Как жить и не грешить?

Елена Чинкова:

— Поговорим сегодня на тему, как никогда имеющую отношение и к праведникам, и к грешникам. А именно: как жить и не грешить? Есть ли вообще такой рецепт?

Отец Игорь, первый вопрос такой. Сейчас наблюдаем в течение нескольких месяцев за событиями на Ближнем Востоке. Все кипит, народ недвусмысленно высказал свое «фе» правителям, кричит: убирайтесь, пора в отставку! Тем не менее, некоторые тяжеловесы цепляются за власть, как могут. Не грешит ли политик в данном случае против себя, против своей совести, против народа, которому он должен служить?

Протоиерей Игорь Фомин:

— Абсолютно неприемлемая вещь. Конечно, правитель имеет право как-то наказывать, затягивать пояс, когда сложно. Но правитель – это отец, который должен заботиться о своих детях, о своем народе. Причем отец не по принуждению, а выбираемый. Значит, он все-таки подотчетен и ответственен за свой народ. Тем более убивать нельзя. Как жить и не грешить в этом случае? Надо просто складывать полномочия. Если тебе предъявили импичмент, как сейчас это принято говорить, то, естественно, надо уходить.

Елена Чинкова:

— А сложно ли политическому лидеру, в данном случае главе государства, жить по правилам? Ведь все мы знаем, что политика – ремесло очень грязное, и в любом случае нынешних друзей когда-нибудь придется сдать, продать, предать.

Протоиерей Игорь Фомин:

— Я считаю, что все зависит от политика. Действительно, политик честный как политик состояться не может. Более-менее честных мы видим, но в нынешней политической элите это, наверное, очень большая редкость. Но такие люди могут быть. Смотря какие принципы. Что ты ставишь во главу угла, чему служат твои принципы, чему служат твои действия, поступки? Как жить и не грешить? Здесь у человека должны быть принципы, воспитанные на нравственности. Для христианина это в первую очередь, естественно, Евангелие, Священное Писание, с помощью которого он проплывает по этому бурному житейскому морю. На самом деле Господь для этого и пришел, чтобы опять поднять человека на ту райскую высоту, на которую был поставлен первый человек в раю. Обратите внимание, человека ставят в рай, скажем так, начальником над всеми, правителем над всем миром, он управляет, он сам развивается, совершенствуется, приближается к Богу своей нравственностью. Но грех вкрался в жизнь первых людей, и мы видим, что первые истории (я имею в виду истории до Христа) – это постоянная деградация человека вниз. И он доходит до такого состояния, что сам человек себе уже помочь не может. Ему нужен тот, кто бы его поставил опять на эту высоту, дал возможность встать на эту высоту. Приходит Христос. Он дает возможность опять человеку встать на эту высоту — через свою жертву, через свою кровь. И человека опять поставили на высоту в христианском мире. И человек, принимающий Христа, поднимается. Но опять идет деградация. То, что было две тысячи лет, и то, что сейчас, конечно, небо и земля.

Елена Чинкова:

— А вот принцип «око за око» — грех или нет?

Протоиерей Игорь Фомин:

— Да, грех. Это просто злость в высшей инстанции. Нельзя грех победить грехом. Я согласен с тем, что можно разговаривать на том языке, на котором понятно человеку. Ну, если хулиган зашел в автобус и начинает ко всем приставать, всех обзывать, на всех ругаться, здесь не будет никакого греха, если кто-то из мужчин встанет и даст ему в глаз.

Елена Чинкова:

— Скорее грех – это промолчать.

Протоиерей Игорь Фомин:

— Да. Но это не является «око за око». Око за око – это принцип, когда тебя обидели, и ты идешь такую же возможность точно так же обидеть другого человека.

Елена Чинкова:

— А как тогда отвечать на насилие, любое проявление агрессии, чтобы самому, скажем так, не замараться?

Протоиерей Игорь Фомин:

— Евангелие четко разделяет две позиции: реакцию на какие-либо общественные события, случаи… Здесь уместно говорить о том, что нет большей любви, чем душу положить за други своя. Допустим, Александр Матросов – это не пример самоубийства, это пример подвига, пример высшей любви. И вторая позиция – это личная позиция. Когда тебя ударили по одной щеке, ты подставляешь другую щеку. Но вот здесь надо смотреть, кого ударили, кто ударил и при каких обстоятельствах.

Елена Чинкова:

— А есть ли какой-то единый рецепт для всех конфессий, или у всех разные?

Протоиерей Игорь Фомин:

— Мы говорим, естественно, о христианских конфессиях. Рецепт один – это Священное Писание, Евангелие. Если у человека цель жизни — достижение любви, то, естественно, все начинает работать на то, чтобы достигнуть Христа, чтобы достигнуть этой любви. Если у человека другие какие-то корыстные планы (скажем, собрать средства на празднование своего юбилея), тогда, разумеется, он будет все под это подстраивать. Морали здесь уже мало будет, он сможет и украсть, и извратить понимание Священного Писания, подстроить под себя, себя оправдать. Но это неправильно. Надо себя переделывать под Священное Писание.

Елена Чинкова:

— А отпущение грехов не поощряет человека к новым? Человек согрешивший, тяжко согрешивший, приходит на исповедь, батюшка отпускает ему грехи, он как бы начинает жить с нового листа, совесть его больше не грызет, и, может быть, он снова начинает кому-то пакостить и совершать какие-то проступки.

Протоиерей Игорь Фомин:

— Когда мы приходим на исповедь, мы тем самым декларируем, что я покаялся в этих грехах и совершать их больше не буду, хотя бы буду стараться их больше не совершать. Принцип, что сейчас совершу, а завтра покаюсь, здесь не действует. Если человек живет по таким принципам, Церковь заметила, что эти люди обычно внезапно умирают, не успев дойти до исповеди. С исповеди должен выйти новый человек, обновленный человек, и жить уже по-новому.

Елена Чинкова:

— И что, так и происходит?

Протоиерей Игорь Фомин:

— Не всегда, к сожалению. Мы люди слабые, поэтому исповедь нам нужна постоянно. Но человек начинает стараться хотя бы не совершать какой-либо грех. Вы сказали, что совесть его не укоряет. Я бы на это хотел обратить внимание. Когда человек живет неправильно, то он чем-нибудь заболевает.

Елена Чинкова:

— То есть это сразу сигнал грешнику?

Протоиерей Игорь Фомин:

— Его неправедных поступков. Он идет к врачу, врач его оперирует. Он выходит из больницы, такой радостный и счастливый, воспаление прошло, анализы хорошие. А потом смотрит, а у него разрез, как напоминание, что тебе того или другого нельзя. На самом деле, когда человек с исповеди выходит, он то же самое переживает. Нет у него больше этого греха, нет больше этого греховного заболевания. Но совесть его будет обличать, как тот шрам, напоминать, что ты уже был преступником. Грешник — это преступник.

Елена Чинкова:

— Это смотря какой грех. Я тут слышала, что красить волосы — тоже грех. Получается, я преступница?

Протоиерей Игорь Фомин:

— Давайте так. Можно есть мороженое и не грешить, а можно есть мороженое и грешить. Смотря для чего вы красите волосы. Если вы хотите хорошо выглядеть, в этом нет никакого греха. Если вы за собой ухаживаете, в этом нет никакого греха. Но если вы это делаете специально для какого-то соблазнения, то здесь уже надо задуматься.

Елена Чинкова:

— А если женщина просто хорошо выглядит, она потенциальная грешница?

Протоиерей Игорь Фомин:

— Хорошо выглядеть, а не развратно.

Елена Чинкова:

— Не могу не спросить о нашумевшем дресс-коде нашумевшем. Он нужен?

Протоиерей Игорь Фомин:

— Я считаю, он действительно нужен. Дресс-код, о котором говорил отец Всеволод Чаплин, обычно изнутри идет. То есть воспитывается нравственность, и потом уже человек себе не позволяет надеть юбку размером с носовой платок.

Елена Чинкова:

— А перевоспитывать таких 20-30-летних барышень не поздно?

Протоиерей Игорь Фомин:

— Да хоть в 80! Дело в том, что во Христе Иисусе нет возрастных или каких-то других ограничений. После советского времени очень много людей пришли в солидном, зрелом возрасте – и в 40, и в 60, и в 80 лет. И многие вещи пересматривали в своей жизни. И у них получалось.

Елена Чинкова

— Вообще из вашего личного опыта (я понимаю, что вы храните тайну исповеди), москвичи – страшные грешники?

Протоиерей Игорь Фомин:

— Вот так я не решусь, конечно, сказать, грешники москвичи или нет. Я вообще против того, когда приходят на исповедь и говорят: я грешу, как все. Что это обозначает, честно говоря, я не могу понять. Грешить можно только лично.

Елена Чинкова:

— А настоящие праведники существуют? Мне кажется, что кто-нибудь обязательно в чем-нибудь оступится в конце концов, пусть даже в какой-то мелочевке.

Протоиерей Игорь Фомин:

— Закон Божий – не прокрустово ложе, где надо кого-то обрезать, кого-то подтянуть, а кто-то и так сойдет. Это даже не правила движения, что надо обязательно переходить дорогу на зеленый свет, соблюдать разметку и т.д. Это жизнь, и человек, живя по закону Божию, иногда может преступать какие-то заповеди, но в то же время и не совершать греха. Это тоже очень интересный момент. Мы сейчас говорили об Александре Матросове. Вот это яркий пример. Казалось бы, он знал, что умрет, бросился на этот дзот и погиб. Но это не самоубийство.

Елена Чинкова:

— Отец Игорь, вот вы сказали, что болезни валятся на грешников как бы в наказание. Что же, праведники у нас сплошь здоровые?

Протоиерей Игорь Фомин:

— Нет, я не совсем так сказал. Про болезни я говорил как пример, сравнивал с грехом. Но болезни — это не всегда наказание. Болезни в православии называются посещением Божиим. То есть Господь посетил для чего-то. Не за что-то, а для чего-то. Это очень важный момент. Так что болезни давайте не будем рассматривать как наказание. Праведник тоже страдает, он тоже поражен болезнями. Церковь не лишает человека каких-либо трудностей земной жизни, не дает ему каких-то материальных благ или еще чего-то. Но она дает правильное осознание твоего состояния в данный момент. Болеешь ты – да, тоже может быть. И Церковь говорит о том, как надо болеть, как надо это переносить.

Елена Чинкова:

— И как надо переносить?

Протоиерей Игорь Фомин:

— Болезнь, как я уже сказал, дается для чего-то. Человек должен задуматься, что мне на будущее надо сделать…

Елена Чинкова:

— Как понять, за что?

Протоиерей Игорь Фомин:

— Вопрос «За что?» — это тупиковый вопрос. Мы сразу скатываемся в претензии к Господу: да я хороший, белый и пушистый. А вопрос «Для чего?» дает перспективу человеку дальше развиваться нравственно и жить.

Звонок от радиослушательницы Надежды:

-Я решила начать бороться с тремя конкретными грехами. Как я должна поступить – каяться только в этих трех грехах? Кроме того, я решила сама на себя наложить епитимью и не приступать к причастию, пока не будет плодов покаяния. Может ли сам на себя человек наложить такую епитимью, или только священник? И как последовательно дальше бороться с грехами, если эти удастся как-то победить?

Протоиерей Игорь Фомин:

-Не только в этих трех грехах надо каяться. Если вы за собой замечаете какие-либо другие согрешения, в них тоже надо каяться и стараться не совершать. Но особое внимание обратить именно в той последовательности, которая вас больше всего волнует. То есть расставить очень четко приоритеты, на что вы будете обращать большее внимание. У Иоанна Златоуста есть очень интересное высказывание именно по этому вопросу. Он говорит, что это как в драке. Если на тебя напала целая стая разбойников, выбери главного и его побей, не обращая внимания на других, которые тоже будут доставлять тебе неудобства и причинять боль. А, побив его, возьмись за другого. То есть здесь вам надо выбрать, что вас больше всего мучает, и обратить внимание именно на этот грех.

По поводу епитимьи. Я бы вам не советовал накладывать на себя епитимью, тем более с такой формулировкой, что пока не будет плодов, я не буду причащаться. Когда вы увидите плоды, здесь надо очень серьезно задуматься: а есть ли они, эти плоды, не самообман ли это, не самолюбование ли это? Когда человек начинает оценивать себя (я хороший или я плохой), это не наше дело, это не наша стезя. Пусть о нас (хорошие мы или плохие) говорят из внешнего мира, пусть нас Господь оценивает. А мы должны стараться жить по заповедям, по правилам, которые направлены, естественно, на нас. Я не рекомендую вам накладывать на себя епитимью. Тем более такую страшную, как отлучение от причастия.

Звонок от радиослушателя Бориса Ивановича:

— Иоанн Златоуст сказал, что нужно верить в Бога, но не верить священникам, потому что из них многие мошенники. Не является ли мошенничеством, что какая-то старушка приходит в церковь, начинает молиться, а с нее берут деньги такие, что ой-ей-ей. И потом строят себе дома прекрасные, машины покупают дорогие.

Протоиерей Игорь Фомин:

— Если старушка приходит в храм, то с нее никто денег не берет. Человек сам волен купить свечку или не купить, подать записку или не подать. Очень многие, допустим, у нас в храме просто подходят к священнику, дают записку. Ну, не могут деньги передать. Храм не музей, где надо обязательно купить билет, чтобы попасть внутрь. Заходи, молись, участвуй в таинствах. Таинство исповеди, таинство причастия, основные таинства всегда бесплатные. Если где-то за них берут деньги, я был бы вам очень благодарен, если бы мы об этом услышали.

Звонок от радиослушателя Родиона:

— Отец Игорь, голыми мы приходим в этот мир, голыми уходим мы из этого мира. Но, к сожалению, почему-то миллионеры, миллиардеры плохо делятся с сиротами, с приютами. Почему не делятся — жадные или недопонимают? Второй вопрос по поводу охотников и рыболовов. Они грешники или как?

Протоиерей Игорь Фомин:

— К счастью, Господь меня не испытывает богатством. Поэтому не могу сказать, жадные они или нет. Наверное, каждый человек самостоятельно решает, куда ему вкладывать. Я сталкиваюсь с теми людьми (и даже миллионерами), которые активно помогают и детским домам, и престарелым, и многодетным семьям. Я знаю таких людей.

Елена Чинкова:

— Они это афишируют?

Протоиерей Игорь Фомин:

— Нет, не афишируют. Мы выпускаем замечательный журнал «Фома». И вот один из людей, который помогает этому журналу, ни разу за 15 лет на страницах нашего журнала не присутствовал никак, даже фамилии своей не печатал. На самом деле очень многие люди помогают.

По поводу рыболовов и охотников. Нет такого человека, который бы прожил бы час и не согрешил. Значит, охотник и рыболов. Если это страсть, это, естественно, грех, если человек не может без кровопролития прожить и дня. Если это его профессия, если человек за счет этого живет, тогда это совершенно нормальное явление.

Звонок от радиослушателя Ильи:

— Подскажите одну вещь. Этим летом я познакомился с теорией Фоменко и Носовского, где они в корне пересматривают, исходя из каких-то астрономических вычислений, достаточно аргументировано доказывают, что история наша, в том числе история Христа, имеет большие хронологические ошибки, и происходило это не в том месте, где сейчас современный Израиль, а на территории Турции. Как Православная Церковь относится к этим теориям?

Протоиерей Игорь Фомин:

— Эти теории не имеют никакой научной подоплеки. Носовский и Фоменко — это математики. У нас сейчас очень распространено не в своей области делать какие-то открытия. Я читал ее, советовался с фундаментальными историками. Никто не поддерживает ни Носовского, ни Фоменко. Хотя сам по себе Фоменко — очень интересный человек, открытый, добрый. Но здесь налицо замалчивание определенных факторов и гипертрофирование других.

Звонок от радиослушательницы Натальи:

— Алкоголизм – это болезнь или грех?

Протоиерей Игорь Фомин:

— Это грех, который изменяет сознание, который потом перерастает в такое заболевание. Это как клептомания. Человек сам сначала начинает воровать, а потом уже остановиться не может. Грех в чем у алкоголика? В слабости. Я знаю много храмов (не всегда они находятся в крупных городах, они в основном разбросаны по сельской местности), где батюшки занимаются этой проблемой, и занимаются очень успешно. Я могу привести такой пример. Анонимные алкоголики. Излечения на Западе – около 50-60%. У нас, если это сопряжено с Церковью, — до 90% излечивается. Это большой процент.

Елена Чинкова:

— С нами на связи Олег. Вы праведник, грешник? Кем себя считаете?

Олег:

— Праведных людей, наверное, не бывает. Меня очень интересуют вопросы Крещения Руси и никоновский раскол. Кто где был праведником, а кто где был грешником? Не все ведь хотели креститься и не все хотели принимать новый обряд.

Протоиерей Игорь Фомин:

— Крещение Руси представляется так, что всех загоняли в Днепр и поголовно крестили. Заставляли их веровать и отказываться от своих языческих идолов. Но, конечно, это не так. Крещение не может быть насильным просто по определению. Если оно совершено насильно, оно не является действительным. Вы хотите сказать, что вся Русь крестилась насильно, только благодаря князю Владимиру и его дружине? Конечно, нет. Но со временем русский человек воспринял Крещение, православие как неотъемлемую часть себя. В Белоруссии ввели статью конституции, что православие — это государствообразующая религия. Было бы замечательно, если бы у нас в России, хоть мы и светское общество, отдали дань православию как государствообразующей религии.

По поводу Никона. Он затеял не просто реформу, а исправление тех ошибок, которые со временем в обилии вкрались и в богослужебные тексты, и в обряды, и т.п. Но обратите внимание, не все люди захотели, как вы сказали, принимать новый обряд. И не все приняли. Были и люди, которые занимались самосожжением. Правда, старообрядческая церковь раскололась на очень много деноминаций. Но Православная Церковь всегда идет навстречу старообрядцам, чтобы восстановить литургическое общение. Со стороны старообрядцев нас не принимают ни под каким видом, считают нас служителями Антихриста и т.д. Я считаю, что это совершенно неграмотно.

Звонок от радиослушателя Юрия Ивановича:

— Батюшка, подскажите, что делать? Я православный человек, но сейчас как будто кто проклял. Умирает три года назад внучка 3 лет (год болеет раком). Жену сделали инвалидом, дети практически инвалиды. Когда-то я занимался благотворительностью, даже ездили на Киевский вокзал, покупали эти «дошираки» разные, кормили бездомных детей. Сейчас я сам стал нищий. Обращался в организации, не нашлось ни одного порядочного человека, кто бы мог помочь. Заколдованный круг, я не знаю просто, что делать.

Протоиерей Игорь Фомин:

— Вопрос, естественно, лежит в духовной плоскости. Я бы порекомендовал вам найти такого духоносного священника, с которым бы вы могли решить этот вопрос. Я не думаю, что ваша ситуация безнадежна. Так как вы занимаете активную жизненную позицию, судя по тем словам, которые вы произнесли, у вас не все потеряно. Найдите священника неравнодушного, и он вам поможет.

Звонок от радиослушателя Алексея Алексеевича, Харьков:

— Сейчас большое нашествие неопротестантов, которые говорят следующие вещи: если человеку плохо, с ним что-то случилось, значит, он обязательно сам во всем виноват, и Бог его наказывает. Я бы очень просил всех православных священников почаще напоминать, что это не означает, что человек наказан Богом. Люди, которые страдают, не обязательно страдают по своей собственной причине.

Протоиерей Игорь Фомин:

— Они не за что-то страдают, они для чего-то переносят неудобства в этой жизни.

Алексей Алексеевич:

— Да. Воспринимать заболевание в более конструктивном смысле. Не в деструктивном, что нужно искать в себе недостатки, грехи и т.д., а нужно делать что-то хорошее, лучшее, искать выход.

И второй момент. Маленькая реплика. Я очень сомневаюсь в эффективности излечения наркомании в неопротестантских сектах. И вот почему. Да, действительно, человек может отказаться от алкоголя, от наркотиков, они там очень много молятся, даже сутками, доходят до экстаза. Но что происходит потом? Человек отказывается на полгода, может быть, на год. Но после этого, как правило, он заболевает шизофренией.

«Он сотворил смерть и жизнь, чтобы испытать вас и увидеть, чьи деяния окажутся лучше»

Наверное, многих из нас беспокоит такой вопрос – как, наконец, избавиться от множества вроде бы незначительных грехов и недостатков, которые, может, и не очень плохи, но сильно осложняют нам жизнь.

Вот мы в обеденный перерыв садимся пообщаться с коллегами и начинаем «перемывать кости» отсутствующим подругам, говорить какие-то злые и нехорошие вещи о других людях.

С вечера мы долго болтаем по телефону с приятелями, из-за чего пропускаем утреннюю молитву. Было лень идти на занятия в учебном заведении, и мы просим товарищей сказать преподавателю, что заболели, или случилось что-то важное, поэтому придется пропустить урок.

Родители или друг попросили сделать какую-то покупку для них, зайти и помочь с уборкой дома, а мы закрутились с делами и забыли начисто об их просьбе (хотя за день до этого чистосердечно обещали, что непременно сделаем все, о чем нас просили).

Пришли домой в плохом настроении, без причины начали придираться к жене (или к мужу), сорвали зло на детях – потом мучает совесть за испорченные отношения с домашними.

Трудно сказать, что мелкая ложь, лень, забывчивость, хитрость, злословие – это такие уж страшные грехи, но и они способны сделать жизнь человека невыносимой, заставляют мучиться совестью, а главное – они портят его облик, его репутацию перед людьми неверующими.

Которые будут вправе сказать: «Ну и чем ты отличаешься от нас – также хитришь, лжешь, не можешь сдержать свой гнев, обидчивость?».

Давайте подумаем, в чем причина всех этих проблем, и как можно постараться если не избавиться от них, то уменьшить их количество?

1.Первая причина состоит в том, что мы вообще не видим особой проблемы в незначительных грехах.

Подумаешь, схитрил по мелочи, посплетничал и осудил человека за его спиной, накричал на жену и детей – кто же этого не делает? Это все простительные человеческие слабости. С одной стороны, это вроде бы так.

Но с другой – малые грехи накапливаются, входят у человека в привычку и постепенно могут вылиться в большие неприятности. Передается, что Пророк (мир ему) остерегал людей от пренебрежительного отношения к малым прегрешениям:

«Остерегайтесь малых грехов. Поистине, когда маленькие грехи накапливаются, они губят человека» (Ахмад).

В другой версии этого хадиса малые грехи сравниваются с ветками, которые подкладывают в огонь. Кажется, сколько будет огня от маленькой веточки – но, если их собрать много, получится большой костер.

Так и в нашей жизни. Сегодня ты солгал, потому что тебе лень было идти на урок. Потом пообещал оказать приятелю какую-то услугу, но забыл. Через какое-то время ложь войдет у тебя в привычку, более того — ты прослывешь перед людьми обманщиком, и тебе перестанут верить. А исправить плохое мнение о себе в глазах людей бывает очень сложно.

2. Вторая причина, тесно связанная с первой, состоит в том в забвении того факта, что Всевышний всегда нас видит.

Есть выражение: Не смотри, ЧТО ты делаешь, а смотри, перед КЕМ ты это делаешь.

«Поклоняйся Всевышнему так, как будто видишь Его, понимая, что если ты не видишь Его, то Он, поистине, видит тебя» (хадис привел Муслим).

Представьте себе, что в тот момент, когда вы злословите о ком-то из друзей или сослуживцев, кричите на домашних, ругаетесь с супругом, вас увидит тот человек, чьим мнением вы дорожите и хотите хорошо выглядеть в его глазах?

К примеру, ваши родители, ваши учителя? А разве нам всем не хочется хорошо выглядеть в глазах нашего Создателя – ведь Ему неприятно видеть, когда человек совершает грехи, делает что-то неправильное. Разве Его мнение о нас не должно быть нам дороже мнения любых уважаемых людей?

3. Равнодушие к совершению грехов есть признак слабой веры, когда мы не держим постоянно в уме тот факт, что Господь нас всегда видит.

Именно отсутствие чувствительности к малым прегрешениям отличает истинно верующего человека от притворщика, от лицемера:

«Верующий человек чувствует грех как гору, которая готова на него упасть. Лицемер чувствует грех как муху, которая кружит у его носа, и он ее отгоняет» (Бухари).

4. Еще одна причина наших грехов заключается в нашей черствости к чужой боли, в отсутствии сострадания, того, что называют эмпатией, сочувствием.

Мы отмахнулись от чужой просьбы, забыли оказать помощь близкому человеку, не позвонили родителям – все это от того, что мы не понимаем, какую боль причиняем им своим поведением. Но истинно верующего человека отличает в том числе умение почувствовать чужую боль как свою:

«Не уверует никто из вас, пока не пожелает своему брату (любому человеку) того же, чего желает для себя» (Бухари, Муслим).

Чтобы понять, хорош тот или иной поступок, представьте себя на месте другого человека. А если за вашей спиной шепчутся подружки, обсуждая – как вы одеты, с кем вы встречаетесь, почему до сих пор не вышли замуж? А если на вас накричит начальник – как вы накричали на своего подчиненного, поскольку у вас было плохое настроение? Если вас подведет приятель, поскольку ваша просьба не показалась ему важной, и он забыл о ней? Другой человек ничем не хуже вас, и у него есть чувства.

5. Еще одна причина – это слабость нашей воли и отсутствие решимости прекратить совершать какой-то недостойный поступок.

Чтобы преодолеть эти слабости нужно воспитывать в себе осознание того, что мы постоянно находимся под наблюдением нашего Творца.

6. Прежде чем что-то сделать, нужно подумать о последствиях этого – стоит ли минутное желание, минутная слабость наших угрызений совести, испорченных отношениях с родственниками и друзьями?

Вам не понравилось что-то в поведении или словах вашего супруга или супруги, и вы торопитесь скорее высказать свое недовольство, он отвечает вам тем же, слово за слово, и вы поссорились. Если суметь вовремя промолчать, ничего этого не было бы.

Так и с другими поступками – вы твердо решили, что будете держать ваши обещания, но лень оказалась сильнее вас, и вы нарушили слово. Близкий человек на вас в обиде, вам стыдно – если бы вы подумали об этом наперед, то неприятности можно было бы избежать.

И последний момент – если вы все-таки совершили грех, проявили забывчивость, раздражение, впали в гнев, солгали, злословили о ком-то, то постарайтесь исправить это как можно скорее. Если ваш грех касается только ваших отношений с Богом, просите прощения у Него.

Если вы нарушили права другого человека, умейте загладить ошибку. Нет ничего зазорного в том, чтобы признать себя неправым, извиниться – это вовсе не роняет вас в чужих глазах, а наоборот, вызывает уважение.
Если человек перестает обращать внимание на мелкие прегрешения, то его сердце постепенно покрывается черной пеленой и черствеет. А это очень опасная болезнь:

«Если раб Аллаха совершает грех, то на его сердце появляется черное пятно, и если он перестает грешить, просит прощения и раскаивается, то пятно исчезает. Если же он повторяет грех, то это пятно увеличивается и может окутать все сердце покрывалом» (Тирмизи).

Так что малых грехов следует избегать так же, как и серьезных прегрешений.

Анна Кобулова

Мы не попадем в рай не потому, что мы грешим. Знайте, что единственным безгрешным был Христос и никто другой. Мы не попадем в рай не потому, что совершаем грехи. Пока мы живы и наши глаза открыты, мы грешим. Мы попадем в рай, потому что мы изо всех сил стараемся стать такими, какими хочет видеть нас Христос, и это старание спасет нас. Сможем ли мы победить искушение грешить или нет, это зависит не от нас, а от Божией благодати.

Мы должны спросить Господа, пошлет ли Он нам Свою благодать. Если Он пошлет нам Свою благодать, то тогда мы не будем гневаться, прелюбодействовать, воровать и так далее. Если Бог не пошлет Своей благодати, мы не сможем сами перебороть наши грехи. Это не означает, что мы не такие, какими хочет видеть нас Христос. Мы воюем, боремся с грехами. Мы видим свои грехи и думаем, что если мы перестанем их совершать, то не будем грешить ни разумом, ни глазами, ни ушами…

Мы не должны впадать в отчаяние и говорить: «Я всегда попадаю в капкан одного и того же греха. Значит, я ничего не смогу добиться: я ничего не делаю!»

Мы многое делаем: исповедуемся, смиряемся, раскаиваемся… Вот это спасет нас, а не добродетель, в которой мы преуспели. Диавол тоже имеет добродетели. Как-то я, сделав что-то хорошее, пошел рассказать об этом своему старцу. Тогда я был начинающим монахом. Когда он увидел меня, то сразу понял, в чем дело. И прежде, чем я успел сказать хотя бы слово, он проговорил:

– Чадо мое, почему мы должны хвастаться и гордиться? Потому что постимся? Мы никогда не сможем поститься больше, чем диавол, потому что он никогда ничего не ест. Он наибольший постник. Или же потому что мы бодрствуем и мало спим? Мы не можем больше бодрствовать, чем лукавый, потому что он никогда не спит. Воздерживаемся, остаемся целомудренными из-за любви к Христу? Есть ли у нас эта добродетель? Но мы никогда не станем целомудреннее, чем диавол, ведь он не желает плотских удовольствий: они не нужны ему, потому что у него нет тела.

Я был ошеломлен! Сколько бы добродетелей мы ни имели, мы никогда не сможем приобрести те, которыми обладает диавол. Но спасут ли диавола его добродетели? Нет. Они не спасут и нас.

Сами по себе добродетели не являются спасительными. Нас спасет покаяние и смирение Что я этим хочу сказать? Чтобы мы не были добродетельными? Нет. Мы будем бороться, чтобы приобрести добродетели. Христианин всегда добродетелен, но добродетельный человек не является непременно христианином. Есть добродетельные люди и среди буддистов, индуистов, евреев и протестантов. Но сами по себе добродетели не являются спасительными. Нас спасет покаяние и смирение. Смирение в нашем уме.

Но смирение – это не только сказать несколько пустых слов: «Кто я? Я ничто!» – и притворяться окаянным только для того, чтобы люди говорили:

– Нет-нет, ты добродетельный, у тебя есть эта и эта добродетель…

Притворяясь смиренными, мы заставляем других хвалить нас.

Настоящее смирение не в том, чтобы просто произносить смиренные слова, но в том, чтобы быть смиренномудрым человеком, иметь смиренный дух и не думать, что мы лучше других, потому что всякое зло зарождается прежде всего в наших умах.

Если мы снова и снова духовно падаем, то не должны отчаиваться. Есть священник, есть его епитрахиль, есть покаяние… Это спасет нас – и ничто больше. Нас спасет покаяние и смирение. Диавол этого боится. У него очень много добродетелей, но ему не хватает еще одной – смирения, и это породило ад и принесло духовную разруху.

Именно для того, чтобы показать силу смирения, как сказано в Писании, Христос сошел с небес на землю, смирился и был послушным до самой Своей смерти. Он смирился до такой степени, что согласился быть распятым. Вот такое смирение нам необходимо, чтобы спастись.

Мы стараемся не впасть в грех, но Бог намеренно попускает нам это падение, чтобы мы смирились. И пока мы плачем о совершённом нами грехе, Бог дает нам венец смирения за нашу борьбу с грехами. Поэтому мы никогда не должны отчаиваться. И давайте установим себе правило: снова не повторять свои грехи. Скажи себе:

– Я больше не буду злиться, не буду делать то или иное…

И затем так:

– Господи Иисусе Христе, помилуй меня, грешного!

И наклони голову под епитрахиль священника.

Что мы действительно приобрели, мы поймем тогда, когда придет время предстать перед Богом. У человека одна мера, а у Бога – другая.

Нет греха, который больше, чем Божия любовь; нет греха, который не может быть побежден Божией любовью Вы никогда не должны отчаиваться. Если вы чего-то не достигли, это не означает, что вы потерпели неудачу. Нет греха, который больше, чем Божия любовь; нет греха, который не может быть побежден Божией любовью. Исповедуйтесь, причащайтесь и не отдаляйтесь от Церкви. Лучше быть грешником в Церкви, чем добродетельным вне ее. Лучше быть хулиганом у Христа, чем хорошим мальчиком у диавола. Наша доброта не спасет нас, а спасет нас то, какую любовь мы испытываем к Христу и какую духовную борьбу мы ведем ради Него.

Однажды некий монах уснул во время богослужения. Монастырская жизнь сурова, душа может стремиться к высотам, но иногда тело не имеет сил следовать за ней. Закончилась служба, мы вышли из храма. Пока ждали, чтобы пригласили нас в трапезную, другой монах, чтобы подразнить своего собрата, шутя, сказал ему:

– Батюшка, я видел, что вы уснули в храме.

А тот ответил ему:

– Лучше уснуть в Ноевом Ковчеге, чем быть бодрым вне Ковчега!

Лучше, чтобы тебя спас Христос, даже если ты уснул в церкви, чем бодрствовать на улице во время потопа. Покаяние спасет нас, а не что-то другое. Вот почему мы должны постоянно каяться. Почему так? Потому что мы постоянно грешим. И мы не должны быть привязаны к грехам, которые мы совершаем. Авва Дорофей говорит, что можно даже взглядом кого-то обидеть и так согрешить. Ну что тогда нам делать? Спрятаться в какой-то яме и неподвижно ждать, когда мы умрем?

Как только утром откроете глаза, скажите: «Господи Иисусе Христе, помилуй меня!» и «Слава Богу!». Так вы попадете в рай, не сомневайтесь. Потому что когда человек говорит: «Господи Иисусе Христе, помилуй меня!», этим он показывает, что хочет быть с Христом, что не будет грешить по своей воле, а если согрешит, то вопреки своей воли. Как говорит святой апостол Павел: В членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих. Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти? (Рим. 7: 23–24). И если мы видим, что и святой апостол Павел не мог победить грех – тот, кто воскрешал мертвых, – то победим ли мы его? Нет. Тогда как мы спасемся? Мы спасемся, молясь со словами: «Господи Иисусе Христе, помилуй меня!» и через смирение.

Часто, когда мы что-то просим у Бога, Он не дает нам этого просто для того, чтобы мы продолжали молиться, и когда нам наконец-то подается просимое, то оказывается, что мы получили больше пользы от молитвы, которую отправляли Богу, чем от того, что Он нам подал. Вот почему Господь иногда замедляет давать нам то, о чем мы многократно просим у Него.

Он часто ставит нас в трудные ситуации или посылает нам страдания, например болезни, для того, чтобы препятствовать нам грешить. Если бы мы тогда были в другом положении, то мы были бы довольны и могли бы согрешить. Так что никто не счастлив там, где он находится…

Перевел с болгарского Виталий Чеботар
Православие БГ

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *