Камень помазания в храме гроба господня

Камень Помазания

У подножия Голгофы, прямо напротив входа в Храм Воскресения Господня, лежит древнейшая христианская святыня — Камень Помазания.

На этом Камне, согласно преданию, снятое с Креста безжизненное Тело Иисуса было уготовано для погребения и помазано миром.

По преданию, два последователя Христа — Иосиф Аримафейский, бывший членом Синедриона, и Никодим — положили тело Иисуса Назарянина, сняв Его с Креста, и провели обряд Миропомазания перед тем, как положить в гробницу, принадлежавшую Иосифу.

Многие паломники собирают платками благодатное миро, исцеляющее от недугов

На мраморной доске, расположенной рядом по гречески написан евангельский текст:

Вся эти евангельские события: Снятие с Креста, Помазание миром и Положение во Гроб — изображены на стилизованном под византийский образец мозаичном пано на стене за Камнем Помазания.

Стена была воздвигнута в XIX в. по благословению Блаженнейшего Патриарха Иерусалимского Диодора в качестве одной из границ между конфессиональными владениями.

Евангельские события изображены на мозаичном панно на стене за Камнем Помазания.

Подлинный камень покрыт полированной плитой из розового известняка, размером в 2,7 м в длину и 1,3 м в ширину и толщиной в 30 см.

На обрамлении Камня, по периметру, греческий текст тропаря праведному Иосифу Аримафейскому:

Над Камнем горит 8 неугасимых лампад: 4 греческих, 2 армянских, 1 католическая и 1 коптская.

Над Камнем горит 8 неугасимых лампад: 4 греческих, 2 армянских, 1 католическая и 1 коптская.

К западу от Камня на расстоянии около 12 м расположен мраморный квадратный киворий на четырёх колоннах с шестигранным куполом над плитой на месте, где стояли, по преданию, три Марии в момент Распятия.

Литургия на Гробе Господнем

Ну вот я и подхожу к главному моменту описания паломничества – посещению Святого Града Иерусалима и поклонению Гробу Господню.
Собственно паломничеством в Святую Землю в старину называли «хожение» именно ко Гробу Господню. Это была главная цель дальнего странствия. Все остальное – дополнение. На Руси паломников в Святую Землю называли «поклонники», подразумевая поклонение Гробу Господню.
А само название «паломник» возникло от традиции посещения Святой Земли в период празднования Пасхи и встречи Христа у врат Иерусалима в Вербное воскресенье с пальмами в руках, с которыми затем возвращались в Россию и хранили эти «ветки Палестины» в святом углу. (Одну из них воспел Лермонтов).
Чем ближе к главной святыне, тем больше испытываю затруднение с описанием.
В ночь на 27 ноября мы должны были присутствовать на Литургии на Гробе Господнем в Храме Воскресения Христова. Поскольку я имел письменное благословение Иерусалимского патриарха, то готовился к сослужению. У каждого человека есть своя мечта, у каждой области служения – какая-то высшая точка. Для спортсмена — это взойти на золотой пьедестал, для поэта — издать сборник стихов, для космонавта — полететь в космос… А вот для священника высшей мечтой безусловно является послужить (не просто побывать) Литургию на Гробе Господнем. И сегодня у меня именно такой день, точнее – такая ночь. Я волновался, как будто должен был служить в первый раз.
Вечером в номере вздремнул, чтобы иметь физические силы. Мы договорились всей группой встретиться в фойе гостиницы полдвенадцатого и отправиться вместе на службу, никто не остался в гостинице, все хотели причаститься. Наша гостиница была расположена неподалеку от Дамасских ворот, наверно, самых красивых сейчас в Иерусалиме, тем более, что они были недавно полностью отреставрированы. Их украшают богатые декоративные зубцы.
Мы второй раз уже входили в Святой Город (первый – на встречу с патриархов Феофилом). Идти по ночному Иерусалиму особое чувство. Пустынный город, закрытые лавки. Никто не мешает представить, как жены-мироносоцы «зело рано» также шли по ночному городу ко гробу Своего Учителя.
Здесь нужно пояснить, что Литургии в храме Господнем служатся каждую ночь, но открытым храм бывает лишь накануне воскресенья, больших праздников, а также если службу возглавляет какой-нибудь архиерей. В остальных случаях, несмотря на службу, храм закрыт для паломников. Первую Литургию на Гробе Господнем с полуночи до 3.00 всегда служат православные, потом – армяне-григориане, далее – в своих приделах копты и католики. Здесь у Своего Гроба Сам Господь зримо отдает «пальму первенства» именно Православию, хотя и не отвергает поклонение других христиан.
Ровно в полночь началось служение утрени в главной части храма – кафоликоне Воскресения Христова. Когда я пришел в алтарь, там было уже много облаченного духовенства, в основном русского. Я тут же узнал знакомого батюшку из Питера отца Сергия Белькова из храма Коневской Богоматери в поселке Саперном. Радостно было встретить вдали от родины достойного служителя и борца с белой смертью. Он у себя в Саперном создал центр реабилитации наркозависимых.
Здесь же я вновь встретил отца Владимира Беляева. Недаром мы вместе с ним несколько лет молились ночами на Леушинских стояниях. Видимо, эта молитва не осталась бесследной, если Господь сподобил нас вместе молиться и у Его Гроба.
О.Сергий пояснил к кому нужно обратиться для участия в службе. Я подошел к ризничному отцу Самуилу (не знаю его сан), который молча посмотрел на мою бумагу патриарха Феофила и тут же без слов выдал мне облачение. Здесь все служат в одинаковых бело-голубых облачениях братства святого Гроба. На них нанесена характерная и узнваемая монограмма братства, состоящая из вензеля двух греческих букв «Ф» и «Т» (Филакус Тафу – т.е. «Братство Гроба») Облачения ничем не отличаются друг от друга и священников никак не отличить по сану и наградам, кроме как по кресту. В этом облачении чувствуешь какую-то свою пусть самую малую причастность к великому служению у Гроба Господня.
Утреню на клиросе свято-гробские монахи вычитывали довольно быстро, поскольку всю службу с Литургией нужно закончить к 3 часам ночи, когда на Гробе должны начать служить армяне.
Я чувствовал какой-то необыкновенный духовный подъем. Сердце ликовало в ожидании великого праздника. Ловил себя на мысли, что подобные чувства я переживал каждый раз накануне Пасхи в своем храме. Вспоминалось далекое Сомино, мой сельский храм Петра и Павла.
Единственное, что меня беспокоило – это, как же причастятся мои спутники, ведь им надо поисповедоваться. Я в полном облачении прошел через весь храм, который к этому времени весь уже был переполнен пришедшим народом. Наших я нашел у Кувуклии Гроба Господня. Они держались группой. Это и позволило тут же у стены Кувуклии прочесть молитвы к исповеди и совершить исповедь с общей разрешительной молитвой. Как потом выяснилось, я многим рисковал, поскольку здесь сам никто не может священнодействовать, только клирики свято-гробского братства, а нарушителей канонической территории строго наказывают. Исповедоваться нужно заранее вне пределов храма. Но нам опять повезло: нашу исповедь никто из греческих клириков не заметил (мне это замечание позже сделал наш путевод).
Конечно, исповедь была краткой, — я боялся опоздать к началу Литургии в алтаре. После чтения часов все духовенство направилось из кафоликона к Кувуклии Гроба Господня. Литургия служится на камне, отваленном некогда ангелом от гроба, а на Гробе совершается проскомидия. В Кувуклию входят предстоятели, а все остальное духовенство стоит перед Кувуклией. В эту ночь службу возглавляли три архиерея – Дорофей, архиепископ Авильский (он также исполняет послушание архивиста Патриархии), Иоанн, архиепископ Косово из Сербии, и наш русский владыка Иннокентий, епископ Уссурийский. Именно они, каждый со своим священником, вместе вошли внутрь Кувуклии. Приятно было видеть объединенными в единой молитве Палестину, Сербию и Россию.
Греческая служба, несмотря на видимую торопливость, духовно шла совершенно неспешно. Не было ощущения, что мы ограничены во времени. Казалась, что эти песнопения, которые звучат здесь многие века, также будут продолжать звучать вечно. На службе у Гроба, надо сказать, совершенно теряешь чувство времени: не замечаешь не только, сколько длится служба, не только который час ночи, но забываешь, который нынче год и век.
Сослужило в общей сложности около 40 священников. Нас никто не выстраивал по порядку. Каждый смотрел на крест другого и становился соответственно своему кресту. Среди батюшек я многих узнавал со вчерашнего приема у Иерусалимского патриарха. Я обратил особое внимание на высокого протоиерея, который также был вчера на приеме. Его звали отец Василий. Он тихим, но уверенным голосом давал советы собратиям по порядку службы. Я стал ближе к нему, чтобы слышать и соответственно поступать. Он меня узнал, по-братски троекратно облобызался (думаю, после моей речи, решил, что я важная персона). На первом или втором антифоне, он неожиданно уступил мне свое место ближе к Кувуклии, сказав: «Становитесь ближе, вы гости, а я здесь уже не раз служил. Исполняю послушание официального экскурсовода». Я оказался в ряду с протоиереями с золотыми крестами. Через время о.Василий неожиданно наклонился ко мне и сказал: «Становитесь еще ближе. Ведь вы в первый раз служите…» Я подумал, что это он говорит, кому-то из своих знакомых батюшек, но в тот самый момент почувствовал довольно крепкий толчок в спину. Я не заметил, как сделал еще один шаг к Кувуклии. Батюшка стоявший ближе всего к Гробу отступил, уступив мне место. Мне ничего не оставалось, как стать в непосредственной близости от врат Гроба. Я не верил своему счастью. Неужели я стою на Божественной Литургии прямо у входа в Священный и Живоносный Гроб?! Мысли стали мелькать в голове с невероятной быстротой: ведь именно эти самые врата каждый год запечатывают огромной восковой печатью перед схождением Благодатного Огня, ведь этот вход был некогда завален камнем, отваленным от Гроба ангелом, через этот порог изошел воскресший Господь, сюда входила Мария Магдалина, Апостол Петр… Неужели все это сейчас реально?! Все казалось в каком-то чудесном сне. Я почувствовал, как благодатные слезы полились у меня из глаз. Я повернулся лицом к вратам Гроба, чтобы не обращать на себя внимание. Я касался рукой каменной резьбы врат и мне казалось, что в переполненном храме никого нет. Может быть, это были самые счастливые минуты моей жизни. В этот момент я переживал полноту своей веры. Я не чувствовал дистанцию времени и мне казалось, что я пришел ко Гробу Господню сразу вслед за женами-мироносицами.
В это время начался малый вход. Вместе со всеми батюшками мы обошли вокруг Кувуклию вслед за диаконом с Евангелием. Я вновь встал у входа в Кувуклию и так пребывал на Литургии до самого конца. Архиереи, выходившие периодически для благословений, задевали меня трикирием. Из глубины Кувуклии раздавались возгласы. В Кувуклии службу совершают на восток, то есть лицом к двери, а мы стояли также лицом к двери снаружи, поэтому все служба проходила прямо передо мной. Я отчетливо видел на престоле Чашу, Потир, воздухи. Так Божественную Литургию мне никогда не приходить видеть.
Я стоял и молился, чтобы эта служба шла как можно дольше, чтобы ее окончание каким-то чудесным образом отодвинулось.
Когда началось причастие, я думал: неужели сейчас все закончиться. Мы причащались на престоле камня воскресения. Меня причастил владыка Иоанн Коссовский. Сербия напомнила о себе у Гроба Господня.
Было почти три часа ночи. Духовенство с Чашами от Гроба направилось на греческую територрию в Кафоликон Воскресения, где можно было спокойно причащать огромное количество богомольцев. А в Гробе Господнем начались приготовления для служения уже армянской литургии.
Хотя причащали четырьмя чашами, причастие длилось около часа. Все наши паломники сподобились причаститься. Я стоял у солеи и раздавал просфорки. У греков не дают теплоту, а только хлеб, нарезанный большими кусками. Хотя алтарник предупредил раздавать только по одному куску, но я не мог отказать тем, кто просил «добавки». Поздравлял своих паломников с принятием даров, видел их просветленные лица. Все они казались какими-то новыми.
Было уже почти 4 часа утра, но никакой усталости не чувствовалось. Было полное ощущение, что я только что участвовал в пасхальной службе в пасхальную ночь. В этом году у меня точно две Пасхи: одна весенняя, а другая – осенняя. Да и как может быть иначе в храме, где Христос воскрес?! Ведь точно, в этом храме каждая ночь — Пасха.
Потом я еще около часа бродил по приделам большого храма Гроба Господня. В уже опустевшем храме одиноко молилось несколько армян на своей службе на своем языке. А у меня звучало в голове: «Христос воскресе из мертвых…»
Какие мы счастливые, что Христос воскрес и что мы христиане, да еще и православные!

Литургия на Гробе Господнем :
Видео по частям:
(часть 1), (часть 2), (часть 3), (часть 4), (часть 5)>
Ведьмочка.net

Сорок третий Сон Пресвятой Богородицы

Этот Сон необходимо читать раз в месяц на новолуние. Эту молитву следует переписать на чистый лист и хранить в своем доме.

«Во имя Отца и Сына, Святого Духа. Аминь. Когда Пресвятая Богородица и Присно Дева Мария была в Святом Иерусалиме Иудейском, на горе спала и во сне видела сон, страшен. Пришел к Ней Господь и глаголет:

— О Мать Моя Пресвятая Богородица, что Ты спишь и во сне видишь?

Встала ото сна и глаголет Сыну Своему:

— О Чадо Мое возлюбленное, ночевала на сем месте, видела о Тебе сон и видела Святых Апостолов. Петра в ризе и Павла в домене. Распятых Тебя и пойманным к Понтийскому Пилату, между двух разбойниками, на дереве кипариса и кедра, на голову Твою Святую терновый венец возложили, по голове тростями били, на лицо плевали, от чего пролилась кровь и вода на исцеление и на спасение душам. В это же время и час Солнце и Луна перемешались, камни распались на две церковные книги и заветы, раздвинулась и тьма по всей Земле от шестого по девятого часа. Потом же Старцы Иосиф и Никодим, пришедши, к Пилату, просили его, и Пресвятое Тело снимали с Креста, плащаницею чистою свив, и в гробе новом положили и погребли в Землю. И Царь Иудейский поставил стражу над гробом Твоим и повелел повернуть камнем. Но в третий день камень распался надвое, и Ты воскрес из мертвых и даровал жизнь, в сею минуту, Ад разрушился, Адама и Еву из того извел и всех грешных воскресил. Сам же Ты вошел на небо и сел Одесную Отца Нашего Господа. Аминь.

И еще Иисус Христос Благословляю, сей сон, пошлю его в Мир.

А еще кто из Христиан спишет его и читать будет один раз в месяц, когда бывает рождения новолуния, месяца. По смерти этого человека пошлю Ангела и возьму Душу его в Царствие Небесное, кто в доме своем держать будет, сей сон, тому человеку определю Ангела Хранителя, который будет беречь его дом от громового удара, огня и от всяких пакостей. Если кто этот дом оклевещет напрасно и приведет к пересуду и придаст к судье к наказанию, тот должен сей сон с собой взять, от чего Моей помощью избавлю. Если женщина будет страдать нестерпимыми болями при рождении младенца то непременно должна заставить кого прочитать сей сон и в тоже время Сама помощником прибегу и дам ей облегчение, а младенцу многолетия. Когда пойдет кто против неприятеля, помогу.

Сей сон найден, у Гроба в Иерусалиме Царем Греческим и отдан в Мир Христианский. Верь, сей сон (лист) по Божьему Благословленнию Великую силу имеет, если кто Его читать будет без всякого отказательства, тому человеку за 180 дней все его грехи прощены будут.

В котором доме Сия Милость пребывать будет, то к тому дому не прикоснется ни дьявол, ни зверь, ни городей. Словом никакая скверность. Аминь. Аминь. Аминь.»

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *