Искусство в православии

Основные понятия об изобразительном искусстве церковном и мирском

Древняя икона Православной Церкви представляет собой особое явление в мире изобразительного искусства. Для многих по сей день православный образ остается загадкой, многое в нем вызывает непонимание, многим кажется более близким и привлекательным написанное, «как живое».

Раев В. Е. «Блаженный Алипий, иконописец печерский», 1848. Еще за несколько столетий до Рождества Христова художники различных древних культур умело создавали прекрасные памятники всевозможных художеств, которые и ныне поражают нас своим мастерством. С пришествием на землю Богочеловека на основе языческой культуры возник росток нового христианского искусства, который возрос и оказался чуждым, как взрастившей его языческой почве, так и всему тому, что окружает его.

Икона не есть некое самостоятельное явление жизни, она – часть жизни Церкви Христовой. Христос, Глава Церкви, сказал о Себе: «Царство Мое не от мира сего», и Церковь Христова – не от мира сего, природа её отлична от природы земного мира. Сущность Церкви духовна, возвышенна, её жизнь и дыхание есть Глава Церкви – Господь. Её миссия – продолжение дела Христова.

Спасение мира и приготовление его к грядущему Царствию Божию есть миссия Церкви. Надмирность её сущности и её цели сообщили и всем внешним проявлениям её жизни особые формы, во всем отличные от форм и образов мирских, начиная с внешнего вида храма, резко отличающегося от прочих построек и кончая самым малым предметом церковного обихода. В храме все находится в соответствии с надмирной природой Церкви, и все согласованно служит её конечной цели существования на земле – спасению человека.

Таким образом, искусство Церкви и, в частности, изобразительное искусство имеет своё особое назначение и изобразительные формы. В церковном искусстве внешняя выразительная форма неотделима от вероучительного содержания. Уже этой особенностью своих внешних выразительных форм, кроме всего прочего, Церковь служит спасению человека. Неповторимость того, что встречает пришедшего в храм, – в священнодействиях, в пении и образах – настораживает, пробуждает вопрос, заставляет задуматься о вечности.

Итак, древняя икона есть часть жизни Церкви. Чтобы почувствовать разницу между основами искусства мирского и церковного, обратим сначала внимание на то, чем и как живет и «питается» искусство мирское.

Чтобы картина на любую тему получила силу жизни и способность производить впечатление на зрителя (что принципиально важно), художник должен пройти нелегкий путь. Прежде всего, он должен овладеть приемами и методами изображения того, что видит, и научиться видеть правильно и внимательно. Обычно мы, обладающие нормальным зрением, соприкасаясь с одними и теми же предметами, не замечаем ни их конструкции, ни цвета, а если замечаем, то вскользь. По мере развития наблюдательности, начинает развиваться более обостренное, более тонкое художественное зрение. Постепенно появляется способность проникать за внешнюю сторону видимого предмета. Характер людей, содержание природы разных времен года, настроение постепенно становятся доступными пониманию. Художник обучается не только видеть, но и передавать эти ощущения в образах и красках. В картину входят переживания художника, и через образы (реального мира) они становятся очевидны и зрителю. Другими словами, через внешний вид картины, через ее форму мы узнаем, какое настроение было заложено художником. Однако известно, что настроение весьма непостоянно и неустойчиво; поэтому, сколько настроений, столько может быть и внешних форм его выражения. В этом случае содержание и внешняя форма его выражения могут быть различны.

В творчестве мастера отражается его душа со всеми своими наклонностями, вкусами, настроениями, симпатиями и антипатиями. Видимый и окружающий мир является неиссякаемым и совершенно необходимым источником впечатлений для художника, из которого он черпает свои образы, даже если они лишены реальности.

Через зрительное впечатление, «жарко вдохновившись», у художника возникает некий образ будущей картины. Начинается творческий поиск, опять с привлечением натурных зарисовок, видимых ранее образов и событий. Художник всецело погружается в творческий процесс. Во время такой работы художник, смотря по темпераменту, бывает даже похож на одержимого – по той увлеченности, страстности, с какой он все обдумывает, представляет и переживает.

У известного русского художника Крамского, во время работы над картиной «Христос в пустыне», были даже зрительные галлюцинации, так он был поглощен своей напряженной работой. В своих зрительных галлюцинациях он видел эту сидящую фигуру Христа, и даже обходил ее вокруг. Такое эмоциональное горение есть внутренний рычаг творчества художника, без этого огня не возникает произведений искусства.

Работа над созданием картины порой продолжается много лет и бывает связана с многими трудностями как техническими, так и психологическими. Что же является собственно подлинным содержанием такого искусства?

Тема, несомненно, входит в понятие содержания. И именно темы делят все художественное творчество на «жанры» – виды: портрет, пейзаж, натюрморт и т.д. Тем не менее, тема не исчерпывает понятия содержания. Ведь одна и та же тема разными художниками может быть понята и разработана по-разному. Это искусство не ставит для мастера никаких рамок, он относительно свободен в решении поставленной себе задачи. Художник произвольно решает поставленную задачу и светскую, и религиозную, трактуя ее в своем восприятии, или в том аспекте, какой ему было предложено решить.

Подлинным, действительным содержанием картины является настроение автора, его душа и тема порой отходит на второй план. Вместе с этим и приемы и манеры письма у каждого мастера свои. Один пишет гладко, другой, наоборот, сохраняет каждый мазок в отдельности. Один выписывает множество деталей, другой пишет широко, большими планами и т. д. Во всем проявляется индивидуальность автора, «его лицо». Это в светском искусстве, вероятно, самое ценное.

Но можно ли представить, что художник, обладающий обостренным зрением, безошибочен в своем понимании и суждениях, в своем видении окружающего мира? Несомненно, он во многом может заблуждаться и показать образ однобоко, узко, примитивно. Например, что и как он может написать в портрете, если он свою модель ненавидит, а в другом случае, если он ей симпатизирует. Это опять лишь его субъективное восприятие – и только. Поэтому, на каждой картине непременно стоит подпись автора, и это естественно, ибо это его личное понимание того, что изображено.

С внешней же стороны всякая картина является окном в окружающий нас материальный мир: пространственный, красивый, с хорошо известными нам образами, предметами, природой, лицами, такими «живыми», впечатляющими, восторгающими, умиляющими. И мы, смотря на картины, испытываем эстетическое наслаждение, в той или иной степени переживаем те же чувства, которые испытывал её автор. В этом творчестве на любую тему наслаивается постоянно бурлящая, увлекающаяся, мятущаяся без конца, страстная, ищущая, ничем полностью не могущая удовлетвориться наша душевность. Постигнув одно, она уже ищет другого, уловив новую цель, скоро ее оставляет, стремится вперед к новым художественным задачам – и так без конца. Какова наша жизнь: суетливая, страстная, переменчивая, увлекающаяся – таково, по сути, и светское искусство – ее зеркало.

Жизнь Церкви, как и ее искусство – надмирно, течет выше всего земного, беспокойного, изменчивого, своенравного. Мир духовный невещественен, невидим и недоступен обычному восприятию, хотя и окружает нас. Мирской человек не может проникнуть в его таинственную область, ни, тем более, черпать из него какие-либо образы. Между тем, изобразительное искусство и здесь остается основанным на зрении; как и для обычного художника, для иконописца необходимо, прежде всего, научиться правильно видеть, прозревать духовные области. Евангелие говорит: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 7, 8). Чистота сердца – это смирение сердца. Величайший пример образа смирения нам дан в лице Господа Иисуса Христа, к следованию Ему призваны все. Достижение этой чистоты есть дело жизни. В следовании за Христом, в молитве, взывании о помощи при сосредоточенном внимании ко всему, что делаешь и о чем мыслишь, изо дня в день, из года в год, по крупинке, незаметно накапливается опыт в духовной жизни. Без такого личного опыта духовный мир непостижим. Можно о нем философствовать, можно даже называться христианином, но оставаться, тем не менее, в нем слепцом. Если духовное направление выбрано верно, то человек, прежде всего, начинает узнавать себя, свое лицо во всей его внутренней неприглядности. Это есть начало просветления духовного зрения.

Познавая себя, смиряя, по мере преуспеяния – очищаясь, человек привлекает благодать Божию, которая отверзает духовные очи, дает дар видения духовного. История Церкви изобилует примерами высоких степеней духовного прозрения (прп. Мария Египетская, прп. Андрей, Христа ради юродивый и многие другие). Способность зреть сокровенное дается человеку только за чистоту сердца.

VII Вселенский Собор признает истинными иконописцами святых отцов Церкви, ибо они опытно следовали Евангелию, получили просветленные духовные очи и могли созерцать, что и как надо изображать в иконе. Те же, кто только владеет кистью, относится ими к исполнителям, мастерам своего дела, ремесленникам или иконникам, как их называли на Руси.

Иконописец, который и сам происходил часто из подвижников, написав икону, приносил ее на рассмотрение предстоятелей Церкви; и только после утверждения на ней ставилось имя изображенного, чем она и освящалась и усвоялась этому святому.

Таким образом, в противоположность мирской картине, древняя икона рождалась не по воображению и возбужденной фантазии художника, не на личном восприятии и произвольном толковании сокровенных Божественных Истин, а на богопросвещенном разуме святых отцов, в послушании голосу Церкви. Через послушание иконописец приобщался опыту Церкви, духовному опыту всех предшествующих поколений святых отцов, вплоть до апостолов. Поэтому, подлинным содержанием древней иконы является учение Церкви, православное богословие, подлинный святоотеческий духовный опыт отцов учителей Церкви и подвижников благочестия, опыт, проникнутый молитвой, неразрывно связанный с богослужением. Содержание же, как было отмечено, подсказывает форму, в которую его необходимо облечь. Содержание от формы неотделимо. Все это было выработано разумом Церкви под благодатным покровом Святого Духа, в ней действующего. Это особая форма, отличная от всего, что мы видим вокруг себя, форма постоянная, единая, твердая – канон; и в нее должно облекаться не настроение художника – нечто земное, а единая, незыблемая Божественная Истина.

Эта форма и была передана Церковью всем художникам, которые бы пожелали принести свой талант на служение Церкви. Эта форма есть предание святых отцов Церкви иконописцам. Свято следуя их завещанию и Священному Преданию, благоговея перед высотой и глубиной священного образа Церкви, иконописец, забывая свои личные интересы, радостью радования воплощал в образе духовную красоту Православия. И ни один из них не дерзнул подписать на созданной им иконе свое имя, ибо в ней он не почитал ничего своим, личным: ни формы, ни содержания.

Как же иконописец готовится к написанию иконы? Через сугубый пост и молитву, через послушание своему духовному руководителю, через самоотвержение – для того, чтобы в его труде не проторглась бы его человеческая, душевная, страстная природа и не исказила бы Божию Истину. Чтобы самому, насколько возможно, приблизиться к миру, которого ему предстоит коснуться кистью.

Преподобный Алипий, первый русский иконописец, постоянно трудился, живописуя иконы для всех людей и для всех нуждавшихся в них храмов. Ночью он упражнялся в молитве, а днем с великим смирением, постом, любовью и богомыслием занимался этим рукоделием. И по благодати Божьей (как повествует житие), видимым образом воспроизводил он как бы самый духовный образ добродетели. Нам известен целый сонм подобных иконописцев-подвижников Русской Церкви. Так писали иконы все подвижники Церкви.

Обратим еще внимание на внешнюю форму образа. Надо заметить, что для изображения того, что «око не видело, ухо не слышало и что на сердце человеку не приходило» нет на человеческом языке ни точных слов, ни образов. Поэтому, Церковь, движимая Духом Святым, придала церковному изображению лишь подобие (символ), с одной стороны, мира видимого, с другой – мира невидимого.

Церковное изобразительное искусство создает в иконе не саму Истину, а лишь ее подобие – образ. Пользуясь образами земного мира, отрешает эти образы от их грубой материальности, вещественности, чисто земной красивости, от совершенно неуместной страстности настроения художника (его душевности) и подводит этот образ к непоколебимому, незыблемому покою вечности, бесстрастия, исполняя, вместе с тем, глубиной небесных тайн. По внешней же форме этот образ бесконечно прост: плоскость, линия и краски – но и образ Божественного Основателя Церкви также бесконечно прост. Перед земной красотой этого недосягаемого Образа пало в прах все, что до того считалось мудрым, могучим, благородным и красивым. Так и перед простотой церковного образа пала вся изысканность и чувственная красивость, светского изобразительного искусства.

Об этом и молимся непрестанно: «Просвети очи мои, Христе Боже, да никогда усну в смерть..», «Свет Невечерний Рождшая, душу мою ослепшую просвети» и др.

Ярким примером может служить иконописец Нил (1801-1870 гг.) из Нило-Сорской пустыни.

>Христианское искусство

Характеристика живописи, скульптуры и архитектуры христианской направленности.

Христианское искусство

Введение

Христианство распространилось по всему миру, чтобы стать основной религией и системой ценностей для человечества, по крайней мере, до 20-го века. С течением времени оно обрастало иерархической организацией и традициями, а также стало самым крупным и влиятельным покровителем художников, скульпторов и архитекторов. Действительно, с самого начала церковь использовала произведения различных видов искусства для того, чтобы создать определенный образ, усилить влияние церкви и привлечь новых единомышленников. В процессе становления христианского искусства была разработана уникальная иконография, архитектурный стиль, создавались характерные скульптуры, алтари, витражи, фрески и мозаики.

Пьета. Микеланджело.

В начале 16-го века церковь использует для оплаты заказов на библейские темы деньги, собранные за счет повышенных налогов, что вместе с рядом других исторических событий приводит к возникновению протестов и недовольств. В 1517 году голландский пастор Мартин Лютер, начавший религиозную революцию, известную под термином «реформация», приведшая к формированию более скромной и менее иерархической форме христианства, известной как протестантизм.

Собор Святого Марка, Венеция. Купол святого Иосифа.

Раннее христианское искусство в Риме (150-450)

До легализации христианства в 313 году произведений искусства на эту тему было относительно мало. Оно включало в себя фресковую живопись на стенах катакомб, ряд простых архитектурных памятников, эмблемы на религиозную тему из различных материалов. В ранние времена христианское римское искусство оставалось, в буквальном смысле, подземной культурой. Однако, после официальной легализации, потребность в нем резко возросла.

Византийское искусство (450-1450)

Восточная православная церковь – форма христианства, возникшая в Константинополе. Византийское религиозное искусство первым по-настоящему «расцвело», а специализировалось оно в области архитектуры (Базилика Святых Сергия и Вакха, базилика Святой Софии, Базилика Святой Ирины и т.д.), мозаики, фрески и иконописи. Также византийские мастера отличались своими ювелирными навыками и созданием иллюстрированных рукописей.

Мозаика конхи. Базилика Сан-Витале.

Средневековое христианское искусство (450-1200)

С падением и распадом Римской империи западная Европа вступила в темные века (400-800), период политической неопределенности и культурного застоя. Единственной объединяющей силой стало христианство, но его влияние было ограничено. Только в Ирландии, стране, отрезанной от европейского материка, христианство процветало.

Готика (1150-1375)

Готическое искусство обязано своим развитием, в том числе точным наукам, включая математику. Художники эпохи создавали огромные витражи и фрески на христианские темы и иллюстрировали библейские сюжеты. Готический период был связующим мостом между средневековым искусством и эпохой Возрождения.

Ренессанс

В начале 14-го века в области христианского искусства можно выделить творчество Джотто (Капелла Скровеньи, Алтарь Перуцци, Маэста и т.д.). Позже в 15-м веке христианская живопись и скульптура преобладает во Флоренции, а в 16-м — в Риме, во времена пап Сикста IV, Юлия II, Лва X и Павла III.

Крещение Константина. Рафаэль.

Ряд бессмертных картин религиозной направленности включает в себя произведения Пьеро делла Франческа, знаковые фрески и картины Леонардо да Винчи, Андреа Мантеньи, Рафаэля, Микеланджело, Корреджо, Паоло Веронезе, Тинторетто, Яна ван Эйка, Альбрехта Дюрера, Андреа Верроккьо, Иеронима Босха, Питера Брейгеля, Лоренцо Гиберти, Рубенса, Караваджо, Ганса Гольбейна и других.

Тинторетто. Рай.

В современную эпоху (1750-2000)

Христос перед Пилатом. Мункачи.

К середине 18-го века католические страны перенасытились соборами, церквями и монастырями. В результате заказы подобного рода становились реже. Промышленная революция и политические события привели к тому, что художники стали заострять внимание на портретах, пейзажах и других формах искусства, не относящихся к религиозной теме. Безусловно, христианские картины создавались и современными художниками (например Михаем Мункачи, Марком Ротко, Фрэнсисом Бэконом и так далее). Но вектор развития живописи был повернут в другую сторону.

Христианское искусство обновлено: Июнь 13, 2017 автором: Глеб

Духовные основы церковного искусства

Священник В. Иванов.

Храм храма

Ветхозаветный храм был единственным богоносным местом на земле, как «скиния свидения», дом Божий. Здесь человеку дано было иметь встречу с Божеством. Слава Божия исполнила скинию и храм Соломонов при освящении, и святая святых вмещал ковчег Завета, осеняемый крыльями херувимов, где слышался глас Божий (Чис.7.89). Однако и храм, во всех подробностях своего устройства предуказанный Богом, представлял собою лишь преобразовательное предварение грядущего богоявления в мире, как «образ настоящего времени» (Евр.9.9). Истинным местом боговселения, храмом Божиим, имел стать сам человек, и этим священным храмом, вмещающим невместимого, явилась Дева Мария в богоматернем рождении Сына Своего. Древний ветхозаветный храм упраздняется с явлением храма одушевленного, однако это упразднение означает не отмену, но исполнение прообраза в явльшемся Образе: «в храме Божиим ясно Дева является и Христа всем провозвещает».

Сама Дева есть храм во храме, есть истинное святая святых, одушевленный Божий кивот. Входящая в храм Дева сама уготовляется в небесное жилище, в Ней обретается такое место на земле, куда может приклониться небо.

(ЖМП, 1983, № 4.)

Священник Владимир Иванов — в 1980-х годах — преподаватель, заведующий церковно-археологическим кабинетом Московской Духовной Семинарии и Академии.

При рассмотрении вопросов, относящихся к церковному христианскому искусству, неизбежно встают вопросы: какая эстетика лежит в его основе? Представляет ли сама эстетика начало самоценное и самодовлеющее, или она опирается на другое начало — более высокого порядка? И может ли термин «эстетика» вообще прилагаться к христианскому искусству? Какие принципы лежат в основе его сверхличного, органического единства?

Принципы эти надо мыслить не как абстрактно-теоретические положения, сформулированные тем или иным мыслителем, но как духовные силы, действовавшие в развитии всего христианского искусства. В отличие от Нового времени, когда эстетика отделена — в большинстве случаев — от художественной практики пропастью, в Средние века, наоборот, эстетика и практика — имманентны друг другу, взаимопронизаны, взаимопроникнуты друг другом. Единство искусства было обусловлено единым строем духовной жизни Церкви, базировавшимся не на сумме абстрактных понятий, но на цельности богословского опыта.

Богословие пронизывает все сферы церковного организма. «Мы приходим к заключению, — писал В. Лосский, — которое может показаться в достаточной степени парадоксальным: христианская теория имеет значение в высшей степени практическое, и чем мистичнее эта теория, чем непосредственней устремляется она к высшей своей цели — к единению с Богом, тем она и практичнее».

Следовательно, богословие и в отношении к искусству является основой для эстетической системы ценностей, цель которой — способствовать единению человека с Богом. Таким образом, задачи, стоящие перед искусством, органически входят в сферу литургического делания: искусство в византийском понимании — неотъемлемая часть православного богослужения. Искусство по существу литургично, так же как и литургическая мысль в высшей степени окрашена эстетически. Искусство — путь к обожению, путь от образа к первообразу. Истоки искусства не в подражательной способности человека, но в Боге.

Издревле христианское богословие (например, у св. Дионисия Ареопагита) различало непознаваемую сущность Бога и Его творческие проявления, энергии, называя их Божественными Именами. Одно из таких Имен — Красота. Она сверхсущностна и премирна, т.е. трансцендентна всему чувственному. Отсюда принципиальный антинатурализм церковного искусства. Красота — центральная идея христианской эстетики.

При входе в любой православный храм можно увидеть несколько особых изображений Иисуса Христа, Богородицы и прочих святых — икон. Однако для многих людей наличие подобных изображений становится камнем преткновения и причиной никогда не посещать храмы. При этом Иконопочитание является догматом веры.

В сторону православных людей постоянно звучит обвинение в идолопоклонстве — якобы они поклоняются дереву или картинкам. Откуда пошла традиция почитания святых ликов и почему это не является грехом?

Иконы в текстах Ветхого Завета

Главным стихом, которым апеллируют люди, выступающие против святых ликов — это 4 и 5 стих книги Исход. В этой главе Господь дает Своему народу 10 заповедей и одна из них говорит: «Не делай себе кумира и никакого изображения». Именно это место цитируют православным говоря, что они идолопоклонники. Однако это неправильно, вырывать место из контекста всей главы, ведь ранее, в 3 стихе Бог наказывает народу не иметь других богов, а поклоняться лишь Всевышнему Иегове. Поэтому создавать рисунки разрешено, но запрещено делать их посвященными другим богам, воплощая их на бумаге, дереве или в виде скульптур.

Изображение херувима в храме Соломона указывало на реальное существование Ангелов

При чтении описания храма, который построил Соломон в Иерусалиме, можно найти описания херувимов и ангелов, который окружают Господа на небесах. Это описано в 6 главе третьей книги Царств. Также там присутствуют картины деревьев и мелких растений, поскольку евреи использовали их для украшения храма и изображения творений Отца Небесного. То есть в самом главном храме в Иерусалиме были различные картины на стенах, и Бог ничего не сказал Своим пророкам о неправильности этого.

В то же время, читая книгу Исход можно найти описания золотого тельца, которого вылили евреи из золота, полученного в Египте. Он был сделан с четкой целью — поклоняться ему. Господь, видя это, жестоко покарал всех, кто поклонялся созданному изваянию.

Важно! Можно сделать вывод исходя из текстов Ветхого Завета, что людям запрещено иметь картинки и любые изображения кумиров, а также использовать их для поклонения. Тем самым человек просто презирает на милость Бога и выбирает ложным богом что-то незначительное, оскорбляя своего Творца.

Важен не сам предмет, а отношение к нему человека. Можно иметь дома святой лик и поклоняться живому и всемогущему Богу, а можно не иметь Господа в сердце и поклоняться деньгам или нарисованному красивому актеру, делая из него идола. Важны лишь мотивы человеческого сердца.

Святые лики в первых веках

Икона — это образ, отображение кого-то или чего-то на материале, будь то бумага или дерево. Другими словами, это некий отпечаток реальности, например, воспоминание — это тоже отпечаток события в памяти. Святой лик в данном случае — это отпечаток или отображение человека на деревянном или бумажном холсте с помощью красок. Библия — это тоже своего рода икона, просто она показывает Творца и многих людей словами, а не красками.

По преданию, первым иконописцем был ученик Павла евангелист Лука. По свидетельствам своих современников он написал портрет Христа по описанию учеников, а также нарисовал Деву Марию. В исторических документах описывают момент встречи Луки и Богородицы, когда тот принес к ней нарисованные образа. Богородица, осмотрев доски, благословила их и самого иконописца, а также сказала: «Благодать Сына Моего и моя пребудет на этих образах». Иконы святого Луки дошли и до наших дней, самые известные из них — это лики Иверской Божьей Матери и Владимирской.

Иверская икона Божией Матери в Иверском монастыре на святой горе Афон

В римских катакомбах, где скрывались первые христиане и проводили собрания, найдено огромное количество изображений Христа и святых людей того времени. Много рисунков мучеников, погибших от рук римских гонителей. В первые века широко была распространена практика изображения тех мучеников, которые погибли за веру и распространение этих картин среди церквей. Это делалось для поднятия духа у гонимых христиан и для укрепления их твердости в выбранной вере.

Важно! Целью благодатных картин является напоминание человеку о некоем человеке или Богочеловеке в случае с Христом для того, чтобы он мог обратиться к Господу, вспомнить Его заповеди и жить согласно Божьим законам. Икона — это не предмет поклонения, но напоминание.

Ересь иконоборчества

Начиная с первого века от Рождества Христова и до 8 века иконопись получила широкое распространение, особенно учитывая жестокие гонения первых веков и желание людей передать поколениям подвиг веры мучеников. Образа начинают появляться в храмах и монастырях, начинает расцветать это искусство среди монахов, которые посвящают свою жизнь для молитвы и проповеди Евангелия через рисунок.

Однако в теле Церкви постоянно происходили разногласия, и многие начали обвинять других в идолопоклонстве. Противники христианства также стали стремиться уничтожить все проявления этой религии, и предпринимали все возможное для убийства мастеров и уничтожения самих святых ликов. Это движение стремительно распространилось по территории Византии в 8-9 веках и стало называться иконоборчеством.

Причины возникновения

Многие богословы склонны считать одной из важнейших причин возникновения иконоборчества неправильное понимание создания святых образов. В первые века христианство серьезно боролось с язычеством, при этом многое перенимая от него, и люди перестали четко видеть и осознавать, что же такое истинное христианство, стремясь уничтожить все, по их мнению, «лишнее». Кроме того, распространение суеверий от язычников также сыграло свою роль в возникновении ереси иконоборчества.

Иконоборчество возникло в Византии было направлено против почитания икон

Одними из главных противников панагий были императоры, поскольку именно в изображениях святых они видели угрозу своему величию. Люди передавали рисунки, с их помощью проповедовали Христа и все это, по мнению правителей, негативно отражалось на их могуществе и влиянии. Одним из примеров такого ложного мышления является император Лев Исавр, который под влиянием суеверий решил уничтожить все образа в храмах.

Главными причинами возникновения ереси стали:

  1. Недостаток образованности среди христиан.
  2. Неправильное понимание значения икон.
  3. Влияние суеверий язычников.
  4. Желание уничтожить христианскую веру и все ее проявления.

Ересь иконоборчества была сторонним проявлением гонений, а также недостатком у христиан понимания, какое важное значение в распространении веры в Спасителя Иисуса имеют святые изображения.

Сопротивление и гонения

Следствием распространения ереси, а также участия в ней правителей, стали гонения на тех, кто создавал изображения, и кто стремился их распространить в храмах. Стали безжалостно уничтожаться все изображения, которые так или иначе могли относиться к христианству: фрески, иконы, украшения храмов, скульптуры. Образа резали, сжигали, замазывали красками, топили в морях и болотах. Кроме этого, стали жестоко наказывать всех, кто имел дело с иконами — людей пытали, сажали в тюрьмы и казнили за поклонение образам.

Под влиянием суеверий иконоборцы уничтожали все образа в храмах

Особенно пострадали при движении борцов монахи, ведь именно они создавали иконы, расписывали храмы и занимали важное положение в иконопочитании. Иноков публично избивали плетьми, побивали камнями, гнали из монастырей и убивали, попутно уничтожая их труды. Кроме монахов, пострадали и патриархи, среди которых был Никифор, Герман I, а также богослов Иоанн Дамаскин.

При занятии престола Византии регентши императрицы Ирины иконоборчество стало утихать, поскольку Ирина была сама противоположенного мнения. Она поспособствовала проведению Седьмого Вселенского Собора в 787 году, на котором были преданы анафеме иконоборцы и принят догмат об иконопочитании. Собор разрешил создавать и применять в богослужениях изображения Христа, Богородицы, святых мучеников и ангелов, поскольку это не является идолопоклонничеством.

Важно! По постановлению Собора, честь, воздаваемая образу, переносится на его реальный прототип, т.е. честь иконе Христа переносится на Самого Спасителя.

Значение иконопочитания

Икона — это не просто картинка или рисунок. При ее создании художник долгое время проводит в молитвах и посте, стремясь передать истинный образ изображаемого. После создания доски ее освящают с помощью чтения особенных молитв и окропления святой водой. В этот момент на доску сходит благодать Святого Духа, и только она делает икону святой. Это не просто рукотворное изображение, но сосуд для Божьей благодати.

Именно освящение отличает доску от простых художественных картин и пейзажей. Благодатное присутствие того, кто изображен, посредством Святого Духа пребывает на простом холсте.

Получение благословения духовника на написание икон является обязательным требованием для иконописца

Для чего необходимы иконы? Во-первых, для того, чтобы люди постоянно имели перед собой напоминание в виде изображения Господа. Это не только придает сил в тяжелые моменты, но и постоянно побуждает человека провести какое-то время в молитвах, заставляя отвлечься от суетливых будничных дел. Во-вторых, образ помогает сконцентрироваться в ходе богослужения, облегчая человеку представление Христа.

Намного легче молиться, видя перед собой пусть примерный, но портрет Спасителя. Последняя, но одна из важнейших целей иконописи — это передача молодым поколениям изображений тех людей, которые пострадали за веру, будучи стойкими и храбрыми. Речь идет про многочисленных мучеников и святых людей, которые посвятили жизнь Господу.

Икона — это не идол, это всего лишь картина, пусть и благодатная. Истинные христиане могут справиться и без них, молясь и поклоняясь Господу в квартире или в пустом поле одинаково страстно. Это всего лишь символ, однако, прежде чем обвинять православных в идолопоклонстве, стоит подумать, нет ли в вашей жизни созданного кумира, которому вы поклоняетесь?

Почему в Православии утвердилось иконопочитание? Ответ священника

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *