Как вас по батюшке?

В православии существует собственный церковный этикет. Что он из себя представляет? Об этом Вы узнаете, прочитав статью протоиерея Максима Козлова.

Церковный этикет

Давайте вновь поговорим о таком понятии как церковная вежливость и церковный этикет. Ну, может возникнуть вопрос: неужели нет более важных и актуальных тем для общения в прямом эфире? Конечно, много важного и много актуального, но каждый из нас по себе знает, что отсутствие вежливости в Церкви или незнание нами церковного этикета порождает много проблем. От простых — например, человек не знает, как правильно подойти и обратиться к священнику, к епископу, как составить то или иное письмо, правильно адресованное в ту или иную церковную инстанцию. А отсутствие вежливости порождает, прежде всего, проблемы у переступающих порог церкви — у тех, кто сталкивается с некорректным, нетерпимым, грубым обращением со стороны около-церковнослужителей.

Да, конечно, есть уровни нашей жизни, нашего бытия, где всякая, в общепринятом смысле слова, вежливость или уже тем более, всякий этикет, отступают. Да, мы знаем, что преподобный Серафим в этом смысле — совершенно вне традиции церковного благочестия, церковного обычая XIX столетия — приветствовал всех приходящих к нему (в некоторое время его жизни) словами: «Радость моя, Христос воскресе!» Приветствовал так и крестьянина, и губернатора, и архиерея. Но для того, чтобы вот так себя вести, так сказать эти слова, нужно, наверное, сначала стать преподобным Серафимом! Потому что представим, если какой-нибудь обычный монах или мирянин в монастыре будет вот так ходить и всем говорить: «Радость моя, Христос воскресе!» Увидит наместника монастыря послушник и тоже будет к нему так обращаться, когда тот его определяет на какое-нибудь послушание… Наверное, это вызовет скорее наказание, чем поощрение! Итак, для нас, обычных людей, не достигших тех высот, которых достиг преподобный Серафим, конечно же, общечеловеческие нормы вежливости и церковного этикета являются обязательными.

Такой вот эпизод еще навел меня на мысль посвятить сегодняшний эфир этой теме. Когда совершался крестный ход в память святых равноапостольных Кирилла и Мефодия торжественным, чинным шествием из Московского Кремля, мимо собора Василия Блаженного, мимо сцены, построенной для концерта Пола Маккартни (во всем контрасте нашей современной российской жизни), то вместе с множеством духовенства шло и некоторое количество народа, в котором по обычаю большинство составляли наши церковные бабушки (в данном случае имею в виду категорию не возрастную, а социально-церковную). Две из них оказались неподалеку, и я наблюдаю такую сцену. Поют пасхальные песнопения, величание святым Кириллу и Мефодию, ну — и чем-то вдруг одна другой не угодила! То ли на ногу наступила, то ли еще неудовольствие какое-то вызвала. И она демонстративно, громко, обращаясь к идущей с ней рядом, только что певшей (причем пели обе): «Радостию друг друга обымем» спутнице, говорит: «Спаси тебя, Господи!» А та поворачивается, метает на нее твердый взгляд: «Нет, это тебя спаси, Господи!» И понятно, что хотя по форме сказано все это было правильно (слова-то правильные были произнесены, но тем хуже, тем кощунственнее наполнение, которое в них вкладывалось, потому что это было не благопожелание спасения от Бога, а выражение собственного недоброжелательства, выражение того, что тебя-то нужно спасать, а я-то получше тебя человек, я только пожелать тебе этого могу!»

Это такой пример, который показывает, чего нам очень часть в церковной жизни недостает — терпимости и взаимной корректности поведения. Уж что там говорить про жертвенную любовь, про высокие идеалы, к которым мы должны идти, но которые отнюдь не всегда сопровождают наше повседневное существование. Не хватает простой корректности и терпимости — того, чтобы относиться друг к другу, к стоящим вместе на богослужении хотя бы без нарушения светско-советского принципа, который формулировался такими словами: «Человек человеку бревно». Действительно, мы не должны относиться по этому правилу друг к другу, надо как-то замечать один другого и снисходить к немощам. Это и будет основой той церковной вежливости, которая сделает ее искренней. Ведь вежливость может идти и от светскости, а таком случае обращаясь часто в свою противоположность. Есть такие неслучайные выражения: «убийственная вежливость» или «холодная вежливость». Это когда через формально корректное, очень вежливое поведение человека ставят на место, показывают ему дистанцию между тобой и этим человеком. В конечном итоге, показывают ему свою нелюбовь. Или может быть лицемерная, лукавая вежливость, которая прикрывает некоторыми формулировками, некоторым умением себя вести внутреннюю холодность, равнодушие, а то и нелюбовь к тому или иному человеку.

Конечно, ни то, ни другое неприемлемо для нас как основа нашего поведения в Церкви. Но понимание того, что вежливость церковная может быть реальным опытом приобретения духа кротости и терпимости, снисхождения к немощам другого человека (и в этом смысле оказаться нам духовно полезной) — это то, что каждый из нас должен стараться понять и принять. И некоторой неотъемлемой составляющей этой вежливости является церковный этикет. Хотя слово это иностранное, но бояться его не нужно. Ведь что такое вообще этикет? Этикет — это правила поведения, обхождения, принятые в определенных социальных кругах. Скажем, может быть этикет придворный, дипломатический, воинский, общегражданский этикет. Форма поведения. Но специфика нашего, церковного этикета, связана прежде всего с тем, что составляет основное содержание религиозной жизни православного человека (вообще, всякого верующего человека): с почитанием Бога, с благочестием должен быть связан церковный этикет. И мы знаем, что в XX веке было насильственно прервано немало традиций — традиций, которые скрепляли поколения, придавали жизни освящение через верность тем или иным вековым обычаям, преданиям и установлениям. Утеряно то, что наши прадеды впитывали с детства, что становилось потом естественным: все эти правила поведения, обхождения, учтивости, дозволенности, которые складывались на протяжении долгого времени на основании норм христианской нравственности. Поскольку значительную часть наших прихожан составляют как раз люди не знающие и не имеющие полноты этой традиции, давайте посвятим некоторое время разговору о церковном этикете.

Начнем с простого. Итак, все мы знаем, что при обращении с духовенством необходимо иметь некоторый минимум познаний о священных санах духовных лиц. Мы знаем, что в Православной Церкви духовные лица подразделяются на три иерархические степени — это диаконат (или диаконство), который состоит из диаконов и протодиаконов, это священники (иереи, протоиереи; в монашестве это игумены, архимандриты, довольно редкий чин протопресвитера существует в белом духовенстве) и епископы (или архиереи), которые могут быть епископами, архиепископами или митрополитами. И высшая ступень — это Патриаршество. В совокупности эти ступени составляют трехчинную иерархию в Православной Церкви. И именно эти лица составляют клир и поэтому называются клириками (или, по-другому, священнослужителями). Кроме священнослужителей, у нас есть церковнослужители (иподиаконы, чтецы, певцы, свещеносцы, которые участвуют в архиерейском богослужении, но отчасти как чтецы и певцы могут принимать участие в обычном, приходском богослужении). И, соответственно, к каждой из этих ступеней духовенства принято свое обращение. Возникает еще вопрос: в какой форме, на «ты» или на «вы» следует обращаться в церковной среде. Как современному христианину, стремящемуся следовать благочестивым обычаям, обращаться к другому православному человеку и как — к духовенству? Нельзя сказать, что этот вопрос может быть решен для всех случаев однозначно. В древности, и даже в относительной уже древности, употребление формы «ты» было гораздо более распространено, чем ныне. У нас, безусловно, удержалось это обращение «ты» с тем ощущением дистанции, но и близости одновременно, по отношению к Самому Господу Богу. Ведь мы же говорим Спасителю в молитве: «Господи, милостив буди мне, грешному!», «Ты, Господи, сохраниши и соблюдеши мя!», «Господи, помилуй!». Невозможно представить, чтобы было допустимо обращение «вы» в молитве! То же самое — к Божией Матери или к святым (когда речь идет об одном святом). Соответственно, в древности обращение «ты» — к царю, обращение «ты» — к Патриарху — не было нарушением церковного этикета, а было формой вежливости. То же самое — и по отношению к священнику. Но начиная со времени Петра Великого, с XVIII столетия, когда нормы западноевропейского этикета (в том числе, светского этикета) постепенно стали все более широко распространяться в нашем обществе, вот это употребление «ты» сузилось и появились ситуации, когда, конечно же, мы должны обращаться на «вы».

Обращение на «вы» обязательно со стороны мирянина по отношению к лицам, находящимся в высшей степени священства — то есть ко всем епископам (епископам, митрополитам, архиепископам, Патриарху), как в устном, так и в письменном обращении. Как нужно говорить, если надо дополнить это обращение?

По отношению к Патриарху Всероссийскому мы употребляем титул «Его Святейшество» и, соответственно, в личном обращении говорим: «Ваше Святейшество», можно дополнить: «Ваше Святейшество, Святейший Отец!» или просто ограничиться обращением «Ваше Святейшество» и дальше продолжать излагать ту или иную мысль.

Как обратиться к архиепископу или митрополиту?

По отношению к митрополитам и архиепископам принято обращение «Ваше Высокопреосвященство», за исключением митрополита Киевского, которому усвоен титул, в силу высокого статуса Украинской Церкви — титул, свойственный самостоятельным предстоятелям Церквей — титул «Блаженство». Поэтому к митрополиту Киевскому Владимиру следует обращаться «Ваше Блаженство!», а в третьем лице о нем могут говорить: «Блаженнейший Владыка!»

По отношению к епископам корректная форма обращения: «Ваше Преосвященство!».

Итак, Ваше Святейшество, Ваше Блаженство, Ваше Высокопреосвященство, Ваше Преосвященство. Это будут корректные формы обращения к архиереям.

В устной речи затем допустимо, с тем, чтобы не нагромождать всякий раз эти наименования, именование архиереев «Владыка»: «владыка Мефодий», «владыка Кирилл», «владыка Евгений…» Когда мы в третьем лице говорим об архиерее, то в устной речи допустимо несколько вариантов. Можно сказать: «Митрополит Кирилл сказал…», «Владыка Иоанафан подписал обращение…», можно сказать «Его Высокопреосвященство (когда понятно, о ком речь идет) обратился к собравшимся со словом приветствия…» И такие формы будут взаимозаменяемы и корректны. Если мы в письменной форме обращаемся к архиерею, то обычно начало письма, начало обращения следует сделать в такой форме: «Его Преосвященству, Преосвященнейшему епископу (далее указывается кафедра этого епископа) имярек» от такого-то прошение (или рапорт, или другая какая-то бумага)». И далее в письме мы излагаем: «Ваше Преосвященство, спешу доложить вам и т. д.» Такого рода обращение покажет церковную корректность и знание церковного этикета со стороны людей, которые будут так обращаться к архиерею.

Что касается обращения к священству, то по многовековой традиции, к священнику в устной речи обращаются, добавляя слово «отец»: «отец Мефодий», «отец Иоанн», «отец Димитрий…» Можно в обращении допускать славянизированный звательный падеж: «отче Димитрие» (впрочем, наверное, не в самой официальной обстановке, показывая, таким образом, свое знакомство со славянским языком). В торжественной, в официальной речи к протоиереям и архимандритам следует обращаться «Высокопреподобие!»: «Ваше Высокопреподобие!». К простым иереям и монахам обращение будет: «Ваше преподобие!» и, соответственно, скажем, в поздравлении рождественском или пасхальном мы подпишем адрес: «Его высокопреподобию, протоиерею Сергию», «Его преподобию, иеромонаху Ксенофонту». Это будет корректное написание, скажем, письма, отправленного с поздравлением.

Безусловно, в тех или иных ситуациях, при сверственных отношениях или, тем более, скажем, если священник сильно младше или давно знаком тому или иному мирянину, в близком общении допустим переход на «ты» между священником и мирянином. Скажем, дома и жена, и близкие обращаются к священнику на «ты», дети, конечно, говорят ему «папа», а не каким-то другим образом, и жена священника или диакона говорит с мужем дома на «ты», без добавления слов «отче» или «батюшка» (хотя при посторонних людях это часто режет слух, подрывает авторитет священнослужителя). И корректная, воспитанная матушка обычного обращения не перенесет и за приходским столом, и тогда, когда ее обращение к священнику и мужу могут слышать другие люди.

Это верно и в отношении других прихожан, когда им приходится обращаться к своему батюшке при посторонних или малознакомых людях.

Кстати, тут нужно отметить, что со стороны мирянина обращение «отец» к священнику, без употребления имени, звучит фамильярно: «Отец, ну-ка, скажи мне, во сколько сегодня начнется богослужение?» Это, конечно, не будет вполне корректной формой. Надо сказать так: «Отец Иоанн, скажите мне, пожалуйста, во сколько сегодня начнется исповедь перед богослужением?» Однако, в обращении священнослужителей между собой эту форму можно считать приемлемой.

Диакон, как мы знаем, является помощником священника. Ему не поручено самостоятельное совершение богослужений и обращение к нему с добавлением слова «отец» утвердилось, надо сказать, достаточно недавно. Но в нынешнем церковном этикете корректно будет обратиться к диакону с добавлением именно этого слова: «Отец диакон…» или так же, как к священнику, с добавлением имени: «Отец Павел…» Если говорят о диаконе в третьем лице, то корректнее всего так употребить: «Отец диакон сказал мне…» А если мы употребляем имя собственное, то можем так сказать: «Диакон Владимир сообщил…» или же так: «Отец Павел только что ушел по церковному послушанию».

Еще одно обстоятельство на один момент важно указать – это форма приветствия, которую миряне допускают по отношению к священнику. Часто можно встретиться с практикой, когда люди, вновь пришедшие в Церковь, обращаются к священнику: «Здравствуйте, добрый день!» или еще каким-то образом, в то время как уважение к сану предполагает в любом случае добавление при встрече со священником слов: «Благословите…» Можно сказать: «Добрый день, батюшка, благословите!» или «Простите, благословите…» или еще короче: «Благословите, отец Андрей!» Ну, впрочем, не будет грехом добавить время суток, например: «Доброе утро, батюшка, благословите!» или – сейчас, когда, например, пасхальное время: «Христос воскресе, отец Артемий, благословите!» Именно младший по чину приветствует словами «Христос воскресе!», а старший отвечает словами: «Воистину воскресе!» (например, священник по отношению к мирянину) и преподает ему благословение.

Безусловно, мы знаем, что в Православной Церкви у нас не принято обращение, которое можно сейчас услышать от людей, редко бывающих в церкви, но много смотрящих испано-португальские сериалы, а именно: «святой отец». Когда не знающий имени священника человек, подходит к нему с вопросом: «Святой отец, как у вас тут покреститься можно?» И сразу понятно, что человек этот хорошо знаком с программой телевидения. Такое обращение у нас не принято. Святыми отцами в Православной Церкви безусловно мы называем прославленных подвижников благочестия и это словосочетание применяем к тем, кто уже канонизирован. Мы говорим, например: «Святые отцы учат…» или «Святые отцы относительно поста установили такие-то правила…» Но никак не по отношению к конкретному священнику!

Если встреча наша с клириком происходит в храме или вне храма, но когда ничто тому не препятствует, то, конечно же, со словами приветствия уместно будет подойти к батюшке и взять благословение. При этом это не зависит от того, в рясе он находится или, путешествуя по городу, по жизненным обстоятельствам, делает это в светской одежде. Если вам известен священник (вы несомненно знаете, что это клирик Русской Православной Церкви), то, конечно же, не в рясе находится сила священнического обращения. Если священник идет в пиджаке или в рубашке, то и так можно подойти и взять у него благословение, ничуть не меньше оно от этого будет.

По традиции, принимающий благословение сам приемлет в свои руки благословившую его десницу священника, подносит ее к губам и, слегка приклонив голову, благоговейно лобызает. И это тоже принято делать. Другое дело, что священник, упреждая нерешительность мирянина, иногда может поднести свою руку к его губам, но это корректно делать, если мирянин священнику уже знаком, а не является человеком недавно воцерковившимся. Если вас священник не знает, корректно будет потом представиться: «Отец Матфей, благословите, раб Божий Михаил…» или еще как-то себя представить. Или, например, так: «У меня к вам срочное поручение от отца благочинного…» (тут уж вас священник точно выслушает внимательно), и излагайте свое дело. Получив это благословение, тут же можете приступать к своему делу.

Если беседа со священником происходит по телефону (что в нынешней жизни нередко случается), то и в таком случае неправильно было бы говорить: «Здравствуйте!», но можно построить беседу так. Поскольку мы не всегда уверены, кто нам отвечает по телефону, бывает номера неверно соединяются, то можно так обратиться: «Алло, это отец Тимофей?» И, после того, как получили подтверждение, сказать: «Отче, благословите!» Иначе, например, при сбое линии, можно самому попасть впросак, да и нежданного собеседника поставить не в самое ловкое положение (он не будет знать, как себя вести). А затем кратко, лаконично вы сообщаете цель вашего звонка, благодарите в конце разговора. Можно при прощании взять благословение снова, а можно употребить старую формулу, которая тоже применяется: «Простите и благословите!» и затем откланяться.

Кстати, нужно указать на распространенную ошибку людей малоцерковных: это накладывать на себя крестное знамение перед тем, как взять благословение у священнослужителя: креститься на священника! Этого делать не следует. До акта церковной канонизации креститься на него никак нельзя!

Психолог Елена Моксякова объясняет, почему мы уверены, что в интернете нас не обманут: «При онлайн-общении включается механизм «проекции». Чем меньше у нас информации о человеке, тем больше мы склонны спроецировать на него нашу фантазию о нем». А если незнакомый пользователь еще и разделяет твои вкусовые предпочтения или напоминает кого-то из близких, он с большой степенью вероятности заслужит твое расположение. Чрезмерное доверие виртуальным знакомым чревато негативными последствиями. Ирина (24) долго готовилась к свадьбе. Однако невеста растерялась, когда пришло время выбирать фасон платья. «Я совершенно не понимала, каким оно должно быть, – рассказывает Ира. – Обратилась за советом к стилистам на форумах, они порекомендовали стиль ретро. Их поддержали все пользователи в сообществе. Мне не очень нравился этот образ, но я доверилась им, решила, что со стороны виднее». В итоге платье девушки не понравилось ни родителям, ни гостям. Ира была очень расстроена. Благо, муж смог убедить новоиспеченную жену, что в свадьбе главное не только платье, но и тот факт, что они теперь навсегда будут вместе. «Когда человек оказывается включенным в некоторое собщество, пусть даже заочно, проявляется важный психологический ресурс – аффилиация, то есть принадлежность к группе, которая становится для него авторитетом, подсказчиком, помощником», – комментирует Марк Сандомирский. Возникает потребность быть принятым другими, восполнить дефицит эмоционального общения (например, жених и подруги не всегда могут разделить волнения невесты по поводу ее внешнего вида). Елена Моксякова добавляет, что Ира не смогла принять решение из-за непонимания собственных желаний и отсутствия четких приоритетов. «Навязчивое стремление угодить «значимым другим» (в данном случае френдам) лишило девушку права на ошибку. Это, вкупе с гиперконтролем, привело ее к страху быть отвергнутой сообществом», – говорит психолог.
Обмани меня
Ольга (22) нашла в социальных сетях группу, где продают оригинальную, красивую и недорогую обувь. Подумала, что можно доверять сообществу, в котором состоит 20 тысяч человек, размещено много хороших отзывов и фотографий счастливых обладательниц новой обуви. Девушка заказала босоножки, внесла 50-процентную предоплату через web-money и стала дожидаться товара. «Когда через пару недель я попросила администратора сообщить номер почтового отправления, та проигнорировала меня, удалила из группы, а затем добавила в черный список. Сумма в 4 тысячи рублей для меня достаточно существенна. Теперь думаю, как вернуть деньги», – делится Ольга опытом неудачного интернет-шопинга. По мнению Елены Моксяковой, это априори незрелая позиция – снятие с себя ответственности за выбор и его последствия. Не «я сделала неправильный выбор», а «меня обманули злые администраторы группы». Помимо встречи с откровенными интернет-мошенниками, ты также можешь столкнуться и с проплаченными мнениями. Маркетологи давно научились преподносить рекламные сообщения как впечатления популярных блогеров. Реклама товаров или услуг подается ненавязчиво, как будто человек решил вскользь упомянуть о том, что ему нравится. И хотя по статистике около 50 % людей склонны доверять рекламе в интернете, неприятно выяснить, что тебе ее преподносят вместо мнения авторитетного человека.

Игорь Чер-ский, журналист и популярный блогер, считает, что лучший способ избежать подобного обмана – прислушиваться к советам проверенных френдов. «Важно то, что в блоге можно собрать максимум правдивой информации, а не рекламной лжи. К сожалению, ЖЖ наводнен фальшивыми блогерами, которые расхваливают нужный товар или ругают продукцию конкурентов. Но френдам, которых знаешь долгие годы, доверять пока можно», – говорит он. В блоге Чер-ского пользователи советуют друг другу, как провести выходные, делятся опытом выращивания рассады на балконах и подоконниках, рекомендуют рецепты вкусных блюд, рассуждают о любимых марках пива, автомобилях и правилах дорожного движения.
Зона риска
Не секрет, что большинство из нас ищут советов в интернете, пытаясь решить свои личные проблемы. «Почему он не хочет жениться?» или «Как понять, что у меня депрессия?» Любая поисковая система подтвердит, что такого рода запросы забивают в строку «поиск» тысячи людей. При этом степень непрофессионализма советчиков зашкаливает: психологическое сообщество в ЖЖ, например, никак не может наладить свою работу таким образом, чтобы давать рекомендации могли только дипломированные специалисты. Возникает закономерный вопрос: зачем нам нужны мнения заведомых дилетантов? Может быть, чтобы узнать об аналогичном опыте других людей и составить для себя полную картину?
Психолог-консультант Маргарита Борисова высказывает парадоксальную точку зрения: «Мы обманываем себя, думая, что хор неизвестных голосов поможет нам посмотреть на ситуацию объективно. На самом деле нам и не нужен такой взгляд! В сложной ситуации мы обращаемся к интернету за успокоением, а не за объективной оценкой». Написать о проблеме в интернет-сообществе не значит сделать шаг на пути к ее решению. Напротив, это способ отложить момент принятия такого решения. Но все это может оказаться полезным в том случае, когда тебе нужно не конкретное действие, а лишь выпустить пар. Увы, бывают ситуации и посерьезнее: существует множество людей, которые боятся врачей и медицинских процедур. Столкнувшись с неприятными симптомами, они сразу поддаются панике и, вместо того чтобы обратиться к доктору, отправляются на медицинские форумы. Специфика этих сообществ такова, что в них часто встречаются советы вроде: «Выпейте водку, смешанную с машинным маслом, заешьте лимоном – и все пройдет». Эффективными могут быть лишь те форумы, где присутствуют настоящие врачи. «Кроме того, участникам хорошо бы периодически встречаться «в реале».
Тогда советчик несет как минимум моральную ответственность за свои слова», – добавляет Марк Сандомирский. Будь осторожна и сто раз подумай, прежде чем обращаться за интернет-советами относительно здоровья. Печально известна недавняя история блогерши, которая, вместо того чтобы вызвать врача, начала задавать вопросы интернет-сообществу по поводу болезни своего ребенка. К сожалению, спасти его не удалось. Психологи сходятся во мнении, что интернет – лишь средство получения информации, которую нужно умело и здраво взвешивать. Но дальше начинаются существенные разногласия. «Мы не можем оценить авторитетность виртуальных советов, – резюмирует Маргарита Борисова. – Это очень интересная диспозиция. Мы получаем информацию, очищенную от обычных для реальной жизни примесей: представлений об уме, осведомленности и квалификации советчика, а также его моральных качествах. И уверены в собственной способности отфильтровать глупые и не подходящие нам советы и прислушаться только к стоящим. Получается, что мы прежде всего доверяем самим себе». К иному выводу приходит Елена Моксякова: «Можно, конечно, зависеть от мнений блогеров. Но это всегда личный выбор – слепо доверять и следовать чужим советам или наконец-то занять позицию взрослого человека и принимать решения самостоятельно». В любом случае не забывай: следуя виртуальным рекомендациям, ты всегда несешь за это вполне реальную ответственность. Юлия Арбатская

Правила обращения к священнослужителям

Прежде чем рассмотреть, как обращаться к священнослужителям в разговоре и на письме, стоит ознакомиться с иерархией священников, существующей в православной церкви. Священство в православии делится на 3 ступени: диакон, священник и епископ.

До того как ступить на первую ступень священства, посвятив себя служению Богу, верующий должен решить для себя, будет ли он жениться или примет монашество. Женатые священнослужители относятся к белому духовенству, а монахи – к черному. В соответствии с этим выделяют следующие структуры священнической иерархии.

Белое духовенство

Диакон:

• диакон;

• протодиакон (старший диакон, как правило, в соборе).

Священник:

• иерей, или священник, или пресвитер;

• протоиерей (старший священник);

• митрофорный протоиерей и протопресвитер (старший священник в кафедральном соборе).

Черное духовенство

Диакон:

• иеродиакон;

• архидиакон (старший диакон в монастыре).

Священник:

• иеромонах;

• игумен;

• архимандрит.

Епископ (архиерей):

• епископ;

• архиепископ;

• митрополит;

• патриарх.

Таким образом, епископом может стать только служитель, принадлежащий к черному духовенству. В свою очередь к белому духовенству относятся также служители, принявшие вместе с саном диакона или священника обет безбрачия (целибат).

Монахов-священников в настоящее время можно увидеть не только в монастырях, но и в приходах, где они служат. Если монах – схимник, то есть принял схиму, являющуюся наиболее высокой степенью монашества, к его сану добавляется приставка «схи-«, например схииеродиакон, схииеромонах, схиепископ и т. п.

Обращаясь к кому-нибудь из духовенства, следует придерживаться нейтральных слов. Не следует использовать обращение «отец» без употребления при этом имени, так это будет звучать слишком фамильярно.

В церкви к духовенству также следует обращаться на «вы».

При близких отношениях допускается обращение «ты», но на людях все же лучше придерживаться обращения на «вы», даже если это жена дьякона или священника. Она может обращаться к мужу на «ты» только дома или наедине, на приходе же такое обращение может принижать авторитет служителя.

В церкви, обращаясь к священнослужителям, надо называть их имена так, как они звучат на церковнославянском языке. Например, следует говорить «отец Сергий», а не «отец Сергей», «диакон Алексий», а не «диакон Алексей» и т. п.

При обращении к диакону можно использовать слова «отец диакон». Чтобы узнать, как его зовут, надо спросить: «Простите, какое ваше святое имя?». Впрочем, таким образом можно обращаться к любому православному верующему. Если к диакону обращаются по имени собственному, обязательно следует использовать обращение «отец». Например, «отец Василий» и т. п. В разговоре, упоминая о диаконе в третьем лице, следует называть его «отец диакон» или именем собственным с обращением «отец». Например: «Отец Андрей говорил, что…» или «Отец диакон советовал мне…» и т. п.

При обращении к священнику используют слово «отец». В разговорной речи допускается называть священника батюшкой, но этого не следует делать в официальной речи. Сам служитель, когда представляется другим людям, должен говорить: «Священник Андрей Митрофанов» или «Иерей Николай Петров», «Игумен Александр» и т. п. Он не будет представляться: «Я – отец Василий».

Когда о священнике упоминают в разговоре и говорят о нем в третьем лице, можно говорить: «Отец настоятель посоветовал», «Отец Василий благословил» и т. п. Называть его по чину будет в данном случае не очень благозвучно. Хотя, если на приходе присутствуют священники с одинаковыми именами, для их различения рядом с именем ставят чин, соответствующий каждому из них. Например: «Игумен Павел сейчас проводит венчание, вы можете обратиться с вашей просьбой к иеромонаху Павлу». Можно также назвать священника по фамилии: «Отец Петр Васильев находится в командировке».

Сочетание слова «отец» и фамилии священника (например, «отец Иванов») звучит слишком официально, поэтому в разговорной речи употребляется очень редко.

При встрече прихожанин должен приветствовать священника словом «Благословите!», при этом сложить руки для получения благословения (если приветствующий находится рядом со священником). Говорить священнику «здравствуйте» или «добрый день» в церковной практике не принято. Священник отвечает: «Бог благословит» или «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа». При этом он осеняет мирянина крестным знамением, после чего кладет на его сложенные для принятия благословения ладони свою правую руку, которую мирянин должен поцеловать.

Священник может благословлять прихожан и иначе, например осенять крестным знамением склоненную голову мирянина или благословлять на расстоянии.

Прихожане-мужчины могут также иначе принимать благословение священника. Они целуют руку, щеку и снова руку благословляющего их служителя.

Когда священник благословляет мирянина, последний ни в коем случае не должен в это же самое время накладывать на себя крестное знамение. Это действие называют «креститься на священника». Такое поведение не очень прилично.

Просьба о благословении и его получение являются основными составляющими церковного этикета. Эти действия не являются чистой формальностью. Они свидетельствуют о налаженных отношениях между священником и прихожанином. Если мирянин реже обращается за благословением или совсем перестает его испрашивать, это является для служителя сигналом того, что у прихожанина появились какие-то проблемы в земной или духовной жизни.

То же самое касается и ситуации, когда священник не желает благословлять мирянина. Таким образом пастырь старается дать понять прихожанину, что в жизни последнего происходит что-то противоречащее христианской жизни, что церковь не благословляет его. Обычно отказ в благословении болезненно переносится как священником, так и мирянином, что говорит о том, что подобные действия не являются чисто формальными. В этом случае оба должны постараться сгладить возникшее напряжение в отношениях путем исповедания и испрашивания прощения друг у друга.

Со дня Пасхи и в течение последующих сорока дней прихожане должны в первую очередь приветствовать пастыря словами: «Христос Воскресе», на что священник обычно отвечает: «Воистину Воскресе» – и обычным жес-том дает свое благословение. Два священника приветствуют друг друга словами «Благослови» или «Христос посреди нас», на что следует ответ: «И есть, и будет». Затем они совершают рукопожатие, целование в щеку единожды или трижды, после чего целуют друг другу правую руку.

Если прихожанин окажется в обществе сразу нескольких священников, ему следует просить благословения сначала у старших по чину, а затем у младших, например, сначала у протоиерея, затем у иерея. Если мирянин не знаком с ними, различить сан можно по кресту, который носят священники: у протоиерея он с украшениями или позолоченный, а у иерея – серебряный, иногда позолоченный.

Благословение принято брать у всех находящихся рядом священников. Если это затруднительно по какой-либо причине, можно просто попросить: «Благословите, честные отцы», – и поклониться. Обращение «святой отец» в православии не принято.

Если за благословением к священнику подходят сразу несколько человек, первыми должны обращаться мужчины по старшинству, а затем женщины. Если в этой группе людей присутствуют служители церкви, первыми испрашивают благословения они.

Если к священнику подходит семья, первым для благословения выходит муж, затем жена, после чего дети по старшинству. В это время можно кого-нибудь представить священнику, например, сына, после чего попросить его благословить. Например: «Отец Матфей, это мой сын. Прошу вас, благословите его».

При расставании вместо прощания мирянин также испрашивает у священника благословения, говоря: «Простите, батюшка, и благословите».

Если мирянин встречает священника вне церковных стен (на улице, в транспорте, в магазине и т. п.), он все равно может попросить благословения, если при этом не будет отвлекать пастыря от других дел. Если взять благословение затруднительно, нужно просто поклониться.

«Благословение Господне – оно обогащает и печали с собою не приносит»

(Прит. 10: 22).

В общении со священником мирянин должен проявлять почтительность и уважение, так как служитель является носителем особенной благодати, которую он получает во время совершения таинства рукоположения на священство. Кроме того, священник поставлен для того, чтобы быть пастырем и наставником верующих.

В разговоре со священнослужителем следует наблюдать за собою, чтобы во взгляде, словах, жестах, мимике, позе не было ничего неприличного. Речь мирянина не должна содержать грубых, бранных, жаргонных слов, которыми полна речь многих людей в миру, не допускается также слишком фамильярное обращение к священнику.

Разговаривая со священнослужителем, не следует прикасаться к нему. Лучше находиться на расстоянии не очень близком. Нельзя вести себя развязно или вызывающе. Не следует пристально смотреть или усмехаться в лицо священнику. Взгляд должен быть кротким. Хорошо при разговоре чуть опускать глаза.

Если священник стоит, мирянин не должен сидеть в его присутствии. Когда священник сядет, мирянин может сделать это только после предложения сесть.

Разговаривая со священником, мирянин должен помнить, что через пастыря, причастного к таинствам Божиим, может говорить Бог, научая истине Божией и праведности.

Правила обращения к мирянам

При обращении к мирянам христиане также соблюдают правила этикета. Так, все верующие во Христа являются братьями и сестрами. Поэтому в церкви часто принято обращаться друг к другу «брат» или «сестра», хотя и не так часто, как в западной. Когда христианин обращается к собранию верующих, он говорит: «Братья и сестры». Таким образом, духовное положение всех верующих по отношению друг к другу является, как между братьями и сестрами.

В православной церкви не принято называть друг друга по имени и отчеству. Даже пожилых людей следует называть только по имени.

Когда знакомые миряне встречаются на улице, мужчины приветствуют друг друга рукопожатием и целованием в щеку, а женщины только целованием в щеку. Мужчина и женщина не должны приветствовать друг друга целованием, достаточно просто поприветствовать словом и наклонить при этом голову.

В отношениях друг с другом верующие должны быть честны, искренни, кротки и смиренны. Совершив проступок, они должны быть всегда готовы попросить прощения друг у друга. Например: «Прости, брат». «Бог простит. Ты меня прости». При расставании православные верующие говорят друг другу: «С Богом», «Храни, Господи», «Помощи Божией», «Ангела Хранителя», «Прошу молитв» и т. п. У православных христиан не принято говорить: «Всего доброго» или «До свидания».

Если собеседник предлагает участвовать в чем-то сомнительном, верующий легко может отказаться, сказав: «Простите, но я не могу на это согласиться, потому что это грех» или «Простите, но на это нет благословения моего духовника» и т. п.

В разговоре не должно быть ничего непристойного. Из лексикона следует исключить все ругательные и жаргонные слова.

В разговоре следует всегда стараться внимательно выслушивать собеседника, не перебивая его. В свою очередь, излагая собственные мысли, не стоит быть слишком назойливым и утомлять собеседника разговором без крайней необходимости. Не надо быть многоречивым. Взгляд должен быть смиренным, а не сверлящим или приковывающим к месту.

Письменное общение

Переписка в церковной среде также имеет свои правила. Чаще всего верующие в письмах поздравляют друг друга с церковными праздниками, которых великое множество, начиная от Рождества Христова, Пасхи, престольных праздников и заканчивая именинами, днями рождениями и т. д.

Одним из основных правил переписки является отправление как писем, так и ответов на них вовремя. Поздравления к праздникам должны приходить без опозданий. Текст поздравлений должен «дышать» любовью и радостью, а также быть вполне искренним.

Поздравления с праздником Рождества Христова можно начинать, например, такими словами: «Христос раждается – славите!». Слово «раждается» – старославянское. Эти слова являются первой строчкой первой рождественской песни канона. В конце письма можно приписать следующее: «Желаю тебе помощи Богомладенца Христа в богоугодных делах твоих».

Поздравления с праздником Пасхи обычно начинают словами «Христос Воскресе!», а заканчивают – «Воистину Христос Воскресе!». Эти две фразы можно выделить в письме красными чернилами.

В престольный праздник принято поздравлять как настоятеля, так и всех прихожан. Например, можно начать письмо так: «Дорогого батюшку (или отца настоятеля) и всех прихожан поздравляю (или поздравляем)…». Можно обратиться и более официально и торжественно одновременно, называя архимандрита, игумена и протоиерея «Ваше Высокопреподобие», а иеромонаха, иерея и диакона – «Ваше Преподобие». При подобном обращении должен быть подобран и соответствующий стиль письма.

Очень редко употребляется обращение «Ваше Высокоблагословение» – к протоиерею и «Ваше Благословение» – к иерею.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Разговор со священником

Статьи/ Разговор со священником/ Об отношениях с духовником

Об отношениях с духовником

Из проповедей прот. Сергия Филимонова

Дорогие мои, не думайте, что уезжая, батюшка может забыть о своих чадах и своем приходе. Никогда такого не бывает. Все вы «вбиты у меня в базу данных» — вот сюда, в мое пастырское сердце.

Я о вас не забываю ни в одной поездке, и где бы ни был, у каких бы ни молился святынь, всегда поминаю вас. Особенно когда на путях странствий мне встречаются мощи святых, имена которых совпадают с вашими именами — тогда я сугубо молюсь именно за тех из вас, кто носит эти имена.

Ноги ваши я всегда умывал, и умывать буду, и никогда этого не стыдился. Это моя обязанность. Я желаю вам духовной крепости, мира в душе. Желаю, чтобы вы были осторожны и внимательны, не ругались, не осуждали, не ссорились.

Я радуюсь за вас, что вы верующие люди, очень радуюсь. И повторяю слова отца Николая Гурьянова: «Какие вы счастливые, что вы верующие! Какие вы счастливые!»

Но нам с вами предстоит еще очень много потрудиться.

Если духовник уделяет тебе мало внимания

Следует помнить, что духовник не сможет всегда уделять тебе столько внимания, сколько в самом начале. Когда мать с отцом рождают ребенка в этот мир, то если даже у них есть дети постарше, они все свое внимание переключают на этого младенца, ибо он совершенно немощен, нуждается в наибольшем уходе, помощи, заботе и внимании. Так и духовный отец — приготовься же к этому заранее! — не сможет всегда оказывать тебе столько внимания, сколько он оказывал в новоначальный период.

К этому нужно быть готовым и не проявлять ревности, отсекать злые помыслы о том, что я оскудел вниманием или безразличен к тебе и твоей судьбе. Просто для каждого этапа твоего духовного развития требуется свой объем внимания духовника.

Об утаивании грехов

Главное в отношениях между духовником и его чадом — чистосердечная исповедь и исповедание помыслов. И вот с этим у нас бывают сложности. Некоторые люди, которые приходят к духовнику, только на пятый, на шестой год открывают какие-то грехи — и не простые, а смертные. А ведь духовник и его духовное чадо причащаются из одной Чаши одними Святыми Дарами. Почему же так долго скрывали страшный грех? Ответ: я стеснялся, я боялся потерять в ваших глазах любовь, думал, что вы прогоните меня.

Вот он дьявольский обман! Священник никогда не осуждает своих чад.

Древний патерик рассказывает, как некоего монаха рукоположили в епископы. Ученик радовался, что его учитель стал епископом и мечтал, что теперь-то он, наконец, подольше поспит. Но не тут-то было. Его учитель и до того вел строгую жизнь, а став епископом, еще ужесточил свои подвиги в постах, молитвах и коленопреклонениях. «Авва — взмолился ученик, — когда ты был простым монахом, мы с тобой так плохо не питались, так долго не молились, а сейчас денно и нощно бьем поклоны, да еще натощак». Ученику был дан такой ответ: «Чадо, тогда крест мой был легче, теперь стал тяжелее. Ответственности на мне было меньше, а стало больше. Я несу ответственность не только за свою душу, но и за всех тех, кто вверен мне Господом. А значит, мы с тобой должны удвоить духовные подвиги. В новом положении и спрос с нас новый».

Так и вы, мои дорогие. Вы пришли в Церковь, несете разные послушания, помогаете Церкви кто чем может. Вы можете быть обуреваемы дьяволом разными мысленными и действенными искушениями — и поэтому должны заботиться о чистоте исповеди, ничего не утаивая. Спрос с вас большой.

Не бойтесь, о вас плохо думать не будут. Помоги вам Господи.

Из проповеди протоиерея Сергия Филимонова
Год с Настоятелем. Православный календарь 2016.

Ваш кирпичик в строительстве Дома Милосердия — первый в России проект такого масштаба социального, медицинского служения и просвещения, объединенного вокруг храма свт.Василия Великого. Установка первой закладной сваи для храма состоялась 27 марта 2018 года. Поддержите это нужное дело!

Вложите ваш кирпичик прямо сейчас!

Если не можете пожертвовать сегодня, воздохните, помолитесь об общем деле. Пожертвуете, когда сможете. Храни вас Господь!

Последние новости Дома милосердия

Назад к списку

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *