К крестов

Центральная фигура православия – крест. Этот символ Иисуса Христа и Его подвига можно увидеть на иконах, куполах храмов и часовен, церковной атрибутике. Небольшие нательные кресты носят православные как опознавательный знак своей веры.

Основные виды крестов

Православные кресты выглядят по-разному, и у каждой их формы есть свой смысл и значение. Широко принято изготовление накупольных крестов четырёх-, восьми- и шестиконечной формы.

  • Четырёхконечный крест: стиль изображения более характерен для западных христиан. Старообрядцы называют его «крыж латынски» или «крыж рымски».
  • Восьмиконечный крест: традиционная форма в православии, она в точности изображает крест, на котором Христос принял смерть. Верхняя перекладина обозначает таблицу с именем Спасителя, а нижняя – подставку, на которой покоились Его ноги. Нижняя перекладина наклонена влево. Что интересно, четырёхконечный крест превратился в восьмиконечный уже на Голгофе, когда к нему прибили верхнюю и нижнюю перекладины.
  • Шестиконечный крест: форма отличается от восьмиконечной отсутствием верхней планки.

Менее распространённые формы крестов

Если кресты с четырьмя, восемью и шестью концами считаются традиционными и встречаются наиболее часто, это не единственные виды. Есть и другие, включая:

  • Т-образный появился как маскировка для древних христиан, когда их преследовали за веру. Крест называется Антониевым и Тау-крестом. Верхняя перекладина здесь соединяется с центром горизонтальной. Эта символика упоминается ещё в Ветхом Завете: именно на тау-кресте пророк Моисей поднял медного змея. По одной из версий, на кресте этой формы был распят Христос.
  • Египетский по форме напоминает египетский иероглиф, означающий жизнь. Как и тау-крест, этот вид использовали ранние христиане.
  • Андреевский состоит из двух одинаковых пересекающихся линий и напоминает букву «Х». Он получил своё название в честь апостола Андрея, который по преданию был распят на кресте такой формы.
  • Монограммный похож на Андреевский, но посередине его пересекает вертикальная черта с загнутой верхушкой. Ещё эту модификацию называют «посох пастыря» в память о событии, когда посоху Моисея была сообщена чудодейственная сила.
  • Круглый нахлебный: по древней традиции выпекаемый хлеб надрезали крестообразно, чтобы его было легко ломать. Круг, внутри которого изображён крест, символизирует вечность и бессмертие.

Православная символика настолько глубока, что объясняет каждый штрих отсылкой к Священному Писанию. Этим и интересно изучать смысл церковной атрибутики. Ознакомиться с разнообразием и канонами православных крестов на куполах храмов можно на сайте Kupolhrama.ru.

Крест венчает каждый храм, монастырь и часовню. Его размещение, направление и вид строго подчинены православным регламентам. Часто его украшают художественная ковка, резьба, узоры.

► Неизвестный художник. «Спор о вере». XVIII в.
Холст, масло. 68 х 83,2 см.
Государственный музей истории религии, Санкт-Петербург.

Терминология.
Разграничение понятий «старообрядчество» и «православная церковь» достаточно условно. Сами старообрядцы признают, что именно их вера православная, а РПЦ называют инославной – нововерцами или никонианами. Приверженцы старообрядчества, за исключением единоверцев, до 1905 года в Российской империи официально именовались «раскольниками» и преследовались церковными и светскими властями.
В старообрядческой литературе XVII – первой половины XIX века термин «старообрядческий» не использовался. Старообрядцы называли себя по-разному: староверами, древлеправославными христианами… Также использовались термины «правоверие» и «истинное православие». В сочинениях старообрядческих начётчиков XIX века нередко употреблялся термин «истинно православная церковь». Широкое распространение термин «старообрядчество» получил только к концу XIX века. При этом старообрядцы различных согласий взаимно отрицали православность друг друга и, строго говоря, для них термин «старообрядчество» объединял по второстепенному обрядовому признаку религиозные сообщества, лишённые церковно-вероисповедного единства.
Крестное знамение.
Во время раскола двуперстное крестное знамение было изменено на трёхперстное. Два перста – символ двух Ипостасей Спасителя (истинный Бог и истинный человек), три перста – символ Святой Троицы. Трёхперстное знамение было принято Вселенской Православной Церковью, состоявшей к тому времени из десятка самостоятельных Автокефальных Церквей, после того, как в римских катакомбах нашли сохранившиеся тела мучеников-исповедников христианства первых веков со сложенными перстами трёхперстного крестного знамения. Аналогичны примеры обретения мощей святых Киево-Печерской лавры.
Согласия и толки.
Старообрядчество далеко неоднородно. Есть несколько десятков согласий и ещё больше старообрядческих толков. Существует даже поговорка: «Что ни мужик, то толк, что ни баба, то согласие». Главных «крыльев» старообрядчества три: поповцы, беспоповцы и единоверцы. Крупнейшее старообрядческое объединение в современной России – Русская православная старообрядческая церковь – относится к поповцам.
Имя Иисуса Христа.
В ходе никоновской реформы была изменена традиция написания имени «Ісус» (под титлом «Ic»). Удвоенным звуком «и» стала передаваться длительность, «тянущееся» звучание первого звука, что в греческом языке обозначается особым знаком, аналога которому нет в славянском языке, поэтому произношение «Іисус» (под титлом «Іис») более соответствует Вселенской практике звучания имени Спасителя. Однако старообрядческий вариант ближе к греческому источнику.
Различия в Символе веры.
В ходе «книжной справы» были внесены изменения в Символ веры: убран союз-противопоставление «а» в словах о Сыне Божием «рожденна, а не сотворенна». Из смыслового противопоставления свойств, таким образом, было получено простое перечисление: «рождённого, не сотворённого». Старообрядцы резко выступали против произвола в изложении догматов и были готовы «за единый аз» (то есть за одну букву «а») пойти на страдание и смерть. Всего в Символ веры было внесено около 10 изменений, что явилось главным догматическим расхождением между старообрядцами и никонианами. Например, о Царствии Божием стали говорить в будущем («не будет конца»), а не в настоящем времени («несть конца»), из определения свойств Духа Святого исключено слово «Истиннаго».

Дореформенный текст «Новообрядческий» текст
Ісусъ, (Ісъ) Іисусъ, (Іисъ)
Рожденна, а не сотворенна Рожденна, не сотворенна
Его же царствію несть конца Его же царствию не будет конца
И воплотившегося от Духа Свята, и Марии девы вочеловечшася И воплотившегося от Духа Свята и Марии девы, ивочеловечшася
И воскресшаго в третий день по Писаниих. И воскресшаго в третий день по Писанием.
Господа истиннаго и животворящаго Господа животворящаго
Чаю воскресения мертвым Чаю воскресения мертвых

Тексты книг.
В результате «книжной справы» патриарха Никона в в 1650-х – 1660-х годах в богослужебных и духовных книгах изменилось написание многих слов. Старое написание получило наименование старомосковского извода, а новое написание, соответственно, новомосковского (синодального) извода: диякон – диакон, священноинок – иеромонах, Иеросалим – Иерусалим, молитвен(н)ик – молитвослов, Октай – Октоих, па́вечерница – повечерие, полиелео́с – полиелей, Полуношница – Полунощница, Предотеча – Предтеча, протопоп – протоиерей, Псалтырь – Псалтирь, Пятьдесятница – Пятидесятница, стехера – стихира, Сопостат – Супостат, Потребник – Требник, Устав – Типикон, християне – христиане, Часовник – Часослов, чюдотворец – чудотворец.
Крестный ход.
К середине XVII века в Русской церкви установился всеобщий обычай совершать крестный ход посолонь («по солнцу», по часовой стрелке). Церковная реформа патриарха Никона унифицировала все обряды по греческим образцам, но нововедения были не приняты старобрядцами. В результате новообрядцы совершают движение во время крестных ходов противосолонь, а старообрядцы совершают крестные ходы посолонь.
Одежда.
В большинстве течений одобряется присутствие христиан в древнерусской молитвенной одежде: кафтанах, косоворотках, сарафанах и т. п.
Крест.
Старообрядцы признают только восьмиконечный крест, тогда как после реформы Никона в православии равночестными были признаны четырёх- и шестиконечные кресты. На табличке распятия у старообрядцев обычно написано не I.Н.Ц.I., а «Царь Славы». На нательных крестах у староверов нет изображения Христа, поскольку считается, что это личный крест человека.
Сугубая и трегубая аллилуия.
В ходе реформ Никона сугубое (то есть двойное) произнесение слова «аллилуия» во время пения в честь Святой Троицы было заменено на трегубое (то есть на тройное). Вместо «Аллилуия, аллилуия, слава тебе, Боже» стали произносить «Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа, слава Тебе, Боже». По мнению новообрядцев тройное произнесение аллилуии символизирует догмат о Святой Троице. Однако старообрядцы утверждают, что сугубое произнесение вместе со «слава Тебе, Боже» уже является прославлением Троицы, поскольку слова «слава Тебе, Боже» являются одним из переводов на славянский язык древнееврейского слова «аллилуиа» («хвалите Бога»).
Поклоны на службе.
На службах в старообрядческих церквях развита строгая система поклонов, запрещена замена земных поклонов на поясные. Поклоны бывают четырёх видов: обычный – поклон до персей или до пупа; средний – в пояс; малый земной поклон – метание (от греч. «метанойя» – покаяние); великий земной поклон (проскинеза). Метания были запрещены Никоном в 1653 году. Он разослал по всем московским церквям «память», в которой говорилось: «не подобает в церкви метания творити на колену, но в пояс бы вам творити поклоны».

Богослужение.
У старообрядцев богослужение проходит по Иерусалимскому уставу в версии древнерусского типикона «Церковное око», нет характерных для новообрядчества сокращений и замен. Кафизмы, стихиры и песни канонов исполняются полностью. Не используются акафисты (за исключением «Акафиста о Пресвятой Богородице») и другие позднейшие молитвенные сочинения, не служится великопостная служба Пассия, имеющая католическое происхождение.
Во время службы в старообрядческой церкви принято складывать руки крестом на груди, поддерживается синхронность обрядовых действий (ритуал соборной молитвы): крестное знамение, поклоны и пр. совершаются молящимися в одно и то же время.
Чётки.
Православные и старообрядческие чётки отличаются. В православных чётках может быть разное количество бусин, но чаще всего используются 33 бусины, по числу земных лет жизни Христа, либо количество, кратное 10 или 12. В старообрядчестве практически всех согласий активно используется лестовка – чётки в виде ленты со 109 «бобочками» («ступенями»), разделёнными на неравные группы. Лестовка символически означает лестницу от земли на небеса.
Обряд Крещения.
Старообрядцы приемлют Крещение только троекратным полным погружением, тогда как в православных церквях допускается Крещение обливанием и частичным погружением.
Церковное пение.
После раскола старообрядцы не приняли ни новый многоголосный стиль пения, ни новую систему нотной записи. Сохраняемое старообрядцами крюковое пение (знаменное и демественное) получило своё название от способа записи мелодии особыми знаками – «знаменами» или «крюками».
В Старообрядческой церкви пению уделяется высокое воспитательное значение. Петь надо так, чтобы «звуки поражали слух, а заключающаяся в них истина проникала в сердце». Певческая практика не признаёт классическую постановку голоса, молящийся человек должен петь своим естественным голосом, в фольклорной манере. В знаменном пении нет пауз, остановок, все песнопения исполняются непрерывно. Во время пения следует достигать однородности звучания, петь как бы в один голос. Состав церковного хора был исключительно мужским, но из-за малочисленности певцов в настоящее время практически во всех старообрядческих моленных и церквах основу хоров составляют женщины.
► СУРИКОВ Василий Иванович (1848-1916) «Рука боярыни Морозовой». Этюд для картины «Боярыня Морозова».
Холст, масло. 28 x 23 см.
Государственная Третьяковская галерея, Москва.
► БОТКИН Михаил Петрович (1839-1914) «Старовер». 1877 г.
Дерево, масло. 32 x 24 см.
Государственная Третьяковская галерея, Москва.

► НЕЯСОВ Василий Андреевич (1926-1984) «Портрет старовера». 1964 г.
Холст, масло. 80 х 65 см.
► КУЛИКОВ Иван Семёнович (1875-1941) «Портрет старообрядца (Старик за чтением)». 1911 г.
Холст, масло.
Муромский историко-художественный музей.

Иконопись
Ещё до церковного раскола в русской иконописи наметились изменения, вызванные влиянием западноевропейской живописи. Старообрядцы активно выступали против нововведений, отстаивая традицию русской и византийской иконы.
► «Иоанн Богослов в молчании». XVII в.
Дерево, темпера. 31 х 26 см.
Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева, Москва.
Фон иконы закрыт серебряной басмой с растительным орнаментом. Живопись под тонким слоем потемневшей олифы. Серебряная басма московской работы XVII века. Композиция известна только по русским памятникам конца XVI -XVII в. Особенностью её является поднесение евангелистом к устам пальцев правой руки, сложенных в жесте именословного благословения. Приведённое название иконографии, возможно, принадлежит старообрядческой среде.

► «Никола Зарайский с житием». XVIII в. Дерево, темпера. 92,7 x 72,0 см.
Костромской государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник «Ипатьевский монастырь».
Клейма: 1. Рождество свт. Николы. 2. Поставление в епископы. 3. Избавление отрока Димитрия от потопления. 4. Погребение свт. Николы. Фигура святителя помещена в условно изображенный киот с городчатым килевидным завершением. Порядок расположения житийных клейм нарушен. Для клейм выбраны сюжеты, акцентирующие святительское служение свт. Николы и его чудесную помощь на водах. Возможно, образ происходит из стоявшего близ Галичского или Чухломского озера Никольского храма или посвящённого святому придела. Двуперстное знамение правой руки святителя намеренно подчеркнуто, что указывает на связь образа со старообрядческой средой.

► «Спас Нерукотворный». XIV в.
Дерево, темпера. 164 х 113 см.
Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева, Москва.
Икона была раскрыта и заново прописана в старообрядческой мастерской.
Стиль иконы, ориентированный на древние образцы, характерен для иконописания, связанного со старообрядческой средой.

► «Св. Алексий, св. Варлаам, св. Евдокия». Конец XIX в.
56 х 43,5 см.
Частная коллекция.
К старообрядческой церкви принадлежали:
РЯБУШИНСКИЕ – династия российских предпринимателей, в том числе РЯБУШИНСКИЙ Павел Павлович (1871-1924) – видный российский общественный и политический деятель, издатель.
ТРЕТЬЯКОВЫ – купцы и предприниматели, в том числе ТРЕТЬЯКОВ Павел Михайлович – меценат, основатель Третьяковской галереи.
МОРОЗОВЫ – род купцов и промышленников XVIII–XX вв., в том числе МОРОЗОВ Савва Тимофеевич (1770-1862) – российский предприниматель и меценат, основатель династии Морозовых.
МАЛЬЦЕВЫ – купеческая династия Поволожья, «хлебные короли».
ПРОХОРОВЫ – династия промышленников, владельцы знаменитой Трехгорной мануфактуры.
СОЛДАТЁНКОВ Козьма Терентьевич (1818-1901) – московский предприниматель, известный книгоиздатель, владелец художественной галереи.
ЩУКИН Сергей Иванович (1854-1936) – московский купец и коллекционер искусства.
ПЛАТОВ Матвей Иванович – войсковой атаман Донского казачьего войска, генерал от кавалерии.
ГРОМОВ Василий Федулович (1798/1799-1869/1874) – купец 2-й гильдии, лесопромышленник XIX века, известный своей благотворительностью и вкладом в садоводство.
ЗОТОВ Григорий Фёдотович (1775 — ?) – уральский мастеровой, заводской управляющий, организатор горного дела, основатель города Карабаш, основоположник каслинского художественного литья.
ДЕВОРРА (в миру Евдокия Петровна Нарышкина, урождённая Гамильтон) – тётка царицы НАТАЛЬИ КИРИЛЛОВНЫ, жена думного дворянина Фёдора Полуэктовича НАРЫШКИНА.
ЛЫКОВЫ – отшельники, ушедшие в Саянскую тайгу в 30-х годах от преследований и сталинских законов.
А так же, согласно Википедии:
КОРЖАКОВ Александр Васильевич (р. 1950) – глава службы безопасности президента Бориса Николаевича Ельцина.
ЛИХАЧЁВ Дмитрий Сергеевич (1906-1999) – российский и советский учёный, филолог, искусствовед, общественный деятель.
► КРАМСКОЙ Иван Николаевич (1837-1887) «Портрет Павла Михайловича Третьякова». 1876 г.
Холст, масло. 59 x 49 см.
Государственная Третьяковская галерея, Москва.
► ГОРАВСКИЙ Аполлинарий Гиляриевич (1833-1900) «Портрет Козьмы Терентьевича Солдатенкова». 1857 г.
Холст, масло. 69 x 56 см
Государственная Третьяковская галерея, Москва.
► БИЧИ Генри Уильям (1753-1839) «Портрет донского атамана Матвея Платова». 1814 г.
Холст, масло. 76,5 х 63,5 см.
Константиновский дворец, Стрельна.

Замечено, что у каждого из тех, кто хоть раз в жизни сталкивался со словосочетанием «старообрядческое кладбище”, возникало ощущение нечто большего, чем обозначено в самом термине. И дело не только в том, что часто понятие «кладбище”обозначало духовный центр Старой Веры. Но и само кладбище в расхожем мнении представлялось, и чувственно и зримо, отличающимся от обыденного. В людском воображении возникали картины таинственных и неповторимых кладбищ Выга или Керженца… Или, на худой конец, нежданно открывшееся в глухой чащобе скопление деревянных старинных крестов вперемешку с замшелыми камнями, испещренными непонятными непосвященному знаками.

Между тем, посетитель многих современных старообрядческих кладбищ, особенно новых городских, не сразу и разберется в их конфессиональной принадлежности. На могилах — «стандартные” светского типа плиты, большую часть поверхности которых занимают различные тексты и даже портреты усопших. И среди всего этого, в уголке плиты, — скромно приютившийся крестик, как оправдание правопричины помещения этого памятника на данном кладбище…Деревянные Кресты и вовсе оказались не в чести, и это странно при нынешних продвинутых технологиях обработки и сохранности дерева как материала. Место дерева занял железобетон. Но даже эти относительно дешевые, нетрадиционного материала, но традиционных пропорций Кресты, по нашему мнению, предпочтительнее стандартных плит…

Безусловно, основные правила погребения и поминовения для всех конфессий были разработаны Церковью, и старообрядчество в этом отношении отнюдь не исключение. Правила, в частности, обязывали: могила на староверских кладбищах должна быть ориентирована вдоль линии «восток — запад”. Гроб устанавливается (опускается в могилу) ногами на восток, и в ногах устанавливается восьмиконечный староверский (Древлеправославный) намогильный Крест. Как гласят многочисленные эпитафии, — «в надежде общего воскресения” и духовного облегчения оного. Изначально установка Креста имела чисто сакральное, духовное значение. По народным верованиям, в день Страшного Суда, когда мертвые восстанут из гробов, Крест явится и опорой и возможностью воздать благодарение Господу… Кстати, обычай ставить деревянные Кресты на «свежую” могилу по завершению обряда погребения сохраняется и до нынешнего времени (затем временный деревянный крест может быть заменен постоянным традиционным памятником, но это не должно произойти ранее сорокового дня).

Человечество живо памятью своею. И со временем сакральный намогильный крест приобретает свойства памятника, т.к. на нем стали появляться памятные записи, относящиеся к конкретному человеку или конкретным людям. Первоначально это были минимальные записи об имени усопшего и годе погребения, но со временем записей становилось все больше. И сейчас, осматривая намогильные памятники даже середины девятнадцатого века, можно многое узнать о жизни усопшего, о его благосостоянии, месте в обществе и другие, подчас интереснейшие, сведения.

Можно с уверенностью утверждать, что к середине девятнадцатого века у местных староверов полностью сложились общественные представления о типах памятников, отвечающим и строгим правилам Церкви и в тоже время обладающими достаточной степенью информативности, индивидуальности и художественного исполнения.

Независимо от различия форм памятников (крест, стела, композиция) и материалов изготовления (дерево, камень, металл, сочетание материалов), памятники эти должны были соответствовать следующим условиям :

  • главное — доминантой композиции памятника должен быть староверский восьмиконечный Крест. Т.е. памятник либо должен быть в виде Креста, либо, коль он выполнен в виде стелы, Крест на ней должен быть самым главным изображением,

• пропорции Креста должны строго соответствовать Церковным правилам, хотя на старинных «саморезных” стелах и камнях имеются и отклонения, • на поверхности Креста недопустимы какие-либо таблички и слова, кроме изображаемых на Кресте буквиц и титлов Распятия, которые должны соответствовать канонам изображения Креста в Древлеправославной Поморской Церкви (досадные ошибки наблюдаются уже во времена после Первой мировой войны, но особенно в наше время), • все записи и эпитафия должны находиться либо на обратной стороне памятника, либо на пьедестале Креста, либо под нижней перекладиной Креста при изображении его на стеле.

Применительно к сегодняшнему времени, на памятнике с Крестом неуместны фотографии и портреты; в исключительных случаях таковые допустимы на отдельных от Креста стелах или плитах, входящих в единый ансамбль памятника.

Первопричина всех вышеперечисленных требований проста – памятник сохраняет сакральные функции. На Крест молятся пришедшие почтить усопшего, перед Крестом периодически исполняются принятые в старообрядчестве поминальные требы.

Моление же на фотографии и портреты – кощунственно.

Старообрядческие погребальные обычаи допускали кроме установки индивидуального памятника (обычно Креста)

и установку общего памятника для семьи или ее части и даже всего рода.

Интересно проследить эволюцию записей на памятниках и эпитафий. Самые ранние из найденных гласят: » На сем месте погребено тело раба Божия Имярек”. Причем, даже раб Божий – всего лишь раб, и отчества и фамилии ему не полагается иметь по чину.

Но в дальнейшем, появляются и фамилии, и эпитафии и много чего иного. Правильнее всего этот переход обозначен на знаменитом Андреевском Мемориале в Бикерниеках Даугавпилского района.

Еще одна распространенная ранняя каноничная эпитафия — » В надежды общаго воскресения и жизни вечныя молю вас любезная моя братия и сестры помолитеся о мне грешном …”

Однакo, встречаются и малораспространенные эпитафии – обращения.

На городских же кладбищах Резекне и Даугавпилса на богатых памятниках начала двадцатого века помещаются обширные лирические эпитафии.

Наш «поход” по кладбищам Латгалии в рамках данного проекта можно назвать поиском памятников – носителей утрачиваемых многовековых традиций. В силу многих объективных обстоятельств на современных наших кладбищах намогильные памятники – разной стоимости каменные плиты, по сути – своеобразные «визитки в камне”…

Наша демонстрация здесь лучших образцов и древнего, и современного мемориального искусства в духе древних традиций, надеемся, будет способствовать сохранению этих памятников (особенно древнейших из них) как интереснейшей составной части нашего культурно – исторического наследия. Надеемся мы и на интерес со стороны профессиональных исследователей. Ведь они получат возможность прочтения неведомых страниц из книги общей истории старообрядчества и, конечно, истории староверия Латгалии.

Старообрядческие кладбища в Латгалии, как правило, обособлены. Даже в комплексе больших городских кладбищ они выделены отдельной территорией. Бесспорно, это обстоятельство значительно облегчает поиски…

Отправляясь в поиски по кладбищам Латгалии, мы в первую очередь надеялись обнаружить хотя бы остатки древних «голубцов” – резных деревянных столбиков с «крышечками” и резными деревянными же иконами под ними. Еще в тридцатые годы таковые сохранялись на Дегучайских кладбищах в Литве, что всего в тридцати километрах от Латвии. Значит, «голубцы” вполне могли когда-то красоваться и на Латгальских кладбищах. Но, увы, даже в памяти всезнающих согбенных старушек воспоминаний о них не сохранилось.

Какие же другие памятники из сохранившихся до наших дней мы бы отнесли к категории носителей старообрядческих традиций и нуждающихся в особо бережном отношении?

Конечно же, прежде всего это восьмиконечные старообрядческие Кресты.

• Это могут быть большие деревянные кресты с «крылышками” и без оных, стоящие непосредственно в земле или на пьедестале (подножии) из камня. Сегодня на наших кладбищах во всей Латгалии их можно пересчитать по пальцам. Кое-где любители–энтузиасты их реставрируют.

• Кстати, в народном православии такие древние Кресты иногда особо почитаемы, ибо, по поверьям, обладают особой жизненной энергией и силой.

• Это старинные цельнокаменные не полированные Кресты, высеченные из единой глыбы песчаника или даже гранита. Иные из них бывают высотою под три метра. Кресты эти воздвигались на цельнокаменные же пьедесталы, некоторые из которых отличаются аскетичной гармонией скромной отделки. Эти пьедесталы воспринимаются как естественное основание Креста. Нередко на них имеется небольшая информация об усопшем или эпитафия. Устанавливались, в основном, вплоть до Первой мировой войны.

• Это и полированные гранитные Кресты. Появляются в последние десятилетия девятнадцатого века и устанавливаются до сего дня, чаще всего на очень богатых захоронениях.

Пьедестал из того же гранита и также полированный, часто содержит пространную эпитафию.

• Это и литые металлические Кресты. Их не так много, видимо, и из-за дороговизны и все-таки нетрадиционности материала.

Отливались «под заказ” с вылитыми записями по обе стороны креста. Устанавливались с последней трети девятнадцатого – в начале двадцатого веков на каменные и даже бетонные подножия.

Наибольшее количество традиционных памятников, достойных изучения и обережения, выполнены в виде вертикально установленных цельнокаменных плит (стел) с изображением Креста.

• Это ранние, начала девятнадцатого века (и позднее) «примитивные” цельнокаменные грубой кустарной обработки стелы. Сейчас надземная их часть от 0,5 до 1,2 метра, они ставились обычно без фундамента. Кресты на них, выполненные в технике низкого рельефа, занимают большую часть видимой площади стелы. Письменная, информационная, часть находится на обратной стороне или ниже Креста.

Поскольку памятники эти поставлены без фундамента, то со временем большая часть информации «ушла в землю”. Это обстоятельство, с одной стороны, способствует сохранению информации, а с другой — затрудняет к ней доступ из-за моральных соображений.

• Это великолепные цельнокаменные, иногда родовые стелы середины девятнадцатого – начала двадцатого веков. Не полированные, из светлых песчаников, высотою часто в человеческий рост – эти стелы зачастую поражают мастерством камнерезов.

Кроме того, несмотря на строгое соответствие канонам, почти все они имеют индивидуальные отличия. Одно из частых существенных различий – количество крестов на лицевой стороне стелы. «Парные” кресты типичны для семейных памятных стел, на могилах супругов. Однако, нередко встречаются и стелы с изображением двух, трех и даже и четырех крестов разной величины.

• Это и полированные «монументальные” стелы с Крестами. (С начала двадцатого века встречаются на богатых захоронениях и даже в качестве памятников лицам духовного звания.

Часто на них вырезались специальные ниши для медных иконок и лампад и помещались пространные эпитафии, нередко вполне светского содержания.

Кроме вышеперечисленных, наиболее распространенных типов старообрядческих памятников, на наших кладбищах встречаются и памятники как бы и не традиционные, но тем более достойные сбережения ввиду своей уникальности, исторической, общественной или художественной ценности :

• Древнейшие деревянные намогильные сооружения Северной Руси — так назывемые домовины. На всю Латгалию их пока найдено только четыре — и все в Резекне. Две из них, бывших в очень плохой сохранности, в настоящее время реконструированы. Домовины известны с очень давних времен, но сохранившиеся у нас сегодня относятся к восьмидесятым годам девятнадцатого века и к началу века двадцатого.

Редко встречаемые необработанные камни с еле намеченными Крестами, а также камни примитивной крестообразной формы. Эти памятные знаки и найти сложно, а установить время их изготовления в полевых условиях невозможно.

• Памятники роскошные — изготовленные известными скульпторами

Памятные ансамбли и склепы, несомненно, обладают высокими художественными достоинствами. В абсолютном большинстве это памятники городских кладбищ. С горечью отмечаем, что за время советской власти именно многие из них умышленно варварски исковерканы, и все это былое величие стоит постыдно униженное и часто неухоженное.

• Общенародные святыни: Памятник павшим старообрядцам за свободу Латвии в Екабпилсе,

Памятный мемориал павшим воинам — старообрядцам в Первую мировую войну в Даугавпилсе.

Мемориал павшим односельчанам во Вторую мировую войну в староверских Бикерниеках – Кривошееве.

• Памятники выдающимся старообрядческим духовным лицам, меценатам, деятелям культуры и подвижникам. Иногда эти памятники по тем или иным причинам излишне скромны. Тем не менее, они есть неотъемлемая часть нашей памяти и должны быть оберегаемы. • И, наконец, к достопримечательным памятникам следует отнести древнейший памятник каждого отдельно взятого кладбища. Его сохранность – залог сохранения исторических реалий данного края.

Иногда достопримечательностью кладбища может стать памятник с интереснейшими записями и эпитафиями.

С великим сожалением отмечаем факт разрушения многих, возможно бесценных с исторической и художественной точки зрения, памятников. Поэтому не менее важным результатом нашей работы явилось бы привлечение внимания широкой общественности (прежде всего старообрядческой) и органов самоуправлений к проблеме сбережения хотя бы наиболее ценных памятников. Ведь только элементарное незнание, потеря исторической памяти и преемственности, а также отсутствие общественного внимания привели к тому, что подчас сами «старообрядцы” относятся к своим святыням лишь как к досадной помехе при обустройстве собственного. Как ни сложна проблема сохранения отдельных памятников, но в идеале, по нашему разумению, следовало бы сохранять как заповедные зоны и наиболее древние части отдельных кладбищ. Сегодня еще возможно это осуществить в Бикерниеках (Кривошееве), в Субате, в Мирном (Володине), в Войтишках – все эти кладбища Даугавпилского района — да и на многих других также.

Для этого вполне достаточно «всего–навсего” иметь общий заинтересованный взгляд на проблему сохранения исторических святынь как у староверских общин, так и у самоуправлений и, не в последнюю очередь, — у уполномоченных лиц по охране культурных и исторических памятников. Ибо памятники эти являются ценными и малоизученными хранителями исторически важных сведений о старообрядчестве Латвии, пособием по изучению развития мемориального искусства народа Латвии. Кроме того, при желании, эти памятники могут послужить основой развития небезвыгодного для самоуправлений сакрального туризма. Ведь кладбища являются своеобразными музеями под открытым небом, а часть из них представляет не только историческую и этнографическую, но и большую художественную ценность.

Увы, но общей бедой всех латгальских кладбищ является почти повсеместная безнадзорность. Большинство из них принадлежат самоуправлениям, но те, в лучшем случае, лишь помогают в их содержании. Охраной памятников на кладбищах самоуправления не занимаются, ибо территория кладбищ ограничена, очередного слоя захоронений не избежать… Хочется надеяться, что наш труд и самоуправлениям и общинам будет в пользу.

Достоинством нашей публикации является предоставление читателю обширного изобразительного материала, публикуемого впервые.В большинстве своем, это фотографии наиболее интересных, с нашей точки зрения, памятников некоторых старообрядческих кладбищ Латгалии. Особенно интересны для пытливых исследователей сельские кладбища Володина, Кривошеева, Субат, Войтишек, Красного из Даугавпилсского района а также городские в Резекне, Даугавпилсе. Имеются свои достопримечательности и на кладбищах Екабпилса, Пантелишек, Горбуновки…

Но прежде, чем отправить Вас, уважаемый читатель, в увлекательное созерцание, считаем необходимым дать небольшое разъяснение принятой в старообрядчестве символики.

Итак, главным отличительным элементом старообрядческого традиционного, или, если угодно, – канонического намогильного памятника – является восьмиконечный староверский Крест. В литературе Крест этот часто именуют Голгофскими Крестом. При этом, современные старообрядческие наставники не причисляют к староверским так называемые купольные Кресты, с округленными и приукрашенными концами.

Наиболее наглядно и удобно, для восприятия, Крест и традиционные надписи вокруг него изображены на стеле середины девятнадцатого века Володинского кладбища, Даугавпилсского района

Канонически у старообрядцев Крест считается трисоставный: вертикальное древо, длинный горизонтальный брус и косое подножие. По правую руку распятого Христа косая перекладина выше. Верхняя же короткая перекладина символизирует табличку, которая, согласно Евангелию, была прикреплена над гловой распятого Христа. Каноничны орудия страстей Христовых, изображаемых на стелах, – копье и трость. Крест возвышается на стилизованном очертании горы Голгофы, которая изображается по-разному: чаще всего в виде треугольника, полукруга, трехступенчатого подножия. В подножии изображается череп головы Адама, иногда излишне реалистичный.

Изображение Креста и орудий страстей дополняются совокупностью принятых в старообрядчестве церковнославянских буквиц и сокращений (в церковнославянской традиции – титлов).

Определяющими являются два самых верхних сокращения : ЦРЬ СЛВЫ с титлами (ЦАРЬ СЛАВЫ) – {в отличие от новоправославного ИНЦИ}, и IC ХС (ИСУС ХРИСТОС) – {в отличие от новоправославного IИС ХС (ИИСУС ХРИСТОС)}. На уровне длинной перекладины – СНЪ БЖIИ, с титлами принятое сокращение – Сын Божий. Ниже длинной перекладины – буквы К и Т, соответственно обозначающие копье и трость. На уровне косой перекладины размещают победное слово НИКА ( НИ КА). Ниже косой перекладины в разбивке сокращение МЛ РБ – Место Лобное Рай Бысть, еще ниже ГГ (гора Голгофа) и ГА (голова Адама).

В литературе такой набор сокращений принято именовать типичным, или обычным. Хотя по результатам наших поисков этот набор можно назвать и максимально возможным. Реально некоторые элементы на стелах могут и отсутствовать, за исключением самых верхних.

Что касается памятников – Крестов, то на них обязательно наличествуют только «верхние” титлы, да череп головы Адама в подножии. Других титлов может и не быть. Исключением являются литые металлические заказные Кресты: на лицевой стороне у них принят полный набор титлов, а на обратной – информация об усопшем.

О датах на памятниках. Неожиданно для нас, абсолютное большинство дат на памятниках переданы доступными пониманию арабскими цифрами и в летоисчислении от Рождества Христова. Но встречаются и древнерусская датировка от «Сотворения мира”, с разностью счислений в 5508 лет, передаваемая славянской (буквичной) цифирью.

Изучение памятников позволяет сделать предположение о том, что к середине девятнадцатого века в регионе Двинска (Даугавпилса) существовали крупные мастерские по изготовлению намогильных памятников, отличающихся и высоким профессиональным мастерством и тонким художественным вкусом.

Нанесение на готовый памятник эпитафий, титлов, неожиданных записей и деталей, очевидно, происходило в соответствии с установившимися местными обычаями. Поэтому сопоставление памятников даже нескольких кладбищ Латгалии может привести к интересным открытиям. Правда, при этом надо всегда учитывать существование в Латгалии двух основных беспоповских старообрядческих согласий – поморцев и федосеевцев. В настоящее время в Латвии сохранилась лишь одна федосеевская община – в Римшах, Резекненского района.

Приглашаем Вас, уважаемый читатель, в увлекательное путешествие по Латгальским старообрядческим кладбищам. Смотрите и изучайте! Дай Бог Вам душевного благополучия от хотя бы виртуального соприкосновения с древними старообрядческими святынями.

Великокняжеская церковь Елец. Южнорусский город Елец богат величественными, хотя и не очень древними храмами. Однако наибольшее впечатление производит небольшая изящная Великокняжеская церковь – самая молодая среди храмов города. Она насчитывает чуть более 100 лет.
В 1881 году 1 марта террористы злодейски убили Императора Александра II. В память о нём по всей России были построены многочисленные храмы и часовни. В Ельце часовню в память о Царе-освободителе возвели в 1883 году.

Часовня в память об Александре II в Ельце

Великокняжеская церковь Елец. История

Великий князь Михаил Александрович Романов побывал в Ельце осенью 1909 года, и посетил часовню, выстроенную в память его деда. Михаил Александрович был покровителем Елецкого общества хоругвеносцев, основанного в 1907 году, а общество владело небольшим домом рядом с Александровской часовней. Хоругвеносцы обратились в городскую думу с просьбой о передаче им часовни с тем, чтобы пристроить к ней домовую церковь. Таким образом, часовня стала своеобразным притвором Великокняжеского храма.

Жёлто-белая Царская часовня 1883 года постройки стоит на красной линии Успенской (Советской) улицы. Позади неё виден красно-белый Великокняжеский храм Кресты на куполах памятной часовни и Великокняжеской церкви

Великокняжеская церковь Елец. Строительство

Проект церкви заказали архитектору Орловской епархии Эдуарду Вильфарту. Елецкий купец 1-й гильдии Александр Николаевич Заусайлов пожертвовал 200 тыс. рублей на её постройку. Работы начались в ноябре 1909 года, что нехарактерно для строительной практики того времени.
Вплоть до «первых пятилеток” строительство в России велось только в тёплое время года с мая по сентябрь. Отсюда – высокое качество работ, прочность и надёжность старинных построек.
При возведении Великокняжеской церкви над стройплощадкой установили высокий шатёр с внутренним отоплением. Работы продолжались год и три месяца. Церковь освятили 11 февраля 1911 года к 50-летнему юбилею царского манифеста об освобождении крестьян от крепостной зависимости (19 февраля 1861 года).
У храма интересное двойное освящение во имя Михаила Тверского (небесного покровителя Великого князя Михаила Александровича) и Александра Невского (святого, тезоименитого императору Александру II).

Крест Великокняжеской церкви

Строители церкви применили новейшие на тот момент технические решения: железобетонный купол, центральное отопление, совмещённое с традиционным калориферным, электрическое освещение. Особенно остроумно был выполнен крест на центральном куполе. Его сделали из позолоченного металла и… искусственного горного хрусталя. Внутри креста поместили электрические лампы для ночной подсветки. Позаботились также о водопроводе на куполе, чтобы периодически мыть крест от пыли и копоти.

Хрустальный крест на центральном куполе Великокняжеской церкви

Согласно преданию, оригинальный крест спасли местные жители. В советское время его хранили в потаённом месте и лишь в наше время извлекли из укрытия и вновь установили на своё место. Более приземлённая версия гласит, что оригинальный крест был уничтожен коммунистами. Мастера-стеклодувы из Гусь-Хрустального воссоздали его в 1996 году.

Александр Михайлович Заусайлов. Дом призрения

В 1913 году в России торжественно отмечали 300-летие Дома Романовых. Александр Михайлович Заусайлов к этой дате решил возвести Дом призрения по соседству с Великокняжеской церковью. Он предназначался для попечения о неимущих, дряхлых, больных и увечных. Строительство началось в 1912 году. Одновременно под Великокняжеской церковью начали строить пещерный храм во имя Николая Чудотворца и Митрополита Алексия. Дом призрения и пещерный храм освятили в июне 1913 года.
Лестничная башня прежде соединяла Дом призрения с Великокняжеской церковью.
Документов, указывающих имя создателя этого замечательного здания, не сохранилось. Изустная традиция приписывает авторство Виктору Михайловичу Васнецову, тем более, что он оформил сходный по стилю фасад Художественной галереи Павла Михайловича Третьякова в Москве.
На треугольном щипце помещается надпись, повествующая об истории создания и назначении здания. Коммунисты уничтожили её, но в наше время она была воссоздана по сохранившимся фотографиям.
Фасады Дома призрения изукрашены многочисленными майоликовыми панно в стиле модерн. На фронтоне бокового фасада находится монументальное изображение древнерусского града.
На треугольном щипце крыльца помещён стилизованный двуглавый орёл.
Тройное окно первого этажа увенчано полуциркульным розово-лиловым панно, на котором выделяются зелёные и нежно голубые фантастические растения.
Фронтон уличного фасада и шатёр башни завершаются золочёными двуглавыми орлами.

В 1915 году ктитор церкви Александр Николаевич Заусайлов скончался. Его похоронили в пещерном храме. К счастью он не застал той сатанинской вакханалии, которая случилась в стране после захвата власти большевиками.

Великокняжеская церковь в советское время

В 1922 году Великокняжескую церковь разграбили, «конфисковав” выполненные из серебра Царские врата, престол и всю церковную утварь. Церковь закрыли в 1927 году, а на следующий год устроили в ней антирелигиозный музей. В него свезли изъятые из храмов церковные реликвии. Могилу Заусайлова осквернили, выбросив его останки и устроив в склепе… туалет. Музей закрыли в начале войны, а в 50-е годы в церкви устроили склад горпромторга.
Несмотря на уничтожение икон, царских врат и престола, «товарищам” не удалось окончательно разрушить интерьеры. Майоликовые панно, украшающие стены и своды, уцелели до наших дней.

Своды и купол церкви Михаила Тверского и Александра Невского Майоликовое панно на западной стене Великокняжеской церкви

Великокняжеская церковь Елец. Интерьеры

В «парусах” купола сохранились изображения, символизирующие четырёх Евангелистов.

Ангел служит символом евангелиста Матфея и означает мессианское посланничество в мир Сына Божия, предречённое Пророками При евангелисте Марке изображают льва в ознаменование могущества и царственного достоинства Христа Телец символизирует евангелиста Луку и означает жертвенное, искупительное служение Спасителя Орел при евангелисте Иоанне изображает высоту евангельского учения и сообщаемых в нем божественных тайн

Несмотря на многочисленные утраты – иконы, дубовые панели вдоль стен, старинное паникадило – интерьер производит ошеломляющее впечатление.
Керамический иконостас, украшенный фигурами ангелов, уникален. По крайней мере мне не довелось видеть ничего подобного. Подлинные иконы и царские врата, к сожалению, утрачены, но это не умаляет художественных достоинств самого иконостаса.

Фрагмент праздничного чина иконостаса церкви свв. Михаила Тверского и Александра Невского

Сохранились и старинные витражные окна с изображениями православного креста.

Притвор Великокняжеской церкви украшен современной стенописью, изображающей, в частности, мученическую кончину святого князя Михаила Тверского.

Великокняжеская церковь в Ельце. Архитектура

Церковь святых благоверных Михаила Тверского и Александра Невского построена в русско-византийском стиле. В плане она представляет собой равноконечный крест, перекрытый цилиндрическими сводами. На них опирается центральный световой барабан с куполом. Боковые главки несут символическую декоративную функцию. Однопролётная звонница возведена над северо-западным углом храма.

В стенах прорезаны высокие полуциркульные окна. Под карнизом идёт майоликовый фриз, украшенный растительно-травным орнаментом. Сохранились старинные двери и кованые зонтики над входами.
Великокняжеская церковь является наиболее яркой и интересной достопримечательностью Ельца.
В заключение хотелось бы выразить глубокую признательность причту церкви, разрешившему сделать фотографии интерьеров.

В статье использованы материалы из книги: Елецкая Е., Елец. Прогулки с экскурсоводом, Липецк, Гранвис, 2013.

by Диана
Июнь 05, 2017
in Работы мастеров
1851

Церковный крест, как неотъемлемая часть жизни каждого православного человека

Каждый православный человек ведет свое первое знакомство с крестом в момент крещения, на протяжении всей своей жизни так часто встречается с ним и в последний путь православный крест провожает каждого из нас.

С незапамятных времен кресты устанавливали на перекрестках дорог и при въезде в города и селения. Особенностью установки является возможность определения сторон света по кресту на церкви.

Направление креста на куполе церкви всегда соответствует плоскости запад-восток, кроме того поднятая вверх малая перекладина креста указывает на юг.

Церковным крестом совершаются семь священных Таинств, его закладывают в основании церкви при строительстве и во внутреннем убранстве каждого храма крест является непременным атрибутом. И, конечно, крестом венчаются церковные купола.

Глядя на великое множество церквей на просторах нашей Родины, задаешься вопросом, почему на церквях бывают разные кресты? Оказывается, каждый крест на куполе православной церкви выражает идею храма, как Дома Божия и корабля Спасения и имеет соответствующую символику. Преподобный Феодор Студит сказал: «Крест всякой формы — есть истинный крест».

А сколько духовности и красоты во всем многообразии изготовленных и установленных церковных крестов.

Хотя лишь их созерцание может достаточно полно передать всю невероятную и магнетическую красоту, преданную нам мастерами, в этой статье мы слегка прикоснемся к этим произведениям искусства и попробуем разобраться в значениях крестов на куполе православной церкви.

Смысловое значение церковного креста, разделение по видам:

Четырехконечный церковный крест (зачастую, с полумесяцем внизу) один из самых древних видов, которые устанавливали на куполах храмов. Он символизирует Церковь Христову в равенстве и единстве ее видимой и невидимой сторон.

Многие кресты на древних и известнейших православных соборах имеют именно такую форму, например, Успенский собор во Владимире, созданный в 1158 году, церковь Спаса в Переяславле, возведенная в 1152 году, и многие другие храмы. В третьем веке в римских катакомбах впервые появились четырехконечные церковные кресты, и до сегодняшнего дня весь православный Восток считает эту форму креста равной другим.

Церковный крест шестиконечный с косой нижней перекладиной, также является древней разновидностью формы крестов. Его косое подножие принято считать перекладиной «весов» Страшного суда, причем верхняя сторона этого подножия символизирует освобождение покаянием, а нижняя — нераскаянный грех.

Привычный для нас, и наиболее часто встречающийся на просторах России восьмиконечный крест на куполах православных храмов — это образ Креста Христова.

Именно такая форма наиболее точно воссоздает исторически достоверную форму креста, на котором был распят Иисус Христос. В его основании также можно встретить полумесяц.

Уже двадцать лет руками Мастеров Православного прихода возводятся объекты религиозного назначения. Всего по России было возведено более 150 объектов.

Наши мастера, имея собственную производственную базу, на высоком уровне выполняют:

  • изготовление и установку крестов на купол храма;
  • ковку и изготовление куполов;
  • изготовление барабанов куполов православных храмов;
  • покрытие куполов позолотой;

Какой бы не была форма церковных крестов, венчающих купола православных храмов, они изготавливаются в соответствии с каноническими пропорциями, которые отличаются исключительно высоким эстетизмом и определяют безупречное соответствие между целым и частями. Покрытие церковных крестов, как и куполов, производится с применением нитрида титана, оксида титана, меди, и другими полимерными материалами.

При заказе наших работ Вам будут предложены услуги по проектированию куполов и церковных крестов.

Мы безупречно выполняем не только изготовление крестов, но и их монтаж.

Мастера Православного прихода организуют упаковку при доставке изделия и произведут отгрузку любым видом транспорта. Мы предоставляем также спецтехнику для перевозки и монтажа (тралы, краны, манипуляторы).

Изготовление православных крестов на церковь происходит в кратчайшие сроки согласно утвержденным проектам и эскизам.

Цены изготовления церковных крестов зависят от выбранного способа изготовления и размеров.

Мастера произведут их гарантийное и пост гарантийное обслуживание.

если у вас ЕСТЬ ВОПРОСЫ или вы хотите воспользоваться нашими услугами

Пишите по адресу: hram33@list.ru

Звоните по телефонам: +79186777754, +79094449050.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *