История ювенальной юстиции

УДК 544.183.26

ОЛЬГА ИВАНОВНА МАЛЬЧУК,

НИКОЛАЙ ВИКТОРОВИЧ РУМЯНЦЕВ, доктор юридических наук, ведущий научный сотрудник, НИИ ФСИН России, г. Москва, Российская Федерация

ИСТОРИЯ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ В РОССИИ

Для цитирования

Аннотация. Рассматривается история становления ювенальной юстиции в России. На основе проведенного исследования делается вывод о том, что многие идеи правосудия в отношении несовершеннолетних получили свое развитие и закрепление в действующем уголовно-процессуальном законодательстве России.

Ключевые слова: ювенальная юстиция, ювенальные суды, несовершеннолетние, комиссии по делам несовершеннолетних, преступность.

Система уголовно-правовой охраны прав и законных интересов несовершеннолетних всегда обусловлена сложившимися в обществе на определенном историческом этапе отношением к детству, развитием идей гуманизма и уровнем законодательной техники. Эволюция норм ювенального права подчинена действию двух основных закономерностей: а) сокращению объема карательного потенциала уголовного закона в отношении несовершеннолетних и б) возрастанию объема требований к поведению людей по обеспечению неприкосновенности прав ребенка .

В середине XVIII в. происходит изменение социального статуса ребенка, появляется ряд актов об охране несовершеннолетних (XV том Свода законов Российской империи, в котором получили развитие нормы ювенального уголовного права: впервые появились институты, ориентированные на защиту несовершеннолетних).

Государственная власть брала на себя важную роль в области защиты прав несовершеннолетних в силу международного влияния и осознания необходимости качественно новой системы защиты прав детей. Тем не менее до середины 60-х гг. XIX в. к несовершеннолетним в России относились как ко взрослым преступникам.

В XX в. нормы об особенностях ответственности несовершеннолетних были разрознены во всем законодательстве, прежде всего уголовном, что затрудняло осуществление правоприменительной практики. Это объясняется идеологией советского времени, замалчивавшего о наличии преступности несовершеннолетних. Для законодательства

© Мальчук О. И., Румянцев Н. В., 2018

об ответственности несовершеннолетних этого периода характерны непоследовательность, подверженность политической и идеологической конъюнктуре.

В конце ХХ в. происходит деидеологизация общества, в связи с чем изменилась позиция законодателя и проекты уголовного кодекса, разрабатывавшиеся в 90-е годы, содержали главы об ответственности несовершеннолетних в Общей и Особенной части . Такова краткая характеристика изменения законодательства в отношении несовершеннолетних в отечественной истории.

Немаловажным является то, что в России имелся успешный опыт функционирования автономных судов по делам несовершеннолетних, который положительно оценивался современниками. По мнению Ю. И. Стародубцева, созданные детские суды руководствовались новыми началами, не ставящими себе целью непременно наказать виновного, а скорее направить его, помочь ему выбраться на правильную дорогу .

Результаты работы особых судов для несовершеннолетних в России в период с 1910 по 1917 год оценивались современниками положительно.

Необходимо обратить внимание на то, что российский суд по делам несовершеннолетних образца 1910 г. отличали следующие признаки:

— рассмотрение дел производилось единоличным судьей;

— судья избирался из населения, проживающего в судебном округе; было необходимым знание судьями психологии, предпочтение отдавалось врачам и педагогам;

— широкая предметная подсудность данного суда;

— негласность судебного разбирательства;

— неформальный судебный процесс, сводившийся к беседе судьи с несовершеннолетним в присутствии попечителя, отсутствие обвинительного акта и судебной защиты;

— применение в качестве основной меры воздействия попечительского надзора;

— обжалование решения суда в особом отделении съезда мировых судей (так называлась апелляционная инстанция на решения мировых судей в России).

После Октябрьской революции ювенальная система претерпела значительные изменения. Автономная ювенальная юстиция перестала существовать по Декрету Совнаркома России от 17 января 1918 г. «О комиссиях о несовершеннолетних», который отменил суды для несовершеннолетних, а также тюремное заключение для несовершеннолетних. В соответствии с Декретом были созданы комиссии по делам несовершеннолетних, которые находились в ведении Наркомата общественного призрения. Комиссии включали в себя представителей трех ведомств: общественного призрения, просвещения и юстиции. Обязательным членом комиссии был врач. К ведению комиссий были отнесены дела лиц до 17 лет.

Тем не менее в начале 20-х гг. ХХ в. сложилась ситуация разобщенности органов, призванных осуществлять заботу о детях .

В компетенцию комиссий входило освобождение несовершеннолетних от ответственности или направление их в одно из отделений Наркомата общественного призрения (в соответствии с характером деяния).

Однако несовершеннолетние совершали не только правонарушения, но и тяжкие преступления. В связи с этим был принят Декрет от 4 марта 1920 г. «О суде над несовершеннолетними». Допускалась передача дел лиц от 14 до 18 лет в народный суд, если комиссия установила невозможность применить к ним медико-педагогические меры. Судебное вмешательство применялось в случае совершения тяжкого преступления. Такие дела относились к компетенции общих народных судов, где были организованы специальные составы судей (предварительное и судебное следствие вел судья).

Предусматривалось создание реформаториев для помещения в них несовершеннолетних в качестве воспитательной меры.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Однако в 1922 г. произошло усиление карательной политики в отношении несовершеннолетних. УК РСФСР 1922 г. в ст. 18 уравнял взрослых и несовершеннолетних преступников в возрасте от 16 до 17 лет в одинаковом применении к ним видов уголовных наказаний вплоть до смертной казни. Однако в ст. 33 УК РСФСР было указано, что высшая мера наказания — расстрел — не может применяться к лицам, которым на момент совершения преступления не исполнилось 18 лет. УК РСФСР 1926 г. также исключил несовершеннолетних до 18 лет из числа лиц, к которым могла быть применена смертная казнь, как, впрочем, и УК РСФСР 1960 г. (ст. 23), УК РФ 1997 г. (п. 2 ст. 59).

Таким образом, факты свидетельствуют о том, что в 20-е годы прошлого столетия вновь произошла переориентация законодательства на судебные формы борьбы с преступностью, тем не менее анализ последующих правовых актов 30-40-х годов выявляет отчетливую тенденцию карательной переориентации правосудия в отношении несовершеннолетних.

Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 г. «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних» снизило возраст уголовной ответственности по ряду составов преступлений до 12 лет. Восстановлен принцип применения к несовершеннолетним всех видов наказаний, несмотря на то что ст. 22 УК РСФСР установила запрет применения высшей меры наказания к несовершеннолетним, на практике применялось именно указанное постановление. Судебная практика тех времен свидетельствует о том, что высшая мера наказания — расстрел — применялась к несовершеннолетним в отдельных случаях на основании правоприменительных указов Президиума Верховного Совета СССР о разовом применении высшей меры наказания .

В 1941 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «О применении судами Постановления ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 г. ,,О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних»», который распространил действие постановления на преступления, совершенные по неосторожности.

Рассмотренные законодательные и правоприменительные акты определили карательную ориентацию правосудия в отношении несовершеннолетних на длительный период — с 1935 г. до конца 1950-х годов. Они утратили силу в связи с принятием нового уголовного законодательства СССР и союзных республик в 1958-1961 гг. В УПК РСФСР 1960 г. отсутствовали особые указания о специализации судей. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 3 июля 1963 г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» и постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. «О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних» рекомендовано избирать народных заседателей из числа педагогов и иных лиц, имеющих опыт в воспитании молодежи. Так обеспечивалась социальная насыщенность правосудия по делам несовершеннолетних. После 1918 г. историю правосудия по делам несовершеннолетних можно разделить на следующие этапы: первый (1918-1935 гг.) — формирование двух параллельно существующих систем рассмотрения дел, касающихся прав и интересов несовершеннолетних, — административной (КДН) и судебной (в лице специальных составов общих судов); второй (1935-1951 гг.) — преобладание карательной направленности в области борьбы с преступностью несовершеннолетних.

Таким образом, после Октябрьской революции произошло резкое снижение гарантий прав детей и подростков . В связи с тем что в первых заседаниях комиссий по

делам несовершеннолетних участвовали в основном лица, не имевшие юридического образования, снизился юридический уровень защищенности несовершеннолетних, который не преодолен до настоящего времени. Комиссии не имели собственных средств и методов борьбы с преступлениями несовершеннолетних, поэтому была введена подсудность тяжких преступлений несовершеннолетних народному судье, действовавшему по предписаниям административного органа. Усиление уголовной политики в отношении несовершеннолетних, направленной исключительно на наказание, привело к значительному снижению гарантий прав личности в уголовном процессе. Таким образом, ликвидацией «детских» судов начала ХХ в. правосудию по делам несовершеннолетних был нанесен существенный урон. В период реформы советского уголовного и уголовно-процессуального законодательства (1959-1961 гг.) делались попытки создать модель правосудия, отражающую его специфику по отношению к несовершеннолетним. В первые годы после реформы этот замысел реализовывался (создавались дополнительные гарантии прав личности, специализация судей, прокуроров, следователей). Однако в дальнейшем изменения в законодательстве не позволили развиться модели ювенальной юстиции и правосудие осталось обычным общеуголовным. Комиссии по делам несовершеннолетних были переданы дела о малозначительных правонарушениях несовершеннолетних и об общественно опасных деяниях лиц, не достигших возраста уголовной ответственности, что было типичным длительное время для судебной практики. Орган, выполнявший, по сути, административные функции, вытеснил суд . Комиссии были наделены функциями разбирательства дел о правонарушениях несовершеннолетних и принятия решений, имеющих серьезные юридические последствия для несовершеннолетних. Одновременно с этим для комиссий нормативным актом предусматривался широкий спектр профилактических досудебных и даже несудебных акций. Отметим, что в Положении о комиссиях по делам несовершеннолетних большое внимание было уделено карательной функции, она и развивалась больше всего. Охранительно-профилактическая функция превратилась в фикцию. Низкий уровень профессионализма состава комиссий по делам несовершеннолетних оценивался всеми исследователями этого института как серьезный недостаток, ведущий к нарушению прав несовершеннолетних . В настоящее время действует Федеральный закон «О государственной системе органов по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», где комиссиям по делам несовершеннолетних и защите их прав определена главенствующая роль, они наделяются достаточно широкими полномочиями, что отрицательно сказывается на защите прав несовершеннолетних.

Следует отметить, что в СССР проблема социализации несовершеннолетних была объектом пристального внимания различных исследователей (В. И. Файнберг, Л. В. Мичурин, Е. А. Русанова, В. М. Сидорова и др.). Изучалась социализация как осужденных в местах лишения свободы, так и трудновоспитуемых несовершеннолетних. Были предложены различные меры: обследования жизни, работы, учебы несовершеннолетнего на предмет выявления причин и условий, способствовавших вовлечению в совершение противоправных деяний, с привлечением общественности (например, по поручению следователя); создание института общественных воспитателей; помощь педагогов в учебе педагогически запущенных детей; шефская помощь, которая включала в себя проведение совместного досуга, приобщение к труду, привитие любви к книге, развитие культуры чтения, преодоление конфликтов во взаимоотношениях с окружающими; помощь комсомольских отрядов, студентов. Указывались также недостатки системы шефской помощи, главным из которых была формальность, так как данные

лица и организации не были заинтересованы в социализации трудных подростков и не выполняли возложенных на них обязанностей. Опыт применения реабилитационных средств в процессе исполнения приговора описан А. П. Михайловым . К середине 1980-х годов было признано, что действовавшая система исправления и перевоспитания осужденных в условиях ВТК не обеспечивает цели возвращения обществу социально полезных граждан, не соответствует реальному уровню преступности несовершеннолетних и проводимой уголовной политики . Таким образом, проблема возвращения несовершеннолетнего в общество существовала как до 1917 г., так и после . Упразднение специализированных «детских» судов и введение комиссий по делам несовершеннолетних не принесло ожидаемых результатов. Деятельность комиссий оказалась неэффективной, а опыт существования суда не таким продолжительным, чтобы получить устойчивые результаты снижения преступности несовершеннолетних. Следовательно, на основании имеющегося опыта функционирования судов по делам несовершеннолетних можно сделать вывод о том, что введение судов по делам несовершеннолетних на территории Российской Федерации помогло бы качественно изменить ситуацию в сторону улучшения и снижения уровня преступности несовершеннолетних за счет их успешной социализации.

Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. В России признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы .

Конституционное закрепление норм международного права как части правовой системы России послужило стимулом к развитию российского законодательства, воспринявшего принципы и нормы международного права. В настоящее время еще не сформировалась правоприменительная практика, соответствующая требованиям УК РФ и международным стандартам отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, но появилась потребность в создании автономной системы правосудия в отношении несовершеннолетних в целях наиболее полной и эффективной защиты их прав, свобод и интересов.

Таким образом, опираясь на имеющийся положительный опыт существования автономного «детского» суда в России, следует сделать вывод о том, что его ликвидацией был нанесен урон правосудию. Отсутствие судебного органа отрицательно отразилось на защите прав и интересов несовершеннолетних, поскольку работа заменявших органов не могла обеспечить юридические гарантии несовершеннолетнему и отличалась формальностью и незаинтересованностью в судьбе несовершеннолетнего правонарушителя (преступника). Очевидно, что для оптимизации системы правосудия по делам несовершеннолетних важно было пресечь вытеснение суда комиссиями по делам несовершеннолетних. Следует учесть этот опыт, поскольку в России не существует автономной системы специальных судов по делам несовершеннолетних. Законодательство должно освободиться от карательного уклона, обратиться к нуждам как несовершеннолетних преступников, так и их жертв. Важно создание такого законодательного механизма, который был бы в состоянии избавить комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, а также другие органы и лиц, призванных обеспечивать защиту прав и интересов несовершеннолетних, от формального подхода. Соответственно должна быть создана единая система органов ювенальной юстиции с четким определением механизма координации действий между собой, в том числе по вопросам, связанным

с исполнением наказаний в отношении несовершеннолетних (например, при изменении условий отбывания наказания ). Очевидно, для этого необходимо время и, возможно, переворот в сознании правоприменителей. Если бы в России ювенальная юстиция сохранилась с присущими ей особенностями, то нам было бы легче войти в современную систему международно-правовых норм правосудия по делам несовершеннолетних. Однако, в связи с тем что Россия не имеет подобного опыта эволюции системы ювенальной юстиции и соответственно опыта эволюции суда по делам несовершеннолетних, многое необходимо взять на вооружение из опыта зарубежных стран. В мире существует большое разнообразие судов по делам несовершеннолетних, судов по делам семьи и молодежи, семейных судов, в мировой практике имеется также опыт семейных конференций и других способов альтернативного правосудия.

Библиографический список

1. Гернет М. Н. Социально-правовая охрана детства за границей и в России. М., 1924. 147 с.

4. Мельникова Э. Б. Из истории российской ювенальной юстиции // Правозащитник. 1998. № 3. С. 86-92.

6. Михайлов А. П. Система средств исправления осужденных несовершеннолетних в процессе исполнения приговора. М., 2001.

8. Рябых С. Б. Актуальные проблемы правового регулирования исполнения и отбывания уголовного наказания в отношении осужденных, содержащихся в воспитательных колониях // Уголовно-исполнительное право. 2015. № 2. С. 63-66.

9. Стародубцев Ю. И. Особые суды для несовершеннолетних в России: историко-правовой аспект : дис. … канд. юрид. наук. СПб., 1998. 178 с.

11. Нуждин А. А. Структура тактических операций, проводимых в целях пресечения преступлений с использованием телекоммуникационных систем в исправительных учреждениях // Закон и право. 2016. № 10. С. 125-126.

Социально-политические науки

2’2016

9.3. ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОЗДАНИЯ ЮВЕНАЛЬНОЙ

ЮСТИЦИИ В РОССИИ

Курмаева Наталья Анатольевна, канд. юрид. наук, доцент кафедры правовых дисциплин

Место работы: ФГБОУ ВО «Национальный исследовательский Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарёва»

Аннотация: Статья посвящена анализу преступности несовершеннолетних, целесообразности и необходимости учреждения ювенальных судов в России, а также проблем, связанных с созданием ювенальной юстиции. Обосновывается вывод о том, что в России необходимо создание системы ювенальных судов, при этом отмечаются недостатки западной модели ювенальной юстиции. Автор полагает, что при этом не нужно в целом перенимать зарубежный опыт работы таких судов.

Ключевые слова: несовершеннолетний, ювенальный суд, ювенальная юстиция, система ювенальной юстиции, служба пробации, психолог, педагог, социальный работник.

PROBLEMS AND PROSPECTS OF CREATION JUVENILE JUSTICE IN RUSSIA

Совершение преступление и правонарушений несовершеннолетними является одной из серьезнейших проблем современного общества. Несмотря на то, что в последние годы количество преступлений, совершенных несовершеннолетними немного снизилось, данный показатель продолжает оставаться значительным. Так, например, в 2013 г. в России несовершеннолетними или при их соучастии было совершено — 67225 преступлений, в 2014 г. — 59549, в 2015 г. — 61833 преступлений . Каждое двадцатое (5,0%) расследованное преступление совершено несовершеннолетними или при их соучастии . В Республике Мордовия в 2013 г. несовершеннолетними было совершено — 218 преступлений, в 2014 г. -196, в 2015 г. — 181 .

При этом наблюдается значительное число посягательств, по которым потерпевшими выступают несовершеннолетние и малолетние лица. Особо остро стоит проблема жестокого обращения с детьми и факты семейного насилия. В этой связи большое внимание уделяется вопросам правовой защиты несовершеннолетних, улучшения качества расследования и судебного рассмотрения данной категории дел, назначения им справедливого наказания.

В настоящее время ведется много дискуссий и споров, связанных со становлением и развитием юве-нальной юстиции в России , под которой понимается специализированная система правосудия в отношении несовершеннолетних. Понятие ювенальной юстиции включает особый порядок судопроизводства по делам с участием несовершеннолетних, систему ювенальных судов, а также совокупность идей, концепций социальной защиты и реабилитации подростков правонарушителей.

По мнению О. Ведерниковой, цель ювенальной юстиции «состоит в том, чтобы обеспечить максимально щадящую неформальную процедуру судебного разбирательства, учитывающую индивидуальные и возрастные особенности психики несовершеннолетних, а также реализовать гибкую систему уголовно-правовых мер воздействия, преимущественно не связанных с лишением свободы» .

Создание ювенальной юстиции в нашей стране является реализацией обязательств РФ по применению общепризнанных принципов и норм международного права, и прежде всего Конвенции ООН о правах ребенка 1989 г., Минимальных стандартных правил оОн, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинских правил») 1985 г., а также других международных документов.

Минимальные стандартные правила отправления правосудия в отношении несовершеннолетних от 10 декабря 1985 г. предусматривают, что судебное разбирательство должно учитывать возрастные особенности несовершеннолетних и отвечать их интересам, «осуществляться в атмосфере понимания, что позволит несовершеннолетнему участвовать в нем и свободно излагать свою точку зрения» (п.14.2) .

Суды при отправлении правосудия в отношении несовершеннолетних руководствуются Постановлением Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» от 1 февраля 2011 г. № 1. В соответствии с п. 4 указанного Постановления уголовные дела в отношении несовершеннолетних должны рассматриваться наиболее опытными судьями. В этих

Курмаева Н. А.

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОЗДАНИЯ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ В РОССИИ

целях следует постоянно совершенствовать профессиональную квалификацию судей, рассматривающих дела о преступлениях несовершеннолетних, повышать их личную ответственность за выполнение требований законности, обоснованности, справедливости и мотивированности судебного решения. Специализация судей по делам несовершеннолетних предусматривает необходимость обеспечения их профессиональной компетентности путем обучения и переподготовки не только по вопросам права, но и по вопросам педагогики, социологии, подростковой психологии, виктимоло-гии, применения ювенальных технологий, используемых в рамках процессуального законодательства .

Ростовская область стала одним из первых регионов России, в которых стал осуществляться международный проект ООН «Поддержка осуществления правосудия по делам несовершеннолетних». В 2001 г. в районных судах города были введены должности социальных работников. По образованию — это юристы, психологи, педагоги. Задача социального работника — заниматься судьбой несовершеннолетних правонарушителей. В его функции входило: изучение материалов уголовного дела, осуществление и организация социально-психологического исследования несовершеннолетнего правонарушителя, с привлечением для этого заинтересованных государственных и общественных организаций, исследование условий жизни и воспитания подростка, выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления, составление реабилитационной программы для обвиняемого и предложение рекомендаций судье. Сегодня такие социальные работники занимают должность помощника судьи с функциями социального работника в 14 районных (городских) судах Ростовской области, в том числе ювенальных судах г. Таганрог и г. Шахты .

В настоящее время экспериментальная программа «Внедрение ювенальной юстиции в рамках действующего законодательства», реализуемая с 2002 г., успешно работает в Ростове-на-Дону, Москве, Санкт-Петербурге, Саратове, Таганроге и в других городах (Ростовская, Саратовская, Свердловская, Брянская, Липецкая области, Камчатский край, Республика Карелия, Иркутская область, Пермский край, Красноярский край, Ханты-Мансийский округ, Республика Чувашия, Республика Адыгея).

Постановлениями Президиума Совета судей РФ от 6 августа 2009 г. и 22 октября 2010 г. «О ювенальной юстиции в системе правосудия Российской Федерации при Совете судей образована Рабочая группа по вопросам создания и развития ювенальной юстиции в системе правосудия Российской Федерации .

Создание в России ювенальной юстиции становится все более актуальной, так как только система специализированных судов может обеспечить осуществление эффективного правосудия по делам несовершеннолетних с учетом их индивидуальных и психологических особенностей.

Ювенальные суды должны рассматривать уголовные дела с участием несовершеннолетних, гражданские дела, затрагивающие интересы несовершеннолетних (например, о лишении родительских прав, об усыновлении, об установлении отцовства, об определении порядка воспитания ребенка, о защите имущественных и личных неимущественных прав несовершеннолетних, в том числе жилищные споры); дела об административных правонарушениях, совершенных несо-

вершеннолетними. В системе ювенальной юстиции значительное внимание должно уделяться выяснению причин и условий преступлений несовершеннолетних и усилению воспитательных, профилактических мер, предупреждающих преступление.

Создание ювенальной юстиции, по мнению Е.В. Мар-ковичевой, требует продуманной правовой политики государства . Следует обратить внимание на то, что ювенальная юстиция имеет обратную сторону. Центральным звеном ювенальной юстиции является суд, призванный рассматривать уголовные и административные дела с участием несовершеннолетних, а также семейные дела, связанные с воспитанием детей, ограничением и лишением родительских прав. Как отмечает Н.М. Хромова, «ювенальный суд — это только первый этап, а за ним стоит идеология системы ювенальной юстиции, которая не принимает во внимание приоритет семейных ценностей и приоритет прав родителей по воспитанию своего ребенка перед всеми иными лицами» .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Эта система является несовершенной, поскольку отражает западную идеологию. В такие суды могут обращаться дети с жалобами на своих родителей даже по самым незначительным поводам, например, по мнению ребенка, родители не уделяют ему должного внимания ввиду их занятости. Результатом рассмотрения дела может стать решение о лишении родительских прав и помещении ребенка в детский дом или интернат. Непосещение детской молочной кухни, отказ от прививок, отсутствие в достаточном количестве детских игрушек и продуктов в холодильнике не должны являться основанием для отобрания детей у родителей. Нельзя произвольно вмешиваться в семейные взаимоотношения, приоритет, во всяком случае, должен отдаваться воспитанию ребенка в семье. Семья -это основополагающий институт российского общества. Согласно ст. 38 Конституции РФ «Материнство, детство, семья находятся под защитой государства».

Нельзя в целом перенимать зарубежный опыт юве-нальной юстиции. Напротив, необходимо стремиться к сокращению числа случаев лишения родительских прав, а неблагополучным семьям оказывать материальную, психологическую помощь, лечить таких родителей от алкоголизма и наркомании, содействовать их трудоустройству и выходу из сложной жизненной ситуации, не допускать распада семьи. Ведь согласно п.1.1 Пекинских правил государства — участники должны стремиться, в соответствии со своими общими интересами, способствовать благополучию несовершеннолетнего и его или ее семьи .

Список литературы:

1. Ведерникова О. Ювенальная юстиция: исторический опыт и перспективы // Российская юстиция. 2000. № 7. С. 51-52.

2. Воронова Е.Л. Создание службы пробации в России // Вопросы ювенальной юстиции. 2009. № 3 (23). С. 24-29.

3. Марковичева Е.В. Актуальные проблемы досудебного и судебного производство по делам о преступлениях несовершеннолетних // Пробелы в российском законодательстве. 2008. № 1. С. 415-416.

4. Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), принятые резолюцией 40/33 Генеральной ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 г. // Международные акты о правах человека: сборник документов / Сост. В.А. Карташкин, Е.А. Лукашева. М.: Издательство НОРМА, 2002. С. 294-315.

Социально-политические науки

2 ‘2016

5. Официальный сайт Министерства внутренних дел России. URL: https://mvd.ru/.

6. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/.

7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» от 1 февраля 2011 г. № 1 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. № 4.

8. Справка по результатам обобщения информации судов субъектов РФ об использовании ювенальных технологий судами общей юрисдикции // Вопросы ювенальной юстиции. 2010. № 4 (30). С. 18-22.

9. Хромова Н.М. Ювенальный суд: да или все же нет? // Вопросы ювенальной юстиции. 2009. № 6 (26). С. 11-12.

РЕЦЕНЗИЯ

на статью Н. А. Курмаевой «Проблемы и перспективы создания ювенальной юстиции в России»

Настоящая статья посвящена исследованию проблем, связанных с созданием ювенальной юстиции в России. По мнению автора, только система специализированных судов может обеспечить осуществление эффективного правосудия по делам несовершеннолетних с учетом их индивидуальных и психологических особенностей.

Особое внимание в данной статье уделено анализу международно-правовых документов, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних. В настоящее время в России проводится эксперимент по внедрению юве-нальных технологий. Данная программа успешно работает в Москве, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Таганроге, Саратове и ряде других городов (Ростовская, Саратовская, Свердловская, Брянская, Липецкая области, Камчатский край, Республика Карелия, Иркутская область, Пермский край, Красноярский край, Ханты-Мансийский округ, Республика Чувашия, Республика Адыгея).

Ювенальные суды призваны рассматривать уголовные, гражданские, административные дела с участием несовершеннолетних. В судебном рассмотрении дел несовершеннолетних должны принимать участие такие специалисты, как педагоги, психологи, социальные работники. При этом необходимо учитывать своеобразие возрастных и индивидуально-психологических особенностей, присущих данной возрастной группе.

В системе ювенальной юстиции значительное внимание должно уделяться выяснению причин и условий совершения преступлений и правонарушений несовершеннолетними, а также усилению воспитательных и профилактических мер.

Результатом проведенного автором анализа явился вывод о том, что в России необходимо создание системы ювеналь-ных судов, при этом отмечаются недостатки западной модели ювенальной юстиции. Автор полагает, что при этом не нужно в целом перенимать зарубежный опыт работы таких судов.

Настоящая статья имеет не только теоретическое, но и практическое значение и может быть рекомендована к опубликованию в журнале «Социально-политические науки».

Рецензент

канд. юрид. наук, доцент кафедры правовых дисциплин ФГБОУ ВО «Национальный исследовательский Мордовский государственный университет им.

Н.П. Огарёва»

О.В. Купцова

ИЗ ИСТОРИИ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ В РОССИИ

В январе 2010 г. прошел практически незамеченным 100-летний юбилей первого в России специального суда для несовершеннолетних, который был открыт 22 января 1910 г. в Петербурге(1).

Тем не менее историю российского правосудия в отношении несовершеннолетних исследовали уже в XIX в. Так, выдающийся российский юрист А. Ф. Бернер писал: «Старинное наше законодательство не знало учения о малолетних. В одном только из древнейших наших памятников внутреннего законодательства — Уставе Ярослава о земских делах мы встречаем… статью, относящуюся к этому вопросу»(2). В Уставе появляется указание на возраст — 12 лет, младше которого совершивший преступление не мог быть казнен. В Соборном Уложении 1649 г. вопрос о малолетних преступниках не затрагивается. Позже в Указе Сената от 23 августа 1742 г. определялось малолетство — возраст до 17 лет. Лица этого возраста не могли быть подвергнуты «ни пытке, ни сечению кнутом, ни смертной казни»(3). В качестве меры наказания применялась ссылка в отдаленные монастыри, где малолетних преступников следовало использовать для выполнения тяжелых работ. Екатерина II в 1775 году учредила Совестные суды (упразднены указом Сената от 25 ноября 1866 г.), которые в числе других решали дела о малолетних преступниках. В 1845 году Николаем I было подписано Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, согласно которому малолетством по-прежнему считался возраст до 17 лет. В 1857 году вышла вторая редакция Уложения, где было введено положение о том, что несовершеннолетие является обстоятельством, смягчающим наказание(4); выделялось детство (до 10 лет)— совершившие преступление в этом возрасте полностью освобождались от наказания, и возраст 10—14 лет, когда наказание определялось по тому, действовал ребенок по «разумению» или нет.

Зависимость наказания от данного фактора зафиксирована и в Законе об ответственности малолетних и несовершеннолетних от 2 июня 1897 г. Большое значение этого Закона неоднократно подчеркивал П. И. Люблинский, работа которого «Борьба с преступностью в детском и юношеском возрасте» не потеряла значения до настоящего времени. П. И. Люблинский подчеркивал, что проблему детской преступности необходимо решать всем обществом: «С проблемой преступности в раннем возрасте столкнулись прежде всего криминалисты… К решению этой проблемы подошли затем филантропы, устроившие первые учреждения для исправительного перевоспитания подростков и организовавшие помощь им на свободе в виде патронатов… Затем на исправление павших в преступность несовершеннолетних стали смотреть как на проблему воспитания, и к работе в этой области были привлечены педагоги… Детская преступность стала предметом изучения для социологов и для юристов»(5).

Стр.98

П. И. Люблинский отмечал факторы, влияющие на рост уровня преступности: революция 1905—1907 гг. и Первая мировая война(1). В эти годы резко возросло количество преступлений, особенно имущественных. Имущественные преступления и в мирное время составляли большинство правонарушений: «По статистике русских исправительно-заключительных заведений за 1911—1915 гг. ‹…› имущественные преступления… давали 83%, нищенство и бродяжничество — 8% и остальные преступления около 3%»(2). Особое внимание П. И. Люблинский уделял такой мере, назначаемой детскими судами, как надзор попечителя, кроме того, он отмечал важную роль общественных организаций: «Уже с первых шагов деятельности суда для несовершеннолетних стало очевидным, что успех его зависит от степени сближения суда с различными общественными организациями»(3).

Исправительно-воспитательные приюты в России получили развитие в середине 60-х гг. благодаря подвижникам. По инициативе группы московских энтузиастов был создан ремесленно-испра-вительный приют, который открылся 21 мая 1864 г. Это было первое в России учебное заведение, в которое принимались дети 10—15 лет, находящиеся под следствием или осужденные. В 1870 году руководить приютом стал Н. В. Рукавишников — он был его директором и попечителем. В 1875 году попечительский совет возглавил его брат К. В. Рукавишников (в 1893—1897 гг. — городской голова Москвы). По его инициативе в 1881 году в Москве состоялся первый съезд представителей воспитательно-исправительных учреждений. За период 1881—1911 гг. таких съездов прошло восемь(4). Московский приют получил название «рукавишниковский». Аналогичные приюты стали создаваться и в других российских городах. В феврале 1895 года при Санкт-Петербургском Дамском благотворительно-тюремном комитете был создан Исправительно-воспита-тельный приют для девочек имени Императора Александра III. Он предназначался для содержания несовершеннолетних, приговоренных к лишению свободы. В 1901 году по инициативе графини А. Е. Ко-маровской в Санкт-Петербурге было основано Общество попечения о несовершеннолетних, подвергшихся личному задержанию. Общество насчитывало около 100 членов, среди почетных членов были министр юстиции Н. В. Муравьев и митрополит Антоний. В конце этого же года общество открыло приют для мальчиков 10—17 лет, находившихся под стражей в период следствия или ожидания суда.

Правила об устройстве таких заведений были приняты еще в конце 1866 г.; спустя 40 лет, в декабре 1907 г., вышло Положение о воспитательно-исправительных учреждениях, в котором определялось, что воспитательно-исправительные заведения для несовершеннолетних состоят под Высочайшим покровительством Его Императорского Величества. Воспитательно-исправительные заведения учреждаются для нравственного исправления помещаемых в них несовершеннолетних и подготовления их к честной и трудовой жизни… заботясь о религиозно-нравственном, умственном и физическом развитии своих воспитанников, дают им первоначальное общее образование, а также практические познания, которые доставили бы им возможность снискивать себе средства к существованию. На съезде представителей воспитательно-исправительных учреждений 1908 года была высказана идея создания особых судов для несовершеннолетних. В октябре этого же года на заседании Санкт-Петербургского общества патроната «по инициативе председателя общества проф. И. Я. Фойницкого была избрана комиссия по вопросу о введении в России особого суда по делам о несовершеннолетних. ‹…› Юридическая комиссия и мировой съезд 29 октября 1909 г. приняли без всяких изменений проект комиссии общества патроната»(5).

Стр.99

Городская дума Санкт-Петербурга выделила необходимые средства на создание и функционирование такого суда, а мировой суд избрал на должность особого судьи по делам о несовершеннолетних Н. А. Окунева. «С 1 ноября 1909 г. началось слушание дел о несовершеннолетних, особо от других, в камере Н. А. Окунева, а с 21 января 1910 г. был торжественно открыт и начал свою деятельность в особом помещении санкт-петербургский суд для несовершеннолетних»(1). Располагался он на Екатерингофском проспекте (ныне проспект Н. А. Римского-Корсакова), в доме под номером 4. По инициативе Попечительства о малолетних Санкт-Петербургского общества патроната по этому же адресу в мае 1910 года было открыто убежище-общежитие на 10 мальчиков, не имеющих родных в Петербурге, для их временного пребывания в ожидании суда. Нормативной базой для деятельности этих судов служил Закон об ответственности малолетних и несовершеннолетних от 2 июня 1897 г.; отдельного закона о «детских» судах не было. Особенность судов для малолетних — исключение гласности (кроме оглашения приговора), упрощение форм и обрядов производства, присутствие при разбирательстве поручителей, которые также принимали участие в предварительном следствии. Поручители были штатные и добровольные. В Санкт-Петербурге работало пять (по количеству районов) штатных поручителей. Они вели специальные книги, одна из которых хранилась в суде, вторая — у попечителя. Также велась картотека: на каждого малолетнего преступника заводилась отдельная карточка. Деятельность судов освещалась в журналах. В Москве выходил и специальный журнал «Особые суда для малолетних и борьба с детской беспризорностью»(2), редактором которого был московский судья В. И. Шевелкин.

П. И. Люблинский, «творец российской ювенальной юстиции»(3), отмечал, что «первый суд, открытый в Петербурге в январе 1910 г., обязан своим возникновением общественной инициативе и самодеятельности мировых судей»(4). Будучи одним из инициаторов создания таких судов, он писал: «Суды для несовершеннолетних явились результатом продолжительного и имеющего глубокие корни в потребностях этого движения, направленного на улучшение физического и нравственного состояния подростков, беспризорных и впавших в преступность. В основе их лежит мысль о создании особого центра, знакомого с особенностями детского возраста и принципами педагогики»(5).

В 1913 году было создано Общество правовой охраны несовершеннолетних. Весной 1916 года общество совместно с Всероссийским Союзом Городов созвало в Москве Всероссийское совещание по вопросам призрения детей в связи с войной. В Петрограде, Москве, Киеве и других городах возникли добровольные попечительские организации при судах для малолетних.

За год до начала Первой мировой войны П. И. Люблинский совместно с Н. А. Окуневым разработали новый закон об ответственности малолетних, по которому судье предоставлялась полная свобода мер воздействия и отвергался устаревший критерий разумений. В проекте различались меры попечения и меры воздействия. Данный проект был представлен на Первом Всероссийском съезде деятелей по вопросу суда для малолетних (27—30 декабря 1913 г.). В его обсуждении приняли активное участие представители научного сообщества, юристы-практики, а также представители общественности, поскольку проект был разослан в различные учреждения для изучения и составления заключения. Он «был положен в основу работы комиссии по реформе уголовного законодательства, образованной Временным правительством и частично включен в выработанное этой комиссией «Положение о попечительных судах для малолетних”, оставшееся неосуществленным»(6).

К 1917 году «детские» суды уже функционировали в Петрограде, Москве, Харькове, Киеве, Одессе, Либаве, Риге, Томске, Саратове.

После Октябрьской революции суды для малолетних прекратили свою деятельность.

Стр.100

С начала 90-х годов XX века в России вопросам ювенальной юстиции, в том числе опыту дореволюционных юристов, стали уделять особое внимание. В 1990 г. вышла в свет книга известного специалиста по проблемам подростковой преступности доктора юридических наук Э. Б. Мельниковой «Правосудие по делам несовершеннолетних: история и современность». Автор подробно останавливается на истории возникновения «детских» судов, их недолгой деятельности и отмечает, что «в русской дореволюционной и советской юридической литературе 20-х годов деятельность этих судов оценивалась очень высоко»(1). Э. Б. Мельниковой написано учебное пособие «Ювенальная юстиция. Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии», которое издано в 2000 г. Вторая часть (вторая лекция) этой работы посвящена историческому пути ювенальной юстиции. Э. Б. Мельникова оценивает Закон от 2 июня 1897 г. как «явно реакционный»(2), в отличие от П. И. Люблинского, который считал, что этот закон «опередил западные европейские законодательства»(3) и «благодаря возможностям, заложенным в Законе 2 июня 1897 г., удалось создать специальное производство для дел о несовершеннолетних в мировых судах…»(4).

В ноябре 1999 г. в Санкт-Петербурге прошла международная научно-практическая конференция «Ювенальная юстиция и профилактика правонарушений». Некоторые участники конференции касались в своих выступлениях исторического аспекта проблемы. И. Е. Романов и С. В. Антонец напомнили, что «в 1880 г. в Санкт-Петербурге состоялся Международный тюремный конгресс, который развил идею особого положения несовершеннолетних в уголовном процессе»(5). Г. М. Токмаков, оценивая состояние организации исполнения наказаний в первой половине XIX в., отметил, что «улучшению участи малолетних заключенных способствовало попечительское общество о тюрьмах, возникшее по инициативе Венинга(6) в 1819 году. Петербургский комитет проявил прежде всего заботу о малолетних заключенных»(7). И. А. Суслина затронула женский вопрос: «Статья 159 Уголовного уложения от 1909 года под страхом наказания запрещает принятие лиц женского пола в притоны разврата моложе 21 года, комиссия же А. А. Макарова в Полицейском уставе от 1911 года вносит в данное положение дополнение о том, чтобы в притоны разврата лица женского пола не только не принимались, но и не находились вообще ни в качестве прислуги, ни под каким другим предлогом»(8). С. В. Гладун подробно остановился на работе мировых судов для несовершеннолетних и отметил, что «к судье предъявлялись специальные требования, касавшиеся специальных познаний в области психологии и педагогики»(9).

Особое место среди трудов, посвященных вопросам преступности несовершеннолетних, занимает монография доктора юридических наук Ю. Е. Пудовочкина «Ювенальное уголовное право: теоретико-методологические и историко-правовые аспекты». Автор подробно прослеживает становление законодательства об ответственности за преступления несовершеннолетних и против несовершеннолетних начиная с IX века.

Стр.101

Среди рассмотренных источников — Церковные Уставы Великих Князей, где можно найти «отдельные нормы об ответственности за преступления детей и против них»(1). Что касается ссылки малолетних преступников в монастыри, то это считалось чрезвычайно эффективным, так как «труд и наставления в вере были признаны основным средством перевоспитания несовершеннолетних»(2).

В 2006 году вышел коллективный труд «Ювенальная юстиция в Российской Федерации: криминологические проблемы развития» (руководитель авторского коллектива Н. П. Мелешко). Обзор истории развития ювенальной юстиции в России дал Л. Н. Андрющенко. Он, как и Э. Б. Мельникова, считает, что Закон от 2 июня 1897 г. был реакционным, так как «сохранял для подростков наказание в виде заключения в тюрьму, хотя и в специальных помещениях. К несовершеннолетним в возрасте от 17 до 21 года Закон допускал применение каторги и отправление на поселение»(3). О губительном влиянии тюремного заключения на молодежь еще в 1898 г. писал один из видных исследователей детской преступности Л. Х. Сабинин: «Опыт доказал, что, вступая в тюрьмы, молодежь скоро привыкает к их обстановке, отучает владеть собою и выходит оттуда искалеченной физически, умственно и нравственно»(4). Л. Н. Андрющенко обращает внимание на юридические нормы, касающиеся возраста, в гражданском праве. Действительно, гражданское право Российской империи констатировало, что выделяются «два периода: до 21-го года и выше по достижении этих лет, а затем, в первом из этих периодов разделяется на три возраста: первый от рождения лица до 14 лет, второй от 14—17 и третий от 17—21 года, из которых два первых периода называются возрастом малолетства, а последний возрастом несовершеннолетия»(5).

Публикации, освещающие теоретические и практические вопросы по проблемам детской преступности, специальных судов для несовершеннолетних, содержатся как в периодической печати конца XIX—начала XX века, так и в современной периодике. Среди авторов — известные юристы, социологи, статистики, общественные деятели. В 1894 г. было возобновлено издание Журнала Министерства юстиции (выходил в 1859—1868 гг. с периодичностью 10 номеров в год), в котором публиковались как официальные документы, так и статьи и заметки по различным вопросам права. Наиболее актуальные материалы журнала дополнительно печатались отдельными брошюрами, как, например, упоминавшаяся выше статья П. И. Люблинского «Суды по делам несовершеннолетних в России». Отдельными брошюрами издавались также работы известного юриста и статистика Е. Н. Тарновского. Авторитетным изданием был «Журнал Юридического общества при Императорском Санкт-Петербургском университете», который выходил в 1894—1914 гг. В учредителях общества состоял известный криминалист И. Я. Фойницкий, один из инициаторов учреждения в России особых судов для несовершеннолетних и открытия первого такого суда в Петербурге. Проект нового закона об ответственности малолетних, разработанный П. И. Люблинским и Н. А. Окуневым, обсуждался, в том числе, и на страницах журнала «Вестник права» (до 1913 г. назывался «Вестник права и нотариата») и еженедельной юридической газеты «Право» (издавалась в Санкт-Петербурге в 1898—1917 гг.), в редколлегии которых входил В. Д. Набоков.

Следует отметить также журнал «Трудовая помощь», первый номер которого вышел в свет в конце 1897 г. Он издавался Попечительством о домах трудолюбия и работных домах, находящимся под покровительством императрицы Александры Федоровны. Один из разделов журнала назывался «Призрение падших». В журнале «Призрение и благотворительность» (1912—1917 гг.) подробно освещалась работа Съезда деятелей по вопросам суда для малолетних.

Стр.102

В современной России, как уже говорилось, можно встретить немало публикаций по проблемам преступности несовершеннолетних, в том числе в историческом аспекте. Регулярно материалы на эту тему помещают на своих страницах журналы «Российская юстиция», «Журнал Российского права». В качестве примера можно привести статью Л. И. Беляевой «Отечественный опыт правосудия в отношении несовершеннолетних (начало ХХ в.)», в которой отмечается, что с введением судов для малолетних «основным руководящим принципом суда стала ценность ребенка как индивидуума и члена общества»(1). С 2001 г. выходит тематический журнал «Вопросы ювенальной юстиции», в котором немало места занимают материалы, освещающие историю российского правосудия в отношении несовершеннолетних.

Таким образом, можно говорить о том, что опыт российских юристов, педагогов и общественных деятелей дореволюционной России представляет несомненный интерес и нуждается в дополнительном изучении в настоящее время, когда особенно остро стоит вопрос предупреждения преступности несовершеннолетних.

Стр.103

Актуальным в области законодательства остается вопрос целесообразности введения в России ювенальной юстиции. Ожесточенные дискуссии по этому поводу ведутся не один год. Согласно данным Генеральной прокуратуры Российской Федерации о состоянии преступности в стране за январь-декабрь 2015 года, уровень преступности среди несовершеннолетних вырос на 3,8%.

Данные статистики, на мой взгляд, позволяют сделать вывод о необходимости совершенствования системы правосудия в отношении несовершеннолетних. Необходимо провести анализ эффективности существующих мер воздействия на несовершеннолетних. На этапе назначения наказания представляется возможным привлечение специалистов в области психологии и педагогики.

Говоря о реформировании правосудия в отношении несовершеннолетних, целесообразно сказать, скорее, о восстановлении, нежели о создании ювенальной юстиции, исходя из исторического опыта России и современных реалий. Возможно создание ювенальных судов в системе судов общей юрисдикции, которым могут быть подведомственны не только уголовные дела в отношении несовершеннолетних, но и гражданские, а также дела об административных правонарушениях.

Среди ученых нет однозначного мнения, как о необходимости данного института, так и относительно определения понятия «ювенальная юстиция».

Традиционно понятие «ювенальная юстиция» связывают с судом по делам несовершеннолетних, что соответствует этиологии слова «юстиция», представляющую правосудие.

Согласно проекту закона: «Ювенальная юстиция представляет собой судебную систему, осуществляющую правосудие по делам о несовершеннолетних и имеющую задачи судебной защиты прав и законных интересов несовершеннолетних и судебного разбирательства дел о правонарушениях и преступлениях несовершеннолетних».

Альтернативой ювенальной юстиции является существующая система обеспечения защиты прав детей. Назвать данную систему ювенальной юстицией было бы неправильно, в силу отсутствия единого контролирующего органа и единого названия. Однако действующая система имеет весомое достоинство, которое проявляется в независимости органов. Е.Л. Воронова считает, например, что ювенальная юстиция – это система защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, объединяющая вокруг специализированного суда по делам несовершеннолетних социальные службы (органы и учреждения государственной системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних), общественные организации.

На данный момент защита прав детей обеспечивается рядом государственных органов, в числе которых Министерство внутренних дел, органы опеки и попечительства, аппарат уполномоченного по правам ребенка, комиссии по делам несовершеннолетних, прокуратура, суды, Министерство образования. Из всего можно сделать вывод о наличии в России системы защиты прав детей, смысл которой аналогичен функциям ювенальной юстиции.

Так нужна ли Россия России ювенальная юстиция и если да, то в чем ее достоинство?

Большинство сторонников ювенальной юстиции усматривают недостаток действующего законодательства в части недостатка либерализма в отношении несовершеннолетних преступников. Однако с этим невозможно согласиться. Анализ законодательства и судебной практики показывает, что существующая система не уступает в данной позиции и придерживается подобной тактики.

Согласно действующему законодательству, правосудие в отношении несовершеннолетних отличается по ряду признаков.

Во-первых, дела с участием несовершеннолетних рассматриваются в особом порядке, что регламентировано ст. 420 УПК РФ, на основании чего можно сделать вывод о наличии особого подхода в отношении несовершеннолетних. В данной позиции выражается более мягкий подход к несовершеннолетним преступникам, нежели ко взрослым, в проведении уголовно-процессуальных действий по делу.

Во-вторых, государство ограничивает временные рамки допроса несовершеннолетнего, продолжительность которого не должна превышать четырех часов.

В-третьих, обязательность участия педагога или психолога в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии.

Наконец, особое внимание к личности несовершеннолетнего.

Еще одной важной особенностью является то, что дела в отношении несовершеннолетних на стадии предварительного расследования передаются более опытному следователю.

Либерализм действующего законодательства проявляется в том, что несовершеннолетнему преступнику, совершившему преступление небольшой или средней тяжести, очень редко избирается наказание в виде заключения под стражу. Российское законодательство соответствует методам ювенальной юстиции и в части приоритетности мер воспитательного воздействия. Лишение свободы занимает последнее место в иерархии видов наказания и применяется исключительно редко.

Пленум Верховного суда РФ в п. 31 Постановления от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» при толковании указанных норм указал, что суды не должны назначать уголовное наказание несовершеннолетним, совершившим преступления небольшой или средней тяжести, если их исправление может быть достигнуто путём применения принудительных мер воспитательного воздействия. Однако подобного указания на уровне Постановления Пленума Верховного суда РФ недостаточно, и правило о приоритетном применении альтернативных наказанию мер должно быть сформулировано в законе. Необходимость применения к несовершеннолетним лишения свободы лишь в качестве исключительной меры и расширенного применения альтернативных лишению свободы мер подчёркивается также и в российской научной литературе.

К мерам воспитательного воздействия относятся: предупреждение; передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа; возложение обязанности загладить причиненный вред; ограничение доступа и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего.

Необходимо отметить, что условия применения принудительных мер воспитательного воздействия в законе перечислены, но рассмотрение возможности освобождения от уголовной ответственности по вышеуказанным условиям является правом суда, но не обязанностью. В данной позиции усматривается пробел в норме, необходимо обязать суд в случае наличия условий, допускающих применение принудительных мер воспитательного воздействия, использовать в качестве наказания именно их.

Целесообразно расширить требования к кандидату на должность ювенального судьи, включить в качестве обязательных требований — знания детской психологии, педагогики, конфликтологии, сотрудничество с работниками органов социальной защиты населения. На данный момент перечень требований ограничивается лишь наличием высшего юридического образования.

Внедрение пробации для несовершеннолетних может способствовать положительным результатам. В настоящее время уделяется недостаточное внимание адаптации несовершеннолетних осужденных.

Таким образом, мной рассмотрен один аспект ювенальной юстиции в части защиты прав несовершеннолетних преступников. Если говорить о детях, не имеющих проблем с законом, то здесь вопрос внедрения ювенальной юстиции представляется еще более сомнительным.

Внедрение ювенальной юстиции в России, прежде всего, будет основано на опыте зарубежных стран. Однако зачем внедрять систему, имеющую множество недостатков, когда можно усовершенствовать существующую? Ювенальная юстиция разрушит существующие национальные и правовые традиции. Исходя из опыта зарубежных стран, можно сказать, что органы ювенальной юстиции обладают практически неограниченными полномочиями, что порождает всевластие и нарушение прав детей и семьи органами, призванными их защищать. Именно так разрушается институт семьи.

Сторонники внедрения ювенальной юстиции ссылаются на насилие в отношении детей, как одну из причин, обосновывающую необходимость внедрения ювенальной юстиции в нашей стране. Однако проблема насилия не является следствием неэффективной существующей системы, а является проблемой общества, распущенностью родителей, их безнравственностью, поэтому и решать данную проблему необходимо не насильственными методами, а посредством воспитательных и превентивных мер.

Литература:

4. Статистический сборник «Состояние преступности в России за январь-декабрь 2015 г.».

Проект закона «О ювенальной юстиции в Российской Федерации». URL: http://juvenjust. org/txt/index.pxp/t311.html.)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *