История иконы Покрова Пресвятой Богородицы

Празднование 13 / 26 августа

Богословие употребило священные поэтические изображения для описания умных сил, не имеющих образа, имея в виду наш разум, заботясь о свойственной ему и ему сродной способности возвышаться от дольнего к горнему и приспособляя к его понятиям свои таинственные священные изображения.

Святой Дионисий Ареопагит.

«О небесной иерархии»

«Умягчение злых сердец»… Сколько в одном названии этой иконы надежды — надежды на то, что будет когда-нибудь торжествовать правда на земле, что люди станут добры и милосердны, станут любить друг друга. И как трудно это в нашем ожесточенном мире, и подчас только вид чужого страдания способен смягчить наше собственное злое сердце…

Эту икону называют еще «Симеоново проречение». Как повествует евангелист Лука, праведному старцу Симеону Богоприимцу было предсказано Духом Святым, что не умрет он, пока не увидит Мессию. И вот когда родители на сороковой день после рождения Младенца принесли Его в Иерусалимский Храм, пришел туда «по вдохновению» и Симеон, взял Младенца на руки (откуда и прозвание Богоприимец) и произнес знаменитые слова, которыми с тех пор завершается каждая служба вечерни и известные как Молитва святого Симеона Богоприимца: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему, с миром…» После же он благословил святого Иосифа и Пречистую Матерь Спасителя и обратился к Марии с тем самым Симеоновым проречением: «се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий, — и Тебе Самой оружие пройдет душу, —да откроются помышления многих сердец». Подобно тому как Христа пронзят гвоздями и копием, так и душу Пречистой поразит некое «оружие» печали и сердечной боли, когда узрит Она страдания Сына; после же откроются скрытые доселе помышления (о Мессии) людей, которым предстоит сделать выбор: с Христом они или против Него. Такое толкование Симеонова пророчества и стало предметом нескольких «символических» икон Богородицы. Все прибегающие к ним с молитвою чувствуют, что при умягчении сердца облегчаются страдания душевные и телесные, и сознают: когда молятся пред этими образами за врагов своих, тогда смягчаются их враждебные чувства, уступая место милосердию, утихают междоусобная брань и вражда.

Образ «Умягчение злых сердец» происходит, по всей видимости, из Юго-Западной Руси, однако исторических сведений о нем, к сожалению, не было никогда и никаких; неизвестно даже, где и когда икона явилась. Пречистая «Умягчение злых сердец» пишется с вонзенными в Ее сердце мечами – по три справа и слева, один снизу. Число «семь» в Священном Писании обычно означает полноту, избыточность чего-либо, а в данном случае – полноту и бескрайность того горя, печали и «болезни сердечной», которые испытала Богородица во время Ее земной жизни. Иногда на коленях Пречистой Девы пишется еще и Предвечный Младенец.

Празднование этому образу совершается в Неделю Всех святых (в первое воскресенье после Троицы).

Очень близок к «Умягчению злых сердец» и другой чудотворный образ — икона Божией Матери «Семистрельная». Разница между ними лишь в том, что на «Семистрельной» мечи пишутся иначе — три с правой стороны Пречистой и четыре с левой, а празднование ей совершается 13 августа по старому стилю.

«Семистрельная» — северорусского происхождения: она пребывала в Иоанно-Богословской церкви на берегу реки Тошни, что неподалеку от Вологды впадает в одноименную реку. Крестьянин Кадниковского уезда много лет страдал от хромоты, и никто не мог ему помочь. Но вот однажды в тонком сне некий голос повелел ему найти на колокольне Богословской церкви, где хранились ветхие иконы, образ Пречистой и помолиться перед ним об исцелении. Крестьянин несколько раз просил пустить его на колокольню, но его словам не верили. Лишь на третий раз позволили ему подняться на колокольню. Оказалось, что икона, покрытая сором и грязью, служила ступенькой лестницы, и звонари ходили по ней, словно по простой доске. Ужаснувшись невольному кощунству, церковнослужители отмыли икону и отслужили перед ней молебен, после которого крестьянин обрел исцеление. Прошло еще немало лет, сменились поколения, об этом чуде стали уже забывать, но вот в 1830 году Вологодскую губернию, как и большую часть Европейской России, постигла страшная эпидемия холеры. Во время нее святыни из Тошни были перенесены в Вологду и поставлены в «холодной» (летней) церкви Дмитрия Прилуцкого на Наволоке — в вологодском Заречье, справа от главного городского моста. Обратились тогда христолюбивые жители Вологды к «Семистрельной» и вместе с иными святынями обнесли ее торжественным крестным ходом вокруг города. Холера отступила также внезапно, как и пришла. Согласно преданию, этому образу было более пятисот лет, однако особенности живописи и то, что он написан на наклеенном на доску холсте, свидетельствуют о его гораздо более позднем происхождении — видимо, этот список был сделан в XVIII столетии с не дошедшего до нас изначального образа. В память же о чудесном избавлении Вологды от холеры горожане заказали и поставили в Дмитриевской церкви список с «Семистрельной», от которого со временем также стали происходить чудеса. Богослужение здесь прекратилось в 1930 году, возобновилось 13 июля 2001 года, однако святыни в храме не осталось.

Во время Великой Отечественной войны на юге Воронежской области, в местности, известной как Белогорье (от меловых скал на правом берегу Дона близ города Павловска), стояли воевавшие на стороне нацистов итальянские горнострелковые части. Во второй половине декабря 1942 года солдаты из взвода лейтенанта Джузеппе Перего нашли в разрушенном от бомбежек доме икону «Умягчение злых сердец», которую они передали своему военному священнику — капеллану отцу Поликарпо из Вальданьи. По словам местных жителей, эта икона происходила из пещерного Воскресенского Белогорского мужского монастыря близ Павловска. Итальянцы называли ее «Madonna del Don» («Донская Мадонна»; не следует путать этот образ с Донской Богоматерью). После Острогожско-Россошанского наступления советских войск в январе 1943 года остатки разбитого итальянского корпуса покинули пределы нашей страны. Капеллан Поликарпо взял «Донскую Мадонну» с собой в Италию, где в Местре (материковая часть Венеции) специально для нее была выстроена часовня, до сих пор остающаяся местом массового паломничества родных и близких итальянских солдат, погибших в России.

Наконец, еще одна чудотворная икона подобного же типа пребывала в соборе города Жиздра на юго-западе Калужской губернии, близ брянских земель, и была известна как «Страстная» или «И Тебе самой душу пройдет оружие», как значилось в соборной описи. Праздование ей совершалось также 13 августа – в один день с «Семистрельной» и с гораздо более распространенной «Страстной» иконой совсем иного вида (подлинный чудотворный образ находился в московском Страстном монастыре; на нем возле лика «Одигитрии» были изображены два Ангела с орудиями страстей Господних — крестом, губкою и копием). В отличие от таких страстных, на жиздринской иконе Пречистая написана в молитвенном положении; одной рукою Она поддерживает лежащего у Ее ног Младенца, другою же прикрывает Свою грудь от семи направленных в нее мечей.

Тропарь, глас 4

Умягчи наша злая сердца, Богородице, и напасти ненавидящих нас угаси, и всякую тесноту души нашея разреши, на Твой бо святый образ взирающее, Твоим страданием и милосердием о нас умиляемся и раны Твоя лобызаем, стрел же наших, Ты терзающих, ужасаемся. Не даждь нам, Мати Благосердая, в жестокосердии нашем и от жестокосердия ближних погибнути, Ты бо еси воистину злых сердец Умягчение.

Молитва

О многостральная Мати Божия, Превысшая всех дщерей земли, по чистоте Своей и по множеству страданий, Тобою на земли перенесенных, приими многоболезненныя воздыхания наша и сохрани нас под кровом Твоея милости. Инаго бо прибежища и теплого предстательства разве Тебе не вемы, но, яко дерзновение имущи ко Иже из Тебе Рожденному, помози и спаси ны молитвами Своими, да непреткновенно достигнем Царствия Небеснаго, идеже со всеми святыми будем воспевать в Троице Единому Богу, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Икона Покров Пресвятой Богородицы — древнейшие её образы в русской иконографии представлены в Суздале на вратах Рождественского собора (начало XIII века).

Икона Покров Пресвятой Богородицы: история возникновения и символы

История широко почитаемого в Русской Православной Церкви праздника Покрова Богоматери имеет немало пробелов. Вопросы о его происхождении и установлении, равно как и о сложении соответствующей иконографии в изобразительном искусстве, не раз ставились в церковной и научной литературе.

Пластина церковных врат Рождественского собора в Суздале. Начало XVIII в.

Возникновение праздника было предопределено событиями, произошедшими в византийской столице. Согласно житию святого Андрея Юродивого (Х в.), в константинопольском Влахернском храме, хранившем величайшую святыню христианского мира — ризу Пресвятой Богородицы, случилось божественное посещение. Блаженный Андрей и его ученик Епифаний удостоились увидеть Пресвятую Деву в сопровождении Иоанна Предтечи и Иоанна Богослова.

Богоматерь молилась за предстоящих в храме людей и, сняв с головы свой плат, простерла его над собравшимися. Описание этого видения стало одним из источников иконографии Покрова, однако существенное влияние на нее, по всей видимости, оказали и свидетельства о так называемом «еженедельном» чуде, происходившем каждую пятницу на всенощном богослужении в том же Влахернском храме. Покров, наполовину закрывавший чтимый образ Богоматери, невидимою силой приподнимался и оставался парить над иконой в течение всего времени молитвы.

К сожалению, в источниках, упоминающих об этом (древнейшим из них является «Слово на совершившееся во Влахернах чудо» Михаила Пселла, 1075 г.), не содержится описания той самой иконы, над которой поднималась пелена. Возможно, знание иконографического типа, в котором была представлена Богоматерь, существенно обогатило бы наши представления об истоках иконографии Покрова.

Покров Богоматери. Из Покровского монастыря в Суздале. Конец XV в. Государственный Владимиро-Суздальский историко-архитектурный музей-заповедник

Почитание влахернских реликвий, как считали некоторые исследователи, не могло не оставить заметного следа в византийской богослужебной практике и в церковном календаре. Г. П. Георгиевский даже предполагал, что установление праздника Покрова в Греческой Церкви 1 октября могло быть приурочено ко дню памяти святого Романа Сладкопевца, одного из предполагаемых авторов акафиста Пресвятой Богородице, служившего во Влахернском храме.

Однако аргументы о русском происхождении праздника не менее убедительны, но единого мнения о месте его возникновения нет. Традиционно принято связывать начало почитания Покрова на Руси с владимиро-суздальскими землями и именем святого князя Андрея Боголюбского. Тем не менее, прозвучавшая еще в дореволюционной литературе гипотеза об установлении праздника в первой половине XII веке в Киеве поддерживается в ряде публикаций и в наши дни.

Не менее остро стоит вопрос и о византийских иконографических прототипах русских икон Покрова.И. А. Шалина предполагает, что образец мог быть иллюстрацией акафистного цикла, созвучной по смыслу с идеей заступничества Богоматери за человеческий род.

Покров Богоматери. Из Зверина монастыря. Ок. 1399 г. Новгородский музей-заповедник

Древнейшие образы Покрова в древнерусском искусстве представлены на вратах Рождественского собора в Суздале начала XIII века, выполненных в технике золотой наводки по меди, и в росписях собора Снетогорского монастыря в Пскове (1313).

На пластине суздальских врат Богоматерь в трехчетвертном повороте воздела в молении руки к Спасителю, изображенному над вспарушенным покрывалом. Фигуру Пресвятой Девы фланкируют стоящие и взирающие вверх ангелы. В дальнейшем они будут представлены парящими, а Богородица — в строго фронтальной позе.

Общепринято выделять два основных иконографических извода Покрова — так называемые «суздальский» (среднерусский) и «новгородский». В первом случае Богоматерь изображается перед храмом простирающей свой мафорий над всеми присутствующими. Внизу в центре обычно располагается амвон, на котором стоит святой Роман Сладкопевец со свитком в руках. Наиболее ранним образцом этого типа является храмовая икона Покровского Суздальского монастыря второй половины XIV века (ныне в Государственной Третьяковской галерее).

Примечательно, что архитектура заднего плана передает общие черты построек во Влахернах — базилики с двускатной крышей и круглой купольной церкви. Сооружение базиликального типа повторяется на иконе конца XV века из этого же монастыря (Владимиро-Суздальский музей-заповедник). В «новгородском» варианте плат поддерживают ангелы, а не Сама Богородица, представленная внутри храма над закрытыми царскими вратами. Одна из наиболее ранних икон этого типа происходит из Зверина монастыря и датируется 1399 годом (Новгородский музей). Архитектура на заднем плане совсем иная — трехнефный храм венчают пять главок с куполами.

Покров Богоматери. Лицевая сторона двухсторонней иконы-таблетки из Софийского собора Новгорода. Конец XV в. Новгородский музей-заповедник

Оба варианта имеют и схожие черты. Как правило, в нижней части изображался очевидец влахернского чуда святой Андрей Юродивый, указующий своему юному ученику на образ Пречистой Девы.

Покров, дарующий заступничество Царицы Небесной, чаще всего выделялсяярко-краснымцветом. Художники следовали описанию видения в житии святого Андрея, где подчеркивалось, что простираемый плат был «молнии подобен». В памятниках XVI века — например на иконах из Глушицкого Сосновецкого монастыря (Вологодский музей) и Воскресенского Горицкого монастыря (Череповецкое музейное объединение) — Богоматерь держит плат белого цвета.

Покров Богоматери. Новгород. Середина XVI в. Государственный Русский музей

В конце XV века происходит объединение двух иконографических вариантов сцены. На иконе-таблетке из Софийского собора в Новгороде, композиция которой станет образцом для многих памятников XVI столетия, плат над представленной в позе Оранты Богоматерью держат ангелы, а внизу изображается святой Роман. Для поздних образов характерно включение большего количества действующих лиц: среди присутствующих теперь можно увидеть и византийского патриарха Тарасия (784–806), защищавшего почитание икон Богоматери, и императора Льва Мудрого с супругой Феофаной. Именно в его правление и произошло влахернское чудо.

На новгородской иконе середины XVI века (Государственный Русский музей) по сторонам от Богоматери представлены сонмы святых на облаках, строго разделяемые по чину высокими колоннами огромного белокаменного храма. Слева Пречистой предстоят святые мученики, святители и пророки, справа — апостолы, преподобные и праведные жены, среди которых узнаются образы преподобной Марии Египетской и мученицы Иулиты с младенцем Кириком в белой рубашечке. Необходимо отметить уникальную деталь этой иконы, встречающуюся лишь еще на одном образе Покрова, а также на иконе «Воздвижение Креста» второй половины XVI века из Третьяковской галереи.

Покров Богоматери. Из Горицкого монастыря. Третья четверть XVI в. Череповецкое музейное объединение

Речь идет о конной статуе императора Юстиниана, изображенной стоящей на колонне. Эта статуя является совершенно конкретной исторической реалией: она была воздвигнута в Константинополе в VI веке при жизни самого императора неподалеку от храма Святой Софии. Самое раннее описание этой статуи, как указываетО. А. Белоброва, сохранилось в древнерусском сочинении конца XIV века «Беседа о святынях и других достопримечательностях Царьграда», а наиболее ранним изображением памятника являлся несохранившийся рисунок, выполненный по просьбе Епифания Премудрого Феофаном Греком. Этот рисунок главного константинопольского храма и конного монумента рядом с ним стал образцом при создании книжных миниатюр, а вслед затем изображение статуи появилось и в иконописи.

Покров Богоматери. Начало XVII в. Государственный Русский музей

Редким повествовательным сюжетом, дополняющим общую картину, является «Явление Богоматери святому Роману». К спящему на одре юноше склоняется Пресвятая Дева, держащая в руках свиток. Проглотив его, преподобный обретает талант к исполнению церковных песнопений, за что и получает прозвище Сладкопевец. Описанная сцена представлена в левом верхнем углу храмовой иконы Покровской церкви Московской духовной академии и иконы из музея Коломенское (обе конца XVI в.), а также посреди храмового пространства на упомянутой иконе из Горицкого монастыря.

В иконах Покрова в XVII веке существенно меняется поза Предстательницы. Удивительно, но теперь она напоминает древнейший образец с суздальских врат: Богоматерь изображается в трехчетвертном повороте с поднятой головой, обращенная в молитве ко Христу, образ Которого располагается вверху ближе к краю, а не над Богородицей в центре. Примером могут служить памятники начала XVII века — Покров из Сольвычегодского музея и икона из Государственного Русского музея.

Светлана Липатова, Православие.ru

Покров Богородицы. Середина XVII в. Украина

Покров Пресвятой Богородицы. Северная Русь, XVIII в.

Покров Пресвятой Богородицы. Россия, XVIII в. Церковь Покрова в с. Селезневе Спас-Клепиковского района Рязанской области

Покров Пресвятой Богородицы. Конец XVIII века

Покров Пресвятой Богородицы. Юг России, казачьи станицы, 1825-1850 гг.

Покров Пресвятой Богородицы. XIX в.

Покров Пресвятой Богородицы. XIX в. Храмовая Бутырская

Покров Пресвятой Богородицы. Россия, последняя треть XIX в.

Покров Пресвятой Богородицы. ХХ в. Инок Григорий (Круг)

Современные иконы Покрова Пресвятой Богородицы:

Вы прочитали статью Икона Покров Пресвятой Богородицы | Чудеса. Читайте также:

Андрей Христа ради юродивый: увидеть и рассказать

Покровительство Покрова

Русский праздник Покров

Владимирская икона Божией Матери

Казанская икона Божией Матери

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *