Иудаизм это христианство


Иудеи и христиане… В чем разница между ними? Они являются последователями смежных вероисповеданий, относящихся к авраамическим религиям. Но многие разногласия в понимании мира часто приводили их к враждебности и гонениям как с одной, так и с другой стороны. Натянутость в отношениях между иудеями и христианами существует с давних времен. Но в современном мире обе религии идут к примирению. Давайте же рассмотрим, за что иудеи преследовали первых христиан. Что послужило поводом к многовековой неприязни и войнам?
Отношения между иудеями и христианами в ранний период
По мнению некоторых исследователей, Иисус со своими учениками исповедовал учение, близкое сектантским движениям фарисеев и саддукеев. Христианство изначально признавало еврейский Танах священным писанием, из-за чего в начале I века считалось обычной иудейской сектой. И уже позже, когда христианство начало распространяться по миру, его признали отдельной религией – преемницей иудаизма.
Но ещё на первых этапах становления самостоятельной церкви отношение иудеев к христианам было не очень доброжелательным. Часто евреи провоцировали римские власти на гонения в сторону верующих. Позднее в книгах Нового Завета евреям приписывалась полная ответственность за муки Иисуса и запечатлены преследования ими христиан. Это стало причиной негативного отношения последователей новой религии к иудеям. А позже использовалось многими христианскими фундаменталистами для оправдания антисемитских действий во многих странах. Начиная со II века н. э. негативистские настроения по отношению к евреям в христианских общинах только возрастали.

Христианство и иудаизм в современности
На протяжении многих веков между двумя религиями существовали натянутые отношения, которые часто переходили в массовые гонения. К таким инцидентам можно отнести крестовые походы и предшествующие им преследования евреев в Европе, а также холокост, устроенный нацистами в годы Второй мировой войны.
Отношения между двумя религиозными течениями начали налаживаться в 60-х годах ХХ века. Тогда католическая церковь официально изменила отношение к иудейскому народу, исключив антисемитские элементы из многих молитв. В 1965-м Ватикан принял декларацию «Об отношении Церкви к нехристианским религиям» (Nostra Aetate). В ней с иудеев снималось тысячелетнее обвинение в смерти Иисуса и осуждались все антисемитские взгляды.
Папа Павел VI попросил прощения у нехристианских народов (в том числе у евреев) за многовековые гонения со стороны церкви. Сами же иудеи относятся к христианам лояльно и считают их родственной авраамической религией. И хоть для них некоторые религиозные обычаи и учения непонятны, все же они благосклонно относятся к распространению базовых элементов иудаизма среди всех народов мира.

Один ли Бог у иудеев и христиан?
Христианство как самостоятельная религия основывается на догматах и вероучениях еврейского народа. Сам Иисус и большая часть его апостолов были евреями и воспитывались в иудейских традициях. Как известно, христианская Библия состоит из двух частей: Ветхого и Нового Заветов. Ветхий Завет – это и есть основа иудейской религии (Танах – священное писание иудеев), а Новый Завет – это учения Иисуса и его последователей. Поэтому как для христиан, так и для иудеев основа их религий одинакова, и поклоняются они одному и тому же Богу, только соблюдают при этом разные обряды. Само имя Бога как в Библии, так и в Танахе – Яхве, что переводится на русский как «Сущий».

Чем отличаются иудеи от христиан? В первую очередь рассмотрим основные отличия между их мировоззрениями. Для христиан существует три основные догмы:

  • Первородный грех всех людей.
  • Второе пришествие Иисуса.
  • Искупление человеческих грехов смертью Иисуса.
  • Эти догмы призваны разрешить основные проблемы человечества с точки зрения христиан. Иудеи же их не признают в принципе, и для них данных трудностей не существует.

    Разное отношение к грехам
    В первую очередь разница между иудеями и христианами в восприятии греха. Христиане верят в то, что каждый человек рождается с первородным грехом и только на протяжении жизни он может искупить его. Иудеи же, наоборот, верят в то, что каждый человек рождается невинным, и только сам делает выбор – грешить или не грешить.
    Способы искупления грехов
    Из-за различия в мировоззрении появляется и следующее отличие – искупление грехов. Христиане считают, что Иисус искупил все грехи людей своей жертвой. А за те поступки, которые совершил сам верующий, он несет личную ответственность перед Всевышним. Он может искупить их, только покаявшись священнослужителю, так как только представители Церкви именем Бога наделены властью отпускать грехи.
    Иудеи же считают, что только своими делами и поступками человек может добиться прощения. Они делят грехи на два вида:

  • совершенные против указаний Бога;
  • преступления против другого человека.
  • Первые прощаются в том случае, если иудей искренне сожалеет и покается в них самому Всевышнему. Но в этом деле нет никаких посредников в лице священников, как у христиан. Другие грехи – это преступления, которые иудей совершил против другого человека. В таком случае Всевышний ограничивает свою власть и не может даровать прощение. Иудей должен вымаливать его исключительно у обиженного им человека. Так, иудаизм говорит об отдельной ответственности: за проступки против другого человека и за грехи и неуважение к Богу.
    Из-за подобных различий во взглядах и появляется следующее противоречие: прощение Иисусом всех грехов. У христиан он наделен властью прощать грехи всем, кто покается. Но даже если иудей сможет приравнять Иисуса к Богу, то такое поведение все равно кардинально нарушает законы. Ведь как уже упоминалось выше, иудей не может просить у Бога прощение за грехи, совершенные против другого человека. Он сам должен загладить вину перед ним.

    Отношение к другим мировым религиозным течениям
    Почти все религии в мире придерживаются единой доктрины – на Небеса могут попасть только те люди, которые верят в истинного Бога. А верующие в другого Господа по сути этого права лишены. В каком-то плане данной доктрины придерживается и христианство. У иудеев отношение к другим религиям более лояльное. С точки зрения иудаизма, в Рай может попасть любой человек, соблюдающий 7 основных заповедей, которые Моисей получил от Бога. Так как эти заповеди универсальны, то человеку не обязательно верить в Тору. К этим семи заповедям относятся:

    1. Вера в то, что мир создан единым Богом.
    2. Не богохульствовать.
    3. Соблюдать законы.
    4. Не поклоняться идолам.
    5. Не воровать.
    6. Не прелюбодействовать.
    7. Не есть от живого.

    Соблюдение этих основных законов позволяет представителю другого вероисповедания попасть в Рай, не будучи евреем. Если брать в общих чертах, то иудаизм относится лояльно к монотеистическим религиям, таким как ислам и христианство, но не приемлет язычества из-за многобожия и идолопоклонничества.

    На каких принципах строится связь человека с Богом?
    Также по-разному смотрят на способы общения с Всевышним иудеи и христиане. В чем разница? В христианстве священники предстают в роли посредников между человеком и Богом. Духовенство наделено особыми привилегиями и возвышено святостью. Так, в христианстве есть множество обрядов, которые обычный человек не вправе проводить самостоятельно. Исполнение их – это исключительная роль священника, что является кардинальным отличием от иудаизма.
    У евреев нет такого религиозного обряда, который совершается исключительно раввином. На свадьбах, похоронах или во время других событий присутствие священнослужителя необязательно. Любой иудей может провести необходимые обряды. Даже само понятие «раввин» переводится как учитель. То есть просто человек с большим опытом, хорошо знающий правила еврейских законов.
    То же самое касается и христианской веры в Иисуса как в единого спасителя. Ведь Сын Божий сам утверждал, что только он может привести людей к Господу. И, соответственно, христианство основывается на том, что только через веру в Иисуса можно прийти к Богу. Иудаизм же смотрит на данную проблему по-другому. И как указывалось ранее, любой человек, даже не соблюдающий иудаизма, может напрямую приблизиться к Богу.

    Разница в восприятии добра и зла
    Совершенно разное восприятие добра и зла имеют иудеи и христиане. В чем разница? В христианстве большую роль играет концепция Сатаны, Дьявола. Эта огромная, мощная сила является источником зла и всех бед земных. В христианстве Сатана преподносится как сила, противоположная Богу.
    В этом и есть следующее отличие, так как главное убеждение иудаизма – это вера в единого всемогущего Бога. С точки зрения евреев, не может быть какой-либо иной высшей силы, кроме Бога. Соответственно, иудей не будет разделять добро на Божью волю, а зло на происки нечистой силы. Он воспринимает Бога как справедливого судью, воздающего за благие поступки и наказывающего за грехи.
    Отношение к первородному греху
    В христианстве есть такое понятие, как первородный грех. Прародители человечества ослушались Божьей воли в Эдемском саду, за что и были изгнаны из рая. Из-за этого все новорожденные изначально считаются греховными. В иудаизме считается, что ребенок рождается невинным и может спокойно получить блага в этом мире. И только сам человек определяет, будет он грешить или же будет жить праведно.

    Отношение к мирской жизни и мирским утешениям
    Также совсем разное отношение к мирской жизни и утешениям имеют иудеи и христиане. В чем разница? В христианстве самой целью существования человека считается жизнь ради последующего мира. Конечно же, иудеи верят в грядущий мир, но главной задачей жизни человека ставится улучшение существующего.

    Эти концепции хорошо просматриваются в отношении обеих религий к мирским желаниям, желаниям тела. В христианстве они приравниваются к нечестивым искушениям и греху. Люди верят, что в последующий мир может попасть только чистая душа, не подверженная искушениям. А значит, человек должен как можно больше питать духовное, тем самым пренебрегая мирскими желаниями. Поэтому Папа римский и священники дают обет безбрачия, отказываются от мирских утех, дабы достигнуть большей святости.
    Иудеи тоже признают, что душа более важна, но не считают правильным полностью отказываться от желаний своего тела. Вместо этого они превращают их исполнение в святое дело. Поэтому христианский обет безбрачия кажется иудеям сильным отхождением от религиозных канонов. Ведь создание семьи и продолжение рода для иудея является святым деянием.
    Такое же разное отношение у двух религий к материальным благам и богатству. Для христианства принятие обета бедности является идеалом святости. Тогда как для иуде, накопление богатства – это положительное качество.
    В заключение хочется сказать, что иудеи и христиане, отличия между которыми мы рассмотрели, не должны настраиваться друг против друга. В современном мире каждый человек может по-своему понимать святые писания. И имеет на это полное право.

    ЛЕХАИМ ЯНВАРЬ 2011 ТЕВЕТ 5771 – 1(225)

    ЗАЧЕМ ЕВРЕЮ ПРАВОСЛАВИЕ

    Борис Клин

    Сколько именно русских евреев стали православными, сегодня никто не знает, но ведь и сколько в России православных, опять-таки точно неизвестно. Почему евреи оказались среди православных, как себя чувствуют в Церкви?

    «Мне, как человеку еврейского происхождения, не хочется обсуждать взгляды отца Петра на еврейский вопрос и так называемое «иго иудейское”», – говорит в одном из интервью политолог N. Он человек православный. Вопрос ему задавали о деятельности православного священника, оказавшегося антисемитом, сталинистом, монархистом и ветераном Великой Отечественной войны. Итак, не хочется, не­удобно. И не только ему.

    Любой вопрос об антисемитизме в церковной среде для крещеных евреев весьма болезнен и неприятен. Надо отдать должное нынешнему руководству РПЦ, его никак не упрекнешь в антисемитизме. Это явление в церковной жизни существует на бытовом уровне и в высказываниях отдельных священников невысокого с точки зрения служебного положения звания. И самое противное для выкрестов то, что этот антисемитизм носит не религиозный, а зоологический, животный характер. То есть их ненавидят не за вероисповедание, это хоть и не политкорректно, но объяснимо: любая религия претендует на абсолютную истину и ни с кем ее не делит. Нет, ненавидят за происхождение, которое человек не выбирал и изменить не в состоянии. Почему среди части верующих усиливается антисемитизм, несмотря на усилия церковного начальства? Да ведь он часть традиции начала ХХ века, той самой традиции, ностальгию по которой обществу усиленно навязывают: «Конфетки-бараночки, гимназистки румяные, поручик Голицын, юнкер-р-ра!» и т. д. и т. п. А ведь следовало бы заглянуть, ну, скажем, в уставные документы черносотенцев, Союза русского народа или Союза Михаила Архангела. Эти партии, столь любезные последнему императору, готовы были принимать в свои ряды не только русских, украинцев и белорусов, но и любых других инородцев. А вот лиц иудей­ского вероисповедания и евреев вообще – даже крещеных – ни в коем случае! А кто же был среди членов этих замечательных партий? Протоиерей Иоанн Кронштадтский. Русской православной зарубежной церковью он был прославлен в лике святых в 1964 году, а РПЦ – в 1990-м. Справедливости ради замечу, что Иоанн Кронштадтский осудил кишиневский погром: «Русский народ, братья наши! Что вы делаете? Зачем вы сделались варварами – громилами и разбойниками людей, живущих в одном с вами отечестве, под сенью и властью одного русского царя и поставленных от него правителей? Зачем допустили пагубное самоуправство и кровавую разбойническую расправу с подобными вам людьми? Вы забыли свое христианское звание…» Среди «союзников» был и еще один православный святой – протоиерей Иоанн Восторгов. Он, правда, к еврейским погромам относился иначе и в «Воспоминаниях о февральской революции» писал: «»Здравомыслящие” градоправители упустили момент отвернуть русло революции и превратить грядущую трагедию в веселенький фарс жи­дов­ско-тор­го­во­го погрома… Эх, и за что им деньги, чины и проч. дают!..» Замечу, что революция шла в столицах, а там торговлей заниматься могли лишь выкресты и немногочисленные евреи – купцы-миллионщики. Остальные жили в пределах черты оседлости. Очевидно, там, вдали от революционных бурь, и предлагал Восторгов «повеселиться» над беззащитными людьми.

    Так почему же евреи идут в православие? С одной стороны, невежество. Плохое знание истории. С другой – слабое представление о традициях своего народа. По той же причине, по которой русские ищут истины в экзотических восточных учениях. «Прервана историческая традиция, четыре поколения выросли на духовных развалинах, и теперь проповедовать, просто апеллируя к традиции, генетической памяти, невозможно, нужны особые усилия». Угадайте, кто сказал? Патриарх Кирилл. Но к российским евреям сказанное относится не в меньшей, а даже в большей степени, чем к русским. Ведь у русских сохранялась великая литература, а она вся была пропитана православием, даже без уроков православной культуры. Сохранялись памятники архитектуры.

    Наконец, в годы советской власти посещение православного храма было, конечно, с точки зрения власти проявлением фрондерства, но посещение синагоги воспринималось уже как покушение на измену Родине. Раввин Адольф Шаевич рассказывал мне, как его отказывались принимать учиться на раввина из-за того, что он был еврей, – вдруг захочет уехать в Израиль?!

    Есть и языковая проблема – все-таки цер­ков­но-славянский проще, чем иврит. Православие куда как более доступно.

    Сегодня еврейской литературы на русском языке мало, книги дороги, а подарочный формат крайне неудобен. Миссионерской деятельности – под ней я понимаю активный призыв к религиозной жизни, религиозному мировоззрению – сегодня нет. Например, о книге раввина Якова Ньюснера «Рабби беседует с Иисусом» (выполненный в популярной форме сравнительный анализ иудаизма и христианства) я случайно узнал из книги Папы Римского Бенедикта XVI. Но у меня, в силу профессии журналиста, интерес специфический. Не думаю, что какой-нибудь еврей-инженер купит книгу понтифика.

    Но речь ведь не только о технических проблемах. Более серьезный вопрос – это актуализация религиозного послания. В Русской православной церкви ее служители постоянно стремятся дать ответы на запросы сего­дняшнего дня – политические, экономические, общественные. И это, естественно, привлекает людей. Еврейских проповедников не слышно и не видно. Такое ощущение, что они сами уже спрятались в интеллектуальном гетто и ждут, когда остальные туда придут. Да придут ли?

    Обязанность создать справедливую судебную систему и понятные законы, а также обеспечить равенство всех перед этим законом
    Эти законы изложил один из известнейших иудейских теологов Маймонид в своем фундаментальном труде «Мишна Тора».
    Из всех религиозных течений, существующих в мире, кроме, собственно, иудаизма, под этот комплекс идей подпадает только ислам и ряд небольших христианских сект, отрицающих Евангелие. (среди русских, например, были распространены субботники).
    Христианам в статусе Бней Ноах, или «жидовской религии», говоря языком неоязычества, иудеи категорически отказывают.
    Во первых христиане поклоняются не моно-Богу, а Троице (Отец, Сын, Святой дух): противоречие с принципом единобожия
    Во вторых православные и католики используют иконы: противоречие с принципом запрета идолопоклонничества
    В третьих и у православных и у католиков очень сложный иерархический пантеон святых, включая апостолов, что так же категорически противоречит первому закону. И у иудеев и у мусульман есть пророки, но это просто люди, услышавшие Бога и не наделенные какой либо святостью сами по себе.
    Ну а кроме того и иудеи и мусульмане совершают обрезание, совершать которое Бог напрямую заповедовал Аврааму. Христиане, как мы знаем, не имеют традиций на этот счет.
    Так что по комплексу идей христианство общего с «жидовской религией» имеет только сборник достаточно поучительных рассказов о приключениях евреев на Ближнем Востоке, которые могут быть примером выживания для любого народа. В общем и все.

    Побиения камнями святого архидиакона Стефана

    Полемика и апологетика

    С ранних времен христианские авторы, в том числе и святые отцы, писали сочинения, посвященные осмыслению раввинистического иудаизма, полемическому и миссионерскому диалогу с ним.

    Самым ранним дошедшим до нас подобным святоотеческим произведением является «Разговор с Трифоном иудеем» святого Иустина Философа. Святой отец утверждает, что силы Святого Духа перестали действовать у иудеев с приходом Христа (Триф. 87). Он указывает, что после пришествия Христа уже больше не было у них ни одного пророка. Вместе с тем святой Иустин подчеркивает продолжение ветхозаветных действий Святого Духа в новозаветной Церкви: «К нам перешло то, что прежде существовало в вашем народе (Триф. 82)»; так что «можно видеть среди нас и женщин, и мужчин, имеющих дары от Духа Божия» (Триф. 88).

    Тертуллиан († 220/240) в работе «Против иудеев» обосновывает Божественность Христа через пророчества Ветхого Завета, чудеса Нового Завета и жизнь Церкви. Ветхий Завет является подготовкой к Новому, в нем существует два ряда пророчеств о Христе: одни говорят о Его пришествии в образе раба для страдания за род человеческий, вторые относятся к Его будущему пришествию во славе. В лице Господа Христа соединяются оба Завета: к Нему приводят пророчества, и Он Сам приводит в исполнение чаемое.

    Святитель Ипполит Римский в кратком «Трактате против иудеев» показывает на цитатах из Ветхого Завета предсказанные крестные муки Мессии и грядущее призвание язычников и обличает иудеев за то, что, когда уже явлен свет истины, они продолжают блуждать во тьме и спотыкаться. Их падение и отверженность также предсказана пророками.

    Священномученик Киприан Карфагенский († 258) оставил «Три книги свидетельств против иудеев». Это тематическая подборка цитат из Ветхого и Нового Заветов. Первая книга содержит свидетельства о том, что «иудеи, согласно предсказаниям, отступили от Бога и утратили благодать, которая дарована была им прежде… и что их место заняли христиане, угождающие Господу верой и приходящие от всех народов и со всего мира». Во второй части показывается, как основные ветхозаветные пророчества исполнились во Иисусе Христе. В третьей части на основе Священного Писания кратко излагаются заповеди христианской нравственности.

    Святитель Иоанн Златоуст († 407) в конце IV века произнес «Пять слов против иудеев», адресованных к тем христианам, которые посещали синагоги и обращались к иудейским ритуалам. Святитель объясняет, что после Христа иудаизм потерял свое значение, и потому соблюдение его обрядов противно воле Божией и соблюдение ветхозаветных предписаний теперь не имеет никакого основания.

    Блаженный Августин († 430) в начале V века написал «Рассуждение против иудеев» («Tractatus adversus Judaeos»), в котором утверждает, что, даже если иудеи заслуживают самого сурового наказания за то, что отправили Иисуса на смертную казнь, они были сохранены живыми Божиим Промыслом, чтобы служить вместе со своим Писанием невольными свидетелями истины христианства.

    Преподобный Анастасий Синаит († ок. 700) написал «Диспут против иудеев». Здесь тоже указывается на окончание времени действия ветхозаветного закона; кроме того, уделено внимание обоснованию Божественности Иисуса Христа, а также иконопочитания, о чем преподобный говорит так: «Мы, христиане, поклоняясь кресту, не дереву поклоняемся, но распятому на нем Христу».

    Западный святитель Грегентий Тафрский в VII веке составил запись своего диспута с иудеем Хербаном – диспут проходил в присутствии короля Омерита. Хербан, несмотря на аргументы святителя, продолжал упорствовать, тогда по молитве святого произошло чудо: среди присутствовавших при диспуте иудеев явился видимом образом Христос, после чего раввин Хербан вместе с пятью с половиной тысячами иудеев принял крещение.

    В том же веке святой Леонтий Неаполийский († ок. 650) написал апологию против иудеев. Он говорит, что иудеи, указывая на иконопочитание, обвиняют христиан в идолопоклонстве, ссылаясь на запрет: «Не делай себе кумиров и изваяний» (Исх. 20: 4–5). В ответ святой Леонтий, ссылаясь на Исх. 25: 18 и Иез. 41: 18, пишет: «Если евреи осуждают нас за изображения, то они должны осуждать Бога за то, что он создал их», – и далее продолжает: «Мы поклоняемся не дереву, а Тому, Кто был распят на кресте», и «иконы – это раскрытая книга, напоминающая нам о Боге».

    Преподобный Никита Стифат (XI в.) написал небольшое «Слово к иудеям», в котором напоминает о прекращении ветхозаветного закона и отверженности иудаизма: «Бог возненавидел и отверг и служение иудеев, и субботы их, и праздники», о чем предсказывал еще через пророков.

    В XIV веке император Иоанн Кантакузин написал «Диалог с иудеем». Здесь, помимо прочего, он указывает иудею Ксену, что, согласно пророку Исаие, Новый Завет явится из Иерусалима: «Из Сиона явится Закон, и Слово Господне – из Иерусалима» (Ис. 2: 3). Невозможно допустить, что это было сказано о Ветхом Законе, ибо он был дан Богом Моисею на Синае и в пустыне. Здесь же не говорится «дан», но «явится» из Сиона. Иоанн спрашивает Ксена: если Иисус был обманщиком, то как получилось так, что ни Бог, ни язычники-императоры не смогли уничтожить христианство, которое было проповедано по всему миру. Диалог заканчивается обращением Ксена в Православие.

    В святоотеческих трудах можно найти немало резких слов об иудеях, например таких: «Всем они (иудеи) преткнулись, всюду сделались злоумышленниками и предателями истины, оказались богоненавистники, а не боголюбцы» (Ипполит Римский, святитель. Толкование на книгу пророка Даниила).

    Но следует помнить, что, во-первых, это вполне соответствовало тогдашним понятиям о ведении полемики, а во-вторых, иудейские сочинения того же времени, в том числе и религиозно авторитетные, содержали ничуть не менее, а порой и более резкие выпады и предписания в отношении христиан.

    В целом Талмуд насаждает резко негативное, презрительное отношение ко всем не-иудеям, в том числе и к христианам. Книга поздних галахических постановлений «Шулхан-арух» предписывает по возможности уничтожать храмы христиан и все им принадлежащее (Шулхан-арух. Иоре де’а 146); запрещается также спасать христианина от смерти, например если он упадет в воду и станет обещать даже все свое состояние за спасение (Иоре де’а 158, 1); разрешается испытывать на христианине, приносит лекарство здоровье или смерть; и, наконец, иудею вменяется в обязанность убивать еврея, который перешел в христианство (Иоре де’а 158, 1; Талмуд. Абода зара 26).

    В Талмуде содержится немало оскорбительных, кощунственных высказываний о Господе Иисусе Христе и Пресвятой Богородице. В раннее средневековье среди иудеев получило широкое распространение антихристианское сочинение «Толдот Иешу» («Родословие Иисуса»), переполненное крайне кощунственными вымыслами о Христе. Кроме того, в средневековой иудейской литературе существовали и другие антихристианские трактаты, в частности «Сефер зерубавел».

    Отношения православных и иудеев в истории

    Как известно, с самого зарождения христианства иудеи стали резкими противниками и гонителями его. О гонениях их на апостолов и первых христиан немало сообщается в новозаветной книге Деяний апостольских.

    Позднее, в 132 году по Р. Х., в Палестине вспыхнуло восстание под началом Симона Бар-Кохбы. Еврейский религиозный лидер рабби Акива провозгасил его «мессией». Есть сведения, что по рекомендации того же рабби Акивы Бар-Кохба убивал христиан-евреев.

    После прихода к власти в Римской империи первого императора-христианина святого Константина Великого эти напряженные отношения нашли новые выражения, хотя многие меры христиан-императоров, которые иудейские историки традиционно представляют как гонения на иудаизм, преследовали цель просто защитить христиан от иудеев.

    Например, иудеи имели обычай принуждать к обрезанию приобретаемых ими рабов, в том числе и христиан. Святой Константин по этому поводу предписал освобождение всех рабов, которых евреи станут склонять к иудаизму и обрезанию; также было запрещено евреям покупать рабов из христиан. Затем, иудеи имели обычай побивать камнями тех евреев, которые обращались в христианство. Святой Константин принял ряд мер к тому, чтобы лишить их такой возможности. Кроме того, отныне иудеи не имели права состоять на военной службе, а также занимать государственные посты, где от них зависели бы судьбы христиан. Человек, перешедший из христианства в иудаизм, лишался своего имущества.

    Юлиан Отступник разрешил иудеям восстановить Иерусалимский храм, и они быстро принялись за его постройку, однако случившиеся бури и землетрясения, когда даже огонь вырывался из-под земли, уничтожая рабочих и строительные материалы, сделали это предприятие невозможным.

    Меры, ограничивающие общественное положение иудеев, часто были вызваны их поступками, демонстрирующими гражданскую ненадежность в глазах императоров. Например, при императоре Констансе в 353 году евреи Диокесарии перебили гарнизон города и, выбрав своим главой некоего Патрикия, начали нападать на соседние деревни, убивая и христиан, и самарян. Это восстание было подавлено войсками. Нередко иудеи, жившие в византийских городах, оказывались предателями во время войн с внешними врагами. Например, в 503 году при осаде персами Констанции евреи прорыли подземный ход за город и впустили неприятельские войска. Евреи поднимали восстания в 507 и в 547 году. Еще позднее, в 609 году, в Антиохии восставшие евреи перебили много богатых граждан, сожгли их дома, а патриарха Анастасия влачили по улицам и после многих истязаний бросили в огонь. В 610 году восстало четырехтысячное еврейское население Тира.

    Говоря о византийских законах, ограничивающих права иудеев, стоит заметить, что некорректно интерпретировать их как проявление антисемитизма, то есть действия, направленные именно против евреев как национальности. Дело в том, что эти законы, как правило, были направлены не против только иудеев, а против нехристианских жителей империи вообще, в частности греков-язычников (эллинов).

    Кроме того, нужно учитывать, что православные императоры принимали и указы, направленные на защиту иудеев.

    Так, император Аркадий (395–408) вменил в обязанность наместникам провинций не допускать случаев оскорбления иудейского патриарха («наси») и нападений на синагоги и указал, что местные правители не должны вмешиваться в общинное самоуправление евреев. Император Феодосий II в 438 году также издал указ, в котором евреям гарантировалась защита государства в случае нападения толпы на их дома и синагоги.

    При Феодосии II обнаружилось, что иудеи в праздник пурим завели обычай сжигать крест, тогда же в городе Имме иудеи распяли на кресте христианского ребенка, а в Александрии в 415 году было несколько примеров избиения христиан евреями. Все эти случаи вызывали как народное негодование, выливавшееся иногда в погромы, так и репрессии со стороны власти.

    В 529 году святой император Юстиниан I принял новые законы, ограничивая права иудеев на собственность, права наследования, также он запретил читать в синагогах талмудические книги, а вместо этого предписал читать только книги Ветхого Завета, причем на греческом либо латинском языке. Кодекс Юстиниана запрещал евреям любые высказывания против христианской религии, подтверждал запрет смешанных браков, а также переход из Православия в иудаизм.

    На православном Западе в отношении иудеев принимались меры, аналогичные византийским. Например, при вестготском короле Рикардо в 589 году иудеям Испании было запрещено занимать правительственные посты, иметь рабов-христиан, подвергать своих рабов обрезанию и предписано, что дети от смешанных еврейско-христианских браков должны быть обязательно крещены.

    В отношении иудеев в христианских странах раннего средневековья действительно случались преступления, когда, например, толпа могла разрушить синагогу или подвергнуть избиению евреев, а некоторые указы императоров с точки зрения современных реалий кажутся дискриминационными. Однако стоит учитывать, что в тех случаях, когда иудеи приходили к власти, подчиненных им христиан ждала ничуть не лучшая участь, порой же намного худшая.

    В V веке иудейским миссионерам удалось обратить в иудаизм Абу Кариба, царя южноарабского царства Химьяр. Его преемник Юсуф Зу-Нувас приобрел известность как кровавый гонитель и мучитель христиан. Не было такого мучения, которым не подвергались бы христиане во время его правления. Самое массовое избиение христиан произошло в 523 году. Зу-Нувас вероломно захватил христианский город Наджран, после чего жителей стали подводить к специально вырытым рвам, наполненным горящей смолой; всех, кто отказывался принимать иудаизм, бросали в них живьем. За несколько лет до того подобным же образом он истребил жителей города Зафар. В ответ на это союзники Византии – эфиопы вторглись в Химьяр и положили конец этому царству.

    Жестокие иудейские гонения на христиан произошли также и в 610–620-х годах в Палестине, захваченной персами при активной поддержке местных евреев. Когда персы осадили Иерусалим, иудеи, жившие в городе, войдя в сговор с врагом Византии, открыли ворота изнутри, и персы ворвались в город. Начался кровавый кошмар. Церкви и дома христиан поджигались, христиане вырезались на месте, причем в этом погроме евреи зверствовали даже больше персов. По данным современников, 60 000 христиан были убиты и 35 000 проданы в рабство. Притеснения и убийства христиан иудеями происходили тогда и в других местах Палестины.

    Персидские воины охотно распродавали захваченных в рабство христиан, «иудеи же, из-за своей вражды, покупали их по дешевой цене и убивали», – сообщает сирийский историк. Так погибло много тысяч христиан.

    Неудивительно, что в то время император Ираклий отнесся к предателям-иудеям сурово. Эти события во многом определили антисемитские настроения всего европейского средневековья.

    Иудеи часто, говоря об истории христиано-иудейских отношений, педалируют тему насильственных крещений, представляя их как повсеместную и обычную практику для Церкви в средневековье. Однако такая картина не соответствует действительности.

    Тиран Фока в 610 году, после упомянутого выше антиохийского восстания, издал указ, чтобы все иудеи крестились, и послал в Иерусалим префекта Георгия с войсками, который, когда евреи не согласились креститься добровольно, принудил их к этому с помощью солдат. То же случилось в Александрии, и тогда иудеи подняли мятеж, во время которого убили патриарха Феодора Скрибона.

    Свергнувший Фоку император-еретик Ираклий, насаждавший монофелитство, был, как уже сказано, раздражен предательством иудеев во время войны с персами, объявил иудаизм вне закона и попытался насильственно крестить иудеев. При этом он посылал письма западным христианским правителям, призывая их поступать с иудеями так же.

    Вестготский король Сисебут под влиянием писем Ираклия также издал указ о том, что иудеи должны либо креститься, либо покинуть страну. По некоторым оценкам, тогда крестилось до 90 000 испанских евреев, которые при этом, помимо прочего, письменно клялись не заниматься ростовщичеством. Аналогичные шаги и по той же причине предпринял тогда на своих землях франкский король Дагоберт.

    Православная Церковь отреагировала на эту попытку негативно – как на Востоке, так и на Западе.

    На Востоке в 632 году преподобный Максим Исповедник осудил произошедшее в Карфагене насильственное крещение иудеев, произведенное местным правителем во исполнение воли Ираклия.

    На Западе же в 633 году состоялся IV Толедский Собор, на котором святитель Исидор Севильский порицал короля Сисебута за излишнее рвение и выступал против предпринятого им дела. Под его влиянием Собор осудил все попытки насильственного крещения иудеев как категорически неприемлемые, объявляя, что в христианство можно обращать только кроткими методами словесного убеждения. Святой Исидор даже просил прощения перед иудейской общиной за «рвение» короля. Сам король отменил свои противоиудейские указы.

    Что же касается Византии, то, хотя в Карфагене зафиксирован был случай насильственного крещения иудеев, «однако применительно к большинству византийских евреев того времени эдикт 632 года, по-видимому, серьезных последствий не имел… Нет никаких указаний на то, что в Греции и даже в самом Константинополе он проводился в жизнь сколько-нибудь последовательно… По свидетельству хрониста IX века Никифора, известно, что уже в 641 году, когда умер Ираклий, константинопольские евреи участвовали в уличных волнениях против его вдовы, а 20 лет спустя – против патриарха, и при этом даже штурмовали городской собор – Святую Софию».

    В Византии еще одну попытку насильственного крещения предпринял в 721 году другой император-еретик Лев III Исавр, насаждавший иконоборчество, издавший эдикт о крещении иудеев и монтанистов, что вынудило многих евреев переселиться из городов Византии. Преподобный Феофан Исповедник сообщает об этом событии с явным неодобрением: «В этом году царь принудил крестить иудеев и монтанистов, но иудеи, против воли крещенные, очищались от крещения как от осквернения, принимали святое причащение поевши и таким образом глумились над верой» (Хронография. 714).

    Еврейские историки также указывают, что будто бы насильственное крещение евреев произошло при императоре Василии I (867–886), однако византийские источники, в частности Продолжатель Феофана, хотя и упоминают стремление Василия к христианизации евреев, свидетельствуют, что делал он это мирными средствами – устроением полемических диспутов и обещанием для новообратившихся чинов и наград (Жизнеописания царей. V, 95). Еврейские же источники (хроника Ахимааца) говорят о том, что отказывавшихся креститься иудеев обращали в рабство, и будто были даже случаи пыток, хотя и единичные. Как бы то ни было, есть сведения, что и при Василии Православная Церковь отнеслась к его инициативе отрицательно.

    Таким образом, видны четыре важных обстоятельства в данном вопросе.

    Во-первых, попытки насильственной христианизации иудеев имели место позже известных в истории попыток насильственной иудаизации христиан.

    Во-вторых, эти попытки были исключением, а не правилом в политике христианских правителей раннего средневековья.

    В-третьих, Церковь негативно оценила эти попытки и недвусмысленно осудила саму подобную идею.

    В-четвертых, во многих случаях эти попытки предпринимали не православные императоры, а еретики, которые также гнали в то время и православных.

    Еврейские авторы, нехотя говоря об известных из истории фактах обращения из иудаизма в Православие, вероятно, потому пытаются назвать практически каждый из них «насильственным» или «вынужденным из-за антисемитских дискриминаций», что не могут помыслить, что человек, принадлежащий к иудаизму, способен самостоятельно, добровольно и разумно сделать выбор в пользу Православия. Однако это подтверждается множеством фактов, например таких, как примеры обращения в Православие евреев, живущих в католических странах, примеры их верности христианству даже до смерти в коммунистическом государстве, примеры обращений в Православие в фашистских и коммунистических концлагерях и т.п.

    В целом, несмотря на вышеуказанные законы, иудеи в Византии жили благополучно; известно, что евреи в других странах изумлялись их богатству и переселялись в православную империю; например, известно, что в Византию бежали евреи, преследуемые в фатимидском Египте.

    О том, что византийцы не испытывали предубеждения к самой по себе еврейской национальности, свидетельствует тот факт, что в XIV веке православный еврей Филофей стал даже Константинопольским патриархом, а согласно некоторым историкам, еврейские корни имел император Михаил II.

    Еще одной популярной темой истории православно-иудейских взаимоотношений являются погромы. Они, действительно, имели место, однако желание еврейских историков за каждым таким случаем видеть непременную сознательную инспирацию со стороны Церкви является, по меньше мере, тенденциозным. Напротив, Православная Церковь в лице авторитетнейших своих святых неоднократно осуждала действия погромщиков. В частности, праведный Иоанн Кронштадтский выступал с резким обличением кишиневского погрома, говоря: «Что вы делаете? Зачем вы сделались варварами – громилами и разбойниками людей, живущих в одном с вами отечестве?» (Мысли мои по поводу насилий христиан с евреями в Кишиневе). Также Святейший Патриарх Тихон писал: «Доносятся вести о еврейских погромах… Православная Русь! Да идет мимо тебя этот позор. Да не постигнет тебя это проклятие. Да не обагрится твоя рука в крови, вопиющей к Небу… Помни: погромы – это бесчестие для тебя» (Послание от 8 июля 1919 г.).

    Во время еврейских погромов на Украине периода гражданской войны, а также на оккупированных немецкими войсками землях в годы Второй мировой войны многие православные священники и простые верующие укрывали у себя евреев, спасая их. Кроме того, Русская Православная Церковь благословляла на ратный подвиг воинов Красной армии, освободивших в 1944–1945 годах узников таких лагерей, как Освенцим, Майданек, Шталаг, Заксенхаузен, Озаричи, и спасших сотни тысяч евреев из Будапештского гетто, Терезинского, Балтского и многих других. Также клирики и миряне Элладской, Сербской и Болгарской Церквей в годы войны принимали активные меры для спасения множества евреев.

    В целом можно сказать, что в истории отношений иудеев и православных христиан было действительно немало темных страниц, однако факты не дают оснований к тому, чтобы одну из сторон этих отношений представить безвинной страдалицей и жертвой, а вторую – беспричинным гонителем и мучителем.

    (Окончание следует.)

    Причину трагической натянутости между христианством и иудаизмом нельзя объяснить просто различиями в религиозных убеждениях и догмах, которые существуют также в отношении всех прочих религий. Если посмотреть со стороны евреев, то можно предположить, что причина состоит в долгой истории христианских гонений. Однако это не первопричина, так как гонения — это следствие уже существующего конфликта между христианством и иудаизмом. Эта проблема как никогда актуальна в наше время.

    Время, когда необходимо задуматься о будущем отношений между евреями и христианами. Ведь только сейчас представители христианских церквей в открытую признали, что причина преступлений против евреев — в первую очередь в религиозной нетерпимости. В XX веке антисемитизм обрел форму, опасную для самого христианства. Тогда определенные круги христианского мира начали пересматривать свои позиции.

    Последовали извинения от католической церкви за многовековые преследования евреев. Протестантские церкви, в большинстве своем, призывают к пониманию Б-жьей миссии еврейского народа в этом мире. О нынешней позиции православия по этому вопросу судить трудно, так как эта позиция просто не высказывается.

    Говорить о проблемах, возникших между христианами и иудеями, надо, начиная с анализа противоречий, в которые попала церковь, объявив себя Новым Израилем. Первые христиане заявляли о том, что они не новая религия, а последовательные продолжатели иудаизма. Все концепции христиан взяты из обещаний и пророчеств еврейского Святого Писания (ТаНаХа). Сам центральный образ христианства Иисус, не просто спаситель, но и обещанный еврейскому народу Мошиах, потомок царя Давида. Кстати, представленное в Новом Завете происхождение Иисуса вызывает массу справедливых вопросов.

    Церковь настойчиво заявляла, что она являлась непосредственным продолжением того Б-жественного действия в истории, основной частью которого есть избранность народа Израиля. Тем временем евреи продолжали существовать, утверждая, что Библия принадлежит им, что их понимание Библии является единственно законным, и клеймя христианское трактование, как ересь, ложь и идолопоклонство. Эта взаимная оппозиция и создала климат враждебности и неприятия, который сделал и без того сложные иудейско-христианские отношения еще более противоречивыми.

    Нежелание евреев принимать новое учение породило много проблем для христианской теологии, в том числе и для одной из главных доктрин — миссионерской, суть которой в том, чтобы донести Евангелие, т.е. «Благую весть», до тех, кто не знает о ней. Евреи, однако, изначально относились к другой категории, будучи первыми получателями Б-жественного обещания, но отклонившие его. В глазах христиан евреи стали живым свидетельством упрямства и слепоты.

    Еврейская история в христианском мире отмечена чередованием более или менее жестоких притеснений, относительной терпимости, изгнаний и периодических погромов. Идейно же христианство полностью проникнуто философией иудаизма. В основу предлагаемых христианством ответов на вопросы о смысле бытия, структуре Вселенной, душе человеческой, о рождении и смерти, о вечности положены представления, сформулированные задолго до появления Иисуса Христа. Они даются в Торе.

    Неоспорим тот факт, что большинство людей до сих пор не знают о столь тесном духовном родстве двух религий и о том, что в основу всех моральных ценностей западного мира положены не просто христианские ценности, а ценности, заимствованные у иудаизма. Даже десять основных заповедей, предлагаемых в Евангелии и ставших основой западной морали, известны каждому еврею как десять главных заповедей, данных Б-гом народу Израиля на горе Синай.

    И все же христианство отличается от иудаизма, иначе оно не может быть другой религией. Выдающийся ученый нашего времени рабби Нахум Амсель приводит десять таких отличий.

    Первое отличие. Большинство религий мира, включая христианство, поддерживают доктрину, что неверующие в эту религию будут наказаны и не получат места на Небесах или в Мире Грядущем. Иудаизм в отличие от любой значительной мировой религии считает, что нееврей (который не обязательно должен верить в Тору, но который соблюдает семь заповедей, данных Ною), обязательно получит место в Мире Грядущем и называется праведным неевреем. В число этих заповедей входят: 1) верить, что мир создан и управляется одним Б-гом (не обязательно еврейским); 2) учредить суды закона; 3) не воровать; 4) не совершать прелюбодеяний; 5) не поклоняться идолам; 6) не есть части от живого животного; 7) не богохульствовать. Каждый, кто соблюдает эти основные принципы, получает место на Небесах (Синедрион, 56б).

    Второе отличие. В христианстве самой важной идеей является вера в Иисуса, как спасителя. Эта вера сама по себе дает человеку возможность быть спасенным. Иудаизм считает, что выше всего для человека — это служение Б-гу посредством выполнения его воли, и это даже выше веры. В Торе есть строфа, гласящая: «Он Б-г мой, и прославлю Его». В обсуждении того, как человек может прославить и превознести Б-га, Талмуд отвечает, что именно посредством действий. Следовательно, высочайшей формой уподобления Б-гу — совершение действия, а не чувства или вера. Вера должна проявляться в поступках, а не в словах.

    Третье различие. Основным убеждением иудаизма является вера в одного Б-га. Не может быть в мире никакой иной высшей силы кроме Б-га. Кроме веры в концепцию Бога христианство верит в концепцию Сатаны как источник зла, который является силой, противоположной Б-гу. Иудаизм весьма конкретен по поводу убеждения в том, что зло, как и добро, происходит от Б-га, а не от иной силы. Строфа из Святого Писания гласит: «Я творю мир и произвожу бедствия». (Ишаягу, 45:7). Талмуд говорит еврею, что, когда наступает беда, еврею надлежит признать Б-га Справедливым Судьей. Так, еврейской реакцией на очевидное зло будет приписать его происхождение Б-гу, а не какой-либо иной силе.

    Четвертое различие. Иудаизм считает, что Б-г, по определению, не имеет формы, образа или тела, и что Б-г не может быть представлен ни в какой форме. Это положение даже входит в тринадцать основ веры иудаизма. С другой стороны, христианство верит в Иисуса, который как Б-г принял человеческий образ. Б-г говорит Моисею, что человек не может увидеть Б-га и остаться живым.

    Пятое отличие. В христианстве самой целью существования является жизнь ради последующего мира. Хотя иудаизм тоже верит в Мир Грядущий, это не является единственной целью жизни. Молитва «Алейну» говорит, что главная задача жизни в улучшении этого мира.

    Шестое отличие. Иудаизм верит в то, что каждый человек состоит в личных отношениях с Б-гом и что каждый человек может ежедневно общаться с Б-гом напрямую. В католицизме священники и Папа выполняют функцию посредников между Б-гом и человеком. В отличие от христианства, где духовенство наделено возвышенной святостью и особыми отношениями с Б-гом, в иудаизме нет абсолютно никаких религиозных действий, которые мог бы совершить раввин, но не мог бы совершить любой отдельный еврей. Так, вопреки представлениям многих людей, раввину не обязательно присутствовать на еврейских похоронах, еврейской свадьбе (обряд можно провести и без раввина), или при совершении других религиозных действий. Слово «раввин» означает «учитель». Несмотря на то, что раввины имеют право выносить официальные решения по поводу еврейского закона, еврей, который достаточно обучен, также может принимать решения по поводу еврейского закона, не получая предписаний. Так, нет ничего уникального (с религиозной точки зрения) в том, чтобы быть раввином как представителем еврейского духовенства.

    Седьмое отличие. В христианстве чудеса играют центральную роль, являясь основой веры. В иудаизме же, однако, чудеса никогда не могут быть основанием веры в Б-га. Тора говорит, что если человек предстанет перед народом и заявит, что Б-г являлся ему, что он — пророк, явит сверхъестественные чудеса, а затем станет наставлять людей нарушить что-либо из Торы, то этого человека следует убить, как ложного пророка (Дварим, 13:2-6).

    Восьмое отличие. Иудаизм верит в то, что человек начинает жизнь с «чистого листа» и что он может получить благо в этом мире. Христианство верит в то, что человек изначально нечестив, отягощен Первородным Грехом. Это препятствует ему на пути достижения добродетели, и поэтому он должен обратиться к Иисусу как к спасителю.

    Девятое отличие. Христианство основывается на предпосылке, что Мессия в образе Иисуса уже приходил. Иудаизм верит, что Мессия еще придет. Одной из причин, по которой иудаизм не может верить в то, что Мессия уже приходил, является то, что в еврейском представлении мессианские времена будут ознаменованы значительными переменами в мире. Даже если эти перемены произойдут естественным способом, а не сверхъестественным, то в мире воцарятся всеобщее согласие и признание Б-га. Поскольку с появлением Иисуса, по мнению иудаизма, в мире не произошло никаких изменений, то, согласно еврейскому определению Мессии, он еще не приходил.

    Десятое отличие. Поскольку христианство нацелено исключительно на последующий мир, христианское отношение к человеческому телу и его желаниям подобно отношению к нечестивым искушениям. Поскольку последующий мир является миром душ, и именно душа отличает человека от других созданий, христианство верит, что человек обязан питать свою душу, и как можно больше пренебрегать своим телом. И это является путем достижения святости. Иудаизм признает, что душа более важна, но нельзя и пренебрегать желаниями своего тела. Поэтому вместо того, что бы попытаться отвергнуть тело и полностью подавить физические желания, иудаизм превращает исполнение этих желаний в святое действие. Святейшие христиане-священники и Папа дают обет безбрачия, тогда как для еврея создание семьи и продолжение рода святое действие. Тогда как в христианстве идеалом святости является принесение обета бедности, в иудаизме богатство наоборот является положительным качеством.

    Осмелюсь дополнить рабби Нахума Амселя одиннадцатым отличием. В христианстве человек несет ответственность за совершенные им грехи перед Б-гом, исправить их может покаяние и исповедь перед священником, который наделен властью, именем Б-га и Иисуса Христа, отпускать с миром. В иудаизме же грехи делятся на две категории: грехи против Б-га и грехи против человека. Грехи, совершенные против Б-га, прощаются после искреннего покаяния человека перед самим Всевышним (никакие посредники в этом деле не допускаются). А вот преступления против человека даже сам Всевышний не прощает, простить такие преступления может только обиженная сторона, то есть другой человек. Таким образом, человек обязательно несет ответственность перед Б-гом, но это не освобождает его от ответственности перед людьми.

    Еврейские корни христианства. В первую очередь, надо отметить форму богослужения в христианстве, которое имеет признаки еврейского происхождения и влияния. Сама концепция церковного ритуала, а именно собрание верующих для молитвы, чтение Святого Писания и проповедь, следует примеру богослужения в синагоге. Чтение отрывков из Библии является христианской версией чтения Торы и Книги Пророков в синагоге. Псалмы, в особенности, играют очень важную роль, как в католической, так и в православной литургии. Многие ранние христианские молитвы являются выдержками или обработкой еврейских оригиналов. А что уж говорить о многих формулировках в молитвах, наподобие «Амен», «Алилуйя» и т.д.

    Если мы обратимся к одному из центральных событий Нового Завета — Тайной вечере, то увидим, что там идет описание самого настоящего пасхального седера, обязательного для каждого еврея в праздник Песах.

    Нет нужды говорить, что само существование сходств не просто обостряло конфликт. Для евреев стало невозможным считать христиан просто носителями незнакомой и абсолютно чуждой религии, поскольку они предъявили права на наследие Израиля, склоняясь к тому, чтобы лишить еврейский народ действительности и подлинности его религиозного существования.

    Печатается с сокращениями

    Оставить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *