами.

В день памяти святителя на его родине, где наместник Святогорской Лавры архиепископ Святогорский Арсений ежегодно возглавляет праздничную Литургию, всегда собирается много верующих, которые съезжаются сюда отовсюду.

В 2007 г. в селе Адамовка святогорскими монахами была совершена закладка и начато строительство церкви и скита в честь святителя Иоанна Сан-Францисского на месте его родительского дома. Кроме храма в лаврском скиту построен целый комплекс: братский корпус, трапезная, гостиница для паломников на 150 мест.

А спустя два года на родину святителя Иоанна шанхайского из Сиэтла были переданы вещи святого. Среди святынь, переданных Святогорской Лавре, было кресло, в котором отошел ко Господу святитель, а также предметы его облачения.

Все эти святыни сохранялись в семье духовных чад святителя. Многие годы их хранителем был чтец, в доме которого святой Иоанн Шанхайский и отошел ко Господу. После его смерти их продолжал сохранять в своей семье его сын Сергей, который теперь и передал их в дар монастырю. Также протоиереем Петром Перекрестовым, настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» города Сан-Франциско в дар Свято-Успенской Лавре была передана частица мощей святителя Иоанна.

Российская трагедия 1917–18 гг. окончательно убедила Михаила в слабости человеческой, непрочности всего земного, и он решил отречься от мира земного и полностью посвятить себя служению Богу.

Во время гражданской войны семья Максимовичей эвакуировалась в Югославию, где Михаил поступил на богословский факультет Белградского университета.

Его семья, как и очень многие русские семьи в изгнании, жила очень бедно, и Михаилу, чтобы помочь ей и иметь возможность учиться, приходилось продавать газеты. Горячо им любимый архипастырь, митрополит Антоний (Храповицкий) тоже оказался за границей – Владыка Антоний продолжал быть руководителем духовной жизни Михаила.

В годину гонений Промыслом Божиим Михаил оказался в Белграде, где поступил в университет на богословский факультет.

В 1926 году в Мильковской обители митрополитом Антонием святитель Михаил Максимович был пострижен в монахи, приняв имя Иоанна в честь своего предка святителя Иоанна Тобольского.

Первые годы своей монашеской жизни иеромонах Иоанн особенно посвящает юношеству — с 1929 года он преподаёт и является воспитателем в духовной семинарии города Битоля. Уже в то время святитель епископ Николай (Велимирович), сербский Златоуст, давал такую характеристику молодому иеромонаху: «Если хотите видеть живого святого, идите в Битоль к отцу Иоанну».

В этот период по просьбе местных греков и македонян он начал служить для них на греческом языке. Тогда же иеромонах Иоанн стал посещать больницы и отыскивать больных, нуждающихся в молитве, утешении и причащении.

В мае 1934 года иеромонах Иоанн был хиротонисан во епископа Шанхайского, викария Пекинского и отбыл ко своей пастве. Здесь он сразу же взялся за восстановление церковного единства, установив связь с местными православными сербами, греками и украинцами.

Довершил возведение нового кафедрального собора в честь иконы Пресвятой Богородицы «Споручница грешных», возвёл величественную Свято-Николаевскую церковь – «Храм-Памятник Царю Мученику Императору Николаю II и Его Августейшей Семье», основал дом для престарелых и детский приют в честь святого Тихона Задонского.

Приют владыка населил брошенными детьми, которых сам бесстрашно собирал с улиц и трущоб Шанхая. Однако после прихода коммунистов к власти, он вынужден был покинуть кафедру.

В 1951 г. архиепископ Иоанн был назначен правящим архиереем Западноевропейского экзархата Русской Зарубежной Церкви. В 1962 году, в связи с трудностями с постройкой нового собора в Сан-Франциско святитель Иоанн, по просьбе тысяч бывших шанхайских пасомых владыки ныне проживавших там, был назначен на Западно-Американскую кафедру.

Немало скорбей перенёс здесь святой, был даже принуждён появиться в гражданском суде и давать ответ на нелепые обвинения в недочётах приходского совета. Но любовью и долготерпением святитель довёл дело до конца и в 1964 году собор в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» был возведён. И в последние годы земной жизни, не смотря на вражду, святой продолжал творить чудеса своими неусыпными молитвами.

Владыка Иоанн предвидел свою кончину.

19 июня (2 июля) 1966 года, в день памяти апостола Иуды, во время архипастырского посещения города Сиэтла с чудотворной иконой Божией Матери Курско-Коренной, перед этой Одигитрией Русского Зарубежья в возрасте 71 года, отошёл ко Господу великий праведник- святитель Иоанн.

Он отслужил Божественную Литургию и остался в алтаре наедине с иконой еще часа три, затем навестив с чудотворной иконой духовных детей около собора, он проследовал в комнату церковного дома, где останавливался. Прислужники усадили Владыку в кресло и увидели, что он уже отходит…

После кончины Владыки голландский православный священник с сокрушенным сердцем писал: «У меня нет и не будет больше духовного отца, который звонил бы мне в полночь с другого континента и говорил: «Иди теперь спать. То, о чем ты молишься получишь».

Четырехдневное бдение венчала погребальная служба. Проводившие службу епископы не могли сдерживать рыданий, слезы струились по щекам, блестели в свете бесчисленных свечей подле гроба. Удивительно, что при этом, храм наполняла тихая радость. Очевидцы отмечали, что казалось, мы присутствовали не на похоронах, а на открытии мощей новообретенного Святого.

Вскоре и в усыпальнице Владыки стали происходить чудеса исцелений и помощи в житейских делах.

В Европе, Африке, а затем с 1962 года в Сан-Франциско, где он служил потом, его миссионерская деятельность, твердо основанная на жизни в постоянной молитве и чистоте православного учения, принесла обильные плоды.

Слава о владыке Иоанне распространялась как среди православных, так и среди инославного населения. Так, в одной из католических церквей Парижа местный священник пытался вдохновить молодежь следующими словами: «Вы требуете доказательств, вы говорите, что сейчас нет ни чудес, ни святых. Зачем же мне давать вам теоретические доказательства, когда сегодня по улицам Парижа ходит святой Иоанн Босой».

А в Париже как-то диспетчер железнодорожной станции даже задерживал отправление поезда до прибытия «Русского Архиепископа». Во всех европейских больницах знали об этом епископе, который мог молиться за умирающего всю ночь…

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *