Историки о первой мировой войне высказывания

Исторические события позволяют найти ответы на вопросы о настоящем, поэтому историки продолжают искать параллели между происходящим сегодня и событиями столетней давности, когда начался первый крупномасштабный военный конфликт, затронувший множество стран. Радио Свобода обратилось с двумя вопросами к пяти историкам, исследующим период Первой мировой войны.

– Спустя столетие с момента начала Первой мировой войны можем ли мы точно сказать, кто виноват?

Герхард Хиршфельд, профессор истории Университета Штутгарта, автор нескольких книг, в том числе «Германия в Первой мировой войне»:

– Если составить список ответственных за начало войны, то он всегда будет начинаться с ультиматума, посланного венским правительством сербам, который сопровождался – что очень важно – объяснением, данным немецким правительством. Оно гласило: «В общем, вы можете делать, что хотите. Уладьте сербский вопрос раз и навсегда». Они ожидали войну в традиционном стиле XIX века. То, что они получили, – новый тип войны, в то время абсолютно непостижимый.

Шон Макмикин

Шон Макмикин, профессор истории турецкого Университета Коч, автор книг «Российское происхождение Первой мировой войны» и «Июль 1914: обратный отсчет»:

– Целью немецких и австрийских дипломатов после убийства эрцгерцога Франца Фердинанда в Сараеве было попытаться локализовать конфликт на Балканах. Теперь это, возможно, кажется далеким от реальности, но идеальный сценарий, который вынашивали в Берлине и Вене, – что Австро-Венгрия будет в состоянии самостоятельно, без помощи извне, противостоять Сербии. Отношение к конфликту России и ее политика, конечно, были направлены на то, чтобы кризис разросся на весь континент. Россия втягивала в него Францию и Великобританию. Она стремилась к тому, чтобы в случае войны Великобритания и Франция воевали на стороне России. Иными словами, то, что война стала общеевропейской и мировой, – следствие политики России. Это не означает, что Россия – единственная страна, которая несет за это ответственность. Я говорю это, чтобы показать, что к войне привела следующая комбинация: реакция Австро-Венгрии на произошедшее в Сараеве, и реакция России на объявление Австро-Венгрией войны Сербии. Это и породило мировую войну.

Джон Кейгер, профессор европейской истории и международных отношений Кембриджского университета:​

Джон Кейгер

​– До сих пор остается неясной степень ответственности тех стран, которые вступили в войну. Я, тем не менее, предлагаю считать Германию и Австро-Венгрию основными ответственными за войну силами. Это очевидно даже сегодня. В целом мне кажется, что начало боевых действий связано с замешательством нескольких политиков, которых захлестнула череда событий в конце июля и начале августа . Они не всегда отдавали себе отчет, что они делают и каковы будут последствия этих действий. В результате они оказались пойманными в ловушку принятых ими решений, которые, мягко говоря, постепенно привели к процессу внезапного начала войны.

Анника Момбауэр, историк, старший научный сотрудник в Открытом университете Лондона, автор книг и статей о Первой мировой войне:

– Многие из тех, кто принимал решения в 1914 году, и даже многие обычные европейцы чувствовали, что война в конце концов начнется. Стоит вспомнить об еще одном «-изме» – социальном дарвинизме. Это вера, что страны и народы подчиняются тем же биологическим законам, каким подчиняются животные, что в борьбе за власть они либо достигают вершины, либо устраняются. Проявляется это в том, что если вы хотите быть великой державой, то в конечном итоге вы должны развязать войну против других держав и победить, чтобы подтвердить статус великой державы. Среди тех, кто принимал решения накануне Первой мировой, было много тех, кто действительно хотел войны. Таких людей можно было найти во всех европейских столицах великих держав. Хотя кажется, что большинство из них находились в Вене и Берлине.

Йорн Леонард, профессор истории Фрайбургского университета, автор нескольких книг, в том числе «Ящик Пандоры: история Первой мировой войны»:

– Мне кажется неправильным говорить об исключительной вине Германии. Стоит говорить о различных, часто взаимосвязанных, обязательствах. Утверждения о вине Германии за развязывание войны делаются под влиянием Версальского договора, периода между двумя мировыми

Сегодня мы нуждаемся в историческом анализе, который приблизит нам истину

войнами и аргумента, что приход к власти Адольфа Гитлера был возможен исключительно из-за этой военной вины… Я думаю, что в дискуссии «виновен за войну» есть существенное моральное значение, а сегодня мы нуждаемся не в нем, а в историческом анализе, который приблизит нам истину. И если мы займемся таким анализом, я думаю, мы увидим многих других из тех, кто несет ответственность. Здесь речь не только о поддержке Германией правительства в Вене, здесь есть и поддержка Россией Сербии, без которой последняя не могла бы с такой решительностью, с которой это произошло, ответить на поставленный ей ультиматум. Также имела место поддержка Францией России.

– В последнее время некоторые эксперты, говоря о современной ситуации в мире, проводят параллели между событиями лета 1914 года и происходящим сегодня: кризис на Украине, спор между Китаем и Японией касательно островов, между Китаем и Вьетнамом касательно ресурсов в Южно-Китайском море. Видите ли вы эти параллели и можно ли воспользоваться уроками прошлого применительно к современной мировой ситуации?

Герхард Хиршфельд, профессор истории Университета Штутгарта, автор нескольких книг, в том числе «Германия в Первой мировой войне»:

– Я параллелей не вижу. История не повторяется. История в некотором смысле зависит от определенных факторов и условий, которые

Нет никаких параллелей между 1914 и 2014-м

отличаются от того, что мы наблюдали в прошлом. Нет никаких параллелей между 1914 и 2014-м. В то же время есть один элемент, который, я боюсь, создает непрерывность, и это – человеческий фактор. Люди не меняются. У них те же самые чувства, эмоции, стремления, борьба за власть. И когда дело доходит до оценки личного фактора, амбиций политиков, в этом случае присутствует элемент непрерывности. Хотя при этом существенно изменился исторический контекст. В 1914 году у нас не было НАТО, ОБСЕ, ЕС. У нас не было международных организаций и союзов, являющихся надзорными органами во время кризисов. Человек так же эмоционален, как и сто лет назад, но условия и исторические структуры сегодня не такие, как в прошлом.

Шон Макмикин, профессор истории турецкого Университета Коч, автор книг «Российское происхождение Первой мировой войны» и «Июль 1914: обратный отсчет»:

– История никогда не повторяется в точности. Я вижу мышление по аналогии: Китай – это Германия. Однако Китай так же подходит на роль России в 1914 году. Российская экономика развивалась существенными темпами в 1914 году: приблизительно 9 процентов в год. Иными словами, во многих отношениях, накануне Первой мировой войны Россия является хорошей аналогией при поиске государства, соответствующего современному Китаю в прошлом. Предположим, что вы верите традиционной историографии, в таком случае рост силы России – большая проблема. Именно этот фактор был фактором дестабилизации в Европе в начале прошлого века, а вовсе не возрастающая сила Германии. Иногда – даже когда мы пытаемся извлечь уроки из истории – мы проводим неправильные аналогии и делаем неправильные выводы.

Джон Кейгер, профессор европейской истории и международных отношений Кембриджского университета:

– Я скорее настроен пессимистически, обращая внимание на происходящее на Украине, на Дальнем Востоке, где есть потенциал обострения ситуации. Может произойти инцидент, затрагивающий гордость страны, – такой, каким стало убийство эрцгерцога Франца Фердинанда 28 июня 1914-го. Если представить себе, что подобное убийство высокопоставленного чиновника произошло на Украине, в игру могли бы немедленно вступить внешние силы, что привело бы к очень серьезным последствиям. Я в этом глубоко убежден и не думаю, что Организация Объединенных Наций была бы в состоянии многое сделать. Очень трудно предсказать, что произойдет, если, например, будет убит посол России на Украине.

Анника Момбауэр, историк, старший научный сотрудник в Открытом университете Лондона, автор книг и статей о Первой мировой войне:

Анника Момбауэр

– Историки и политики часто возвращаются в прошлое, к событиям июля 1914 года и к другим историческим событиям, в попытке найти ответы на вопросы текущих кризисов. Я думаю, интересно здесь то, что СМИ, политики и историки пытаются связать июльский кризис 1914 года и нынешние события на Украине. Я не знаю, какие уроки нам может преподать прошлое, но мне кажется, что один урок мы уже выучили: в данный момент нет войны, которая затрагивала бы несколько европейских стран. Я думаю, что отчасти это означает, что на своих ошибках прошлого мы все-таки учимся, что история преподала нам урок. С другой стороны, я не думаю, что мы можем взять из прошлого какой-то кризис и применить его при оценке современного кризиса.

Йорн Леонард, профессор истории Фрайбургского университета, автор нескольких книг, в том числе «Ящик Пандоры: история Первой мировой войны»:

– Нам надо с осторожностью вести разговор о каких-либо прямых аналогиях. Если мы обращаемся к лету 1914-го, мы видим факторы, которые помогают нам лучше понять ситуацию в данный момент. И первое, что я хотел бы упомянуть, – политика истории. Мы наблюдаем своего рода

Речь идет о своего рода теневых зонах трех бывших империй: Российской империи, империи Габсбургов и Османской империи

империализм и страх перед империализмом после конца империй. Если вы смотрите на ситуацию в России, это – постимперское государство. Если посмотреть на зоны конфликтов, начиная со стран Балтии, юго-востока Европы и заканчивая Ближним и Дальним Востоком, то вы поймете, что речь идет о своего рода теневых зонах трех бывших империй: Российской империи, империи Габсбургов и Османской империи. Распад этих империй – наследство Первой мировой войны. Если продолжить наши размышления, то можно утверждать, что после окончания Первой мировой войны во многих отношениях никогда не возникла стабильная государственная структура, которая заполнила бы промежуток, появившийся после распада этих империй.

Перевод статьи Драгана Штавльянина с английского оригинала – Александра Вагнер

Конечно, проект можно посмотреть, но все за чистую монету принимать нельзя. И меня вообще поражает название «Великая и забытая». Да с чего она вдруг забытая? Кем забытая-то? Первая мировая война… Забыть это событие, с такими мощными предпосылками, с Германией, конкуренцией на мировом рынке и попытками сделать иной порядок, поделить сферы влияния? Да такое не забывается. И внутри страны такое не забудется! Одно дело обычный человек может не знать всех схем работы агентов между странами, ставленников, договорных схем, да и не все материалы публиковались, но это же Первая мировая война, о ней много написано. Что с войны хорошего-то? Цель её понятна была. Это у нас любят писать, что коммунисты рады были войне, и во всех бедах они виноваты, мол. Вообще-то коммунисты жизни положили свои, а сколько из них про неё писали. «Прорыв укрепленной полосы» под авторством Смирнова уже чего только стоит, полтысячи страниц! Там написаны такие подробности, что сейчас уже мало кто сможет провести такую детализацию событий. Кто бы что не говорил, нужно все равно читать все самому, да это сложно, но без базы, историей можно так манипулировать… Сколько нелепого пишут, сколько пропаганды. Многие серьезные студии, которые выпускают документальные проекты уже под другим углом на все смотрят и дают некорректные цифры, используются НЛП-конструкции. Даже в проектах про вооружение, и то подача идет антироссийская… неоднократно видел, что в некоторых работах немецким войскам симпатизируют, а не советским, не в плане самого результата, а в отношении людей! Это реальность. Когда снимает Россия, то хочется искренности. Но, к сожалению, даже факт того, что проект вышел от страны РФ, не говорит о том, что он российский. Да и это вообще только часть беды. Конечно, информационная война – это очень мощный инструмент. Я в свое время работал аналитиком бизнеса среднего бизнеса, не скажу, что это были топовые компании, но бенефициары (конечные собственники) в них были иностранцы. Сначала очень удивлялся, но после привыкаешь к этому, понимаешь, что экономика такая. Проблем в России куда больше чем показывается, они невероятно сложные… экономические проблемы страны очень сильно запущены.

Дата публикации на сайте: 21.09.2018

<a href=»https://bigenc.ru/military_science/text/2711149″ target=»_blank»>Первая мировая война</a> (1914-1918) – первый военный конфликт мирового масштаба, в который было вовлечено 38 из существовавших в то время 59 независимых государств (2/3 населения земного шара). Главной причиной войны стали <a href=»http://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/dictionary/details.htm?id=2888@morfDictionary» target=»_blank»>противоречия</a> между двумя коалициями европейских держав – Антантой (Россия, Англия и Франция) и <a href=»http://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/dictionary/details.htm?id=11138@morfDictionary» target=»_blank»>Тройственным союзом</a> (Германия, Австро-Венгрия и Италия), вызванные обострением борьбы за передел уже поделенных колоний, сфер влияния и рынков сбыта. Начавшись в Европе, где происходили главные события, она постепенно <a href=»http://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/dictionary/details.htm?id=8628@morfDictionary» target=»_blank»>приобрела глобальный характер</a>, охватив также Дальний и Ближний Восток, Африку, акватории Атлантического, Тихого, Северного Ледовитого и Индийского океанов. Поводом для начала вооруженного столкновения <a href=»https://ria.ru/20130302/925436308.html» target=»_self»>послужил теракт</a> члена организации «Млада Босна» (боролась за объединение всех южнославянских народов в одно государство), сербского студента Гаврило Принципа, в ходе которого 28 июня (все даты приводятся по новому стилю) 1914 года в Сараево (Босния) был убит наследник престола Австро-Венгрии эрцгерцог Франц Фердинанд. 23 июля под давлением Германии Австро-Венгрия <a href=»https://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_colier/1858″ target=»_blank»>предъявила</a> Сербии заведомо неприемлемые для суверенного государства условия для разрешения возникшего конфликта. В своем ультиматуме она потребовала допустить на территорию Сербии свои военные формирования, чтобы совместно с сербскими силами пресекать враждебные акции. После того, как сербское правительство отвергло ультиматум, Австро-Венгрия 28 июля объявила Сербии войну. Выполняя свои союзнические обязательства перед Сербией, Россия, получив заверения в поддержке со стороны Франции, 30 июля объявила о всеобщей мобилизации. На следующий день Германия в ультимативной форме потребовала от России прекратить мобилизацию. Не получив ответа, она 1 августа объявила войну России, а 3 августа – Франции, а также нейтральной Бельгии, отказавшейся пропустить германские войска через свою территорию. 4 августа Великобритания со своими доминионами объявила войну Германии, 6 августа Австро-Венгрия – России.В августе 1914 года войну Германии объявила Япония, в октябре – на стороне блока Германия-Австро-Венгрия в войну вступила Османская империя (с 1923 года ‑ Турция), а в октябре 1915 года – Болгария. Италия, изначально занимавшая позицию нейтралитета, в мае 1915 года выступила на стороне Антанты, объявив войну Австро-Венгрии, а 28 августа 1916 года – Германии. В Первой мировой войне главными сухопутными фронтами стали Западный (французский) и Восточный (русский), основными морскими театрами военных действий – Северное, Средиземное и Балтийское моря.Военные действия <a href=»https://dic.academic.ru/dic.nsf/enc3p/230430″ target=»_blank»>начались</a> на Западном фронте, где создав перевес в войсках, Германия оккупировала Люксембург и Бельгию и начала быстрое продвижение на севере Франции к Парижу. Однако расчет германского командования на быстрый разгром Франции оказался несостоятельным, этому способствовало наступление русских войск в Восточной Пруссии, вынудившее Германию снять часть войск с Западного фронта. К середине ноября 1914 года война на Западном фронте приняла позиционный характер, противостояние шло по линии траншей протяженностью около 970 километров вдоль границы Германии с Бельгией и Францией. До марта 1918 года любые, даже незначительные изменения линии фронта достигались здесь ценой огромных потерь с обеих сторон.Восточный фронт в первый период войны <a href=»http://militera.lib.ru/h/zayonchkovsky1/02.html» target=»_blank»>располагался</a> на полосе вдоль границы России с Германией и Австро-Венгрией. Он <a href=»http://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/history/more.htm?id=11973282@cmsArticle» target=»_blank»>простирался</a> от берегов Балтики до Черного моря, имея протяженность более чем 1600 километров к концу 1917 года, не считая 1100 километров Кавказского фронта. Начало кампании 1914 года на Восточном фронте знаменовалось стремлением русских войск выполнить обязательства перед французами и оттянуть на себя германские силы с Западного фронта. В этот период прошли два крупных сражения – Восточно-Прусская операция и Галицийская битва, в ходе этих боев русская армия разбила австро-венгерские войска, заняла Галицию и вышла в предгорья Карпат. Противник был отброшен на 200-300 километров на запад. Однако развить достигнутый успех из-за отсутствия стратегических резервов русские войска не смогли. Материальные запасы также были израсходованы. После вступления в войну Турции в октябре 1914 года образовались фронты в Закавказье, Месопотамии и Сирии. В Закавказье войска русской Кавказской армии разгромили турок в Сарыкамышской операции (1914-1915).Кампания 1914 года <a href=»http://www.world-history.ru/events/129.html» target=»_blank»>ознаменовалась совершенной впервые в мире авиационной бомбардировкой</a>. 8 октября 1914 года британские самолеты, оснащенные 20-фунтовыми бомбами, налетели на германские мастерские по производству дирижаблей во Фридрихшафене. После этого рейда стали создаваться самолеты нового класса – бомбардировщики. В кампанию 1915 года Германия перенесла главные усилия на Восточный фронт, намереваясь разгромить русскую армию и вывести из войны Россию. В результате <a href=»http://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/dictionary/details.htm?id=5487@morfDictionary» target=»_blank»>Горлицкого прорыва</a> в мае 1915 года немцы нанесли тяжелое поражение русским войскам, которые летом были вынуждены оставить Польшу, Галицию и часть Прибалтики. Однако осенью, отразив наступление противника в районе Вильно (ныне Вильнюс), они вынудили германскую армию перейти к позиционной обороне и на Восточном фронте (октябрь 1915 года).На Западном фронте стороны <a href=»https://dic.academic.ru/dic.nsf/bse/119381″ target=»_blank»>продолжали держать стратегическую оборону</a>. 22 апреля 1915 года в ходе боев под Ипром (Бельгия) Германией было впервые использовано химическое оружие (хлор). После этого отравляющие газы (хлор, фосген, а позже иприт) стали применять обе воюющие стороны регулярно. Поражением завершилась широкомасштабная Дарданелльская десантная операция (1915-1916) – морская экспедиция, которую снарядили страны Антанты в начале 1915 года с целью взять Константинополь (ныне Стамбул), открыть проливы Дарданеллы и Босфор для связи с Россией через Черное море, вывести Турцию из войны и привлечь на сторону союзников балканские государства.На Восточном фронте к концу 1915 года немецкие и австро-венгерские войска вытеснили русских почти из всей Галиции и с большей части территории русской Польши.В кампанию 1916 года Германия вновь перенесла главные усилия на запад с целью вывести из войны Францию. Однако мощный удар по Франции в ходе Верденской операции закончился провалом. Этому во многом способствовал русский Юго-Западный фронт, осуществивший прорыв австро-венгерского фронта в Галиции и на Волыни. Англо-французские войска предприняли решительное наступление на реке Сомма, но, несмотря на все усилия и привлечение огромных сил и средств, прорвать германскую оборону не смогли. В ходе этой операции англичане впервые применили танки. В конце августа на стороне Антанты в войну вступила Румыния. Но уже осенью румынская армия была разбита, а территория Румынии почти полностью оккупирована германо-австрийскими войсками. На море произошло крупнейшее в войне Ютландское сражение, в котором германский флот потерпел неудачу. В итоге военной кампании 1916 года Антанта перехватила стратегическую инициативу.В конце 1916 года Германия и ее союзники впервые <a href=»http://www.istmira.com/pervaya-mirovaya-vojna/179-yutlandskij-boj.html» target=»_blank»>заговорили</a> о возможности мирного соглашения. Антанта отвергла это предложение. В этот период армии государств, активно участвовавших в войне, насчитывали 756 дивизий, в два раза больше, чем в начале войны, однако они потеряли наиболее квалифицированные военные кадры. Основную массу солдат составляли запасные пожилых возрастов и молодежь досрочных призывов, слабо подготовленная в военно-техническом отношении и недостаточно тренированная физически. В 1917 году два важнейших события коренным образом повлияли на расстановку сил противников.6 апреля 1917 года США, которые долгое время <a href=»http://www.world-history.ru/events/1148.html» target=»_blank»>держали нейтралитет</a> в войне, приняли решение об объявлении войны Германии. Одним из поводов стал инцидент у юго-восточного побережья Ирландии, когда германская подводная лодка потопила плывший из США в Англию британский лайнер «Лузитания», на борту которого находилась большая группа американцев, 128 из них погибли. Вслед за США в 1917 году в войну на стороне Антанты <a href=»http://www.istmira.com/pervaya-mirovaya-vojna/180-voennye-dejstviya-v-1917-g.html» target=»_blank»>вступили</a> также Китай, Греция, Бразилия, Куба, Панама, Либерия и Сиам (ныне Таиланд). Второе серьезное изменение в конфронтации сил вызвал выход из войны России. 15 декабря 1917 года пришедшие к власти в России большевики подписали договор о перемирии. 3 марта 1918 года был заключен Брест-Литовский мирный договор, по которому Россия отказалась от своих прав на Польшу, Эстонию, Украину, часть Белоруссии, Латвию, Закавказье и Финляндию. Ардаган, Карс и Батум отошли к Турции. Всего Россия потеряла около одного миллиона квадратных километров. Кроме этого, она была обязана уплатить Германии контрибуцию в размере шести миллиардов марок.Крупнейшие сражения кампании 1917 года – операция Нивеля и операция у Камбре, <a href=»http://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/dictionary/details.htm?id=5879@morfDictionary» target=»_blank»>показали ценность</a> использования в бою танков и положили основы тактики общевойскового боя. В 1918 году Германия, сосредоточив основные усилия на Западном фронте, предприняла мартовское наступление в Пикардии, а затем наступательную операции во Фландрии, на реках Эна и Марна, но из-за отсутствия достаточных стратегических резервов развить первоначально достигнутый успех не смогла. Союзники, отразив удары германских войск, в августе 1918 года в битве под Амьеном разорвали германский фронт: в плен почти без боя сдавались целые дивизии – это сражение стало последней крупной баталией войны.Союзники 26 сентября перешли в общее наступление на Западном фронте. Одновременно войска Антанты активизировались на других фронтах. Под ударами противника германо-австрийская коалиция распалась: 29 сентября капитулировала Болгария, 30 октября – Турция, 3 ноября – Австро-Венгрия. Лишившись своих союзников, в обстановке поражения на всех фронтах, начавшейся революции внутри страны и крушения империи Гогенцоллернов Германия также капитулировала.11 ноября 1918 года на станции Ретонд в Компьенском лесу (Франция) германская делегация подписала Компьенское перемирие. Немцам предписывалось в течение двух недель освободить оккупированные территории, установить на правом берегу Рейна нейтральную зону; передать союзникам орудия и транспорт, освободить всех пленных. Политические положения договора предусматривали отмену Брест-Литовского и Бухарестского мирных договоров, финансовые – выплату репараций за разрушения и возвращение ценностей. Официально <a href=»https://bigenc.ru/world_history/text/1909549″ target=»_blank»>завершил</a> Первую мировую войну Версальский мирный договор, подписанный 28 июня 1919 года в Версале (Франция). Его условия договора были выработаны на Парижской мирной конференции 1919-1920 годов. Договор вступил в силу 10 января 1920 года, после ратификации его Германией и четырьмя главными союзными державами – Великобританией, Францией, Италией и Японией. Версальский мирный договор имел целью зафиксировать факт военного разгрома Германии и ее ответственность за возникновение войны, произвести передел мира в пользу держав-победительниц, создать систему, обеспечивающую выполнение Германией условий договора. Победа Антанты в Первой мировой войне была закреплена в целой серии мирных договоров, которые державы-победительницы продиктовали в 1919 году побежденным странам.Первая мировая война, охватившая впервые в истории человечества территории двух континентов (Евразия и Африка) и огромные морские акватории, коренным образом перекроила политическую карту мира. В результате нее прекратили свое существование четыре империи: Российская, Австро-Венгерская, Османская и Германская (хотя возникшая вместо кайзеровской Германии Веймарская республика формально продолжала именоваться Германской империей). Первая мировая война стала одной из самых масштабных и кровавых. За время войны в ряды армий было мобилизовано 70 миллионов человек; из них убиты и умерли от ран 9,5 миллиона, более 20 миллионов были ранены, 3,5 миллиона остались калеками. Наибольшие потери понесли Германия, Россия, Франция и Австро-Венгрия (66,6% всех потерь). Общая стоимость войны, включая имущественные потери, по различным оценкам, <a href=»http://militera.lib.ru/h/ww1/09.html» target=»_blank»>составила</a> от 208 до 359 миллиардов долларов.<em>Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников</em>

Почему Советский Союз оказался не готов к войне с гитлеровской Германией? Почему игнорировались данные разведки о сосредоточении армии вторжения на западной границе СССР? Почему войска не были развернуты в боевые порядки до 22 июня 1941 года? Как так получилось, что высшее политическое и военное руководство страны не смогло предвидеть, казалось бы, неизбежную агрессию немецких нацистов и их союзников? Из-за чего несколько месяцев Красная армия, подавленная, почти разгромленная, откатывалась назад, теряя территории, технику, сотни тысяч солдат убитыми и пленными?

На эти вопросы мы должны будем найти ответы, даже если и сто лет спустя после победного окончания войны. Трагедия 1941 года никогда не станет для нас просто историей. Она всегда будет зияющей раной в сердце нашего народа. Там, на полях боев лета 1941 года, остались не только наши предки, но и миллионы нерожденных братьев и сестер, соотечественников, которых мы не имеем сейчас, потому что убитые и замученные в плену солдаты не успели стать родителями. Там причина Ленинградской блокады, послевоенного голода и разрухи, нечеловеческого напряжения сил в восстановлении экономики, особенно на освобожденных от оккупации землях.

Пользуясь непреходящей актуальностью темы, некоторые фальсификаторы истории проталкивают свои идейки о том, что Сталин сам собирался нападать на Европу, просто Гитлер его опередил; рассказывают о патологическом идиотизме и кровожадности коммунистического режима, который только и делал, что репрессировал своих граждан, а к войне не готовился; сочиняют прочие лживые сказки с одной-единственной целью: уравнять «большевизм» и нацизм – и таким образом реабилитировать нацизм и стереть из памяти преступления нацизма, геноцид и Холокост.

Однако даже если не принимать во внимание, что за всеми такими «историческими гипотезами» торчат уши русофобов и антикоммунистов, и даже усики самого Гитлера и его нынешних тайных поклонников, все равно они ничего не объясняют. Гипотеза должна быть логичной, пусть эта логика и парадоксальна. Мы не можем объяснять исторические события огромного масштаба только эмоциональными завываниями про «репрессии» и «кровавый тоталитарный режим». Всегда есть причины объективного военного, экономического и геополитического характера.

Мне кажется, что в числе гипотез должна быть внимательно рассмотрена историками и мысль о том, что высшее руководство СССР не ожидало войны с Германией потому, что имело основания считать развертывание армии вторжения на западных границах как подготовку к военной операции против Великобритании, а не против СССР. Эта мысль нетривиальна, но внимательное изучение фактов показывает, что она заслуживает больше внимания и доверия, чем «сенсационное открытие» предателя Родины Резуна-Суворова о том, что Советский Союз сам готовил нападение на Европу.

Есть предположение, что еще в 1940 году СССР и Германия рассматривали план совместной операции против Великобритании в Иране. Иран находился в «двойном подчинении». Экономически страна оставалась под влиянием Лондона, который контролировал нефтяные промыслы, но идеологически и политически ориентировалась на Берлин. Нацисты заигрывали с иранцами, объявив их «настоящими ариями» (даже внесли поправки в законы о расовой чистоте, по которым персы признавались расово чистыми и равными немцам), а персидские националисты с восторгом поддерживали идеи об «арийском господстве». В Иране формировались свои организации наподобие гитлерюгенда и вообще Гитлер был очень популярен. Несомненно, целью нацистов было подчинить Иран своему влиянию, вышибив оттуда англичан, а далее отколоть от Великобритании Индию. С индийскими националистами немецкий нацизм тоже «держал связь» через теорию о расовом превосходстве «арийцев». Лидер борьбы за независимость Индии Мохандас Ганди одно время был очарован Гитлером и, весьма возможно, рассматривал вероятность союза с Германией в борьбе за освобождение Индии от английского господства.

С другой стороны, Англия была настроена весьма недоброжелательно к СССР. У англичан имелись планы в случае конфликта разбомбить с территории Ирана бакинские нефтепромыслы, чтобы оставить Советы без нефти. Советское руководство знало об этом и разрабатывало проекты о превентивном захвате Ирана, чтобы обезопасить свои кавказские месторождения.

То, что случилось 22 июня, удивило всех. Не только Москву, но и Лондон, и Тегеран, и весь мир. Никто этого не ждал, никто не был к такому готов. Директива по Ирану была срочно изменена. Теперь Иран надо было вывести из войны как потенциального союзника Германии, поэтому страна была срочно оккупирована в ходе совместной операции Красной армии и британских вооруженных сил. Те самые части Красной армии, которые были сосредоточены у границ с Ираном для того, чтобы, при необходимости, вступить в бой против англичан и защитить Баку, теперь вместе с англичанами разгромили и разделили Иран, чтобы он не вступил в войну на стороне Германии, а через территорию Ирана пошло около 30% поставок по «лендлизу». В этой маленькой странной войне, в иранской проблеме и иранской операции, кажется, может быть найден секрет катастрофы июня 1941 года.

Огромные массы войск СССР были сосредоточены у западной границы. Однако они не готовились к настоящим боевым действиям. Это было демонстративно-дипломатическое сосредоточение. Как и в наше время, когда мы устраиваем «учения» около угрожаемого района. Сталин, конечно, знал о подготовке армии вторжения Гитлера. Однако он полагал, что объектом агрессии будет Иран и далее Британская Индия. И наверняка Гитлер своей тайной игрой, непрямыми, а, может, и прямыми сообщениями давал основания полагать именно так. Сталин ожидал, что вот-вот последует ультимативное предложение фюрера пропустить германские войска через территорию СССР для атаки на Иран. Возможно, фюрер также потребует временной аннексии западных территорий Советского Союза «для обеспечения коммуникаций своих войск».

Сталин не собирался подчиняться ультиматуму, и гарантом к способности Советов не допустить аннексии были поставленные у западной границы войска.

Москва надеялась, что сможет использовать эту ситуацию для военно-политического торга как с Берлином, так и с Лондоном. Например, СССР не пропускает войска Гитлера на Иран, но Великобритания сама уходит из Ирана и страну занимает Красная армия. Ситуация обещала быть острой, кризисной, но полномасштабной войны Гитлера против Советов, без предварительных попыток выстроить антибританский союз, никто не ждал.

С 3 сентября 1939 года Германия находилась в состоянии войны с Великобританией. И война эта в 1941 году не была чистой формальностью: шли боевые операции в Африке, сражения в воздухе и на морских коммуникациях. Надо помнить, что Англия того времени была не «маленьким островным государством», как сейчас, а огромной империей, включавшей доминионы: Канаду, Индию, Австралию, Новую Зеландию. Фактическим союзником Англии были США. Совокупный военный и экономический потенциал Великобритании и США превосходил потенциал не только Германии, но и всей континентальной Европы. К лету 1941-го эта могущественная антинемецкая коалиция еще даже и не отмобилизовалась толком. Нападать на СССР, имея в своем тылу неоконченную войну с Лондоном, который контролировал почти полмира, было чистым безумием.

Советское руководство знало о сосредоточении немецких войск у границы, но по политической логике полагало, что это не означает войну, война с СССР Германии сейчас не нужна. Ожидался ультиматум о транзите войск в Иран, об аннексии западных территорий, либо провокация Красной армии на выступление, короткая приграничная стычка, после которой Берлин выдвинул бы свои требования. Целью в любом случае должно было стать принуждение Советов к вступлению в антибританский пакт. Потому и повторялись из Москвы в июне 1941 года эти кажущиеся нам сейчас нелепыми приказы: держать части в боевой готовности, но на провокации не поддаваться, огонь не открывать, самолеты не сбивать и так далее.

Никто в руководстве СССР не был в иллюзии относительно того, что войны с нацистской Германией удастся избежать. Знали, что нацизм считает коммунизм своим главным врагом, что немецкие коммунисты подвергаются жесточайшим репрессиям, а потому схватка неизбежна. Но считали, и не безосновательно, что сначала Гитлер как-то решит проблему с Англией. Известно, что Гитлер был англофилом. Он не собирался покорить или уничтожить Англию. Он всего лишь хотел, чтобы Германия на равных с Англией господствовала в мире. Для Москвы самой большой опасностью была возможность, что империалистические державы объединятся против Советского Союза, временно забудут разногласия, а свои аппетиты удовлетворят за счет уничтожения и разграбления СССР (как это и случилось в 1992-м). Гитлер пытался, он предлагал мир Лондону сразу после оккупации Франции, но получил отказ.

Тогда Гитлер стал пытаться вовлечь в антибританский союз СССР, но Москва затягивала переговоры, требовала для себя лучших условий. Например, Берлин предлагал Москве забрать себе Иран и Индию, но Москва хотела Восточную Европу с Балканами. На самом деле СССР не хотел прямо выступать против Англии и Америки на стороне Германии, потому что понимал: сразу после урегулирования английской проблемы Гитлер нападет на СССР. Но Москва не хотела и того, чтобы Берлин договорился с Лондоном о разделе СССР. Это была очень сложная политическая игра, и вели ее неглупые люди со всех трех сторон.

Гитлер терял терпение. И тут генералы убедили фюрера, что немецкие войска смогут за одну летнюю кампанию уничтожить Красную армию. Тогда СССР станет не субъектом, а объектом переговоров, и Англия окажется куда более уступчива. План «Барбаросса» был настолько выгоден Лондону, что трудно не заподозрить работу английских агентов влияния в германском командовании. Хотя вряд ли мы когда-нибудь найдем доказательства и будем знать наверняка.

Тактически Гитлер переиграл Сталина. Он действительно запутал советское руководство в сложностях политической ситуации и обрушил всю свою военную мощь на Красную армию, которая не была готова к настоящей большой войне. Потому и смог добиться таких сокрушительных военных результатов в первой кампании. Но стратегически это была авантюра. Ее успех был возможен только в одном случае: полной победы вермахта летом 1941 года. Когда осенью только что взятый немцами Ростов-на-Дону был отбит русскими, когда наступательный порыв немцев иссяк и оборона Советского Союза встала на широком фронте от Балтийского до Черного моря, война уже была проиграна Гитлером. Следовало просить у Москвы мира на любых условиях и срочно выводить все войска с территории СССР. Того, кто это не понял, только время отделяло от яда в бункере.

После вторжения германских войск в Советский Союз геополитическая ситуация мгновенно изменилась и приняла четкие контуры. Все сложности исчезли. Москва, Лондон, Вашингтон оказались союзниками. Берлин, Рим и Токио не имели никаких, даже теоретических шансов противостоять новой коалиции. Однако придется сказать, хоть это и печально: наши новые помощники сначала выжидали, а вдруг у немцев получится с блицкригом? И тогда они, ничтоже сумняшеся, вели бы переговоры о будущем мира с Гитлером. Первый и самый критический натиск Советский Союз отразил в одиночку.

Поэтому мы всем обязаны, победой и самим существованием нашей страны, не союзникам, не «второму фронту» и не «лендлизу», а красноармейцам и командирам, которые летом 1941 года сражались, оборонялись, контратаковали, попадали в плен и бежали из плена, терпели поражение за поражением, отступали, но снова цеплялись за берег реки, за овраг, за высоту, сдерживали продвижение противника, уничтожали его живую силу и технику и сорвали план «Барбаросса», план быстрой «французской» войны.

Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *