Иов многострадальный

День памяти Иова Многострадального отмечают 19 мая. Чем известен святой и с какими просьбами к нему обращаются верующие — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Что известно о святом

Праведный Иов жил за 2 000–1 500 лет до Рождества Христова, в Северной Аравии. Иов был богобоязненным и благочестивым человеком и всей душой был предан Богу. Господь благословил земное существование Иова и наделил его богатством. У праведника были семь сыновей и три дочери, и каждые семь дней Иов приносил за своих детей жертвы Богу, говоря: «Может быть, кто из них согрешил или похулил Бога в сердце своем».

Сатана предложил Господу проверить веру Иова, наслав на него несчастья. Мужчина лишился своих богатств и детей. Праведный Иов обратился к Богу со словами: «Нагим вышел я из чрева матери моей, нагим возвращусь к матери своей земле. Господь дал, Господь и взял. Да будет Имя Господне благословенно!»

После Иова одолела проказа, которую наслал на него сатана, испытывая веру праведника. Он потерял свой дом и друзей, а жена не поддержала Иова в терпении, предложила ему похулить Бога и умереть, однако мужчина остался верен Господу. «Ты говоришь, как одна из безумных. Неужели доброе мы будем принимать от Бога, злого не будем принимать?» — вопрошал супругу Иов.

Окружающие считали, что праведник наказан Господом за грехи, однако Иов продолжал утверждать, что это испытания, и обратился с молитвой к Богу, чтобы тот засвидетельствовал его невиновность. Бог явился Иову и после принесения им жертвы вернул здоровье, а вместо умерших детей подарил ему еще семерых сыновей и троих дочерей. После перенесенных испытаний Иов прожил еще 140 лет (всего он жил 248 лет) и увидел своих потомков до четвертого колена.

В чем помогает святой

С молитвами к Иову Многострадальному обращаются верующие за утешением и укреплением духа в минуты болезни и скорби. Святой напоминает о том, что все страдания способен вынести человек, если он верит своему Господу и укреплен в вере. Праведный Иов считается покровителем тех людей, которые столкнулись с утратами или серьезной болезнью.

Где в Минске можно ему поклониться

Храм праведного Иова Многострадального Всехсвятского прихода находится в Минске на ул. Ф. Скорины, 11.

Слово Архиепископа Чикагского и Средне-Американского Алипия (Гамановича)
в неделю Свв. Праотцев. (Лк. Зач.76-е)

Мы слышали Евангельское чтение о том, как «некий человек сотвори вечерю велию и пригласил многих». Но когда всё уже было готово, званные отказались приидти, ссылаясь на личные заботы: кто купил землю, кто приобрёл 5 пар волов, а третий женился.

Эта притча выражает зов Божий и заканчивается словами: много званных, да мало избранных.
Кого мы должны считать избранными? К ним можно отнести Эноха, Ноя, Иова Многострадального, Авраама и других праведников и пророков, ибо через них возвещал Свою волю Господь.

Эти пророки и приведники и являются праотцами, память которых мы совершаем сегодня.
Все они жили верою и надеждой в грядущего Мессию, чтобы войти в Его Царство.

По какому признаку можно определить избранничество? Конечно, по проявлению наибольшей веры и праведности.
«Верова Авраам Богу и всенися ему в праведность». Особенную веру он проявил в том, что по повелению Божию готов был принести сына своего единородного Исаака в жертву, но был удержан ангелом. Этот эпизод в жизни Авраама пророчески указывал на то, что: «Тако бо возлюби Бог мир, яко и Сына Своего единородного дал есть, да всякий веруяй вонь не погибнет, но имать живот вечный» Ин.3,16

Ради праведного Авраама и его потомки были избраны для особого Промысла Божия, но это избранничество было уже по плоти и не выдержало испытания. Это о них сказано, что они увлекшись благами мшра сего: кто женился, кто купил волов, а кто землю, и когда пришел Мессия – не узнали Его.

Так как смысл притчи шире, то это касается также и нас, т.е. зов Божий обращён и к нам.

Кто откликнулся – в Церкви званных. Но не достаточно быть только званным, нужно быть и избранным.
Кто эти избранные? Может быть духовенство; ведь епископы преемники апостолов. Но и апостолы были избранны для величайшого служения – проповеди спасения и их избранничество было начальное, а потому и отпал один – Иуда. Также и духовенство, тоже званны, только для Высшего служения.

Избранные только по признаку веры и благочестия, это, можно сказать, только о святых.
Избранничество это тоже самое, что войти в Небесное Царство.

Это то, к чему мы должны стремиться, к этому призывает нас Господь.

Скоро будет праздник Рождества Христова. Мы должны подготовиться к этому празднику: а это выражается: в посте, молитве, посещении Церкви с покаянием и причащением.

Да поможет нам Господь, пришедший к нам на землю ради нашего спасения. Аминь.

Поделиться

Р. Ляйнвебер. Иов многострадальный

Вечные библейские сюжеты… Обращаясь к героям из Ветхого и Нового Завета, писатели словно дарят им еще одну, новую жизнь.

Сегодня мы говорим о праведном Иове Многострадальном и поэме Дмитрия Мережковского «Иов».

Место действия – древняя земля Уц.
Время действия – около 2 тысяч лет до Рождества Христова.

Праведный Иов Многострадальный – главный герой «Книги Иова» в Ветхом Завете.

Иов жил в древние времена на земле Уц — это где-то в северной части Аравийского полуострова примерно за две тысячи лет до Рождества Христова.

У него была большая семья – семь сыновей и три дочери, множество скота, пастбищ, благополучие и достаток в доме. В Библии говорится — сам сатана позавидовал счастью Иова. Перед лицом Бога сатана стал говорить, что, мол, если отнять у Иова его земное счастье, вся его праведность сразу же исчезнет.

На Иова были посланы всевозможные бедствия. Он лишился всего – детей, богатства, здоровья.

…И непорочного Иова струпьями лютой проказы
Бог поразил от подошвы ноги и по самое темя.
Иов сидел далеко за оградой селенья на пепле.
Острую взял он себе черепицу скоблить свои раны.

Молвит жена ему: «Всё еще тверд ты в своем благочестье?
Встань и Творца похули, чтоб тебе умереть». Но смиренно
Иов жене отвечает: «Я доброе принял от Бога,
Должно и злое принять: да исполнится воля Господня!»

Сюжет библейской поэмы Дмитрия Мережковского «Иов» почти не отступает от истории из Ветхого Завета.

О несчастьях Иова услышали его друзья — Софар, Елифаз и Вилдат. Семь дней и ночей они сидели рядом с Иовом, молча выражая ему свое сочувствие. А на восьмой день стали утешать праведника и говорить, что Бог, наверняка, наказал Иова за какие-нибудь забытые прегрешения. Иов вспоминает свою праведную и счастливую жизнь…

Голодных я кормил, я утолял печали
Я утешал больных, для сирот был отец,
И чресла бедняков меня благословляли,
Согретые руном моих овец.

За щедрость в дни былые славил
По всей земле меня народ.
В тени вечерней у ворот
Мое седалище я ставил.

И юноши ко мне, и старцы, приходя,
В благоговении молчали,
И слов моих смиренно ждали,
Как благодатного дождя.

Дмитрий Мережковский рисует обобщенный образ ветхозаветного старца. Таким же, среди стад овец, видится богобоязненный пастух Авраам, и его сын Исаак, и Иаков, и другие ветхозаветные мужи, кого Господь возлюбил за праведность.

В Библии сказано: Иов хоть и роптал, но «не произнес ничего неразумного о Боге».

И Бог вернул ему всё – здоровье, благополучие и уважение людей.

Умер он в старости, долгими днями вполне насыщенный,
И до колена четвертого внуков и правнуков видел.

Только в морщинах лица его вечная дума таилась,
Только и в радости взор омрачён был неведомой скорбью:

Тщетно за всех угнетённых алкала душа его правды, —
Правды Господь никому никогда на земле не откроет…

Таким – с вечной скорбной думой на челе – увидел праведного Иова Многострадального молодой Дмитрий Мережковский.

Поэму «Иов» он написал в 1892 году, в возрасте 28 лет, переживая сложный период богоискательства. Не мудрено, что кое-что из мятежных чувств автора досталось и библейскому Иову.

И все же в библейской поэме «Иов» Дмитрий Мережковский устами праведного Иова создает вдохновенный гимн Творцу.

О да, над бездной Бог грядёт,
Столпы земли передвигает,
Печать на звёзды налагает,
Прикажет, — солнце не взойдёт.

Он пронесётся, — не замечу,
Захочет взять, — кто запретит?
Он спросит, — как Ему отвечу,
Накажет, — кто меня простит?

Пред взором мудрости Господней
Открыты тайны преисподней,
И херувимы, падши ниц,
Не открывая в страхе лиц,

Трепещут у Его подножья,
И полон мир Его чудес,
И всё величие небес —
От дуновенья Духа Божья.

Эти строки из библейской поэмы Дмитрия Мережковского «Иов» вошли в золотой фонд русской поэзии.

Кондак 1

Избранному Господем великому Ветхаго Завета праведнику, пятому от Авраама Исавовых сынов сынови, Иову Многострадальному похвальное воспоем пение: яко своими дивными добродетельми и всем своим житием учителем всей вселенней явившемуся. Ты же, праведный Иове, приими сию похвалу, с любовию тебе приносимую, согрей наша сердца желанием подражати твоим подвигом, да единодушно зовем ти: Радуйся, Иове Многострадальный, всему миру учителю предивный.

Икос 1

Ангели Божии в день некий предсташа Господеви, хвалу Ему возносяще. С ними же и диавол прииде. Сей последний, вопрошенный Господем об Иове, начат клеветати на праведника, яко той чтит Господа земных ради благ, имиже Бог его награди. Мы же, злую диавольскую клевету на великаго праведника с горечию воспоминающе, тако Иова восхваляем: Радуйся, Иове, яко сам Господь наименова тя человека непорочна и благочестива. Радуйся, от Господа вся блага земная приемый. Радуйся, множество слуг имевый и стада своя тысящами исчитывавый. Радуйся, Господем дарованных тебе сынов и дщерей в великом благочестии воспитавый. Радуйся, яко о чадех своих великое попечение являл еси. Радуйся, яко ни к чему же от земных благ сердцем не прилеплялся еси. Радуйся, яко мудростию своею над всеми высоко стоял еси. Радуйся, яко царь посреде храбрых был еси. Радуйся, яко был еси благороднейший сущих от восток солнца. Радуйся, всеславне, Божий угодниче истинный. Радуйся, великая дела благая совершивый. Радуйся, в терпении своем мир просветивый. Радуйся, Иове Многострадальный, всему миру учителю предивный.

Кондак 2

Ведая веру несокрушимую и велию преданость воли Божии раба Своего, даде Господь власть диаволу вся блага земная у Иова отъяти и чад его погубити. Мы же, сему особому изволению Божию дивящеся, вопием Премудрому Богу: Аллилуиа!

Икос 2

Разумом своим злым зело обрадовася диавол, таковое изволение Божие получивый. Во един день, егда вся чада Иовля единодушно в доме старейшаго брата своего трапезою наслаждахуся, посла диавол исполнители злые воли своея, и все имущество Иовле погуби, и десятерицу чад его смерти предаде. Буря нечаянных искушений не поколеба сего дивнаго столпа, и из уст его изыдоша сицевая мудрая словеса: Наг изыдох аз от чрева матере моея, наг и отъиду тамо: Господь даде, Господь отъят: яко Господеви изволися, тако бысть. Буди Имя Господне благословено во веки! Чтуще таковую преданность воли Божии праведника, мы в похвалу Иова сице глаголем: Радуйся, Иове, ничимже пред Господем согрешивый. Радуйся, Многострадальне, и устнама своима безумия Богу не давый. Радуйся, яко двери дома твоего выну отверсты бяху всякому мимошедшему. Радуйся, яко странник вне дома твоего не оставашеся. Радуйся, яко ты вдовича слезнаго ока не презрел еси. Радуйся, яко слепым, нога же хромых был еси. Радуйся, яко хлеб свой николиже един вкушал, сирым же обильно давал еси. Радуйся, яко вси немощнии, чесого требующии, вся от тебе радостно получали суть. Радуйся, яко о всяком немощнем ты плакал еси. Радуйся, яко видя мужа в скорбех, тяжко вздыхал еси. Радуйся, во всякой нужде и печали скорый помощниче. Радуйся, ищущым предстательства твоего неусыпный заступниче. Радуйся, Иове Многострадальный, всему миру учителю предивный.

Книга Иова

Кондак 3

На силу свою полагаяся, сатана паки клевещет на Иова и Богу глаголет: Посли руку Твою и коснися костем его и плоти его, аще не в лице Тя благословит? И паки Господь предает дивнаго Иова в руце беззаконника. Сеятель же зла, вышед от лица Господня, злорадно порази Иова гноем лютым от ногу даже до главы его. И седяше праведник вне града на гноищи, взем чрепок, да острогает гной свой. Мы же, благословяще Бога, допустивша навести проказу лютую на Иова непорочнаго, прославления ради раба Своего, вопием Господу: Аллилуиа!

Икос 3

Воистинну терпение паче человеческаго имяше Многострадальный Иов. Болезнь в прокаженнем телеси умножашеся. Жена же праведника, зрящи страдания мужа своего и сатаною научаема, даде совет Иову: Рцы глагол некий ко Господу и умри. Он же, воззрев, рече к ней: Вскую яко едина от безумных жен возглаголала еси? Аще благая прияхом руки Господни, злых ли не стерпим? Во всех сих приключившихся ему, ничимже согреши Иов устнама пред Богом и не даде безумия Богу. Откуду кто возможет обрести глаголы, прославляющыя праведника новолепне? Обаче мы, любовию к Иову побеждаеми, Иовлими же словесы прославляем Многострадальнаго сице: Радуйся, яко кости твоя нощию смятошася и жилы твоя в разслабление приидоша. Радуйся, яко кожа твоя вельми помрачися. Радуйся, яко и составы телесе твоего от гноя сгореша. Радуйся, яко исполнен был еси болезнию от вечера до утра. Радуйся, яко тело твое в гнои червей пребываше. Радуйся, яко брашна твоя смрадом преисполнена быша. Радуйся, яко гнушахуся тебе и воставаху на тя видевший тя. Радуйся, Иове, всеми прилоги лукаваго непреклоненный. Радуйся, и до смерти Господу преданный. Радуйся, безумная словеса жены своея обличивый. Радуйся, столпе добльственный, в тяжких болезнех своих никакоже унынию предавыйся. Радуйся, в скорбех своих Бога благословивый. Радуйся, Иове Многострадальный, всему миру учителю предивный.

Кондак 4

Множество великих смущений найде на праведника, егда приидоша к нему три друзи его. Сии издалеча на прокаженнаго воззревше, не познаша его, и возопивше гласом велиим, восплакашася, разтерзавше ризы своя и посыпавше перстию главы своя: седяху при нем седмь дний и седмь нощей, и никтоже от них возгагола к нему словесе утешения. Зря таковыя други своя, всем сердцем устремися невинный страдалец к Богу, на Него Единого уповая и взывая Ему: Аллилуиа!

Икос 4

Слыша глас велий и вопль другов своих, уразумел еси, Многострадальне, яко тии не дадут тебе утешения. В горести же душевней, пред лицем Господа, отверзл еси уста своя, Иове, начен глаголати, яко лучше тебе не родитися, нежели жити кроме близости к Богу. Сострадающе праведнику в неизреченном его горе, в похвалу великия его преданности Господу, глаголем Иову сицевая: Радуйся, велий Ветхозаветный праведниче, все блаженство свое в близости к Богу полагавый. Радуйся, страх от Бога отверженну тебе быти в низпосланных искушениих испытавый. Радуйся, смерть предпочитавый, нежели жити тебе оставленну от Бога. Радуйся, чаянием утешения Божия скорби своя твердо претерпевый. Радуйся, яко о безконечной загробной жизни вещал еси. Радуйся, яко в смерти вечный покой полагал еси. Радуйся, скорби земныя яко предуготовление к жизни будущей разумевый. Радуйся, вечныя радости прозорливый провидче. Радуйся, о безсмертнем блаженстве ко Господу взывавый. Радуйся, в земных благах токмо с Господем благо видевый. Радуйся, яко красоты зримаго неба без Бога за ничтоже почитал еси. Радуйся, яко новаго неба и новыя земли всею душею ожидал еси. Радуйся, Иове Многострадальный, всему миру учителю предивный.

Кондак 5

Всецелыя Господу преданности праведника три друзи его в словесех Иовлих не разумеваху, токмо же ропот его на Бога видяху: сего ради внушаху Иову к Богу обратитися с молитвою и покаянием о гресех своих. Невинный же страдалец о единем моляше Бога, да даст ему Господь силу невинных страданий своих уразумети. К Богу, источнику премудрости и разума, от сердца своего сокрушеннаго праведник вопияше: Аллилуиа!

Икос 5

Хотя указати на неисповедимыя пути Господни, об уразумении киих и должно есть человеку Бога умоляти, ты други своя, Иове, жити в воли Божии наставлял еси. Мы же, мудрыя речи страждущаго праведника чтуще, приносим ему сия похвалы: Радуйся, яко неправды на Бога уста твоя не изрекоша. Радуйся, ложь другов своих мудро обличивый. Радуйся, о непостижимости промысла Божия смиренномудро вещавый. Радуйся, жизнь праведников в Ветсем Завете уяснити возжелавый. Радуйся, погруженна себе от природы во всякую скверну видевый. Радуйся, нужду в ходатаи между Богом и людьми своим благочестивым сердцем прозревавый. Радуйся, любве Отчи от Бога возжадавый. Радуйся, яко слезно умолял еси Господа, да не удалит Он от тебе страх Свой. Радуйся, яко искушения своя от Бога посланная почитал еси. Радуйся, яко грядущую смерть избавительницу себе от земных скорбей полагал еси. Радуйся, мудрый изъяснителю путей Божественных. Радуйся, благий руководителю к Царствию Небесному. Радуйся, Иове Многострадальный, всему миру учителю предивный.

Кондак 6

Проповедник непостижимости глубин Божиих, Божия премудрости и разума явился еси, Многострадальне, егда обличал еси своя лицемерствующыя други, мнящыя себе пути премудрости Божия разумеющя. Смиренно видя себе немощна промысл Божий ведети, возжелаше праведник на суд пред Богом стати и у Того особыя милости просити, дабы Господь грозную руку Свою отъял и страхом Своим его не ужасал. Нося в сердце своем смиренную мольбу ко Господу, со умилением Иов к Единому Судии и Богу взываше: Аллилуиа!

Икос 6

Возсия в души твоей, праведне, благодатный луч Божественный, егда в велицей горести своей приближение к смерти ожидал еси, и к невозвратному шествию в неведомую страну мрака и тьмы вечныя готовился еси. Всею бо душею любя Господа, по призыву Божию в загробный мир ити готов был еси, Иове, обаче надежды жизни новыя в близости к Богу в сердце своем не отривал еси. Радующеся таковому светлому чаянию страждущаго праведника, с любовию поем ему: Радуйся, смиренный, Богомудрый, невинный страдальче. Радуйся, о близости смертней непрестанно помышлявый. Радуйся, день и час кончины человека в премудрой воли Божии полагавый. Радуйся, рабе Христов нелицемерный. Радуйся, яко чистым сердцем своим Бога узрети возжелал еси. Радуйся, яко в своей глубокой Господу преданности дерзновенно Того вопрошал еси. Радуйся, яко от правды своея никакоже отступил еси. Радуйся, яко у Бога истинныя премудрости искал еси. Радуйся, други своя врачы неправедныя именовавый. Радуйся, в словесех их лесть пред Богом видевый. Радуйся, душу свою чисту и непорочну сохранивый. Радуйся, безбоязненно пред Господем на суде стояти восхотевый. Радуйся, Иове Многострадальный, всему миру учителю предивный.

Кондак 7

Хотящым истинную мудрость в сдовесех твоих уразумети, помози нам, угодниче Божий. Ложныя други своя обличая, указал еси им, Иове, яко блага земная и горести людския суть в руках Божиих. Господь раздает их премудро: отнюдуже и праведный люте страждает и нечестивый благоденствует. Тайны мироправления Божия человек перстный ведети не может, за вся же должен есть благодарити Господа и, восхлавляя Его, пети Ему: Аллилуиа!

Икос 7

Дивныя речи слышим мы из уст Ветхозаветнаго праведника. Лицемерствующии же друзи его утешения Иову не даваху, наипаче же новыя скорби сердцу его причиняху. Праведник же токмо ко Господу мысль свою устремляше, на Единаго Заступника и Нелицепрятнаго Судию Бога уповаше, от Него Единаго утешения чая. Видяще таковое превыспренное устремление Многострадальнаго, величаем его сице: Радуйся, лицемерия мудрый обличителю. Радуйся, други своя злыя утешители именовавый. Радуйся, видевый други, покивающих главами над великими страданьми друга своего. Радуйся, токмо от Господа сердцу своему облегчения искавый. Радуйся, токмо на небесех Истиннаго Заступника себе видевый. Радуйся, яко ужасы пред Богом преисполняшеся сердце твое. Радуйся, яко чистою молитвою своею к Богу приближался еси. Радуйся, яко на правду свою крепко уповал еси. Радуйся, в смирении своем, беседовати с Богом недостойна себе почитавый. Радуйся, токмо умоляти Бога Судию своего желавый. Радуйся, невиновность свою пред всем миром свидетельствуяй. Радуйся, яко око твое благодатными слезами преисполнено бе. Радуйся, Иове Многострадальный, всему миру учителю предивный.

Кондак 8

Странно есть нам, сыном Завета Новаго, кровию Сына Божия искупленным и Евангелие Христово имущым, дерзновенная словеса Ветхозаветнаго праведника слышати. Великия тайны загробнаго мира Многострадальному не ведомы бяху, своим же преданным Богу сердцем Иов моляшеся, да озарит его Сущий на небеси Свидетель и заступник таковых таин ведением. Ко Господу слезит око Многострадальнаго и с умилением поет праведник Богу: Аллилуиа!

Икос 8

Чая приближения кончины своея, терпя на земли страдания тяжкая, в благодатных озарениих своих глаголаше праведник, яко аще в скорбех на земли несть облегчения, да скрыет его Господь в преисподних до времени. Егда же престанет гнев Божий, греси и беззакония людская покрыются, тогда Господь по милости своей даст праведнику близким к Нему быти. Мы же, таковое светлое упование страждущаго зряще, в особую ему похвалу глаголем сице: Радуйся, прозорливче Богомудрый и просвещенный. Радуйся, святый и великий страдальче. Радуйся, плотию постарадавый и греха свободивыйся. Радуйся, любовию ко Господу дух уныния препобедивый. Радуйся, яко светлыя надежды жизни будущия преисполнен был еси. Радуйся, яко всею душею в любовь безконечную Божию веровал еси. Радуйся, тайны загробнаго мира уведети возжадавый. Радуйся, в мрачных удолиих адовых милости Божия ожидавый. Радуйся, упование на светлую жизнь за гробом Давиду, Исаии, Иезекиилю и иным пророком равный. Радуйся, яко сим упование стал еси на единый путь с великими Ветхозаветными праведники. Радуйся, всем праведником радость светлаго бытия за гробом проповедавый. Радуйся, Евангельских Христовых истин прозорливый исповедниче. Радуйся, Иове Многострадальный, всему миру учителю предивный.

Кондак 9

Всякими великими искушеньми и скорбьми духовно возрастал еси, Иове. Господь же особыми откровении услаждаше душу твою, Многострадальне. Благодатно озаренный Богом, ты, избранниче Божий, вещал еси: Вем, яко жив Искупитель мой, Иже в день последний распадающуюся кожу мою сию из праха воскресит, аз же во плоти моей узрю Бога. Воспринимающе сердцами нашими сию веру в воскрешение плотию, мы, таковыми откровении праведника вразумляеми, вопием Богу: Аллилуиа!

Икос 9

Ветия воистинну неправедныя явишася многоречивии друзи твои, Иове. Ложнии сии утешителие возжелаша тя, страждущаго друга своего, укоряти, глаголюще, яко ты алчущих не питал еси, нищих не одевал еси, вдовиц и сирых обижал еси, и жажду ближних не утолял еси. О великое долготерпение великого страдальца! Восхваляюще таковое долготерпение и чистое добродетельное Иовле житие, воспеваем ему сицевая: Радуйся, яко поношения от другов своих смиренно претерпевал еси. Радуйся, яко и посмеяния малых детей благодушно приимал еси. Радуйся, яко и раби твои любовь твою к ним забыша. Радуйся, яко и жена твоя лукавому совету неразумно внимаше. Радуйся, яко злый сатана, разтерзав столп телесе, сокровища духа твоего не украде. Радуйся, велий борче, вся козни вражыя препобедивый. Радуйся, яко Единаго Бога и Господа на земли зрети хотел еси. Радуйся, яко своею преданностию Господу прославился еси. Радуйся, высотою подвигов своих всех удививый. Радуйся, просвещения духовнаго указателю. Радуйся, всех людей великое утешение. Радуйся, яко многим в мире сем тобою спасение явися. Радуйся, Иове Многострадальный, всему миру учителю предивный.

Кондак 10

Спасения себе токмо от Господа чая, и светлую надежду на обновленную жизнь за гробом имея, Многострадальный Иов, иже праведник Ветхаго Завета быв, утвердитися в озарениих своих не дерзаше, в мыслех же и чувствиих своих сумняшеся и горесть некую в души претерпеваше. Мы же, праведнику в сей горести сострадающе и Святей воли Божии преклоняющеся, возопиим Любвеобильному и Премудрому Богу: Аллилуиа!

Икос 10

Стена крепкая в преданности Господу всему миру явился еси, Многострадальне, егда твердо о непорочности своей и лицемерии другов своих вещал еси. Имуще сердца, исполненная состраданием к невинно страждущему праведнику, едиными усты нашими со умиленнем зовем ему тако: Радуйся, великий праведниче, в страшных искушениих всецело преданность Господу сохранивый. Радуйся, ни от когоже от людей добраго утешения видевый. Радуйся, о лишении чад и пропавшем богатстве унынию никакоже предавыйся. Радуйся, яко всех нас побеждати искушения сребролюбия наставляеши. Радуйся, яко изменения в небесных светилех мудро разумел еси. Радуйся, яко ни единыя же приснопребывающия радости к мире сем видел еси. Радуйся, токмо во Единем Бозе радость и истину выну созерцавый. Радуйся, великая истинная откровения от Бога прияти сподобивыйся. Радуйся, яко ложь другов и укорения ближних крепостию духа своего превозмогал еси. Радуйся, яко всякая безсловесная похотения чистотою сердца своего препобеждал еси. Радуйся, во всех своих светлых упованиих никакоже посрамивыйся. Радуйся, яко в тайны загробнаго мира углублялся еси веянием Духа Святаго. Радуйся, Иове Многострадальный, всему миру учителю предивный.

Кондак 11

Пение всеумиленное воспоем Многострадальному, невиновность свою видевшему и неискупленную греховность людскую ведавшему. Зря на себе десницу Божественныя воли, в промысл Божий о человеце вероваше праведный, добраго чая конца. Разделяюще несокрушимую светлую веру его и упование на Бога, могущаго тяжкую Иовлю скорбь облегчити, мы купно с ним вопием Всеблагому Господу: Аллилуиа!

Икос 11

Светла озарения Многострадальнаго, светла и упования его. Времени же минувшу умолча Иов словесы. Умолчаша же и три друзи его ктому пререковати Иову, бе бо Иов праведен пред ними. Глаголет к нему новый собеседник Елиус, егоже речи благожелательней внемлет праведный. Не могущу же Иову уразумети вся словеса сия новая, се Господь Сам явися рабу Своему и глаголаше к Иову сквозе бурю и бурныя облаки, обличая, и наставляя, и исцеляя его. Той же с трепетом благоговейным, внемля словесем Божиим, безмолвне множицею себе укоряше, наипаче же познаваше, яко ничтоже есть пред лицем Божиим: и абие исполнися душа праведнича смирения благодатнаго. Видяще таковое глубокое пред Господем смирение, радостно поем Иову сицевая: Радуйся, великий в чистоте речей своих пред Господем. Радуйся, великий в безмернем пред Господем смирении. Радуйся, ничтожество свое познавый, на уста же своя руку положивый. Радуйся, подобно Аврааму, земля и пепел себе именовавый. Радуйся, велемудре, судьбы человека в мире до Христа на себе испытавый. Радуйся, верный слуго Господень, о своей мудрости глаголати не дерзавый. Радуйся, ни единым же словесем о речех другов своих обмолвивыйся. Радуйся, яко благоговейно выслушал еси Господа о дивных делех всемогущества Божия. Радуйся, в недомыслии пред Богом сокрушенно себе обличивый. Радуйся, пред премудростию Единаго Бога всею душею преклонивыйся. Радуйся, в смирении своем, обличавшему тя Господу радостно внимавый. Радуйся, всех смелых речей своих пред Господем отрекийся и в прахе и пепле раскаявыйся. Радуйся, Иове Многострадальный, всему миру учителю предивный.

Кондак 12

Благодатная велия радость в сердце твое, Многострадальне, сниде. Ты в бури и облаце Господа своего видел еси. Ты обличающее тебе слово Господа, и гневное слово Его к неверным другом твоим слышал еси. Проказа страшная сойде с тебе, Иове, и ты всякая блага земная в сугубом числе от Господа приял еси. В награду за скорби своя долголетие, по милости Божии, стяжал еси, и новую десятерицу чад своих радостно созерцал еси. Воскресение со всеми избранными своими Господь, тебе обетова. Презирая вся скорби своя, праведник и мы купно с ним всем сердцем радостно вопием Господу: Аллилуиа!

Икос 12

Безмерныя скорби претерпев и всецелую преданность всесвятей воли Божии показав, живый прообраз скорбей Господа, крестными страдании диавола победившаго, явился еси, Иове. Поюще твое чудное житие, восхваляюще безмерное долготерпение твое, Многострадальне, словесы Самого Господа, Его пророков и апостолов, и церковными словесы восхваляем тебе сице: Радуйся, праведниче, усты Божиими на всю вселенную хвалимый. Радуйся, истину в словесех о Бозе, не якоже твои лжеречивии друзи, явивый. Радуйся, яко Господь показа тя едина молитвенника за други своя. Радуйся, яко грехи таковыми Господь отпусти за молитвы твоя. Радуйся, Самем Господем не единажды истинный раб Божий нареченный. Радуйся, великий Ветхозаветный молитвенниче в ряду с Ноем и Даниилом. Радуйся, яко брат Господень наименова тя образ злострадания и долготерпения. Радуйся, яко той же апостол Иаков восхвали в твоем житии славную кончину Господню. Радуйся, яко Церковь Христова святую книгу твою повеле прочитывати во дни страстныя седмицы. Радуйся, прообразе страстей безгрешнаго Господа. Радуйся, яко Святый Златоуст призва нас образом страданий твоих к подражанию твоим подвигом. Радуйся, яко в Церкви Святей имя твое славно, досточестно и препрославлено. Радуйся, Иове Многострадальный, всему миру учителю предивный.

Кондак 13

О великий праведниче Ветхаго Завета, Иове Многострадальне, приими наше посильное хваление твоих безмерных во славу Бога подвигов. Твоими сильными у престола Божия молитвами подаждь помощь нам, преклоняющим колена наша пред твоими многолетними тяжкими страданьми, твердыми в искушениих и злостраданиих быти, в вечную загробную жизнь несокрушимо веровати, на получение, по милости Божии, венцев праведных на страшнем суде Христове, твердо надеятися, да и мы в обновленней плоти нашей, с тобою и со всеми святыми, сподобимся Искупителя и Господа нашего зрети и вечно ему воспевати: Аллилуиа! Аллилуиа! Аллилуиа!

(Этот кондак читается трижды, затем икос 1 и кондак 1)

он упал. После этого, согласно версии маскилим, ночью рабби решил помочиться в окно и выпал, держась «за свой священный скипетр», в выгребную яму, где его позднее обнаружили хасиды.

Ассаф отвергает и апологетическое объяснение хасидов, и сатирическое объяснение, предложенное маскилим. Основываясь на аутентичных хасидских источниках, Ассаф предполагает, что Яаков Ицхак был подвержен продолжительным депрессиям и неоднократно предпринимал попытки самоубийства.

Также Надлер уделяет внимание и другим эпизодам книги Ассафа: скандальным письмам некоторых хасидских учителей, исследованию фактов проявления жестокости и агрессии, с которой некоторые хасидские династии преследовали представителей брац-лавского хасидизма.

По мнению Надлера, ценность книги Ассафа заключается в том, что она проливает свет на мрачные и неизвестные стороны истории хасидизма, предлагая не только романтическую, апологетическую интерпретацию, предложенную самими хасидами, и полемическую точку зрения маскилим, но и свою собственную, научно обоснованную позицию, что позволяет нам глубже проникнуть в мир хасидизма.

С.В. Мельник

2011.02.012. КОЗЫРЕВ Ф.Н. ИСКУШЕНИЕ И ПОБЕДА СВЯТОГО ИОВА. ПОЕДИНОК ИАКОВА. — М.: Дом надежды, 2005. — С. 368.

Осознанность для человека невозможна без решения узлового вопроса — смысла его существования. В своей книге Федор Николаевич Козырев предлагает решение этой проблемы через размышления над двумя самыми спорными и таинственными библейскими откровениями — Книгой Иова и богоборческим поединком патриарха Иакова. Книга состоит из двух работ, собранных под одной обложкой, и в них автор аргументированно и оригинально решает сложнейшие богословские и нравственные проблемы: Бог и мировая несправедливость, причины страдания праведников, божественный кенозис и пределы свободы воли человека.

В первой своей работе «Искушение и победа святого Иова» автор говорит об этом уникальном библейском откровении, которое по количеству богословских загадок и нравственных вопросов

держит в библейском кодексе пальму первенства. На трудность перевода этого текста в смысловом содержании жаловался блаженный Иероним, а многие талмудисты и знаменитые раввины Гама-лиил Старший, Иоханан и даже христианские законоучители, в частности Феодор Мопсуэтский, желали ее изъятия из Библии (с. 7). В чем же причина такого отношения? Автор, размышляя об этом феномене, разделяет проблематику на два пласта: историко-лин-гвистический и этико-богословский — в целях наиболее полного освещения затронутых проблем. Козырев говорит и о проблеме языка откровения, его датировки, которая до сих пор имеет сильный разброс от времени Моисея до конца второго пленения. И это связано как с подлинностью исторической личности Иова, его этнической принадлежностью, так и с проблемами, которым посвящен текст.

Не менее остры и эстетико-богословские вопросы, собранные канвой сюжета, они очерчивают проблемы самых тонких и острых личностных отношений между Творцом и человеческой личностью, в частности трагедию богооставленности. Автор указывает на редкое в Библии сюжетное основание, выраженное в испытании Иова, взятое из спора между Богом и сатаной, в котором Творец хвалит Иова как образец веры и благочестия, а сатана говорит о корыстном основании благочестия и веры Иова. Но уже в начале повествования материально благополучный праведник лишается всего: и тучных стад, и детей, и остается только тело, пораженное болезнью, и жена, провоцирующая Иова на хулу против любимого им Бога. К ней присоединяются и друзья, пришедшие из лучших побуждений поддержать страдальца, но на деле требующие от него вспомнить забытый или приписать себе не совершенный им грех. По сути, они превращаются в орудия сатаны: жена требует богоотступничества через хулу, а друзья, не понимая сути проблемы, навязывают свое видение, не понимая, что толкают его на предательство и гибель. Не так ли поступаем часто и мы, спеша давать советы, не думая, что можем навредить?

И какую же силу духа у ветхозаветного Иова раскрывает Господь?! Если проказа, которой поражен Иов, требовала изгнания из общества, определялась в книге Левит как признак «поражения» Божия. Друзья сразу подозревают праведника в тайном грехе, ведь обвинить проще, чем разобраться. А то, что «поражение» Божие

может быть искушением праведника, они не могут уразуметь, ограниченные своим духовным горизонтом.

Автор очень тонко подмечает, что теперь сатана, получивший возможность взять все, включая тело, но не трогать душу, борется с праведником через его близких, которые не обладают столь мощной верой и любовью к Всевышнему. Они не смогли бы терпеть таких искушений, поэтому и не выносят по слабости души своей и скудости веры чужих страданий, считая их источником самого Иова. К сожалению, как отмечает автор, многие талмудисты, современные и древние богословы, тоже не обладали и не обладают достаточной богословской зоркостью и глубиной понимания этого откровения и всячески искажают смысл откровения и трактуют его в стиле друзей Иова, продолжая, не ведая об этом сами, искушать верующих иудеев и христиан мнением, что наказание болезнями и скорбями есть только воздаяние за грехи, а не вразумление, врачевание и способ дерзновенного преображения для души человеческой. И вина тому — языческое поклонение иудеев золотому тельцу, протестантской идее предопределения, породившей капитализм и глобалистический примат экономики над здравым смыслом сегодня.

Хотя любому историку очевидно, что ни одна цивилизация не погибла от голода, но все от пресыщения и роскоши.

Причину многих поверхностных интерпретаций как в талмудических, так и католических, протестантских и православных толкованиях автор видит или в желании сгладить острые углы бого-словско-этических проблем, или идти на поводу личной версификации текста, подавляя своими убеждениями первоначальный источник.

Проблематику Книги Иова автор делит на пять основных вопросов, которые до сих пор продолжают обсуждаться и дискутироваться.

1. Кто такой Иов в нравственном и символическом плане? Этот вопрос актуален вследствие диаметральных оценок для христиан и иудаистов. Христиане считают его страдальцем и прообразом Христа, талмудисты богоборцем и врагом Израиля. 2. Кто победил в споре? Из текста видно, что праведник не соглашается ни с друзьями, ни с Елиуем. 3) Кто такой Елиуй? Есть различные версии на сей счет. Фигура эта удивительна и тем, что не заявлена в начале

текста и внезапно появляется и так же внезапно исчезает. Есть мнение, что это ангел, посланник Божий, но есть мнение, что это некий глас народа, т.е. один из прислужников пришедших царей-друзей. 4. Чем Бог убедил Иова? Речь Яхве вызывает больше вопросов и недоумений, нежели что-либо объясняет по данной проблематике. Но надо помнить, что недаром Господь дарует человеку свободу воли, и поэтому Он не навязывает Своего мнения, а дает возможность человеку решать самому и делать свой выбор самостоятельно. 5. Кто прав, друзья или Иов? И хотя Господь в конце книги оправдывает Иова, а друзей обличает и велит им пойти очиститься от грехов к священникам, все же обычной моральной подоплеки для однозначного вывода мы найти не можем. Книга скорее ставит вопросы, которые каждый раз надо решать заново. И то, что кажется очевидным и однозначным в ракурсе одного морального горизонта, не может с легкостью определяться в другом — вера всегда преодоление себя закосневшего (с. 14-23).

Далее автор разбирает версии разрешения этих вопросов у различных авторов, показывая их сильные и слабые стороны и размышляя над проблематикой откровения, как над пробным камнем уровня богословской зрелости, дерзновения душевных сил и векторов культурных традиций различных конфессиональных и богословских течений.

Разбирая общепринятые мнения в русской школе богословия XIX и начала XX в., автор отмечает их излишне нравственно-благочестивый план, который затемняет сокровенные смыслы откровения и выхолащивает живое биение катарсиса откровения. Ведь определять смысл и критерий оправдания своей жизни перед Богом поговорками «кто богат, тот и прав» или «если ты такой умный, то где твои денежки», что явно примитивно и никак не следует Евангельским истинам — «раздай свое имение и следуй за мной» или «трудно богатому войти в царствие небесное».

Но автор ставит проблематику этого откровения как стремление Иова состязаться с Богом в своей правоте, и делит раскрытие этой проблематики на три версии.

1. Первая версия об испытании Иова в твердости веры и его окончательной в этом победе. Эту версию обычно излагают в катехизисах и в учебниках «Закона Божьего». Автор утверждает, что эта версия при всей ее наивности и искажении текста содержит главную

интуицию веры в правоту Иова и стремление отстоять ее любой ценой. И еще тем, что она не пытается принудительно толковать остальные трудные места откровения, потому что лучше промолчать, если чего-то не понимаешь. Но это является и главным пороком такого подхода, такое толкование не требует от человека самостоятельного знакомства с текстом. Что было популярно в Средние века, когда большинство верующих, особенно на Западе, были отделены от библейского текста незнанием латыни, а на Руси малым количеством книг и безграмотностью. Но в современных условиях подобный подход абсолютно не приемлем. Ведь при значении теста знакомство с ним вызывает огромное количество вопросов и сомнений. Почему Иов проклинает день своего рождения, почему он вызывает на спор Бога и о чем Иов спорит со своими друзьями? (с. 48).

2. Вторая версия — это урок сомневающимся в божественном Промысле. Это версия об укреплении веры Иова через устранение его ложных о Боге представлений, для чего и понадобились все эти искушения. И тогда его Богоборчество — это некий болезненный психоз гордыни, после осознания которого Иов выходит на новый уровень богопознания. Эта версия изложена в книге О. Ганнета «Как видеть Бога сквозь слезы». Но автор книги, которая хоть и издана на русском языке, для прояснения сложных мест книги Иова занят скорее оправданием своей концепции, чем толкованием и объяснением трудных мест откровения. И этот автор высказывает за Бога упрек Иову в богоборчестве, хотя этих упреков у Яхве нет, они звучат у друзей Иова и Елиуя. Далее Козырев с прискорбием отмечает, что это мнение сейчас общепринято среди современных богословов, присутствует и в толковой Библии Лопухина. И основная проблематика этой версии в том, что в судебном разбирательстве с Богом, затеянном Иовом, нельзя остаться в стороне в качестве зеваки, и нужно принимать сторону либо Иова, либо сторону адвокатов Бога. Но концепция адвокатов строится на том, что Бог не может несправедливо наказать, значит Иов виноват, забывая о том, что Господь превыше нашего понятия справедливости. И в целом, как отмечает автор, вторая концепция всегда вынуждена притягивать смысл текста под давлением своей трактовки, искажая дух откровения и не решая основные вопросы (с. 53).

3. Третья распространенная версия — атеистическая. Она строится на видении в Иове бунтаря, потерявшего веру в милосер-

дие и справедливость Божию, а автор книги — просто талантливый вольнодумец, изгоняющий недостойный страх перед Богом. Но эта версия мало того, что не решает вопроса, зачем и почему праведному Иову Господь посылает столь тяжелые страдания, но и тот вопрос, зачем Господь соглашается на спор с сатаной.

Все эти три концепции никак вразумительно не объясняют поставленных вопросов и не дают полноценного ответа, почему так почитаем Иов среди Отцов и учителей церкви и что душеполезного несет в себе Книга Иова, и главное, как соединить ее видимые противоречия в единую концепцию.

И эту проблему не решить, если не рассматривать концепцию позитивного богоборчества, которая практически не разработана и по вполне понятным причинам не обсуждается на уровне новоначальных и являет собой сложнейший для понимания богословско-этический вопрос (с. 69).

Автор видит в богоборчестве Иова три причины:

1) этим Иов отстаивает истинное почитание Бога, и здесь, по мнению Козырева дается откровение о богоборчестве как об апо-фатическом пути богопочитания; 2) Иов был прав в своих упреках Богу — в нравственных мотивациях своего протеста, нежелании принимать за норму то, что далеко от блага. То есть поиск возможного пути к обожению для исправления себя и мира; 3) Иов — прообраз Христа. Неизбежный конфликт с Творцом в страшной тайне богоос-тавленности Христа в Гефсиманском саду (с. 85).

Во второй книге «Поединок Иакова» автор продолжает тему положительного богоборчества через анализ и размышления над одной из ключевых загадок народа Израиля — поединка Иакова с Богом до зари на берегу Иавока. Козырев размышляет над глубиной символики библейских образов, которые раскрывают тайны божественного мироздания через многочисленные символы Священной истории. Созерцание и понимание этих символов раскрывают смысл человеческого предназначения и скрытые стороны человеческой личности.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ночные борения Иакова с Богом заканчиваются, с одной стороны, повреждением жилы на ноге патриарха, а с другой — признанием его победы в этой борьбе и как символ этой победы его переименованием в Израиля. «Ты победил Бога, значит победишь и человеков», — сказано в Писании. Что это — метафора, заигрывание

с тварью с целью ее ободрить или признание крепости духа Иакова, как перенесшего все испытания и ставшего родоначальником всех двенадцати колен богом созданного народа? Все-таки последнее, но почему народ-богоборец, ведь сетует же часто Господь Саваоф на них: «О вы, племя жестоковыйное». Далее автор рассматривает богословские варианты, связанные с особенностями интерпретации еврейского слова «элогим», имеющего несколько различных смысловых нагрузок, — «Бог», «ангел» и «духовное существо», так как это дает возможность для различного толкования произошедшего на берегу реки Иавока. И о том, что Иаков боролся с духом реки, и о том, что это был спор двух ангелов, желающих войти в патриарха, и версия Щедровицкого, сглаживающая контекстуальный парадокс до почти бытовой достоверности происходящего, но никак не разрешающего проблему увечий и богоборчества. Но еще апостол Павел призывал понимать Священное Писание символически, св. Максим Исповедник точно определил, что «чем больше отступает буква Его, тем более преобладает Дух» (цит. по: с. 214).

Поэтому, продолжает автор, символическое значение более предпочтительно толкованию буквальному, тем более что переход реки и вступление в землю Ханаанскую есть еще и примирение между братьями (Иаковом и Исавом). И хоть и пытается Щедро-вицкий определить эту борьбу братьев только в духовном плане, но будущее повреждение состава бедра, просьба о благословении и переименование Иакова говорят об обратном. Но и по-прежнему остается вопрос — зачем все же боролся Иаков с Богом?

Автор далее развивает тему нового имени Иакова, применимого ко всему будущему народу Израиля — богоборцу. И анализируя жестоковыйность и упрямство израильтян, определяет это упрямство как промыслительное, и хотя Творец наказывает их и пленениями, и разрушениями Храма, и рассеянием, тем не менее этот народ жив и активно участвует в мировой жизни цивилизаций. И хотя этот народ отвергнут Богом, но отвергнут промыслительно и до времени, недаром ап. Павел предостерегает о легкомысленном возвышении над иудеями: «Если вознесешься, то вспомни, что не ты корень держишь, но корень — тебя» (Рим. 11:18). Также Козырев напоминает о прозрении Вл. Соловьёва о трагической фразе «Кровь Его на нас и на детях наших», — что нельзя забывать, что это кровь искупления. Второй аспект богоборчества автор видит в

антагонизме отношений отца и сына, которые символизируют отношения Бога и человека. И определяет их образно как вхождение Рувима в спальню наложницы отца, что повторил и Авессалом и начал войну с царем Давидом. Отвергаемый первенец, запятнавший себя грехом, и благословенный наследник, получающий нетленные обетования, — таковы два лика Израиля, два пророчества о судьбе народа Божия, о его падении и о его славе (с. 253).

Недостатки суть продолжения наших достоинств. Дети вообще восстают на своих отцов, греческие боги, зная это, поедали своих детей. И символическое значение поединка Иакова связано с кенозисом Бога, давшего человеку свободу воли. И этот поединок есть откровение о том, что Творец берет на себя воинственную заносчивость человеческого духа, которая, правда, может перерасти и в сыновою верность, и в мятежность бескрайнего эгоизма.

Здесь автор подходит к тайным глубинам буйства и зла человеческого «я», определяя его как младенческий норов или пыл необъезженного коня, но и что этот феномен спровоцирован Богом, чтобы человек воспринимал Творца не как абсолютную идею, а как личность, полноценное общение с которой вполне доступно для человека.

Далее Козырев говорит об уникальности иудейского религиозного откровения, которое в отличие от индийского нирвано-брахманического или эллинского космического эйдоса является живым личностным субъектом, и поэтому вся дальнейшая проблематика этого откровения идет в русле этих отцовско-сыновьих отношений, наполненных и любовью, и трагизмом свободы и бунтарства. Далее автор поднимает в этом же ключе проблематику богооставленности Христа в Гефсиманском саду, одну из сложнейших в христианском богословии, затрагивающую глубинные догматические принципы (с. 339). И об учении двух воль во Христе, о проблемах сосуществования которых внутри воплотившегося Бога было сломано немало копий. В решении этих проблем лежит учение о синергии, разъясненное и в учении Григория Паламы «О божественных энергиях», и в словах папы Льва Великого о том, что каждая природа Христа «совершает свойственное ей обращение с другой». Козырев затрагивает сложнейшую проблематику воипостазирования человеческой личности Христа в Троицу и возможность обожения, как главную цель боговоплощения.

А. Кузнецов

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *