Как появился язык?

Содержание

В изменениях, происходящих в языке, лингвисты выделяют тенденцию говорящего и тенденцию слушающего. Тенденция говорящего — это стремление сэкономить усилия на произнесение слов. В архангельских говорах можно услышать фразу типа «менный коуш упау нанно», в которой нетрудно узнать обычное русское «медный ковш упал на дно». Говорящему как бы лень довыговаривать звук, когда впереди следующий: надо бы сказать «д», но речевой аппарат уже подстроил небную занавеску под произнесение «н». Вместо «дн» получаем «нн».

Согласно данным сравнительно-исторического языкознания, почти все языки Евразии относятся к двум макросемьям, восходящим к двум праязыкам. Это ностратическая и сино-кавказская макросемьи.

Кроме того, человеку свойственно начинать произносить слово с некоторым усилием, а к концу это усилие спадает. Артикуляционный аппарат готовится уже не к следующему звуку, а к паузе, молчанию. И тогда тоже происходят интересные вещи. При переходе от латыни к новороманским языкам вроде испанского, итальянского или французского в силу тенденции говорящего были «съедены» падежные окончания. Но французский язык пошел еще дальше. Французы просто обрубили все латинские слова после ударного слога. Латинское слово castellum («кастеллум» — «замок») превратилось во французское chateau («шато» — еще и звук «с» потерялся); finitus («финитус» — «оконченный») французы превратили в fini («фини»). И так везде. Поэтому с ударениями во французском у учащихся проблем нет: всегда только на последний слог.

Ностратическая макросемья включает в себя индоевропейскую, афразийскую, уральскую и алтайскую семьи. В сино-кавказскую входят сино-тибетские языки, ряд языков Кавказа и языки индейцев на-дене.

Два «позора»

А на другом конце коммуникационного канала есть слушающий. И поступающий к нему уже слегка испорченный говорящим код требует интерпретации. В латинском языке существовала падежная система (как в русском), что позволяло сохранять свободный порядок слов и даже временами опускать некоторые предлоги. По‑русски что «охотник убил медведя», что «убил медведя охотник», что «медведя охотник убил» — разница невелика, и кто кого убил, однозначно понятно. А если так: «Медведь убил охотник»? С опознанием убийцы и жертвы полная неясность. Вот такая неясность и воцарилась при переходе от латинского к старофранцузскому. И если говорящий «съел» падежи, то слушающему нужны дополнительные указания для правильной интерпретации сказанного. Так в отличие от латыни во французском появился жесткий порядок слов и обязательное употребление предлогов.

Таким же естественным образом в языке меняется не только произношение звуков и слов, не только законы построения фраз, но и значения отдельных слов (корней). Интереснее всего проследить, как по‑разному они эволюционируют в близкородственных языках. Например, чешское слово pozor (ударение, как и во всех чешских словах, падает на первый слог) — это предупреждение об опасности («внимание!»). Нет сомнения, что русское слово «позор» имеет с чешским общее происхождение, но почему такая разница по смыслу?

На самом деле если приглядеться к обоим словам пристальнее, то станет понятно, что состоят они из приставки «по-» и корня «-зор-«, того же самого, что в слове «зрение». То есть в обоих случаях имеется в виду какое-то явление, на которое стоит или необходимо обратить внимание («по-зреть», или «позырить», как мы говорили в детстве). Но у чехов объектом внимания в данном случае стала опасность, в русском языке — нечто постыдное, достойное осуждающего взгляда. Почему именно так, а не иначе смещаются смыслы корней и целых слов, точно не скажет никто. Однако эти смещения происходят постоянно, благодаря чему язык меняется с течением времени и все дальше уходит от других родственных языков.

От субстрата к суперстрату

Все, что говорилось выше, относится к изменениям, происходящим ввиду внутренних, так сказать домашних, процессов внутри языка, но, разумеется, значение имеют и внешние факторы, влияние других языков. Последнее время русский язык наводнили англицизмы, не правда ли? И те, кто видит в этом угрозу чистоте нашей речи, не всегда отдают себе отчет в том, что и сам английский язык является чемпионом по заимствованиям, включая в себя около двух третей неисконной лексики.

Все это иноземное богатство принесли в германоязычную Англию франкоязычные завоеватели-нормандцы. Для древнеанглийского язык пришельцев стал, как выражаются лингвисты, суперстратом. Язык англосаксонского простонародья в конечном счете пророс сквозь речь нормандцев, но французский оставил в английском глубочайший след, поставив его в уникальное положение среди германских языков.

Но, возможно, история могла бы пойти иначе, и в Англии воцарилась бы своя, островная версия французского языка, на которую, несомненно, оказали бы влияние вытесненные ею англосаксонские диалекты. Древнеанглийский стал бы тогда для британо-французского языком-субстратом. Примеров влияния субстратов огромное множество. В частности, во многих европейских языках (тех же английском, французском) ощущается влияние давно умолкнувших кельтских диалектов. Но, разумеется, заимствования из одного языка в другой не обязательно связаны с завоеваниями и миграциями. Обмен информацией между народами, принятие чужеземных религий, ремесел и технологий, приобщение к новым видам спорта — все это непременно сопровождается появлением в языке новых слов.

Американский профессор-лингвист Дэниел Эверетт 40 лет провёл в лесах Амазонки, изучая простейшие языки местных племён. Это помогло ему доказать, что язык — не прямое следствие эволюции, не мутация и не инстинкт. Язык — это человеческое изобретение. Ксения Лурье прочитала его книгу «Как начинался язык» и рассказывает о самых интересных выводах учёного.

Рассылка «Мела» Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Его открытия перевернули современный лингвистический мир. Дэниел Эверетт оспаривает традиционные теории происхождения языка, включая знаменитую теорию Ноама Хомского о врождённом языковом инстинкте у представителей нашего вида. Эверетт рассказывает, как люди за сотни тысяч лет пришли от простейшей коммуникации к языку.

Книга Дэниела Эверетта «Как начинался язык»

Что такое язык

Для начала он обозначает одну из важных проблем — многие лингвисты, мастера своего дела, изучают язык по частям: есть прагматики, синтаксисты, морфологи, фонетисты, семантики. Никто из них не изучает язык в целом. Синтаксиста можно сравнить с офтальмологом, который изучает только глаза, но не исследует в целом человеческое тело. Такие узконаправленные специалисты многое упускают.

По мнению Эверетта: «Язык — это взаимодействие значения (семантики), условий использования (прагматики), физических свойств набора звуков (фонетики), грамматики (синтаксиса или структуры предложения), фонологии (звукового строя), морфологии (структуры слова), принципов организации разговорного дискурса, информации и жестов. Язык — это гештальт, что означает: целое больше простой суммы частей. То есть целое нельзя понять, изучая отдельные компоненты».

Дэниел Эверетт / Фото: faculty.bentley.edu

Более того, язык взаимодействует с культурой, он «создаёт структуры знаний, отличающиеся культурным своеобразием» (например, список наиболее привлекательных профессий, наши представления о медицине или математике). Он же помогает интерпретировать социальные роли: отец, начальник, врач, учитель или студент.

Однако язык как-то развивался и эволюционировал. От более простого к более сложному — от естественных знаков до человеческих символов. Лучшую модель эволюции языка предложил Чарльз Сандерс Пирс, создатель двух наук — семиотики (изучения знаков) и прагматизма (американской философской школы). Хотя семиотика Пирса не связана напрямую с изучением эволюции языка, его теория предсказывает последовательность развития знаков от естественных (индексов) до иконических знаков и созданных человеком символов.

Чарльз Сандерс Пирс — американский философ, логик, математик, создатель прагматизма и семиотики / Фото: NOAA Photo Library

Знак — это любая парная связь между формой (слово, запах, звук, сигнал) и значением (на что этот знак ссылается). Индекс представляет собой связь в виде непосредственной физической связанности с объектом. Например, след кошки является индексом: он заставляет нас ожидать увидеть саму кошку. А дым указывает на огонь. Иконический знак — это нечто физически связанное с образом того, на что ссылается: скульптура и портрет ссылаются на объект, который изображают.

То же и в языке: сначала появились индексы, затем иконические знаки и только после символы. Символы сложны тем, что имеют условную связь с тем, к чему отсылают. Каждая буква или число — это символ.

Как на Земле появился человек

Чтобы понять, как развивался язык, необходимо рассмотреть биологическое развитие видов. Все животные способны к коммуникации, но не у всех из них есть язык, который появился в ходе эволюции рода Homo. Для понимания происхождения языка необходимо принять во внимание вопросы появления жизни на Земле.

Эверетт придерживается эволюционной теории. Земле около 4,5 миллиарда лет, до начала развития молекулярной жизни прошло примерно 500 миллионов лет с её возникновения.

До того момента, как появился первый из рода Homo, прошло 99,997% времени существования нашей планеты

«Собранные Homo sapiens научные данные, построенные на основе языка и западной культуры, говорят о том, что люди — это приматы, и сведения о происхождении их рода следует искать в истории приматов». Отряд приматов возник 56 миллионов лет назад. Согласно теории Дарвина и популяционной генетике, люди — одни из представителей высших приматов и ведут свою родословную из Африки. Именно там палеоантропологи нашли скелеты древнейших Homo, орудия труда и другие предметы.

Находки помогли учёным установить, как менялось тело человека. Одним из самых важных способов адаптации человеческого скелета к окружающему миру стало прямохождение. Люди — единственные прямоходящие приматы. Чтобы такое передвижение стало возможным, изменилась форма черепа. Со временем черепная коробка увеличилась, за счёт чего увеличился и объём мозга с примерно 450 кубических метров у австралопитеков до 1250 — у сапиенсов.

Человек прямоходящий (Homo erectus) / Фото: Wikimedia Commons

Размер тела у мужчин и женщин стал примерно одинаковым: сократился половой диморфизм, что привело к формированию моногамии. Усилилась опора на зрение, что помогало лучше охотиться (сегодня около 20% мозга отведено для обработки зрительной информации). В ходе эволюции у человека сократился кишечник, соответственно та энергия, которая уходила на процессы пищеварения, освободилась и перераспределилась в пользу мозга. Эволюционировала также зубночелюстная система: зубы постепенно уменьшались, стали меньше клыки. Зубной ряд принял форму параболы, во рту стало значительно больше места для артикуляции согласных и больше резонаторного пространства для гласных. Это привело к увеличению набора доступных для речи звуков.

На возникновение языка повлияли путешествия

Неандертальцы и сапиенсы были потомками эректусов. Именно Homo erectus — первые люди, а не мы, считает Эверетт. Изначально они и другие представители Homo были охотниками-собирателями. Поэтому им приходилось часто мигрировать — по мере истощения флоры и фауны в регионе проживания. Собиратели в среднем проходили около 15 километров в день. Предположим, они организованно мигрировали примерно четыре раза в год, а новая деревня находилась на том расстоянии, которое сборщики проходят за день. Это значит, что они перемещались на 60 километров за год. Получается, чтобы мигрировать из Африки в Евразию (например, в Пекин или в Индонезию, где были найдены окаменелые останки эректусов) им бы потребовалось 167 лет. Всего за тысячу лет (что по меркам эволюции — пустяк) эректусы спокойно могли заселить обширные области планеты.

Эверетт считает, что именно путешествие повлияло на возникновение осмысленного языка. Представители Homo, по всей видимости, выступили в поход осмысленно. То есть эректусы обладали самосознанием и воображением.

Именно в ходе путешествия Homo erectus начали особо отмечать своих родных и близких и обмениваться ценностями

Стали появляться социальные роли, а знания передаваться из поколения в поколение. Люди становились умнее, культурнее. Они пересекли порог «коммуникация-язык».

Homo erectus / Фото: Wikimedia Commons (Henry Gilbert and Kathy Schick)

«Эректусы были просто первыми прямоходящими гомининами и первыми людьми. Они были первыми интерпретаторами увиденного, поскольку стали первыми носителями культуры и первыми рассказчиками в истории нашей планеты. Они были прародителями сапиенсов и неандертальцев». Для решения бытовых проблем эректусы опирались на культуру: чтобы добраться до части семян, они использовали не зубы, а камни. Это усиливало развитие интеллекта, благодаря чему можно было создать более совершенные инструменты.

Эверетт называет это явление «первой культурной революцией»: наши предки пошли по пути культурных преобразований, чтобы приспосабливаться к изменяющейся внешней среде.

Многие археологи указывают на наличие у эректусов технологий, который заставляют пересмотреть мнение о том, что Homo erectus мог только лишь рычать и настоящими словами не пользовался. В качестве примеров технологий и искусства у эректусов можно назвать украшения, костяные орудия, каменные артефакты, рубила (каменное долото), ножи с обушком (конструкция, позволяющая снять шкуру с крупного животного так же быстро, как и стальной нож). То есть эректусы обладали довольно развитой культурой, а значит, и языком.

Для понимания языка, людей и культур решающее значение имеет контекст

Существует базовый принцип: язык возникает в результате соединения изобретений человека, истории, физической и когнитивной эволюции. Изобретениями, которые приблизили людей к современным языкам, были первые иконические знаки, а затем символы (семиотика Пирса).

Люди могут интерпретировать язык, даже когда он структурирован грамматически просто или вовсе не структурирован. К примеру, название тайваньского фильма Eat. Drink. Man. Woman («Ешь. Пей. Мужчина. Женщина») — это ещё и отсылка к главе «Ли цзи», одному из канонов конфуцианства. Или надпись на билбордах You drink. You drive. You go to jail («Выпил. Сел за руль. Сел в тюрьму»). То есть для понимания языка, людей и культур решающее значение имеет контекст.

Вот только понятие «культура» неуловимо. Хотя именно теория культуры стала основанием для понимания эволюции языка. Культура абстрактна, её нельзя потрогать, увидеть или понюхать. Однако продукты культуры, например, искусство, еда, наука, литература, религия, одежда, архитектура, сельское хозяйство, — вещи не абстрактные, а видимые и осязаемые.

Члены общества имеют общую культуру, когда разделяют некий набор ценностей. Люди одной культуры, в свою очередь, разделяют знания и социальные роли

Каждый человек, взрослея, узнает своё место в обществе, разбирается в том, что менее или более важно для членов этого общества, а также получает общие знания. Все люди, современные и доисторические, учатся так.

Сейчас пользуется популярностью теория происхождения языка, которая сильно отличается от того, что рассказывает Эверетт в своей книге. Согласно этой теории, язык — это нематериальный объект вроде математической формулы. Соответственно, язык — не более чем особый вид грамматики. Сторонники этой теории утверждают, что язык появился в результате мутации 50000-65000 лет назад. Эта гипотеза особых подтверждений не имеет.

Она впервые появилась в работах Ноама Хомского в конце 1950-х годов, однако Эверетт считает его теорию эксцентричной и бездоказательной. Главная проблема этой теории сводится к отсутствию понимания истоков и роли смысла в языке. Эверетт не считает, что язык — это грамматика. Наоборот, грамматика — средство языка. А язык — это сочетание значения, формы, жестов и тона, он формируется физиологией, историей и культурой.

Ноам Хомский — лингвист, политический публицист, философ и теоретик / Фото: Flickr (Andrew Rusk)

Как бы ни стремились некоторые лингвисты поставить знак равенства между грамматикой и языком, грамматика сама по себе не важнее, чем другие компоненты. Есть несколько причин, чтобы отвергнуть идею о центральной роли грамматики. Самые важные из них — две. Во-первых, такие языки, как пираха и риау (Индонезия), — это живые языки, в которых отсутствует иерархическая грамматика. Во-вторых, есть множество свидетельств тому, что символы (а значит и язык) появились задолго до грамматики. Именно символы и изобрёл Homo erectus.

Эверетт ещё раз подчёркивает, что существуют убедительные доказательства в пользу того, что Homo erectus обладал языком: социальная организация, использование и совершенствование орудий, исследование суши и моря, символы — в форме украшений и орудий. Только языком можно объяснить культурную революцию Homo erectus.

Почему мозг Homo sapiens больше не развивается

В книге Эверетт рассматривает не только эволюцию языка, но и эволюцию мозга и, соответственно, мышления. Мозг гоминин развивался более семи миллионов лет — от Sahelanthropus tchadensis до Homo sapiens, который появился около 200 000 лет назад. С тех пор как сапиенсы покинули Африку, дальнейших признаков эволюции мозга у Homo нет. Причина этого проста — нашему виду достаточно хорошо живётся. Наши показатели выживаемости выше, чем у других видов, поэтому мозгу нет смысла вновь эволюционировать.

Размеры эндокранов (рельеф на внутренней стороне черепной коробки) Homo erectus (слева) и Homo sapiens (справа)

Палеоантрополог Ральф Холлоуэй предложил несколько стадий эволюции мозга гоминин:

  • Нулевая стадия — основополагающая, начинается с момента отделения шимпанзе и гоминин примерно 6-8 миллионов лет назад. У мозга появляются три характеристики, отедляющие сахелантропа, ардипитека и оррорина от предшественников: серповидная борозда находится ближе к переднему отделу мозга (улучшается мышление); более развита задняя ассоциативная кора, ускоряющая мышление; сам мозг был небольшим — 350-450 кубических сантиметров.
  • Первая стадия началась около 3,5 миллиона лет назад с появлением африканского и афарского австралопитека. У них серповидная борозда немного сдвинулась, зрительная кора уменьшилась, а лобная кора, наоборот, увеличилась. Когнитивные способности набирали обороты.
  • Следующий прыжок в эволюции мозга происходит около 1,9 миллиона лет назад, с появлением Homo erectus. К этому времени мозг значительно увеличивается, появляется полушарная асимметрия, что мы видим у современного человека (например, левое полушарие воспринимает речь и слуховую информацию с правого уха, а правое — с левого). На этом этапе в мозге появляется выступающая область вокруг зоны Брока (эту часть мозга связывают с языком).
  • На финальной стади, около 500 000 лет, назад мозг достиг максимального размера и выраженной специализации между полушариями.

Эверетт делает важные выводы: «Следовательно, Homo erectus обладал мозговой асимметрией, характерной для современных людей, в частности, у него была хорошо развита область Брока. Это подразумевает наличие или, по крайней мере, вероятное наличие языка. Что, конечно, неудивительно, поскольку помимо данных о мозге эректуса у нас есть свидетельства их культурных достижений, указывающие на существование языка».

В мозге не существует специальной области, которая отвечает за язык

Как человеческий мозг обеспечивает существование языка? Часто можно услышать утверждения, что в мозге есть специальные языковые зоны, например, область Вернике или центр Брока. Эверетт утверждает, что таких зон нет. Но, с другой стороны, существуют важные для существования языка подкорковые регионы, известные как базальные ганглии. «Базальные ганглии — это группа тканей мозга, действующих как единое целое и ассоциируемых с различными общими функциями, такими как произвольный двигательный контроль, процедурное обучение (однообразные и привычные действия), движение глаз и эмоциональные функции. Эта область сильно связана с корой, таламусом, а также другими областями мозга, задействованными в речи и языке». Филип Либерман называет отдельные части мозга, участвующие в продуцировании языка, функциональной языковой системой.

Базальный ганглий и связанные с ним структуры головного мозга / Фото: Wikimedia Commons

Предположение о центре Брока, специальной языковой зоне в мозге, было выдвинуто в XIX веке в работах французского исследователя и врача Пьера Поля Брока. Он работал с пациентом, которого прозвали Тан, потому что тот мог произносить только это слово. Однако большинство исследователей сходится во мнении, что у центра Брока даже нет чётко определённых границ. Эверетт утверждает, что область, которая называется центр Брока, — это часть функциональной языковой системы. Она связывает различные участки мозга, необходимые для продуцирования языка. На самом деле центр Брока может быть разрушен, но при этом языковые функции не пострадают.

Точно так же дело обстоит с областью Вернике, расположенной в заднем отделе верхней височной извилины доминантного полушария мозга. Раньше было принято считать, что эта область специализируется на понимании письменной и устной речи. Эверетт говорит, что область Вернике также является фикцией. Во-первых, её границы не определены, поэтому сложно говорить, что она вообще есть. Во-вторых, последние исследования показывают, что она связана с другими участками мозга, которые выполняют функции более общего порядка, чем язык. В-третьих, может использоваться у каждого человека индивидуально, в зависимости от истории его развития.

Пожалуй, самое важное доказательство того, что специальных областей для языка в мозге не существует — это воздействие культуры на специализацию областей мозга.

Психологи выяснили, что у детей, испытывающих сложности с чтением, в течение шести месяцев коррекционного обучения чтению увеличивается масса белого вещества мозга

То есть связи между частями мозга могут усиливаться или ослабевать в зависимости от культурного опыта человека, а когнитивные функции (и соответственно умение владеть языком) не бывают врождёнными.

«Эволюция подготовила людей к более свободному мышлению, наделив нас мозгом, способным к культурному обучению, а не просто опирающимся на когнитивные инстинкты», — утверждает Эверетт. Человеческому мозгу нужно следить за разговором, использовать подходящие слова, помнить правильное произношение и воспроизводить его, считывать произношение, услышанное от других, помнить о субъекте и теме разговора в ходе долгих обсуждений. Нет памяти — нет языка. Нет памяти — нет культуры. Но языку нужны особые виды памяти.

Сенсорная память удерживает в мозге информацию от наших пяти чувств. Она важна для обучения языку на основе опыта — нужно уметь запоминать слова на слух и зрительно (как они пишутся), чтобы суметь их повторить и встроить в долговременную память. Другой вид памяти — кратковременная или рабочая. Удалось выяснить, что для неё предпочтительнее работа со звуковыми воспоминаниями. Это указывает на то, что она развилась специально для запоминания и расшифровки высказываний, то есть язык повлиял на эволюцию человека.

Следующий вид — долговременная память. Она позволяет вспоминать огромные объёмы данных о неограниченных периодах времени в пределах всей жизни человека. Долговременная память подразделяется на декларативную и процедурную. Процедурная память — это имплицитная память о процессах, касающихся двигательных навыков. Например, человек может научить другого играть определённый гитарный рифф, даже забыв ноты. Пальцы сами «вспомнят» последовательность. Процедурная память необходима для произношения и движений в жестовых языках. Декларативная память, в свою очередь, подразделяется на семантическую (смысловую) и эпизодическую (событийную). Семантическая память необходима для работы с языковыми значениями, не зависящими от контекста. Например, «холостяк — это неженатый мужчина». А эпизодическая память — это долговременные воспоминания, связанные с конкретным контекстом. Её мы используем, чтобы вспомнить что-то вроде: «Именно в этом баре я впервые попробовал текилу».

Ранние Homo sapiens не могли говорить так, как мы

В своей книге «Королевство речи» Том Вулф утверждает, что речь — это самое важное изобретение в истории. Она не только позволяет нам говорить друг с другом, но и мгновенно классифицирует человека по признакам экономического класса, возрастной группы и уровня образования. Эверетт подчёркивает, что хотя коммуникация — явление древнее, речь в масштабах эволюции — предмет относительно новый. То есть даже ранние Homo sapiens не могли говорить так, как это делаем мы сегодня.

Основные различия между речевым аппаратом эректуса и сапиенса: отсутствие гиоидной кости и дочеловеческие рудименты, например, воздушные мешки (имеют отношение к вокализации) в центре гортани. Голосовой аппарат у эректусов и сапиенсов отличается настолько, что Крелин делает следующий вывод: «Полагаю, что голосовой тракт практически обезьяний». Следовательно, эректус никак не мог обладать тем же качеством речи, что и современный человек. Однако это вовсе не значит, что у эректусов не было языка. Эверетт утверждает, что у эректусов была достаточно развитая память, чтобы удерживать в ней большое количество символов, не менее нескольких тысяч (собаки, кстати, могут помнить до нескольких сотен). Со временем люди дошли от плохо различимой речи эректуса до современной ясной речи.

Шимпанзе не умеют говорить. Но так происходит не из-за особенностей их голосового тракта

Они могут производить достаточно чёткие звуки, чтобы поддерживать язык. Однако шимпанзе не говорят потому, что так устроен их мозг — они недостаточно умны, чтобы пользоваться грамматикой наподобие человеческой, а также не могут контролировать свой голосовой тракт.

Три вида грамматики по версии Эверетта

Дискурс и разговор — высшая точка развития языка. Одни и те же слова в британском, австралийском, индийском или американском английском будут связаны со сходными, но всё же различающимися фоновыми знаниями, интонационными схемами, жестами и мимикой. Каждая культура обладает определённым своеобразием. Поэтому для носителей язык понятен, а не-носителям его сложно изучить. Эволюционная прогрессия следующая: индексы → иконические знаки → (эмические) символы + (эмическая) грамматика, (эмические) жесты и (эмическая) интонация. Следующее после символов важное для языка изобретение — это грамматика.

Считается, что одно из величайших достижений Ноама Хомского — это классификация различных видов грамматик, основанная на их математических характеристиках. Классификация эта известна под названием «иерархии Хомского». Однако эта работа отрицает, что язык — это система для коммуникации. Эверетт же рассматривает грамматику в качестве элемента языка, который эволюционирует вместе с ней как орудие коммуникации. Он утверждает, что в различных языках и культурах мира существуют разные виды грамматик. Их всего три: линейная, иерархическая и рекурсивная иерархическая.

Линейная грамматика — выстраивание слов слева направо в определяемом культурой порядке. Например: существительное + глагол-предикат + прямое дополнение. Или: дополнение + глагол-предикат + подлежащее. В каждом языке свой порядок. Линейная грамматика с символами, интонацией и жестами — всё, что нужно для языка G1.

Следующий тип — языки G2, в которых есть иерархические структуры, но отсутствует рекурсия. Пираха и риау — примеры таких языков. Профессор Фред Карлссон и вовсе утверждает, что в большинстве европейских языков есть иерархия, но нет рекурсии. Пример иерархии (один элемент внутри другого) и отсутствия рекурсии (один элемент внутри другого, внутри ещё одного… и так до бесконечности): «Джон сказал, что Билл сказал, что Боб хороший».

Дэниел Эверетт с малочисленным народом охотников-собирателей Пираха

Последний тип языка, согласно идеям Пирса, — это язык G3, у которого должны быть и иерархия, и рекурсия. Некоторые лингвисты, в частности Ноам Хомский, утверждают, что все человеческие языки — это языки G3. По мнению Хомского, без рекурсии не может быть языка, что Эверетт опровергает в своей книге, приводя примеры из существующих языков с грамматикой G1, достаточной для существования языка. Все человеческие языки (независимо от используемой грамматики) — полноценные.

Без культуры нет коммуникации

Обладатель Нобелевской премии по экономике Герберт Саймон ввёл в теорию принятия решений понятие «разумная достаточность». Под этим он подразумевал, что решения, принимаемые в бизнесе, человеческой деятельности и вообще решения, которые принимает разум, часто бывают не лучшими, а просто приемлемыми. Эверетт утверждает, что тот же принцип применим и к эволюции.

Применительно к языку это означает, что человеческие грамматики и звуковые системы не обязательно должны быть оптимальными. Язык решает стоящие перед ним задачи на приемлемом уровне, а не на идеальном. Герберт Саймон повторил мысль Вольтера: «Лучшее — вечный враг хорошего». Это качество языка является сильным аргументом в пользу того, что язык — древнее изобретение, которое постоянно дорабатывалось в ходе истории человечества.

Британский философ Пол Грайс разработал принцип коммуникативной кооперации — это такой способ действий, которому мы следуем, если хотим, чтобы человек (люди), с которым (и) мы говорим, мог (ли) нас понимать. Всего в этом принципе четыре максимы: максима качества, максима количества, максима релевантности и максима экспрессии (способа выражения).

Максима качества основана на допущении, что все говорят правду. Конечно, многие люди врут и говорят неправду (даже самим себе). Данная максима имеет в виду, что слушающие исходят из того, что им не лгут в процессе нормального общения. Солгать на любом языке — значит нарушить максиму качества. В действительности в языках есть маркеры, указывающие на степень правдивости или уверенности. Например, в английском (да и русском) это наклонения. Есть изъявительное наклонение: «Джон пошёл в город» (мир такой, как его описывает говорящий). Сослагательное наклонение: «Если бы Джон пошёл в город» (мир мог бы быть таким, как его описывает говорящий). Условное наклонение: «Я бы хотел, чтобы вы ушли» (говорящий хочет или не хочет, чтобы мир был таким). И повелительное наклонение: «Джон! Сделай это» (говорящий хочет, чтобы слушающий сделал бы мир таким, каким он в настоящий момент не является).

Все живые существа, от пчел до китов, общаются друг с другом, но только человеку удалось развить нечто большее, чем просто обмен сигнальными знаками.

Сейчас каждый человек в мире может говорить на разговорном языке и имеет способности к письменной речи при должном обучении. Но ученые до сих пор ломают голову над происхождением языка, его развитием и формированием.

Как же произошло, что человечество сформировало такой тип общения?

Начало

До сих пор нет точного ответа на вопрос о происхождении языка. Большинство ученых сходятся во мнении, что это был длительный процесс, занявший, возможно, миллионы лет.

Однако, наши предки уже общались с помощью речи. Она была очень медленной, с малым словарным запасом и простой грамматикой.

Таким образом, развитие языка происходило поэтапно, и первой ступенью был протоязык.

Некоторые исследователи утверждают, что наши предки сначала пели, а потом начали говорить. Другие считают, что сначала в протоязыке преобладали пантомимические жесты.

Что такое язык?

Для того чтобы понять, как эволюционировал и вообще появился язык, нужно объяснить, что это такое. Каким образом язык отличается от способа общения наших предков и ближайших эволюционных родственников?

У животных общение заключается только в ключевых потребностях. У человека произвольные звуки и знаки складываются в определенные слова, которые можно выучить, изобрести и бесконечно комбинировать в рамках грамматических структур.

Люди могут говорить о чем угодно — например, о том, чего нет или что будет. Многие выражения можно интерпретировать в разном контексте в зависимости от фразы.

Язык открывает для человека огромные возможности — можно не только устанавливать контакт с другими людьми, но и вдохновлять, вызывать разные эмоции, манипулировать, обманывать, радовать и так далее. Слово — одно из самых мощных инструментов в современном мире.

С самого юного возраста малыши получают способность понимать родной язык и могут запоминать слова без сознательных усилий. Эти качества делают язык необычайной коммуникативной системой, которая встречается исключительно у людей.

Существует три элемента языка, которые присутствуют у людей и отсутствуют у их предшественников и животных.

  1. Точный контроль над вокальными трактами. У людей в мозге есть прямые связи между нейронами, управляющими голосовым аппаратом и моторной корой (область, отвечающая за произвольные движения).
  2. Тенденция общения ради общения. Людям свойственно делится мыслями с другими, а не только выражать свои физиологические потребности. Большинство исследователей называют это теорией разума, пониманием того, что у других есть мысли.
  3. Иерархический синтаксис. Фразы и предложения имеют вложенную структуру, которая обеспечивается последовательностью слов. Теория о том, что иерархический синтаксис является ключом к языку, была предложена Ноамом Хомским более 60 лет назад.

Зарождение языка

Далее эти три компонента соединяются воедино и становятся протоязыком. Ученые еще не сошлись во мнении, как происходил этот процесс.

Некоторые исследователи считают, что первыми языковыми чертами были точный вокальный контроль и обучение. Идея музыкального протоязыка взяла начало от Дарвина и была неоднократно изменена в течение многих лет различными исследователями.

На этом этапе эволюции выживание человечества и репродуктивный успех зависели от пения в контексте поддержания социальных связей, привлечения партнеров или успокоения младенцев.

Другой взгляд предполагает, что протоязык начинался с жестов или пантомимы. В этом случае синтаксис и социальная коммуникация предположительно предшествовали вокальному мастерству.

В подтверждение жестовой гипотезы исследователи приводят тот факт, что наши ближайшие эволюционные родственники показывают отличные умения в этой сфере. У них есть около 70 контролируемых и изменчивых жестов и около 4 типов призывов.

Но в таком случае неясно, как язык стал речевым, ведь при этом развитии должны были доминировать жесты.

Еще одна версия — иерархический синтаксис возник самым последним, а в начале был протоязык с символическими словами. То есть, наши предки общались примерно как младенцы, короткими и простыми фразами без вложенных предложений.

Стоит отметить, что все эти формы развития объединяются в последовательные стадии. Возможно, 2 или 4 миллиона лет назад австралопитеки были певцами, около 1,9 миллиона лет назад они стали использовать жесты и вокализацию. А иерархический синтаксис возник только примерно 200-300 тысяч лет назад.

История языков

На данный момент в мире существует более 7 тысяч языков, на которых говорят люди. При этом треть из них распространены в Африке.

Ученые объединяют их в небольшие группы, а сами языки связаны друг с другом общими словами, звуками или грамматическими конструкциями, что дает основание для любопытной теории.

Некоторые исследователи считают, что все языки произошли от одного предка, единого языка. Он, по мнению ученых, сформировался не так давно — всего несколько тысяч лет назад.

Лингвистические группы 3000 лет до н.э.

В современном мире наиболее распространенной языковой семьей (группой) является индоевропейская, на ней говорит половина населения мира. В эту группу входит множество языков, от хинди до норвежского и английского.

Считается, что группа произошла от языка кочевников по равнинам Восточной Европы и Западной Азии еще около 3000 лет до нашей эры.

Примерно с 2000 годов до н.э. люди, говорящие на индоевропейских языках, начали распространяться по всей Европе, достигнув Атлантического побережья и северных берегов Средиземного моря. Они также проникли далеко в Азию, оккупируя Иранское плато и большую часть Индии.

Еще одна лингвистическая группа, которая играет большую роль в ранней истории Западной Азии — семитская. Предположительно, она происходит от одного племени, кочующего по Южной Аравии.

Примерно в 3000 году до н.э. на большом участке пустынной территории от Южной Аравии до Сирии стали говорит на семитских языках. Некоторые семитские народы были очень важны для развития цивилизации, например, вавилоняне, ассирийцы, евреи, финикийцы.

Любопытно, что происхождение разговорного языка связывают с двадцать шестой династией в Египте, а первый письменный эксперимент приписывают фараону Псамметиху I.

Биолог из университета Окленда в Новой Зеландии Квентин Д. Аткинсон считает, что язык возник только один раз, и местом его зарождения была Юго-Западная Африка. В отличие от других исследований о происхождении языка, Аткинсон сосредоточился не на словах, а на фонемах. Это основные отличительные единицы звука, с помощью которых представлены слова.

Аткинсон исследовал более 500 языков по всему миру и применил математические методы к лингвистике. Он выяснил, что чем дальше люди путешествовал из Африки, тем меньше фонем оставалось в употреблении.

Для сравнения, во многих африканских языках более 100 фонем, а у языков Океании, Папуа-Новой Гвинеи и Новой Зеландии (самый дальний путь миграции из Африки) осталось всего 13 фонем. Современный английский язык насчитывает 44 фонемы.

Выводы Аткинсона ставят под сомнения предыдущие выводы ученых. В таком случае язык мог зародиться намного раньше, ведь африканские популяции начали свое расселение в Азию и Европу примерно 60 тысяч лет назад.

Языки и расы

Общая языковая семья не подразумевает наличие какой-либо расовой связи, но в современном мире это часто размывается. Например, в рамках индоевропейской семьи существует индоиранская подгруппа, известная как арийские языки. На них говорят на территории от Персии до Индии.

В конце 19-го века была ошибочно выделена расистская теория об арийской нации, определенной как господствующая. При этом стоит учитывать, что термин «арийский» является лингвистическим, а не генетическим.

То же самое можно сказать об семитской группе, которая включает две нации, сыгравших важную роль в истории человечества — арабы и евреи.

Лингвистическая карта мира

Если исследовать лингвистическую карту мира, то можно заметить, что большинство больших языковых семей занимают одну отдельную самодостаточную территорию. Исключениями являются финно-угорская и индоевропейская группы языков.

Относительно индоевропейской группы можно сказать, что она распространилась по всему миру, включая Северную и Южную Америку, и Австралию с Новой Зеландией. Это произошло в результате европейского колониализма в 15 веке. Но на территории Европы произошло смешение финно-угорской и индоевропейской группы как лоскутное одеяло.

Это связано с тем, что Финляндия вместе с Эстонией на противоположном берегу Балтийского моря образуют изолированный очаг финно-угорской группы. Но ранее финно-угры существовали на Великом плато Европы, пока индоевропейские семьи не стали воевать и претендовать на эти территории. В итоге произошло смешение двух языковых групп, которые на данный момент уже являются практически единым целым.

Латинский и немецкий языки: с 5-го века

На протяжении всей истории языки проникают друг в друга, поскольку слова распространяются с завоеваниями, империями, торговлей, религией, технологией и (в современном мире) с глобальными развлечениями.

Хорошо сохранившийся пример этого процесса — линия в Западной Европе, которая отделила романские языки от германских. В романскую семью входят итальянский, французский, испанский, португальский и румынский языки — это все результат успешной кампании Римской империи. В германскую группу входят английский, голландский, немецкий, норвежский, датский, шведский и исландские языки.

Это разделение четко отражает влияние Римской империи даже после распада. Италия, Испания и Франция после падения Рима сохранили влияние латыни, а германские области даже в момент расцвета никогда полностью не контролировались империей.

Англия вообще была в безопасности от вторжения и влияния римлян, на них больше воздействовали германские племена англов и саксов. Из-за этого язык там сформировался под англосаксонским влиянием. Однако современный вариант английского языка наполовину подвержен романскому и германскому влиянию. Это произошло из-за нормандского завоевания. За несколько столетий правления нормандских правителей английский был подвержен вхождению французских слов и возвращению латыни.

Лингвистическая революция

Бесконечно продолжающаяся борьба между языками похожа на процесс эволюции. Слово, как и ген, будет путешествовать по миру в соответствии с его полезностью. Хотя часто общественность противится вхождению новых слов в свой язык, этот процесс необратим и гармоничен.

Главное достижение для языка — стать лингва франка, мировым языком. С конца 20-го века этот статус можно смело отдать английскому, ведь он является международным. В аэропортах, на вокзалах, на этикетках, по телевидению — практически в любой точке мира можно найти английский язык. При этом стоит отметить, что на китайском языке говорит намного больше людей, но он настолько сложен для изучения, что вряд ли будет конкурентом английскому.

Ученые считают, что господство английского временно, на смену ему придут другие лингва франка. Конечно, это не быстрый процесс, ведь история показывает, как непостоянно любое влияние в мире.

Подводя итоги, можно сказать, что на данный момент нет точного объяснения происхождения и развития человеческой речи. Но совершенно точно можно сказать, что язык — уникальная особенность человечества, которая определяется способностью мозга!

Нравится статья? Поддержи наш проект и поделись с друзьями!

Каждый из стихов, приведённых ниже, является напоминанием о силе, которая заключается в словах и том, как важно хранить своё сердце и свои помышления, чистыми. Бог очень серьёзно относится к этим вещам. Эти стихи являются сильным увещеванием к тому, чтобы жить перед Божьим лицом, стоя на святом основании!

Прими эти увещевания в своё сердце и испытай самого себя: что ты впускаешь внутрь, и что исходит из твоих уст? Что производят в тебе мысли и слова, которые ты используешь, и которыми ты питаешься? Тянут ли они тебя и других людей вниз, или поднимают вверх, наполняя вечными ценностями? Стал ли ты сам источником живой воды?

Псалом 18:15.

«Да будут слова уст моих и помышление сердца моего благоугодны пред Тобою, Господи, твердыня моя и Избавитель мой!»

Псалом 38:2.

«Буду я наблюдать за путями моими, чтобы не согрешать мне языком моим; буду обуздывать уста мои, доколе нечестивый предо мною.»

Псалом140:3.

«Положи, Господи, охрану устам моим, и огради двери уст моих.»

Притчи 4:23.

«Больше всего хранимого храни сердце твоё, потому что из него источники жизни.»

Притчи 10:32.

«Уста праведного знают благоприятное, а уста нечестивых – развращенное.»

Притчи 21:23.

«Кто хранит уста свои и язык свой, тот хранит от бед душу свою.»

Матф.12:33-37

«Или признайте дерево хорошим и плод его хорошим; или признайте дерево худым и плод его худым, ибо дерево познаётся по плоду. Порождения ехидины Как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста. Добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое. Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда. Ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься.»

Матф.15:18-20.

«А исходящее из уст – из сердца исходит – сие оскверняет человека, ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления. Это оскверняет человека; а есть неумытыми руками – не оскверняет человека.»

Иоанна 4:14.

«А кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нём источником воды, текущей в жизнь вечную.»

Ефе��. 4:29-30.

«Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим. И не оскорбляйте Святаго Духа…»

Ефес. 5:3-4.

«А блуд и всякая нечистота и любостяжание не должны даже именоваться у вас, как прилично святым. Также сквернословие и пустословие и смехотворство не приличны вам, а, напротив, благодарение!»

Колос.3:8.

«А теперь вы отложите всё: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших.»

Колос.3:16-17.

«Слово Христово да вселяется в вас обильно, со всякою премудростью; научайте и вразумляйте друг друга псалмами, славословием и духовными песнями, во благодати воспевая в сердцах ваших Господу. И всё, что вы делаете, словом или делом, всё делайте во имя Господа Иисуса Христа, благодаря через Него Бога и Отца.»

Колос.4:6.

«Слово ваше да будет всегда с благодатию, приправлено солью, дабы вы знали, как отвечать каждому.»

1 Тим. 4:12.

«Никто да не пренебрегает юностью твоею; но будь образцом для верных в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте!»

2 Тим. 2:16-17.

«А непотребного пустословия удаляйся; ибо они ещё более будут преуспевать в нечестии. И слово их, как рак будет распространяться.»

Евр.13:15.

«Итак будем через Него непрестанно приносить Богу жертву хвалы, то есть плод уст, прославляющих имя Его.»

Иакова1:26.

«Если кто из вас думает, что он благочестив, и не обуздывает своего языка, но обольщает своё сердце, у того пустое благочестие.»

Иакова 3:2-12.

«Ибо все мы много согрешаем. Кто не согрешает в слове, тот человек совершенный, могущий обуздать и всё тело… Вот, мы влагаем удила в рот коням, чтобы они повиновались нам, и управляем всем телом их. Так и язык – небольшой член, но много делает. Посмотри, небольшой огонь, как много вещества зажигает! И язык – огонь, прикраса неправды; язык в таком положении находится между членами нашими, что оскверняет всё тело и воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геены… А язык укротить никто из людей не может: это – неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда. Им благословляем Бога и Отца, и им проклинаем человеков, сотворённых по подобию Божию. Из тех же уст исходит благословение и проклятие: не должно, братия мои, сему так быть. Течёт ли из одного отверстия источника сладка и горька вода? Не может, братия мои, смоковница приносить маслины или виноградная лоза смоквы. Также и один источник не может изливать солёную и сладкую воду.»

1 Петра 3:10.

«Ибо, кто любит жизнь и хочет видеть добрые дни, тот удерживай язык свой от зла и уста свои от лукавых речей.»

И БЫЛ НА ЗЕМЛЕ ОДИН ЯЗЫК

Дов-Бер Хаскелевич

Родословная народов мира заканчивается в Торе, в книге Бытия – Брейшис, словами: «Это семейства сынов Ноаха по родам их, по народам их. От этих разделились народы на земле после потопа». В Торе даются родословные трех сынов Ноаха: Шема, Хама и Йефета. Любой народ, на каком бы континенте он ни жил, неизбежно ведет свое происхождение от этой древней семьи.

После родословной потомков Ноаха в Торе идет рассказ о Вавилонском столпотворении. Рассказ начинается словами: «И была по всей земле речь одна и одни и те же слова» (11:1). Затем рассказывается о построении башни «главою до небес»: «И сказал Б-г: «Ведь народ один и речь у всех одна… А теперь не будет для них ничего невозможного – что бы они ни вздумали делать. Сойдем же и смешаем там речь их, чтобы один не понимал речи другого”» (11:6-7).

О происхождении народов исследователи чаще всего судят по их языкам. Лингвисты подразделяют многие азиатские и африканские языки на семитические – по имени Шема или Сима – и на хамитские – по имени Хама, сынов Ноаха. К семитической группе языков относятся древнееврейский, древневавилонский, ассирийский, арамейский, различные арабские диалекты, амхарский язык в Эфиопии и некоторые другие. Хамитскими являются относятся древнеегипетский, коптский, берберский языки, а также многие другие африканские языки и диалекты.

В настоящее время, правда, в науке существует тенденция объединять хамитские и семитические языки в одну семито-хамитскую группу*. Народы, происходящие от Йефета, говорят, как правило, на индоевропейских языках. К этой группе относится подавляющее большинство европейских языков, а также многие из языков народов Азии: иранские, индийские, тюркские.

В первой половине ХХ века русский лингвист, этнограф и археолог Николай Яковлевич Марр ввел даже термин «яфетические языки» (по имени Йефета) для обозначения родства языков Закавказья с языками семитическими и хамитскими**.

Что это был за «единый язык», на котором разговаривали все люди мира? Иешуа Штейнберг, в свое время инспектор виленского Еврейского учительского института, опубликовавший в конце XIX века «Пятикнижие Моисеево» с русским переводом и кратким комментарием, ограничился кратким замечанием.

«Немало именитых лингвистов подразумевали под этим общечеловеческим языком язык еврейский на том, между прочим, основании, что многие собственные имена первобытного мира, сохранившиеся в языках всех народов изгнания, построены из корней языка еврейского».

Согласно традиции иудаизма «Единый язык», на котором говорили люди до разделения на народы, был «Священный язык». То есть тот язык, на котором позднее говорили пророки и на котором написано Священное Писание. Рабби Иеуда а-Леви, великий еврейский философ, поэт и лингвист XII века, суммировал эту традицию в своей книге Кузари. Священный язык – «лошн койдеш» – это язык, на котором Создатель говорил с Адамом, и люди на нем говорили вплоть до Вавилонского столпотворения.

На факт использования, согласно Торе, древнееврейского языка первыми людьми указывает и Писание, где обнаруживается игра слов, не переводимая на другие языки. Так, жена называется по-древнееврейски иша от иш (муж), что указывает на единство и святость брачного союза. Имя Адам (человек) – от Адама (земля), Хава (по-русски Ева) – от Хай (живое), «ибо она была матерью всего живого», Каин – от Канити (я приобрела) и так далее. Этот язык получил название иврит по имени Эвера, потомка Шема, ибо Эвер сохранил этот язык, передав его Аврааму. Авраам пользовался священным языком только для святых целей. Обиходным же языком Авраама был арамейский, весьма близкий к священному языку, но – в результате всеобщего употребления – утративший чистоту, строгость и грамматическую стройность иврита.

Примерно то же можно сказать и о другом семитском языке – арабском. Арабский как живой язык превосходит иврит письменных памятников изобилием синонимов и наличием точных обозначений предметов и выражений. Этими достоинствами, безусловно, обладал и иврит в эпоху пророков. Поэтому, читая поэтические отрывки Писания, мы сталкиваемся с совершенно другой лексикой, зачастую со словами, которые встречаются в Писании только один раз. В результате длительного пребывания евреев в изгнании первоначальное богатство Священного языка было утеряно, и дошедший до нас язык Библии – это лишь уцелевший остаток древнего иврита. Такова традиция и точка зрения иудаизма, изложенная в книге Кузари рабби Иеуды а-Леви.

Ученые интуитивно давно осознавали происхождение языков мира из единого источника. Так, немецкий философ XVII века Готфрид Вильгельм Лейбниц, владевший многочисленными языками различных семейств, довольно много занимался вопросами родственных отношений языков и общей теорией языка. Лейбниц, хотя и отвергал «еврейскую теорию» происхождения языков, то есть библейскую теорию происхождения всех их от Священного языка – иврита, склонялся к признанию единого первоначального языка. Его он предпочитал называть «адамическим», то есть ведущим происхождение от Адама.

Что здесь имеется в виду, попробуем продемонстрировать на нескольких простых примерах. Мы говорим по-русски есть; по латыни est; по-немецки и по-английски is. Это все – языки индоевропейские. Перейдем, однако, к семитическим языкам: по-древнееврейски еш, по-арамейски ит или ис.

Или возьмем более сложный пример. Слово идея, заимствованное из древнегреческого языка, имеет параллельный корень в древнееврейском. Де’а по-древнееврейски означает «зрение», «мнение». В древнееврейском языке, а также в других семитических языках, корень этого слова, состоящий из трех букв йод, далет и ‘аин, имеет довольно широкое употребление: Йоде’а – «он знает», яда – «знал», йивада’ – будет известно. Обратим внимание, что и в русском языке существует глагол ведать, то есть «знать», и по-древнеиндийски веды также означает «знание». По-немецки wissen – «знать», а в английском языке этот корень фигурирует в словах wise – «мудрый», wisdom – «мудрость».

Подобные наблюдения уже давно навели специалистов на такую мысль: если не все языки мира, то, по меньшей мере, подавляющее большинство имеют родственное – общее – происхождение.

В 1924 году академик Марр выдвинул теорию происхождения всех языков мира от единого языка-прародителя. Несмотря на то что «новое учение о языке» – теория Марра находилась в полном соответствии с марксистской идеологией и была «официально» признана в Советском Союзе, Сталин осудил ее как «реакционную». Согласно БСЭ «…научная несостоятельность теории Марра была убедительно показана во время лингвистической дискуссии, проходившей в июне 1950 года, в работе участвовавшего в ней И.В. Сталина «Марксизм и вопросы языкознания”».

Сталинская БСЭ обходит молчанием вопрос о том, каким образом теория, создававшаяся на протяжении полувека, была отвергнута и признана «научно несостоятельной» в результате дискуссии, продолжавшейся всего один месяц – июнь 1950 года, – при участии Сталина, имевшего к языкознанию едва ли косвенное отношение.

В сравнительно недавней публикации американского журнала «Мидстрим» доктор исторических наук Роман Бракман утверждает: Сталин возненавидел Марра за то, что в 1896 году тот выступил в грузинском журнале «Иверия» с утверждением, что грузинский язык имеет семитическое происхождение и что древнее название Грузии – Иверия – происходит от библейского Эвера, прародителя евреев.

Недавно газета «Нью-Йорк Таймс» опубликовала обширную статью ее научного обозревателя Джона Нобла Уилфорда под заголовком «Языковеды добираются до зачатков языков». Речь в ней идет, главным образом, о работе профессора Виталия Шеворошкина из Мичиганского университета и группы лингвистов – последователей так называемой «ностратической школы».

Доктор Виталий Шеворошкин, приехавший в Соединенные Штаты из СССР в середине 1970 годов, был в прошлом сотрудником советского языковеда Аарона Долгопольского. Долгопольский и другой советский лингвист – Владислав Свитыч-Ильич – в 1963 году составили независимо друг от друга небольшой словарь «ностратического» языка. «Ностратическим» эти ученые называют некий первобытный протоязык, от которого произошли семито-хамитские, индоевропейские, урало-алтайские и другие языки.

На Западе кое-кто высказывал сомнения по поводу ностратических методов исследования языков. Между тем, лингвисты СССР продолжали свои исследования, и им даже удалось восстановить другой протоязык – «Ден-кавказский», который являлся прародителем китайского и ряда других азиатских языков.

С другой стороны, американский лингвист Джозеф Гринберг, пользуясь подобными методами анализа, показал, что языки коренного населения Америки происходят из трех протоязыков, один из которых – «На-Дене» – родственен «Дене-кавказскому», а другой – ностратическому.

Разумеется, наука вправе иметь дело с рабочими теориями и гипотезами, которые раньше или позже могут быть доказаны или опровергнуты. Однако интуитивное стремление ученых хотя бы частично воспроизвести «единый язык» человечества, согласно Торе существовавший на земле до разделения человечества на народы, является, на наш взгляд, довольно примечательным.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *