Иоанн шанхайский

2 июля Церковь чтит память святителя Иоанна, архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского.

В Церкви этого святого называют Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский (Максимóвич). Шанхайский — потому что он долгое время был епископом в китайском городе Шанхае, Сан-Францисский — потому что в Сан-Франциско владыка провел последние годы своей жизни и там покоятся его мощи. А Максимович — это его фамилия, потому что он был русский, и родился неподалеку от города Харькова в 1896 году.

3 июня 1934 года Архиерейский Синод РПЦЗ определил Иоанну быть епископом Шанхайским, викарием Китайской и Пекинской епархии.

4 декабря 1934 года прибыл в Шанхай, где к тому времени жило около 50 тысяч русских беженцев.

При епископе Иоанне в Шанхае было завершено строительство Свято-Николаевской церкви (1935) — храма-памятника Царю-Мученику. В 1936 году им было открыто подворье Пекинского женского Покровского монастыря, где подвизались 15 сестёр. Были построены и другие храмы в Шанхае, в том числе Кафедральный собор в честь иконы Божией Матери «Споручница грешных».

Во время жизни в Китае получил известность как благотворитель, был попечителем различных филантропических обществ. По его благословению и с его личным участием в Шанхае строились госпиталь, приют, гимназия, дома для престарелых, общественная столовая, коммерческое училище. Организовал для сирот и детей бедных родителей приют во имя святителя Тихона Задонского — вначале в нём было восемь детей, а затем — уже сотни (всего воспитанниками приюта были около 3,5 тысяч детей). Епископ сам подбирал больных и голодающих детей на улицах шанхайских трущоб и приводил их в приют.

Много внимания уделял религиозному образованию, посещал тюрьмы, навещал больных в психиатрической лечебнице. Уже в этот период получили известность многочисленные случаи исцеления безнадёжно больных по его молитвам. Каждый день служил литургию.

В 1946 г. владыка Иоанн был возведен в сан архиепископа. Под его окормлением оказались все русские, жившие в Китае.

Весть о казни пятерых мятежников разлетелась слишком быстро. Ходили слухи, что у кого-то из несчастных оборвалась верёвка. Одни говорили, что у Рылеева, другие твердили про Бестужева-Рюмина. Екатерина не знала, кому верить. Она всеми силами защищала себя от информации об ужасном событии. В голове до сих пор звенел полный отчаяния и слёз голос Натали Рылеевой. Она умоляла помочь, спасти мужа. Просила не столько ради себя, сколько ради дочери, но что могла сделать Екатерина? Да, она добилась встречи с Николаем и уговорила его смягчить наказание, но просить ещё и за Рылеева — глупость. Зная нрав императора, Трубецкая никогда бы на это не решилась. А если бы на него надавила Мария Федоровна? Страшно даже представить, чем всё могло закончиться! Екатерина не посмела подарить Натали надежду, но видела в её глазах безграничную веру. Веру в лучший исход для бестолкового мужа, самый страшный грех которого — стихи. Трудно было Екатерине выдержать непростой разговор с Натали, а сразу после него предстояла аудиенция у императора. Когда Николя, растроганный её слезами и мольбами, помиловал Сергея, Екатерина вспомнила про просьбу Натали. И даже на долю секунды допустила мысль, что можно спасти и поэта, но всё же промолчала. Николя — добрый человек и справедливый правитель, но злоупотреблять его добротой не стоило. Слишком серьёзен был проступок мужа. Екатерина вытерла выступившие на глазах слёзы и прислушалась. Пустая комната напоминала темницу. Сырую, грязную, пугающе безмолвную. Екатерина устала быть сильной. Устала бороться за себя, за мужа, за любовь и за свободу. Она чувствовала, что Сергей всегда будет рядом, всегда поддержит и больше ничего не скроет, но страх перед неизвестностью слишком прочно сидел в сердце. «Главное — живой. И больше ничего не надо. Мы справимся со всеми трудностями!» — утешалась Екатерина, но мысли эти уже не приносили облегчения. Казнь, оборвавшая жизни пятерых человек, казалось, отняла у неё Сергея. Он избежал страшной участи, но душой и сердцем был там, рядом с товарищами. Екатерина не знала, как ему помочь, какие слова сказать и как успокоить. Если бы она могла, то забрала бы часть его боли. Но она бессильна.

Свт. Иоанн Шанхайский

Иоанн (Максимович) (1896-1966), архиепископ Сан-Фрацисский и Западно-Американский, Шанхайский, святитель, чудотворец

Память в субботу ближайшую к 19 июня (РПЦЗ), 19 июня в день преставления, 29 сентября в день обретения мощей (РПЦЗ), а также в Соборе Полтавских святых (Укр.)

В миру Максимович Михаил Борисович, родился 4 июня 1896 года в селе Адамовка Харьковской губернии. При святом крещении он был наречён Михаилом в честь Архистратига Небесных Сил Михаила Архангела. Происходил он из дворянской семьи Максимовичей, среди предков его был просветитель Сибири святитель Иоанн Тобольский. Родители Михаила, Борис и Глафира, воспитали сына в благочестии, возгревая в нём стремлении стоять за истину и горячую любовь к отечеству.

Михаил был болезненным мальчиком с плохим аппетитом. С детства он отличался глубокой религиозностью, по ночам подолгу стоял на молитве, усердно собирал иконы, а также церковные книги. Более всего любил читать жития святых. Михаил полюбил святых всем сердцем, до конца пропитался их духом и начал жить как они. И в детских играх выразились его стремления — игрушечных солдатиков он превращал в монахов, а крепости — в монастыри. Святогорский монастырь, стоявший недалеко от имения Максимовичей, располагал молодого Михаила к вдумчивому отношению к жизни. Святая и праведная жизнь ребёнка произвела глубокое впечатление на его французскую гувернантку-католичку, и в результате она приняла Православие.

Михаил думал посвятить свою жизнь служению родине, вступив либо в военную, либо в гражданскую службу. Вначале он он поступил в Петровский Полтавский Кадетский корпус, который окончил в 1914 году. Затем учился на юридическом факультете Харьковского Императорского университета, который окончил в 1918 году. Учился он превосходно, хотя часть своего времени уделял изучению житий святых и духовной литературе. Харьковская церковная жизнь содействовала начальным шагам юного Михаила по пути благочестия. В усыпальнице харьковского собора почивали мощи чудотворца архиепископа Мелетия (Леонтовича), который проводил ночи в молитве, стоя с поднятыми руками. Михаил полюбил этого святого и начал ему подражать в подвиге ночного бодрствования. Так постепенно у юного Михаила стало зреть желание всецело посвятить себя Богу, и в связи с этим в нём стали проявляться высокие духовные качества: воздержание и строгое отношение к себе, великое смирение и сострадание к страждущим. В годы учения на него особенно сильное влияние оказал архиепископ Антоний (Храповицкий), ставший его духовным наставником, и Михаил начал всё более углубляться в изучение духовной жизни. В конце концов, как он вспоминал, местный монастырь и храм стали ему ближе, чем любые светские заведения.

Трагедия 1917-1918 годов окончательно убедила его в слабости человеческой, в непрочности всего земного. Сохраняя всю жизнь пламенный патриотизм, ставший в нём верой в возрождение Святой Руси, он решил отречься от мира и всего себя посвятить служению Богу. Во время гражданской войны семья Максимовичей была эвакуирована в Югославию, где Михаил поступил в университет на богословский факультет в Белграде, который окончил в 1925 году. Для того, чтобы прокормить семью, оказавшуюся в бедности, Михаилу приходилось продавать газеты. Но его духовный наставник, владыка Антоний, также оказался за границей, и Михаил продолжал окормляться у него.

Иеромонах Иоанн (Максимович). Фотография 11.V.1934.

Монашество

В 1926 году Михаил был пострижен в монашество с именем в честь своего предка святителя Иоанна Тобольского. Постриг был совершён митрополитом Антонием в Мильковой обители. Далее тем же владыкой он был рукоположен во иеродиакона, а на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы рукоположен во иеромонаха епископом Гавриилом Челябинским. Со дня своего иноческого пострига отец Иоанн больше никогда не спал лёжа на постели — если засыпал, то на кресле или на коленях под иконами. Он постоянно пребывал в молитве, вкушал пищу раз в день и ежедневно служил Божественную литургию.

Первые годы своей монашеской жизни иеромонах Иоанн особенно посвящает юношеству — с 1929 года он преподаёт и является воспитателем в духовной семинарии города Битоля. Уже в то время святитель Николай (Велимирович), сербский Златоуст, давал такую характеристику молодому иеромонаху: «Если хотите видеть живого святого, идите в Битоль к отцу Иоанну». Отец Иоанн быстро завоевал любовь учащихся своим умением вдохновлять их высокими христианскими идеалами и сам относился к ним как любящй отец — по ночам он ходил по общежитию и осенял спящих крестным знамением.

В этот период по просьбе местных греков и македонян он начал служить для них на греческом языке. Тогда же иеромонах Иоанн стал посещать больницы и отыскивать больных, нуждающихся в молитве, утешении и причащении.

Владыка Шанхайский

Так как известность иеромонаха Иоанна непрерывно росла, то заграничные архиереи решили возвести его в епископы. Желая уклониться от такого высокого звания, он стал ссылаться на своё косноязычие, но архиереи остались непреклонными, указав ему, что и пророк Моисей был косноязычным.

В мае 1934 года иеромонах Иоанн был хиротонисан во епископа Шанхайского, викария Пекинского, и отбыл ко своей пастве. Это была последняя хиротония, совершённая митрополитом Антонием (Храповицким). В письме епископу Хайларскому Димитрию владыка Антоний так писал об отце Иоанне: «Как мою душу, как моё сердце посылаю к Вам Владыку Епископа Иоанна. Этот маленький, слабый человек, почти ребёнок с виду, является каким-то чудом аскетической стойкости в наше время всеобщего духовного расслабления».

Новый епископ прибыл на свою кафедру в день праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы и с удвоенной ревностью продолжил здесь своё пастырское и подвижническое делание. Здесь он сразу же взялся за восстановление церковного единства, установив связь с местными православными сербами, греками и украинцами. Обладая неиссякаемой энергией, в Шанхае владыка Иоанн был вдохновителем множества начинаний, принимал самое живое участие во многих общественных делах русской общины. Тут он довершил возведение нового кафедрального собора в честь иконы Пресвятой Богородицы «Споручница грешных», возвёл величественную Свято-Николаевскую церковь — «Храм-Памятник Царю Мученику Императору Николаю II и Его Августейшей Семье», основал дом для престарелых и детский приют в честь святого Тихона Задонского. Приют владыка населил брошенными детьми, которых сам бесстрашно собирал с улиц и из трущоб Шанхая. Вначале в приюте проживало восемь сирот, с годами он стал давать убежище сотням, а в общей сложности через него прошло 1500 детей. Дети, несмотря на обычную строгость владыки, были ему абсолютно преданы, а сам святитель подвизался за них перед Господом. Так, когда во время войны в приюте не хватило продуктов для питания детей, владыка молился всю ночь, а утром — звонок: прибыл представитель какой-то организации с крупным пожертвованием для приюта.

Свт. Иоанн (Максимович). Фото

Как и прежде, святитель укреплялся и просвещал паству ежедневным совершением Божественной Литургии. Владыка был очень строг в алтаре, требовал точного знания правил и следования им, запрещал любые разговоры во время службы и очень часто оставался в храме долгое время после богослужения. Затем он ежедневно посещал больных, принимая исповедь и приобщая их Святых Тайн. Если состояние больного становилось критическим, владыка приходил к нему в любой час дня или ночи и долго молился у его постели. Известны многочисленные случаи исцеления безнадёжно больных по молитвам святителя Иоанна, его негаданных явлений в самый нужный момент. Посещал святитель и заключённых в тюрьмах, и душевнобольных и одержимых в госпитале для умалишённых. И везде он благовествовал и проповедовал, пробуждая совесть одних и согревая сердца других.

Строжайшая аскетическая жизнь владыки выражалась не только в постничестве (он принимал пищу лишь раз в день, а в посты питался лишь просфорой) и лишении себя сна. Чтобы избежать мирской славы и внимания, владыка усвоил черты юродства, в котором ещё ярче просиял его подвиг. Так, святитель Иоанн всюду ходил или босиком, или в одних сандалиях, даже зимой. Свою рясу он донашивал до такой ветхости, что та была похожа больше на одежду нищего. По утверждению некоторых, косноязычие владыки объяснялось тем что он настолько истощал себя, что от слабости его нижняя челюсть отвисала и не давала говорить ясно. Однако, как рассказывал бывший прислужник владыки тех лет, принявшийся было подражать тому в постном подвиге и встревоживший этим родителей, святитель, узнав об этом, приказал ему съесть колбасы в Великий Пост и всегда помнить, что послушание родителям важнее самовольных подвигов.

Между Московской Патриархией и Зарубежной Церковью

Во время японской оккупации военного времени владыка объявил себя временным главой русской колонии и проявил большое мужество, защищая русских перед японскими властями. В этот период сообщение с Архиерейским Синодом Зарубежной Церкви прервалось, и Дальне-Восточный митрополичий округ оказался в условиях вынужденного самоуправления. После того как архиереи Харбинской епархии и владыка Нестор (Анисимов) в 1945 году признали своим кириархом патриарха Московского и всея Руси Алексия, владыка Иоанн был также склонен последовать за ними, «так как — по его словам, — в законности признанного, как своей Поместной, так и всеми другими Поместными Церквами Патриарха сомнений не имеется». Однако когда владыка Иоанн узнал о продолжении деятельности митрополита Анастасия, он счёл себя обязанным оставаться, как и прежде, в повиновении первоиерарха Зарубежной Церкви. Оказавшись единственным дальневосточным архиереем в ведении Русской Православной Церкви Заграницей, решением Мюнхенского Архиерейского Собора от 10 мая 1946 года он был назначен самостоятельным владыкой и возведён в достоинство архепископа. Последователи Зарубежной Церкви в Китае сплотились вокруг него .

Исход из Китая

Свт. Иоанн (Максимович). Икона из Ирландии.

С приходом к власти в Китае коммунистов русские, не принявшие советское гражданство, были снова обречены на исход. Большинство Шанхайской паствы владыки ушло на Филиппины — в 1949 году на Филиппинском острове Тубабао в лагере Международной организации беженцев проживало примерно 5 тысяч русских из Китая. Остров находился на пути сезонных тайфунов, которые проносятся над этим сектором Тихого океана. Однако в течение всех 27 месяцев существования лагеря ему только раз угрожал тайфун, но и тогда он изменил курс и обошёл остров стороной. Когда один русский в разговоре с филиппинцами упомянул о своём страхе перед тайфунами, те сказали, что причин для беспокойства нет, поскольку «ваш святой человек благословляет ваш лагерь каждую ночь со всех четырех сторон». Когда же лагерь был эвакуирован, страшный тайфун обрушился на остров и полностью уничтожил все строения.

Русские не только выжили на острове, но и смогли покинуть его благодаря святителю, который сам ездил в Вашингтон и добился, чтобы в американские законы были внесены поправки и бо́льшая часть лагеря, около 3 тысяч человек, перебралась в США, а остальные — в Австралию.

Архиепископ Западной Европы

В 1951 году архиепископ Иоанн был назначен окормлять паству Русской Православной Церкви Зарубежом в Западной Европе и Африке с титулом «Брюссельский и Западноевропейский» и с кафедрой в Париже. Владыка оставался тем аскетом, строгим архиереем, жертвенным пастырем и духоносным молитвенником, каким был на Шанхайской кафедре, и в истосковавшейся по истинной святости Западной Европе ярко проявилась тяга множества инославных к сосуду Божьей благодати.

Святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский. Икона из храма во имя всех святых в земле Российской просиявших, Париж.

Здесь владыка стал восстанавливать память и почитание древних православных святых Запада и привёл в лоно Церкви многих новообращённых из местных народов, присоединив к Зарубежной Церкви много французских и голландских приходов. Слава о нём распространялась среди всего населения. Так, в одной из католических церквей Парижа местный священник пытался вдохновить молодежь следующими словами: «Вы требуете доказательств, вы говорите, что сейчас нет ни чудес, ни святых. Зачем же мне давать вам теоретические доказательства, когда сегодня по улицам Парижа ходит святой Жан Босой». В Париже диспетчер железнодорожной станции задерживал отправление поезда до прибытия «Русского Архиепископа». Во всех европейских больницах знали об этом епископе, который мог молиться за умирающего всю ночь. Его звали к одру тяжело больного — будь он католик, протестант, православный или кто другой — потому что когда он молился, Бог был милостив. Так, в парижском госпитале лежала одна православная, стеснявшаяся перед соседками по палате прибытия к ней оборванного и босого епископа. Но когда тот преподал ей Святые Дары, француженка на ближайшей койке сказала ей: «Какая Вы счастливая, что имеете такого духовника. Моя сестра живёт в Версале, и когда её дети заболевают, она выгоняет их на улицу, по которой обычно ходит епископ Иоанн, и просит его благословить их. После получения благословения дети немедленно поправляются. Мы зовем его святым».

Архипастырь Сан-Францисский

В 1962 году в связи с трудностями с постройкой нового собора в Сан-Франциско святитель Иоанн, по просьбе тысяч бывших шанхайских пасомых владыки ныне проживавших там, был назначен на Западно-Американскую кафедру. В это время давний друг владыки, архиепископ Тихон Сан-Франциский, ушёл на покой, в его отсутствие сооружение собора было приостановлено, и ссора парализовала общину. Немало скорбей перенёс здесь святой, был даже принуждён появиться в гражданском суде и давать ответ на нелепые обвинения в недочётах приходского совета. Но любовью и долготерпением святитель довёл дело до конца, и в 1964 году собор в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» был возведён. И в последние годы земной жизни, несмотря на вражду, святой продолжал творить чудеса своими неусыпными молитвами.

Кончина и почитание

Мощи свт. Иоанна Шанхайского в Сан-Францисском Радосте-Скорбященском соборе

По нескольким свидетельствам, владыка Иоанн предвидел время и место своей кончины.

Скончался 2 июля 1966 года, в день памяти апостола Иуды, во время архипастырского посещения города Сиэтла с чудотворной иконой Божией Матери Курско-Коренной, в возрасте 71 года. Он отслужил Божественную Литургию и оставался в алтаре наедине с иконой ещё часа три; затем, навестив с чудотворным образом духовных чад около собора, он проследовал в комнату церковного дома, где останавливался. Прислужники усадили Владыку в кресло и увидели, что он уже отходит.

Скорбь переполнила сердца многих людей во всём мире, любивших великого архипастыря. Голландский православный священник с сокрушённым сердцем писал: «У меня нет и не будет больше духовного отца, который звонил бы мне в полночь с другого континента и говорил: «Иди теперь спать. То, о чём ты молишься, получишь»».

Шесть дней лежал владыка в гробу, но, несмотря на жару, никакого запаха тления не ощущалось, а рука его оставалась мягкой. Отпевание возглавил митрополит Филарет (Вознесенский). На погребальной службе и множество собравшихся, и сами совершавшие службу епископы не могли сдерживать рыданий. Удивительно, что при этом храм наполняла тихая радость. Очевидцы отмечали: казалось, будто они присутствовали не на похоронах, а на открытии мощей новообретённого святого.

Святитель был погребён в усыпальнице под выстроенным им собором. Вскоре здесь стали происходить чудеса исцелений и помощи в житейских делах. Время показало множеством свидетельств, что святитель Иоанн Чудотворец — скорый помощник всех сущих в бедах, болезнях и скорбных обстояниях.

В 1994 году специальная комиссия по прославлению владыки обнаружила его мощи нетленными, и 2 июля 1994 года Русская Православная Церковь Заграницей причислила святителя Иоанна (Максимовича) Шанхайского и Сан-Францисского чудотворца к лику святых. Его общецерковное прославление в Русской Православной Церкви совершилось решением Архиерейского Собора от 24 июня 2008 года.

Молитвословия

Тропарь, глас 5

Попече́ние твое́ о па́стве в стра́нствии ея́,/ се́ проо́браз и моли́тв твои́х за ве́сь ми́р при́сно возноси́мых;/ та́ко ве́руем, позна́в любо́вь твою́,/ святи́телю и чудотво́рче Иоа́нне!/ Ве́сь от Бо́га освяще́н священноде́йствием пречис’тых та́ин,/ и́миже при́сно укрепля́ем,/ поспеша́л еси́ ко стра́ждущим,/ цели́телю отраднейший.// Поспеши́ и на по́мощь на́м, все́м се́рдцем чту́щим тя́.

Ин тропарь, глас 1

Святи́тельства да́р преумно́жил еси́,/ сло́ва пропове́данием апо́столом поревнова́в,/ бде́нием же, посто́м и моли́твою с преподо́бными вмени́лся еси́,/ клевету́ и поноше́ния с кро́тостию прие́мля./ Сего́ ра́ди Христо́с тя́ просла́ви чудесы́,/ и́хже оби́льно излива́еши на все́х с ве́рою притека́ющих к тебе́:/ и ны́не спаса́й на́с моли́твами твои́ми,// Иоа́нне досточу́дне, святи́телю Христо́в.

Кондак, глас 4

Христу́ Пастыренача́льнику после́довав,/ во святи́телех изря́днейший яви́лся еси́,/ спа́сл бо еси́ о́вцы своя́ от губи́тельства безбо́жных,/ приста́нище ми́рное те́м учреди́в,/ и попече́ние непреста́нное о па́стве име́я,/ врачева́л еси́ и́х недуги душе́вныя же и теле́сныя,/ и ны́не о на́с к твои́м честны́м моще́м припа́дающих,/ моли́ Христа́ Бо́га, о́тче Иоа́нне,// в ми́ре спасти́ся душа́м на́шим.

Сочинения

  • Собрание сочинений:

Видео

Использованные материалы

  • Петр Перекрёстов, прот., сост., «Краткое Житие святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского», Слова иже во святых отца нашего Иоанна Архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского, Москва, «Казак», 1998 (репринт – Сан-Франциско, «Русский Пастырь», 1994), 10-13.
  • Александр (Милеант), игум., Великий праведник 20-го века, Издательство храма Покрова Пресвятой Богородицы:
  • Страница портала Православие.ру:
  • «Архиерейский Собор причислил к лику святых новых подвижников благочестия», 24.VI.2008:
  • Солдатов, Г. М., ред., «Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Заграницей. Мюнхен (Германия) 1946 г.,» Minneapolis, Minnesota: AARDM PRESS, 2003:
  • — тропари и кондак

Святой Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский занимает особое место в моей жизни. Несмотря на то, что я не ношу его имени, он является моим небесным покровителем и заступником. И молился он обо мне задолго до того, как я его узнала. Святые сами к нам приходят и раскрывают себя; так мы и находим близких нам святых, которых всегда просим о помощи.

Я обращаюсь к святому Иоанну так, как к нему обращались при жизни — владыка. Часто прошу у него благословения на день грядущий, просто с ним беседую и всегда ощущаю его опеку. Как он завещал всем нам во сне своей духовной дочери Марии Шахматовой сразу после своей кончины: «Скажи всем, что хоть я и умер, но я жив», он действительно жив и очень скор в помощи абсолютно всем. У меня много случаев в жизни, когда святой Иоанн помогал мне, он постоянно здесь, но из таких «классических» чудес, когда ты просишь о помощи и немедленно получаешь ее, я хотела бы рассказать о трех.

Первый случай произошел зимой около двух лет назад. Я болела сезонной простудой, ничего серьезного, но нужно было принимать антибиотики. А я их не очень хорошо переношу, они мне дают осложнение на желудочно-кишечный тракт. И вот вечером после принятия последней таблетки из курса я почувствовала себя очень плохо. Было ощущение, что в желудке камень, а общее головокружение, слабость и тошнота были такими, что я и пошевелиться не могла. Я просто полусидя замерла на диване и могла только стонать. Накануне в тот же день мы договорились с мужем почитать акафист святому Иоанну Шанхайскому за кого-то, у кого были проблемы. Я не помню, за кого мы молились, но помню, что ситуация у людей была серьезная. Поскольку уже было поздно, муж предложил почитать акафист прямо сейчас, несмотря на то, что я даже встать не могла. Он стоял перед нашими иконами, а я лежала в стороне. Я попросила его подать мне икону святого Иоанна и приложила ее к желудку с мысленным стоном: «Владыка, помоги!» Пока муж читал Царю Небесный, а я прочитала первый кондак, мой желудок издал урчание и просто затих. Внезапно. Я читала первый икос и была в ожидании, что это временное облегчение, и сейчас желудок разболится с новой силой, но нет. Я была просто в оцепенении до конца акафиста и не шевелилась, ожидая, когда муж закончит читать, чтобы сообщить ему, что святой Иоанн излечил меня просто за мгновение — после первого же кондака как ничего не бывало: ни боли, ни слабости, ни следов вреда антибиотиков. Я расплакалась и была очень счастлива, что владыка мне помог.

Я неоднократно бывала у самого владыки в Сан-Франциско, и это уже само по себе чудо, т.к. возможностей и планов когда-либо побывать там абсолютно не было. Я всегда ощущаю безмерную радость, когда приезжаю к нему и иду к его мощам: ощущение, что идешь к своему дорогому отцу, которого очень любишь и давно не видела. И это ощущение взаимно, ты знаешь, что владыка тебя ждет и очень рад видеть.

В очередной такой приезд в декабре 2017 года я должна была лететь уже в сторону дома из Сан-Франциско, когда святой Иоанн показал мне силу молитвы против рационального мышления. Это был ранний рейс и в аэропорт нужно было приехать к 6 утра. Батюшка, у которого я остановилась, предлагал отвезти меня в аэропорт за полтора часа до отлета, т.к. обычно регистрация и досмотр проходят быстро и незачем часами сидеть в аэропорту. Но мне было спокойнее посидеть и подождать, чем опоздать на рейс. Батюшка согласился и привез меня в аэропорт Сан-Франциско чуть более чем за 2 часа до отлета, благословил и уехал в собор, где он служит и рассказывает паломникам о святом Иоанне Шанхайском. Я сдала багаж и направилась в очередь на досмотр. У меня екнуло сердце, когда я увидела эту очередь, которая извивалась восемью изгибами змейки и уходила далеко за ее пределы. Но я успокаивала себя, что все под контролем, мы успеем, ведь все эти люди летят и должны попасть на свои рейсы. Однако через полтора часа, когда посадка на мой рейс уже заканчивалась, я очень разнервничалась. Полтора часа, а я прошла только 4 изгиба змейки! Еще нужно пройти столько же, но времени у меня нет. Я передумала уже все возможные и невозможные планы, как мне успеть на рейс, и в конце концов написала батюшке, который привез меня сюда, что же мне делать в такой ситуации. В ответ мне пришла эсэмэска: «Читай акафист святому Иоанну». Точка… Мне стало так стыдно, что за полтора часа я только и делала, что нервничала и продумывала выходы, а сама даже ни разу не подумала помолиться! Нужно упомянуть, что владыка Иоанн при своей жизни, будучи в сане епископа и архиепископа, очень много путешествовал, в том числе на самолете, окормляя свою паству, поэтому в Америке он считается основным покровителем путешествующих. Я тут же открыла акафист на телефоне и стала читать. Я его знаю уже наизусть и на прочтение каждого кондака и икоса уходит где-то минута. Как только я стала читать акафист, мои ноги зашагали, очередь начала двигаться непрерывно! Я уже читала и едва сдерживала улыбку. На восьмом икосе мне пришлось отложить телефон в сумку, так как подошла моя очередь досмотра. Я чуть не танцевала. Вот это да, полтора часа без молитвы топтаться почти на одном месте и за 8 минут с молитвой «пролететь» очередь! На рейс я все же опоздала, но благополучно пересела на следующий через 2 часа. Мой чемодан попал на первый рейс, в назидание мне, что нужно молиться, а не суетиться.

Я прочитала очень много книг о владыке Иоанне, впитывая знание о нем и его жизни, как губка. Очень люблю истории, написанные его духовными чадами, которые его знали и очень любили. Особенно мне близки воспоминания Зинаиды Юлем, которая знала его епископом Западно-Европейским, когда владыка служил на кафедре во Франции. Ее жизнь — это сплошные чудеса по молитвам владыки. Одна из ее историй помогла мне осознать событие из моей жизни как чудо владыки, а не пройти мимо него. Позвольте процитировать:

«Когда наш дорогой блаженный Иоанн уезжал от нас, чтобы приступить к управлению епархией в Сан-Франциско, мне казалось, что, хотя отец Митрофан остается с нами, я потеряю все и останусь полной сиротой. До сего дня не могу вспоминать этот момент без слез. Когда после литургии в день своего отъезда блаженный Иоанн вышел из алтаря с посохом в руке, чтобы сказать нам несколько слов утешения, я подумала: «Господи, что я буду делать, когда не смогу видеть моего Старца, слышать его голос и чувствовать его присутствие? Куда он идет… это так далеко!» И когда он начал свою проповедь, я стала плакать горькими слезами, которые текли у меня из глаз, как две реки. Блаженный Иоанн посмотрел в мою сторону и сказал: «Люди, у которых одна цель и которые стремятся к «единому на потребу», имеют единство душ и никогда не чувствуют разделяющее их расстояние. И не имеет значения, сколь это расстояние велико: оно никогда не может быть препятствием для той духовной близости, что соединяет этих людей в единстве душ». После этих слов мои слезы мгновенно высохли, и я подумала: «Как удивительно! Будто кто-то закрыл у меня кран!» И сразу на сердце стало так тепло, так приятно, так радостно (как на Пасху), что я даже забыла, что наш Блаженный покидает нас. И когда мы поехали провожать его в аэропорт, я вместо печали ощутила радость. Совершенно не ощущала, что он покидает нас навсегда. Что же это было, что заставило мою печаль внезапно претвориться в радость? Его молитвы».

Моя история случилась в один из приездов к владыке в Сан-Франциско. Всегда, когда я там бываю, я планирую побывать в Новом Соборе, где находятся мощи святого Иоанна, несколько раз: чтобы просто прийти в дневные часы и побыть наедине со святым, обязательно попасть на Божественную литургию и причаститься (благо, в соборе служат каждый день) и заехать еще раз до своего отъезда, попрощаться с владыкой. Еще в самый первый свой приезд я облюбовала серебряный кулон с иконой владыки на цепочке в книжном магазине собора и обязательно хотела его купить как-нибудь. Но все время откладывала до следующего раза. Он довольно дорого стоил, и всегда казалось, что в следующий раз накоплю денег и обязательно куплю. В этот раз я снова не решилась купить кулон. За день до отлета румынская матушка, с которой я подружилась, привезла меня попрощаться с владыкой в собор. Я подошла к владыке, обняла его раку и чувствую, что у меня сердце разрывается от предстоящей разлуки. Мне так тяжело улетать и прощаться, я не знаю, вернусь ли сюда когда-нибудь еще или это мой последний раз. Так я и стояла одна у раки и плакала, мысленно разговаривая со святым. И тут я решила, что куплю кулон с иконой святого Иоанна сейчас, деньги у меня есть и хватит откладывать. Я утерла слезы, сказала «До свидания» владыке и поднялась в книжный магазин. В магазине никого не было, только за прилавком стоял священник в подряснике. «Здравствуйте, сестра Анастасия», —приветствовал он меня. Вот это да, я впервые вижу этого священника, а он ко мне по имени обращается! Откуда же он меня знает? Оказалось, что это иеромонах Ювеналий, с которым мы переписывались, но не смогли встретиться из-за изменившихся обстоятельств. Все равно, конечно, интересно, что он узнал меня, никогда не встречая… Мы с ним очень хорошо поговорили, и я, наконец-то, сообщила, зачем же зашла. Я попросила его упаковать мне кулон с цепочкой и стала отсчитывать деньги. Он что-то пробурчал неразборчиво и стал упаковывать мою долгожданную покупку. Потом он положил сверток на прилавок и отодвинул деньги, сказав: «А это забери, это подарок». «Да нет, что Вы, я хочу его купить. Это для меня лично». «Забери деньги», — повторил он. «Вы, наверное, не поняли, я покупаю этот кулон за свои деньги, пусть это будет жертвочкой для собора». «Ну ты и упрямая, говорю тебе, забери деньги». Я только хотела снова возразить, как он сказал: «Забери деньги, это будет твоим послушанием! Лучше возьми кулон, пойди в собор и приложи его к раке с мощами, чтобы владыка благословил тебя. Мы их все прикладываем, но ты еще раз сходи». Я больше не стала сопротивляться, забрала деньги, попрощалась, а сама счастливая-пресчастливая направилась выполнять свое послушание! Я влетела в собор и сразу к владыке, достала кулон с цепочкой, положила их на раку, обняла ее и стала благодарить его. Прошло всего каких-то 10 минут между двумя прощаниями, а мое настроение стало диаметрально противоположным: сердце было легким и ликовало, я была очень радостной и знала, что владыка меня еще приведет к себе в Сан-Франциско. Я снова попрощалась и вышла из собора самым радостным человеком.

Я потом еще покупала 4 кулона в разные приезды для друзей и родных, но больше мне никто их не дарил. Только потом я осознала, что владыка таким образом утешил меня, сделав мне подарок — свой кулон — чтобы я поняла, что он везде со мной, никогда нигде меня не оставляет. Не обязательно быть в Сан-Франциско, чтобы он был рядом и помогал тебе, — он везде.

Я несу маленькое служение: беру много бутылочек с маслом от раки святого Иоанна Шанхайского в Сан-Франциско и маленькие иконы святого и раздаю их людям, которым они нужны. Так я хочу отблагодарить святого Иоанна за его помощь в моей жизни и утешить людей, которые его знают, а также познакомить с ним тех, кто его святое имя слышит в первый раз. Святителю отче Иоанне, моли Бога о нас!

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *