Как выжить в деревне?

Во время режима самоизоляции россияне, живущие в крупных городах, проявили немалый интерес к переезду в провинцию. Кто-то экстренно сбежал из квартиры на дачу, а кто-то обжился в деревне куда основательнее и решил никогда не возвращаться в город. Почему люди все чаще делают такой выбор? Что россияне находят в деревенской жизни? Как коронавирус повлияет на урбанизацию? А главное — как жители деревни воспринимают понаехавших горожан? В поисках ответов на все эти вопросы «Лента.ру», в рамках спецпроекта «Мир не будет прежним», поговорила с россиянами, которые уже сделали свой выбор, и футурологом, который оценил тягу людей к сельской жизни на фоне коронавируса.

Виктор, фрилансер, вырос в сибирской деревне и вернулся туда из города после введения режима самоизоляции. Ведет видеоблог о сельской жизни

Одна из причин переезда в деревню — у меня нет своей квартиры в городе, и приходится платить за аренду. Минимальная аренда — около 12 тысяч рублей. Сейчас из-за карантина и самоизоляции в городе нет работы, многих людей поувольняли. Это одна из причин.

Вторая причина — если нет денег, нет работы, надо как-то зарабатывать, как-то работу искать. А если ее нет? В деревне вот намного проще. Здесь есть свой огород, можно посадить картофель, лук, огурцы, помидоры, все можно посадить и выращивать самому. И заработать здесь, в принципе, можно: сейчас у нас в деревне принимают корень лопуха, цена небольшая — 20 рублей за килограмм. Можно металл собирать — допустим, железо. Металлоискатель у меня есть. Конечно, цена тоже не сильно большая — всего четыре рубля за килограмм. В городе — десять рублей, а здесь — четыре. Все равно выжить можно. Здесь не надо платить за квартиру, здесь свой дом.

И третья причина — я думаю, самая важная — это родители. Мне каждое лето в любом случае приходится приезжать в деревню и помогать им. Где-то что-то надо распилить, отремонтировать, привезти-увезти и так далее. Много работы здесь: огород посадить, подбивать картофель, полоть грядки, чистить траву сухую. Постоянно в движении — это даже лучше, чем в городе, потому что я вот в последнее время в городе просто сидел. Работа , конечно, меня не касается — грузчиком, отделочником, продавцом — никаким образом. Я пишу музыку на заказ, занимаюсь творчеством, работаю через интернет, и мне без разницы — что в городе сидеть, что в деревне. Здесь интернет тоже присутствует, единственное ограничение по скорости — здесь только 3G. Хотя уже, говорят, есть и 4G, нужно поменять модем, и все будет в порядке. Родители у меня отдельно в доме, а у меня летняя кухня, я нахожусь там.

5 000 рублей можно заработать в деревне за пять часов сбора кедровых шишек

Я считаю, что в деревне намного лучше. Во-первых, это свежий воздух — в городе вечно выхлопные газы, эта суета, кто-то постоянно куда-то спешит. Все в движении, аварии, сбивают людей… На самом деле много неблагоприятных для меня обстоятельств. В деревне мне намного лучше и спокойнее, я здесь вырос и родился. В том году был хороший урожай кедровых шишек, мы заработали все хорошо, вся деревня зарабатывала большие деньги. Сейчас делаю работу по дому: где-то поеду железо покопаю, где-то — корень лопуха. Сейчас скоро вырастет иван-чай — это такая трава кипрей, ее тоже принимают у нас. Потом, после иван-чая, пойдет ягода черника. Она идет почти до самого сентября, ее можно собирать и зарабатывать неплохие деньги, в день четыре-пять тысяч. Это как в день — грубо говоря, вам не надо работать целый день, только с девяти часов до двух, и я зарабатываю четыре-пять тысяч свободно. Никому я не обязан, никаким начальникам, ни под кого я не должен прогибаться, ходить каждое утро на работу — это не по мне. К тому же, как я и говорил, я пишу музыку на заказ, мне вполне удобно, и все меня здесь устраивает.

Вот у меня тут ручьи вокруг, здесь я рыбачу, ельцов ловлю. Пошел, удочку закинул либо корчагу — это такая снасть-ловушка для рыбы, на следующее утро проверил — там 70-80 ельцов. Пожарил, покоптил. С едой здесь проблем нет, питаюсь я здесь не хуже, чем в городе, даже, я бы сказал, лучше, потому что тут чисто — свои продукты, картофель свой, даже если нет, то без проблем можно его купить в деревне. И соленья можно взять, и квашеную капусту у кого-то, и огурцы консервированные.

Когда приезжаю сюда из города, у меня на самом деле душа радуется, и жить хочется, и настроение хорошее. Тем более в этом году май солнечный и жаркий, никогда такого не было. Тополиный пух сейчас, конечно, замучил немного. Как в песнях «Иванушек», только в мае.

Вот пруд, где я рыбачу. Ну как пруд — тут вода затекает, и вот здесь рыба находится. Скоро уже буду пахать огород, он небольшой, но в принципе его хватает. Ну, трактор приедет, все перепашет, будет отлично. Конечно, дом уже старый, нужен ремонт, но пока держится. Надо будет в этом году ремонт делать. Каждую осень заказываем березовые дрова, две машины по шесть тысяч рублей.

В доме я занимаюсь творчеством, микрофон тут, компьютер, студийный монитор. Есть печка небольшая, которая хорошо отапливает: охапку дров кинул — и жарища. Но сейчас жарко на улице, даже и не стоит топить. Воду берем из колодца — нормальная чистая вода. Он рядом, не надо ничего никуда возить, таскаю каждый день.

«Жизнь здесь как-то правдивее и проще»

Дмитрий, режиссер телевидения, переехал в деревню после 20 лет жизни в городе. Ведет свой видеоблог

Я работал в филиале ОГТРК на должности режиссера спецпроектов. Помимо этого, участвовал в качестве режиссера в различных медиапроектах и в свободное время снимал документальные фильмы на интересующие меня темы. Жил в довольно плотном графике.

Подумав немного, я решил переехать в деревню.

Жизнь в деревне для меня разрушила один стереотип: что здесь много пьяниц. Я видел одного, он частенько стоит возле магазина и выпрашивает деньги на чекушку, и все. Остальные все работают.

Как-то вышел пройтись — в апреле, как раз когда объявили режим самоизоляции, — и не встретил ни одного человека. Зашел к соседям, спрашиваю: где все? Они мне: как где — в огороде, земля подошла, перекапывают, и ты бери лопату и копай. Ну, я и пошел, взял лопату и перекопал за пару дней весь огород.

В общем, режим самоизоляции не сильно выбил из колеи деревенских жителей, они как занимались огородами, так и продолжают заниматься. Контактируют друг с другом через забор, кричат о том, как поживают, и все последние новости. Тут постоянно все чем-то заняты: работой на работе, работой на огороде, отдыхом после работы на том же огороде. Бездельникам здесь не место, бездельник здесь просто не выживет.

Я понимаю, что не во всех деревнях есть газ, предприятия, магазины, но во всех деревнях есть земля, и если человек хочет жить сыто, безбедно и ни в чем не нуждаться, то он может это обеспечить, даже не имея работы, а имея лишь участок земли. Была бы голова и было бы желание. И в деревне не принято ныть, что нет работы, все дорого, вообще ничего не купишь. Здесь есть стандартное народное средство от всего этого — физический труд. Тот, кто трудится и думает головой, тот всего добьется и точно не будет бедным, будет сытым, и семья и дети у него будут такими же. Поэтому если есть голова, есть руки, есть желание трудиться — все остальное будет.

Прожив более 20 лет в крупном городе, я столкнулся с рядом бытовых проблем. Обо всем по порядку. Первая трудность, с которой я столкнулся, переехав из городской квартиры в частный деревенский дом, — отопление. Оно хоть и было газовым, но тот котел, который здесь стоял, имел всего лишь два положения: включено и выключено. Его включаешь, и он начинает топить так, что становится как в бане, и приходилось его просто выключать. Меня такой расклад, конечно же, не устраивал, и я решил заменить котел на более современный. После того как я это сделал, я ставил нужную температуру — комфортную для себя и для проживания — и спокойно жил. Зима прошла без приключений. И по счетам отопление в городской квартире выходило где-то в два раза дороже, чем отопление в частном деревенском доме. Конечно же, это большой плюс.

Все удобства у меня, да и практически у всех жителей деревни, находятся в доме. Вода в дом подается из скважины, выкопанной на участке, при помощи насоса, который установлен в подвале. В простонародье его называют безбашенка — не знаю почему.

Теперь, я думаю, можно рассказать о досуге и развлечениях. Они кардинально отличаются от городских. В деревне нет ни баров, ни ресторанов, ни боулингов с бильярдами, ни кинотеатров, ни торговых центров, ни всего остального. Но здесь есть гораздо более интересные вещи. Это длительные пешие или конные прогулки, катание на велосипеде, купание в реке, охота, рыбалка, можно сходить в лес за грибами. Зимой можно покататься на лыжах, коньках или санях, не особо отдаляясь от дома. В общем, гораздо здоровее и полезнее. Что касается домашнего досуга, то здесь у меня есть спутниковое телевидение и интернет. Конечно, он не такой шустрый, как в городе, но онлайн что-то посмотреть можно. Не сильно отличается от городского.

Теперь о минусах. В деревне нет больниц, аптек и стоматологии. За этими услугами, если что вдруг случается, приходится ездить в райцентр, благо автобус ходит каждый час, и ехать не так далеко. Также здесь нет парикмахерской, подстричься — в райцентр. Из плюсов — есть детский сад, начальная и средняя школа. Ходить на лыжах через лес по сугробам не нужно.

Что касается трудоустройства, то в этой деревне есть большое развивающееся фермерское хозяйство, которое обеспечивает работой половину жителей. Тех же, кто не работает, кормит свое подсобное хозяйство. Если есть руки и голова, то человек живет вполне безбедно и сыто: ведь у него могут быть и куры, и гуси, и утки, коровы, козы, свиньи, а на этом — масло, молоко, яйца и все остальное. Опять же, это можно и для себя, и на продажу, и на запасы. Поэтому если человек хочет безбедно жить, то в деревне это сделать несложно, главное — трудиться, и тогда все будет. И если у такого человека спросить, где он работает, он может смело ответить: «Как где? У себя дома».

Я тоже завел небольшой огородик, посадил немного помидор, морковки, перчика, редиски, зелени, но это, конечно, меня не прокормит — так, хобби, не более того. Но кушать-то мне что-то нужно? И на что кушать? Правильно, на деньги. А где их брать? Правильно, зарабатывать. На заработки я периодически мотаюсь в тот самый город-миллионник, из которого переехал, и участвую там в качестве режиссера или еще кого в различных медиапроектах. Возвращаюсь сюда, и где купить покушать — с этим проблем нет. Есть несколько продуктовых магазинчиков и один супермаркет крупной известной сети. Вот, собственно, и все. Но помимо этого я знаю всех соседей, как я уже говорил, а они профессиональные огородники, садоводы и хозяйственники с большой буквы. И они меня за просто так или за условную плату подкармливают то молочком, то яичками, то сальцом, — в общем, я здесь не пропаду. Есть еще и продовольственные рынки, которые устраиваются по субботам, то есть суббота — базарный день. Пришел на базар, купил себе всего на неделю — и все, были бы деньги.

Прожив 20 лет в городе и всего-навсего несколько месяцев в деревне, я, наверное, в ближайшие несколько лет, а может быть, и десятилетий останусь здесь.

Жизнь здесь как-то правдивее и проще, нет надуманных проблем и всего остального, что меня окружало, когда я жил и работал в городе. Иногда мне звонят друзья и спрашивают, как дела, все ли нормально, мило беседуем, а потом начинают жаловаться на жизнь, на проблемы на работе. Я бесцеремонно их прерываю: так, хватит, мне нужно яму выкопать, приезжай завтра, бери лопату и копай. И знаете что? Приезжают, копают, а потом благодарят. И проблемы уже не кажутся какими-то нерешаемыми.

С тех пор как я здесь поселился, понял, что физический труд — это лекарство от многих физических и моральных проблем. Люди здесь не занимаются фитнесом, не бегают, не ходят в качалки, но выглядят здорово, потому как приобретают мускулатуру, силу и выносливость работой у себя на участке. Все просто. И они за это деньги не платят, а наоборот — даже зарабатывают и обеспечивают себя всем вкусным. В общем, физический труд — это здорово.

В деревне после продуктивного дня можно выйти во двор, разжечь костер, посидеть-помолчать, подумать о прошедшем дне. В городе мне этого жутко не хватало. Если вспомнить детство, то когда я приезжал сюда на каникулы, мне, конечно, здесь нравилось. Но по мере взросления, когда я, уже будучи подростком, жил в деревне и смотрел различные фильмы и сериалы, там показывали успешных молодых людей, которые живут в Москве и других мегаполисах. Мне это так нравилось, мне тоже хотелось побыстрее уехать из деревни, поступить в институт, отучиться и построить карьеру, стать успешным, гонять на машине ночью, ходить в клубы, в бары — короче, вот эта вся движуха меня очень восхищала. Что я сделал? Я действительно переехал после школы в мегаполис, отучился, начал строить карьеру. Где-то не получалось — менял отрасли, профессии, ведь успешным сразу стать не получается, для этого нужно приложить много усилий. В конце концов у меня все получилось, но когда оно получилось — меня вновь потянуло в деревню. Не знаю даже, как это объяснить.

«Город — не лучшее место для развития детей»

Артем и Наталья, работали в авиации, переехали в деревню. Ведут свой видеоблог

Наталья: На мой взгляд, осознанного решения у нас не было, мы приняли его немного спонтанно, то есть мы не задумывались о том, как мы будем здесь жить, на что будем здесь жить. У нас был дом, который мы строили как дачу, который не был готов для зимнего проживания, но потом пришлось его переделать. С домом у нас был небольшой участок, и, собственно, было желание просто переехать и жить за городом, потому что в какой-то момент мы поняли, что мы — люди движения, и нам не хватает простора, какой-то активности в городе. В городе очень мало двигаешься — квартира, работа, дом. День сурка. Здесь, можно сказать, тоже день сурка, но здесь больше движения и больше простора, взгляд не натыкается на многоэтажные постройки. Душа в какой-то момент потребовала большего простора и тишины, поэтому мы решили уехать из города в деревню.

Артем: Решение принималось в прямом смысле слова спонтанно, я бы даже сказал, необдуманно. Спустя четыре года, пошел уже пятый, можно признаться: мы вообще не задумывались о том, как мы здесь будем жить, на чем зарабатывать, и все эти проблемы приходилось решать по ходу жизни. Их было очень много.

Наталья: Переехать в деревню из города было решением мужа. Я всего боюсь, мне сложно что-то менять, сложно поменять размеренный быт на что-то неизвестное. Но так как у меня муж глава семьи, я последовала за ним, всецело доверилась его решению, и мы сюда поехали. Мне вообще переезд дался прекрасно: я сидела в декрете с маленьким ребенком, и в городе было некуда пойти погулять, — чтобы дойти до ближайшего парка, нужно перейти пять очень оживленных дорог, соответственно, подышать выхлопными газами, с маленьким ребенком в коляске — меня все это сильно раздражало.

Когда мы приехали сюда, была весна, все расцветало, зеленая травка, цветочки, прекрасные запахи — мне было очень хорошо: наконец-то я находилась с маленьким ребенком на свежем воздухе, было много движения, мы взяли лошадей из города и перевезли сюда. Была большая проблема, которую предстояло решить: дети учились в девятом классе, и нужно было принять решение, переводить их в другую школу или все-таки оставаться там, где мы учились. Мы приняли решение остаться в городской школе, и проблема была каждый день возить детей в школу. Это было очень тяжело, потому что город в 60 километрах от нас. Это была единственная проблема.

Артем: С моей мужской точки зрения мне переезд дался тяжело морально: за очень короткий промежуток времени мне пришлось изучить достаточно много информации, потому что зима наступала достаточно быстро, дом у нас был летний, и надо было позаботиться об утеплении водопровода и отоплении дома. У нас уже появилась живность, а тогда еще не было техники, и пришлось думать, где покупать сено и тому подобное. Вот эти проблемы пришлось решать очень оперативно, при этом я тогда еще работал.

Мы находимся во Владимирской области, Кольчугинский район. Из минусов здесь — частенько отключают свет. В большинстве случаев это связано со снегопадами. Честно скажу, некомфортно, но теперь мы достаточно легко выходим из ситуации: приобрели бензогенератор, он нас спасает. Отопление у нас дровяное, и на эту тему мы не паримся.

Наталья: Когда говорят «деревенский быт», «деревенские условия», всегда представляют, что туалет на улице, вода из колодца, и каждый день выгребать кучу навоза. Куча навоза, конечно, присутствует, но что касается туалета, душа и всего остального, то у нас условия не отличаются от городских. Более того, у нас не централизованный водопровод, мой муж — замечательный человек, он устроил все условия автономные, как в городе, только в деревне. У нас автономная канализация, как в городе, автономный водопровод — вода из скважины подается домой и там нагревается водонагревателями. Отопление тоже свое — дровяное, печка прекрасная. У нас в деревне нет газа, нет водопровода, единственная зависимость от города — электричество, которое, как сказал Артем, иногда отключают. Но и на этот вопрос Артем нашел решение. А так у нас все условия — как в городе, ничего плохого в деревенском быте нет.

Артем: Заработок в деревне — вопрос очень серьезный, поскольку на нашем канале, где мы показываем нашу жизнь в деревне, чуть ли не каждый десятый человек пишет: мол, тоже хотим переехать, но первый вопрос — заработок. Все прекрасно понимают, что Союз развалился, совхозов-колхозов как таковых нет, и многих это останавливает.

Наталья: На самом деле заработать в деревне непросто, и если бы я была одна, то не знаю, как бы я это делала. Как говорит Артем, я хороший исполнитель, но не умею организовывать свое производство.

Артем: Большинство людей при переезде в деревню почему-то первым делом хотят завести живность и на ней зарабатывать. Они, знаете, как при Советском Союзе ассоциируют: «Говорим — Ленин, подразумеваем — партия», деревня — значит, скотину разводить. На самом деле, на мой взгляд, это ошибка, потому что содержание живности — очень дорогое удовольствие. С каждым годом корма дорожают, сено дорожает, а цены на то же самое мясо, по крайней мере в магазинах, падают. Конечно, кто-то может поспорить со мной на эту тему, это мое личное, субъективное мнение. Но в деревне есть виды заработка, при которых вы будете меньше работать, но больше зарабатывать, и даже если взять опыт людей, которые здесь родились и выросли, то большинство, к сожалению, скотину не держат, держат только для пропитания своей семьи. Большинство занимается каким-то мелким бизнесом: у кого-то — пилорама, у кого-то — тротуарная плитка, и тому подобное. Что касается нас, я очень долго мыкался из угла в угол, на чем зарабатывать, изучал спрос и предложение. В результате мы приобрели фрезерный ЧПУ-станок, который изготавливает всевозможные деревяшки, начиная от, допустим, упаковки и заканчивая иконами в 3D. Спрос на это есть, но не сказать, что большой: на жизнь здесь хватает, мы не жалуемся.

Наталья: Справедливости ради хочу сказать, что мы не были исключением, не отличались от тех, кто хочет переехать, и тоже изначально пошли по пути сельского хозяйства. У нас были планы зарабатывать на курах, яйце, меде. Начали строительство большого птичника, но впоследствии заморозили, потому что, подержав кур, поняли, что конкурировать с «Пятерочкой» и «Магнитом» достаточно сложно. Корма дорожают — соответственно, от идеи зарабатывать на сельском хозяйстве мы отошли.

Артем: Если все-таки кто-то захочет зарабатывать на сельском хозяйстве, то, исходя из нашего опыта, я бы выделил две сферы заработка, которые будут приносить доход: это мед и баранина. Остальное, на наш взгляд, не особо выгодно.

Досуг — один из самых популярных вопросов о жизни в деревне, потому что очень многие интересуются досугом. Отвечу так: мы всю свою сознательную жизнь работали в авиации, и в нашей жизни было очень много досуга. Когда были на «эстафетах» — ждали обратного рейса, наотдыхались в своей жизни вдоволь. Если быть объективным, то досуга как такового в деревне нет.

Наталья: Здесь важно понимать, что считать досугом, ведь почитать книжку — это тоже досуг, и здесь гораздо больше времени, чтобы этим заняться. Очень много времени и на то, чтобы освоить какое-то хобби, которое, например, вы давно хотели, но у вас не было времени из-за работы. Я, например, не умею ничего делать руками, и здесь я пытаюсь научиться вязать, шить, делать посуду из глины. Это тоже досуг, на мой личный взгляд. Я не понимаю, когда люди говорят: «Вы себя закрыли, похоронили в деревне, там же нет кинотеатров, театров и всего остального». Простите, мы же можем сесть в машину, поехать в город, пойти в кинотеатр, ресторан, кафе. Все ограничено только временем и деньгами. У нас, в принципе, и то, и другое можно найти. И я сомневаюсь, что те, кто живет в городах, каждый день ходят в кафе, кинотеатры и театры. Выбираются, когда есть время и деньги, но так же и мы делаем.

Артем: Если учесть, что кинотеатр находится в городе в 40 минутах езды от нас, я думаю, городские жители примерно такое же время тратят в пробках, в метро, чтобы доехать до того же самого досуга.

Отношения с соседями — на мой взгляд, самый любопытный вопрос, он достаточно коварный.

Наталья: В городе мы зачастую не знаем, кто живет по соседству, не знаем друг друга. А здесь большая деревня, дома вроде бы друг от друга далеко, но все друг друга знают. Здесь все люди находятся в более тесном контакте, чем в городе.

Артем: В нашей деревне у большинства земель статус личного подсобного хозяйства. Сложилось так, что когда Союз развалился, много деревенских уехали жить и работать в город, и в этот же период времени многие городские жители здесь купили либо построили дома. Из-за этого возникают иногда конфликты по поводу той же живности: когда люди приезжают отдыхать, они сталкиваются с тем, что петух или курица начинают орать в пять утра, и очень сильно этим недовольны. Когда начинается сенокос, ты заводишь трактор в четыре-пять утра, и из-за этого тоже начинается недовольство. Объяснять это людям тяжело. Мы стараемся объяснять, что для отдыха есть СНТ (садоводческое некоммерческое товарищество), но при этом возникает недопонимание. К счастью, процент таких людей невелик, большинство, наоборот, относятся лояльно и все понимают. Более того, мы держим лошадей, коз, баранов, держали гусей, поросят, и многие родители с детьми приходят к нам как в контактный зоопарк — погладить, посмотреть. С большинством соседей вопросов не возникает. Местные жители, которые в деревне доживают свой век, разделяют нашу точку зрения, что приезжие, городские оказались не в той среде.

Наталья: Здесь осталось очень мало коренных деревенских жителей, но когда мы приехали, они приняли нас очень хорошо. Наверное, из-за того, что у меня отсюда бабушка, и половина деревни наши родственники — дальние и не очень. Нам помогали с пчелами, давали советы, прибегали, когда у нас что-то не получалось. Артем тоже, если кто-то где-то застрял, без проблем ехал вытаскивать. Взаимопомощь в деревне очень сильно развита, отношения со всеми хорошие, но возникает недопонимание, когда приезжают городские: им не хватает зелени, они сажают деревья-цветочки даже за пределами своего участка, а мне нужно пройти с козами на выпас, а козы не понимают, что это цветочки, для них все это трава, и они считают, что могут это съесть. У нас по этому поводу было много споров, но сейчас, спустя четыре года, люди все поняли, и когда сажают что-то за пределами своего участка, огораживают это сеткой. Сейчас проблем никаких не возникает ни с кем, очень хорошие отношения со всеми.

Артем: Мы с многими дачниками дружим, многие нам оставляют ключи от своих домов, мало ли что случится зимой, чтобы оперативно среагировать. Когда все приезжают весной, первый и единственный вопрос: «Ну, как вы тут?» Сначала мы говорили, что классно прожили, это был первый-второй год. А теперь мы даже не понимаем этого , потому что отопление свое — я сколько захотел, столько и сделал, а в городе ты мерзнешь и прибавить не можешь. Если взять наш дом — это двухуровневая квартира, полностью автономная, автоматизированная, все замечательно. Однако у большинства людей это все-таки вызывает непонимание, потому что отсутствие цивилизации, я так понимаю, все-таки давит на мозг людям.

Наталья: Мне сложно судить, что думают о нас городские, но, судя по репликам, которые они отпускают в нашу сторону, некоторые считают, что мы себя в деревне похоронили: «Не рано ли вам себя хоронить в деревне?» И такая еще реплика была: «Ничего не добились в городе, поэтому уехали в деревню».

Артем: Я так и не понял, чего мы должны были добиться. Допустим, мы заработали квартиру в городе, она у нас есть, ее никто не продал. Мы построили дом. Взять нашу младшую дочь — ей уже пять лет, и вы не поверите, мы за нашу Дашку просто радуемся. Ребенок не болеет, нет никаких аллергий, пьет с детства козье молоко, постоянно на свежем воздухе, очень много движения и саморазвивающих игр. Не хочу обидеть городских детей, но когда приезжают дачники, уже видна разница в развитии пятилетнего ребенка городского и нашего. Согласитесь, большинство детей сейчас играют в планшете, смотрят какие-то непонятные мультфильмы в YouTube, а здесь ребенок саморазвивается, и логика у него работает лучше.

Наталья: Я бы сказала, что разница не столько в интеллектуальном развитии ребенка, сколько в его самостоятельности. Здесь ребенок более самостоятелен: она знает, что сделать, как сделать, куда пойти, зачем пойти. Она недавно сама ходила в магазин за хлебом, изъявила желание. Сама может покормить коз, кур и прекрасно знает, кого чем кормить, с трех лет.

Артем: В конце года обстоятельства сложились так, что жена должна была уехать на неделю в город по делам, взяла с собой Дашу, и наш ребенок долго не понимал, почему она не может открыть дверь и пойти гулять.

Наталья: Такой был случай — она оделась и сказала: «Мама, я пошла гулять». Я говорю, что одной нельзя. Она: «А почему?» То есть для нее было дико, что она не может в городе выйти на улицу. В деревне она спокойно открывает дверь и гуляет на улице одна. Для нее это был просто шок.

Артем: Хочу добавить, почему мы завели YouTube-канал. Мы хотели донести до людей быт, какие-то решения и тому подобное. На канале есть ряд роликов, которые очень сильно выручают людей, живущих на даче в летний период. Например, про прокачку скважины. Я интересный способ изобрел, а ведь многие сталкиваются с тем, что скважина заиливается. Сделал небольшие ноу-хау в курятнике, когда мы держали кур, потому что курятник маленький, и надо было все оптимизировать. Я хотел развивать канал именно по этой теме. Однако когда мы начали выпускать ролики, люди нам стали писать: ребята, снимайте все подряд, мы дети асфальта, мы хотим видеть другую жизнь! В большинстве случаев приходится снимать быт.

Наталья: Лично у меня была другая цель: мне обидно смотреть на брошенные деревенские дома. Умирают бабушка или дедушка, а их дети и внуки не представляют, что можно приехать сюда и наладить здесь какую-то жизнь, и бросают эти дома. В лучшем случае продают, в худшем — просто бросают. Я тоже в свое время не представляла, что в деревне можно жить в комфортных условиях, и моей целью было показать, что в деревне можно жить не хуже, чем в городе, а в некоторых случаях даже лучше. Чтобы люди это поняли и начали возвращаться из городов, все-таки город — не лучшее место для развития детей, для жизни.

Артем: Решайте сами, стоит переезжать в деревню или нет, но мы, честно говоря, об этом не жалеем и строим большие планы.

«Нет смысла платить за дорогую квартиру в центре крупного города»

Футуролог, идеолог трансгуманистического движения Данила Медведев

Жизнь после коронавируса изменится. Она уже меняется на наших глазах.

Мы внезапно узнали, что значительная часть предпринимаемых действий — например, ежедневные поездки на работу, авиаперелеты в большом количестве — просто бесполезны. Поэтому сейчас их отменяют, причем без каких-либо серьезных последствий для экономики. Выясняется, что всем этим людям по-настоящему не нужно никуда мотаться, достаточно просто связаться по видеосвязи.

Кто-то будет уезжать в деревню, потому что нет смысла платить за дорогую квартиру в центре крупного города, если все равно работаешь через видеосвязь.

Кто-то разведется, кто-то съедет, будут какие-то другие кризисные ситуации, но в целом может оказаться так, что мы поймем, что строить из планеты муравейник, где все постоянно куда-то бегут, не самое правильное решение.

Помогите деревне!

Зомби могут атаковать деревни и превратить в зомби их жителей. В режиме Хардкор (Hardcore) или уровне сложности Сложный (Hard) зомби могут сломать даже деревянные двери. Нельзя обмениваться с жителем-зомби предметами, и вы можете погибнуть, если он нападет на вас. Деревенские жители не воспроизводятся быстро, они могут случайно умереть, наступив на лаву или упав в колодец. Так что численность населения легко уменьшается.

Чтобы вылечить зомби, изолируйте его, бросьте в него зелье «Слабость» и накормите золотым яблоком. Деревенский житель будет трястись в течение нескольких минут, прежде чем выздоровеет

Как помочь спасти деревню

• Ложитесь спать, как только стемнеет. При этом игровое время изменится, и настанет новый день. Ночь будет «пропущена» вместе с темнотой, в которой могут появляться мобы. Это позволяет минимизировать количество появившихся зомби. Убейте их утром.

• Оградите деревню забором. Заприте жителей в домах до окончания работы, чтобы обезопасить их.

• Уберите лестницы перед дверями, замените сломанные двери и удостоверьтесь, что двери правильно установлены снаружи. (Не добавляйте дверь в кузнице. Характер данной постройки сбивает жителей с толку, и они начинают собираться снаружи.)

• Осветите территорию вокруг деревни, чтобы предотвратить появление мобов.

• Избавьтесь от кактусов, бассейнов с лавой и пещер, в которых появляются мобы.

• При возможности исцеляйте зомби, бросив в него зелье «Слабость» и покормив золотым яблоком. Для восстановления здоровья жителя потребуется несколько минут, поэтому изолируйте его, чтобы он не навредил себе и другим жителям.

• Можно защитить жителей деревни с помощью Железных големов, построить новые дома для расширения деревни и повышения шансов ее жителей на выживание.

Железные големы

Железные големы появляются сами, если в деревне есть десять жителей и двадцать один дом. Если в деревне нет Железного голема, создайте его. Вам понадобится тыква или Светильник Джека и четыре блока железа, расположенных на земле (а не в сетке крафта) в виде буквы «Т». Железные големы защищают только деревенских жителей и могут уйти, если окажутся за пределами деревни. Можно держать Железных големов в загоне, обнесенном забором, или посадить на поводок.

Создавая Железного голема, ставьте тыкву или светильник в последнюю очередь

Обмен

Житель деревни в зависимости от его рода занятий предлагает вам определенные предметы. Как правило, вы покупаете и продаете за изумруды. При первом обмене с жителем деревни он делает только одно предложение. Он сделает новые, когда вы обменяете последний предмет из его списка и закроете окно инвентаря. Если жители деревни готовы предложить вам что-то новое, вы увидите над их головами зеленые и пурпурные частицы.

Если у жителей деревни есть новое предложение для вас, вы увидите над их головами зеленые и пурпурные частицы

Существуют сотни предложений и возможностей для обмена. У фермера (в коричневой одежде) вы можете купить кремень, сталь, ножницы и стрелы. У мясника (в белом фартуке) – кожаную броню и седла, а у кузнеца (в черном фартуке) – железные и алмазные предметы, а также кольчугу. У священника (в пурпурной одежде) можно купить Око Края, светящийся камень, пузырек для зачарования и красный камень, а у библиотекаря (в белой одежде) – книги с заклинаниями, книжные полки, часы и компасы. Священник может наложить чары на какой-нибудь предмет, например на железную или алмазную броню. Выращивайте пшеницу, которую можно обменять на изумруды у фермера. Использовать эти изумруды для покупки других предметов у жителей деревни.

Пять типов деревенских жителей: священник, кузнец, библиотекарь, мясник и фермер

Повысьте численность населения

Добавьте новые дома. Чтобы игра «поняла», что вы создали новый дом, она должна сначала «увидеть» новую дверь. Дверь считается частью дома, если с одной из сторон двери есть крыша. До тех пор пока соблюдается это правило, можно создавать дома как угодно. Вы можете построить дверь только с одним блоком крыши. После создания двери программа проверяет пять блоков перед дверью и позади нее на наличие блоков крыши. Блок крыши – это любой блок, загораживающий землю от солнечного света. С одной из сторон двери может быть больше блоков крыши, чем с другой. (При недостатке ресурсов вы можете создать дом из двери и одного блока грязи.) Наконец, чтобы считаться домом, дверь должна находиться рядом с жителем деревни. На каждые три с половиной двери создается новый житель, так что для создания двух жителей придется сделать семь дверей. Жителей должно быть как минимум двое, чтобы у них появились дети.

Для постройки простейшего деревенского дома нужна только дверь и один блок крыши позади нее

Будьте вежливы!

В каждой деревне вы зарабатываете очки популярности. Отсчет начинается с 0, может подниматься до 10 и опускаться до –30. Покупка у жителя деревни последнего предмета из инвентаря добавляет 1 очко. Нападение на деревенского жителя отнимет 1 очко, убийство – 2 очка, убийство ребенка жителя – 3 очка, уничтожение Железного голема – 5 очков. При счете –15 Железный голем деревни атакует вас.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Фото: Сергей Коньков

Когда-то мне казалось, что русская провинция погибает, потому что там экономики нет.

Советское загнулось, новое не появилось. И перспективы для провинции самые печальные: старые умрут, молодые уедут. А теперь теория поменялась. Провинция выживет — но не бизнесом, а дачами. Так случилось, что в одну и ту же деревню в Вологодской области я заезжал уже три раза: десять лет назад, семь лет назад и этим летом. Наблюдаю деревенскую жизнь в динамике.

Народный паяц: Шнуров может стать нашим Зеленским — только в майке-алкоголичке Политика

Народный паяц: Шнуров может стать нашим Зеленским — только в майке-алкоголичке

9899

Вообще, в этом краю когда–то гармошки делали: в большом селе была фабрика — в здании церкви, а на подрядах работали все окружные деревни. Но гармошечный бизнес еще в советские времена загнулся. И никто его восстанавливать не собирается: если кому из интуристов гармошка понадобится, ее легче в Москве сделать, а дешевле — в Китае.

Десять лет назад приехал я в одну из деревень, которая на подряде была у гармошечной фабрики. Красота: иван–чай цветет, деревья шумят, дорога сначала асфальтовая, потом грунтовая, потом отворотка с лужами. В деревне когда–то было изб сорок, дом культуры, танцплощадка, а осталось десять выглядящих жилыми домов, еще несколько брошенных, остальные растащили на дрова. Живут старики. В округе ни коровы, ни козы. Самым очевидным образом умирающая деревня.

Через три года снова в этой деревне оказался. Изменения произошли: в одном доме появилось хозяйство. Типа фермеры. Даже обсуждали, не завести ли тут бараночный бизнес. Но решили, что это безумие — делать баранки за 1000 км от Петербурга и за 120 км от Вологды, то есть от мест, где потребители баранок обитают.

Прошло еще семь лет. Лето 2020 года. Фермерский бизнес исчез. Старики уже на дорогу не выходят. Жилых домов штук восемь из десяти осталось. Но на тех, что остались, тарелки «Триколора» висят. Уазик с катером на прицепе стоит. И незнакомый товарищ в синей рубахе радостно бросается навстречу. «Как хорошо, — говорит, — что приехали. Витька (имя произвольное — забыл, как зовут) хочет участок ваш купить!» «Я б, — говорю, — и продал, но ни к одному участку тут отношения не имею».

Выяснил, что товарищ в синей рубахе — из Петербурга, вышел на пенсию, купил дом в этой деревне. Купил тут потому, что его приятель в соседней деревне основался, а здесь дешево продавали — за 250 тысяч. Потому что дому сто лет, надо его сильно ремонтировать. А за соседний дом 400 тысяч просят. Собирается жить в деревне постоянно — потому что природа, красота, воздух. А Витька (условное имя) из Вологды. Тоже тут дом купил. Но ему развернуться негде, соседний участок забрать хочет, но не может пока понять, кому он принадлежит. И соседи — молодые люди — дом под дачу купили.

То есть превращается деревня из умирающей в дачную. А бизнес тут никому не нужен. Даже вреден — для тишины и экологии. Одна проблема — в деревне прописан только один человек. И муниципальные власти говорят, что если б там хотя бы два было прописано, то они, может, и подумали бы в раздолбанную дорогу муниципальные средства вложить. В общем, очень уговаривали меня купить дом, но главное — прописаться.

Реклама

Это, так сказать, возрождение провинции экономкласса. Побывал и на другом ценовом полюсе дачного возрождения — в Плесе. Это городок, известный двумя вещами: во–вторых, тем, что в его окрестностях построил дачу Дмитрий Медведев (теперь к ней по Волге катают катера — главный пункт показа), а во–первых, потому что там пару сезонов провел Левитан. Нарисовал несколько пейзажей и имел роман с Софьей Кувшинниковой, которую изобразил в рассказе «Попрыгунья» Чехов: там молодая особа бросает мужа (врача, умницу и трудоголика) и уезжает с неким пейзажистом на Волгу на этюды. Муж в итоге умирает.

Бездорожье вместо заграницы: как правильно ездить по России Туризм

Бездорожье вместо заграницы: как правильно ездить по России

325

У этого рассказа — реальные прототипы. Правда, когда Кувшинникова с Левитаном встретилась, она была не сильно молода — 41 год, Левитану — 28. Но на ней был полупрозрачный капот, надетый на голое тело. Левитан, конечно, не устоял. И жили они в избе не вдвоем, а втроем. С художником Степановым. Очень поддерживала художников девушка. А происходило это в Плесе.

История Левитана — Кувшинниковой привлекла в Плес ушедшего в отставку после работы в нефтяном бизнесе мини–олигарха, и он решил сделать там образцовое дачное место — назвал все это «Потаенной Россией». Кое–что получилось, несмотря на конфликты с местными жителями и губернатором Менем (сейчас там другой губернатор). Бизнесмен выкупает старые дома, придает им более–менее аутентичный вид. Правда, в некоторых никто не живет, ждут достойных дачников. Вокруг продают участки — где по семь миллионов, где по девять. Приличные дома дороже — миллионов по сорок.

Понятно, что покупать тут дачу может только тот, кто готов гордиться, что живет там, где Медведев уточек кормил, а Левитана Кувшинникова соблазняла.

В итоге когда–нибудь Плес заполнится зажиточными дачниками и окончательно закроет себя для туристов. Но между деревней в Вологодской области и Плесом есть еще куча других дачных возможностей. И они заполняются — потому что каждый второй житель России хочет иметь дачу. Дачи — это то, что спасет русские деревни.

Не только у нас такой процесс идет. В Грузии, например, происходит то же самое. Только там каждый грузин знает, из какой он деревни. А у нас можно устраивать дачи в любом понравившемся месте.

Главное, к даче купить что–нибудь внедорожное. А то дожди пойдут — не доедешь.

Реклама

Сергей Балуев, обозреватель, специально для «ДП»

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Каким образом становятся уважаемыми жителями сельсовета, что для этого нужно сделать? В чем город проигрывает деревне?

Корреспондент газеты «Жыццё Палесся» нашла ответы на эти вопросы.

«Чтобы что-то иметь, нужно работать»

Галина Васильевна и Адам Григорьевич Дубень из агрогородка Осовец живут в браке 42 года и столько же в деревне. В свое время приехали из города, хотелось поближе к земле и свежему воздуху прямо с крыльца. Тогда родители мужа купили молодой семье дом, а все остальное супруги сделали самостоятельно. Они его перестраивали, модернизировали, всячески улучшали. И не надоело, говорят, а наоборот, азарт еще больше.

Хозяйство когда-то было очень большое: три коровы, два быка, трое телят, свиноматку держали – работали от зари до зари.

«А все для того, чтобы встать на ноги, чтобы материально окрепнуть, детей вырастить, да и, вообще, жить в свое удовольствие», – рассказывают супруги. Галина Васильевна еще и добавляет: «Все что у нас есть – сделано руками мужа, а я только подсобляла. Сейчас хозяйство тоже есть, но уже не такое большое».

И, действительно, совершив небольшую экскурсию по подворью, убедилась лично: чтобы привести усадьбу к такому виду, нужно было положить немало сил, крови и пота. Зато теперь хозяева располагают собственной мельницей, также имеется баня, кладовые и погреба, а внутреннее убранство дома – просто загляденье. Причем дом-то сам обычный, деревянный. Еще хочется отметить огромную веранду, которую Адам Григорьевич сделал собственными руками, пристроив к дому. Летом, когда соберется вся семья, замечательно будет устроить в ней вечерние посиделки за ужином, который плавно перейдет в чаепитие, за которым будут звучать воспоминания, смешные истории из прошлого, задушевные разговоры…

Приусадебный участок в 40 соток тоже требует пристального внимания, на произвол судьбы не оставишь ни огород, ни сад. К слову, сад совсем молодой, плодоносит только три года. Зато, по словам Галины Васильевны, всегда свои фрукты, ягоды.

– Куплю рассаду, высажу в грунт и после этого буду каждый день ходить и наблюдать, как растет, – смеется хозяйка. – Или брошу семена в землю и так же буду бегать в огород и смотреть, проклюнулось там что или нет. Это так интересно! Казалось бы, за сорок лет можно было уже насмотреться, но нет, это не надоедает, всегда азарт как в первый раз.

Несмотря на то что супруги давно пенсионеры, они еще чувствуют в себе силы работать не только на своем придомовом участке, но еще и ходить на работу. Адам Григорьевич уже двенадцать лет работает в школе сторожем, а до пенсии работал водителем в сельсовете, а до этого – водителем в колхозе. Галина Васильевна работает в Глиницкой базовой школе ответственной за реализацию Декрета № 18, заведует питанием в школе, а еще ведет обслуживающий труд и является председателем профсоюзного комитета, к тому же и субботы рабочие. Дел невпроворот, но…

– Еще успеваю по вечерам заниматься скандинавской ходьбой – болит позвоночник, – говорит Галина Васильевна. – Первое время односельчане смотрели на меня как-то странно, ведь это ж в диковинку – ходить с лыжными палками, а потом привыкли. Сейчас уже и внимания не обращают. Из-за большой загруженности большую часть забот о хозяйстве взял на себя муж. Бывает, что и ужин сам приготовит, и меня накормит.

Кроме работы и забот о хозяйстве, супруги очень любят путешествовать по Беларуси, особенно в летнее время: на Нарочь, на Браславские озера, часто наведываются в Туров. Компанию им составляет еще одна семейная пара.

– Вот сегодня решили, за час собрались и уехали, – говорит Галина Васильевна.

Слушая рассказ супругов, у меня назрел вопрос: если молодая семья захочет из города перебраться в село, то с чего начинать?

Первой ответила Галина Васильевна:
– С жилья. Например, в Глиницу переехала семья из города. Смотрели на что? На наличие удобств, хотя бы центральное водоснабжение. И работа. А что больше надо? Главное, чтоб было желание работать, потому что жить в деревне и не работать – невозможно. Если хочешь иметь домик в деревне, то для того чтобы поддерживать и его в хорошем состоянии, и приусадебный участок, нужно работать. Трудоустроиться на селе можно, и жилья хватает. Не надо лениться и не ждать, что принесут на блюдечке сразу все готовое. Все, что у нас есть, добыто и сделано своими руками.

– Большинство молодежи чего-то ждет – от родителей, от родственников, от государства. А так неправильно, потому что в свое развитие нужно вложить усилия, – добавляет Адам Григорьевич.

Супруги совершенно не жалеют, что 42 года назад променяли город на деревню, где, по их словам, жить лучше, чем в городе. О чем жалеть, если жизнь сложилась удачно?..

«Бояться деревни не нужно»

Говорят, что противоположности притягиваются. Супружеская пара Валентины Владимировны и Ивана Ивановича Козел из деревни Крушники – наглядный тому пример. Они как будто дополняют друг друга. Если Иван Иванович по природе своей спокойный, невозмутимый, местами даже флегматичный, то его супруга Валентина Владимировна – воплощение неиссякаемой энергии, юмора и жизнерадостности.

К сожалению, обоих супругов дома застать не удалось – Иван Иванович был на работе, но, пообщавшись с ними по отдельности, в голове сложился довольно милый образ.
В деревню приехали в 1982 году, после окончания техникума. Иван Иванович сначала работал заведующим фермой, затем начальником участка, потом тридцать лет отработал главным ветврачом в колхозе «Полесье» и три года директором уже объединенного колхоза. Сейчас на пенсии, но сил и энергии еще хватает на работу завхозом в сельской больнице.

Валентина Владимировна до пенсии работала на ферме осеменатором. А после того как здоровье начало слегка подводить, всю свою энергию направила на ведение домашнего хозяйства.


– Когда-то хозяйство было очень большое, – вспоминает Валентина Владимировна. – Тридцать лет держали две коровы, лошадь, отару овец, четверо свиней, быков. Когда сюда приехали, то первое время было трудно. Сами посудите, только-только окончили техникум, ничего еще не имели: ни жилья, ни своего хозяйства. А потом нам выделили этот дом, точнее не дом, а просто сруб. Начали отстраиваться, да и вообще все начинали с нуля.

Валентина Владимировна говорит, что если бы предложили переехать в город, то ни за что бы этого не сделала.

– Всю жизнь люблю деревню! Вы знаете, как летом у меня здесь красиво?! Я люблю общение, людей. Ну, и как бы я могла жить в городе, если я там не вижу людей так, как здесь? Вот я выйду во двор: там соседка прошла, там машина проехала, а тут ко мне уже гости идут. Я люблю, когда ко мне приходят гости. Когда сыновья просят приехать и посмотреть детей, то я собираю гостей там – я не могу без общения. Сыновья даже шутят: «Нашей матери никогда и нигде не будет скучно».

Хозяйка усадьбы так эмоционально и искренне рассказывала, что самой невольно захотелось все бросить и переехать в деревню – за воздухом, за красотой, за добротой человеческого общения, часто непринужденного.

– Мне некогда скучать, – продолжает Валентина Владимировна. – Дел невпроворот не только в доме, но и на подворье, и в огороде. К тому же мы еще и корову держим, а с ней работы много: помыть банки под молоко, подоить, процедить молоко, собрать сыр, сбить масло – все это нужно делать. Благо что сыновья подарили машину посудомоечную, так я заложила посуду и пошла дальше по хозяйству управляться – экономия времени. Хоть у меня и болят ноги, я приму лекарство и пойду дальше чем-то заниматься. Если выдалась свободная минута, я хоть на машинке швейной что-то шить буду, но праздно сидеть сложа руки – это не про меня.

Хочется отметить, что в хозяйстве супругов не только корова, но еще пасека, собственноручно выкопанный пруд, который нужно держать в чистоте, ведь там рыба водится. Ульями занимается младший сын – это его хобби, родители только на подхвате.

И снова не смогла не поинтересоваться у супругов: если молодая семья захочет из города перебраться в село, то с чего начинать?

Ответ был до чрезвычайности прост:
– Если любят деревню, то и приедут в деревню. А если не любят деревню, то никаким калачом их не заманишь. Кому нравится деревня, тот будет себя сам настраивать на сельскую жизнь. В деревне хочешь, не хочешь, а потребность что-то делать физически все равно есть. Даже если ты приехал из города на выходные, то сидеть в кресле-качалке не получится, потому что просто неинтересно.

– Не жалеем о прожитой жизни ни капельки, – вторят друг другу супруги. – Даже если бы была возможность начать все сначала, то все равно выбрали бы жизнь в деревне – на свежем воздухе, на земле, ближе к людям. Бояться деревни не нужно, потому что в любом случае односельчане всегда придут на выручку.

Супругам есть чем городиться в жизни: сыновей вырастили достойными людьми, дом добротный, уютный, участок вокруг дома ухоженный. Кроме того, своим отношением к труду и к людям завоевали уважение сельчан. Все это в целом очень дорогого стоит.

Вместо послесловия хочется сказать, что немаловажное значение в обустройстве усадеб и благополучной жизни сельчан в целом имеет и работа сельсовета. В любом случае власть стремится сделать так, чтобы людям на селе жилось комфортно. Но если эти люди еще и достойные граждане своей деревни, своей жизнью и поступками заслужившие почет и уважение, то хочется помочь еще больше.

Ольга ЛАСУТА.
Фото автора.

«Парк Гагарина» продолжает публикацию глав из будущей книги Виталия Ковригина о жизни горожан, уехавших в деревню
Глава вторая. Деревня оживает летом
С приходом весны все оживает, и деревья, и цветы… Оживает и деревня. Старенькая техника еще советских времен готовит поля к посеву. К старикам на майские приезжают дети: погулять, посадить картошку. Для многих — это уже традиция. Вечерами слышна музыка и радостные крики соседей. Пахнет шашлыком. Люди гуляют, вырвавшись из городской суеты — расслабляются по полной. В магазины завозят больше продуктов и выпивки, потребительский спрос растет. После трудового дня протапливается банька, и начинаются деревенские СПА-процедуры. Мы переехали в деревню именно в эту пору.
До переезда мы с женой никогда не планировали семейный бюджет и практически никогда не составляли списки покупок заранее. Деревня нас этому научила. Почему и как это происходит? Учитывая удаленность от райцентра, затраты на ГСМ значительные и времени на поездку тратится очень много. Поэтому мы поняли, что нужно закупать продукты сразу минимум на неделю. Так делают практически все деревенские. Продукты первой необходимости: крупы, макаронные изделия, чай, кофе, соль, сахар — закупаются впрок. Все это мы покупали на оптовой базе в селе Кинель-Черкассы. Получается намного экономнее и практичней. Все остальное, при необходимости, можно купить в местном магазине РАЙПО. Только цены там намного выше, чем в обычном сетевом магазине. Сказываются транспортные расходы.
Но главная экономия начинается, когда вы заводите свое хозяйство и огород. Из собственного опыта: самое легкое и недорогое хозяйство, которое можно завести с первых дней прибывания в деревне — это птица: куры, утки, гуси, перепела и бройлерные цыплята. Мы купили 10 кур-несушек на птичьем рынке, позже прикупили и петуха. Сразу же закупили побольше корма и заселили нашу первую живность в пустующий сарай. Разумеется, предварительно подготовив его. Про петуха отдельная история. Когда купили кур мы и не знали для чего нужен петух. Оказалось, он не только извечный будильник, но и необходимый отец птичьего семейства. Если вы соберётесь выводить цыплят самостоятельно, то без петуха сделать это будет невозможно. И без инкубатора тоже. Теперь в магазин за яйцом мы не ездим, а это уже экономия.
Но это не главное. Домашнее куриное яйцо очень сильно отличается от магазинного — и вкусом, и цветом. Раньше мы без проблем ели магазинные яйца. Использовали их и в выпечке — Ксения у меня очень любит готовить домашнюю выпечку — и не ощущали разницы. Сравнивать было не с чем. Попробовав яйцо со своего подворья сразу поняли, как мы ошибались думая, что разницы нет. Позже, когда куриное хозяйство разрослось до сотни (птицу, обычно, мы не считаем), стал продавать яйца с нашего подворья. Делал рекламу в соцсетях, там же принимал заказы и возил в Самару. Всегда были только положительные отзывы и по вкусу, и по качеству. «Я уже жить не могу без твоих яиц, вот в тот раз не купил, не успел, пришлось брать в магазине, так они на цвет бледные и абсолютно безвкусные», — говорил мой постоянный покупатель Александр, супруг Натальи с которой мы проходили лечение гемодиализа. Многие брали сразу по пять десятков яиц. Некоторые приезжали из Тольятти в Самару что бы купить яйца от наших курочек. За такой товар стыдно мне не было.
При правильном питании и надлежащем уходе куры несутся регулярно и исправно. Не скажу, что я на них что-то заработал, но окупил закупленные корма. А вот все остальное — прибыль в натуральном виде. Это яйцо, как продукт. На него ты уже не тратишь деньги, только свой труд. И семья переходит на свое экологически чистое питание. Потом уже я, эксперимента ради, развел в хозяйстве и другую живность, но об этом позже.
Огород в деревне это не просто слово — это, своего рода, супермаркет со свежими овощами и зеленью. Он у нас большой — 50 соток. Такой вручную не вспашешь, да и пахали его последний раз лет пять назад. Пришлось искать тракториста, который за энную сумму нам перепашет участок. Такого человека найти не составило труда, благо в нашей деревне есть фермеры. Занимаются они в основном выращиванием подсолнечника и зерновых. От прежних хозяев остались фруктовые деревьевя, но мы с Ксенией решили посадить еще. Первым делом — яблони, груши и вишню. Дальше все стандартно — посадили картошку, морковку, свеклу, капусту, кабачки. И, конечно же, огурцы и помидоры. Для которых приобрели небольшую поликарбонатную теплицу. Вырастили много рассады и занялись посадкой. Сажаем, а в голове уже крутится, сколько полезного и вкусного урожая мы соберем по осени.
Но это все дела огородные, а переехали в деревню мы с детьми. Им же досуг надо организовывать… В один из выходных дней собрались с женой и поехали в Самару. В крупном торговом центре приобрели большой каркасный бассейн, качели и огромный батут. Радости детей не было предела — с самого утра они плескались в чистой теплой воде, потом обсыхали, укутавшись в полотенца, на садовых качелях. Для нас с супругой главное — это радость и счастье наших детей. Большего и не нужно. Есть большой и крепкий дом, прекрасное место, все бытовые условия, небольшое, но свое хозяйство, огород. Все было прекрасно, все было как в сказке.
Год в деревне пролетел незаметно. Мы открыли много для себя нового и стали смотреть на некоторые вещи по-иному. Научились экономить и планировать, узнали для чего нужен петух, попробовали — вполне успешно — выращивать себе еду сами. Главное — было бы желание и жизнь в деревне не покажется вам в тягость.
Часто слышу от людей, которые уехали из села в город, что в деревне тяжело, пахнет навозом, скучно и нет перспектив. Но все это не так. Если есть желание жить и делать мир вокруг себя лучше, то все получится. Для меня, например, непонятно до сих пор, почему люди, которые всю свою жизнь проживали в деревне, не смогли отстоять свое право на хорошую дорогу? Я был крайне удивлен — почему имея столько техники, пусть и старой, не завезти щебенку или строительный мусор и хоть как-то отсыпать бездорожье. Почему глава поселения (а их после нашего переезда поменялось не мало) за время исполнения полномочий не решил этот вопрос? На сегодняшний момент село Красная Горка — это единственное село в Самарской области без асфальтового покрытия. Сейчас этот вопрос частично решен, но об этом в следующей главе. Ибо это очень долгая история и длилась она годы…
Продолжение следует
Глава первая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *