Исповедная роспись

Исповедные ведомости представляют собой посемейный список с указанием возраста, который составлялся ежегодно, поэтому данный источник позволяет значительно продвинуться в изучении родословной

Синодский указ 16 апреля 1737 г. вводил формуляр исповедных ведомостей, который действовал вплоть до 1917 г., а также экстрактов из них, направлявшихся в Святейший Синод.

Указ также окончательно закреплял порядок проведения исповеди и причащения:

…все Ея Императорского Величества верные подданные исповедания Святыя православно восточныя церкви, всякаго чина мужеска и женска пола люди, от семилетне-возрастных и до самых престарелых, во дни Святыя четыредесятницы (т.е. Великого поста) у отцов своих Духовных исповедывались и приобщались Святых Таин повсягодно, без всякого, от такового душеспасительного долга избежения, лености же и небрежения своего. Буде же кто за какою-либо крайне богословною виною в Святую четыредесятницу онаго не исполнит, то таковым тое исповедь чинит в последующие тому два поста, в Петров или Успенский неотменно и потому же Святых Таин приобщаться.

Исповедные ведомости составлялись в двух экземплярах. Один экземпляр отправлялся в Духовную консисторию. Ведение исповедных росписей (так же, как и метрических книг) продолжалось до 1918 г., хотя в некоторых местах они продолжали составляться даже в 1920-е гг. (см. как начать поиск)

В исповедные ведомости прихожане записывались по сословиям.

Исповедная ведомость содержала три графы, которые были непосредственно связаны с исповедью. Графа «Кто были у исповеди и Святого Причастия» содержала отметку «был» или «не был». В графе «Кто же исповедовались токмо, а не причастились, и за каким винословием» записи встречаются крайне редко. Священникам рекомендовалось использовать отлучение от причастия с крайней осторожностью, поэтому прибегали они к нему крайне редко. Графа «Которые у исповеди не были» содержала отметки о причинах, по которым человек не был у исповеди. Обычно это «по отлучке» или «по нерадению».

Для каждого человека указывался его возраст от рождения. Как и в метрических записях о смерти, для пожилых людей этот возраст часто отличался от действительного. Установить точную дату рождения можно, сопоставляя возраста в нескольких источниках.

Несмотря на то, что исповедоваться полагалось детям с семилетнего возраста, в исповедные росписи обычно вносили детей старше года. При этом в графе об исповеди священник делал отметку о том, что ребёнок не был у исповеди «по малолетству», или ставил прочерк.

Исповедные росписи являлись документом учета прихожан церкви и, как следует из названия, их посещения Исповеди и Святого Причастия. Введен этот документ указом Синода от 7 марта 1722 года, который обязывал всех прихожан «быть на исповеди и причастии», начиная с 7 лет, у своего священника. Видимо, кроме его основного назначения было выявление всякого рода раскольников, что являлось для того времени весьма актуальным вопросом, и несмотря на то, что с момента Никоновой реформы прошло уже почти 70 лет, таких, как мы знаем, было немало. По росписям видно, какая «плохая посещаемость» была в более ранние годы и как с годами дисциплинированность росла. Обычно временем для исповеди был Великий пост, а тем, кто не успевал исповедоваться во время Великого поста, разрешалось сделать это в любое другое время. Как правило, это были посты Петровский (15 июня — 11 июля), Успенский (14 — 27 августа) и Рождественский (Филиппов) (28 ноября — 6 января).
Исповедные росписи представляли из себя подворный и поименный реестр всех жителей окрестных деревень, относящихся к данному приходу и пришедших на исповедь.
Имелись следующие графы:

номер двора или дома, сквозная нумерация через всю роспись;


порядковый номер для мужчин, сквозная нумерация;


то же, но отдельно для женщин;


имя, для взрослых также имя отца, если была фамилия, то она тоже указывалась по отношению к главе семьи, но это только начиная с конца 19-го века;


возраст, отдельные графы для мужчин и женщин;


кто был на исповеди и Св. Причастии;


кто исповедовался токмо, а не приобщались (не принимали причастие) и за каким винословием («винословие» — причина);


которые у исповеди не были, тут указывалась причина, например, за малолетством, отсутствовал, встречалось и за леностью.

В отличие от метрик, данные росписи со временем практически не претерпели существенных изменений по форме своего ведения. В середине 19-го века появилась печатная форма, до того графы расчерчивали вручную. Единственное существенное изменение, что примерно с 1830 года добавилась графа «кто исповедовался токмо..».
Население записывалось с учетом сословия, тут в порядке записи в разное время и разных местах были различные вариации, но неизменно вначале записывались духовные, т.е. священник, его жена, дети и прочие члены причта вместе с семьями.
Далее, как наиболее многочисленное сословие для сельской местности, записывались крестьяне с разбивкой по деревням, с учетом того, кому эта деревня принадлежала (здесь речь идет о времени до отмены крепостного права). В разные времена были вариации: могли записывать деревню и потом части её, принадлежавшие разным владельцев. Существовал вариант, когда сначала писались помещичьи владения, а в конце отдельно казенные владения, но все равно отдельно по деревням. В любом случае, например, левобережные деревни из Эстляндской губернии Везембергского уезда группировались вместе.
Далее указывались мещане, в какой деревне они проживали и к какому городу относились. Отдельно записывались солдаты, их жены и дети, также было отмечено, в какой деревне они проживали.

Далее указывались купцы, если таковые имелись
Записи в пределах одного двора выглядели следующим образом: сначала записывался глава семьи, и тут опять были варианты — это мог быть старший женатый мужчина, а могла быть и мать-вдова. Затем записывались родственники, с указанием степени родства по отношению к главе семьи (хотя и это правило соблюдалось не всегда, и иногда применялась цепочка родства). Например, если главой был мужчина, то далее писалась его жена и их дети, потом его брат, жена брата, их дети или невестка-вдова, иногда детей писали, как племянник или племянница, имея в виду родство по отношению к главе семьи. Если родство было дальним, могли написать просто «родственник». Однако, часто, особенно в ранние годы в одном дворе встречались и несколько семей, не связанных друг с другом прямым кровным родством. Таким образом, число живущих в этом дворе могло достигать 20 и более человек. Не факт, что они все жили в одной избе, скорее всего, понятие двор было несколько шире и могло пониматься два и больше домов, стоящих рядом. Возможно, такое «укрепление» было связано с памятью о подворном налогообложении (с дыма), распространенном в 17-м веке и замененное Петром I более «прогрессивным» подушевым налогом.

Встречалось в Исповедной Росписи, например, 1805 года такое слово «рощенница», это кто-то выращенный в семье, взятая на воспитание девочка.
В конце росписи приводился статистический обзор прихода, отдельно численность по сословиям, мужчин и женщин, а также общее количество, которую определить, исходя из сплошной нумерации прихожан в росписи, не представляло труда.
Встречался иногда еще такой вариант, когда в самом конце росписи, отдельно указывался список злостных нарушителей правил, тех, кто не посещал Причастие более года. Этот «особый» список велся по деревням так же как и основной, только была приписка о том, сколько лет данный имярек уклонялся от церковных порядков. Список был обычно не особенно длинным, население было в массе своей дисциплинированным.

В процессе генеалогических исследований мне удалось познакомиться с росписями во временном промежутке с конца 18-го века до начала 20-го. Это были росписи, главным образом, прихода Николаевской церкви Погоста Ольгин Крест, а также Ильинской церкви села Сыренец и Николаевской церкви села Ямы. Росписи последних двух церквей есть в Saaga, а документы из Ольгина Креста были предоставлены для ознакомления Валентиной Гонтарь, которая их просматривала в архиве ЦГИА.

Что представляют из себя Исповедные ведомости.

Исповедные росписи являлись документом учета прихожан церкви и, как следует из названия, их посещения Исповеди и Святого Причастия. Введен этот документ указом Синода от 7 марта 1722 года, который обязывал всех прихожан «быть на исповеди и причастии», начиная с 7 лет, у своего священника. Видимо, его основное назначение было выявление всякого рода раскольников, что являлось для того времени весьма актуальным вопросом, и несмотря на то, что с момента Никоновой реформы прошло уже почти 70 лет, таких, как мы знаем, было немало. По росписям видно, какая «плохая посещаемость» была в более ранние годы и как с годами дисциплинированность росла. Обычно временем для исповеди был Великий пост, а тем, кто не успевал исповедоваться во время Великого поста, разрешалось сделать это в любое другое время. Как правило, это были посты Петровский (15 июня — 11 июля), Успенский (14 — 27 августа) и Рождественский (Филиппов) (28 ноября — 6 января).

Исповедные росписи представляли из себя подворный и поименный реестр всех жителей окрестных деревень, относящихся к данному приходу и пришедших на исповедь.

Имелись следующие графы:

  • номер двора или дома, сквозная нумерация через всю роспись;

  • порядковый номер для мужчин, сквозная нумерация;

  • то же, но отдельно для женщин;

  • имя, для взрослых также имя отца, если была фамилия, то она тоже указывалась по отношению к главе семьи, но это только начиная с конца 19-го века;

  • возраст, отдельные графы для мужчин и женщин;

  • кто был на исповеди и Св. Причастии;

  • кто исповедовался токмо, а не приобщались (не принимали причастие) и за каким винословием («винословие» — причина);

  • которые у исповеди не были, тут указывалась причина, например, за малолетством, отсутствовал, встречалось и за леностью.

В отличие от метрик, данные росписи со временем практически не претерпели существенных изменений по форме своего ведения. В середине XIX-го века появилась печатная форма, до того графы расчерчивали вручную. Единственное существенное изменение, что примерно с 1830 года добавилась графа «кто исповедовался токмо..».

Население записывалось с учетом сословия, тут в порядке записи в разное время и разных местах были различные вариации, но неизменно вначале записывались духовные, т.е. священник, его жена, дети и прочие члены причта вместе с семьями.

Далее, как наиболее многочисленное сословие для сельской местности, записывались крестьяне с разбивкой по деревням, с учетом того, кому эта деревня принадлежала (здесь речь идет о времени до отмены крепостного права). В разные времена были вариации: могли записывать деревню и потом части её, принадлежавшие разным владельцев. Существовал вариант, когда сначала писались помещичьи владения, а в конце отдельно казенные владения, но все равно отдельно по деревням. В любом случае, левобережные деревни из Эстляндской губернии Везенбергского уезда группировались вместе.

Далее указывались мещане, в какой деревне они проживали и к какому городу относились. Отдельно записывались солдаты, их жены и дети, также было отмечено, в какой деревне они проживали.

Записи в пределах одного двора выглядели следующим образом: сначала записывался глава семьи, и тут опять были варианты — это мог быть старший женатый мужчина, а могла быть и мать-вдова. Затем записывались родственники, с указанием степени родства по отношению к главе семьи (хотя и это правило соблюдалось не всегда, и иногда применялась цепочка родства). Например, если главой был мужчина, то далее писалась его жена и их дети, потом его брат, жена брата, их дети или невестка-вдова, иногда детей писали, как племянник или племянница, имея в виду родство по отношению к главе семьи. Если родство было дальним, могли написать просто «родственник». Однако, часто, особенно в ранние годы в одном дворе встречались и несколько семей, не связанных друг с другом прямым кровным родством. Таким образом, число живущих в этом дворе могло достигать 20 и более человек. Не факт, что они все жили в одной избе, скорее всего, понятие двор было несколько шире и могло пониматься два и больше домов, стоящих рядом. Возможно, такое «укрепление» было связано с памятью о подворном налогообложении (с дыма), распространенном в XVII-м веке и замененное Петром I более «прогрессивным» подушевым налогом, с которыми мухлевать было сложнее.

Встречалось в Исповедной росписи 1805 года такое слово «рощенница», точное понятие определить не удалось, видимо, это кто-то выращенный в семье, вроде приёмной дочери.

В конце росписи приводился статистический обзор прихода, отдельно численность по сословиям, мужчин и женщин, а также общее количество, которую не представляло труда определить исходя из сплошной нумерации прихожан в росписи.

Встречался иногда еще такой вариант, когда в самом конце росписи, отдельно указывался список злостных нарушителей правил, тех, кто не посещал Причастие более года. Этот «особый» список велся по деревням так же как и основной, только была приписка о том, сколько лет данный имярек уклонялся от церковных порядков. Список был обычно не особенно длинным, население было в массе своей дисциплинированным.

Нет точных сведений по какой именно «технологии» составлялись Исповедные росписи. Сравнение двух ревизских сказок с росписями аналогичных лет, не позволяют говорить об общем источники записей. Вероятно данные предоставляли старосты, которые по памяти перечисляли население своих деревень, а дьяк или дьячок с их слов вносил записи (со слов, потому что грамотных крестьян в XIX-м веке практически не было). Возможно, что и кто-то из священнослужителей сам объезжал деревни и обходил дворы. Безусловно Исповедные росписи могут служить неплохим инструментам генеалогического исследования и можно почерпнуть определённые сведения: это состав семьи, имена, примерный возраст каждого, а сравнивая разные года, вычислить, когда ушел из жизни тот или иной член семейства. Но в любом случае, тому, что можно прочитать в данных росписях, нельзя доверять на все 100%. Во всяком случае, в отношении возраста много не стыковок и неточных цифр, хотя имена и состав семьи в разные годы более или менее сходятся.

Здесь я привожу статью из справочного пособия «Генеалогическая информация в государственных архивах России», выпущенного Федеральным Архивным агентством и ВНИИДАД в 2004-м году.

Исповедная роспись (ведомость) — документы церковного учета населения. Первая инструкция о ведении исповедных росписей (ведомостей) относится к 1697 году. Форма их была первоначально самой простой: каждый причт обязан был вести у себя три именных списка: в первый вносились все прихожане, бывшие на исповеди, во второй — не присутствовавшие, в третий — расколь- ники. Форму исповедных ведомостей, сохранившуюся до конца их существования (20-е годы ХХ в.) практически неизменной, определил указ 1737 г. Временем составления росписей был Великий пост. Тем, кто не успевал исповедоваться во время Великого поста, разрешалось сделать это в любое другое время. Как правило, это были посты Петра и Павла, Успенский и Рождественский.

Формуляр исповедных росписей был следующим: в первой графе обозначался порядковый номер домов или дворов, во второй — число в них людей, раздельно мужчин и женщин. Если семья была полной, то фамилия чаще всего записывалась один раз для всех членов, для супругов указывались имя и отчество, а для их детей — только имя. Если один из супругов уже умер, то в отношении оставшегося в живых указывалось вдовство (это позволяло проверять факт смерти при отсутствии записи в метрической книге), далее указывалось, отдельно для мужчин и женщин, количество лет каждого члена семьи на данный год. В росписи вносили имена всех детей старше одного года, но при этом в графе об исповеди священник ставил прочерк.

Исповедную роспись подписывал не только настоятель храма, но и весь его причт.

Официально исповедные росписи прекратили свое существование в 1917 году, но в отдельных храмах священники продолжали их вести, поэтому в фондах церквей, духовных правлений, епархиальных управлений и духовных консисторий сохранились исповедные росписи за более поздний период.

Существуют и другие генеалогические источники. Ниже перечисляю некоторые из них:

— брачные обыски;

— рекрутские списки и списки ратников;

— клировые ведомости;

— посемейные списки;

— писцовые и переписные книги;

— отдаточные книги;

— переписные листы 1-й Всеобщей переписи населения 1897 г.;

— переписные листы сельскохозяйственной переписи 1917 г. и 1916 г.;

— списки домовладельцев и городских обывателей;

— документы о переселенцах (вопросные листы, карточки, списки);

— послужные (формулярные) списки;

— личные дела чиновников.

Друзья, пожалуйста, нажимайте на кнопки соцсетей, этим Вы поможете развитию проекта!

Генеалогия: исповедальные ведомости

Исповедальная (исповедная) ведомость — это поимённый реестр парафиян церкви , которые исповедовались у священника.
При составлении ведомости использовался подворовый принцин учёта. Записывались фамилия и имя парафиянина и членов его семьи с указанием возраста и сословия (крестьяне, мещане, дворяне). Если парафиянин не был на исповеди долгое время, указывались причины его отсутствия — переселение, служба в армии и т.п.
Впервые о ведении исповедных росписей упоминается в 1697 г. Формуляр состоял из следующих граф: число (порядковый номер) домов или дворов; число (порядковый номер) людей мужского пола; женского пола; сословие или состояние; возраст; кто был у исповеди и святого причастия – «кто ж исповедался токмо, а не причащался и за каким «винословием»; кто у исповеди не был.
Если крестьянская семья была полной, то в исповедях конца XIX в. фамилия записывалась один раз для всех ее членов; у супругов указывались имя и отчество, у детей – только имя.
Если один из супругов умер, то по отношению к оставшемуся показывалось вдовство. В росписи вносили всех детей старше года (на практике и полугода), но в графе об их исповеди священник ставил прочерк.
Исповедную роспись подписывал настоятель храма
Указ Синода от 7 марта 1722 года обязывал всех прихожан «быть на исповеди и причастии , начиная с 7 лет, у своего священника «. Если прихожанин не был дома больше года, он мог исповедоваться у другого священника , там, где временно проживал, но обязательно должен был предъявить в церковь по месту проживания справку о том, что он в этот период исповедовался.
Важность этого церковного учёта в том, что он содержал очень точные данные о численности городского и сельского православного населения , а также его социальной структуре , поскольку в исповедальных книгах за 1737 — 1842 годы представители семи основных социальных групп, не считая раскольников , записывались отдельно:
«духовные» — протопопы, попы, дьяки, дьячки, пономари, псаломщики;
«войсковые» — генералы, офицеры, рядовые солдаты, украинские казаки;
«приказные» — секретари, протоколисты, переводчики, канцеляристы, писари, копиисты, регистраторы;
«разночинцы» — приказчики, монастырские служители, наемные работники, мастеровые, кузнецы, ямщики, панские, поповские, козацкие, крестьянские слуги;
«дворовые» — дворня шляхетского чина и других чинов;
«поселяне» — крестьяне и бобыли.
В 1843 — 1860 годах исповедальные книги фиксировали шесть становых групп, а начиная с 1861 года — пять: духовные, военные, статские, городские станы и крестьяне.
Исповедные документы дают точные данные о численности городского и сельского населения того времени. Поскольку переписи населения в отдельных районах Российской империи (например, в Левобережной Украине) проводились нерегулярно, а их итоги зафиксированы неполно — исповедальные ведомости могут стать ценным документом при проведении генеалогических исследований.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *