Изобличение преступников предание их суду назначение наказания

Устав о предупреждении и пресечении преступлений против веры (1890 г. с изм. 1906 г.)

ИЗ СВОДА УСТАВОВЪ О ПРЕДУПРЕЖДЕНIИ И ПРЕСѢЧЕНIИ ПРЕСТУПЛЕНIЙ. (СЗРИ, том 14)

РАЗДѣЛЪ ПЕРВЫЙ. О предупрежденiи и пресѣченiи преступленiй противъ вѣры.
ГЛАВА ПЕРВАЯ. О предупрежденiи и пресѣченiи преступленiй противъ богослуженiя.
Отдѣленiе первое. О предупрежденiи и пресѣченiи нарушенiя благочинiя въ церквахъ православныхъ.

3. Всѣ должны въ церкви Божiей быть почтительными и входить въ храмъ Божiй съ благоговѣнiемъ, безъ усилiя.
4. Быть въ алтарѣ во время службы никому изъ мiрянъ не дозволяется. Во время всякой Божественной службы никому изъ неучаствующихъ въ оной не дозволяется стоять у иконостаса того престола, гдѣ она совершается, и вообще на возвышенномъ мѣстѣ или пространствѣ между обоими крылосами, исключая лишь тѣ случаи, когда мiрянамъ, по обряду церкви, нужно подходить къ Святымъ Тайнамъ или къ Святымъ иконамъ.
5. Во время присутствiя въ церкви Императорской Фамилiи, пространство отъ мѣста, гдѣ духовенство священнодѣйствуетъ, до мѣстъ, для Нея назначенныхъ, никому не занимать.
6. Предъ иконами стоять такъ, какъ благопристойность и святость мѣста требуютъ.
7. Во время совершенiя Божественной службы никакихъ разговоровъ не чинить, съ мѣста на мѣсто не переходить, и вообще не отвращать вниманiя православныхъ отъ службы ни словомъ, ни дѣянiемъ или движенiемъ, но пребывать со страхомъ, въ молчанiи, тишинъ и во всякомъ почтенiи.
8. Во время совершенiя Божественной службы запрещается прикладываться къ чудотворнымъ мѣстамъ и иконамъ, но исполнять сiе предъ начатiемъ или по окончанiи службы.
9. Воспрещается въ церкви во время службы подавать Государю и инымъ властямъ просьбы.
10. Миръ и тишину въ церкви обязана строго охранять мѣстная полицiя.
11. Священнослужители съ своей стороны также внушаютъ приличное христiанамъ къ службѣ Божiей благоговѣнiе и, сохраняя всю благопристойность, наблюдаютъ, чтобы тишина и порядокъ не были нарушаемы приходящими въ храмъ Божiй.
12. О происшествiяхъ въ церквахъ мѣстное духовное начальство доноситъ неукоснительно Святѣйшему Синоду и Синодальному ОберъПрокурору, который составленныя изъ сихъ донесенiй вѣдомости, подноситъ на Высочайщее усмотрѣнiе чрезъ каждые четыре мѣсяца, а о происшествiяхъ важныхъ доноситъ тотчасъ; но независимо отъ сего и со стороны гражданской полицiи (отъ которой не должны быть скрываемы Священнослужителями никакiя происшествiя въ церквахъ) также представляются Императорскому Величеству подробныя донесенiя (чрезъ Губернаторовъ въ Министерство Внутреннихъ Дѣлъ) о важнѣйшихъ происшествiяхъ во всякое время, а о прочихъ въ сроки, въ Общемъ Губернскомъ Учрежденiи опредѣленные.

Отдѣленiе второе. О предупрежденiи и пресѣченiи нарушенiя благочинiя внѣ православной церкви во время богослуженiя.

I. О благочинiи внѣ церкви во время совершенiя въ ней службы.
13. Полицiя наблюдаетъ, чтобы близъ церквей, особливо во время службы, не было на улицахъ крику, драки и вообще никакого безчинства. Примѣчанiе. Запрещается устраивать шалаши для продажи съѣстныхъ припасовъ и напитковъ внутри церковныхъ оградъ и на кладбищахъ.
14. Полицiя наблюдаетъ, чтобы въ воскресные или торжественные дни или въ табельные или храмовые праздники (ст. 25) въ городахъ и селенiяхъ, прежде окончанiя въ приходской церкви литургiи, не были начинаемы игрища, музыка, пляски, пѣнiе пѣсенъ по домамъ и по улицамъ, театральныя представленiя, и всякiя иныя общенародныя забавы и увеселенiя, а торговыя лавки (исключая тѣхъ, въ коихъ продаются съѣстные припасы и кормъ для скота) и питейные домы не были открываемы. .
II. О благочинiи во время совершенiя духовныхъ обрядовъ внѣ церкви.
15. Полицiя наблюдаетъ за сохраненiемъ благочинiя во время церковныхъ торжествъ крестныхъ ходовъ, водосвятiя и тому подобныхъ установленныхъ обрядовъ.
Примѣчанiе. Высочайше повелѣно привести въ исполненiе опредѣленiе Св. Синода о воспрещенiи, при слѣдованiи погребальныхъ шествiй въ церковь для отпѣванiя и на кладбища для погребенiя, ношенiя вѣнковъ съ надписями или безъ оныхъ, а равно иныхъ знаковъ и эмблемъ, не имѣющихъ церковнаго или государственно-офицiальнаго значенiя.
16. Во время крестнаго хода полицIя наблюдаетъ: 1) чтобы улицы, гдѣ имѣетъ быть шествiе, были чисты и отъ поперечной ѣзды черезъ нихъ не произошло остановки, тѣсноты или помѣшательства шествiю; на сей конецъ у поперечныхъ улицъ она разставляетъ свою стражу и заранѣе о томъ объявляетъ, дабы всякому было извѣстно; 2) чтобы для смотрѣнiя на ходъ никто на улицѣ не строилъ подмостковъ изъ скамей, досокъ, бревенъ, или иного чего бы то ни было; 3) чтобы питейные домы были заперты и кромѣ съѣстныхъ жизненныхъ потребностей никто ничѣмъ не торговалъ до возвращенiя хода въ церковь; 4) чтобы никто не позволялъ себѣ въ сiе время никакихъ шумныхъ увеселенiй, какъ-то: плясокъ, конскаго ристанiя, и никакого безчинiя.
17. Святыя иконы дозволяется по желанiю приносить изъ церквей въ домы, но не иначе, какъ на рукахъ, или въ каретахъ, и безъ громогласнаго на улицахъ пѣнiя. .

ГЛАВА ВТОРАЯ. О предупрежденiи и пресѣченiи уклоненiя отъ исполненiя правилъ церкви православной.
Отдѣленiе первое. О предупрежденiи и пресѣченiи уклоненiя отъ исповѣди и святого причащенiя.

18 до 22 (по Прод. 1906 г.) исключены.

Отдѣленiе второе. О предупрежденiи и пресѣченiи нарушенiя святости дней воскресныхъ и дней торжественныхъ какъ церковныхъ, такъ и гражданскихъ.

23. Воскресные и торжественные дни церковные и гражданскiе посвящаются отдохновенiю отъ трудовъ и съ тѣмъ вмѣстѣ набожному благоговѣнiю. Посему дни сiи, воздерживаясь отъ безпутной жизни, болѣе, нежели въ другiе, надлежитъ праздновать съ благоговѣнiемъ и чистотою (в) и ходить въ церковь къ слушанiю службы Божьей, а особливо къ литургiи .
23-1 (по Прод. 1906 г.). Добровольное занятiе работою въ воскресные, праздничные и торжественные дни церковные и гражданскiе предоставляется усмотрѣнiю каждаго, и никакая власть не должна чинить трудящимся какихъ либо въ семъ препятствiй.
24-26 — (перечни праздничных дней опускаю — b_m)
27. Въ праздничные и торжественные дни никакихъ наказанiй по судебнымъ приговорамъ никому ни чинить.

Отдѣленiе третiе. О предупрежденiи и пресѣченiи суевѣрiя.

28. Запрещается въ навечерiи Рождества Христова и въ продолженiе святокъ заводить, по нѣкоторымъ стариннымъ идолопоклонническимъ преданiямъ, игрища, и наряжаясь въ кумирскiя одѣянiя, производить по улицамъ пляски и пѣть соблазнительныя пѣсни.
29. Запрещается въ теченiе пасхальной недѣли, по старинному суевѣрному и вредному обычаю, купать или обливать водою небывающихъ у заутрени.
30. 3апрещаются лжепредсказанiя и лжепредзнаменованiя.
31. Запрещается выдавать себя за колдуна или чародѣя и употреблять подобные обманы, основанные на суевѣрiи, невѣжествѣ или мошенничествѣ.
32. Нигдѣ, ни въ городахъ, ни въ уѣздахъ, съ образами, свѣчами или книгами для сбора на церковныя строенiя, монастыри или другiя богоугодныя заведенiя безъ особаго надлежащаго дозволенiя отнюдь не ходить.
Примѣчанiе. Для испрашиванiя доброхотнаго подаянiя на исправленiе церковныхъ надобностей, дается отъ Консисторiи съ крайнимъ разсмотрѣнiемъ и осторожностiю (особливо относительно монастырей) книга, за шнуромъ и печатью, съ означенiемъ въ ней имени и прозванiя того лица, коему такой сборъ довѣренъ, и на опредѣленное время, а именно: не болѣе какъ на одинъ годъ. <….>
33. Приходскiе Священники должны отвращать прихожанъ своихъ отъ всякихъ суевѣрiй, а мѣстное полицейское начальство старается не допускать къ совершенiю суевѣрныхъ обрядовъ.
34. Епархiальные Архiереи, кромѣ постояннаго наблюденiя черезъ мѣстныхъ Священниковъ и Благочинныхъ за отвращенiемъ всякихъ суевѣрiй и суевѣрныхъ обрядовъ, освѣдомляются о томъ при обозрѣнiи епархiи, и возникающiя суевѣрiя прекращаютъ своими поученiями и запрещенiемъ, независимо отъ мѣръ, которыя обязано принимать по симъ предметамъ мѣстное гражданское начальство.
35. Въ случаѣ суевѣрныхъ дѣйствiй или разглашенiй, производящихъ въ народѣ замѣтное впечатлѣнiе, особенно съ признаками неблагонамѣреннаго вымысла или корыстныхъ видовъ, Епархiальный Архiерей обращается къ мѣрамъ вразумленiя и увѣщанiя, а между тѣмъ относится къ Губернатору и, смотря по важности дѣла, доноситъ Святѣйшему Синоду, отъ котораго и ожидаетъ дальнѣйшаго разрѣшенiя.

ГЛАВА ТРЕТIЯ. О предупрежденiи и пресѣченiи отступленiя отъ православной вѣры.
Отдѣленiе первое. О предупрежденiи и пресѣченiи отступленiя лицъ православнаго исповѣданiя отъ православiя.

36 до 39 (по Прод. 1906 г.) отмѣнены.
39-1 (по Прод. 1906 г.). Отпаденiе отъ Православной вѣры въ другое христiанское исповѣданiе или вѣроученiе не подлежитъ преслѣдованiю и не должно влечь за собою какихъ либо невыгодныхъ въ отношенiи личныхъ или гражданскихъ правъ послѣдствiй, причемъ отпавшее, по достиженiи совершеннолѣтiя, отъ Православiя лицо признается принадлежащимъ къ тому вѣроисповѣданiю или вѣроученiю, которое оно для себя избрало.
39-2 (по Прод. 1906 г.). При переходѣ одного изъ супруговъ въ другое вѣроисповѣданiе, всѣ недостигшiя совершеннолѣтiя дѣти остаются въ прежней вѣръ исповѣдуемой другимъ супругомъ, а при таковомъ же переходъ обоихъ супруговъ, дѣти ихъ до четырнадцати лѣтъ слѣдуютъ вѣрѣ родителей, достигшiя же сего возраста остаются въ прежней своей религiи. .

39-3 ( по Прод. 1906 г.). Лица, числящiяся православными, но въ дѣйствительности исповѣдывающiя ту нехристiанскую вѣру, къ которой до присоединенiя къ Православiю принадлежали сами они или ихъ предки, подлежатъ, по желанiю ихъ, исключенiю изъ числа православныхъ.

Отдѣленiе второе. О предупрежденiи и пресѣченiи отступленiя отъ православной вѣры новообратившихся къ ней язычниковъ, магометанъ и евреевъ.

40 — 44 (опускаю для краткости — b_m)

Отдѣленiе третiе. О предупрежденiи и пресѣченiи распространенiя расколовъ и ересей между православными.

45 ( по Прод. 1906 г.) замѣнена правилами, изложенными въ статьяхъ 66 и 81 Основныхъ Государственныхъ Законовъ (изд. 1906 г.).
45-1 ( по Прод. 1906 г.). Постановленiя закона, дарующiя право совершенiя общественныхъ богомоленiй и опредѣляющiя положенiе раскола въ гражданскомъ отношенiи, объемлютъ послѣдователей какъ старообрядческихъ согласiй, такъ и сектантскихъ толковъ; учиненiе же изъ религiозныхъ побужденiй нарушенiя законовъ подвергаетъ виновныхъ въ томъ установленной закономъ отвѣтственности.
Примѣчанiе (по Прод. 1906 г.). Именнымъ указомъ 17 Апрѣля 1905 года Высочайше повелѣно: 1) установить въ законѣ различiе между вѣроученiями, обнимавшимися наименованiемъ “расколъ”, раздѣливъ ихъ на три группы: а) старообрядческiя согласiя, б) сектантство и в) послѣдователи изувѣрныхъ ученiй, самая принадлежность къ коимъ наказуема въ уголовномъ порядкѣ; 2) присвоить наименованiе “старообрядцевъ” взамѣнъ употреблявшагося названiя “раскольниковъ”всѣмъ послѣдователямъ толковъ и согласiй, которые прiемлютъ основные догматы Церкви Православной, но не признаютъ нѣкоторыхъ принятыхъ ею обрядовъ и отправляютъ свое богослуженiе по старопечатнымъ книгамъ. — Сiе примѣчанiе относится также къ статьямъ 52, 55, 58, 6З и 64. 1905 Апр. 17, собр. узак., 526, Имен. ук., ст. 5, 7.
45-2 ( по Прод. 1906 г.) . Религiознымъ обществамъ старообрядцевъ и сектантовъ присвоивается наименованiе “общинъ” (Зак. Гражд., ст. 413).
45-3 (по Прод. 1906 г.). Духовнымъ лицамъ, избираемымъ общинами старообрядцевъ и сектантовъ для отправленiя духовныхъ требъ, присвоивается наименованiе “настсятелей и наставниковъ”, причемъ лица эти, по утвержденiи ихъ въ должностяхъ надлежащею правительственною властью, подлежатъ исключенiю изъ мѣщанъ или сельскихъ обывателей, если они къ этимъ состоянiямъ принадлежали, и освобожденiю отъ призыва на дѣйствительную военную службу и именованiю, съ разрѣшенiя той же гражданской власти, принятымъ при постригѣ именемъ, а равно допускается обозначенiе въ выдаваемыхъ имъ паспортахъ, въ графѣ, указывающей родъ занятiй, принадлежашаго имъ среди этого духовенства положенiя, безъ употребленiя, однако, православныхъ iерархическихъ наименованiй.
46 ( по Прод. 1906 г.). Тѣмъ же духовнымъ лицамъ (ст. 45-3 , по Прод.) разрѣшается свободное отправленiе духовныхъ требъ какъ въ частныхъ и молитвенныхъ домахъ, такъ и въ иныхъ потребныхъ случаяхъ, съ воспрещенiемъ лишь надѣвать священнослужительское облаченiе, когда сiе будетъ возбранено закономъ.
47 (по Прод. 1906 г.). Запрещается старообрядцамъ и сектантамъ устраивать, безъ надлежащаго разрѣшенiя, скиты или иныя сего рода обиталища.
48 (по Прод. 1906 г.). Старообрядцамъ и сектантамъ дозволяется творить общественную молитву, исполнять духовныя требы, совершать богослуженiя по ихъ обрядамъ, какъ въ частныхъ домахъ, такъ равно въ особо предназначенныхъ для сего зданiяхъ, съ тѣмъ лишь непремѣннымъ условiемъ, чтобы при этомъ не были нарушаемы общiя правила благочинiя и общественнаго порядка.
49 ( по Прод. 1906 г.). Для погребенiя умершихъ старообрядцамъ и сектантамъ предоставляется имѣть особыя кладбища, или же имъ отводятся отдѣльныя мѣста въ предѣлахъ общихъ кладбищъ. При погребенiи дозволяются: 1) предношенiе иконы сопровождаемому на кладбище покойнику, и 2) творенiе на кладбищѣ молитвы по принятымъ у старообрядцевъ и сектантовъ обрядамъ, съ пѣнiемъ, но безъ употребленiя церковнаго облаченiя.
50 и 51 (по Прод. 1906 г.) исключены.
52. Полицiя обязана вести метрическiя книги о рожденiи, бракѣ и смерти раскольниковъ по правиламъ, изложеннымъ въ Законахъ о Состоянiяхъ.
53. Запрещается заводить или распространять между православными какiя либо ереси.
54. Кто свѣдаетъ о начальникахъ, учредителяхъ или распространителяхъ какой либо ереси, тотъ обязанъ доносить о томъ мѣстному начальству.
55. О состоянiи раскола, гдѣ онъ есть, мѣстные Священники доносятъ Епархiальному Преосвященному съ описанiемъ своихъ дѣйствiй какъ по охраненiю православныхъ въ истинной вѣрѣ, такъ и по вразумленiю заблуждающихъ. Епархiальное начальство, руководствуясь церковными правилами и особыми государственными постановленiями, наставляетъ подчиненное духовенство въ семъ важномъ предметѣ служенiя его и оказываетъ оному пособiе сношенiемъ съ гражданскимъ начальствомъ, обязаннымъ на основанiи предшедшихъ статей ограждать церковь отъ оскорбленiй и не допускать заблуждающихъ къ публичному оказательству раскола.
56 и 5 7 (по Прод. 1906 г.) отмѣнены.
58. Вразумленнаго въ истинной вѣрѣ и желающаго отъ раскола присоединиться къ православiю приходскiй Священникъ присоединяетъ по правиламъ церковнымъ, беретъ съ него подписку о пребыванiи въ православiи и записываетъ присоединенiе въ метрическую книгу. Въ сомнительныхъ случаяхъ Священникъ испрашиваетъ отъ Преосвященнаго разрѣшенiе предварительно присоединенiя.
59 (по Прод. 1906 г.) исключена.
60 (по Прод. 1906 г.). Старообрядцамъ и сектантамъ дозволяется занимать общественныя должности, съ утвержденiя, въ указанныхъ законами случаяхъ, подлежащихъ правительственныхъ властей..
61. Скопцамъ запрещается принимать къ себѣ въ семейство, подъ какимъ бы то видомъ ни было, чужихъ дѣтей.
62 (по Прод. 1906 г.) замѣнена правилами, изложенными в Уставе о Паспортахъ (изд. 1903 г.).
63. Изъ сосланныхъ въ Закавказье раскольниковъ обратившiеся къ православiю, по возвращенiи оттуда во внутреннiя губернiи, подвергаются, для утвержденiя ихъ въ православiи, надлежащему надзору со стороны духовнаго начальства.
64. Полицiя старается всѣми зависящими отъ нея мѣрами не допускать исполненiя изувѣрныхъ покушенiй со стороны тѣхъ изъ раскольниковъ, которые принадлежатъ къ ересямъ, соединеннымъ съ свирѣпымъ изувѣрствомъ и фанатическимъ посягательствомъ на жизнь свою или другихъ, или же съ противонравственными гнусными дѣйствiями.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. О предупрежденiи и пресѣченiи преступленiй противу правилъ вѣротерпимости.
Отдѣленiе первое. О предупрежденiи и пресѣченiи нарушенiя правилъ о свободѣ иностранныхъ христiанскихъ и иновѣрныхъ исповѣданiй.

65-76. (опускаю для краткости — b_m)

Отдѣленiе второе. О предупрежденiи и пресѣченiи привлеченiя въ иновѣрiе.

77. Тѣ же правила терпимости, которыя сохраняетъ правительство, обязываютъ всякую духовную власть и всякое частное лицо иностраннаго христiанскаго и иновѣрнаго исповѣданiя не прикасаться въ дѣлахъ вѣры къ убѣжденiю совѣсти послѣдователей другихъ вѣръ. Посему, всякое малѣйшее помѣшательство церкви православной въ правилахъ ея и въ священно-служенiи, оскорбленiе чѣмъ либо ея служителей и всякое отвлеченiе не только отъ нея, но и отъ другихъ терпимыхъ вѣръ, строжайше запрещаются.
77-1. (по Прод. 1906 г.). Христiанамъ всѣхъ исповѣданiй разрѣшается принимаемыхъ ими на воспитанiе некрещеныхъ подкидышей и дѣтей неизвѣстныхъ родителей крестить по обрядамъ своей вѣры.
77-2 (по Прод. 1906 г.). Внѣбрачное дитя, мать котораго извѣстна, можетъ быть, по ея желанiю, крещено по обрядамъ ея вѣроисповѣданiя.
77-3 (по Прод. 1906 г.). Во всякаго рода учебныхъ заведенiяхъ, въ случаѣ преподаванiя въ нихъ Закона Божiя инославныхъ христiанскихъ исповѣданiй, таковое ведется на природномъ языкѣ учащихся, причемъ преподаванiе это должно быть поручаемо духовнымъ лицамъ подлежащаго исповѣданiя и, только при отсутствiи ихъ, свѣтскимъ учителямъ того же исповѣданiя.
78. Запрещается римско-католическому бѣлому и монашествующему духовенству въ губернiяхъ Западныхъ имѣть въ домахъ, церквахъ и монастыряхъ своихъ для услуженiя людей православнаго исповѣданiя.
79. Запрещается римско-католическому духовенству дѣтей православнаго исповѣданiя посылать въ римско-католическiя церкви къ слушанiю службы вмѣстѣ католиками, преподавать симъ дѣтямъ катихизисъ или же дѣлать имъ противныя православiю внушенiя. Монахи, изобличенные въ дѣланiи ученикамъ другихъ вѣръ внушенiя правилъ вѣры римскокатолической, не допускаются къ исправленiю духовныхъ требъ для мiрянъ, кромѣ случаевъ крайней необходимости. Члены римско-католическихъ Духовныхъ Консисторiй, которые будутъ уличены въ потворствѣ и въ принятiи посредничества относительно желающихъ отступить отъ православiя, удаляются отъ присутствiя.
80. Запрещается духовенству иностранныхъ христiанскихъ исповѣданiй преподавать православнымъ духовныя требы или дѣлать внушенiя, до религiи касающiяся, и тѣмъ еще болѣе запрещается ему входить въ какое-либо посредство, сношенiе, представленiе и ходатайство о желающихъ отступить отъ православiя.
81. Запрещается протестантскому духовенству прибывающихъ въ его приходы неизвѣстныхъ ему людей допускать къ причащенiю Св. Таинъ безъ взятiя отъ нихъ подписки въ томъ, что они не принадлежатъ къ православной церкви.
82-87 (по Прод. 1906 г.) замѣнены правилами, изложенными въ соотв. статьях Уставовъ Духовныхъ Дѣлъ Иностранныхъ Исповѣданiй.
88 (по Прод. 1906 г.). Нехристiанамъ, нанимающимъ лицъ христiанскихъ исповѣданiй для постоянныхъ домашнихъ услугъ или иныхъ работъ, воспрешается препятствовать нанятымъ лицамъ въ чествованiи воскресныхъ и установленныхъ праздничныхъ дней и въ исполненiи прочихъ религiозныхъ обязанностей.
89. Мѣстное начальство наблюдаетъ, чтобъ иновѣрные молитвенные домы были строимы не иначе, какъ съ разрѣшенiя установленныхъ властей.
90 ( по Прод. 1906 г.) замѣнена правилами, изложенными в Уставе Духовныхъ Дѣлъ Иностранныхъ Исповѣданiй

ГЛАВА ПЯТАЯ. О предупрежденiи и пресѣченiи кощунства и ограбленiя могилъ.

91. Запрещаются въ церквахъ православныхъ украшенiя излишнiя и несвойственныя святости мѣста, нарушающiя достодолжное къ дому Господню уваженiе и пристойнѣйшее для онаго благолѣпiе. Нигдѣ по церквамъ не имѣть никакихъ изображенiй, кромѣ святыхъ образовъ, и самыхъ портретовъ Его Императорскаго Величества не поставлять въ оныхъ; равномѣрно не употреблять въ церквахъ православныхъ иконы рѣзныя и отличныя, кромѣ распятiй искусной рѣзьбы и нѣкоторыхъ другихъ лѣпныхъ изображенiй, на высокихъ мѣстахъ поставляемыхъ.
92. Въ домахъ, кромѣ малыхъ крестовъ и панагiй искусной рѣзьбы, также отнюдь никакихъ рѣзныхъ и отливныхъ иконъ не держать.
93. Вообще дозволяется лить изъ мѣди и олова и продавать въ рядахъ только кресты, носимые на груди.
94. Запрещается изображать на иконахъ одни символическiе (образовательные) знаки, какъ напр. агнца вмѣсто Христа Спасителя, символическихъ животныхъ вмѣсто Евангелистовъ.
95. Вообще наблюдать, чтобы ни въ церквахъ, ни въ продажѣ и нигдѣ не было иконъ, неискусно писаныхъ, и тѣмъ болѣе писаныхъ въ странномъ и соблазнительномъ видѣ. Гдѣ иконы таковыя усмотрѣны будутъ, духовныя лица, при содѣйствiи мѣстной полицiи, немедленно оныя отбираютъ.
96, 97 ( по Прод. 1906 г.) исключены .
98. Въ селенiяхъ и деревняхъ Священники наблюдаютъ, чтобы въ домахъ православныхъ прихожанъ святыя иконы были содержимы во всякой чистотѣ.
99. Запрещается дѣлать и продавать какiя либо обыкновенныя вещи съ изображенiями священными, какъ-то: печати и тому подобное.
100. Лицамъ, нехристiанскихъ вѣроученiй, воспрещается писанiе иконъ, изготовленiе крестовъ и другихъ подобныхъ сему предметовъ чествованiя христiанъ, равно какъ всякая вообще торговля всѣми означенными предметами.
101 (по Прод. 1906 г.) отмѣнена.
102. Во всѣхъ городахъ и селенiяхъ лица, имѣющiя долгъ наблюдать за сохраненiемъ добраго порядка, должны тщательно смотрѣть, чтобы кладбища и могилы не были для ограбленiя разрываемы.

————————
Примечание: постатейные ссылки на законы мне пришлось снять для сокращения объема текста
> РЕЛИГИОЗНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

Понятие и система религиозных преступлений

В юридической литературе высказывалось мнение о том, что отечественное уголовное законодательство не знает института религиозных преступлений. Если под религиозными преступлениями понимать деяния, нарушающие религиозные нормы, то с данной позицией следует согласиться. Однако такое узкое восприятие любого из видов (групп) преступлений приводит к ограниченности их понимания. В связи с этим трактовка религиозных преступлений только как посягательств, посредственно или непосредственно направленных против Бога и других существ, которым воздается религиозное поклонение, а также нарушения божьих велений, не совсем верна. Она отражает наиболее старый взгляд на сущность религиозных преступлений. Такой взгляд условно можно назвать каноническим.

Базируясь на указанном выше понятии религиозных преступлений, СВ. Познышев в свое время выделял следующие их виды:

умышленное принуждение, — посредством физического насилия или угрозы противозаконным деянием, — к принятию, непринятию или отречению от каких-либо религиозных верований;

совращение в какое-либо религиозное учение лиц, не достигших возраста религиозного самоопределения и воспитываемых в иной вере;

намеренное воспрепятствование насилием или угрозы противозаконным деянием отправлению общественного богослужения, намеренное прерывание такового каким-либо бесчинством;

принуждение посредством насилия или угрозы противозаконным деянием совершить или не совершить какое-либо действие, относящееся к культу, участвовать или не участвовать в его совершении;

поношение или поругание действием религиозных верований.

К последней группе автор относит умышленное публичное поношение или поругание действием объектов религиозного поклонения, религиозных верований, религиозных действий, в которых признается участие самого божества, предметов, употребляемых при богослужении, а также умышленное осквернение церкви и мест, предназначенных для богослужения.

Явным недостатком предлагавшейся классификации является включение в группу религиозных преступлений только тех, которые направлены на установленные религиозные каноны. Причиной этой ошибки служит анализируемый выше узкий подход к понятию религиозных преступлений.

Идея расширенного толкования религиозных преступлений не нова. И уже неоднократно высказывалась в юридической, философской, криминологической литературе. Попытки исправить однобокость понятия религиозных преступлений предпринимались в юридической литературе неоднократно. Так возникали позиции, согласно которым под религиозными преступлениями понимались посягательства на права религиозных общин и их членов; оскорбления тех людей, чьи верования и религиозные чувства затронуты этими посягательствами; посягательства на общие религиозные основы государственного порядка; посягательства на религиозную личную свободу. Указанные точки зрения заметно отличаются от канонического подхода к понятию религиозных преступлений, но имеют и схожие черты. Дело в том, что большинство предлагаемых понятий так или иначе оказываются односторонними.

Поэтому, учитывая предыдущий опыт, подрелигиозными преступлениями необходимо понимать общественно опасные, противоправные, виновные, наказуемые деяния, направленные против религии, религиозных устоев, а также совершаемые на религиозной почве и по религиозным мотивам.

Вероятно, в группу религиозных преступлений следует включать все преступления, совершенные на религиозной почве или связанные с религиозной деятельностью.

В зависимости от непосредственного объекта религиозные преступления можно условно разделить на следующие группы:

преступления против религии и церкви;

нарушения законодательства о религиях;

общеуголовные преступления, совершенные по религиозным мотивам;

общеуголовные преступления, совершенные под видом следования религиозным обрядам;

* иные преступления, совершаемые на религиозной почве.

К первой группе следует относить деяния, непосредственно нарушающие религиозные нормы, другими словами, направленные против божьих велений, а также преступления против церкви как общественного института. Современное российское уголовное законодательство, как и уголовное право советского периода, не знает составов подобных преступлений. Объясняется данный факт достаточно просто. Российская Федерация — светское государство, а из этого вытекает, что, во-первых, никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной и, во-вторых, все религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом «. Из данного конституционного установления следует принцип взаимного невмешательства государства и церкви в сферу их деятельности. Поэтому вполне логичен отказ государства от регулирования вопросов об ответственности за нарушение религиозных норм и деяний, посягающих на саму церковную организацию.

Вторая группа преступлений, совершаемых на религиозной почве, — нарушения законодательства о религиях. К таким преступлениям следует относить деяния, предусмотренные ст. 136 УК РФ (Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина), ст. 148 УК РФ (Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания) и ст. 239 УК РФ (Организация объединения, посягающего на личность и права граждан). Объединение указанных составов и выделение их в одну группу требует объяснения.

Сама идея создания подобной группы преступлений уже была высказана в специальной юридической литературе. В свое время В.В. Клочков в монографии «Борьба с нарушениями законодательства о религиозных культах» предлагал выделить в УК РСФСР 1960 г. главу «Преступления против порядка отправления религиозных культов и преступления, составляющие пережитки местных обычаев». При создании Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г. это предложение не было воспринято, и законодатель остался на прежних позициях, то есть включил указанные составы в различные главы УК РФ. Нарушение равноправия граждан и воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания вошли в главу 19 » Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина», а организация объединения, посягающего на личность и права граждан — в главу 25 «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности». Такая позиция законодателя нам кажется, по меньшей не мере, не совсем верной. Составы преступлений, предусмотренные ст. ст. 136, 148 и 239 УК РФ имеют один непосредственный объект — законодательство о религиях.

Следует отметить, что под законодательством о религиях здесь подразумевается совокупность нормативно-правовых актов, регулирующих общественные отношения в сфере религиозной деятельности. В частности это Федеральный закон от 26. 09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях», Постановление Правительства РФ от 2. 02. 1998 г. № 130 «О порядке регистрации, открытия и закрытия в Российской Федерации представительств иностранных религиозных организаций», Постановление Правительства РФ от 3. 06. 1998 г. №565 «О порядке проведения государственной религиоведческой экспертизы» и некоторые другие.

Отталкиваясь от общепринятого подхода к определению места состава преступления в Особенной части уголовного кодекса (родовой объект — раздел УК, непосредственный — глава УК), представляется наиболее правильным выделить отдельную главу УК РФ, включив в нее ст. ст. 136, 148 и 239 УК РФ 1996 г. В рамках вопроса о классификации религиозных преступлений (преступлений, совершаемых на религиозной почве) такого обобщающего признака, как единый непосредственный объект, вполне достаточно для выделения отдельной группы преступлений.

Третья группа в предложенной классификации религиозных преступлений объединяет деяния, совершаемые по религиозным мотивам. Религиозный мотив — мотив религиозной ненависти или вражды, выделяемый в качестве квалифицирующего признака ряда составов преступлений. Следуя логике законодателя, к этой группе преступлений относятся:

убийство по мотиву религиозной ненависти или вражды (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ);

умышленное причинение тяжкого вреда здоровью по мотиву религиозной ненависти или вражды (п. «е» ч. 2 ст. 111 УК РФ);

умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (п. «е» ч. 2 ст. 112 УК РФ);

истязание по мотиву религиозной ненависти или вражды (п. «з» ч. 2 ст. 117 УК РФ);

надругательство над телами умерших и местами их захоронения по мотиву религиозной ненависти или вражды (п. «б» ч. 2 ст. 244 УК РФ).

Четвертую группу религиозных преступлений составляют преступления, совершенные под видом следования религиозным мотивам, и иные преступления, совершаемые на религиозной почве. Мотивом выделения такой группы религиозных преступлений послужило использование в диспозиции уголовно-правовой нормы ссылки на религиозную мотивацию совершения преступления. Ввиду этого, в группу преступлений, совершенных под видом следования религиозным мотивам, и иных преступлений, совершенных на религиозной почве, выделим:

* возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды (ст. 282 УК РФ);

* геноцид (ст. 357 УК РФ).

Обобщая вышесказанное можно сделать вывод о том, что современное уголовное законодательство России содержит группу общественно опасных, противоправных, виновных, наказуемых деяний, направленных против религии, религиозных устоев, а также совершаемых на религиозной почве и по религиозным мотивам. Тем самым вполне оправданным будет выделение в российском уголовном праве института религиозных преступлений.

Конституционно закрепленный светский характер Российского государства не позволяет криминализировать деяния, непосредственно направленные против божьих велений и против церкви как общественного института. В связи с этим институт религиозных преступлений включает деяния, нарушающие законодательство о религиях, а также общеуголовные преступления, совершаемые по религиозным мотивам, под видом следования религиозным обрядам и иные преступления, совершаемые на религиозной почве.

Для защиты христианской веры как таковой (именно христианской, всей, а не только православия, в отличие от Уложения 1845 года!) устанавливалась ответственность за «возложение хулы» на исчерпывающий перечень святых и предметов (определенных в Приложении к Уложению, в котором перечислены предметы, признанные священными для православной, римско-католической и армяно-грегорианской церквей), православную церковь, ее догматы, или вообще христианскую веру. Важно, что деяние должно было быть совершено либо в церкви во время богослужения; либо в часовне, христианском молитвенном доме; либо путем публичного распространения произведений; либо с определённой целью – «произвести соблазн» (то есть, в первых трех случаях наличие такой цели не являлось обязательным). Первые три случая образуют тяжкое преступление, последнее – небольшой тяжести. В качестве привилегированного состава предусмотрено совершение деяния «по неразумению, невежеству или в состоянии опьянения».
Уложение 1903 года также охраняет христианство путем установления ответственности за кощунство. В отличие от предыдущего акта, данные термин определяется через перечисление относящихся к нему действий – «поношение установлений или обрядов церкви православной или вообще христианства, поругание действием или поношение предметов, употреблением при православном или ином христианском богослужении освященных; непристойная насмешка над священными предметами или предметами верований, перечисленных в ст. 73» (устанавливающей ответственность за «возложение хулы»). Обстановка совершения деяния, а также привилегированный состав аналогичен рассмотренному выше преступлению, однако, в соответствии с размером наказания, кощунство относимо к преступлениям небольшой тяжести.
Интересно отметить наличие аналогичных преступлений в отношении нехристианских вероисповеданий, равно как запрет воспрепятствования отправлению законных нехристианских религиозных обрядов; запрет принуждения к совершению обрядов иных вероисповеданий (любых); запрет «совращения» из одной веры в другую путем применения насилия или угроз. Снова с надеждой приходит мысль о начале формирования свободы вероисповедания в России, однако, как будет видно из дальнейшего анализа, скорее всего, объектом уголовно-правовой охраны в данном случае является общественный порядок, а не право исповедовать любую религию – поскольку православие остается в более чем привилегированном положении (на втором месте — христианство – они выделяются отдельно в указанных преступлениях), отсутствует право не исповедовать никакой религии, а также присутствует явная дискриминация по религиозному признаку.
К третьему видовому объекту можно отнести авторитет церкви (и православной, и христианской вообще), который охраняется через:
— запрет воспрепятствования отправлению христианских обрядов (особо оговаривались погребальные, а также, говоря современным языком, надругательство над телами умерших, относимое к категории преступлений против общественной нравственности);
— запрет совершения религиозных обрядов не православного христианского вероисповедания над православными лицами (что интересно, не предусматривалась ответственность за обратные действия или за совершение нехристианских обрядов над православными или не православными христианами);
— запрет самовольного присвоения сана священнослужителя христианского вероисповедания и отправления религиозных обрядов;
— запрет оскорбления православного священнослужителя или совершения над ним насильственных действий – в любое время для неправославных христиан и не христиан, а равно раскольников и сектантов; и во время отправления религиозных обрядов – для всех.
В качестве четвертого объекта выделялась незыблемость православия и необходимость умножения числа его последователей. Для этого законодателем устанавливалось наказание за:
• «совращение в иную веру» посредством злоупотребления властью, принуждения, обольщения обещанием выгод или обмана; а также насилия над личностью или наказуемой угрозы (выделялось в качестве квалифицирующего признака):

христианина — в нехристианскую веру

православного — в иное нехристианское вероисповедание

православного — в расколоучение или секту, особо оговаривались «соединенные с изуверским посягательством на жизнь свою и других» и скопцы

инородца русского подданного нехристианского вероисповедания — в другую нехристианскую веру, совершенное мусульманином, евреем или язычником

• совращение «из одного вероисповедания в другое», без конкретизации (т.е. в отношении лиц нехристианских вероисповеданий) – было наказуемо только в том случае, если совершалось посредством насилия над личностью или наказуемой угрозы.
• Воспрепятствование лицом нехристианского вероисповедания в исповедании христианства лицом, находящемся у нег в услужении, обучении ремеслу или на работе
• Воспитание малолетнего не в правилах христианской веры (отдельной статьей – не в правилах православной, а иной христианской, что каралось менее сурово) в том случае, если родитель или опекун по закону обязан воспитывать его в ней
• Публичные действия, направленные на переход православного в другую веру, раскольничество или секты (произнесение или чтение проповедей, речей, сочинений);
• Оказательство раскола, запрещенного законом;
• Совершение священниками неправославных христианских вероисповеданий, а также раскольниками или сектантами над православными или лицами, которые должны были бы стать православными, обрядов, знаменующих их принятие иного вероисповедания
• Воспрепятствование принятию православия путем насилия или наказуемых угроз ;
• Участие в расколоучении или секте, соединенным с изуверным посягательством на жизнь свою или других лиц, а равно оскоплением, самоооскоплением или безнравственными действиями.
Подводя итоги анализу уголовного закона, регулирующего религиозные отношения в последние годы существования империи, отмечу следующее.
Во-первых, это зачатки формирования свободы совести, более существенные, чем пробивались в Уставе благочиния, хотя, все же и незначительные. Во всяком случае, Указ «Об укреплении начал веротерпимости» от 17.04.1905 года содержал в себе революционные для того времени положения о «сердечном стремлении обеспечить каждому из Наших подданных свободу верования и молитв по велениям его совести», а также о том, что переход из православия в иное христианское вероисповедание никоим образом не мог преследоваться, и лицо по достижению совершеннолетия избирает для себя вероучение самостоятельно. Крайне важным является пункт о «расколе», определивший, что под запретом остаются лишь те учения, которые сопряжены с посягательствами на жизнь и безнравственными действиями, а не те, которые отрицают власть церкви и какие – либо религиозные обряды, или проводят их по своим канонам. Данный Указ во многом определил положения уголовного закона. Так, не являлось преступлением «отступление от веры», впервые за всю историю. Уголовно-правовой охране подлежали также иные христианские и нехристианские вероисповедания. Однако – в меньшей степени, чем православие. Отсутствовало право не исповедовать никакой религии. Имеется существенная дискриминация по признаку отношения к религии в аспекте назначения наказаний. Исходя из чего можно сделать вывод, что уголовно – правовые нормы, «ограждающие» не православную веру, направлены не на обеспечение свободы совести, а, скорее всего – на обеспечение общественного порядка, во избежание конфликтов на религиозной почве.

Юлия Федотова

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *