Иуда искариот о чем

() Другой у меня нет, профессия обязывает. И напечатал маленькое расследование о том, где сидел Иуда на Тайной вечере. Это было важно, чтобы неожиданно открыть для себя, что Иуда был одним из самых доверенных и любимых учеников Христа. Спасибо за ваши отклики. Они заставили меня продолжить расследование в истории, которая уже двадцать веков волнует умы миллионов людей. И в очередной раз задаться вопросом: повесился ли Иуда после предательства? Не думаю… Иуда Искариот недолго прожил после распятия Христа. Меньше суток. Это известно. Известно даже (во всяком случае описано), как, собственно, он умер. В канонических текстах таких упоминаний два. В Евангелии от Матфея: «…бросив сребреники в храме, он вышел, пошел и удавился», и в Деяниях апостолов: «…и когда низринулся, расселось чрево его, и выпали все внутренности его». (Есть еще в апокрифическом Евангелии от Варнавы рассказ о том, что в момент ареста Христа Господь придал Иуде черты и голос Иисуса (тому удалось бежать), и распяли на самом деле Иуду. Но это уж чистая сказка.) Но мне кажется, Иуда не кончал жизнь самоубийством, а был убит. Эта же мысль соблазняет и Булгакова. Он в «Мастере и Маргарите» «приговаривает» Иуду к смерти на ножах боевиков из тайной службы Афрания. Однако в диалоге Понтия Пилата и начальника тайной службы Афрания Булгаков все-таки касается версии о «самоубийстве». Но, замечу, как о распространении некоего слуха: «- Да, Афраний, вот что мне внезапно пришло в голову: не покончил ли он сам с собой? — О нет, прокуратор, — даже откинувшись от удивления в кресле, ответил Афраний, — простите меня, но это совершенно невероятно! — Ах, в этом городе все вероятно! Я готов спорить, что через самое короткое время слухи об этом поползут по всему городу. Тут Афраний метнул в прокуратора свой взгляд, подумал и ответил: — Это может быть, прокуратор». Очевидно, что Пилат (пером Булгакова) запускает такой слух, чтобы опозорить Иуду: в ортодоксальных религиях есть только два абсолютно несмываемых греха — богохульство и самоубийство, — за них нет прощения. И потому слух, пущенный Пилатом, должен заклеймить Иуду в глазах людей, даже если его предательство по большому счету ложь. А для Булгакова, писавшего при Сталине, Иуда больше чем предатель. Он не был знаком с Иешуа, он однозначно провокатор, возможно, живущий этим ремеслом, а не только работой в меняльной лавке у родственника, как докладывает прокуратору Афраний. Почему же именно провокатор?

Отважный и яростный Петр — единственный, кто защищал Иисуса с мечом в руках во время ареста Христа в Гефсиманском саду. (Джотто, «Поцелуй Иуды», XIV век.)

Как Булгаков доказывает, что Иуда — провокатор? Позвольте немного отвлечься от смерти Иуды, потому что булгаковская сцена ареста Иешуа у Иуды действительно очень любопытна. В канонических Евангелиях Иуда Искариот — просто предатель, который приводит стражников в Гефсиманский сад для ареста Христа и получает за это разовое действие разовую же плату. У Булгакова же Иуда из Кириафа не просто сдает Иешуа, а еще и выуживает из него признания, которые и ложатся в основу обвинения. Ну как агент Клаус с пастором Шлагом в «Семнадцати мгновениях весны». Вот Пилат допрашивает Иешуа об Иуде из Кириафа: «- Итак, — говорил он, — отвечай, знаешь ли ты некоего Иуду из Кириафа и что именно ты говорил ему, если говорил, о кесаре? — Дело было так, — охотно начал рассказывать арестант, — позавчера вечером я познакомился возле храма с одним молодым человеком, который назвал себя Иудой из города Кириафа. Он пригласил меня к себе в дом в Нижнем Городе и угостил… — Добрый человек? — спросил Пилат, и дьявольский огонь сверкнул в его глазах. — Очень добрый и любознательный человек, — подтвердил арестант, — он высказал величайший интерес к моим мыслям, принял меня весьма радушно… — Светильники зажег… — сквозь зубы в тон арестанту проговорил Пилат, и глаза его при этом мерцали. — Да, — немного удивившись осведомленности прокуратора, продолжал Иешуа, — попросил меня высказать свой взгляд на государственную власть. Его этот вопрос чрезвычайно интересовал. — И что же ты сказал? — спросил Пилат… — В числе прочего я говорил, — рассказывал арестант, — что всякая власть является насилием над людьми и что настанет время, когда не будет власти ни кесарей, ни какой-либо иной власти. Человек перейдет в царство истины и справедливости, где вообще не будет надобна никакая власть. — Далее! — Далее ничего не было, — сказал арестант, — тут вбежали люди, стали меня вязать и повели в тюрьму». Почему Булгаков считает, что это не разовое предательство, а целая хорошо подготовленная провокация? Все дело в светильнике, о котором сквозь зубы сказал Пилат. Во времена Иисуса для обличения богохульника устраивали засады. Канонические источники описывают это так: «Приводят к нему (тому, на кого устраивается засада. — Прим. авт.) двоих молодых ученых (то есть учеников богословов. — Прим. авт.) во внешнее помещение (в соседнюю комнату с той, где идет разговор с богохульником. — Прим. авт.); а он сидит во внутреннем помещении, и зажигают для него светильник, чтобы они видели его и слышали его голос. Так поступили с Бен Стадой в Лидде: назначили в засаду для него двух молодых ученых, и они привели его в суд, и его побили камнями…» По Булгакову, именно в таком сговоре участвовал Иуда, и это, безусловно, не просто продажа учителя за деньги! Это отменно организованная операция со свидетелями, с заранее спланированной темой разговора, однозначно подводившая Иешуа под смертную казнь. Так что недаром Булгаков называет Иуду не предателем, а одним из лучших шпионов первосвященника Каифы. Сексотом… О рассевшемся чреве Но оставим литературного Иуду из Кириафа и вернемся к Иуде Искариоту. Итак, повторю. Версия смерти предателя в Евангелии от Матфея: «Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и, раскаявшись, возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: что нам до того? Смотри сам. И, бросив сребреники в храме, он вышел, пошел и удавился». Но я уже говорил, что, как и у Булгакова, похоже, слово «удавился» здесь просто фигура речи, некое клеймо позорной смерти. Еще я не склонен держаться за версию самоубийства, так как многие исследователи считают, что Евангелие от Матфея написано не очевидцем (или не очевидцами), хотя и приписывается этому апостолу, входившему в ближайший круг Иисуса и бывшего до встречи с Христом мытарем, то есть сборщиком податей (у Булгакова он и есть Левий Матфей). Многое в Евангелии от Матфея заимствовано из Евангелия от Марка. Марк же о судьбе Иуды вообще ничего не сообщает. Я, конечно, пишу «Марк не сообщает» или «Как говорит Матфей», хотя надо понимать, что именное авторство всех канонических Евангелий — чистая гипотеза, не подтвержденная пока ничем. Имена авторов — лишь предположения. Истиннее мне кажется версия из Деяний апостолов: «…и когда низринулся (Иуда. — Прим. авт.), расселось чрево его, и выпали все внутренности его». Слово «низринулся» можно толковать по-разному. Некоторые считают, что Иуда все-таки повесился, но веревка оборвалась, и он упал и оттого живот его разорвался. Есть переводы этого фрагмента, толкующие это слово как «упал головой вниз», то есть, мол, Иуда упал с какой-то высоты, с обрыва. Но фишка в том (я специально консультировался у судебных патологоанатомов), что даже при падении с самолета у человека лопается череп, ломаются кости, но случаи, когда бы «расселось чрево», им неизвестны! Для этого, как мне терпеливо объяснили, должна быть как минимум рана в животе. От пули, осколка, ножа или острого предмета. Ну может быть еще, что у Иуды была водянка, и живот при ударе лопнул, но это совсем маловероятно… Зато «рассевшееся чрево» — это уже не общая формула, не страшилка, это четкая деталь. Так мог описать смерть Иуды только тот, кто сам видел труп. Или тот, кто принимал участие в убийстве!

Чьих рук дело? В Деяниях апостолов эту четкую деталь сообщает апостол Петр: «…Петр, став посреди учеников, сказал (было же собрание человек около ста двадцати): братья! Надлежало исполниться тому, что в Писании предсказал Святой Дух устами Давида об Иуде, бывшем вождем тех, которые взяли Иисуса; он… приобрел землю неправедной платой, и, когда низринулся, расселось его чрево, и выпали все его внутренности; и это сделалось известно всем жителям Иерусалима, так что та земля на их отечественном наречии названа Акелдама, то есть земля крови». Петр словно отчитывается о проделанной работе. И очень любопытно, что он говорит, например, не о разбитой голове Иуды (а это самая вероятная травма, если бы Иуда «низвергнулся» со скалы на камни), а именно о «рассевшемся» — вспоротом — чреве. Так, может быть, он и был тем, кто казнил Иуду? Чем не версия? И многое, кроме этой речи Петра, указывает на то, что это очень вероятно… Кому выгодно? Для осознанного убийства нужен мотив. Кому выгодно было, чтобы Иуда умер? Самому Иуде? Вряд ли. Он был крайне скупой человек. Хранитель ящика с деньгами общины, позволявший себе ворчать даже на Христа за слишком необоснованные, на взгляд Иуды, траты. Обычно такие люди (а психология человека даже с веками меняется мало) берегут и любят себя, наделены здоровым цинизмом и до последнего держатся за жизнь без сантиментов и угрызений совести. Мне кажется, раскаяние Иуде, скорее всего, приписывается. И вряд ли он полез бы в петлю. Может быть, в смерти Иуды были заинтересованы Каифа и священники? Тоже сомнительно. Следы им заметать незачем, процесс над Иисусом был официальным, а вознаграждение за предательство богохульника — дело редкое, но тоже узаконенное. К тому же они с Иудой были в расчете: дело сделано, гонорар заплачен, контракт закрыт. Может, грабители прирезали Иуду, позарившись на деньги? Нет. Сребреники не пропали, а были каким-то образом возвращены (по Евангелию — брошены Иудой) священникам, и после смерти апостола на них купили землю у стен Иерусалима, известную до сих пор как Земля Крови. Там сейчас монастырь. Пилат отомстил? Это уже вовсе из области домыслов: суд прошел, руки умыты — что римлянину, ненавидевшему иудеев, один из них? А вот апостолы… У них как раз мотивов хоть отбавляй! Поступок их собрата повлек казнь главы общины, учителя. Да еще — за деньги от врагов Христа… И любопытно, что как раз Петр мог сыграть в деле мести Иуде свою роль, возможно, главную! Петр вообще фигура прелюбопытная. Рыбак и сын рыбака, он был братом апостола Андрея, которого позже назовут Первозванным. То есть первым, кого призвал Иисус в апостолы. Но это не совсем так: Иисус призвал не Андрея, а Андрея с Петром вкупе. Встретив братьев, Христос сказал: «Идите (то есть оба! — Прим. авт.) за Мной, и Я вас (то есть обоих! — Прим. авт.) сделаю ловцами человеков». Так что Кормильцев был не совсем прав в знаменитой песне про апостола Андрея и Христа «Прогулки по воде…». А первые ученики — самые верные и близкие. Недаром, отправляясь в Гефсиманский сад, Иисус взял Петра в качестве одного из трех телохранителей. Да, именно телохранителей. Это понятно, потому что из всех апостолов только Петр и сыновья Заведеевы — братья Иаков и Иоанн — имели черты характера, которые должны быть у настоящих бойцов. Все трое энергичны, агрессивны, вспыльчивы (за что, кстати, Иисус прозвал братьев «Воанергес» — «Сыны грома»). Они были еще и при мечах, правда, всего двое, и один из мечей был у Петра. Петр — явно старший в этой команде телохранителей. Он превосходил братьев отвагой. Именно он (что для нас важно!) в Гефсиманском саду при аресте Иисуса выхватил меч и отсек ухо рабу первосвященника Малху на глазах у римских солдат! А ведь ношение любого оружия иудеями римляне запрещали под страхом немедленной смерти. А он отважился! И, отмечу особо, Петр явно владел мечом хорошо, если ринулся в бой посреди легионеров и стражников. Если уж он был готов на это, то настичь Иуду и вспороть ему брюхо вспыльчивому Петру — возможно, совместно с братьями Иоанном и Иаковом — было делом пустяшным. Так что версия о Петре-мстителе выглядит более чем реально. А вдруг слова Петра — выдумка? Да, есть нюанс: истинность канонических текстов, как известно, подтвердить очень трудно. В Евангелиях и Деяниях апостолов явно есть чисто литературные куски, фантазии, не имеющие ничего общего с хрониками. Так, кто гарантирует, что автор Деяний не приписал Петру его заявление? Тем более что, согласно преданиям, Деяния приписываются евангелисту Луке, который, похоже, вообще с Петром не встречался. Но тут есть любопытная цепочка — очень короткая, — по которой до Луки могли дойти точные слова фактически из первых рук. Она такова. В 49-м году Петр познакомился с новым апостолом — Павлом. Они сотрудничали очень тесно, и, например, Антиохийская православная церковь ведет патриархальный (епископальный) ряд от апостола Петра, который, по преданиям, вместе с апостолом Павлом является ее основателем. А вот вернейшим учеником Павла был как раз евангелист Лука! Так что вполне возможно, что слова Петра на «закрытом собрании» были Луке переданы Павлом. И последнее… Земля, которую купили на тридцать сребреников (по версии Петра, купил Иуда), была глинистым полем, где брали сырье для своих изделий гончары (оно так и звалось «землей горшечника»). После смерти Иуды там решено было сделать кладбище для странников. Но, напомню, уже Петр говорит, что это место стали называть Акелдама, то есть «земля крови». Я мало верю, что жители Иерусалима разом мгновенно прониклись трагедией Христа и новое название возникло оттого, что пустошь была куплена на «кровавые предательские деньги». Это как-то излишне символично, даже пафосно… Проще и оттого, мне кажется, реальнее такое объяснение. Поле, питавшее многих гончаров, было полито кровью Иуды, а, раз «чрево расселось», крови было изрядно (как у Булгакова сказал Афраний: «Кровь хлынула волной, прокуратор!»). И глину там брать перестали, ибо место было осквернено и стало нечисто. Настолько, что его смогли отдать лишь под такое же нечистое дело — кладбище. Так что, возможно, мы теперь знаем не только кто убил Иуду, но и где именно он был убит…

6. Иуда из Кириафа. Тема ножа

Прокуратор использует нож Левия как предлог для знакомства: «Я призвал тебя, чтобы ты показал мне нож, который был у тебя» (с. 744). О том, что бродяга был вооружен, Пилат узнал от Афрания: «Он сказал, что он не уйдет, даже если его начнут убивать, и даже предлагал для этой цели хлебный нож, который был с ним» (с. 742). В общем, понятно, откуда Пилату известно, что этим ножом можно резать не только хлеб. Желание прокуратора было выполнено, нож Левия оказался у Марка Крысобоя. «Пилат поглядел на широкое лезвие, попробовал пальцем, остер ли нож…» (с. 744). Кто-кто, а уж всеведущий Пилат совершенно точно знал, зачем Левию нож, хотя тот солгал Пилату, что украл его, «чтобы веревки перерезать» (с. 744). У Левия было два объекта убийства: любимый учитель и ненавистный Иуда. И прокуратор буквально обезоружил Левия: его солдаты не дали Левию зарезать Иешуа, его поспешные действия предотвратили смерть Иуды от руки Левия. «Насчет ножа не беспокойся, нож вернут в лавку» (с. 744). И поскольку оба человека, приговоренные к смерти Пилатом, могли погибнуть от ножа Левия Матвея, потенциально ученик Иешуа становится в один ряд с исполнителями воли Понтия Пилата. Различие мотивировок не скрывает единства цели – убийства. Пилат опередил Левия, но совершенные Левием мысленные убийства Иешуа и Иуды и приказы Пилата касательно этих двоих объединяют бывшего сборщика податей с пятым прокуратором Иудеи. Однако никаких вещественных связей с прокуратором Левий не желает. Пилат предлагает ему деньги, приглашает «разбирать и хранить папирусы» в Пилатовой библиотеке в Кесарии (с. 745), но Левий отказывается. Фактически прокуратор предлагает бродяге стать историком, подобно Иосифу Флавию (37 – ок. 95 гг.), бывшему еврейскому военачальнику, историографу при дворе Флавиев. И хотя Левий не желает оказаться подобием Иосифа Флавия, встреча с Воландом все-таки происходит на крыше библиотеки: обыгрываются и «книжные» интересы бывшего мытаря, и то, что мастеру пришлось-таки пройти отвергнутый Левием путь: хранить и разбирать рукописи в одном из московских музеев (не в Румянцевском ли?).

Левий берет у Пилата только пергамент, ибо после встречи с Иешуа ни деньги, ни социальное положение его не интересуют, он выглядит бескорыстным и идейным террористом-неудачником.

Зато его главного врага в Ершалаиме деньги интересуют. Иуда – полная противоположность Левию Матвею: он красив и элегантен. Он страстен, как и бывший сборщик податей, и страстно относится к деньгам и женщинам. Деньги он получил за то, «что так радушно принял у себя этого безумного философа» (с. 722). Один бросил деньги на дорогу, другой символически их поднял, ибо в центре «денежных операций» стоит Иешуа Га-Ноцри.

Итак, выстроен треугольник: учитель – последователь – платный осведомитель. Бескорыстный ученик не знаком с Иудой, но их связывает Иешуа. По тексту они ни разу не встречаются; Иуда из Кириафа на сцене ершалаимских событий возник после того, как заболел Левий Матвей.

Иуда выступил влюбленным красавцем, спешащим на свидание с Низой. Казалось бы, все просто: осведомитель получил деньги за донос и радостно торопится на свидание. Если бы не одна деталь: канун Пасхи. Действия Иуды так же беззаконны, как богохульства Левия и похороны Иешуа, – для иудея они невозможны.

Обе страсти Иуды стали для него роковыми: коварная любовница заманила его в ловушку, а полученные тридцать тетрадрахм стали (пусть и фальшивым) объяснением гибели. Только посвященные знали истинную причину смерти красавца из Кириафа, для профанов с ним расправились разбойники, отобрав полученный у Каифы кошель с серебром. Дальнейшая судьба этих тридцати тетрадрахм последовательно описана. Один из убийц Иуды «засунул сверток за пазуху» (с. 732) и исчез. Афраний, рассказывая прокуратору об Иуде, держал в руках «заскорузлый от крови кошель», который уже успел побывать у Каифы и был возвращен Афранию. Следовательно, деньги в конце концов оказались у Пилата. Иуда сполна расплатился за свою низость: он не только отдал кровь за кровь бродячего философа, но и вернул назад деньги. Жизнь Иуды тоже оценена, правда, сумма Булгаковым не названа. Пилат под предлогом того, что отдает Афранию долг (он занимал, когда въезжал в Ершалаим, чтобы бросить монеты нищим), вручает ему кожаный мешок. Совершенно ясно, что мелочь, кинутая в толпу, и деньги в мешке, поданном Афранию, – это совсем разные суммы. То была «какая-нибудь безделица» (с. 724), а сумма, выданная Афранию, – предварительная плата за сокровенное намерение убить Иуду. И если жизнь Иешуа куплена Каифой, то жизнь Иуды куплена Пилатом.

Беспечного красавца из Кириафа никак нельзя считать предателем. Он вовсе не интересовался личностью Иешуа, никогда не был его последователем. Он выполнил задание Синедриона – стал наводчиком и привел философа к себе домой. Провокатор по своей роли и, вероятно, по призванию, Иуда – человек безнравственный. Его тайная служба, оплачиваемая Синедрионом, – специфическое, требующее особой склонности занятие. Но собственно предательства в данном случае не было: Иуду интересовали деньги, а не бродячий философ. Более того, его действия связаны с охраной социального порядка и лишены личной инициативы: Иуда – всего лишь винтик в сложном государственном механизме, не гнушающийся зарабатывать не самым праведным путем.

Попытки связать предательство Иуды Искариота с мотивами охраны существующего порядка встречались в научно-христианской литературе (у А. Швейцера), но были отвергнуты богословами как не имеющие основания в текстах Евангелий.

Булгаков предлагает свой вариант, «осовременивая» Иуду из Кириафа: наводчик, доносчик – тип гораздо более распространенный, чем предатель, а платный осведомитель – профессия, существующая в любом обществе.

Смерть Иуды, как и смерть Иешуа, происходит при отсутствии посторонних – нет ни причастной к действию толпы, ни случайных свидетелей. Эта смерть символична и ритуальна. Сатана на балу нуждается в крови Майгеля – шпиона и осведомителя. Иуда из Кириафа принадлежит к тому же архетипу, что и барон Майгель, и в Гефсимани разыгрывается действо магического пополнения сатанинского вина. Покуда существует хоть один доносчик, у сатаны будет источник для «причастия». То, что разыграно на подмостках ершалаимского театра, вероятно, из года в год повторяется в конкретных земных ситуациях, названных «балом» у сатаны.

Иуда из Кириафа погибает, как и барон Майгель, в обстановке всеобщего празднества. Праздник иудейский сливается во времени с праздником сатанинским. Иуда из Кириафа, влекомый женщиной, пренебрегает торжеством Пасхи. Барон Майгель, наоборот, увлекаемый любопытством и своими целями, стремится на бал к Воланду. Третий праздник – христианский, в Москве – еще грядет, но он нимало не волнует барона, равно как и всех остальных персонажей; барон – атеист и вообще «отпетый негодяй». Похоже, что такой человек, как Майгель, не имеет ни малейшего представления о раскаянии. Иуда из Кириафа напоминает этим Майгеля. Нераскаяние Иуды особенно важно потому, что из-за него Иуда не признался в сотрудничестве с Синедрионом и в своей роли в истории с Иешуа Га-Ноцри. Пилат в лице Иуды убивает еще и свидетеля, ибо никто, кроме него и Левия, не знает Иешуа в лицо. Молчание Левия куплено ценою смерти Иуды – Левий обезврежен, за него Иуде отомстил Пилат. Так выглядит явно поданная версия.

Второе значение смерти Иуды может заключаться в «тайнописи» романа. Пилату нет резона доверять дальнейшему молчанию Иуды: а вдруг он проговорится и станет известно, что никакого предательства не было и Иешуа – вовсе не тот, кем его следует считать по замыслу сатаны? И тогда возникает план, согласно которому «истинные» события, происходящие в романе мастера, займут место «ложных» (слухи о самоубийстве и раскаянии).

О третьем – ритуальном характере сцены смерти Иуды из Кириафа – мы уже говорили.

Пилат и Левий выступают здесь как сообщники. Пилат, предвосхищающий действия ученика Иешуа, до мелочей «предвидит» желание Левия. Он «предчувствует», что Иуду зарежут. Не размозжат голову, не повесят, не столкнут с горы, не раздавят – а зарежут. Обязательно нужна пролитая кровь, уходящая в землю ершалаимской Гефсимани.

Новозаветный Иуда, «раскаявшись, возвратил тридцать сребренников первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: чт? нам до того? смотри сам. И, бросив сребренники в храме, он вышел, пошел и удавился» (Мф. 27: 3–5). В версии мастера гибель Иуды значительно сдвинута во времени: Искариот повесился сразу же после суда над Иисусом, утром. Гибель Иуды из Кириафа совпадает по времени с погребением Иешуа Га-Ноцри, точно так же, как смерть Майгеля на балу совпадает с гражданской панихидой по Берлиозу в «Грибоедове», что еще больше сближает обе части «Мастера и Маргариты».

В разговоре с Афранием Пилат касается того, каким образом был убит Иуда. «Убит он с чрезвычайным искусством, прокуратор, – ответил Афраний, с некоторой иронией поглядывая на прокуратора» (с. 740). Эта ирония – знак сообщничества: Пилату великолепно известно все, что ему может сообщить начальник тайной стражи, и Афраний хорошо это знает.

Сцена гибели Иуды во многом напоминает сцену избиения Варенухи в московской части романа. В обоих случаях нападавших на жертву двое, нападение произведено в уединенном месте, вокруг – густые заросли. Но драматизм ершалаимского события сведен в Москве к гротесковому фарсу: избивают администратора в общественном туалете и отбирают у него не деньги, а портфель со Степиными телеграммами, которые он намеревался отвезти в органы госбезопасности. Кроме того, Варенуха остается жив, правда, временно превращается в упыря, т. е. на короткий срок исчезает из реальности, становится нечистой силой.

Для убийства Иуды был использован нож. По мнению И. Бэлзы, Булгаков «позаимствовал» нож из фрески Леонардо да Винчи «Тайная вечеря», где он изображен на трапезном столе. «Именно этот леонардовский нож Булгаков вложил в руки человека, который „по рукоять всадил его в сердце Иуды“». И. Галинская выдвигает свою версию убийства Иуды. Сходным образом было осуществлено убийство Петра де Кастельно, папского легата, в 1208 году. «Убийство Петра де Кастельно подробно описывается не только в „Песне об альбигойском крестовом походе“, но и во всех без исключения работах по истории этого периода».

Так или иначе «тема ножа» занимает в романе далеко не последнее место.

В «московской части» нож возникает неоднократно. В рассказе Ивану Бездомному мастер упоминает его дважды: «Любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас сразу обоих! Так поражает молния, так поражает финский нож!» (с. 556).

«Ну, кому нужен точильщик в нашем доме? Что точить? Какие ножи?» (с. 557).

Несмотря на это удивленное восклицание мастера, нож в его подвальчике все-таки есть: когда мастер выпил яд, налитый ему Азазелло, и увидел падающую Маргариту, «он хотел схватить нож со стола, чтобы ударить Азазелло…» (с. 785).

Маргарита в квартире критика Латунского «кухонным ножом резала простыни» (с. 653).

Азазелло возникает перед дядей Берлиоза «с ножом, засунутым за кожаный пояс» (с. 617).

В валютном магазине «острейшим ножом, очень похожим на нож, украденный Левием Матвеем» (с. 764), продавец снимает шкуру с лососины.

В сцене бала, когда из камина один за другим вываливаются три гроба, выбегает «кто-то в черной мантии, которого следующий выбежавший из черной пасти ударил в спину ножом» (с. 681).

В романе мастера ножами вооружены Пилат и Марк Крысобой: «широкий стальной нож в ножнах» у прокуратора (с. 734); у кентуриона «поножи, меч и нож» (с. 590), которые он не снимает даже во время страшной жары на Лысой Горе. Нож – традиционное оружие убийства в Древнем мире. Но для Булгакова «тема ножа» имеет и особую субъективную окраску. В письме к П. С. Попову от 19 марта 1932 года снятие со сцены пьесы «Кабала святош» Булгаков назвал «ударом финского ножа». «Это вот что: на Фонтанке среди бела дня меня ударили сзади финским ножом при молчаливо стоящей публике». И далее: «Когда сто лет назад командора нашего ордена писателей пристрелили, на теле его нашли тяжкую пистолетную рану. Когда через сто лет будут раздевать одного из потомков перед отправкой в дальний путь, найдут несколько шрамов от финских ножей. И все на спине. Меняется оружие!» Удар ножом в спину для Булгакова – подлый, разбойничий, вероломный удар.

В связи с этим двусмысленность желания Левия убить Иешуа становится еще понятнее. Однако его своевольные замыслы неосуществимы, ему остается только перерезать веревки, но не тот волосок, на котором висела жизнь бродячего философа, ибо распорядиться ею бывший сборщик податей был не властен.

Нож – еще и символ власти над человеческой жизнью, ибо обладающий им несет смерть. Во сне Максудова из «Театрального романа» Булгакова герой, перенесшийся в XV век, идет по дворцу с кинжалом за поясом. «Вся прелесть сна заключалась не в том, что я явный правитель, а именно в этом кинжале, которого явно боялись придворные, стоящие у дверей. Вино не может опьянить так, как этот кинжал, и, улыбаясь, нет, смеясь во сне, я бесшумно шел к дверям».

Левий не обладал ножом по праву: он его украл, поэтому нож перешел к Понтию Пилату, удерживающему все нити жизней героев в своих руках.

Нож как орудие смерти Иуды из Кириафа выбран Булгаковым в силу нескольких причин. Во-первых, это самое распространенное оружие в античном мире, и оно совершенно естественно соотносится с остальными деталями. Во-вторых, нож является символом. В-третьих, убийство ножом в сердце связано с ритуалом, с жертвоприношением.

Два удара (в спину и в грудь), от которых погиб Иуда из Кириафа, свидетельствуют о двойном характере его смерти: вероломном, так как и сам Иуда вероломен (собаке – собачья смерть), и ритуальном (кровь, пролитая на землю). На балу у Воланда двойной характер дьявольского умерщвления распадается на две мизансцены: удар в спину «человека в черной мантии» как подлое преступление и выстрел в сердце барона Майгеля – как жертвоприношение («Меняется оружие!»).

От удара копьем в сердце умирает Иешуа Га-Ноцри, хотя Левий хотел бы ударить его ножом в спину. Убийства Иуды, Иешуа и барона Майгеля ознаменованы тем, что пролита кровь и это подчеркивает ее магическое значение.

В связи с этим следует отметить, что евангельский Иуда, повесившийся на осине, не пролил своей крови и не оставил ее на земле, совершив бескровное самоубийство, т. е. его кровь ни на чью голову не пала, он ею никого не связал. Кровь же булгаковского Иуды пролита еще и для скрепления союза сатаны и его свиты: она их соединила. Невольно вспоминаются слова Мефистофеля из «Фауста» Гёте, требующего, чтобы Фауст подписал договор с ним кровью: «Кровь – сок совсем особенного свойства».

Отсутствие Иуды из Кириафа на балу у Воланда и «замена» его бароном Майгелем подтверждают онтологический характер ершалаимской части «Мастера и Маргариты». На Воландовом балу персонажи «апокрифа», естественно, отсутствуют: во-первых, это литературные герои, во-вторых, московский бал – рядовой, ежегодный, поэтому Иуды Искариота и нет – лишь его разновидности.

Присутствующие гости – ныне прах и тлен, а в прошлом – люди, жившие на земле и оставившие след в истории, с событиями Нового Завета никак не связаны. Персонажи, поданные как новозаветные, отсутствуют, поскольку в реальном времени они не существовали, не рождались, не умирали, а просто играли свои роли в мире Воландовых «идей», предопределяя поведение людей, тяготеющих к сатане, как бы предлагая им архетип действий на подмостках вневременного театра.

Сатана с помощью сообщников разыгрывает свою версию Страстей Христовых, однако любое обращение к Страстям, а тем более их изображение становится священным представлением, мистерией. Естественно, события в Ершалаиме как черная мистерия, разыгранная в лишенном реальных измерений пространстве, наделены особой магической силой, сообщающей заданность ряду событий в Москве. Якобы реальная, но мнимая казнь Иешуа (ведь он никогда не был, не жил!) в Ершалаиме перекликается с якобы мнимой (по словам Азазелло) и одновременно реальной смертью мастера в Москве. Театральное действо в Ершалаиме оборачивается жестокой реальностью в Москве, все события смешиваются, и вымысел становится неотличим от действительности, правда от лжи, добро от зла.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Иуда Искариот

Иуда носил это странное прозвище Искариот, чтобы отличать его от другого Иуды, сына Иакова, по прозвищу Фаддей. Значение прозвища до сих пор служит предметом споров. Самое распространенное объяснение – иш-керийот, то есть «человек из Керийота» (название какого-то селения или городка в Иудее) или просто даже «человек из пригорода». Иногда, впрочем, говорят, что это искаженное слово сикарий (так называли борцов за независимость, а на современном языке террористов, использовавших кинжалы, на латыни сика, для убийства римлян и сотрудничавших с ними иудеев). Есть и другие объяснения, связанные с созвучными арамейскими словами: то ли «красильщик» (профессия), то ли «лживый человек» (характеристика поведения). Последняя версия сомнительна: вряд ли у него с самого начала было такое обидное прозвище.

Евангелист Иоанн еще называет его Симоновым – видимо, его отца или старшего брата звали Симон. Если старший брат, то не мог ли это быть один из апостолов? Симон-Петр, брат Андрея, – едва ли, слишком много о нем говорится, чтобы пропустить такую деталь. А вот другой Симон, по прозванию Зилот или Кананит, в принципе мог. Может быть, оба они даже в свое время принадлежали к «вооруженному подполью», как намекает прозвище Симона, – и тогда Иуда действительно был «сикарием», а не просто «человеком из пригорода».

В любом случае, в Евангелиях о нем почти ничего не говорится, за исключением того самого предательства. И еще одного небольшого эпизода: Иоанн повествует, как одна женщина помазала Иисуса драгоценным ароматическим маслом. И тогда Иуда возмутился: «Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим?» И дальше Иоанн комментирует: «Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали». Получается, он был самым обычным вором: просто таскал понемногу деньги, которые люди жертвовали Иисусу и Его ученикам.

Интересно, что в версии Марка возмутились «некоторые», то есть не один Иуда, и уж наверняка не потому, что все они надеялись получить часть этих денег себе лично. Но это так легко можно понять: апостолы странствовали по всей Иудее, не всегда им хватало пропитания, а уж удобный ночлег и вовсе казался роскошью… и вдруг какая-то женщина безрассудно тратит в один миг сумму, которую поденщик зарабатывает за год! Они не знали, что странствия их подходят к концу и что Иисус скоро будет подвергнут самой мучительной и позорной казни, и даже хоронить Учителя придется поспешно, в чужой гробнице. Женщина тоже не знала этого, но принесла всё, что могла, в знак своей любви и признательности.

Слова Иуды о деньгах служат своего рода прологом к истории предательства. Но только ли в деньгах дело? А не в том ли еще, что апостолы связывали с Иисусом какие-то надежды и ожидания, а Иуда, возможно, особенно сокрушался по поводу своих утраченных иллюзий? И только женщина с драгоценным маслом в тот момент просто всё отдала, ни о чем не прося, ни на что не рассчитывая.

Иуда Искариот прославился как предатель. Но в чем, собственно, состояло его предательство? Понятно, когда кто-то выдает место расположения партизанского отряда, проводит врагов тайной тропой или заманивает командира в ловушку. А тут? Иисус проповедовал в Храме открыто, его могли арестовать в любой момент. Строго говоря, священники со своими сторонниками не спешили с арестом, чтобы избежать того, что страшило их больше всего: народных волнений, которые будут жестоко подавлены Римом и могут стоить им должностей, а то и голов. Значит, Иисус должен был исчезнуть тихо и незаметно, особенно удобно сделать это накануне пасхального праздника: люди заняты приготовлениями, им не до того, чтобы возмущаться. И вообще, сначала можно будет Его убить, а потом с чистым сердцем праздновать. И за радостным празднованием вся эта некрасивая история как-то забудется.

Иуда, собственно, и обещал священникам указать на такой удобный момент. Он выбрал время после Тайной вечери, когда Иисус ночью молился в Гефсиманском саду, с ним было всего несколько учеников, да и те дремали от усталости. И еще Иуда указал стражникам, кого именно арестовывать, поцеловав Учителя. А то те в лицо Его знали плохо, да и темно было – могли по ошибке схватить другого, и всё пошло бы с самого начала не так.

Невелика услуга, и плата за нее была невелика – тридцать серебряных монет, средняя цена раба в то время. А как еще оценивать человеческую жизнь? Конечно, и без Иуды бы как-нибудь обошлись, выбрали бы другой момент. Но его предательство имело и особый смысл: в самом ближнем кругу нашелся тот, кто желал Иисусу гибели. О чем тогда вообще говорить, можно считать всё дело Его жизни проваленным… Или, по крайней мере, так тогда казалось.

Или Иуда не желал на самом деле Ему смерти? Конец этой истории подсказывает: всё пошло не так, как Иуда рассчитывал. Матфей рассказывает, что когда Иисусу был вынесен приговор, еще даже до самой казни, то есть буквально на следующее утро, Иуда возвратил полученную плату со словами: «Согрешил я, предав кровь невинную». Священники ответили: «Что нам до того?» И в самом деле, они своего добились, а нравственные терзания Иуды – это его личные проблемы. Иуда бросил деньги в Храме, вышел прочь и покончил с собой: по Матфею – удавился, а Лука в книге Деяний сообщает, что он «низринулся», то есть упал или бросился с высоты, но могло быть и так, что он сначала повесился, а потом веревка оборвалась, и он упал на землю.

Евангелисты Матфей и Марк подчеркивают, что Иуда не прочь был заработать эти самые тридцать монет. Но если бы всё сводилось к этому, он бы не расстался с ними так легко следующим же утром и не покончил бы с жизнью. Тут было что-то еще… Лука и Иоанн отмечают, что в Иуду вошел сатана. Это самое простое объяснение: он был невменяемым орудием нечистого духа, и тот, исполнив, что хотел, просто избавился от него, отбросил в сторону, как разбитый кувшин.

Но и это слишком простое объяснение. Иисус не раз встречался с людьми, которые были одержимы бесами, – и из таких людей Он бесов изгонял. Неужели он бы не сделал ничего подобного со Своим учеником? Напротив, евангелисты не раз подчеркивают, что Иисус всё заранее знал о намерениях Иуды и оставлял за ним свободу выбора. Даже на Тайной вечери он оставлял ему возможность изменить принятое решение, сказав пред всеми: «Один из вас предаст Меня», – но не раскрыв, кто именно. Так можно уважать только свободу воли человека, а вовсе не бесовскую одержимость.

Человек устроен сложно, и обычно его поступки имеют больше, чем один мотив. Да, Иуда несомненно действовал по подсказке сатаны, но он явно не был одержимым и сохранял контроль над своими поступками. Он наверняка не прочь был подзаработать деньжат, но едва ли всё сводилось только к этому (в конце концов, если бы они продолжали странствовать с Учителем, из денежного ящика можно было бы вытащить и побольше, чем тридцать монет). Могла быть и еще какая-то причина…

Недостатка в версиях нет и никогда не было, объяснения предлагались самые разнообразные. Например, что сыграть эту роль Иуде поручил… Сам Иисус – дескать, без Иуды не состоялась бы Голгофская жертва. Героизация предательства во все времена имела место.

Но есть и вполне разумная версия. А что, если Иуда действительно был борцом за независимость, «сикарием», или, по крайней мере, горячо желал освобождения своей родины от римского ига? Иисус выглядел неплохим кандидатом в вожди восстания и даже в цари: вокруг Него собирались толпы, Он творил чудеса, жители Иерусалима торжественно встречали его как Мессию… Казалось, вот теперь Он должен открыто выступить против Рима, поднять восстание, прогнать захватчиков и всех их пособников! А Он всё медлит. Как же заставить Его действовать? Наверное, надо поставить его перед выбором: или Он наконец-то выступит на открытую борьбу, или будет убит, казнен самой мучительной и позорной смертью!

«Думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов ангелов?» – сказал Иисус Петру в момент ареста… и не поднял восстания. Всё пропало, ангельские полки не выступили на стороне патриотов, и, более того, Иуда осознал, что своими руками предал Учителя на казнь.

Конечно, это всего лишь реконструкция, одна из возможных. Евангелия не описывают подробно мотивов Иуды, и это верное решение. У зла своя логика, ей не надо следовать, ее даже не обязательно понимать. Важно сделать верный выбор, чтобы потом не пришлось бросать оземь полученный выигрыш, чтобы самоубийство не показалось единственно верным решением.

>Статья

События христианского мира

Фразы и слова, которые разрушают брак (СМИ)
Президент организации «Family First» (Семья на первом месте) Марк Мэррилл (Mark Merrill) в журнале Charisma пишет о том, какие фразы и слова нам не нужно использовать, чтобы не разрушить взаимоотношения в браке.
«Отравляющими» словами или можно считать фразы: «Я тебя ненавижу» или «Лучше б мы вообще никогда не встречались» и подобные им, могут нанести непоправимый ущерб вашим отношениям с мужем или женой.
Ниже записаны 5 примеров «отравляющих» слов, которые нужно избегать, если вы хотите построить хорошие взаимоотношения.
1. Саркастические фразы.
Например, фразы «А что, у мусорного ведра ноги сами вырастут?» или «Я тебе в прислуги не нанималась» на первый взгляд кажутся не такой уж серьезной проблемой, но на самом деле они являются признаком скрытой неудовлетворенной потребности или неоправданного ожидания одного из супругов, на протяжении какого-то времени.
2. Неблагоприятные слова.
Каждый супруг или супруга хотят слышать подбривающие слова в свой адрес, а не те, которые будут убивать у вас всякое желание что-то сделать, или сделать это как можно лучше. Фразы: «Это чушь?» или «Ты что считаешь, что у тебя получится это сделать?», на самом деле означают – «Я не верю в тебя, не верю, что ты способен или способна это сделать» или «Я не в твоей команде и тебе помогать не буду». Конечно же, это не означает, что вам нужно молчатьили быть не честными, когда идеи, которые будут предлагать ваш супруг или супруга, на самом деле не самые лучшие. Но вместо того, чтобы сказать, что это самый большой бред, который вам когда-либо доводилось слышать, вы можете сказать: «Это не замечательная идея, но я думаю, ты можешь придумать что-то еще лучше». Вы должны поддерживать друг друга, поддерживать любые стремления и желания, и тогда у вас будет счастливые и благоприятные отношения в браке. Вы должны быть самым большим поклонником, а не критиком вашего супруга или супруги.
3. Неуважительные слова.
Уважение, это не то, что можно заработать. Уважение должно быть проявлено безоговорочно. Неуважительны фразы: «Ты что не можешь найти достойную работу?», «Да, мне наплевать, что ты там говоришь, я все равно сделаю по-своему», или «Ой, ты так сильно поправился или поправилась». Это обидные и неприятные фразы, которые могут подорвать чувство значимости одного из супругов.
4. Сравнения.
Когда мы говорим: «А он ради своей жены пошел бы на жертву и сделал то, что она просит», или «Ну, почему ты не такая как все?», в действительности означают, что ваш муж или жена не достаточно хорошие для вас или не подходят вам.
5. Эгоистичные слова.
«Меня вообще не волнует, как ты себя чувствуешь, ты должна это сделать и точка», или «Мне срочно надо это новое платье», или «Мне нужен такой человек, который будет исполнять все мои прихоти». Супруг или супруга, которые ставят свои интересы выше других, чаше всего используют обращение со слов «Я», все крутится вокруг них, их желаний, и нужд, невзирая на желания и потребности другого.
Если вы хоть раз использовали эти фразы или слова, тогда вам нужно попросить прощения и набраться терпения, пока ваш супруг или супруга пройдут процесс исцеления от этих «отравляющих» слов. Если вы сможете простить друг друга, тогда ваши отношения начнут восстанавливаться. Не будьте скоры на слова, обдумывайте ваши фразы, перед тем как хотите их сказать вслух. Пообещайте себе, что вы больше не будете использовать эти «отравляющие» фразы, даже тогда, когда вы расстроены.
В Германии опубликовано исследование об освещении смерти Пап в СМИ
Историк из университета Гессена Рене Скотт опубликовал монографию на тему «Смерть Папы Римского и мировая общественность с 1878 г. Медиализация ритуала», сообщает «Седмица».
Последние дни, смерть и церемония погребения Папы, начиная с последней трети XIX в., стали освещаться в СМИ. Однако пресса, радио и позднее телевидение сообщали не только о папской кончине, но и о сопутствующих событиях. Медиализация влияла также на структуру ритуала и его публичное представление.

Исследование рассматривает изменения формы ритуала и его общественного представления в период с 1878 по 1978 г. Работа показывает, что интерес к папской смерти и событиям, ей сопутствующим, остается неизменно высоким. Высокое положение Папы является причиной того, что его смерть всегда воспринимается как важный поворотный момент в истории Католической Церкви.
Папа, на понтификат которого выпало появление и стремительное развитие средств коммуникации, — Пий IX (1846-1878) принадлежал к консервативному крылу. В своем знаменитом «Списке заблуждений» (Syllabus Errorum, 1864) понтифик осудил свободу слова как «ошибку современности». При нем начала печататься газета L’Osservatore Romano. О смерти Пия IX в Риме 7 февраля, в 17:45, газеты написали уже спустя 12 ч. Для сравнения: о смерти его предшественника Григория XVI газеты написали только через 6 дней.
После II Ватиканского собора Церковь иначе взглянула на СМИ. Как и некоторые др. масштабные события первого десятилетия второго тысячелетия, такие как теракт 9/11 или цунами, смерть Папы Иоанна Павла II в 2005 г. надолго завладела вниманием общественности. В апреле 2005 г. почти 7 тыс. журналистов из 106 стран всех континентов были аккредитованы в канцелярии Ватикана. Кроме того, почти 5 тыс. корреспондентов из 122 стан работали для 487 телеканалов, 296 фотоагентств и 93 радиостанций.
До Папы. В Голливуде снимут фильм о жизни кардинала Бергольо
Известный американский режиссер, продюсер и сценарист Кристиан Пешкен решил снять художественный фильм о жизни Хорхе Марио Бергольо: священника, кардинала, а ныне – Папы Римского, — сообщает Христианский Мегапортал invictory.org со ссылкой на Благовест-инфо и Apic.
Фильм будет рассказывать о служении Бергольо в родной Аргентине и завершится его избранием на папский престол.
Пешкен – уроженец Германии, не так давно обратившийся в католицизм, – рассказал, что группа европейских инвесторов уже пообещала ему 25 миллионов долларов на съемки фильма. Ожидается, что съемки начнутся в 2014 году и пройдут в Аргентине и Риме.
«Этот фильм будет обращен ко всем людям», — добавил режиссер.
Название фильма уже утверждено: «Друг бедных: история Папы Франциска».
В качестве консультантов Пешкен пригласил известного ватиканиста Андреа Торинелли, биографа нового Папы, знакомого с Бергольо с 2002 года, и Сержа Рубина – соавтора книги «Иезуит».
Идея снять фильм пришла Пешкену, когда он увидел новоизбранного Папу, выходящим на балкон собора святого Петра. «Этой сценой фильм будет завешаться, — говорит режиссер. – И это будет грандиозный финал!».
Оксамита: Пасха — время наполнить сердце благодарностью Господу
О пасхальных традициях в своей семье читательницам «Леди ТБН» рассказала партнер общественного телеканала «ТБН-Россия», певица Оксамита.
– Как Вы относитесь к празднику Пасхи?
– Думаю, сначала нужно сказать о том, что значит для меня Иисус Христос. Это мой Господь, смысл моей жизни, всей моей деятельности. Я провожу концерты, во время которых славлю Его, молюсь Ему, говорю о Нем зрителям. В день воскресения Христова все мои чувства — любовь, трепет, благоговение, достигают апогея. Я пытаюсь осознать непостижимый замысел Христа по спасению человечества, распятие и светлое воскресение. Пасха – возможность в очередной раз выразить свои чувства Господу, а также достучаться до многих людей, сказать им, что пришло время открыть свое сердце, наполнить его благодарностью к спасительной жертве Христа.
– Помните, как проводили Пасху в детстве?
– Конечно. На память приходит деревенский дом бабушки и дедушки, семейный вечер, во время которого мы говорим о воскресении Христа. Я, может, не до конца понимала тогда, что мы празднуем, но обычай собираться в этот благословенный праздник семьей, остался. Прошли годы, но до сих пор с Пасхой у меня ассоциируется единство и любовь родных. Сегодня мы также собираемся с близкими и благодарим Господа. Моей дочери уже 6 лет, и она присоединяется к молитве Всевышнему, к благодарности за Его дары, защиту и благословение.
– Как Вы готовитесь к этому Божьему празднику?
–У еврейского народа есть традиция, которая мне очень нравится. Перед праздником Пасхи принято убирать из дома весь сдобный хлеб, чтобы во время песаха есть только пресный. Дрожжевой хлеб символизирует гордость, а пресный – смирение. По этой еврейской традиции полезно перед Пасхой наводить порядок в своем духовном доме. Смириться перед Богом, осознать — все, что мы имеем, даровано нам через жертву Иисуса, пролитую Всевышним кровь.
Девять харизматических привычек, от которых нужно избавиться
Бывший редактор журнала Charisma Дж. Ли Греди (J. Lee Grady) в своей статье предлагаем рассмотреть 9 харизматических привычек, от которых нам нужно избавиться.
По мнению Греди, в Новом Завете говорится о том, чтобы мы дали возможность Духу Святому проявиться через нас. Апостол Павел в послании к Коринфянам дар нам руководящие принципы как использовать дар пророчества. Павел видел, как исцеляются люди, он получал сверхъестественные видения от Бога, он не запрещал церковным лидерам говорить на иных языках, он был воплощением харизматической духовности.
Но не все, что в наше время мы сейчас практикуем, будет являться проявлением Духа Святого. На протяжении четырех десятилетий харизматы внедрили некоторые традиции, которые не только выставляют на посмешище все харизматические церкви, но и препятствуют тому, чтобы люди внимали Слову Божьему. Думаю, наша духовная незрелость позволила нам вести себя подобным образом.
1. Не толкайте людей.
Иногда, когда Дух Святой прикасается к нам, мы можем почувствовать, как наше тело слабеет, и мы просто не можем стоять. Но бывает так, что мы слабеем не от Духа Святого, а от того, что проповедник ударяет нас, или толкает нас. Поступая так, он показывает, что надеется на свою силу, как бы пытается продемонстрировать ее, выдавая ее за “удар” Духа Святого.
2. Падение из вежливости.
Некоторые люди во время молитвы падают на пол, потому что они полагают, что в этом есть духовная сила. Но в Писании не говорится, что для того, чтобы получить помазание Божье или исцеление, вам для этого нужно упасть. Все это вы получаете по вере.
3. Нескончаемая песня.
От того, что мы будем на протяжении 159 раз повторять припев или куплет какой-то песни, Бог не станет более пристально прислушиваться к нашим молитвам. Это ничего не меняет, Он слышит нас и с первого раза.
4. Любительские флаги.
В 80-х годах в церквях появились флаги и баннеры, которые, несомненно, привлекали внимание во время поклонения. Но откуда возникла идея, что нужно размахивать ими во время прославления перед лицом наших братьев и сестре?

5. Не затягивайте время ваших приношений в церкви.
Да, ваша десятина расценивается, как часть вашего поклонения Богу. Но не стоит перегибать палку, и слишком много времени уделять приношению десятины во время служения, иначе закрадываются подозрения, что — то здесь не так.
6. Заканчивайте проповедь вовремя.
Я не против длинной проповеди, или того, что иногда вы можете проповедовать чуть больше положенного времени. И не стоит, говорить перед аудиторией, что вы уже заканчиваете, когда вы знаете, что у вас еще 30 минут, на протяжении которых, вы будете продолжать проповедовать.
7. Непристойные танцы в церкви
Я не вижу проблемы, чтобы танцевать в церкви, таким образом прославлять Бога. Но, я против того, когда мы позволяем многим не профессиональным, а любительски танцевальным группам, танцевать перед церковной аудиторией в облегающих костюмах.
8. Слишком громко
Когда ранняя церковь молилась, здание сотрясались. Сегодня, наши здания сотрясаются от объема наших звуковых систем. Иногда приходится ставить затычки в уши во время прославления. “Харизматично” на означает громко, наша духовность не измеряется в децибелах”.
9. Запуск Глоссолалии
Говорение на иных языках один из самых замечательных даров, которые Бог дал христианам. Но, некоторые считают, что повторение определенных фраз или слов, может помочь им в проявлении этого дара. Перестаньте манипулировать Духом Святым.
Американский служитель назвал 12 признаков глупого человека
Основатель движения «Fivestarman» Неил Кеннеди в своей статье говорит о том, что царь Соломон предостерегает нас об опасности от общения с людьми, которые могут негативно влиять на наш внутренний мир.
Как утверждает Кеннеди, «если вы хотите стать духовно более зрелыми, вам нужно находиться в окружении мудрых людей, например, наставников, которые будут помогать и направлять вас идти дорогой успеха». «А если вы находитесь постоянно среди людей, которые поступаю глупо, тогда они будут нести разрушительное влияние в вашу жизнь, прокладывая ваш путь к гибели», — отметил он.
Он также назвал 12 признаков, как отличить глупого человека от мудрого.
1. Глупцы призирают мудрость и наставления (Пр.1:7).
2. Глупцы насмехаются над человеком и клевещут (Пр.10:18).
3. У глупцов нет никаких моральных ограничений (Пр.13:19).
4. Глупцы относятся легкомысленно ко греху и его суждению (Пр.14:9).
5. Глупцам нельзя доверять важную информацию (Пр.14:33).
6. Глупцы пренебрегают наставления отца (Пр.15:5).
7. Глупцы проявляют неуважение по отношению к своей матери (Пр.15:20).
8. Глупцы не извлекают урок из наказания, когда проходят через страдания (Пр.17:10).
9. Глупцы выражают высокомерное пренебрежение по отношению к Богу (Пр.19:3).
10. Глупцы разжигают ссоры в любом месте, куда бы они не пришли (Пр.20:3).
11. Глупцы расточают все свои доходы (Пр.21:20).
12. Глупцы создают свою собственную теологию, чтобы оправдать свои поступки (Пр.28:26).

На этом всё. До новых встреч!

Пусть Бог обильно благословит Вас в стремлении познать Его!

День рождения Иуды

Займусь-ка я непомерным цитированием (ей Богу, тема стоит того, тем более, что напрямую касается и России).
Ниже привожу адаптацию свежей статьи талантливого человека. Кто его знает, и так узнает, а другим какая разница, главное КАК и О ЧЁМ сказано (по некоторым привходящим причинам, ссылку не дам), главное — к автоству статьи отношения не имею, но готов полностью подписаться. Итак:
«Есть такое слово «мерзость». На самом деле это очень интересное слово. У него много значений. Одно из них религиозное. В христианской терминологии оно означает греховность. Причём, отнюдь не простую. Мерзость – это вопиющий грех. Грех столь гнусный и противоестественный, что иначе просто не скажешь. У этого понятия есть и широкие толкования (как, к примеру, осквернение святых мест) и узкие (как, к примеру, разнообразные проявления извращений). В общем-то, с моей точки зрения ею можно назвать любое явление или событие, вопиющее в своей отвратности. И уж тем более то, о чём радостный ведущий новостей сообщил мне, когда я сегодня утром включил телевизор.
Итак, то, о чём так долго мечтала прогрессивная общественность просвещённой Европы, наконец свершилось: в Сербии арестован Радован Караджич. По официальным данным, сегодня он был доставлен в белградскую спецтюрьму, где его будут готовить к экстрадиции в Гаагу, которая, скорее всего, воспоследует завтра.
Знаете, возвращаясь к религиозной теме, обращу ваше внимание, что самый первый грех человечества на Земле, описанный там – это грех Каина. Во всей теологии он подаётся как самый жуткий и самый непростительный. И, в общем-то, это правильно.
Если есть среди вас те, кто не знает, какого человека сейчас пытаются скормить евролиберастам и о чём, вообще, идёт речь, я напомню.
Радован Караджич (Radovan Karadzhich). Родился в 1945 году в Черногории. Жена Лиляна по профессии психотерапевт. У супругов — сын и дочь. Когда ему исполнилось 15 лет, родители переехали в Сараево (Босния). Окончил Сараевский университет. По образованию врач-психиатр. Специалист в области неврозов и депрессий. В молодости состоял в Союзе коммунистов Югославии, откуда вышел, по собственным словам, потому, что понял пагубность политики компартии для сербского народа. В Сербии его так же считают национальным поэтом. В 1992 году было издано два сборника его стихотворений, за которые в последствии ему присуждались премии на фестивалях и конкурсах славянской литературы.
Однако в 1991-1992 годах его жизнь резко изменилась. И виной тому были события в Боснии и Герцеговине (тогда ещё республике в составе СФРЮ). Тогда уже полыхало в Хорватии и он согласился возглавить правительство боснийских сербов. Причём, принял он это предложение скорее от безысходности, чем от большого желания: кто-то должен был это сделать. А потом началась война… Знаете, как она началась? Я тогда очень внимательно наблюдал за развитием событий и помню всё более чем прекрасно, что бы нам сейчас не пытались вешать на уши западные СМИ и их радостные последователи здесь. А начиналось всё вполне спокойно и, в общем-то, мирно. Всем было уже совершенно понятно, что старой Югославии конец и представители основных национальных общин республики (от сербов – Радован Караджич, от хорватов – Матэ Бобан, от босняков-мусульман – Алия Изедбегович) сели за стол переговоров с целью обсуждения будущего оной республики. Переговоры шли тяжело (лавным образом по вине мусульман, кстати). Но они ШЛИ! И воевать на тот момент никто не собирался. Но тут вдруг происходит нечто: госдепартамент США неожиданно выступил со специальным заявлением, в котором признал правительство мусульман, как правительство всей Боснии и Герцеговины. ЕДИНСТВЕННОЕ. При всём при том, что это самое правительство возглавлял откровенный исламист и маргинал. Вернее, тогда он ещё был маргиналом. Зачем они это сделали? Думайте сами. Но события после этого начали развиваться стремительно.
Алия Изедбегович просто встал и ушёл с переговоров. А зачем ему было там оставаться, когда теперь можно было не договариваться, а диктовать? Естественно, никто не согласился с такой постановкой вопроса. В Сараево начались демонстрации протеста, погромы… Какое-то время местная полиция с ними справлялась. Но потом произошёл взрыв на сараевском рынке. Потом официальная версия и натовцев и мусульман была в том, что это был миномётный заряд, выпущенный с сербской территории. Однако никаких результатов расследования как не предъявили тогда, так и не предъявляют сейчас. Оно если и было, то было довольно странным, с учётом того, что все независимые эксперты в один голос говорят, что это была не прилетевшая мина, а заложенная бомба. Кого теперь это интересует? На следующий день началась война.
В чём было изначальное противоречие? В земле. 52% земли в Боснии находилось в частной собственности сербов. Но самих их было 48 или 49 процентов. Это не говорит о том, что не было трений между мусульманами и хорватами: они резали друг друга не менее самозабвенно. Но виноватыми с самого начала решили назначить сербов. Почему так? А вы сами-то как думаете? Во время натовской агрессии в Косово одного отставного европейского генерала спросили: «А стали бы бомбить сербов, если бы они были католиками?». Дядя, как не странно, оказался честным человекам и сказал примерно следующее: «Ваш вопрос заставил меня очень здорово задуматься. Я не знаю… Но, скорее всего, нет». Вот такая занимательная политкорректность.
На самом деле здесь, как в любой большой политике, было несколько целей и задач:
— окончательно заглумить нас, уничтожив наших исторических союзников в этом ключевом регионе;
— сделать реверанс в сторону мусульман, на которых они тогда всерьёз наехали на Ближнем Востоке (типа, разве мы против ислама? НЕТ! Видите, мы же помогаем мусульманам на Балканах!);
— отыскать образ «плохих парней» (а кто ещё? мусульман нельзя, хорваты – потенциальный союзник… остаются только те, за кого некому заступиться);
— ну, и в конце концов создать на Балканах мощную зону нестабильности, с целью в дальнейшем там утвердиться (американцы это любят).
Причём, переговоры шли и во время войны. Поочерёдно их вели посредники Евросоюза и НАТО: Сайрус Вэнс, лорд Оуэн, Торвальд Столтенберг… Причём, те же сербы были готовы на компромисс. Но ничто не увенчалось мирным результатам. Почему? Знаете, я думаю, что просто задача у оных посредничков была несколько иная. «Есть вещи поважнее мира» /Александр Хейг, госсекретарь США/.
А сербы покориться не захотели. Да и было б странно им сдаваться, помня все прелести мусульманского владычества и то, что в войну (вторую мировую) вытворяли хорватские усташи. Что самое интересное, они, не имея за своей спиной НИКАКОЙ поддержки (козыревское предательство тогда уже произошло) эту войну почти выиграли. Они рассекли силы противника и осадили их укрепрайоны. Но тут вмешалось «международное сообщество». Они придумали для этих укрепрайонов милейшее название: «зоны безопасности». Типа, если злые сербы их возьмут – произойдёт гуманитарная катастрофа. Ну, во-первых, война есть война. Ну, даже если допустить, что они это делали от чистого сердца, то у меня всё равно возникает резонный вопрос: а сколько было создано зон безопасности с СЕРБСКИМ населением? Не знаете? Так я вам отвечу: ни одной. Вот и вся цена их пацифизму.
Так мало того, эти, с позволения сказать, «миротворческие силы» пару раз поймали на том, что они в своих грузовиках перевозили оружие для мусульман и хорватов. А когда сербы отбили у мусульман господствующие высоты близ Сараева (горы Игман и Белашница, через которые проходила т.н. «тропа Аллаха» — основной путь снабжения мусульман оружием и боеприпасами), то ооновцы и еэсовцы подняли вой о том, что с этих позиций легко бить по мирным кварталам, вынудили сербов с них уйти (под обещание, что на высотах встанут миротворческие силы), а ровно через час после их ухода пустили туда босняков. Причём, совершенно без всяких объяснений. Дошло до того, что натовский командующий, генерал Майкл Роуз, просто отказался дальше участвовать в этом цирке и ушёл в отставку. А вот его приемник Филипп Марийон уже «всё делал правильно».
Но сербы, тем не менее, всё равно продолжали побеждать. Даже не смотря на то, что красный ублюдок (другого слова я просто не нахожу) Милошевич начал бояться популярности их командиров и в один прекрасный момент просто перестал им помогать. Даже он.
Они отбили у мусульман несколько зон безопасности: Жепу, Горажде и Сребреницу (о которой речь пойдёт чуть позже). Они расширили «пасавинский коридор», который мусульмане всю войну пытались перерезать), взяли город стратегически важный Брчко и начали готовиться к генеральному наступлению. Всё это было в начале 1995 года.
Однако победить им не дали. Это была очень хорошо спланированная операция американцев. Я это знаю и я это утверждаю. Проведена она была в четыре руки с хорватским президентом Франьё Туджманом (бывшим эсэсовцем, кстати). Американцы, не мудрствую лукаво, просто оплатили целую армию наёмников (их подбором и непосредственным курированием операции занималась полулегальная организация «Милитари профэшнл»). Да, собственно, это и не особо отрицается: такое шило в мешке не утаишь. Войсковая операция была тщательно спланирована и по сербам был нанесён одновременный удар по всем фронтам: в Хорватии (по сербским республикам Славония и Краина) и в Боснии (где основной удар пришёлся на участке городов Босанско-Грахово и Гламач). Действовали наёмники, хорватская армия и регулярные войска боснийских мусульман и хорватов). Так сербы ещё и продержались, мама не горюй! Но вот направление главного удара они не угадали. А как вы думали? Против их армии крестьян, учителей и младших офицеров, у которых был только боевой дух и сплошное предательство вокруг, играли выпускники академии «Вест-Пойнт».
Потом был позорный «дейтоновский мир», подписав который Милошевич с удовольствием сдал сербских лидеров гаагскому «трибуналу». За что сам же потом и поплатился.
Так что же пытаются предъявить Радовану Караджичу? Давайте рассмотрим три основных пункта обвинения.
1. Развязывание войны в Боснии и Герцеговине.
Это вообще цирк. Учитывая, что никто из мусульманских и хорватских лидеров так никогда и не привлекался. Интересно, как они это доказывать будут и будут ли вообще.
2. События, произошедшие в ходе 48-месячной осады Сараево.
Ну, и что? Вообще-то, шла война. И все её стороны периодически стреляют друг в друга. И когда обстреливают осаждённый город – гражданское население время от времени попадает под обстрел. Плюс ко всему, мне очень хотелось бы узнать, а ответит ли кто-нибудь за этническую чистку сербов, которая произошла там перед тем, как оная осада началась.
3. Т.н. «бойня» в Сребренице. А вот в этом месте я остановлюсь подробней.
Итак, президенту Караджичу инкриминируется то, что после взятия мусульманского анклава Сребреница там было вырезано порядка 8 тысяч мусульман мужского пола. Что ж, давайте разберёмся. Прежде всего у «бойни» в Сребренице есть предыстория. В 1992 году этот город (до того наполовину сербский) был захвачен исламской гвардией Алии Изедбеговича (т.н. «зелёными беретами»). После чего всё его сербское население было частично изгнано, а частично вырезано. Далее, никто не считал жителей сербских деревень вокруг Сребреницы, которых эти «моджахежы» вырезали во время своих многочисленных вылазок. Более того, прекрасно вооруженная 28-я мусульманская дивизия под командованием Насера Орича при участии моджахедов из многих стран мира устроила в «зоне безопасности» джихад – было уничтожено около 200 сербских сел. Религиозный аспект происходящего подчеркивает резня в сербском селе Кравица в Рождество 1993 года. Далее, никто не считал, сколько убитых до этого сербов было на совести у засевших в Сребренице. В общем, коллеги, если есть желание, читайте здесь:
И что, вы считаете, что сербская армия, дорвавшаяся, наконец, до этих уродов, не имела полного права на месть?
Ну, а что из себя представляет сам этот международный трибунал? Вопрос философский.
Пример номер раз: командующий той самой 28 армией мусульман генерал Насер Орич, лично ответственный за гибель тысяч людей, гаагским трибуналом ПОЛНОСТЬЮ ОПРАВДАН.
Пример номер два: хорватский генерал Тихомир Бласкич. Кто из вас смотрел фильм «Спаситель»? Там был момент, как людям массово разбивают головы молотками и бросают в реку. Так вот это реальная ситуация. Именно этот человек командовал хорватами в долине реки Неретва. В районе города Мостар. Резня, которую там устроили хорваты против сербов и тех же мусульман была просто ужасающей. Река Неретва стала красной. И что? Когда этот самый трибунал его тоже оправдал, на Балканах просто смеялись. Потом, правда, одумались и закрыли его лет на шесть или восемь. Отсидел он из них не всё, а вышел, видимо, получив УДО за хорошее поведение.
Пример номер три: албанский полевой командир Хашим Тачи, который нёс ответственность за торговлю органами пленных сербов. Тоже полностью оправдан. Хотя даже госпожа Дель-Понте в открытую говорила, что он виновен. А теперь он премьер-министр «свободного и демократического Косова». Тут вообще без комментариев.
И, заметьте, ни разу всерьёз не ставился вопрос о привлечении к суду президента Хорватии Франьё Туджмана, лидеров боснийских хорватов Матэ Бобана и Кришемира Зубака, президента босняков Алии Изедбеговича… Почему так?
А просто потому, что трибунал этот – не орган судопроизводства. Это орган расправы. И воспринимать его можно только так и никак иначе.
А так же это фиговый листок, который американцы и евролиберасты создали для юридического оправдания собственного беспредела на Балканах. И мне просто смешно, когда этот, с позволения сказать, «орган» кем-то воспринимается всерьёз.
Особенно обидно не это. Ведь Караджича арестовали отнюдь не натовцы. Его арестовали свои. Выследили, правда, цэрэушники. Но взяли-то свои же сербы. Иудушки из правительства Тадича. Вообще, вся эта эпопея с его арестом с самого начала выглядела настолько мерзко, что мне это даже и сравнить не с чем. Они даже совершенно официально брали в заложники его сына. Европейцы, цивилизованные… А потом заставили его жену выступить с телеобращением и попросить его сдаться. Весело это, видимо, глумиться над перепуганной старой женщиной. Ну, а теперь, вот, взяли. Правда, за последний час просочились слухи о каких-то спецдоговорённостям, по которым его будут судить не в Гааге, а в Белграде. Но это всё мишура. Главное здесь другое: его предали свои. Причём, предали многократно. И это жутко, господа-товарищи.
А уж как обрадовались все международные общечеловеки… Знаете, не хочу это всё пересказывать. Тошнит меня от этого международного фестиваля имени Иуды. Хотите – смотрите сами:
Особенно порадовал «президент Боснии Харис Силайджич». Этот ублюдок был правой рукой Изедбеговича и лично несёт ответственность за гибель десятков тысяч людей. И теперь он заявляет, что «это откроет путь к более тесному сотрудничеству в регионе»!
Сербам, в общем-то, не привыкать ни к чужому игу, ни к резне, ни к продажным князькам, готовых пойти на любую подлость и любую мерзость ради собственного мелкого гешефта.
Меня больше всего шокировала НАША реакция.
Сегодня утром я имел сомнительное счастье посмотреть репортаж об этом по каналу «Вести». Ну, редкостное враньё этого кАНАЛА стало мне очевидно ещё после прошлогодних событий в Ставрополе. Не суть. В этом репортаже они так радовались аресту Караджича, что едва ли не водили счастливые хороводы вокруг ёлочки. Что наводит на неприятные мысли – канальчик-то официальный. И мысли мои грустны: они о том, что предательство было не только в Белграде.
Что, снова продажей друзей занимаемся, да? Интересно, зачем Вам, уважаемые господа, это понадобилось? Решили сделать «ку!» на Запад? И на что ж вы решили его обменять? Или ни на что: просто чисто чтоб там тусоваться красиво?
Уроды, моральные.
В 92-м году Андрюша Козырев решил, что можно пойти на маленький широкий жест и проголосовал за санкции против Югославии. Маааленький такой шажок назад. И куда в итоге мы отступили? Вас что, ничему не учит даже недавняя история? Или вы хотите брать пример с Украины? Да уж! Изумительный предмет для подражания.
Хотя, к кому я обращаюсь?!!
Мой очень дальний родственник Варлаам Шаламов как-то раз сказал: «Не могут быть «другие времена», если люди те же» (с). А они, судя по всему, действительно те же, что были при Козыреве.
И они ещё долго будут с наших русских телеэкранов восторженно орать о «торжестве правосудия». Зачем, спрашивается? Сделали подлость – так не возводите её в добродетель, и не орите, как это круто и правильно, то, что мы не стали сторожем брату своему. Имейте такт хотя бы промолчать. Но нет! Видимо, таким образом они пытаются заглушить «бред растревоженной совести» (с).
Не тратьте силы – у вас её просто нет.
22.07.2008 г.
«

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *