Иуда повесился

Биография

Иуда Искариот – один из самых узнаваемых религиозных антигероев. Предатель Иисуса Христа польстился на 30 сребреников, однако быстро раскаялся. Имя персонажа стало нарицательным для обозначения предательства, а сумма полученных денег превратилась в символ вознаграждения тех, кто предает друзей и близких.

История жизни

В официальных источниках жизнь Иуды лишена детальных подробностей. В Библии это один из 12 апостолов Иисуса, к тому же на него возложена миссия казначея маленькой общины. Ответственная должность досталась герою за бережливость, умение отказываться от бесполезных и необоснованных трат денег. В канонических документах описан момент, когда Иуда упрекает Марию из Вифании за то, что та умастила ноги Иисуса миром стоимостью в 300 динариев. Деньги-то серьезные, вполне хватило бы накормить множество нищих.

Иуда Искариот

В следующий раз персонаж появляется во время Тайной вечери: Иуда и другие ученики Иисуса ужинают за общим столом, и учитель пророчит предательство со стороны одного из присутствующих.

Неканонические источники более щедры на подробности биографии предателя. Иуда родился 1 апреля (с тех пор день считается самым несчастливым в году). Ребенку не повезло с самого начала: перед рождением мать увидела ужасный сон, который предупреждал, что новорожденный сын погубит семью.

Иуда Искариот и Иисус Христос

Поэтому родители решили сбросить младенца в ковчеге в реку. Но Иуда остался жив и невредим, попал на остров Кариоф, а когда вырос и возмужал, вернулся в родные пенаты. Страшное пророчество исполнил – убил отца и вступил в кровосмесительную связь с матерью.

Затем Иуда прозрел и раскаялся. Чтобы замолить грехи, он 33 года ежедневно, набрав в рот воды, поднимался на гору и поливал высохшую палку. Чудо свершилось – мертвое растение выпустило новые листочки, а Иуда подался в ученики Иисуса.

В других апокрифах утверждается, что герой с детства жил по соседству с Иисусом. Болезненный мальчик попал на лечение к малолетнему целителю, но во время процедуры в него вселился демон, поэтому Иуда укусил Иисуса за бок. В оставшийся шрам позже попало копье римского легионера. Часть легенд и вовсе говорит о родстве Иуды и Иисуса – персонажей даже называют братьями.

Иуда Искариот в числе 12 апостолов

По поводу значения прозвища «Искариот» нет единого мнения. Сын Симона иш Кариофа Иуда (хотя имя отца прямо не называется) получил второе имя для отличия от своего тезки, еще одного ученика Иисуса. Искариот появилось как переиначенное название родины – герой единственный из всех апостолов родился в городе Кариот (или Кариоф), остальные были уроженцами Галилеи.

Некоторые исследователи предполагают, что слово «кериййот» означает просто «пригород», деревня близ Иерусалима. Другие углядывают аналогию с греческими и арамейскими словами, что переводятся как «лживый», «убийца», «вооруженный кинжалом».

Иуда Искариот задумывает предательство

Образ Иуды сложился из описаний древних апокрифов. Персонаж представлен как невысокий и смуглый мужчина с темными волосами, крайне суетливый, любящий серебро (казначей нередко крал из денежного ящика).

В Евангелии цвет волос не указывается, этой особенностью внешности героя наделили литераторы. А позднее укоренилось мнение, что Иуда был рыжим. Например, Эмиль Золя и Оноре де Бальзак в своих произведениях использовали выражение «рыжий как Иуда». Апостол носил одежды из белой ткани, которые обязательно украшал кожаный передник с карманами. В исламе Иуда выглядит, как Иисус, – Аллах сделал так, чтобы его распяли вместо Мессии.

Икона Иуды Искариота

Смерть Иуды точно описана в Библии, правда, в двух вариантах. Предав своего учителя, казначей пошел и повесился. Легенда гласит, что для этих целей мужчина выбрал осину. Именно с тех пор листья деревьев стали дрожать на ветру, а само растение обрело удивительные свойства. Из древесины осины выходит отличное оружие против нечисти (вампиров), из нее нельзя возводить жилье, исключительно надворные постройки.

Вторая каноническая версия утверждает:

«…и когда низринулся, расселось чрево его, и выпали все внутренности его».

Священники не видят здесь противоречия, считая, что веревка, на которой повесился Иуда, оборвалась, и он «низринулся». По некоторым источникам, предатель Иисуса умер в глубокой старости от непонятной неизлечимой болезни.

Предательство Иуды

Задумав предательство, Иуда отправился к первосвященникам и спросил, какую цену получит за свой поступок. Апостолу обещали за «работу» 30 сребреников. По каноническому представлению – сумма приличная: за такую стоимость продавали участки земли в городе. Удобный случай сдать Христа представился в ту же ночь. Мужчина привел в Гефсиманский сад воинов, где на учителя указал поцелуем, прежде пояснив:

«Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его».

По утверждению архиепископа Феофилакта Болгарского, Иуда поцеловал Иисуса, чтобы воины не перепутали его с апостолами, ведь на дворе стояла темная ночь.

Поцелуй Иуды

Почему был выбран именно такой способ указания на Мессию, исследователи Нового Завета тоже объясняют – это традиционный знак приветствия, пожелание мира и добра у евреев. Со временем словосочетание «поцелуй Иуды» превратилось в идиому, которая обозначает высшую степень коварства. Как только Христа приговорили к распятию, Иуда осознает, что он сделал, и раскаивается. Возвращает тридцать сребреников со словами

«Согрешил я, предав кровь невинную»,

а в ответ слышит:

«Что нам до того? Смотри сам».

Рассуждать на тему, зачем Иуда предал Христа, брались десятки умов. Одно из самых очевидных объяснений – корыстолюбие. Евангелисты также указывают на участие Сатаны: якобы он вселился в казначея и управлял действиями.

Картина «Иуда Искариот, бросающий серебреники», Платон Васильев

Некоторые представители церкви утверждают неотвратимость божьего промысла, мол, события были задуманы свыше, и Иисус знал об этом. Мало того, просил апостола выдать его, а поскольку ученик не в силах ослушаться учителя, пришлось повиноваться. Таким образом, Иуда превращается в жертву, и вместо ада герой будет в раю.

Некоторые пытаются оправдать поступок тем, что Иуда устал ждать, когда Иисус, наконец, обнародует свою славу и миссию, при этом все же надеялся на чудесное спасение учителя. Другие пошли дальше, обвиняя Иуду в том, что тот разочаровался в Иисусе, приняв его за лже-Мессию, и действовал во имя торжества правды.

В культуре

Десятки писателей пытались на свой лад интерпретировать образ библейского Иуды. Итальянский журналист Фердинандо Гаттина в середине 19 века выпустил книгу «Мемуары Иуды», которая возмутила религиозное сообщество, – предатель выставлен борцом за свободу еврейского народа.

Роман Леонида Андреева «Иуда Искариот»

Переосмысливали жизнь героя Алексей Ремизов, Хорхе Луис Борхес, Роман Редлих. Интересным взглядом на деяния Иуды Искариота поделился Леонид Андреев в одноименной книге. Представитель Серебряного века показал предателя, который в душе бесконечно любил Христа. Российским читателям персонаж также знаком по книге Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита», где Иуда идет на отвратительный поступок ради возлюбленной.

Живопись неизменно связывает Иуду с «темными» силами. На картинах, фресках и гравюрах мужчина то сидит на коленях у Сатаны, то изображен с черным нимбом над головой или же в профиль – так рисовали бесов. Самые знаменитые творения изобразительного искусства принадлежат перу художников Джотто ди Бондоне, Фра Беато Анджелико, ювелира Жана Дюве.

Персонаж стал героем музыкальных произведений. В нашумевшей рок-опере Эндрю Ллойда Уэббера и Тима Райса «Иисус Христос – суперзвезда» нашлось место арии Иуды.

Поговаривают даже, что этому предателю, как первому революционеру, в конце лета 1918 года Лев Троцкий устанавливал памятник в центре города Свияжск. Впрочем, эта история так и осталась мифом.

Экранизации

На заре кинематографа первым примерил образ Иуды американец Фрэнк Гейлор в фильме «Игра страсти Обераммергау». Затем последовала череда экранизаций на тему жизни Христа, в которой ярким пятном стала картина «Царь Царей» (1961) режиссера Николаса Рэя. Роль апостола под номером 12 досталась Рипу Торну.

Карл Андерсон в роли Иуды

Критики по достоинству оценили киноинтерпретацию мюзикла «Иисус Христос — суперзвезда». Канадец Норман Джуисон снял одноименный фильм в форме спектакля, где предателя сыграл Карл Андерсон.

В Иуду Искариота перевоплощались актеры Ежи Зельник, Иэн Макшейн, Харви Кейтель, Джерард Батлер. Поразительной картиной признан фильм «Страсти Христовы» (2004) в авторстве Мела Гибсона, где Иуду блестяще изобразил Лука Лионелло. Последним на экран в облике Христова предателя вышел Джо Редден – в 2014 году в прокат поступила лента «Сын Божий».

Игорь Верник в роли Иуды

В России под гримом Иуды скрывались два актера, и оба – в постановках романа «Мастер и Маргарита». В 1994 году Юрий Кара снял фильм по мотивам произведения Михаила Булгакова, однако он дошел до зрителя только в 2011 году. На роль Иуды режиссер пригласил Игоря Верника.

Дмитрий Нагиев в роли Иуды

В 2005 году на телевидении состоялась премьера «Мастера и Маргариты» от Владимира Бортко. В этой ленте зрители наслаждались игрой Дмитрия Нагиева, который убедительно изобразил евангелистского предателя.

Цитаты

«Христос – один на все эпохи. Иуд же в каждой – сотни». «Было бы хорошо для всего мира, особенно для детей Божьих, чтобы Иуда оставался одиноким в своем преступлении, чтобы не было больше предателей, кроме него».

Януш Рось, польский сатирик:

«Всего лишь один Иуда на двенадцать апостолов? Трудно поверить!»

Василий Ключевский, историк:

«Христы редко являются, как кометы, но Иуды не переводятся, как комары».

Поль Валери, французский поэт:

«Никогда не судите о человеке по его друзьям. У Иуды они были безупречны».

Веслав Брудзиньский, польский сатирик:

«Начинающий Иуда вкладывает в свой поцелуй много искреннего чувства».

Оскар Уайльд, английский писатель:

«Сегодня у каждого великого человека есть ученики, а его биографию обычно пишет Иуда».

Раскаяние – основанный на свободе воли человека, укор совести о совершенном грехе.

Раскаяние есть сожаление о том, что я поступил так-то, а не иначе. Следовательно, оно есть невольное признание того, что я мог бы поступить и по другому, правильно. Раскаяние – это первый этап покаяния. Раскаяние – сожаление, что грех совершён, покаяние – твёрдая решимость оставить грех, борьба с ним, перемена жизни.

При раскаянии человек не только осознает неправильность, ошибочность, греховность, но и горько сожалеет о поступке (помышлении, высказывании), тоскует, испытывает муки совести, страдает, томится, казнится.

В раскаянии нет еще отречения человека от себя прежнего, он раскаивается лишь в отдельном поступке. При раскаянии разум признается в том, что цель оказалась неправильной, что средства оказались не те, что результат получился неожиданным. При этом испытываются эмоции от сожаления до стыда. Раскаяние есть самая сильная форма сознательного самоосуждения. Раскаяние есть сумма из логической констатации ошибки и отрицательных эмоций.

Тупиковые пути раскаяния – уныние или попытка успокоить совесть в суете дел или самооправдании. Самоубийство Иуды – крайний случай раскаяния без покаяния.

Покаяние – осознание своей греховности и переживание, связанное с таким осознанием. Это не только сожаление о совершении проступков, противоречащих заповедям и нравственным нормам, но нечто большее – раскаяние, то есть осуждение всего неправильно содеянного: «Ибо печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению, а печаль мирская производит смерть» (2 Кор. 7: 10).

Анализ подоплеки греха Иуды и греха Петра приводят, в конечном счете, к противопоставлению этих евангельских персонажей, один из которых раскаялся, однако не покаялся в евангельском смысле «перемены ума» («метанойя») и, продолжая пребывать в греховном мраке, отчаялся и удавился, а другой – плакал горько (Мф. 26:75) и, исполненный любви ко Христу, прибег к Его милосердию, покаялся, был прощен, получил Господне благословение, стал первоверховным апостолом и засвидетельствовал свою верность Господу мученической кончиной.

Это говорит прежде всего о том, что между раскаянием Иуды и покаянием Петра существует кардинальная метафизическая разница. Раскаяние оказывается лишь муками нечистой совести, не ищущей и не чающей, однако, прощения, не верящей в Того, Кто имеет власть оставлять грехи, Кто взял на себя грех мира (Ин. 1:29). Раскаяние, таким образом, может настичь и неверующего человека, но покаяние происходит исключительно перед лицом Господним, в преддверии приблизившегося Царства Небесного. Покайтесь; ибо приблизилось Царство Небесное (Мф. 4:17) – с этими словами Господь выходит на проповедь после искушения Его сатаною в пустыне.

В Священном Писании встречаются, на первый взгляд, непонятные слова о раскаянии Бога. Например: «И раскаялся Господь, что создал человека на земле» (Бытие 6:6). «Господь раскаялся, что воцарил Саула над Израилем» (1 Царств 15:35), и тут же в этой главе выше (ст. 39) читаем: «и не раскаялся Верный Израилев: ибо не человек Он, чтобы раскаяться Ему». Это классический антропоморфизм. Можно попытаться передать указанное выражение, как состояние сильной скорби, но это тоже будет антропоморфизмом.

Следовательно, для действенности таинства покаяния необходимы искреннее сердечное раскаяние и твердое намерение исправить свою жизнь.

Азбука Веры

] ЛЕХАИМ ФЕВРАЛЬ 2010 ШВАТ 5770 – 2(214)

О Назаретянине, Галилеянине, Египтянине и других

Михаил Туваль

О контексте и причинах распятия Иисуса из Назарета написано, мягко выражаясь, немало. Ни для кого не секрет, что тема эта наболевшая и ее обсуждение играло и продолжает играть важную роль в отношениях между христианами и евреями. Христиане, верующие в Иисуса как в Христа Спасителя, Сына Божьего, и личность по всем параметрам уникальную, неповторимую и сверхъестественную, в большинстве своем склонны интерпретировать насильственную смерть Иисуса как событие вселенской значимости и, соответственно, совершенно уникальное и аналогов в мировой истории не имеющее. Евреи, много веков страдавшие от обвинений в деициде, также обычно рассматривают это происшествие под специфическим углом, вне широкого контекста собственно еврейской истории I века н. э., – дескать, смерть Иисуса имеет отношение к еврейской истории лишь постольку, поскольку христиане взвалили вину за нее на евреев.

Внешний вид воинов римской пехоты.

Реконструкция

В данной статье, рискуя навлечь на себя критику и тех и других, я попытаюсь рассмотреть расправу над этим пророком-чудодеем из Галилеи на фоне происходившего в Земле Израиля в конце периода Второго храма, при этом сознательно игнорируя как всю последующую историю христианско-иудейских взаимоотношений, так и теологические спекуляции вокруг образа Христа. Другими словами, я попытаюсь объяснить, как и почему Иисус был казнен, рассматривая его в качестве одного из многих религиозно-политических деятелей древнего иудаизма, пострадавших в конфликте евреев и Рима.

Прежде чем мы рассмотрим различные исторические свидетельства, проливающие свет на трагическую судьбу Иисуса из Назарета, необходимо прояснить несколько базовых вещей касательно соотношения религии и политики в ту эпоху. Во-первых, евреи, среди которых родился, жил и умер Иисус, не отделяли «религию» от «политики». Иудаизм того периода – такая же «политическая» религия, как классический и современный ислам, и он занимался не только «религиозными» (с точки зрения современного западного человека) вопросами, но также предписывал то, как должно вести себя общество, politeia. Этим греческим словом еврейский историк Иосиф Флавий называл Моисееву Тору, объясняя своим греко-римским читателям, что еврейский законодатель на самом деле предложил человечеству идеальную политическую конституцию для устройства как общества в целом, так и жизни отдельных индивидуумов в частности. Слово «теократия» – это неологизм, придуманный тем же Иосифом Флавием для описания еврейского общества, управляемого по законам Торы (Против Апиона, 2:165). Во-вторых, дабы у читателя не создалось искаженного представления, что, дескать, только евреи не проводили границы между политикой и религией, стоит пояснить, что в этом вопросе язычники-римляне от них ничем не отличались. Именно потому, что для них религия была неотъемлемой частью государственной жизни, они казнили как предателей и изменников язычников, принявших христианство и отказывавшихся участвовать в государственных культах. Можно привести массу примеров, иллюстрирующих тот факт, что для древних (включая Иисуса) религия и политика были едины, но не в этом суть данной статьи. Сказанное выше адресовано читателям, ориентирующимся на высказывания вроде «Отдавайте кесарю кесарево, а Богу Богово» (Мф., 22:21). Независимо от того, насколько миротворческим и «духовным» Иисус считал сам себя и как воспринимали Иисуса его последователи, в глазах посторонних евреев и римлян он и его секта были движением политическим. Именно этот факт и объясняет то, что с ним впоследствии произошло.

О том, что иудаизм был религией политической, зачастую забывают по той причине, что после разрушения Храма и подавления последующих двух антиримских восстаний оставшиеся в живых трезвомыслящие евреи осознали тщетность ведения вооруженной борьбы против Рима и прекратили активную политическую деятельность в национальных масштабах. Они предпочли сконцентрировать свои усилия на внутренней жизни еврейской общины, оставив решение вопросов мировой политики Всевышнему. Однако все это произошло более чем сто лет спустя после казни Иисуса. В период между этой казнью и редакцией первого документа раввинистического иудаизма – Мишны, в котором подобные взгляды были впервые сформулированы, евреи подняли три беспрецедентных по своим масштабам, ожесточенности и последствиям восстания против Рима: Великое восстание, восстание диаспоры и восстание Бар-Кохбы. Все они базировались на иудейских религиозных идеологиях и возглавлялись еврейскими религиозными деятелями, которые зачастую провозглашали себя «царями», «князьями» и «мессиями». Другими словами, опасения римлян касательно того, что харизматичные иудейские проповедники, сплотившие вокруг себя толпы последователей, являются потенциальной опасностью для так называемого «римского мира» (Pax Romana), были отнюдь не беспочвенны.

Теперь перейдем к рассмотрению непосредственного исторического контекста жизни Иисуса из Назарета и попытаемся понять, как и почему с ним произошло то, что произошло. Начнем с занимательной истории про одного из последователей Иисуса Шауля Тарсийского (aka апостол Павел). В 21-й главе Деяний апостолов рассказывается, что, когда Павел явился в Иерусалимский Храм, дабы объявить об окончании дней обета четырех назореев и принести полагающиеся по сему поводу жертвы, в Храме начались беспорядки. Евреи из Малой Азии, ранее знакомые с Павлом и его учением, подумали, что он провел нееврея в те части Храмового комплекса, где присутствие неевреев было запрещено еврейским законом. Поскольку разъяренная толпа была близка к тому, чтобы линчевать Павла, в дело вмешался командир римского гарнизона, ответственный за порядок и безопасность в Храме. После того как римские солдаты вызволили Павла из рук его врагов и затащили в крепость Антонию, находившуюся в северо-западном углу Храмового комплекса, между Павлом и римским командиром-тысячником произошел занимательный диалог: «Павел сказал тысяченачальнику: можно ли мне сказать тебе нечто? А тот сказал: ты знаешь по-гречески? Так не ты ли тот Египтянин, который перед сими днями произвел возмущение и вывел в пустыню четыре тысячи человек разбойников (to-n sikario-n – «сикариев». – М. Т.)?» (21:37-38).

Развалины раннехристианской церкви в Смирне. Малая Азия. 3 век н. э.

Прежде чем мы разъясним, о чем идет речь, стоит еще процитировать один отрывок из 6-й главы Деяний апостолов. Там говорится о том, что, когда ученики Иисуса были приведены в Сангедрин, верховный еврейский суд, отдельные члены которого намеревались поступить с ними как с зачинщиками беспорядков, не желающими подчиняться правоохранительным органам, то известный фарисей раббан Гамлиэль посоветовал оставить последователей Иисуса в покое: «Встав же в синедрионе, некто фарисей, именем Гамалиил, законоучитель, уважаемый всем народом, приказал вывести Апостолов на короткое время, а им сказал: мужи Израильские! подумайте сами с собою о людях сих, что вам с ними делать. Ибо незадолго перед сим явился Февда, выдавая себя за кого-то великого, и к нему пристало около четырехсот человек; но он был убит, и все, которые слушались его, рассеялись и исчезли. После него во время переписи явился Иуда Галилеянин и увлек за собою довольно народа; но он погиб, и все, которые слушались его, рассыпались. И ныне, говорю вам, отстаньте от людей сих и оставьте их; ибо если это предприятие и это дело – от человеков, то оно разрушится, а если от Б-га, то вы не можете разрушить его; берегитесь, чтобы вам не оказаться и богопротивниками» (6:34-39).

Автор Деяний упоминает этих религиозных лидеров без каких-либо объяснений касательно их рода занятий и судьбы. По счастью, все они упоминаются также Иосифом Флавием в двух его монументальных трудах, посвященных этому периоду: «Иудейской войне» и «Иудейских древностях». Иосиф немало сообщает о «Египтянине», Иуде Галилеянине и Февде, а также объясняет, почему их преследовали римляне. Более того, история ареста самого Иисуса и его казни замечательно вписывается в контекст этих историй, еще раз иллюстрируя отношение римских властей к иудейским харизматическим лидерам. Из трудов Иосифа становится также ясно, что автор Деяний совершил грубую историческую ошибку. То, что Иуда Галилеянин «явился» во времена переписи, проводимой римским правителем Сирии Квиринием в 6 году н. э., – правда. А вот якобы предшествовавший ему Февда на самом деле был казнен римским прокуратором Фадом, который правил Иудеей в 44–46 годах, то есть не только намного позднее Иуды, но и позднее событий, описанных в 6-й главе Деяний апостолов, обычно датируемых 37 годом н. э.

Про Февду Иосиф рассказывает следующее: «Во время наместничества Фада в Иудее некий Февда, обманщик, уговорил большую массу народа забрать с собою все имущество и пойти за ним, Февдою, к реке Иордан. Он выдавал себя за пророка и уверял, что прикажет реке расступиться и без труда пропустить их. Этими словами он многих ввел в заблуждение. Однако Фад не допустил их безумия. Он выслал против них отряд конницы, которая неожиданно нагрянула на них, многих из них перебила и многих захватила живьем. Самому Февде отрубили голову и повезли ее в Иерусалим» (Иудейские древности, 20:5:1). Этот отрывок нуждается в пояснении. Греческое слово «goe_s», переведенное здесь как «обманщик», обычно обозначает колдуна, шарлатана или лжепророка, вводящего толпу простаков в заблуждение. Это, конечно, не значит, что тот, кого посторонний наблюдатель называл шарлатаном, думал о себе так же; скорее всего, наоборот: он полагал себя Б-гоизбранным избавителем, призванным показать блуждающим во тьме истинный путь к спасению. Однако те, кто, как Иосиф Флавий, не был согласен с его самооценкой, рассматривали его и ему подобных как шарлатанов, а «чудеса», творимые ими, – как колдовство. Символическое деяние Февды, посредством которого он намеревался разделить воды реки Иордан и пересечь ее посуху, по всей видимости, должно было явиться началом нового – эсхатологического – еврейского вторжения в Землю обетованную и отвоевания ее у ненавистных язычников-римлян. Данное предположение также объясняет жесткие меры, принятые римским прокуратором Фадом по отношению к Февде и его компании; он, несомненно, распознал в их планах взрывоопасный потенциал.

Титульный лист немецкого издания «Иудейская хроника», перевода 3–7 книг «Иудейской войны» Флавия.
Франкфурт-на-Майне. 1552 год

Что касается «Египтянина», упомянутого в Деяниях апостолов, то Иосиф рассказывает о нем и в «Иудейской войне», и в «Древностях». Сначала он повествует о том, что в Иудее появилась новая напасть – так называемые сикарии, то есть наемные убийцы и террористы, расправляющиеся со своими оппонентами с помощью короткого кинжала (лат. sica), который они прятали в полах своих одеяний. Рассказав, что преступления сикариев наполнили всю землю кровью и весь народ иудейский – страхом и ужасом, Иосиф сообщает о следующем бедствии: лжепророках, шарлатанах и колдунах. В «Иудейской войне» он пишет: «В придачу к этим (т. е. к сикариям. – М. Т.) образовалась и другая категория негодяев, хотя и менее преступных в действиях, но по намерениям еще более порочных, ибо они причиняли благополучию города (Иерусалима. – М. Т.) не меньший вред, нежели убийцы. Эти лжецы и мошенники, притворявшиеся Б-говдохновенными, на самом деле готовили планы переворота. Они приводили народ в исступление и выводили его за пределы города в пустынную местность под тем предлогом, что там Б-г явит им знамения приближающейся свободы. Феликс (прокуратор Иудеи в 52–60 годах н. э. – М.Т.), который увидел в этом первый признак мятежа, послал на них конницу и тяжелую пехоту, истребившие великое множество народа. Еще большее бедствие навлек на евреев лжепророк из Египта. Этот мошенник (goe_s), выдававший себя за пророка, по прибытии в страну собрал около 30 тыс. простаков и провел их пустынной местностью к Масличной горе, откуда намеревался силой войти в Иерусалим, подавить римский гарнизон и захватить верховную власть, сделав соучастников своими телохранителями. Однако Феликс предупредил его намерения и вышел навстречу с тяжелой римской пехотой; все население города тоже принимало участие в обороне (курсив мой. – М. Т.). После стычки египтянин с горсткой людей спасся бегством, а большинство его последователей были убиты или взяты в плен; остатки же толпы рассеялись и потихоньку разошлись по домам» (2:13:4-5). В «Древностях» Иосиф поясняет, каким образом Египтянин намеревался захватить Иерусалим: «Он обещал легковерным иудеям показать, как по его мановению падут иерусалимские стены, так что, по его словам, они будто бы свободно пройдут в город» (20:8:6). Из последнего отрывка понятно, что «Египтянин» надеялся, будто стены Иерусалима падут подобно тому, как пали стены Иерихона перед армией Иисуса Навина, собиравшейся отвоевать Землю обетованную у поганых ханаанеев. Стоит обратить внимание на тот важный факт, что, согласно Иосифу, еврейское население Иерусалима помогало римскому прокуратору в расправе над Египтянином и его сумасшедшими последователями.

Итак, история, рассказанная Флавием, также проясняет отрывок из Деяний апостолов, приведенный в начале статьи. Римский тысячник, спасший Павла, решил, что люди, последовавшие за лжепророком и впоследствии осознавшие то, что он их одурачил и сбежал, в то время как им самим пришлось расплачиваться за его мошенничество, поймали его в Храме и хотели устроить над ним расправу. Однако оказалось, что вместо Египтянина они поймали апостола Павла.

Следующим из вышеупомянутых деятелей, о котором также рассказывает Иосиф Флавий, является Иуда Галилеянин (по другой версии его звали Иуда из Гамлы). В соответствии с «Иудейской войной», Иуда Галилеянин появился на исторической сцене в контексте перехода власти в Иудее от сына Ирода Великого, этнарха Архелая, к прямому римскому правлению, – другими словами, во время аннексии Иудеи в качестве римской провинции в 6 году н. э. римлянам необходимо было провести перепись населения новой провинции в фискальных целях. Первым римским префектом Иудеи стал некто Копоний, «и в это время галилеянин по имени Йеуда пытался склонить местное население к мятежу, браня тех, кто платит подати римлянам и подчиняется человеческому правлению после того, как евреями правил один только Б-г. Он был законоучителем и имел своих собственных последователей, и учение его ни в чем не было схоже с остальными учениями» (2:8:1). История появления Иуды Галилеянина послужила для Иосифа поводом для рассказа о том, что «среди евреев существуют три философские школы, приверженцы которых называют себя фарисеями, саддукеями и ессеями» (2:8:2). Иосиф подчеркивает, что эти философские школы (или «секты») – легитимные; более того, он стремится показать своим образованным греко-римским читателям, что, подобно эллинистической культуре, иудаизм характеризуется плюралистическим образом жизни и совмещает в себе разнообразные мировоззрения, которые уживаются вместе в мире и согласии. Что же касается Иуды Галилеянина, то секта, которую он основал и которую Иосиф называет «четвертой философией», совершенно нелегитимна и чужда духу «истинного» иудаизма. Вне всякого сомнения, в своем описании Иуды и его «философии», Иосиф был движим апологетическими побуждениями, ведь, с его точки зрения, именно последователи Иуды продолжили традицию неповиновения Риму и в конце концов привели к Великому восстанию и разрушению Храма.

Усекновение головы Иоанна Крестителя.Неизвестный мастер школы Рембрандта

Стоит упомянуть еще одного религиозного деятеля, который, – по крайней мере, в соответствии с версией Флавия – пострадал за свою чрезвычайную популярность в народе. Речь идет об Иоанне Крестителе, как его обычно величают по-русски. Ни к кресту, ни к христианскому «крещению» он никакого отношения не имел, и в греческом оригинале Евангелий и «Иудейских древностей» его зовут «Иоанн Омывающий» (baptiste_s). Не вдаваясь в излишние подробности, стоит отметить, что практика религиозных омовений была весьма популярна среди различных течений иудаизма периода Второго храма, и в этом отношении Иоанн не был из ряда вон выходящим явлением. Что же касается его образа в Евангелиях, то на данный момент большинство исследователей Нового Завета склоняются к мнению, что Иоанн являлся основателем апокалиптической секты, членам которой полюбились ритуальные омовения и к которой в какой-то момент примкнул Иисус. Поскольку факт омовения («крещения») Иисуса Иоанном был широко известен в народе, новозаветным авторам понадобилось подчинить Иоанна Иисусу, что они и сделали с помощью различных «пророчеств» и высказываний, приписанных первому («идущий за мной больше меня» и т. д.). На самом же деле, по всей вероятности, вскоре после омовения Иисуса Иоанном первый отпочковался от своего учителя и создал собственный кружок. Таким образом, у Иоанна была своя секта, а у Иисуса – своя, что, кстати, подтверждается автором Деяний апостолов: много лет спустя апостол Павел встретил в Эфесе в Малой Азии группу последователей Иоанна, которые не имели ни малейшего представления об Иисусе (19:1-4).

Евангелисты Марк и Матфей рассказывают, что тетрарх Ирод Антипа (сын царя Ирода Великого), управлявший Галилеей и Переей, заточил Иоанна в темницу из-за того, что тот критиковал его за кровосмесительный союз с невесткой. Затем Антипа усек Иоанну голову по просьбе дочери своей новой жены (Мк., 6:17-29; Мф., 14:3-12). Однако Иосиф Флавий рассказывает совсем другую историю, и многие исследователи Нового Завета считают его версию более правдоподобной. Иосиф пишет следующее: «Некоторые иудеи, впрочем, видели в уничтожении войска Ирода (набатейским царем Аретой IV. – М. Т.) вполне справедливое наказание со стороны Г-спода Б-га за убиение Иоанна. Ирод умертвил этого праведного человека, который убеждал иудеев вести добродетельный образ жизни, быть справедливыми друг к другу, питать благочестивое чувство к Предвечному и собираться для омовения. При таких условиях (учил Иоанн) омовение будет угодно Г-споду Б-гу, так как они будут прибегать к этому средству не для искупления различных грехов, но для освящения своего тела, тем более, что души их заранее уже успеют очиститься. Так как многие стекались к проповеднику, учение которого возвышало их души, Ирод стал опасаться, как бы его огромное влияние на массу (вполне подчинившуюся ему) не повело к каким-либо осложнениям (metabole_ – «революции”. – М. Т.). Поэтому тетрарх предпочел предупредить это, схватив Иоанна и казнив его раньше, чем пришлось бы раскаяться, когда будет уже поздно. Благодаря такой подозрительности Ирода Иоанн был в оковах послан в Махерон, вышеуказанную крепость, и там казнен» (Иудейские древности, 18:5:2). Другими словами, и этот иудейский проповедник лишился жизни, поскольку проримский Ирод Антипа решил, что, выбирая между перспективой антиримских беспорядков и ликвидацией Иоанна, стоит выбрать последнее.

Арест Христа. Антонис ван Дейк. 1621 год

Теперь перейдем непосредственно к вопросу о связи между всеми вышеупомянутыми религиозными деятелями и Иисусом из Назарета. Стоит обратить внимание на три аспекта: во-первых, на описание их деятельности; во-вторых, на то, как эта деятельность воспринималась посторонними наблюдателями (Иосифом Флавием); и в-третьих, на то, как отреагировали римляне и проримски настроенные евреи на то, что эти харизматические предводители звали за собой народ, обещая им чудеса и знамения грядущей свободы. В соответствии с Иосифом, деятельность египетского шарлатана и Февды совмещала чудотворство и символические действия, посредством которых они намеревались изменить существующий порядок. Иосиф считал их колдунами и обманщиками, которые вводили суеверную толпу в заблуждение, приводили к беспорядкам и, в конце концов, обрекли своих последователей на страдания. Римляне видели в них революционеров и борцов за свободу Израиля и реагировали соответственно. Неважно, расступились бы воды Иордана по велению Февды и пали бы стены Иерусалима по приказу Египтянина или нет, – закаленные в боях с варварами римские офицеры не верили в подобную чепуху. Но если какой-либо чудодей из ближневосточной провинции заявлял, что он «царь» или «мессия», они предпочитали думать, что он знает, о чем говорит. Поэтому для подобных «царей» и «мессий» была одна дорога – под топор палача или на крест.

Все сказанное выше может объяснить произошедшее с Иисусом из Назарета, хотя в Евангелиях нет свидетельств о том, что он обещал своим последователям физическое освобождение от римского ига. При этом нет никаких сомнений, что он немало говорил о «царстве Божьем», которое его ученики интерпретировали материально, по-плотски, а также величали его «мессией», то есть царем Израиля из рода Давида. Для римского префекта Понтия Пилата, который, по свидетельствам Филона Александрийского и Иосифа Флавия, был человеком, интеллектом не отягощенным и не особенно вдававшимся в тонкости еврейских обычаев и терминологии, одного этого было бы достаточно, чтобы послать его на распятие. Однако вдобавок к этому Иисус собрал толпы воодушевленных поклонников, разругался с иерусалимским жреческим истеблишментом и учинил беспорядок в Храме. Изгнание бесов, излечение больных, отверзание очей слепым и воскрешения мертвецов лишь усилили народную веру в то, что в данном случае они имели дело с «кем-то великим». Подобно Флавию, иерусалимские первосвященники усмотрели в нем реальный революционный потенциал. Это и является контекстом для знаменитого отрывка из Евангелия от Иоанна: «Тогда первосвященники и фарисеи собрали совет и говорили: что нам делать? Этот человек много чудес творит. Если оставим его так, то все уверуют в него, и придут Римляне и овладеют (уничтожат, захватят, заберут. – М. Т.) и местом нашим и народом. Один же из них, некто Каиафа, будучи на тот год первосвященником, сказал им: вы ничего не знаете, и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за народ (laos), нежели чтобы весь народ (ethnos) погиб» (11:47-51). Насколько историчен этот отрывок, на самом деле неважно. Неважно в настоящем контексте и то, что «Царствие Небесное», которое проповедовал Иисус, было «не от мира сего». А важно то, что обвинение, повешенное Понтием Пилатом над крестом еврея из Назарета, гласило: «Царь Иудейский».

blagievesti http://openid.yandex.ru/blagievesti/8 лет назадОтветить

ну зачем же так? святые отцы и сегодняшние богословы ПИШУТ, что Иуда не покаялся, а потому не мог быть прощен Господом без искреннего раскаяния… буквально на днях читал на эту тему прекрасную статью — о покаянии и прощении, и как раз натолкнулся на этот момент…

что такое настоящее покаяние в случае Иуды? признал грех (преступление и т.д.), искренне раскаялся и попросил у Господа (Иисуса Христа) прощения, с сокрушенным сердцем и намерением искупить свое предательство добрыми делами и полезными поступками, изменением своей сущности…

а если он не пошел к Богу за прошением, не покаялся перед Апостолами, ничем не искупил свою вину и не переменился изнутри, не сделал достойные покаяния дела и поступки, то в чем тогда его покаяние?

Димитрий Иванович Богдашевский, доктор богословия, ординарный профессор Киевской Духовной Академии написал в свое время работу «Иуда Искариот» -http://www.my-bible.info/biblio/stat/iuda.html

Она немалая по размеру, поэтому приведу наиболее подходящие фрагменты по рассматриваемой теме:

«Первые три Евангелиста ничего не сообщают из жизни Иуды Искариота до его предательства, так, что последнее (Евангелие), следуя их повествованию, является как бы неожиданным. Только один святой Иоанн передает, что Христос провидел своего будущего предателя (Ин. 6, 70—72), что Иуда был одержим корыстолюбием (Ин. 12, 6). Вопрос о том, почему Иуда предал Господа, решается различно. Совершенно легкомысленными и не имеющими никакой опоры в евангельском тексте являются попытки оправдать Иуду (в последнее время такую не только глупо-безплодную, но прямо кощунственную попытку сделал наш писатель Л. Андреев), — провести взгляд, что Иуда предал Господа в надежде, что Он спасется чудом, или чрез народное восстание, или другим каким-либо образом; или что Иуда, сгорая нетерпением скорее увидеть открывшееся политическое царство Мессии, желал своим предательством как бы вынудить Христа поскорее обнаружиться в своей славе. Нет, Иуда возненавидел Господа. Гораздо вернее взгляд, что Иуда предал Христа из религиозного фанатизма. Разделяя обще-иудейские заблуждение о царстве, Мессии, как царстве политическом будучи ложным защитником народности и ее заветов, зараженный политическим пан-иудаизмом, Иуда постепенно разочаровался во Христе, не мог разуметь Его возвышенного духовного учения и признал, что Христос не есть истинный Мессиия, а лже-месия, Которого нужно предать во имя законной правды. Но одним этим мотивом предательство Иуды не объясняется. По ясному указанию Евангелистов, он предал Господа по сребролюбию (Мф. 26, 15. Мрк. 14, 10. 11. Лк. 22, 5), и никакое перетолкование евангельского текста здесь невозможно; для скупца Иуды, носившего скромный ковчежец и из него похищавшего вметаемое, такая сравнительно малая сумма, как 30 сребреников (23—25 р.), могла показаться соблазнительною. Сребролюбие образует мрачный фон души Иуды. О внешних благах царства Мессии помышляли и другие апостолы, но именно сребролюбие оземленило Иуду, сделало его грубым материалистом, безусловно глухим к возвышенному учению Христа. Иуда Предатель представляет собою как бы тип всего Иудейского народа, который был заражен ложным мессианизмом, но заражен именно вследствие своего сребролюбия — грубого материалистического склада ума и чувства.»

«Спорным является вопрос о судьбе Иуды Искариота. Евангелист Матфей говорит, что Иуда, раскаявшись после осуждения Христа (такое раскаяние было только следствием угрызения совести, а не живой веры во Христа) и бросивши сребреники в храме, — вероятно в том месте, где находилась сокровищница (ср. Мрк. 12, 41. — Ин. 8, 20), — после бесплодной попытки возвратить их первосвященникам, — пошел и удавился (Мф. 27, 3-5). Это свидетельство вовсе не стоит в совершенном противоречии с книгой Деяний Апостольских, где святой Петр в своей речи, по поводу избрания апостола на место отпавшего Иуды, говорит о последнем что «когда низринулся, разселось чрево его и выпали все внутренности его» (1, 18): последнее случилось после удавления Иуды, когда, по замечанию схоластика (Евсевия Кесарийского) «веревка порвалась, и Иуда упал на землю». Равным образом нет никакого противоречия в том, что, — по свидетельству Матфея (27, 6. 7), — Акелдама была куплена первосвященниками за деньги, брошенные Иудою, а святой Петр говорит об Иуде, что он «приобрел землю (село, участок) неправедною мздою» (Деян, 1, 18). Обычное, но хорошее примирение этих свидетельств то, что «господином участка был внесший деньги, хотя бы его покупали и другие» (св. Иоанн Златоуст), Акелдама же была приобретена на деньги Иуды. Удавление Иуды произошло, — должно быть, — чрез несколько часов после осуждения Христа; нет никакого основания думать, что это случилось после воскресения Христа (блаж. Августин, О согласии евангелистов, III, VII: 28 сл.).»

«Образ Иуды Искариота — образ мрачный, и таким он останется всегда, несмотря на все попытки внести в душу Иуды момент трагический, возбуждающий наше сочувствие.»

«Иуда Искариот — повторим — есть как бы тип всего иудейского народа, предавшего Христа на смерть вследствие ложного мессианизма и своего грубого, материалистического склада ума и чувства.»

*****

Больше не буду дергать текст — итак все ясно… Кстати, это общепринятая точка зрения, хотя в последнее время предпринимаются попытки чуть ли не признать Иуду святым. Особенно эта затея (оправдания Иуды) стала пробиваться в СМИ и интернете после того, как Папа Римский «снял вину» с еврейского народа (иудеев) за предательство и предание смерти Мессии, Иисуса Христа — почему бы и Иуду не обелить в такой связи? Кстати, надо заметить, что Святы отцы, сегодняшние добросовестные богословы никак не могут согласиться с Папой и католиками — вина на них (иудеев) не нами (современниками) и даже не людьми положена, как известно, и не нам ее снимать (этот вопрос в руках Господа)! И если «вина снимается», то в следствие чего? Иудеи признали Христа Мессией, Сыном Божиим и Спасителем? Они ринулись в Православные Церкви и стали христианами? Нет… ничего такого не случилось за более чем 2000 лет… Так что… Папа решил принять решение за Самого Господа, и это не в первый раз, не по одному этому вопросу…

Иуда Искариот – один из 12 апостолов, ближайших последователей Христа, которых тот сам выбрал из числа своих учеников. Согласно Библии, он предал Иисуса, поспособствовав его аресту, и получил за это 30 сребреников (иудейских серебряных монет).

Сумма была достаточной, чтобы купить участок земли в окрестностях Иерусалима, что и было сделано. Но по поводу того, кто именно распорядился «кровавыми» деньгами, библейские рассказы расходятся.

Как умер Иуда. Библейские противоречия

Согласно Евангелию от Матфея, Иуда раскаялся, когда понял, что Христа осудили на казнь. Он вернул монеты подкупившим его священникам, оставив их в храме, после чего повесился. Поскольку деньги, которые использовались в нечестивой сделке, не годились для церковной сокровищницы, священники приобрели на них кусок поля под кладбище для чужеземцев. Это место стало называться «землей крови».

Однако в «Деяниях апостолов», написанных евангелистом Лукой, говорится, что Иуда сам потратил деньги, добытые предательством, на покупку земли. А «землей крови» ее назвали местные жители после того, как Иуда «низринулся» (т.е. рухнул вниз) и из лопнувшего тела вывалились внутренности.

Фреска Джованни Канавезио «Повешенный Иуда», 1491. Wikimedia

Слово «низринулся» («ниц быв» по-церковнославянски, » headlong» по-английски) смущает читателей и некоторых исследователей. Они предполагают, что в данной версии Иуда не повесился, а сбросился с высоты или вообще погиб случайно.

Но большинство ученых и христианских толкователей все-таки считают, что Матфей и Лука пишут об одном и том же способе самоубийства: первый констатирует сам факт («удавился»), второй описывает последствия (тело рухнуло с дерева какое-то время спустя).

То, что тело при падении буквально треснуло пополам, вывалив внутренности, как раз подтверждает, что перед этим оно висело на жарком солнце, активно разлагаясь и раздуваясь.

«Дерево Иуды»

Хотя ни один библейский источник не указывает, на чем повесился Иуда, во многих народных мифах фигурирует «Иудино дерево». Восточные славяне отвели эту роль осине, очевидно, не зная, что в Палестине она не растет.

В словаре Даля середины XIX века написано: «Осина проклятое дерево, на нем Иуда удавился, и с тех пор на нем лист дрожит. На осине кровь под корою; кора, под кожицей, красновата».

Изображение «Иудиной медали», отлитой в 1709 году по приказу Петра I для вручения гетману Мазепе за предательство в Северной войне

В Англии, Франции, Польше считали, что это бузина. У Шекспира в комедии «Бесплодные усилия любви» (акт V, сцена 2) есть строчка «Judas was hang’d on an elder» (буквально: «Иуда повесился на бузине»; в переводе Корнеева: «Древний Иуда тоже повесился на древе»).

Но и бузина не росла в местах евангельских событий, так что впоследствии в Западной Европе «Иудиным деревом» прозвали багряник, который распространен на Ближнем Востоке. Он обильно цветет лилово-розовыми цветками, а его зрелые плоды напоминают фигуру висельника.

Цветы и плоды багряника. Kurt Stüber / Wikimedia

Поцелуй Иуды

В Евангелиях сцена предательства и ареста описана довольно подробно. Иуда привел воинов и служителей в Гефсиманский сад, где Христос находился с остальными апостолами, подошел к нему, поцеловал и назвал Равви́ (учитель). Тем самым он указал пришедшим, кого именно надо арестовать.

Почему он выбрал поцелуй, а не другой, менее «сентиментальный» способ предательства?

Дело в том, что в античности поцелуи в щеку или губы были распространены между мужчинами как знак приветствия и почтения, это встречается у многих древних авторов, от Гомера до Вергилия. Евангелисты (кроме Иоанна) неспроста акцентируют внимание на поцелуе: это подчеркивает двуличность и вероломство Иуды и усиливает драматизм происходящего.

Фреска Джотто в капелле Скровеньи, Падуя, Италия

Сюжет «Поцелуй (Лобзание) Иуды» входит в систему храмовой росписи, поскольку с него начинаются Страсти Христовы – физические и моральные терзания Спасителя перед смертью на кресте и последующим воскрешением.

Само выражение стало обозначать любой предательский поступок, лицемерно прикрываемый проявлением любви и дружбы.

Почему Иуда предал Христа?

Библейские версии

Из Евангелий мотивация Иуды не вполне ясна. Самый простой вывод – что он соблазнился деньгами.

Матфей и Лука дают понять, что прежде чем пойти на предательство, Иуда прямо потребовал вознаграждения. Иоанн отмечает, что Иуда «был вор» и при этом заведовал ящиком для пожертвований.

В то же время у Иоанна и Луки говорится, что перед предательством в Иуду «вошел сатана». Причем описание Тайной вечери у Иоанна оставляет впечатление, что Иуду чуть ли не «зомбировали», превратив в безвольного исполнителя того, что предначертано.

Так, Христос подает ему кусок хлеба, «после сего куска» в него входит сатана, и тут же Иисус велит Иуде: «Что делаешь, делай скорее». К недоумению остальных апостолов, Иуда уходит в ночь – они думают, что Учитель дал ему задание что-то купить.

«Последняя трапеза», Карл Блох, 1870-е. Wikimedia

Значит ли все это, что Иуда был «одержим» и не осознавал, что творит? Ведь тогда его отчаяние и самоубийство нелогичны, как и обвинения в предательстве.

Судя по библейским текстам, Иуда хотел предать, и потому виновен. Непростительность его греха подчеркивается неоднократно. Словами самого Иисуса: «Горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы тому человеку не родиться».

Альтернативный взгляд

Между тем ряд философов, историков и литераторов скорее сочувствуют Иуде как трагической фигуре и обреченной жертве.

По одной из версий, Иуда выдал Иисуса «из чувства патриотизма»: он якобы рассчитывал, что Христос поможет его стране избавиться от римских захватчиков, но разочаровался, решив, что тот использует его народ для каких-то своих целей.

У Леонида Андреева в повести «Иуда Искариот» библейский сюжет представлен словно в зазеркалье, где все наоборот: в нем Иисус «предает» искренне любящего его Иуду, обрекая на душевные муки и подталкивая к предательству.

Иисус (Тед Нили) и Иуда (Карл Андерсон) в мюзикле «Иисус Христос Суперзвезда», 1973

В рассказе Хорхе Борхеса «Три версии предательства Иуды» вымышленный автор исследования рассуждает, что именно Иуда принес величайшую жертву ради спасения человечества. Он согласился принять на себя позор и быть проклятым до конца времен, тогда как Христос «всего лишь» провел несколько часов кресте. В конце концов исследователь делает монументальный вывод, что Иуда был Богом в человеческом обличье.

«Евангелие Иуды»

Исключительным персонажем, превыше всех апостолов, Иуда представлен и в неканонической раннехристианской рукописи, известной как «Евангелие Иуды». Полуистлевший папирус впервые всплыл в конце 1970-х в Египте, радиоуглеродный анализ датировал его примерно III веком нашей эры.

Одна из страниц рукописи. Wikimedia

Текст на коптском языке, скорее всего, является переводом с древнегреческого и, вероятно, был написан последователем одной из раннехристианских сект. Современная церковь считает его «ересью», но он несомненно представляет научный интерес.

В противоположность Новому Завету, Иуда показан в манускрипте как лучший из учеников Христа. Якобы он единственный понял истинную суть его учения, так что только ему Христос открыл тайные знания. Иуда выдал Иисуса врагам только потому, что послушно и жертвенно выполнял его указания.

«Иуда», Эдвард Окунь, 1901. artchive.ru

Более того, согласно «Евангелию Иуды», Христос умер не ради искупления человеческих грехов, а чтобы задобрить богов нижнего порядка. Потому что истинный Бог милостив и не требует никаких жертв, тем более таких кровавых.

«Послание Иуды»

А вот каноническое короткое «Послание Иуды», которое входит в Новый Завет, не имеет отношения к Иуде Искариоту. Его автором считается апостол Иуда Фаддей, он же Иуда Иаковлев (брат апостола Иакова). В начале послания автор сам обозначает себя: «Иуда, раб Иисуса Христа, брат Иакова».

Однако в Евангелиях упоминается еще и брат самого Иисуса по имени Иуда. Одни исследователи считают, что апостол Иуда и брат Христа – это разные люди, другие – что это один и тот же человек. Степень родства при этом непонятна: то ли это сводный брат Иисуса (от предыдущего брака отца), то ли двоюродный или даже более дальний родственник.

Православная церковь признает, что апостол Иуда – это брат Господень, сын Иосифа и его первой жены, которая была до Марии. То, что он не подписался так в послании, объясняют скромностью.

Святой апостол Иуда. Икона из ризницы Троице-Сергиевой лавры

Что значит «Искариот»?

Чтобы отделить Иуду-предателя от других, евангелисты добавляют к его имени прозвище Искариот.

Русский православный богослов второй половины XIX – начала XX веков Митрофан Муретов тщательно разобрал написание этого слова в разных источниках (греческих, латинских, еврейских, славянских и др.) и заключил, что оно означает: «кто/который из Кариот», «Кариотянин». Прочие варианты трактовки он отбросил как несостоятельные или натянутые.

Кариот – это буквально «города» (мн. ч), но в данном случае имеется в виду конкретное место Кириаф (Кериоф) на юге Иудеи.

Иудея в эпоху Христа и примерное расположение Кириафа (к югу от Хеврона)

На руинах Кириафа. Фото с сайта Biblewalks.com

По мнению Муретова, прозвище Искариот не просто указывает на происхождение Иуды, но и характеризует его личность.

Из всех апостолов только он был из Иудеи, а ее население в те времена отличалось наибольшим религиозным фанатизмом и радикальным национализмом. Они считали врагами не только римлян, но и своих соплеменников с умеренными взглядами. Если Иуда был одним из непримиримых «радикалов», то закономерно, что он быстро разочаровался в пацифизме Христа и решил его предать.

  • Кем был Иисус. Существовал ли Христос в реальности и как он выглядел?

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *