Как должна вести себя вдова по православию?

В НЗ вдовы упоминаются в ряде мест. В одной из притчей Христос учит непрестанной молитве на примере вдовы, к-рая благодаря своей настойчивости добилась справедливости даже у неправедного судьи: «Бог ли не защитит избранных Своих, вопиющих к нему день и ночь, хотя и медлит защитить их?» — говорит Господь (Лк 18. 1-7). В др. притче Он указывает на вдову, положившую в сокровищницу храма 2 лепты, к-рые стали самой драгоценной жертвой, потому что эта вдова, по словам Спасителя, в отличие от тех, кто «клали от избытка своего», «от скудости своей положила все, что имела, все пропитание свое» (Мк 12. 42-44). Христос обвиняет «книжников» и в том, что они «поядают домы вдов» (Мк 12. 40). Из сострадания к матери, потерявшей единственного ребенка, Он воскрешает сына наинской вдовы (Лк 7. 11-17).

Вдовы пользовались особой заботой со стороны первой христ. общины (Деян 6. 1; 9. 39-41). Ап. Павел не видит препятствий к тому, чтобы вдова христианка вступала во 2-й брак, молодой вдове он даже ввиду опасности искушений прямо советует это делать (1 Тим 5. 14-15), в то же время апостол считает предпочтительным, чтобы вдовы оставались безбрачными, если могут понести такой подвиг: «Безбрачным же и вдовам говорю: хорошо им оставаться, как я. Но если не могут воздержаться, пусть вступают в брак, ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться» (1 Кор 7. 8-9); «жена связана законом, доколе жив муж ее; если же муж ее умрет, свободна выйти, за кого хочет, только в Господе. Но она блаженнее, если останется так, по моему совету; а думаю, и я имею Духа Божия» (1 Кор 7. 39-40).

Эти слова ап. Павла легли в основу брачного права Церкви относительно второбрачия вдов. Церковь не одобряет 2-й брак, ибо он отступает от евангельского идеала абсолютной моногамии, и видит в нем предосудительную уступку чувственности, однако допускает его. Но вступающий во 2-й брак в соответствии с канонами подвергается епитимии. Согласно 4-му прав. свт. Василия Великого, «второбрачных отлучают на год, другие на два». Ныне эта норма, как, впрочем, и др. канонические нормы, касающиеся прещений, не употребляется буквально.

Что же касается вступления вдов и вдовцов, равно как и разведенных, в 3-й брак, то, согласно 50-му прав. свт. Василия Великого, «на троебрачие нет закона; посему третий брак не составляется по закону. На таковые дела взираем как на нечистоты в Церкви, но всенародному осуждению оных не подвергаем, как лучшия, нежели распутное любодеяние». Следуя учению свт. Василия, Церковь допускает 3-й брак лишь как меньшее, чем открытый блуд, зло, и подвергает вступивших в него каноническим прещениям, однако не добивается расторжения такого брака. При этом 3-й брак дозволяется лишь при наличии определенных условий: возраста до 40 лет и отсутствия детей. Для разрешения на вступление в 3-й брак требуется наличие обоих этих условий. В. после 3-го брака считается уже абсолютным препятствием к новому браку. Согласно «Томосу единения» (920), «никто не должен дерзать вступлением в 4-й брак». А если таковой брак будет заключен фактически, то с т. зр. церковного права он должен считаться недействительным и ничтожным.

Вопрос о В. имеет особое значение в системе церковно-правовых норм, относящихся к качествам кандидатов священства. Церковные законы не допускают в клир второбрачных, в т. ч. и тех, кто, овдовев, женился во 2-й раз: «Кто по святом крещении двумя браками обязан был или наложницу имел, тот не может быти епископ, ни пресвитер, ни диакон, ниже вообще в списке священнаго чина» (Ап. 17). В толковании на это Апостольское правило Иоанн Зонара уточнял: «Мы веруем, что Божественная баня святого крещения омывает всякую скверну, которою крещенные были осквернены прежде крещения, и никакой грех, соделанный кем-либо прежде крещения, не препятствует крещенному быти произведенным в священство. Но кто после крещения совершит блуд или вступит в два брака, тот признается недостойным никакой степени священства». Т. о. не усматривается препятствия к священству у того, кто вступил во 2-й раз в брак ввиду вдовства до принятия крещения.

Поскольку от ставленника требуется абсолютная моногамия, препятствие к священству имеет и тот, кто женат на вдове,- случай т. н. пассивной бигамии. «Вземший в супружество вдову, или отверженную от супружества, или блудницу, или рабыню, или позорищную (актрису.- В. Ц.) не может быти епископ, ни пресвитер, ни диакон, ниже вообще в списке священнаго чина» (Ап. 18).

С канонической т. зр. нет, разумеется, препятствий для рукоположения лиц, овдовевших и не вступивших во 2-й брак. Однако в истории Русской Церкви была целая эпоха, когда вдовых не рукополагали. Подобная практика восходит к XV в. Запрещение рукополагать вдовцов подтверждалось Московским Собором 1503 г., Стоглавым Собором 1551 г., а также в Западнорусской митрополии — Виленским Собором 1509-1510 гг. Более того, в ту эпоху не только отказывали в рукоположении вдовцам, но даже овдовевшим священнослужителям запрещалось служение, если они не принимали пострига.

В «Стоглаве» помещено «поучение» свт. Московского Петра, в к-ром о вдовых священниках говорится: «Аще у попа умрет попадья, и он идет в монастырь, стрижется,- имеет священство свое паки, аще ли же имать пребывати и любити мирския сласти — да не служит. И аще не имать слушати моего писания — будет неблагословен, и те, иже приобщаются с ним» (Стоглав. Гл. 77) — это значит, вдовый священник, не принявший пострига, но продолжающий служение, подлежит извержению из сана. Та же тема составила содержание послания свт. Московского Фотия в Псков «О вдовствующих попех». В этом послании повторена мысль о том, что вдовые священники обязаны поступать в мон-ри и постригаться, в противном случае они не могут служить. Нарушением такого порядка и вызвано было это послание: «Слышание во уши мои внидоша, что у вас суть которые попы и дьяконы вдовые, тако пребывают, в мирских священствуют». Вдовым священникам свт. Фотий указывает на постриг как на единственный правомерный шаг: «Жил в мире с подружием своим и тогда служил, а егда Богу вземшу их подружие, то мертво есть, и земля своего тела естественнаго в растление и червем прият: и таковии должны суть, благодаря Божии судьбы и Его повелении, в монастыри отходити, во иноческое одеяние» (Стоглав. Гл. 78).

В Пскове в этот период сами священнослужители приняли постановление и провозгласили его на вече: впредь отлучать от служения всех вдовых попов и диаконов, не поступивших в мон-рь ввиду зазорной жизни многих из них.

Московский Собор 1503 г. вынес постановление, по к-рому вдовые священнослужители, имевшие наложниц, подлежали принудительному разлучению с ними, извержению из сана с исключением из клира, тем же вдовым священникам и диаконам, к-рые, живя безукоризненно, тем не менее не желали принимать постриг, было запрещено служение, но они могли причащаться в алтаре, стоять за богослужением на клиросе вместе с чтецами и певцами и содержаться приходом.

Эти постановления, не имеющие канонических оснований, исходившие из презумпции виновности, не всегда и не везде исполнялись. Сложившееся к сер. XVI в. действительное положение вещей охарактеризовал на Стоглавом Соборе царь Иоанн IV Грозный: «Ныне вдовых попов два жеребья: одни обедни не служат, но церковью и приходом владеют, и детьми духовными, дают молитвы родильницам и имена детям, крестят, венчают, исповедуют, провожают умерших и совершают все священнодействия, кроме Божественной литургии, а другие сами всегда во всяком бесчинии и пьянстве, и их нестроение — миру на соблазн» (Стоглав. Гл. 5. Вопр. 18).

Стоглавый Собор, рассмотрев вопрос о вдовых клириках и сославшись на прежде изданные на этот счет постановления, вынес следующие определения: вдовым священнослужителям не священнодействовать, пребывающим в неукоризненном житии стоять на клиросе и пользоваться четвертью доходов от заменивших их в их приходах клириков, вдовым священникам дозволено причащаться в алтаре в епитрахили, а вдовым диаконам — в стихаре с орарем, но если вдовые клирики захотят заниматься мирскими промыслами, то они лишаются права стоять на клиросе, причащаться в алтаре и получать содержание от прихода, в случае пострига вдовые клирики могут совершать все священнодействия, но только в мон-ре, а не на приходе, вдовым клирикам, остававшимся вне мон-ря и допущенным на клирос, запрещается иметь духовных чад и вмешиваться в дела приходского управления, при этом вдовые священнослужители на основании 5-го прав. Трулльского Собора не должны держать у себя в доме женщин, кроме матери, дочери, сестры или родной тетки (Стоглав. Гл. 77-81).

Вопрос о вдовых священнослужителях получил канонически корректное решение только на Большом Московском Соборе 1666-1667 гг. Собор, одобрив прежние постановления как принятые вынужденным образом из-за умножения «бесчиния» в поведении вдовых клириков, «опаства ради», тем не менее отменил их, очевидно, потому, что они были основаны на канонически неприемлемой «презумпции виновности» и постановил: «Отныне вдовые попы и дьяконы, если не зазирает их совесть в чем-либо, возбраняющем священство, невозбранно да служат, а если кто из них будет обличен в таких делах, которые возбраняют священнодействовать, то по надлежащем расследовании виновный да отлучится от священнодействия или да извержется» (цит. по: Макарий. История РЦ. Кн. 7. С. 391).

В соответствии с определением Большого Московского Собора и «Духовный регламент» воспретил понуждать вдовых клириков к постригу (Духовный регламент. Прибавление о правилах причта церковного и чина монашеского. 30).

Однако с сер. XV до 2-й пол. XIX в. в России не существовало практики рукополагать вдовых мирян, равно как не рукополагали тогда и лиц холостых. Лишь в 1869 г. Присутствием по делам православного духовенства было дозволено рукополагать вдовцов, известных епархиальному начальству своей безукоризненной нравственностью, по достижении ими 40-летнего возраста. Аналогичный возрастной ценз действовал и применительно к рукоположениям в состоянии целибата. Это возрастное ограничение в советскую эпоху утратило значение, в наст. время для рукоположения лиц в целибатном состоянии установлен 30-летний возрастной ценз, к-рый, очевидно, распространяется и на вдовцов.

Вдовы священнослужителей в России пользовались всегда особой заботой со стороны Церкви. Традиционно они имели преимущественное право на занятие в приходах должностей просфорниц. В 1869 г. Присутствием по делам православного духовенства было решено отчислять из духовного сословия достигших совершеннолетия детей священнослужителей и церковнослужителей, не состоящих на действительной церковной службе и не обучающихся в духовных школах, аналогичная мера была распространена и на вдов клириков и причетников. Но вдовы при этом получали более высокий сословный статус, чем отчисляемые из духовного сословия дети духовенства. Вдовы священнослужителей и церковнослужителей, принадлежавшие к потомственному дворянству по праву рождения или ввиду дарования этих прав мужу, сохраняли и во вдовстве принадлежность этому высшему сословию. В ином случае вдовы священнослужителей приобретали права личного дворянства, а вдовы церковнослужителей — права личного почетного гражданства.

Дома вдов были свободны от ряда городских повинностей. При избытке приходской земли вдовы могли получать надел в поле, а также часть усадебной приходской земли. Вдовы священнослужителей и церковнослужителей в зависимости от сана и выслуги лет мужа, наличия детей или бездетности получали пенсию, однако, явно недостаточную,- от 30 до 90 р. в год (приблизительно соответствует совр. 10-30 тыс. р.). Кроме того, вдовам клириков могли выдаваться единовременные пособия.

В наст. время права вдов священнослужителей и церковнослужителей на пенсию не отличаются от прав иных вдов; в советскую эпоху духовенство было исключено из гос. системы социального обеспечения, Русская Православная Церковь должна была иметь собственный пенсионный фонд, из к-рого при определенных условиях выплачивались пенсии и вдовам духовных лиц.

Лит.: Духовный Регламент. СПб., 1722; Доброклонский А. П. Руководство по истории Русской Церкви. М., 1893. Т. 4; Бартошек М. Римское право: Понятия, термины, определения. М., 1989. С. 208 (luctus); Булгаков С. В. Настольная книга для священно-церковно-служителей. М., 1993. Т. 2. С. 1194-1195; Макарий. История РЦ. Кн. 4 (Ч. 2). С. 100-101; Цыпин В., прот. Курс церковного права. Клин, 2002. С. 554, 611.

Прот. Владислав Цыпин

После брака: развод и вдовство

Какие существовали причины для развода по инициативе мужа? Прелюбодеяние, как мы уже видели (в этом случае развод был обязателен); бесплодие (об этом мы тоже говорили), поскольку в брак вступали, чтобы иметь детей; были и менее веские причины, например, употребление вина или посещение игр без предупреждения{226}. Причины, выдвигавшиеся женщинами, известны хуже; впрочем, памятно дело Прокулеи, которая, если верить Марциалу{227}, оставила мужа, чтобы не делить с ним расходы, связанные с должностью претора. Среди же серьезных причин, начиная уже с республиканской эпохи, нельзя забывать политические. Разве не из честолюбия или не по расчету Цецилия Метелла, жена диктатора Суллы, развела Помпея с Антистией, а свою дочь Эмилию (от первого брака с Эмилием Скавром), невзирая на беременность, разлучила с Ацилием Глабрионом и выдала за Помпея?

В правовом отношении развод был легок при самом распространенном типе брака — без «вручения». Как для союза было достаточно обоюдной воли, так и теперь воля, но уже только одного человека, была достаточной, чтобы расстаться (впрочем, всегда мог возникнуть вопрос о власти отца семейства). В императорскую эпоху, вероятно, существовали формы, которые следовало соблюдать{228}, желательны были свидетели{229}, но и без того произнесение простой формулы: tuas res tibi habeto («забирай свои вещи с собой») означало расторжение брака. Приводило ли это к великому множеству разводов, как часто утверждали римские авторы, а вслед за ними многие современные историки с задней мыслью, что развод подразумевает женскую распущенность? Сенека, по-видимому, так и думал: «Они уходят, чтобы выйти замуж, и выходят замуж, чтобы развестись»{230}. С ним заодно Ювенал:

Так возрастает число, и в пять лишь осенних сезонов

Восемь будет мужей — достойный надгробия подвиг!{231}

Даже надгробная речь известной нам матроне{232} вторит той же песне: «Редки столь долгие браки, которые завершаются смертью и не прерываются прежде разводом».

Обращение к источникам показывает, что счастливых браков было много, а большинство разводов встречается в императорских фамилиях, часто по политическим причинам. К тем же семьям притягивались и скандалы вроде изгнания двух Юлий по законам о прелюбодеянии. Действительно ли это самый репрезентативный слой общества? Можно повторить здесь методологические замечания, сделанные нами чуть выше по поводу супружеской любви. Разводы не одобрялись: в 19 г. н. э. при выборе весталок кандидатура одной из девочек была отклонена, ибо «Агриппа (ее отец. — Авт.) расторжением первого брака нанес урон доброй славе своей семьи»{233}. Значит, была причина не злоупотреблять ими. Источники, которыми мы располагаем, не документальные (у нас, к примеру, нет ни архивов гражданского состояния, ни нотариальных документов), поэтому нам известны лишь крупицы действительности: те, что сохранили, с одной стороны, литераторы, с другой — эпиграфические памятники. Итак, не стоит рисовать в черных красках картину римских нравов, ибо у тех, кто так делал, есть очевидный умысел: опорочив очень слабую «женскую эмансипацию» в Риме, они получали оружие против разводов, абортов, предоставления женщинам права голосования и всякого стремления последних к свободе и самостоятельности. Отринем античность, которую столь часто берут за образец, лишь бы не потакать требованиям вчерашнего и сегодняшнего дня! Ныне, конечно, это кажется уже давно устаревшим. Определенные стереотипы, повторяемые и поныне, восходят к концу XIX и первой половине XX в., причем имеют совершенно определенный оттенок: «Как далеки мы от поучительного примера, который давала нам римская семья времен Республики! Этот монолит дал трещины со всех сторон. Прежде женщина была строго подчинена власти своего господина и хозяина, теперь она ему равна, а то и подчинила его <…>. Она была верной — стала легкомысленной и развратной»{234}.

Брак не обязательно заканчивался разводом. Часто жены, выходившие очень молодыми за людей гораздо старше себя, оставались вдовами. Так, Юний Авит, хотя и сам молодой человек, «оставил осиротелую мать, овдовевшую жену и крохотную дочь, не знающую отца»{235}. Причиной смерти могла быть и политика: отец Агриколы Луций Юлий Греции, павший жертвой Калигулы, оставил молодую вдову Юлию Проциллу беременной или только что разрешившейся от бремени{236}. Литература донесла до нас черты некоторых из этих женщин. Они были «в своем праве» со смерти отца, имели опекунов с почти номинальной властью и, если муж оставлял им приличную долю состояния, пользовались немалой свободой{237}. Даже если отец больше заботился о своих детях, он обычно не забывал обеспечить вдову по крайней мере узуфруктом своего состояния, пока она не выйдет вновь замуж. Ведь после того как проходил срок траура и вдовства, назначавшийся во избежание сомнений в отцовстве, вставал вопрос о новом замужестве. Законы Августа поощряли повторные браки, поскольку холостые и незамужние ограничивались в правах получать подарки и наследовать. Правда, женщины могли освобождаться от этих ограничений по возрасту (пятьдесят лет) или благодаря наличию детей (трое детей фактически или по ius trium liberorum); к тому же древняя, глубоко укоренившаяся традиция «единобрачия» (univira) давала некоторые религиозные прерогативы. Антонии, вдове Друза, было всего двадцать семь лет, и она не пожелала вновь выйти замуж, но у нее были дети. Агриппина Старшая не могла себе позволить второй брак, чтобы не давать соперников будущему императору. Женщины, уже имевшие детей, опасались проблем, связанных с новым отцом и новыми детьми. Богатая вдова из провинции Африка Эмилия Пудентилла ждала четырнадцать лет, пока ее дети подрастут, и только тогда вышла замуж (за Апулея){238}.

Напротив того, женившийся новым браком вдовец давал своим детям ту, о ком принято писать с ужасом: страшную мачеху (noverca), которая умело пользовалась дряхлостью влюбленного старца{239}. Рассмотрим дело Аттии Вириолы, в защиту которой выступал Плиний Младший. Примечательно было «и высокое положение истицы, и редкостный случай, могущий быть примером, и важность вопроса. Знатная женщина, жена претория, лишена наследства восьмидесятилетним отцом через одиннадцать дней после того, как, обезумев от любви, он ввел к себе в дом мачеху. Аттия требовала отцовское имущество в заседании четырех комиссий»{240}. Зрелище было внушительное: «Заседало сто восемьдесят судей <…>. С обеих сторон много адвокатов», множество зрителей обоего пола. К удивлению Плиния, «в двух комиссиях мы выиграли, в двух проиграли»{241}.

Возможность нового брака зависела от возраста детей: если они уже получили образование, вдовец мог предпочесть конкубинат (например, Веспасиан с Ценидой — вольноотпущенницей Антонии, матери Клавдия{242}) — иногда, как Марк Аврелий, именно для того, «чтобы не давать мачехи столь многочисленному потомству»{243}. Такое решение помогало также избегать проблем с наследством. Но вообще изучение известных нам семейств, особенно сенаторских, показывает, что практика новых браков после вдовства или развода была весьма распространена. Не говоря о пяти (политических) браках Помпея или шести замужествах Вистилии{244}, не удостаивая вниманием многочисленные женитьбы Клавдия и Нерона, отметим, что тот самый Плиний Младший, которого мы только что упоминали как адвоката, сам женился дважды, а то и трижды, что тетка Нерона Домиция Лепида, поразительно богатая, была три раза замужем, что примеры достоверных или предположительных вторых браков можно еще умножить.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

В сегодняшнем обществе быть вдовой чуть почетней, чем носить статус «разведенки». Вдов не особо любят в социуме, их даже остерегаются. При этом их жалеют. Хотя им не составляет труда снова выйти замуж, особенно на селе, где без мужика одинокой женщине очень трудно прожить. Так происходит сейчас, так было и сто лет назад.

Люди издавна относились к вдовам настороженно и даже со страхом. Считалось, что вдовы приносят несчастье. Даже верили, что второй муж также вскоре умрет. Такие случаи имеют место и сегодня. Я даже была знакома с одной такой селянкой, являющейся дважды вдовой. Психолог Алла Чайковская уверена, что ежедневное общение мужчины с вдовой становится для него губительным. Ее биополе обладает способностью поглощать чужую энергию. И находящийся рядом человек вдруг начинает болеть либо имеет массу проблем с работой, финансами и окружающими людьми.

Могут даже происходить несчастные случаи. Часто подсознательно мужчины идут на разрыв с такой женщиной.

Откуда берется вдовство? Биоэнергетики полагают, что причин овдовения бывает несколько: покрывало «черной вдовы», кармическое вдовство, вампиризм мужа. «Черная вдова» считается одним из самых тяжелых видов проклятья, которое может быть наслано на женщину. Такое проклятье имеет либо магическую природу, либо налагается в момент очень сильного эмоционального стресса. А сама же «черная вдова» может и не подозревать, откуда берет начало источник зла. Часто бывает так, что вдова сама становится жертвой чьей-то злой воли.

Оказывается, вдовство может быть унаследовано от матери. Часто дочь повторяет судьбу матери как в случае вдовства, так и в случае несложившейся личной жизни. Обычно такая женщина становится вдовой в том же возрасте, что и ее мать. Экстрасенсы считают, что в этом виноваты сами женщины – они запускают этот механизм.

Вдовами также становятся женщины, связавшие свою судьбу с мужчиной-вампиром. Это может быть тяжелобольной, агрессивный или зависимый от алкоголя или наркотиков. Муж-вампир разрушает защиту жены, а при жизни и даже после смерти не хочет отпускать ее, продолжая откачивать энергию. К слову, я сама по глупости имела неосторожность связаться с зависимым – исход ситуации закономерен. Хотите верьте, хотите — нет, но я полгода чувствовала присутствие духа покойного рядом с собой. А до сорокового дня он стучал по стенам в доме, по окнам. Причем речь о пришедшем соседе просто не могла идти, ведь две кавказских овчарки во дворе молчали, а кот шипел и становился дыбом. Тому есть несколько свидетелей. Отпустил он меня только после встречи с моим нынешним мужем.

Вдов хоть остерегались, но относились к ним особо. Народ исстари был уверен в сверхъестественной и даже пророческой силе вдовьих слов, а проклятия обязательно должны были исполниться. Существовала даже поговорка: «Упадут на голову вдовьи слезы». А обидеть вдову – большой грех. В фольклоре звучат отголоски того, что даже преступники старались не причинить зло вдове. В украинской народной песне говорится:

Ішла вдова долиною
З маленькою дитиною.
Сіла вдова оддихати;
Коли ж іде три бурлаки,
Один каже: уб’єм вдову!
Другий каже: ще й дитину!
Третій каже: не вб’єм вдови,
Маленької дитини

Даже сейчас в народе верят, что вдову обижать нельзя. Я сама была вдовой. И когда обокрали мой дом, селяне говорили, что воры очень нагрешили и их настигнет кара.

В старину на селе вдов было гораздо меньше, чем вдовцов. И это несмотря на значительную смертность во время родов и послеродовых осложнений. Историк Оксана Кись считает, что именно поэтому женщина-вдова в какой-то степени считалась социальной аномалиерй и, как все аномальное, вызывала настороженность. Кстати, во многих странах существует обычай, что женщина, овдовев, как бы выпадает из общества.

Отношение в социуме к ней резко меняется. На нее даже накладываются определенные запреты. Например, есть запрет, по которому запрещено пользоваться вещами вдовы. Люди ее обходят стороной, как прокаженную. А приглашать на свадьбу вдову считается плохой приметой. Сегодня во многих странах вдовство считается божьим наказанием.

В Украине в XIX веке участие вдов в ритуалах, связанных с замужеством или рождением, практически везде ограничивалось. Так, вдова не имела права быть каравайницей (женщина, которую приглашают накануне свадьбы печь каравай), не принимала участие в свадебном поезде молодого. А при крещении новорожденного ее никогда не приглашали быть кумой. К примеру, на Полесье вдова не могла быть повитухой. Однако при похоронных обрядах именно ей отводилась самая значительная роль: обмывание покойника, ночное бдение возле тела, оплакивание. Оксана Кись полагает, что такое положение вещей объясняется, с точки зрения архаичности, близостью вдовы к миру мертвых.

В старину на селе существовал магический обряд моления вдов на дождь во время засухи. Оксана Кись в исследовании «Особое отношение к вдове у украинцев (в XIX – начале XX вв)» приводит рассказы селян: «Когда была сильная засуха, то девять жен шли в речку – это должны были быть жены-вдовы. А там молились, божьи песни пели и мочили ноги. На камни присядут, ноги намочат, и так сидели три часа». А на Бойковщине в воду отправляли старух-вдов – им надо было мыться и купаться. А им вслед говорили: «Пусть на них будет засуха». На Полесье, чтобы вызвать дождь, вдова крала у гончара горшки и бросала их в колодец, обливалась водой на пастбище и сеяла в колодец мак. Увы, сегодня на Черниговщине об этом обряде никто не помнит. На Житомирщине в старину три вдовы обходили старый колодец с хлебом-солью.

Что касается положения вдов в старину на селе, то они, в отличие от других женщин, являлись полноценными членами сельского сообщества: имели право участвовать в сборах села, имели голос на выборах старшин.

В Украине в конце XIX — начале XX века овдовевшая женщина становилась самостоятельной хозяйкой, унаследовавшей все права и обязанности покойного мужа. Обычно вдовы выходили замуж за мужчин гораздо младше себя и, как правило, бедных. Про такой брак говорили, что парень пристроился к женщине – она старше, и она является хозяйкой. Современные сельские вдовы, как правило, одни долго не остаются – одной держать хозяйство тяжело. Их не осуждают, но особо и не помогают. Про них обычно говорят: «Не успела одного похоронить, уже за другого выскочила». И не важно, сколько времени прошло после смерти мужа. А сто — сто пятьдесят лет назад селяне считали, что если женщина овдовела да еще не успела обзавестись детьми, значит, ее Бог наказал и помогать ей не надо. Почти, как сейчас…

Справка. Дарина Сож — бывшая киевская журналистка, которая несколько лет назад переехала на постоянное место жительства в украинское село. Все статьи автора можно прочитать .

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *