Иов игумен почаевский

Преподобный Иов Почаевский

Православный мир богат множеством образов святых. Люди глубоко почитают их, молятся им в надежде на исцеление от заболеваний и избавление от житейских неприятностей. Если сердце и помыслы молящего чисты, то такая молитва обязательно поможет. Одним из таких святых является Преподобный Иов Почаевский. К его нетленным мощам, которые находятся в Свято-Успенской Почаевской лавре приезжает очень много верующих.

ЖИТИЕ ИОВА ПОЧАЕВСКОГО

Будущий православный святой появился на свет в Галиции. Имя, данное ему при крещении — Иоанн. Родители, будучи смиренными и высоконравственными людьми, с детства привили ему тягу к изучению духовной жизни.

Такое учение сильно повлияло на мировоззрение парня, и впоследствии оказало сильное влияние на его жизнь. Еще в юношеском возрасте он покинул родительский дом и отправился в Преображенский храм, где и принял постриг под именем Иов. В монастыре он был известен как благочестивый юноша, ведущий строгую подвижническую жизнь.

В дальнейшем, Иов Почаевский управлял Крестовоздвиженским монастырем в течение 20 лет. Время его управления пришлось на очень неспокойную пору. Православная церковь подвергалась преследованиям со стороны униатов, из-за чего Иоанну пришлось покинуть монастырь. Он все больше стремился к уединению и стал жить в пещере, находящейся на горе Почаевской.

Гора находилась рядом с Успенским монастырем и преподобный исполнял в нем службу. Он был добросердечен с людьми и всегда помогал им мудрым словом. Однажды ночью Иов застал в храме человека, который хотел украсть мешок зерна. Он подошел к вору и помог тому взвалить куль зерна на спину, со словами о том, что ему предстоит отвечать за этот грех перед богом. Воззвание оказало на воришку такое воздействие, что он забыл свои злые помыслы и тут же стал на коленях молить о прощении.

МОЛИТВА ИОВУ ПОЧАЕВСКОМУ

Верующие, возносящие молитву святому Иову Почаевскому просят в ней:

  • об избавлении от нападений
  • об укреплении своей веры
  • об излечении от недугов
  • о разного рода нужде

Стоит также упомянуть о том, что такая молитва имеет особую силу в определенные дни:

  • день памяти святого (19 мая)
  • день обретения его нетленных мощей (10 сентября)
  • день его кончины (10 ноября)

Молитва Преподобному Иову Почаевскому

О, всесвятый и преславный угодниче Божий, преподобне отче наш Иове, присный о нас ко Господу молитвенниче и теплый предстателю о душах наших, к тебе всеумиленно ныне притекаем, и поминающе подвиги и чудеса твоя, яже сотворил еси и твориши на земли, просим и молим твою благостыню: якоже твердо и неизменно потрудился еси в вере Христа Бога нашего, и сию до конца в себе и во всех присных твоих целу и невредиму сохранивый от всяких приражений вражиих и ересей тлетворных, сице и нас в Православии и единомыслии укрепи, отгоняя молитвами твоими всякую тьму неверия и неправомыслия от сердец и помышлений наших; послуживый Господу и Богу твоему делы благими и неизреченным самоотвержением в трудех, бдениих и пощениих, настави нас на путь всякия добредетели и благостыни, избавляя от искушений и грехов, удаляющих нас от Бога и повергающих в бездну зла все житие наше; явивыйся иногда с Пречистою Девою Богородицею верху горы Почаевския во спасение обители твоея от нашествия и обложения агарянскаго, и ныне ускори на помощь всей православней и боголюбивей державе нашей противу всех врагов наших внешних и внутренних, утверждая мир и тишину в земли нашей, да твоими молитвами и предстательством тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте;
и всем, к тебе притекающим, и припадающим к раце честных и многоцелебных мощей твоих и твоея помощи и заступления требующим неоскудныя милости независтно подаваяй, не остави и нас, сирых и безпомощных, тебе молящихся, избавляя от всякия скорби, гнева и нужды, от глада, губительства, труса, потопа, огня, меча, нашествия иноплеменник и междоусобныя брани.
Ей, угодниче Божий, призри милостивно от Престола Царя славы, Емуже ты ныне предстоиши со архангелы и ангелы и со всеми святыми, на обитель твою сию Почаевскую, еюже ты древле мудро правил еси, наздав ю всехвальным и дивным житием твоим, и сохрани ю молитвами твоими, и всякий град, и страну, и всех отовсюду, на мори и на суши, в пустынех и в злоключениих многоразличных тебе призывающих, от всех зол видимых и невидимых, да, тако твоею помощию и ходатайством спасаеми, в веце сем и по скончании живота нашего сподобимся купно с тобою славити и воспевати Всечестное имя Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Житие преподобного Иова, игумена Почаевского

Преподобный Иов Почаевский, игумен

Преподобный Иов, игумен Почаевский, родился в Галиции, в Покутской области, от благочестивых родителей по прозванию Железо (около 1551 г.) и наречен был во святом крещении Иоанном. Жизнь в родительском доме, как ни была она кратковременна, имела сильное влияние на образование благочестивых наклонностей и всего нравственного характера преподобного. Едва он выучился читать, как уже, конечно, не без руководства родителей, стал знакомиться с высокими образцами нравственной жизни, какие он находил прежде всего в жизни тезоименитого ему Предтечи Господня Иоанна и потом в творениях преподобного Иоанна Лествичника и в житиях преподобных Саввы Освященного и Иоанна Дамаскина.

Чтение таких образцов высоконравственной жизни не могло не оставить следа в душе Иоанна. Можно с уверенностью сказать, что под влиянием такого чтения еще в родительском доме возникли в нем те духовные стремления к подражанию высоким образцам древнего подвижничества, осуществлением которых служит вся последующая жизнь преподобного. Правда, преподобный был в то время еще малолетним; но, нужно заметить, что он отличался от обыкновенных мальчиков и, будучи “мал возрастом”, был, по словам писателя жития его Досифея, “совершен разумом”. Кроме чтения душеспасительных книг, на преподобного во время пребывания его в доме родителей, конечно, оказывала влияние и вся вообще нравственная обстановка в семье, живой пример добродетельной жизни его родителей. Так, в юную душу преподобного с ранних лет всеяны были семена строго нравственного характера, какими отличался он всю свою жизнь. Никогда слово и дело, знание и поступки не шли у него врозь, но всегда было между ними полное соответствие.

Духовные стремления, какие проявились в преподобном в родительском доме, не могли получить там полного удовлетворения. Преподобного влекло к уединению, к пустынной подвижнической жизни. Влечение это было в нем так сильно, что взяло верх над сильной любовью к родителям, и он решился оставить их, чтобы удалиться в монастырь. Ему в это время было всего десять лет. Преподобный ушел из дома и прибыл в Угорницкий Спасо-Преображенский монастырь, находившийся там же, в Галиции, в Карпатских горах. Припав к ногам игумена этого монастыря, он умолял его принять в число братии. Черты лица преподобного показывали в нем юного избранника Божия, таким, по крайней мере, показался он игумену, и потому тот с радостью принял его в свою обитель.

С вступлением в монастырь начинается для юного Иоанна новая жизнь. И в доме родительском привык он к благочестивому образу жизни, имея перед собой живой пример в лице родителей, но то были люди мирского благочестия. Здесь же, в монастыре, предстали ему люди, в своем житии старающиеся наглядно отобразить тот путь жизни, какой нарисовался в уме Иоанна от чтения душеспасительных книг, люди благочестия подвижнического. Иоанн почувствовал, что он попал в ту среду, куда влекли его духовные стремления, и вот он дал им полную волю, с увлечением начав проходить первые ступени подвижнической жизни. Не довольствуясь одним послушанием, на которое поставил его екклесиарх, юный Иоанн каждому иноку старался угождать разными услугами. Он возрадовался, что пришло наконец время вполне воспользоваться теми уроками богоугодной жизни, какие получил он при чтении образцов ее. Он вспомнил, что и Иоанн Лествичник, пришедши в монастырь в юных летах (15 л.), услуживал братии, и что то же самое раньше его делал преп. Иоанн Дамаскин. Пример же преп. Саввы Освященного побуждал его к подражанию другим чертам иноческой жизни.

Имея пред собою такой пример, юный Иоанн всякое дело старался исполнять с кротостию и смирением и вообще подвизаться добрым житием и успевать в добродетели. И такие старания его не были тщетными. Видя благонравие, примерную кротость и глубокое его смирение, игумен с общего согласия постриг его в иноческий чин, когда ему было двенадцать лет, и назвал его Иовом. С этого времени просветленному уму юного инока предстал новый нравственный образец для подражания. То был образец жизни ветхозаветного праведника – многострадального Иова. Юный инок изучил этот образец и много нравственных черт из жизни ветхозаветного Иова осуществил в своей собственной иноческой жизни. “Не именем только, – говорит о юном Иове писатель жития его Досифей, – но и самым делом многоболезненному оному в Ветхом Завете Иову блаженнейший отец наш Иов не только уподобился, но, лучше скажу, во всех противностях жития далеко превзошел. Потому что у того скорбь от скорби, болезнь от болезней рождались попущением Божиим; этот же добровольно, по собственному своему желанию, томился, не щадя себя, при прохождении степеней жесточайшего подвижнического жития”.

Жизнь преп. Иова по принятии им иночества, настолько была чиста и безукоризненна, несмотря на всю тяжесть иноческого подвига, что Досифей в написанном им житии преподобного уподобляет его Ангелу. “Был, – говорит он о преподобном, – инок весьма искусный, не так летами, как добродетелями украшенный, живя посреди братии, как Ангел… и с каждым днем все более и более совершенствуясь в добродетели”. Так умудрился преподобный и, несмотря на юный возраст, стал примером и образцом для братии, своим поведением давая им видеть достоинства и недостатки их, или, как говорит Досифей, “быв всем на позор и на пользу”.

Такое житие преподобного инока в Угорницком Преображенском монастыре прославило его во всей Галиции. Не только простой народ, но и многие знатные вельможи стекались в Угорницкий монастырь, чтобы взглянуть на преподобного и получить от него совет для душевной пользы и назидание или же испросить от него благословения и молитв. Преподобный не отказывал в просьбах и назидал всех примером высокого благочестия.

Преуспевая день ото дня в добродетели и достигнув совершенного возраста, т. е. 30 лет, преп. Иов возведен был на степень священства, хотя по глубокому смирению и долго отказывался от этого сана; и с тех пор свет подвижнической и благочестивой жизни его воссиял еще более. Он стал известен не только в Западной Руси, но и в стране Польской.

Между тем в Западной Руси по попущению Божию последовало тяжкое испытание для православной церкви. В 1566 г. в Польше и Литве появились иезуиты. Эти фанатические приверженцы католичества вместе с неразумными ревнителями по вере – польскими магнатами начали преследовать православие и православных, вводить среди них унию, т. е. стараться обратить их в католичество. Православные христиане и их храмы предаваемы были поруганию. Только святые обители были убежищем и оплотом гонимому православию против ревнителей латинства. Поборник православия Константин Константинович, князь Острожский и Дубенский, ввиду этого последнего обстоятельства обратил свое особенное внимание на внутреннее и внешнее благоустройство православных обителей и главным образом на поддержание в них духа истинно христианского православного монашества. Ему хотелось видеть в иноках, находящихся в этих обителях, истинных монахов, какими они должны быть по указаниям законоположников монашества, – людей в особенности твердых в вере и проводящих свои убеждения в жизнь, – т.е. людьми с полным соответствием слова, чувства и дела, стойких против соблазнов иноверия и ересей. Он желал сделать православные монастыри, находящиеся в его обширных владениях, рассадниками таких истинных представителей православного монашества, и противопоставить их, с одной стороны, протестантским общинам, с другой – католическим монашеским орденам, и в особенности иезуитскому.

Таким целям князя Острожского всего более соответствовала богоугодная жизнь пр. Иова. Князь Острожский знал, что преподобный с детства любил заниматься книжным чтением и старался подражать в своей жизни высоким образцам древнего монашества. Зная это, он не раз обращался к игумену Угорницкого Преображенского монастыря, усердно прося его отпустить блаж. Иова в Крестовоздвиженскую обитель, находившуюся в городе Дубно, на острове, – для того, чтобы он своим примером показал инокам этой обители “образ трудолюбного и богоугодного жития”, чтобы назидал братию и руководил ее в духовной жизни. С прискорбием выслушивал эти просьбы князя игумен Угорницкий; но так как они повторялись непрестанно, то должен был отпустить с миром блаженного подвижника в Дубенскую обитель.

В Крестовоздвиженском монастыре, конечно, уже знали о святой подвижнической жизни преподобного Иова по слухам, и потому вскоре после прибытия туда по настоятельным просьбам всей братии он был избран игуменом этого монастыря. Это звание налагало на преподобного новые обязанности, которые были в особенности тяжелы из-за угнетенного состояния православия в западном крае в то время и особенного положения Дубенского Крестовоздвиженского монастыря. Крестовоздвиженский монастырь находился возле самого города, одного из видных центров тогдашней общественной жизни, и по необходимости долженствовал быть светильником для окрестного населения.

Однако, несмотря на все тягости игуменского служения в Крестовоздвиженском монастыре в то время, преподобный Иов согласился посвятить себя этому служению, ибо на то и зван был он сюда князем Острожским.

Став игуменом, преподобный Иов прежде всего стал заботиться о восстановлении порядка в монастырской жизни, который находился в крайнем упадке в то время не в одном только Дубенском, но и во всех юго-западных монастырях того времени. Современник преподобного Иова, бывший игумен Троице-Сергиевой Лавры старец Артемий, писал о тогдашнем общежитии следующее: “о общежительном чине обретохом писано от святых, яко прежде многих лет разрушися таковое жительство”. Стремясь к восстановлению порядка в общежитии монастыря, преподобный обратился к Студийскому уставу, который строители монастыря положили в основу устроенного ими монастырского общежития. Понятно, что при тогдашнем состоянии общежития он нашел много отступлений от основного устава монастырской жизни во вверенном его попечению монастыре. В Студийской обители преподобного Феодора Студита, по образцу которой первоначально устроена была обитель Крестовоздвиженская, с наступлением Великого поста монастырские врата затворялись и открывались для мирян только в Лазареву субботу. В Афонском уставе 971 года, составленном под редакцией Студийского игумена Евфимия, имеющем сходство с Студийским уставом, предписывалось и для скитников и для общинножителей, чтобы в Святую Четыредесятницу все, как подвизающиеся наедине, так и живущие общинно, пребывали в безмолвии и не ходили бы друг к другу без благословной причины, или без крайней нужды, или без потребности врачевания худых и срамных помыслов. Да и самим игуменам не разрешается в эти святые дни, кроме суббот, производить работы или явно делать что-либо другое, кроме духовного. Вряд ли соблюдалось все это в Крестовоздвиженском монастыре до игуменства Иова; между тем он восстановил этот порядок жизни в монастыре во время Святой Четыредесятницы. Есть предание, что князь Константин Острожский, питая особенное уважение и любовь к Дубенскому Крестовоздвиженскому монастырю, на первой неделе Великого поста удалялся сюда для молитвы и поста, приготовляя себя к исповеди и Святому Причастию, здесь сбрасывал с себя княжеское одеяние и облекался в иноческое.

Заботясь о возвышении общего уровня внешней иноческой жизни в Крестовоздвиженском монастыре и подавая инокам своею собственною жизнью благой пример для подражания, преподобный Иов обратил также большое внимание на поднятие внутренней, духовной иноческой жизни во вверенной ему обители.

Поставив на надлежащую высоту иноческую жизнь с внешней ее стороны и прилагая усердные старания к возвышению ее со стороны внутренней, духовной, неутомимый труженик и св. подвижник, игумен Иов не останавливался на этом. Наплыв иноверцев, еретиков и сектантов, волновавших современное преп. Иову православное русское общество, указывал ему на новое поприще для его деятельности, которое он не считал для себя чуждым. Он был далек от той мысли, что игуменское звание обязывает его к попечению об одних лишь исключительно монастырских нуждах, хотя попечение о них считал первою своею обязанностью: он считал своим долгом стремиться к тому, чтобы вверенный ему монастырь не одною только добродетельной жизнью иноков поучал окружающее мирское общество, но и учительным словом, применительно к обстоятельствам и положению этого общества. Поэтому он приложил много усилий к обличению иезуитской проповеди, католичества, резко восставая против учения о совершении Таинства Евхаристии на опресноках и защищая употребление квасного хлеба. Еще более усилий направил преподобный Иов к обличению протестантствующих сект, стараясь предохранить от них православное общество.

Такая деятельность преподобного Иова в звании игумена Дубенского Крестовоздвиженского монастыря возвысила этот монастырь над другими Дубенскими монастырями и принесла ему громкую известность. Православные князья, господа и народ с разных мест стекались в Дубенскую обитель, в особенности же к самому блаженному игумену ее, “стужая ему, – как говорит писатель жития его, – честью и похвалами”.

Но суетная слава мира сего начала смущать смиренного труженика и святого подвижника, не искавшего славы у человек и желавшего иметь свидетелем трудов своих и подвигов единого Тайнозрителя Бога. При том же личные наклонности преп. Иова влекли его к уединенной, пустынной жизни, где бы он мог подвизаться не в звании настоятельском, а как простой инок. К этому присоединились еще неудовольствие и некоторые неприятные столкновения с князем Дубенским Константином Константиновичем Острожским, который хотя и уважал преподобного, однако не всегда действовал согласно с его взглядами. Вследствие всего этого преподобный Иов, послужив по мере сил своих и возможности на пользу Дубенского Крестовоздвиженского монастыря и возвысив его перед другими дубенскими монастырями, оставил этот монастырь после двадцатилетнего управления им и удалился на Почаевскую гору, – в ту обитель, которая теперь известна под именем Почаевской Лавры.

Преподобный Иов прибыл туда в то самое время, когда обитель на Почаевской горе только еще начинала благоустрояться после перенесения туда из дома благочестивой владетельницы Почаевской чудотворной иконы Богоматери. В обители не было даже игумена. Почаевские иноки чрезвычайно обрадовались прибытию преподобного и стали упрашивать его принять над ними игуменство. Но не для этого шел на Почаевскую гору Иов. Он искал места для уединенных подвигов, и Почаевская гора привлекала его своим сравнительно отдаленным нахождением от шумной городской жизни и пустынностью местности, тогда еще бывшей в безвестности и еще не успевшей прославиться чудною иконой Богоматери. Не думал препод. Иов игуменствовать в Почаевской обители, он хотел подвизаться здесь простым иноком; но по смирению своему не мог отказаться от предложения. К тому же он надеялся, что здесь, в Почаевской обители, при управлении ею, у него останется много времени и для пустынных уединенных подвигов, и что, следовательно, служа обители, он найдет возможность удовлетворять и заветным стремлениям своей души. И вот он согласился и избран был во игумена.

Положение, в каком находилась тогда новосозидавшаяся Почаевская обитель, указывало преподобному Иову на занятия практического характера. В то время здесь, на месте бывшего пустынножительства, только еще начинало устраиваться общежитие. Преподобный прежде всего позаботился о построении каменного храма вместо деревянного, построенного древними иноками почаевскими вблизи скалы на доброхотные подаяния жертвователей и теперь пришедшего в ветхость. Позаботился также о прочном обеспечении средств на содержание монастыря, выхлопотав приписку к нему различных земель и угодий. Кроме того, прилагал старание к устройству в монастыре колодцев, прудов, огородов, садов и т. п. Во всех этих работах он сам с любовью принимал деятельное участие. Собственными руками насаждал он плодовые деревья, прививал их, окапывал. Устроенный им сад и до сего времени существует у подножия Почаевской Лавры. Сам же копал он и озеро, обнося его плотинами. Озеро это также существует и теперь за оградою монастыря Почаевской Лавры.

В самом начале таких забот и попечений преподобного Иова, направленных к созиданию и благоустроению Почаевской обители, обитель эту постигло несчастье. По смерти благочестивой владетельницы Почаевской Анны Гойской, которая вверила монастырю хранение чудотворной иконы Богоматери, все владения ее перешли по наследству к бельскому каштеляну, впоследствии сандомирскому воеводе Андрею Ферлею. Он, будучи лютеранского вероисповедания, ненавидел Почаевскую обитель и обитавших в ней иноков. Поэтому всеми мерами старался делать им притеснения: отнял у них земли, пожертвованные им Гойскою, запретил даже давать воду, которую иноки брали в Почаеве, так как своего колодца в обители тогда еще не было; не допускал усердных богомольцев на поклонение иконе Богоматери и явно хулил саму чудотворную икону. Затем, наконец, желая совершенно уничтожить обитель Почаевскую, он задумал отнять у иноков икону, предполагая, что они, лишась ее, не останутся на месте и разойдутся в разные стороны. В 1623 году, 19-го июня, он послал своего слугу Григория Козенского с воинами-лютеранами в Почаевскую обитель с оружием, приказав разграбить ее. Григорий, ворвавшись в монастырь, устремился в храм и похитил чудотворную икону Богоматери и вместе с нею все церковные ценности, какие только нашел в храме: сосуды, священные одежды, золото, серебро, жемчуги и все серебряные изображения, принесенные в храм теми, которые по молитвам чудотворной иконе Богоматери исцелены были от разных болезней. Ограбив все сокровища монастыря, Григорий привез их вместе с иконою Богоматери в городок Козин в имение Андрея Ферлея. Ферлей чрезвычайно обрадовался такому безбожному делу и, не зная, что еще предпринять к поруганию святыни, решился на следующий кощунственный поступок. Он призвал свою жену, надел на нее священные одежды, дал в руки святой потир (чашу), и она в таком виде при большом собрании гостей стала хулить Богоматерь и дивную Ее икону.

Тогда Сама Владычица пришла на помощь преподобному игумену Почаевскому Иову и братии. За кощунственное обращение со Своей иконой Она предала жену Ферлееву тяжкой болезни, которая не прекращалась до тех пор, пока чудотворная икона не была возвращена в Почаевский монастырь; утварь же и сокровища церковные так и остались в руках святотатца.

Надеясь на помощь вышней Покровительницы горы, Иов с таким же усердием, как и ранее, по мере сил своих старался о воссоздании обители, и надежда не посрамила преподобного. Чудеса, которые снова стала источать икона всем, с верою к ней притекающим, стали с прекращением неприятельских нападений привлекать в обитель богомольцев. Снова возрастала обитель Почаевская. Многие благочестивые христиане сочувственно относились к трудам и заботам Иова об обители и помогали ей своими материальными средствами на благолепие ее и благоукрашение.

Заботы преподобного Иова о благоустройстве обители не мешали ему, как ранее и предполагал он, предаваться подвигам подвижническим. Если уже в юном возрасте, подвизаясь в Угорницком Спасо-Преображенском монастыре, преподобный удивлял своих сподвижников и жил “как Ангел” среди монастырской братии, “быв всем на позор и на пользу”, то что сказать о подвигах его теперь, когда он уже умудрился в подвижничестве? Преподобный Иов, раз избрав себе образцы для подражания подвижнического, остался верен им и теперь.

“Что сказать, – говорит о нем Досифей, – о нощных подвигах его молитв, которые совершал он с усердным коленопреклонением? В пещере, в которой он подвизался, до сих пор остаются следы его коленопреклонений. Часто уединяясь в эту пещеру, он иногда в продолжение трех дней, а иногда и в продолжение целой недели пребывал в молитвенных подвигах и посте, питаясь обильно слезами умиления, изливаемыми от чистого сердца, и прилежно молясь о благосостоянии и спасении мира”.

Преподобный Иов по примеру древних молчальников был настолько молчалив, что по временам с трудом можно было услышать от него что-нибудь другое, кроме молитвы, которая постоянно исходила из уст его: “Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя”. Кроме поста, непрестанной молитвы, коленопреклонений, слез и молчания, – братолюбие, глубокое смирение, послушание, кротость и милосердие составляли отличительные качества блаженного подвижника. От постоянных трудов и подвигов плоть преподобного Иова была измождена, и тело его, и особенно ноги исполнены были язв, так что он с апостолом мог сказать: “аз язвы Господа Иисуса на теле моем ношу” (Гал.6:17).

Строгий и взыскательный к самому себе, преподобный Иов по любви к ближним был снисходителен к немощам других и крайне незлобив. Вот доказательство его незлобия: однажды в глубокую ночь, проходя мимо гумна, увидел он человека, похищавшего монастырскую пшеницу, и так нежданно подошел к похитителю, что тот и шагу не мог сделать от наполненного пшеницею мешка. Застигнутый на месте преступления, похититель не столько испугался, сколько устыдился преподобного и в оцепенении стоял пред ним неподвижно, как камень. Потом пал к ногам его и умолял никому не рассказывать о его поступке, боясь прослыть за вора, между тем как ранее все считали его честным человеком и уважали его. Незлобивый старец не угрожал виновному ничем, но еще сам собственными руками помог похитителю поднять на плечо мешок с пшеницей, сделав ему при этом наставление о том, как предосудительно похищение чужой собственности и, приведши ему на память заповеди Божии и Страшный Суд Господень, на котором он должен будет дать отчет в своем поступке, с миром отпустил его.

Так в подражании святым древним подвижникам Христовым подвизался преподобный игумен Почаевский Иов. Множество подвигов его, как замечает писатель жития его, “можно уподобить разве безчисленному множеству звезд на тверди небесной, и они известны единому Богу, прозирающему в тайные изгибы сердец человеческих”.

Среди забот о благоустроении Почаевской обители и подвижнических трудов преподобный Иов находил время и для духовно-просветительской деятельности. Преподобный игумен Почаевский в 1628 г. принимал участие в Киевском Соборе, заставившем известного отступника от православия Мелетия Смотрицкого отречься от своих заблуждений. Вместе с другими лицами, присутствовавшими на соборе, Иов подписал соборное определение, в котором заявил, что он “твердо стоит в православной вере, не мыслит об отступлении в унию и под клятвою обещается не отступать и к тому же увещевать весь православный народ”.

Преподобный Иов – в великой схиме Иоанн. Несмотря на неустанные заботы о монастырском благоустройстве, на жестокие подвижнические труды и на всю вообще полную неусыпной деятельности жизнь, преподобный дожил до 100 лет и, предсказав день смерти своей за неделю, тихо, без всяких страданий почил 28 октября 1651 г., оставив как в обители Почаевской, так и во всей стране Волынской благоговейное воспоминание о неусыпных молитвах, неподражаемом трудолюбии и высоких своих добродетелях. Почил он в уединении, так как под конец своей жизни, именно в 1649 г., чувствуя слабость сил своих, сдал игуменскую должность отцу Самуилу (Добрянскому), продолжая, однако, и после этого именоваться игуменом Почаевским.

Тело преподобного после погребения оставалось в земле семь лет. Потом многие начали замечать исходивший из могилы его свет, и сам он трижды во сне являлся православному митрополиту Киевскому Дионисию Балабану и увещевал его открыть мощи, лежавшие под спудом. В 1659 г. 8 августа митрополит Дионисий с архимандритом Феофаном и с братиею обители открыли гроб преподобного, и святые мощи его обретены были нетленными. С подобающей честию, при многочисленном собрании народа, перенесены были они в великую церковь Живоначальной Троицы и положены в паперти.

С тех пор от мощей преподобного Иова потекли исцеления, о чем можно прочитать в его житии.

Со времени преподобного Иова утвержденная им обитель Почаевская испытала много бедствий. В особенности памятно для нее и никогда не изгладится из летописей ее одно: в период водворения унии в Юго-Западной России Почаевская обитель не устояла против униатов и в 1720 г. была отнята ими у православных – здесь поселились униатские базилианские монахи. Во владении униатов православная обитель находилась до 1831 г. В этом году почаевские базилианские монахи за их возмутительное поведение во время польского мятежа и за возбуждение народа к восстанию были удалены из Почаевской обители по повелению в Бозе почившего императора Николая Павловича, и обитель возвращена православным. Первым настоятелем Почаевского монастыря по переходе его к православным был преосвященный епископ Волынский Амвросий, который избрал своим наместником кременецкого протоиерея Григория Рафальского, впоследствии высокопреосвященного Антония, митрополита Новгородского и Санкт-Петербургского.

Память преподобного Иова празнуется в Почаевской Лавре трижды в год: 19 мая – в день памяти Иова Многострадального; 10 сентября – в день обретения честных мощей преподобного Иова; 10 ноября – в день его кончины. (Даты указаны по новому стилю.)

И в наши дни честные мощи обильно источают чудеса во славу Триипостасного Бога, Ему же подобает всякая слава, честь и поклонение, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Преподобному Иову, игумену Почаевскому (тропари, кондаки и молитвы)

Тропарь, глас 4:

Многострада́льнаго пра́отца долготерпе́ние стяжа́в,/ Крести́телеву воздержа́нию уподобля́яся,/ Боже́ственныя же ре́вности обою́ приобща́яся,/ тех имена́ досто́йно прия́ти сподо́бился еси́/ и и́стинныя ве́ры был еси́ пропове́дник безбоя́знен:/ те́мже мона́хов мно́жества ко Христу́ приве́л еси́/ и вся лю́ди в Правосла́вии утверди́л еси́,/ И́ове преподо́бне о́тче наш,// моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

Ин тропарь на обретение мощей, глас 4:

Возло́жь на ся и́го Христо́во от ю́ности,/ преподо́бне о́тче И́ове,/ многоле́тне свя́то подвиза́лся еси́/ на по́прище благоче́стия во оби́тели Уго́рницстей и на о́строве Ду́бенстем,/ и, прише́д к горе́ Поча́евстей,/ зна́менанней цельбоно́сною стопо́ю Пресвяты́я Богоро́дицы,/ в те́сней пеще́ре ка́менней/ богомы́слия ра́ди и моли́твы многокра́тно заключа́лся еси́,/ и, благода́тию Бо́жиею укрепля́яся,/ му́жественно потруди́лся еси́/ на по́льзу Це́ркве Христо́вы и оби́тели твоея́,/ ку́пно же и проти́ву враго́в Правосла́вия и благоче́стия христиа́нскаго,/ и, наста́вив сицево́му ополче́нию и́ночествующих,/ победи́тели тех предста́вил еси́ Влады́це и Бо́гу.// Того́ моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

Кондак, глас 4:

Яви́лся еси́ и́стинныя ве́ры столп,/ ева́нгельских же за́поведей ревни́тель,/ горды́ни обличе́ние,/ смире́нным же предста́тель и науче́ние:/ те́мже и ублажа́ющим тя грехо́в отпуще́ние испроси́,/ и оби́тель твою́ невреди́му сохрани́,// И́ове о́тче наш, многострада́льному подо́бный.

Ин кондак на обретение мощей, глас 8:

Возсия́ от спу́да земна́го сокро́вище нетле́нное моще́й твои́х, / уго́дниче Бо́жий, / я́ко, благоче́стно пожи́в в ве́ре Христа́ Бо́га на́шего, / дости́гл еси́ доброде́телей соверше́нства, / и, оста́вль сла́дость жития́ преходя́щаго, / в пеще́ре горы́ Поча́евския в поще́ниих, моли́твах и труде́х свя́то подвиза́лся еси́, / и те́ми те́ло твое́ увяди́л еси́. / Ны́не же, преше́д к Бо́гу в безмяте́жный и ве́чный поко́й, / мо́лишися о всех с ве́рою к тебе́ прибега́ющих. / Ра́дуйся, И́ове, пресла́вный уго́дниче Бо́жий // и оби́тели Поча́евския украше́ние.

Молитва первая

О всесвяты́й и пресла́вный уго́дниче Бо́жий, преподо́бне о́тче наш И́ове, при́сный о нас ко Го́споду моли́твенниче и те́плый предста́телю о душа́х на́ших, к тебе́ всеумиле́нно ны́не притека́ем и, помина́юще по́двиги и чудеса́ твоя́, я́же сотвори́л еси́ и твори́ши на земли́, про́сим и мо́лим твою́ благосты́ню: я́коже тве́рдо и неизме́нно потруди́лся еси́ в ве́ре Христа́ Бо́га на́шего, и, сию́ до конца́ в себе́ и во всех при́сных твои́х це́лу и невреди́му сохрани́вый от вся́ких прираже́ний вра́жиих и ересе́й тлетво́рных, си́це и нас в Правосла́вии и единомы́слии укрепи́, отгоня́я моли́твами твои́ми вся́кую тьму неве́рия и неправомы́слия от серде́ц и помышле́ний на́ших; послужи́вый Го́споду и Бо́гу твоему́ де́лы благи́ми и неизрече́нным самоотверже́нием в труде́х, бде́ниих и поще́ниих, наста́ви нас на путь вся́кия доброде́тели и благосты́ни, избавля́я от искуше́ний и грехо́в, удаля́ющих нас от Бо́га и поверга́ющих в бе́здну зла все житие́ на́ше; яви́выйся иногда́ с Пречи́стою Де́вою Богоро́дицею верху́ горы́ Поча́евския во спасе́ние оби́тели твоея́ от наше́ствия и обложе́ния ага́рянскаго, и ны́не ускори́ на по́мощь стране́ на́шей проти́ву всех враго́в на́ших, вне́шних и вну́тренних, утвержда́я мир и тишину́ в земли́ на́шей, да безмо́лвное житие́ поживе́м во вся́ком благоче́стии и чистоте́; и всем к тебе́ притека́ющим и припа́дающим к ра́це честны́х и многоцеле́бных моще́й твои́х и твоея́ по́мощи и заступле́ния тре́бующим неоску́дныя ми́лости незави́стно подава́яй, не оста́ви и нас, си́рых и безпо́мощных, тебе́ моля́щихся, избавля́я от вся́кия ско́рби, гне́ва и ну́жды, от гла́да, губи́тельства, тру́са, пото́па, огня́, меча́, наше́ствия иноплеме́нник и междоусо́бныя бра́ни. Ей, уго́дниче Бо́жий, при́зри ми́лостивно от Престо́ла Царя́ Сла́вы, Ему́же ты ны́не предстои́ши со Арха́нгелы и А́нгелы и со все́ми святы́ми, на оби́тель твою́ Поча́евскую, е́юже ты дре́вле му́дро пра́вил еси́, назда́в ю́ всехва́льным и ди́вным житие́м твои́м, и сохрани́ ю́ моли́твами твои́ми и вся́кий град, и страну́ и всех отовсю́ду, на мо́ре и на су́ши, в пусты́нях и в заключе́ниих многоразли́чных тебе́ призыва́ющих, от всех зол, ви́димых и неви́димых, да, та́ко твое́ю по́мощию и хода́тайством спаса́еми, в ве́це сем и по сконча́нии живота́ на́шего сподо́бимся ку́пно с тобо́ю сла́вити и воспева́ти всечестно́е и́мя Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Молитва вторая для чтения в Почаевской Лавре пред его мощами

О всеблаже́нне и Богоно́сне о́тче наш И́ове, и́ноческаго ангелоподо́бнаго жития́ богому́дрый наста́вниче, ве́ры Правосла́вныя Восточнокафоли́ческия про́тив лжемудрова́ний За́пада непреобори́мый защи́тниче и побо́рниче, богопре́данных уста́вов Це́ркве и преда́ний оте́ческих ве́рный блюсти́телю и стро́гий взыска́телю, свя́тости и чистоты́, целому́дрия и нестяжа́ния, трудолю́бия и богомы́слия, поста́ и бде́ния вели́кий ревни́телю, долготерпе́ния и злострада́ния неутоми́мый и непобеди́мый ратобо́рче, о́браз кро́тости, зерца́ло смире́ния, приме́р незло́бия, по́стников удобре́ние, де́вственников похвало́, мона́хов и схимона́хов ра́досте. По и́мени твоему́, преподо́бне о́тче, я́коже и дре́вняго о́наго И́ова, многострада́льна и пра́ведна, и житие́ твое́ бысть пра́ведно и непоро́чно от младе́нческих пеле́н, все́ми де́лы благи́ми, я́ко многоце́нным би́сером, благоукраше́нно и благоду́шным терпе́нием чрез мно́га ле́та скорбе́й и боле́зней, па́че зла́та и сребра́, в горни́ле искуше́нных, просия́вши. Еще́ бо су́щи двана́десяти то́чию лет, восприя́л еси́ на ся и́го Христо́во с вели́ким о́бразом мона́шеским и да́же до ста́рости и престаре́ния вя́щше девяти́десяти лет, благоду́шно и неосла́бно, непоползнове́нно и небла́зненно поне́сл еси́, проше́д всяк путь пра́вды и святы́ни в посте́ и моли́тве, в коленопреклоне́ниих и бде́ниих и та́ко на высоту́ доброде́телей изря́дну, вспомоществу́ем благода́тию Бо́жиею, по степене́м возше́л еси́, я́ко всем диви́тися и ублажа́ти тя за премно́гую доброде́тель и любому́дрие твое́, не то́чию в преде́лех оте́чествия твоего́, но и в страна́х о́крест су́щих, о чесо́м слы́шав боголюби́вый князь Остро́жский и вельми́ возжела́в име́ти тя руководи́теля себе́ на пути́ спасе́ния, Крестовоздви́женской оби́тели свое́й, я́же на о́строве Ду́бенстем, предстоя́теля и наста́вника моле́нием любве́ своея́ привлече́ тя, отону́дуже и святе́й оби́тели Поча́евской, я́ко сокро́вище ве́лие и неоцене́нное, дарова́лся еси́. Те́мже и пра́ведный Судия́ и Мздовозда́тель Бог, И́же весть су́щия Своя́, пре́жде да́же не бы́ти им, обеща́вый ве́рным рабо́м Свои́м за труды́ и по́двиги их во сла́ву Его́ и́мени возда́ти стори́цею, свы́ше призре́ на смире́ние твое́ и вознесе́ тя, и просла́ви тя на земли́ живы́х, дарова́в духоно́сному телеси́ твоему́ дар нетле́ния и благода́ть врачева́ния неду́гов душе́вных и теле́сных, для всех, с ве́рою и любо́вию ко всечестне́й ра́це твое́й притека́ющих, а моли́тве твое́й си́лу и кре́пость непобеди́мую, враго́в ви́димых и неви́димых устраша́ющую и поража́ющую. Егда́ бо иноплеме́нницы о́ны исмаели́тстии, и́хже Госпо́дь Бог еще́ в пра́отце их от ро́да и до́му Авраа́мля отри́ну, врази́ креста́ Христо́ва, облего́ша го́ру и оби́тель Поча́евскую, хотя́ще ю до конца́ разори́ти, тогда́ ты, о́тче прехва́льне, был еси́ хода́тай святы́ми твои́ми моли́твами ко Всемогу́щему и Всеблаго́му Бо́гу и к Преблагослове́нней Де́ве Мари́и Богоро́дице, и бла́гостию, тебе́ от Бо́га да́нною, и предста́тельством Пречи́стыя Богоро́дицы отгна́л еси́ все безу́мие супоста́тов тех и, всю я́рость их разруши́в и кре́пость победи́в, сотвори́л еси́ их бежа́ти со стра́хом и тре́петом. При́зри у́бо и ны́не о́ком благоутро́бия твоего́, приле́жно мо́лим тя, обстоя́ще святы́я и многоцеле́бныя мо́щи твоя́ и усе́рдно лобыза́юще я́, при́зри на нас, недосто́йных чад и рабо́в твои́х, вступи́вших в стези́ твои́, но немогу́щих пра́во по ним ше́ствовати, и на ме́сто сие́, от лет дре́вних богоизбра́нное и чудесы́ просла́вленное, в не́мже и́мя твое́ призыва́ется и его́же ты по́ты трудо́в твои́х богоуго́дных ороси́л и возде́лал еси́, и огради́ его́ и нас моли́твами твои́ми от вся́каго наве́та вра́жия и зла́го обстоя́ния, сохраня́я и соблюда́я всех и ка́ждаго в ми́ре и тишине́, в ве́ре нелицеме́рней и богоуго́дном жи́тельстве. Пода́ждь же, уго́дниче Бо́жий, и всем, приходя́щим се́мо и твоея́ по́мощи и заступле́ния и́щущим, бла́гость и ми́лость от Христа́ Бо́га на́шего и Пречи́стыя Его́ Ма́тере, да никто́же изы́дет отсю́ду в ту́ге и ско́рби, в печа́ли и се́товании, постыжде́н и посра́млен в наде́янии свое́м, но ки́йждо, по ме́ре ве́ры и любве́ своея́, да восприи́мет себе́ поне́ не́кую отра́ду и утеше́ние, облегче́ние и подкрепле́ние, защи́ту и по́мощь, во сла́ву Бо́га Трисвята́го, Ему́же подоба́ет вся́кая сла́ва, честь и поклоне́ние Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Молитва третья

О преподо́бне о́тче И́ове, и́ноков трудолю́бнаго жития́ богому́дрый наста́вниче, кро́тости и воздержа́ния, чистоты́ и целому́дрия, братолю́бия и нищелю́бия, терпе́ния и бде́ния от ра́нней ю́ности до по́здней ста́рости неутоми́мый подви́жниче, ве́ры Правосла́вныя вели́кий ревни́телю и непреобори́мый побо́рниче, земли́ Волы́нския и Га́лицкия свети́ло благосве́тлое и святы́я Поча́евския оби́тели непобеди́мый защи́тниче! При́зри о́ком благоутро́бия твоего́ на нас недосто́йных чад твои́х, к тебе́ усе́рдно по вся дни прибега́ющих и на боголюби́выя лю́ди сия́, пред твои́ми духоно́сными и многоцеле́бными моща́ми собра́вшияся и благогове́йно к тем припа́дающия, и испроси́ предста́тельством твои́м ко Всевы́шнему Влады́це им и нам вся, я́же к животу́ и благоче́стию, поле́зная и благопотре́бная: боля́щия исцели́, малоду́шныя обо́дри, скорбя́щия уте́ши, оби́димыя заступи́, немощны́я подкрепи́ и пове́рженныя до́лу возста́ви, всем вся, благода́тию от Бо́га да́нною, да́руй, по коего́ждо ну́жде и потре́бе, во спасе́ние души́ и во здра́вие те́лу. Вознеси́ уго́дниче Бо́жий всемо́щную моли́тву твою́ о Росси́йской держа́ве, да бу́дет вы́ну мир и тишина́, благоче́стие и благоде́нствие, в суда́х пра́вда и ми́лость, в сове́тах му́дрость и благо́е преспе́яние, да утвержда́ется же во благи́х челове́цех ве́рность, в злых же страх и боя́знь, во е́же преста́ти им от зла и твори́ти до́брая, да та́ко в держа́ве Росси́йстей ца́рство Христо́во расте́т и мно́жится и да просла́вится в нем Бог, ди́вный во святы́х свои́х: Ему́же еди́ному подоба́ет вся́кая сла́ва, честь и поклоне́ние Отцу́ и Сы́ну, и Свято́му Ду́ху, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Назад к списку

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *