Исагогика ветхого завета

Второй Иерусалимский храм

Восстановление Иерусалимского храма

Первый Иерусалимский храм простоял чуть больше трех с половиной столетий. Храмовая гора несколько десятилетий была усеяна его обломками. В 538 году до н. э., вскоре после завоевания персами Вавилонии, Кир Великий издал указ, позволяющий иудеям вернуться на родину. Он же разрешил начать восстановление Иерусалимского храма, их главной святыни. По приказу царя храму возвращались все священные реликвии, изъятые Навуходоносором II. Руководил восстановлением святыни Зоровавель, потомок царя Давида. Нередко Второй Иерусалимский храм называют его именем.

Второй Иерусалимский храм возвели по приказу Кира Великого

Строительство началось на второй год после возвращения иудеев из Вавилона. В книге Ездры описывается восстановление храма. Фундамент закладывали в торжественной обстановке: играли музыку и пели хвалебные псалмы. Но вид разрушенного храма напоминал о величии святыни Соломона. «И народ не мог отличить клики радости от криков рыдания и плача». Правда, вскоре в Иерусалиме начались беспорядки: самаритянам запрещено было принимать участие в строительстве, и они старались помешать иудеям восстановить храм. Лишь через 15 лет удалось снова приступить к работам. Храм был закончен в 516 году до н. э., спустя 70 лет после разрушения первого.


Вид на Храмовую гору

Как выглядел храм Зоровавеля, сказать трудно — не сохранилось почти никаких свидетельств о его внешнем виде. Можно предположить, что он уступал Первому храму в роскоши и величии. Главной святыни храма Соломона — Ковчега Завета — в нем уже не было.

Ковчег Завета из Первого Иерусалимского храма был утерян

Но строился он на основе чертежей храма Соломона и неясных предположений, которые можно было извлечь из пророчеств Иезекииля. По описаниям в книге Ездры, Второй храм все-таки был больше, чем построенный при Соломоне.

Осквернение язычниками и очищение Иудой

Храму Зоровавеля пришлось пережить непростые времена. Когда греки захватили власть в Иудее, служители храма, тем не менее, пользовались уважением эллинов и принимали богатые дары. Правда, временами правители позволяли себе запускать руку в запасы храма, когда казна была истощена. Важную роль в становлении еврейских традиций сыграл царь Антиох IV Эпифан. Во II веке до н. э. он сперва разграбил храм, а пару лет спустя и вовсе осквернил.

Ханука празднуется в честь очищения Иерусалимского храма

На Жертвеннике всесожжения он установил алтарь Зевса Олимпийского. Лишь с приходом Иуды Маккавея храм был очищен от скверны. Именно в честь этого события празднуется Ханука. Считается, что в тот день, когда Иуда освятил храм, произошло чудо. Чтобы зажечь менору для освящения, Иуде было нужно чистое масло, которого хватало лишь на один день. Но удивительным образом менора горела восемь дней — ровно столько, сколько нужно, чтобы изготовить новое масло.

Разрушение и восстановление Иродом

Храм Зоровавеля был разрушен при захвате Иерусалима Иродом. Но новый царь решился восстановить святыню. Почти 10 лет длились работы, отделка некоторых частей храма продолжалась и после смерти Ирода. В Евангелие от Иоанна значится, что именно в этом храме проповедовал сам Иисус Христос. Лишь в 60-х годах н. э. здание было наконец достроено. Но главной святыне иудеев не суждено было простоять долго — буквально через пару лет храм был окончательно разрушен римлянами.


Макет-реконструкция храма Ирода

Описания храма Ирода можно найти в нескольких источниках. Кроме Нового Завета упоминания он восстановленном здании на Храмовой горе встречаются в трактате Мишны (первый письменный источник, где собраны важнейшие положения ортодоксального иудаизма), в текстах Талмуда и в трудах Иосифа Флавия.

Первый и Второй храмы были сожжены в один и тот же день

Флавий пишет: «Внешний вид храма представлял все, что только могло восхищать глаз и душу. Покрытый со всех сторон тяжелыми золотыми листами, он блистал на утреннем солнце ярким огненным блеском, ослепительным для глаз, как солнечные лучи. Чужим, прибывавшим на поклонение в Иерусалим, он издали казался покрытым снегом, ибо там, где он не был позолочен, он был ослепительно бел». Ирод увеличил площадь Храмовой горы. По периметру были возведены стены. Знаменитая Стена Плача, куда каждый год стекаются тысячи паломников, является лишь небольшой частью западной стены.

Стена плача

Падение храма

Конец многолетней истории храма пришел с началом Первой Иудейской войны, которая привела к разрушению Иерусалима. В 70 году Тит Флавий Веспасиан начал осаду города. За несколько месяцев осады и кровавых битв погибли более миллиона человек.

Франческо Айец «Разрушение Иерусалимского храма»

Как пишет Флавий, будущий император не собирался поджигать храм, но римские солдаты ослушались. Храм пылал 10 дней. Интересно, что он был разрушен в тот же самый день, когда войска Вавилона сожгли Первый Иерусалимский храм.

Эпоха Первого и Второго Храма

Завоевав Палестину (Ханаан) и жестоко расправившись с ее оседлым населением, древние евреи осели в этой стране, перешли к земледельческому образу жизни и создали здесь свое государство. Немалое влияние на развитие их культуры — возможно, также и религии — оказали при этом традиции древних палестинских семитских народов. Первый шаг в направлении централизации культа Бога Израиля был сделан царем Давидом, который, перенеся в царскую столицу, Иерусалим, Ковчег завета, установил тем самым связь между формирующимся национально-политическим единством израильских племен и их религиозным единством. С этого времени начинается следующий период в развитии Иудаизма. Название эпохе дал Первый храм, построенный Соломоном (965 – 928 года до н. э.). Иерусалимский храм был государственным святилищем, содержащимся на средства царской казны, а члены жреческой коллегии Храма были государственными чиновниками, назначавшимися царем. Царь не только контролировал функционирование Храма, но и принимал решения по вопросам чисто культового характера. Возможность вмешательства в сферу богослужения коренилась в идее богоизбранности царя, что превращало его в священную персону. Возвышение Иерусалимского храма и превращение его в официальное святилище подорвало престиж местных святилищ и способствовало централизации религиозной власти. Первые его цари — объединитель страны Саул, храбрый Давид, мудрец Соломон (XI — X вв. до н. э.), чья деятельность ярко описана в Библии, — не сумели, однако, создать сильного государства, которое после смерти Соломона (928 г. до н. э.) распалось на две части — Израиль на севере и Иудею на юге. В Израиле жили десять колен еврейского народа, в Иудее — два.

Северное царство в результате того, что Израиль демонстративно отказался платить тяжелую ежегодную дань было покорено Ассирией. В 715 г. до н.э. состоялась наиболее жестокая карательная экспедиция ассирийцев, и Самария была превращена в несколько ассирийских провинций. Уведенные в плен израильтяне в конце концов растворились среди народов, вместе с которыми их поселили. Некоторые жители, конечно остались, но они смешались с новыми племенами, пришедшими в Израиль. Десять колен израилевых сгинули бесследно, растворились в истории, и след их затерялся.

В начале VI века до н.э. нападению подверглось и южное царство — теперь уже со стороны резко усилившегося Ново-Вавилонского царства. После того как в 586 г. до н. э. вавилонский царь Навуходоносор разрушил Иерусалимский Храм, Иерусалим и увёл в плен его жителей, начинается рассеивание евреев по другим странам, где возникают еврейские колонии. Самая крупная колония находилась в Вавилонии, где в результате соприкосновения с зороастрийской1культурой в иудаизм были привнесены мифы об ангелах и сатане и вера в загробное царствование и бессмертие души. Вавилонский плен сыграл не менее а, может быть даже более важную роль в деле единобожия. Порабощение северного еврейского царства Ассирией явилось страшным ударом по самосознанию всего еврейского народа. В сознании бессилия перед грозными внешнеполитическими силами актуализируются надежды на сверхъестественную помощь и мечты на возвращение старых добрых времен. Непосредственно перед вавилонским пленением развивается идея грядущегоМессии- справедливого царя Израиля. Прототипом Мессии у всех пророков стал царь Давид, который запечатлен в памяти народа как обладатель исключительных политических и одновременно религиозно-этических достоинств. В древности Давид объединил под своей властью все колена Израиля, превратив их в единый и сильный народ; одержал многочисленные победы над врагами. Недовольство деятельностью позднейших царей и неудачи еврейских государств породили в народе мечту о том, что в будущем дом Давида вновь воцарится над всей Землей Израиля. Пророки предсказывали, что рассеянные и плененные евреи из обоих государств, наконец, снова объединятся под руководством Давида или его потомка. Со временем облик Мессии постепенно теряет черты грозного царя, и в нем все сильнее проступает идея смиренности, как следствие политических неудач еврейского государства, покоренного мощными империями. Мессианская идея возникла и развилась в кризисный период еврейской истории, когда у «избранного народа», веками угнетаемого чужеземными завоевателями, исчезла надежда на возвращение счастливого царства Давидова обычным, естественным путем. Обещания ветхозаветных пророков, казалось, могли исполниться только сверхъестественным образом, посредством чрезвычайного божественного героя-избавителя. Другими словами, мессианское учение явилось следствием глубокой национально-идеологической травмы еврейского народа. Отсутствие религиозного культового центра стимулировало развитие новых форм религиозной жизни. Эти новшества включали строгое соблюдение ветхозаветного закона, регулярные упорядоченные совместные молитвы, покаяния и посты. В тоже время в годы вавилонского пленения усилилось стремление к освобождению, и иудаизм стал идейным знаменем движения за восстановление государственной самостоятельности и за возврат на земли предков, с целью воссоздания Иерусалимского храма.

В 539 году до н.э. персидская держава покорила Вавилон, и царь Кир Великий2издал указ о восстановлении иудейского теократического государства. Начиная с этого времени, иудеи жили под непосредственным влиянием зороастризма. Под влиянием зороастризма прежняя тенденция к строгому монотеизму фактически ослабляется появлением сатаны, олицетворения вселенского зла. Впервые робкое упоминание сатаны в иудейских Писаниях появляется после 520 года до н.э. Вместе с этим, также не без влияния зороастризма, возникает и крепнетидея грядущего всеобщего «воскресения». Хотя предания о чудесном оживлении отдельных умерших существовали у евреев давно, вера во всеобщее воскресение (вставание) мертвых возникла уже в послебиблейскую эпоху. Правда, некоторые ветхозаветные пророки пользовались этим образом, имея в виду национальное возрождении Израиля, и еврейского народа, терпящего национальное унижение. Однако по мере разложения родоплеменного общества, появления и развития индивидуальной морали подобные общенациональные символы вдохновляли людей все меньше. Верующие искали в пророчествах надежду на личное избавление от смерти и тлена. Воскресение стало пониматься в буквальном смысле как возвращение к жизни умерших людей. С этого периода начинается, так называемая «Эпоха Второго Храма». Эпоха получила свое название в честь восстановленного в 516 году до н. э. прежде разрушенного Первого храма. Переломным этапом в этот период было прибытие в страну новой группы вавилонских изгнанников (458 год до н. э.). Персидский царь объявил законы Торы гражданским законодательством Иудеи и разрешил вершить правосудие на основании еврейского религиозного закона. Идея отправления гражданского судопроизводства на основе религиозного закона не раз использовалась впоследствии.

В 322 году до н.э. Иудею завоёвывает Александр Македонский3, что явилось причиной расселения народа Израиля. В итоге оказалось, что большая часть евреев не знала иврита – языка Торы. Это побудило служителей культа иудейской религии перевести Танах на греческий язык. Окончательный вариант перевода, по преданию, был осуществлен семьюдесятью учеными Египта. Эллинизация особенно глубоко проникла в среду элитарных слоев иудейского общества, включая храмовых священников. Этим сословиям противостояла группировка Софрим (писцы), которые, признавая важность Письменного Закона, стали разрабатывать Устный Закон, представлявший собой разветвленную систему толкований и пояснений к положениям Торы. Ухудшившееся во втором веке до н. э. положение династии Селевкидов (эллинское государство), платившей контрибуцию римлянам, вызвало ужесточение в их колониальной политике, в том числе, и в отношении Иудеи. Усиливаются гонения на иудейскую религию: иудеям возбраняется читать Тору на иврите, соблюдать субботу и обряд обрезания. В Иерусалимский храм были внесены статуи греческих богов. Ответной реакцией на религиозные гонения стало восстание иудеев, верных закону Торы, во главе которых находились представители рода Хасмонеев, известные также как Маккавеи. В освободительной войне иудеев сталкивались также интересы правоверных иудеев (хасидеев) и эллинизированных жителей Иудеи (митявним). Восстание закончилось полным освобождением Иудеи от греческих влияний. В ознаменование этого события было установлено восьмидневное празднество освящения — Ханука.

Освободившись от греческого ига, Иудея заключает союз с Римом, надеясь добиться таким путем полной политической самостоятельности. Однако короткий период политической независимости сменяется подчинением Иудеи власти римских прокураторов. Завоевание Иудеи Римской империей сопровождалось разрушением многих городов, Второго храма в Иерусалиме, массовыми гонениями на евреев.

Исагогика

Том 1. Введение. Священная письменность до эпохи пророков-писателей

От составителя

Познание Слова Божия, запечатленного в Священном Писании, есть важнейшая сторона христианской жизни и богословия. Труды Отцов Церкви и православных подвижников создали на протяжении веков обширный духовный комментарий к Библии, который был тесно связан с повседневным деланием христианина, его религиозно-нравственным бытием в мире. Ежедневно звучащее в православных храмах Слово Жизни Вечной дает верующим «указание пути в Царство Божие» (свт. Иннокентий Московский).

Обращаясь к воспитанникам духовной школы, Святейший Патриарх Пимен говорил: «Горячо желаю вам направить все свои силы на усвоение преподаваемых в семинарии наук, и особенно Священного Писания, которое является первоисточником богословского образования (разд. А. М.). Помните, что без знания Библии и без усвоения ее духа пастырское душепопечение не может иметь силы. Поэтому чтение Библии и размышление над ней сделайте правилом всей своей жизни. И тогда эта Святая Книга будет открывать пастырю все нужное для утверждения нашей веры и для христианского воспитания пасомых» (Пимен, Патриарх Московский и Всея Руси. Слова, речи, послания, обращения. М., 1977, с.375). Эти слова Первосвятителя должны быть положены в основу нашего изучения Библии.

Подобно церковной историографии, литургике, канонике и другим богословским дисциплинам, библеистика со времен Оригена и бл. Иеронима широко пользуется вспомогательными данными различных отраслей знания: археологии, филологии, древнего источниковедения. Но до того, как был заново открыт мир Древнего Востока, на фоне которого протекала священная история, этот научный комментарий к Библии опирался на довольно скудный объем материалов. За последние полтора века многочисленные находки памятников Востока и расшифровка древних текстов внесли немалый вклад в решение исторических, текстуальных и исагогических проблем, важных для понимания и толкования Ветхого Завета. В частности, был пролит новый свет на датировку и авторство отдельных частей и книг Писания. Это, разумеется, не касалось самой боговдохновенности канонического текста, вера в которую не зависит от тех или иных научных выводов.

Протестанты-фундаменталисты и богословы Римско-Католической церкви сначала отнеслись отрицательно к использованию методов историко-критической экзегезы. В посланиях папской Библейской комиссии первых лет нашего века была предпринята попытка отстоять исагогику в том виде, как она существовала до XVIII столетия.

В Русской Православной библеистике вопрос этот рассматривался, но единого общецерковного суждения предложено не было. Однако ряд выдающихся православных историков и богословов осуществил рецепцию историко-критических методов и выводов. Среди них — проф. С. Н. Трубецкой, проф. Московской Духовной Академии И. Д. Андреев, проф. Киевской Духовной Академии Н. М. Дроздов, А. Ельчанинов (впоследствии священник), который в сотрудничестве со свящ. П. Флоренским создал краткий курс истории религии, в которой тема Св. Писания была изложена под углом зрения новых достижений библеистов.

Ведущее место в этих исследованиях принадлежит академику Борису Александровичу Тураеву (1868–1920). Тураев был блестящим представителем отечественной церковно-исторической науки. Он читал лекции в духовной школе, сотрудничал в журнале «Богословский вестник», состоял членом Поместного Собора Русской Православной Церкви 1917–1918 годов. За свою недолгую жизнь Тураев приобрел репутацию ученого с мировым именем, сочетавшего глубокую преданность Православию с подлинно-научным подходом к изучаемым вопросам. В его наследие входит двести книг и статей (не считая четырехсот заметок в периодической печати).

Востоковед, филолог, историк Церкви, Тураев особенно много сделал для изучения коптского и эфиопского христианства. Итогом его работ явилась двухтомная «История Древнего Востока». В этой книге Тураев посвятил несколько разделов ветхозаветной тематике. Используя результаты тогдашней библейской науки, он далеко опередил католических экзегетов, которые были связаны решениями Библейской комиссии. Только через 23 года после смерти Б. А. Тураева в Риме вышла энциклика «Дивину аффланте Спириту» (Божественное вдохновение Духа), открывшая путь библеистам и богословам для усвоения и применения выводов ветхозаветной науки.

Традицию, идущую от Б. А. Тураева, продолжил богослов Русской Православной Церкви Борис Иванович Сове, который сформулировал принципы этой традиции на I Конгрессе православных богословов в Афинах (1936). В том же направлении работали и другие русские библеисты (проф. А. В. Карташев, протопресвитер А. Князев). Их установки нашли положительный отклик и у библеистов Элладской Православной Церкви.

В настоящее время указанные выводы и методы получили права гражданства и в католическом богословии: причем не только в специальных трудах, но и в семинарских курсах, в катехизической и популярной литературе.

Нужно, однако, отметить, что западные авторы, уделяя много места научно-исторической стороне библеистики, нередко делают это в ущерб духовно-богословскому пониманию Слова Божия. Задача православной науки о Священном Писании состоит в органическом соединении историко-критического подхода с подходом к Библии как Божественному Откровению.

В силу различных причин этот двуединый метод, впервые примененный Б. А. Тураевым и другими православными исследователями, не получил еще должного развития в отечественной библеистике. Поэтому учебные руководства, составленные для духовных школ, построены без достаточного учета традиции, идущей от Б. А. Тураева.

Предлагаемый краткий курс преследует цель хотя бы отчасти восполнить этот пробел и тем самым воздать должное «первопроходцам русской библейской критики». Археологическое открытия, сделанные уже после смерти Тураева, в принципе не ослабили ценности его концепций; они сохраняют актуальность и сегодня.

Библейские руководства пишутся обычно в двух вариантах. Один — содержит последовательный анализ каждой св. книги, в том порядке, как они расположены в Писании. На русском языке последний по времени образчик такого метода изложения — переводной труд аббата Фульхрана Вигуру (1880; русск. незавершенный перевод: М., 1916). Другой способ изложения полагает в основу священную историю как канву для изучения библейских книг. В данной работе предпочтение отдано второму методу, т. к. он с большей наглядностью показывает действие Промысла в Домостроительстве нашего спасения.

Раздел I Введение

§1 Библия — Священная Книга Откровения и Завета

1. С первых дней существования Церкви, когда еще не было апостольских книг, Ветхий Завет прочно вошел в ее жизнь. Псалмы были первыми молитвами христиан, в библейских пророчествах раскрывалась для них искупительная тайна Мессии, духовный опыт ветхозаветных предтеч Богочеловека стал той почвой, на которой созидалось здание евангельской веры. В сокровищнице Слова Божия христианство постоянно черпало вдохновение и назидание. Не зная Ветхого Завета, трудно понять многие аспекты церковной жизни. Таинства, богослужение, религиозно-нравственные устои Церкви, ее богословие, взгляд на прошлое, настоящее и будущее — все это тесно связано с Ветхим Заветом.

2. Углубляясь в него, Церковь идет по пути, указанному Самим Господом, говорившим: «Исследуйте Писания» (Ин 5,39). В дни земной жизни Он Сам не раз молился словами Ветхого Завета, ссылался на него, возвещая Царство Божие. Жители Иерусалима удивлялись Его знанию Писания (ср. Мф 4,4; 21,42; 22,29, 31–32, 36–40; 27,46; Ин 5,47; 7,42; 10,35). Молитва Господня, притчи и вся проповедь Спасителя в целом опираются на дух и букву Ветхого Завета (ср., напр., Мф 5,5 и Пс 36,11; Мф 6,15 и Иер 23,16; Мк 1,1-12 и Ис 5; Мк 13,24 и Ис 13,10 и мн. др.). Потому бл. Иероним говорит, что «неведение Писаний есть неведение Христа» (Толк. на Ис. Пролог).

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *