Как люди узнали о боге?

Andrey TodayFollow Aug 2 · 4 min read

«Наука оставила вопрос о Боге совершенно открытым. Наука не имеет права судить об этом» (Лауреат Нобелевской премии по физике Макс Борн)

Стоит сразу честно признать: вопрос о том, как появился Бог — очень трудный. Его обычно любят задавать атеисты людям верующим, чтобы подорвать их веру. Особенно часто они прибегают к этом не совсем честному приёму, когда у самих аргументов уже не хватает.

Ответ, что Бог существовал всегда, мало кого удовлетворяет. Весь наш опыт учит, что все вещи вокруг нас когда-то появились, а когда-то их просто не было.

Но с другой стороны в Библии ясно говорится:

  • Прежде нежели родились горы, и Ты образовал землю и вселенную, и ОТ ВЕКА ДО ВЕКА Ты — Бог. (Пс.89:3)

Первая ошибка, которую допускают атеисты, решая головоломку под названием «Откуда взялся Бог?” состоит в том, что Бог — это не материальная ВЕЩЬ.

Рассуждая о происхождении Бога и его существовании нельзя апеллировать лишь к личному опыту!

Тот, кто создал всю нашу материю из энергии, Сам не состоит из этой же материи, поэтому наши законы физики и химии нельзя применять к Богу и к вопросу о том, как он появился.

По сути, вопрос о происхождении Бога не корректен изначально. Очень хорошо это подметил один человек:

— Не стоит искать повара в кастрюле с борщом!

Мне так же понравилось одно объяснение, которое я хочу процитировать:

«Ответ заключается в том, что этот вопрос лишен смысла. Это похоже на вопрос: «Как выглядит голубой запах?» Голубой не принадлежит к категории предметов, владеющих запахом, поэтому сам вопрос некорректный.

Подобно этому, Бог не принадлежит к категории предметов, которые создаются или появляются. Бог не имеет причины и не создается — Он просто существует.

Откуда мы знаем это? Мы знаем, что из «ничего» ничего не возникнет. Поэтому, если когда-нибудь было время, когда абсолютно ничего не существовало, тогда ничего бы и не появилось.

Но вещи существуют. Таким образом, так как невозможно, чтобы абсолютно ничего не было, всегда что-то должно было существовать. Это, существующее всегда, мы и называем Богом.»

Важно ли знать, как появился Бог?

Некоторые скептики говорят:

— Ну вот если бы Бог «точно” нам описал себя, как он появился и из чего сделан, да ещё фотографиями бы в доказательство дополнил свои пояснения, тогда бы я точно в НЕГО поверил!

Если бы Бог в своё время так и сделал, то книга о Боге имела бы вот такой вид:

Вам всё понятно? Вряд ли книга о Боге в таком виде стала бы самой читаемой и переводимой книгой за всю историю человечества!

На самом деле для нас НАМНОГО важнее убедиться, что Бог существует, чем узнать, как ОН появился. Первое для нам ЖИЗНЕННО ВАЖНО, второе — не важно совсем.

Как убедиться, что Бог реально существует? Лучший способ — это метод исключения. Так как Бог невидим и не материален, только этот способ позволит нам получить удовлетворительный ответ на этот важный вопрос.

Почему Бог не открыл нам все тайны бытия?

Недавно один человек высказал мне претензию, почему, видите ли, Бог не раскрыл нам все тайны мироздания? Не рассказал о динозаврах и ледниковом периоде, не объяснил все законы природы и самое главное не сказал, как он появился сам! Что тут можно ответить?

Первое, что можно сказать, так это то, что Бог нам ничего вообще не должен. Должны ему мы. Тем более он ничего не должен людям, которые даже не признают его существования, и не желают подчиняться его ясно выраженным нормам нравственности.

Во-вторых, Библия писалась в то время, когда не существовало ни физики, ни химии, ни даже истории, как таковой. Как он смог бы на пальцах объяснить сложнейшие законы природы?

Возьмём такого «умного” человека, дадим ему пару учебников по естественным наукам, и отправим его в джунгли к какому-нибудь первобытному племени, только умеющему читать и писать.

Пусть этот «умный” человек подкинет эти книжки этим людям, чтобы они УЗНАЛИ многие тайны природы. Как вы думаете, что они сделают с этими книжками?

Да, пустят их, явно, не по-назначению. А чего вы ожидали? Даже если дать этому человеку возможность их обучать, то вряд ли он добьётся успеха, так как этим людям просто НЕЗАЧЕМ этого знать!

Сегодня, ответить на вопрос, как появился Бог, то же самое, что объяснить пигмею принцип работы адронного коллайдера.

Тому, кто не знает основ, невозможно объяснить и тонкости…

А Бог, несомненно, устроен в миллионы раз сложнее того мира, который Он создал…

Как появился Бог? Возможно он и расскажет это в будущем тем людям, которые его по настоящему любят и которым он обещает вечную жизнь в будущем…

П. Бологов

С 1995 года в Московском музее Чехова почти ежегодно проходят конференции посвященные творчеству писателя, причем они привлекают внимание не только искусствоведов и филологов, но и психиатров и психотерапевтов. Темы конференций звучали соответствующе: «Чехов и медицина», «»Черный монах» глазами врачей и филологов», такие же разборы, касающиеся произведений «Степь», «О любви», «Палата № 6», «О природе комического и характере смеха в творчестве Чехова-юмориста» и т.д.

Интерес медиков к личности и творчеству Чехова нельзя объяснить лишь его принадлежностью к врачебной профессии, особенно проявившуюся в начале 1890-х годов, когда Чехов познакомился и сблизился с выдающимся русским психиатром В.И.Яковенко и работал над двумя своими знаменитыми повестями о душевнобольных — «Палатой №6» и «Черным монахом». Собратья — врачи шокировали гуманитарную общественность тем, что самому Чехову-человеку поставили диагноз, звучащий для уха непосвященных весьма угрожающе: психастенический психопат. И хотя некоторые из выступавших, пытаясь смягчить впечатление, объясняли, что психопатия не болезнь, а определенного рода болезненный характер, наличие которого ни в коем случае не отменяет способности к творчеству, и что Чехов, обладая некоторыми яркими чертами психастеника, как личность не может быть к ним лишь сведен и исчерпан, тем не менее сразу «переварить» и, тем более принять такой сугубо медицинский взгляд на Чехова было отнюдь не просто.

Со временем впечатление от первоначального шока прошло, стало понятно, что психиатры любят Чехова не меньше, чем филологи, и хорошо знают его творчество, а если и интерпретируют его как-то по-своему, иногда в обход привычных правил филологического анализа, то происходит это не от невежества, а от специфически — медицинского угла зрения. Да, этот угол зрения по-своему узок, но с тем же успехом и на том же основании в корпоративной узости можно упрекнуть и филологический взгляд на вещи.

В чем же состоит существо «психиатрического» образа Чехова?

Так, выясняется, что психастеник — это особый клинико-психологический тип личности, впервые описанный французским психиатром П. Жане и характеризующийся заметным преобладанием тревожных умственных сомнений над живой конкретностью чувства и эмоционального переживания. Неуверенность в своих чувствах, заставляющую его страдать, психастеник как бы компенсирует беспокойной деятельностью ума, напряженно анализирующего непонятную для него ситуацию, при этом, как правило, только еще более запутывая ее. При этом ум психастеника остается полностью реалистичным: всегда привязанным к этой действительности, он не может найти успокоения, как, к примеру, ум шизоида — аутиста, придумывающий свою субъективную особую действительность. Этим объясняется отсутствие у психастеника глубокого религиозного чувства, поскольку оно заменено реалистической рефлексией в сочетании с нравственно — этическими переживаниями. По этой же причине психастеник часто намного острее других людей чувствует неизбежность смерти, своей или своих близких, по поводу которой неизменно тревожится. Педантично — требовательный к самому себе, в контактах с людьми психастеник проявляет повышенную дефензивность (качество, противоположное агрессивности), он постоянно защищает свой внутренний мир, действительно очень хрупкий, тонкий, болезненно — чувствительный, от всевозможных вторжений извне, представляющихся ему слишком грубыми и вульгарными; случается, что психастеник тянется к веселым, шумным компаниям, но быстро устает от их шума и начинает тосковать по одиночеству, столь благотворному для него, особенно если он творческая личность. Типичны для психастеника также разного рода соматические недуги, которыми он может мучаться всю жизнь, часто ипохондрически преувеличивая их опасность для своего здоровья.

Кажется, что названных свойств более чем достаточно, чтобы убедиться в диагностической проницательности врачей — психиатров. Тем, кто знает жизнь Чехова — человека не по официальным версиям и парадным биографиям, не может не броситься в глаза, что предлагаемое описание психастенического типа одновременно является и точным и удачным, хотя несколько заостренным, житейским портретом Чехова. В психастенический тип вписываются и чеховское раздражение на бесчисленных гостей, многих из которых он накануне с настойчивостью радушного хозяина приглашал к себе, и его упорное нежелание участвовать в помпезно — торжественных мероприятиях, где требовалось публично произносить речи. Что касается частых чеховских упоминаний в письмах о своем здоровье, а точнее, нездоровье, они по — настоящему впечатляют и оказываются свидетельствами типичных для психастении ипохондрических и соматовегетативных расстройств, появившихся у Чехова задолго до чахотки. Об этом пишет М.Е.Бурно в статье «О психастеническом мироощущении А.П.Чехова ( в связи с рассказом «Черный монах»).

«Кажется, я психически здоров, — писал Чехов в письме другу — Правда, нет особенного желания жить, но это пока не болезнь в настоящем смысле, а нечто, вероятно, переходное и житейски естественное». В этом высказывании заключатся абсолютно трезвый и лишенный всякой патетики взгляд Чехова на самого себя. Он писал о том, что писателю для понимания людей необходимо изучать психиатрию, при этом сам оставаясь в качестве исследователя и наблюдателя, он четко определяет свое психическое состояние, как «переходное», что в современном клиническом понимании соответствует «пограничному расстройству личности». Во многих письмах Чехова рассыпаны характерные психастенические жалобы: «безличное и безвольное состояние», «у меня не характер, а мочалка», «противная физическая и мозговая вялость», «нервы скверные до гнусности», «смертная тоска по одиночеству», «отвратительное психопатическое настроение». И еще несколько выдержек из переписки: «От жизни сей надлежит ожидать одного только дурного — ошибок, потерь, болезней, слабости и всяких пакостей…», «Я встаю рано и пишу. Утром мне хорошо, день проходит в еде, в слушании глупостей, вечером киснешь и хочешь одного — поскорее бы остаться solo», «…Смерть — жестокая, отвратительная казнь. Если после смерти уничтожается индивидуальность, то жизни нет. Я не могу утешиться тем, что сольюсь с вздохами и муками в мировой жизни, которая имеет цель. Я даже этой цели не знаю. Смерть возбуждает нечто большее, чем ужас…».

Из другой статьи М.Е.Бурно «О теплой иронии Чехова» мы узнаем, что из психастенического характера писателя, из его стремления охранить свой душевный мир, мир творческой личности, единственный мир, где он чувствовал себя самим собой, вытекал и его страх перед женитьбой, и отношения с влюбленными в него женщинами, которых он «измучивал», ведя с ними двойную игру и всегда смешно уходя от прямых ответов. С особенностями психической конституции Чехова связано и своеобразие его комизма: это никогда, даже в ранних произведениях, не «жизнелюбиво-беззлобный» сангвинический юмор, это смех-исследование, сочетающий ироническую отстраненность с теплым сочувствием — состраданием ( в противовес «чувственно — истерическому» Бунину или «сангвинически — синтонному» Мопассану). Яркий образец иронии Чехова в письме к любимой женщине: «Я буду в восторге, если Вы приедете ко мне, но, боюсь, как бы не вывихнулись Ваши вкусные хрящики и косточки. Дорога ужасная, тарантас подпрыгивает от мучительной боли и на каждом шагу теряет колеса. Когда я в последний раз ехал со станции, у меня от тряской езды оторвалось сердце, так что я теперь уже не способен любить».

Психиатрический ракурс может быть применим и к продолжающей оставаться загадочной сфере мировоззрения Чехова, его самобытной философии. Если взглянуть на последнюю сквозь «психастеническую» призму, то обнаружится, что и постоянное колебание чеховского ума между «есть Бог» и «нет Бога», и обостренное чувство ускользающей жизни, и концептуально — смысловая незавершенность чеховских текстов, в которых стремление героя разрешить важный для него вопрос приводит к окончательному увязанию в его «непроходимой» сложности, то есть все то, что считается аксиомами философского адогматизма, — может быть истолковано в качестве объективации распадающихся составляющих тревожной души, бессильной, несмотря на отчаянные попытки волевого самоурегулирования, собрать их в цельный узел ( излишне добавлять, что объективация — бесспорно гениальная). Чехов не любил «мировоззрений» и не любил ни громких слов, ни повышенного тона, ни выставления напоказ своих чувств, ни надрыва, ни преувеличений. Когда при нем кто-то пожаловался — «рефлексия заела, Антон Павлович», Чехов ответил — «а Вы водки меньше пейте». Но несмотря на то, что Чехов всегда писал простым языком о самых простых вещах, его творчество — все те же вечные проблемы, вне приближения к которым не существует ни подлинного искусства, ни подлинной культуры.

В новом свете предстает и сложнейшая проблема автобиографизма чеховских произведений. Психиатров можно упрекнуть в том, что они, игнорируя азы филологического анализа, не различают автора и героя и, подобно неискушенным школярам, приписывают свойства последнего первому и наоборот. Но эта ситуация легко переворачивается. Закон разделения автора и героя имеет границы своего применения. Проводя такое разделение, мы неизбежно превращаем автора в носителя некоего высшего знания о мире, пусть и адогматического, которое должно превосходить ограниченные разумения его героев. Однако в результате игнорируется универсальная психологическая истина, согласно которой уже сам выбор героев и сюжетов производится автором исходя из особенностей его душевной организации: он никуда не может от нее уйти, она диктует ему характер этого отбора, делая, иногда вопреки его собственным намерениям, многих его героев психологически точными копиями авторского «я». Выраженными психастеническими чертами характера, подобно самому Чехову, обладают многие его герои, например Володя из одноименного рассказа, Иванов из одноименной пьесы, Огнев из рассказа «Верочка», мальчик Егорушка из «Степи», студент Васильев из рассказа «Припадок», профессор из «Скучной истории», Войницкий из «Дяди Вани» и даже несчастный Червяков из хрестоматийной «Смерти чиновника». Добрый, человечный чеховский анализ исключает деление героев на абсолютно положительных или отрицательных: в описании симпатичных персонажей постоянно присутствует ирония, «снижающая» образ до «слишком человеческого», и наоборот — даже для скверных героев автор находит крупицу сочувствия. Также исключается абсолютизирование комического и трагического: в одном неизбежно присутствует и другое. Подобная манера письма из современных авторов наиболее характерна для С.Довлатова ( который не скрывал своего желания быть похожим на Чехова ), с той лишь разницей, что проза Довлатова насквозь автобиографична и требует присутствия автора в канве повествования, тогда как Чехов — наблюдатель. То, что описывает Чехов, не похоже на чудовищный бред гениального Гоголя. Это также не Иван Карамазов со слезинкой ребенка, не князь Андрей на Аустерлицком поле. Все, что описывает Чехов, гораздо проще, прозаичнее, это обыкновенная жизнь обыкновенных людей. Но все это пессимистично, как письмо Ваньки Жукова «на деревню дедушке». Только в отличие от мальчика, Чехов знает, что никакое обращение ничему не поможет и никуда не дойдет.

Возраст, болезнь и самовоспитание ( знаменитое» выдавливание из себя по капле раба») медленно меняют и углубляют чеховскую интонацию: от того веселого молодого смеха над студентом, который, напившись пива, испортил себе свидание («Свидание, хотя и состоялось, но…»), до теплой, глубокой иронии, перемешанной с грустью, которой проникнуты и верный слуга Фирс, забытый в запертом доме, и светлое умирание самого Чехова после бокала шампанского.

Жизнь и творчество. Болезнь и творчество.

Жизнь Чехова в нескольких словах: глушь южной России, город Таганрог, отец — владелец лавочки, убежденный в нескольких несложных вещах: надо бояться Бога, семью содержать в строгости, детей пороть; братья ( двое впоследствии станут хроническими алкоголиками), сестра, мать, убожество провинциального мещанства, среднее учебное заведение, уроки в старших классах, отъезд в Москву, университет, бедность, короткие юмористические рассказы в плохих журналах, докторский диплом, потом литературная известность и материальная обеспеченность, короткий расцвет, поездка на Сахалин, затем начало болезни, Мелихово, Ялта, медленное умирание, женитьба на О.Л.Книппер за четыре года до кончины, Германия, Баденвейлер, «Ich Sterbe», смерть.

Ни биография Чехова, ни его врачебная профессия, ни его «психастения» не объясняют целиком его творчества. И если надо непременно оставаться в рамках этой схемы — жизнь и творчество, то более правдоподобным кажется утверждение, что не жизнь Чехова определила его творчество, а его творчество определило его жизнь. «Работая, я всегда бываю в хорошем настроении». Как все замечательные писатели, он слишком много увидел, слишком много понял, слишком много создал. Он ушел, не оставив в том, что он написал никаких иллюзий, надежд, обещаний лучшего будущего. Лишь убежденность в том, что «В человеке все должно быть прекрасно…».

Первые Святые последних дней были из общества англоговорящих протестантов, большинство из которых принимали принципы ex nihilo и определение Бога из Вестминстерского исповедания, согласно которому у Него нет «тела, частей или страстей”23. Вряд ли они знали что-то о разнообразии христианских верований первых столетий после служения Иисуса Христа или ранних христианских трудов касательно обожения. Но откровения, полученные Джозефом Смитом, разительно отличались от превалирующих идей того времени и преподаваемых доктрин. Некоторых они вновь привели к спорам относительно природы Бога, Сотворения и рода человеческого.

В ранних откровениях Джозефа Смита говорилось о том, что люди сотворены по образу Божьему и что Бог лично заботится о Своих детях. В Книге Мормона Пророк «увидел перст Господний” и был поражен знанием, что людские физические тела были в действительности сотворены по образу Божьему24. В другом древнем откровении Енох (который «ходил с Богом” в Библии25) был свидетелем того, как Бог плакал над своими творениями. Спросив «как же тогда Ты можешь плакать?”, Енох узнал, что сострадание Бога по отношению к человеческому горю есть неотъемлемая часть Его любви26. Джозеф Смит также узнал, что Бог хочет, чтобы Его дети оказались в таком же возвышенном существовании, которым наслаждается Он Сам. Как провозгласил Бог: «Ибо вот, это дело Моё и слава Моя – осуществить бессмертие и жизнь вечную человека”27.

В 1832 году Джозеф Смит и Сидней Ригдон получили видение о следующей жизни. В этом видении они узнали, что как праведные, так и неправедные получат бессмертие при всеобщем воскресении, но только те, «кто преодолевают верой и запечатаны Святым Духом обетования”, получат полноту славы Божьей и будут «бог, да, сын Божьи”28. Другое откровение вскоре подтвердило, что «Святые преисполнятся славы Его, и получат своё наследие, и станут равными с Ним”29. Святые последних дней используют термин возвышение, чтобы описать славную награду получения своего полного наследования как детей Небесного Отца, доступную через Искупление Христа при условии повиновения законам и таинствам Евангелия30.

Этот поразительный взгляд на потенциальное будущее каждого человека сопровождался явлеными свыше учениями о прошлом человечества. По мере того, как Джозеф Смит продолжал получать откровения, он узнал, что свет или разум, имеющийся в основе каждой человеческой души, «не был сотворён или сделан и, воистину, не может быть ни сделан, ни сотворён”. Бог является Отцом каждого человеческого духа, и поскольку только «дух и материя стихии, нераздельно соединённые, получают полноту радости”, Он представил людям план, согласно которому они получают физические тела и развиваются в земной жизни до полноты радости. Поэтому рождение на Земле – это не начало человеческой жизни: «Человек тоже был в начале с Богом”31. Таким же образом Джозеф Смит учил, что материальный мир имеет вечные корни, полностью опровергая концепцию сотворения ex nihilo. «Земля, вода и все остальное существовало в элементарном состоянии от вечности”, – сказал он в проповеди, прозвучавшей в 1839 году32. Бог организовал Вселенную из существовавших «элементов”, или материи.

Джозеф Смит продолжал получать откровения по вопросам Божественной природы и возвышения в течение последних двух лет своей жизни. В откровении, записанном в 1843 году, которое связывало возвышение и вечный брак, Господь провозгласил, что те, кто соблюдают заветы, включая завет вечного брака, «унаследуют все высоты и глубины”. «Тогда, – сказано в откровении, – они будут богами, потому что им нет конца”. Они получат «продолжение потомства во веки веков”33.

В апреле следующего года, чувствуя, что он «никогда еще не был в таких близких отношениях с Богом как сейчас”34, Джозеф Смит выступал о природе Бога и будущем человечества перед Святыми, собравшимися на Генеральной конференции Церкви. Он использовал эту возможность, чтобы говорить о смерти члена Церкви по имени Кинг Фоллет, неожиданно умершего за месяц до этого. Когда Джозеф поднялся, чтобы выступить, дул ветер, так что он попросил слушателей уделить ему «самое серьезное внимание”, «молит, чтобы Господь мог укрепить мои легкие” и терпеть ветер, пока он не изложит свое послание35.

«Каким существом является Бог?” – спросил он. Он говорил, что человеческим существам нужно знать, ибо «если люди не понимают сущность Бога, то они не понимают самих себя”36. Этой фразой Пророк устранил многовековую бездну непонимания между Богом и человечеством. В своем основании природа человека Божественна. Бог «когда-то был таким, как мы” и «все духи, когда-либо посланные Богом в мир”, также были «способны к росту”. Джозеф Смит проповедовал, что задолго до формирования мира Бог, «находясь посреди” этих существ, «счел нужным установить законы, по которым у остальных будет привилегия совершенствоваться до Его уровня”37 и быть «возвышен” с Ним38.

Джозеф сказал собравшимся Святым: «Вам необходимо узнать, как стать богами”39. Для этого Святым нужно научиться быть более похожими на Бога. Этот процесс будет продолжительным и потребует терпения, веры, постоянного покаяния, послушания заповедям Евангелия и доверия Христу. Как при подъеме по лестнице, людям нужно узнать «первые принципы Евангелия” и продолжать, несмотря на ограниченность земных знаний, пока они не узнают «последние принципы Евангелия в свое время”40. «Всего этого не поймешь в нашем мире”, – сказал Джозеф41. «Потребуется много времени после могилы, чтобы все понять”42.

Это было последним выступлением Пророка на Генеральной конференции. Через три месяца погромщики взяли штурмом тюрьму в Картидже и убили Джозефа и его брата Хайрама.

Роль бога Посейдона в древнегреческой религии

В древнегреческой мифологии Посейдон (у римлян — Нептун) был богом-властителем моря и вод, которые, по представлениям древних, окружают и оплодотворяют всю землю. Сын Крона и Реи, он считался братом Зевса, мужем богини Амфитриты, от которой имел сына Тритона. Согласно греческим мифам, дворец бога Посейдона расположен на морском дне у города Эги, в области Ахайе, на северном берегу полуострова Пелопоннес. Недалеко от Эг находился и ещё один центр культа Посейдона – Гелика. (См. также описание Посейдона в статье Боги древней Греции.)

Бог Посейдон. Иллюстрированная аудиокнига

Покидая свой дворец, Посейдон, по представлениям эллинов, ездил в золотой одежде на колеснице, запряженной златогривыми конями с бронзовыми копытами, вокруг которой прыгали обитатели водной пучины. Символами бога Посейдона были трезубец, бык, дельфин и конь. Трезубцем он бьётся с врагами, волнует море, трясёт землю, высекает водные источники из скал. Трезубец заменял Посейдону молнию Зевса, хотя, по некоторым сведениям, первоначально бог носил вместо него простую рыболовную острогу. Тесно связанный с культом Посейдона чёрный бык был олицетворением ярости и бурной силы водных потоков. В честь бога Посейдона древние греки устраивали состязания и жертвоприношения быков. Бурные и бешеные свойства воды символизировали и посвящённые Посейдону кони, однако третье священное существо этого бога – дельфин – в противоположность быку и коню олицетворяло спокойствие водной глади.

Олимпийские боги. Видео

Основные черты культа бога Посейдона

Основная черта бога морей Посейдона в древнегреческих мифах – несокрушимая и бурная сила, та, которую постоянно и наглядно проявляет водная стихия. У греков этому богу посвящался бурный месяц года – Посейдеон (перед зимним солнцеворотом). Дикость и необузданность отличает и потомство Посейдона (Полифем, Антей, Бусирис, Прокруст и др.). Но, посылая бури и крушения, Посейдон и успокаивает море. Он – покровитель мореплавания, который посылает удачу и всем другим связанным с морем занятиям (торговле, рыболовству, морским боям). От ударов трезубца Посейдона колеблется и дает трещины земля, образуются ущелья и долины, а на море возникают новые острова. Во время борьбы богов с гигантами Посейдон поверг гиганта Эфиальта, бросив на него остров Нисир. Но с разрушениями он соединяет и дела созидания. Посейдону приписывается постройка медной двери бездны Тартара и возведение стен Трои при царе Лаомедонте. Так как пресные воды дают земле плодородие, бога Посейдона часто связывали с производительной силой природы, считали его покровителем семьи. Он и сам, кроме Амфитриты, состоял в супружеских отношениях со многими нимфами и имел от них многочисленных потомков-героев. Пелий, Нелей, Гиппофоонт – сыновья бога Посейдона – были вскормлены молоком его священного животного – коня. При помощи коней Посейдона, знаменитый герой Пелопс одержал победу над жестоким царём Эномаем.

В ранней греческой мифологии, прежде чем стать владыкой моря, Посейдон, кажется, был хтоническим богом – связанным с подземным миром. Он нёс смерть и порождал землетрясения. Тогда культ Посейдона был близок к культу Аида и имел двойственную природу: Посейдон одновременно насылал на людей грозные стихийные бедствия, но и являлся благодетелем, по чьей милости весенние воды оплодотворяют поля. Указывая на необычайно тесную связь культа Посейдона с лошадьми, некоторые исследователей полагали, что он сам являлся лишь развитием архаического тотема обожествлённой лошади. Но такое мнение вряд ли справедливо. Тотемизм был практически неизвестен в античной Греции. «Лошадиный элемент» в мифах о Посейдоне, вероятнее всего, лишь рельефнее подчеркивал необычные, сверхчеловеческие силы, которыми этот бог управляет.

Посейдон с трезубцем. Плита из Коринфа, ок. 550-525 до Р. Х.

Бог Посейдон более всего почитался в областях по берегам моря, озёр и рек, в местах с ущельями и следами землетрясений (древние греки полагали, что землетрясения вызываются колебаниями воды, проникающей в пещеры и подземные полости). Храмы Посейдона воздвигались чаще всего на мысах, перешейках и в приморских городах. Фессалийцы верили, что ударом трезубца Посейдона в их стране была создана Темпейская долина. Культ Посейдона в Фессалии был, вероятно, связан с религиозными представлениями одного из доиндоевропейских племён Эллады – минийцев, издревле слывших отличными наездниками и моряками. На севере Пелопоннеса в честь бога Посейдона совершались знаменитые Истмийские игры, вторые по значению в Греции после Олимпийских. Их непременным атрибутом были конные состязания. Города Навплия, Трезена, Калаврия и ряд других объединялись в так называемую Посейдонову амфиктионию (политический союз). На малоазиатском мысе Микале существовал храм Посейдона, общий для 12 ионийских городов. Тесное отношение к культу бога Посейдона имел аттический свод мифов о Тесее (учредителе Истмийских игр). Согласно мнению ряда исследователей, легендарный отец Тесея, афинский царь Эгей, был ни кем иным, как героизированным Посейдоном. На афинском акрополе показывали источник, высеченный, по преданию, из скалы трезубцем Посейдона во время его спора с богиней Афиной за главенство над Аттикой.

Посейдон в греческих мифах

В древнегреческой мифологии бог Посейдон, сын Кроноса и Реи, был братом Зевса, Аида, Деметры, Геры и Гестии. Согласно Гесиоду, Посейдон был даже старше Зевса. Проглоченный во время рождения Кроносом вместе с другими братьями и сестрами, Посейдон затем вышел на свет благодаря хитрости Зевса. Менее распространённая версия, сохранённая Диодором Сицилийским, повествует, что Рея сумела скрыть новорождённого Посейдона от Кроноса, дав мужу проглотить вместо младенца жеребёнка. Юного же Посейдона Рея тайком передала Кафире, дочери Океана, и вулканическим духам тельхинам с острова Родос, которые воспитали малолетнего бога. «Илиада» Гомера говорит, что Посейдон был младшим братом Зевса, плохо подчинялся власти старшего и собирался даже (вместе с Герой, Афиной и Аполлоном) заключить Зевса в тюрьму.

Вместе с другими древнегреческими богами Посейдон участвовал в битве с титанами. Именно он изготовил медную дверь, благодаря которой побеждённые титаны были заперты в Тартаре. После битвы с титанами олимпийские боги поделили между собой мир. Зевс при этом получил небо, Аид – подземное царство, а Посейдон – море. Земля осталась в общем владении богов, хотя Посейдон время от времени оспаривал у других олимпийцев исключительное право обладания той или иной областью. Так было с Аттикой, за которую бог Посейдон состязался со своей племянницей, Афиной. Он ударил при этом своим трезубцем в холм Акрополя, создав этим водный источник (или, по другой версии, коня). Афина, соперничая с Посейдоном, предложила в подарок Аттике оливковое дерево. Боги (или, по иному сказанию, герои Кекропс и Эрисихтон) признали, что дар Афины полезнее, и назвали главный аттический город её именем. Разъярённый Посейдон вызывал в Аттике наводнение. Коринфскую область он оспаривал у бога Гелиоса, но сторукий великан Бриарей, выступивший в роли арбитра, присудил Посейдону лишь перешеек Истм (между Пелопоннесом и Средней Грецией), а Гелиосу отдал город Коринф с его цитаделью. С Афиной Посейдон спорил и за Трезены. Зевс постановил разделить этот город между ними двумя. Посейдон безуспешно пытался оттягать у Зевса и Диониса острова Эгину и Наксос. Он хотел отнять Арголиду у Геры, но Зевс передал спор на решение первого жителя этой области, Форонея, и богов рек Инаха, Кефиса и Астериона. Когда те высказались в пользу Геры, разгневанный Посейдон иссушил три вышеназванных реки.

Вместе с Аполлоном Посейдон взялся служить царю Трои Лаомедонту. По одной версии, таково было наказание этим двум богам за неудавшуюся попытку бросить Зевса в тюрьму, а, по другой, Посейдон и Аполлон желали проверить, как далеко зайдёт Лаомедонт в своём высокомерии. Оба бога обнесли Трою гигантской стеной. Когда стройка была окончена, Лаомедонт отказал Посейдону и Аполлону в оплате. Посейдон в гневе послал к Трое морское чудовище, которое опустошало берега, пока Геракл не убил его и не спас при этом дочь Лаомедонта, Гесиону. Продолжая мстить троянцам, Посейдон поддерживал ахейское войско, прибывшее вести Троянскую войну. Но по окончании войны, Посейдон стал преследовать одного из главных греческих её героев – Одиссея: тот лишил единственного глаза его сына, циклопа Полифема.

Бог Посейдон считался в Древней Греции создателем первого коня. Он сотворил его либо в Аттике, когда спорил с Афиной за обладание этой областью, либо в Фессалии – после эякуляции на богиню Земли, Гею. Посейдон же научил людей ездить на конях с уздечкой.

Посейдон (приветствующий Тесея). Аттический краснофигурный кратер V в. до Р. Х.

По просьбе мифического царя Крита, Миноса, Посейдон выслал из моря громадного быка, чтобы это животное было принесено в жертву ему самому. Но Минос отказался принести быка в жертву Посейдону. Тогда последний внушил неутолимую любовь к быку жене царя, Пасифае. Плодом этой страсти женщины и быка стало чудовище Минотавр, убитое затем Тесеем.

Посейдон в античном искусстве

Древнегреческие художники изображали бога Посейдона человеком царственной наружности, с густой бородой и волосами. На фресках, вазовых росписях и статуях его правая нога обычно стоит на дельфине или скале, либо же Посейдон едет в сопровождении морских чудовищ на колеснице, быке или коне. Его лицо обычно выражает гнев и возбуждение (в противоположность олимпийскому спокойствию Зевса).

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *