Канон нового завета

Формирование новозаветного канона

Писание Нового Завета состоит из двух разделов: Четвероевангелие (Евангелия от Матфея, Марка, Луки и Иоанна) и Апостол, последний включает в себя Деяния святых апостолов, четырнадцать посланий ап. Павла, два соборных послания ап. Петра, одно соборное послание ап. Иуды, одно соборное послание ап. Иакова, три соборных послания и Откровение (Апокалипсис) ап. Иоанна Богослова. В целом двадцать семь книг.

В отличие от Ветхого Завета, среди новозаветных книг нет неканонических. Под каноническими книгами Нового Завета, или каноном (от греч. – правило), понимается набор священных книг, написанных апостолами, засвидетельствованных Церковью как богодухновенные и данных верующим в качестве руководства веры и истины. Все книги новозаветного канона признаются богодухновенными, то есть написанными по внушению Святого Духа.

Формирование новозаветного канона началось сразу с возникновения Церкви и происходило в несколько этапов. Работа по сбору письменных трудов апостолов началась еще при жизни самих апостолов, то есть в таких условиях, когда были живы авторы и другие авторитеты, способные удостоверить подлинность или неопровержимо засвидетельствовать подложность.

Во II веке список книг Нового Завета, имевшийся в разных христианских общинах, даже весьма удаленных друг от друга, был почти идентичен. К концу IV века канон новозаветных книг был сформирован (так, в правилах Карфагенского Поместного Собора 397 года приводится список из всех двадцати семи книг), хотя относительно отдельных книг еще некоторое время были сомнения в разных частях Церкви (в Западной Церкви – в отношении Послания к евреям, в Восточной – в отношении Апокалипсиса). Подлинность известных нам четырех канонических Евангелий сомнений никогда не вызывала.

Непросто выявить все критерии, которыми руководствовались древние христиане при определении авторитетности того или иного Писания, но о трех можно говорить уверенно: соответствие вере Церкви, апостольское происхождение и согласие Церквей. Но эти критерии никогда не применялись святыми отцами механически; процесс формирования канона – это процесс благодатный, без какого-либо автоматизма. Бог, вдохновивший написание апостолами посланий, руководил и процессом отделения достоверного от ложного, а также сохранения Писания в Церкви неискаженным.

Повод к осмотрительности в деле определения собственно апостольских произведений дан ранним появлением различных лжеучений, лжеучителей и их книг, написанных в том же стиле, что и новозаветные книги. Уже ап. Павел во Втором послании к фессалоникийцам указывал на появление подложных писем, написанных как бы от его имени (2 Фес. 2: 1), а достоверность своих писем он подтверждал личной подписью (например, 2 Фес. 3: 17; 1 Кор. 16: 21; Кол. 4: 18). Первичный контроль самих апостолов, а также строгая разборчивость и благоговейное уважение, с которым первые христиане подошли к собранию новозаветных писаний, не позволяет сомневаться в том, что апостольские писания не претерпели каких-либо значительных изменений. Отношение священных писателей к попыткам «исправить несовершенство» апостольского учения выражено словами ап. Иоанна Богослова: «И я также свидетельствую всякому слышащему слова пророчества книги сей: если кто приложит что к ним, на того наложит Бог язвы, о которых написано в книге сей; и если кто отнимет что от слов книги пророчества сего, у того отнимет Бог участие в книге жизни и в святом граде и в том, что написано в книге сей» (Откр. 22: 18–19).

Книги, категорически отвергнутые Церковью как подложные, называются апокрифическими (????????? – тайный, сокровенный). Так во II веке по Р. Х. называли свои писания гностики, уверяя, что их книги содержат в себе высшее тайное знание. На Западе это значение расширили. Блж. Августин («О граде Божием») называет так книгу, происхождение которой отцам неизвестно. Блж. Иероним Стридонский противопоставляет апокрифические книги каноническим, то есть не признаёт апокрифы богодухновенными книгами. В Восточной Церкви термин «апокриф» применяется по преимуществу к подложным, еретическим книгам, запрещенным для употребления, но апокрифами названы были также и книги о жизни Иисуса Христа, содержание которых предполагает существование канонических Евангелий и стремится дополнить их какими-то подробностями. Среди таких апокрифов есть книги, по содержанию соответствующие церковному Преданию (например, Протоевангелие Иакова и Евангелие Никодима).

Оригинальные тексты апостолов до нашего времени не дошли. Сейчас имеются лишь списки с них, сделанные в разное время (древнейшие из них датируются началом II в.). Исследованием подлинности текста и близости его к оригиналу занимается текстология, одно из направлений библеистики. По словам известного библеиста Брюса Мецгера, «необходимость текстологического исследования Нового Завета обусловлена двумя обстоятельствами: во-первых, до нас не дошло ни одного автографа, и, во-вторых, известные нам списки отличаются друг от друга. Текстолог ставит перед собой задачу установить на основании разнородных списков, какой текст следует считать наиболее близким к оригиналу». Но чрезвычайно важно, чтобы научные исследования велись в рамках церковной традиции, в контексте Священного Предания, а не вне его. Порой результаты текстологических изысканий (например, обнаруженные ошибки переписчиков, поздние вставки и исправления, расхождения в разных рукописях) приводят исследователей к выводу об ущербности Писания: якобы в нем уже трудно выделить «что есть слово Божие и что человеческое» – и к мысли, что подлинное учение Христово было искажено с течением времени. Но это не так. Неслучайно, что такие выводы, немыслимые для православного христианина, формируются прежде всего в протестантской среде, для которой в виду ее отказа от церковного Предания эти научные изыскания представляются путем к полноте истины. Для православной библейской науки изучение древних текстов и выявление разночтений в рукописях не имеют такого первостепенного значения, это лишь некие дополнительные знания, от которых мало зависит понимание смысла Божественного Откровения, хранимого в Церкви. Как пишет свт. Филарет (Дроздов): «Дивное дело провидения Божия в сохранении священного Писания в Церкви состоит в том, что Божественное учение незатмено в нем вариантами и разностию переводов, что разные чтения или не изменяют существеннаго смысла, или встречаются в предметах, не касающихся существенных истин откровения Божия».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Формирование канона священных книг Ветхого Завета началось в глубокой древности, в эпоху исхода евреев из Египта, и продолжалось вплоть до I-II в по Р.Х.

На протяжении всей истории богоизбранного народа существовали люди или даже целые общества, которые записывали, а также хранили и изучали слово Божие.

Писание свидетельствует, что первую книгу, под названием «книга закона» (иудейская и христианская традиция отождествляет ее с Пятикнижием), написал Моисей и передал ее левитам для того, чтобы они хранили ее рядом с ковчегом завета (см. Втор. 31:9, 26). Тем самым был установлен особый статус (канон) тех книг, которые были написаны Моисеем по велению Божию. Следующим богодухновенным автором стал Иисус Навин. По свидетельству священного текста, он вписал то, что ему говорил Господь в «книгу закона Божия», после чего эта книга была положена рядом с писаниями Моисея, с правой стороны от ковчега (см. Нав. 24:26). Продолжателем этой традиции стал пророк Самуил. Согласно Писанию, он изложил народу «права царства, и написал в книгу и положил перед Господом» (1Цар. 10:25). При этом текст Писания говорит не о какой-то неизвестной книге. В тексте перед словом «книга» стоит определенный артикль. Следовательно, это была особая, всем известная священная рукопись, которая хранилась «перед господом» и которую начали составлять предшественники Самуила.

Так было положено начало формированию ветхозаветного канона, собрания тех книг, которые имеют особый сакральный статус. Последующую историю становления ветхозаветного канона можно изобразить следующим образом.

Со времен Самуила, вплоть до Вавилонского плена, в еврейском народе существовали целые школы, которые занимались собиранием, хранением, а также изучением богодухновенных писаний. Так, упоминание об этих обществах, есть в самом священном тексте. Например, в книге Притчей мы читаем: «И это притчи Соломона, которые собрали мужи Езекии, царя иудейского» (Притч. 25:1). Вероятней всего, что начало подобным сообществам было положено во времена пророка Самуила. Писание упоминает о них как о «сонмах сынов пророческих» (см.: 1Цар. 10:5, 10; 19:18-21). Об этом же говорит и иудейское предание, используя выражение «судебные дома» (в Талмуде упоминается о судебных домах Самуила, Давида, Соломона, Езекии). Среди тех, кто записывал и хранил Божественные Писания, были и те пророки, чье служение продолжалось непрерывно с VIII по V до Р.Х. (см.: 2Пар. 9:29; 12:15).

После Вавилонского плена начинается процесс, который в библеистике носит название «закрытие» Ветхозаветного библейского канона. Согласно традиционному мнению, это событие связано с деятельностью Ездры, Неемии и Малахии, которые около середины V в. до Р.Х. учредили т.н. Великую Синагогу. В последнюю входили священники, левиты, старейшины и пророки еврейского народа, известные под общим именем соферим, т.е. книжники. Иудейская традиция, а вслед за ней и христианская, считают, что члены Великой Синагоги были последними богодухновенными мужами (ср. 1Мак. 9:27). После Ездры, Неемии и Малахии пророческое служение в Израиле прекратилось, поэтому последний из трех, Малахия, называется в иудейской традиции «печатью пророков». Также считается, что именно они «закрыли» ветхозаветный канон, раз и навсегда утвердив корпус книг Священного Писания. Этот взгляд поддерживается многими святыми отцами христианской Церкви. Таким образом, согласно традиционному мнению,

  • О каноне прот. Сергий Булгаков
  • Канон Нового Завета. Возникновение, развитие, значение Брюс М. Мецгер
  • Дошел ли до нас оригинал Библии? Андрей Десницкий
  • Традиция. Догмат. Обряд диакон Андрей
  • Наследие Христа. Что не вошло в Евангелия? диакон Андрей
  • История канона священных ветхозаветных книг П.А. Юнгеров
  • История новозаветного канона прот. Василий Рождественский
  • Образование канона священных книг Нового Завета прот. Александр Горский

***

Библе́йский кано́н – состав Священных книг (66 книг Библии, 39 из которых содержатся в Ветхом Завете и 27 – в Новом), признанных Вселенской Церковью богодухновенными, в отличие от 11 неканонических (к последним относятся: Послание Иеремии, книги Варуха, Товита, Иудифи, Премудрости Соломона, Премудрости Иисуса, сына Сирахова, 2-я и 3-я книги Ездры и три книги Маккавейские).

В православной традиции 11 книг, не вошедших в канон, признаются назидательными и полезными для чтения, однако в их наименовании нет единообразия: они могут называться «второканоническими» (как у католиков), «неканоническими» или «анагиноскомена» (ἀναγινοσκόμενα, т. е. рекомендуемые для чтения, полезные). Распространенный термин «неканонические книги» не является удовлетворительным и может быть принят только как условный. В Православной Церкви важнейшим свидетельством каноничности книг является их богослужебное употребление, в которое входят Книга Премудрости Соломона или «неканонические» части Книги пророка Даниила, читаемые за богослужением.

***

Формирование Ветхозаветного канона

Ветхозаветный канон сложился не сразу. Весь народ (или его часть) безусловно признавали священными Законы Моисея (в каком бы объеме они тогда ни были даны). Когда при царе Иосии в 622 году нашли в тайнике Храма Книгу Закона (4Цар.22-23), она была объявлена гражданским и религиозным кодексом для всего Израиля.

В V веке до Р.Х. Неемия и Ездра возродили и реформировали Общину Второго Храма, пришедшую в состояние упадка. Ездра привез из Вавилона свитки Закона (нынешнее Пятикнижие), прочел их перед народом и как бы еще раз торжественно кодифицировал в качестве Слова Божия.

Около 190 года до Р.Х. Иисус сын Сирахов, перечисляя книги Св. Писания, упоминает уже не только Закон и Исторические книги, но и сборник Пророков, кроме Кн. Даниила (Сир.44-49). Внук Иисуса, переведший его книгу на греческий около 130 года, говорит о всех трех разделах Библии: Законе, Пророках и «остальных книгах» (т.е. Учительных; см. его предисловие к Сир, сохранившееся только в славянском переводе).

В конце I века по Р.Х. в палестинском городе Ямнии раввины после долгих споров утвердили состав Учительных книг (Кетувим). Теперь весь канон включал в себя по условному счету 22 книги (в соответствии с числом букв евр. алфавита). Этот канон мы находим и у Иосифа Флавия, писавшего на исходе I века (Против Апиона, I,8). Условное число было достигнуто тем, что книги Руфь и Судей, Иеремии и Плач, Ездры и Неемии считались за одну.

Во II веке Мелитон Сардийский (Письмо к Онисиму), перечисляя принятые Церковью книги Ветхого Завета, называет только канонические.

В IV веке свт. Афанасий Великий (39 послание) пишет: «Всех книг Ветхого Завета число двадцать две, ибо столько же, как я слышал, и букв у евреев». То же число называют и свт. Кирилл Иерусалимский (Огласительное слово IV,35), свт. Епифаний Кипрский (Против ересей, VIII,6) и другие. Таким образом, в эпоху первых двух Вселенских Соборов Церковь окончательно приняла ветхозаветный (еврейский) канон.

Канон книг Ветхого Завета окончательно был утвержден на Лаодикийском Соборе 364 г. и Карфагенском Соборе 397 г., фактически же Церковь пользовалась ветхозаветным каноном в его настоящем виде с древнейших времен. Так, свт. Мелитон Сардийский в Письме к Анесимию, датируемом примерно 170 г., уже приводит список книг Ветхого Завета, почти полностью совпадающий с утвержденным в IV столетии.

Формирование Новозаветного канона

В общих чертах канон Нового Завета сложился уже к середине II века, об этом свидетельствует цитация новозаветных Писаний мужами апостольскими и апологетами II века, например, сщмч. Иринеем Лионским.

Оба Завета были впервые сведены в каноническую форму на поместных соборах в IV веке: Иппонском Соборе 393 г. и Карфагенском Соборе 397 г.

В 692 году на Шестом Вселенском соборе (вторым правилом) были подтверждены как общеобязательные для всей Церкви предыдущие правила (85-е Апостольское (IV век), 60-е Лаодикийского собора (364 год), 39-е послание Афанасия Великого (IV век), свт. Григория Богослова (IV век), св. Амфилохия Иконийского (IV век), 33-е Карфагенского собора).

Деление слов в Библии ввел в V веке диакон Александрийской церкви Евлалий. Современное деление на главы ведет свое начало от кардинала Стефана Лангтона, разделившего латинский перевод Библии, Вульгату, в 1205 г. В 1551 году женевский печатник Роберт Стефан ввел современное деление глав на стихи.

Вопросы авторства

Десницкий А.С.: «Для фундаменталиста текст авторитетен именно потому, что он написан пророком или апостолом, и любые сомнения в авторстве подрывают его авторитет. Но в православной традиции есть совсем иное понимание: библейские книги написаны в Церкви, Церковью и для Церкви, и в какой степени тот или иной текст вышел из-под пера конкретного пророка или апостола, вопрос уже вторичный».

***

протодиакон Андрей:

Одно из главных чудес в церковной истории состоит именно в этом: во времена, когда не было централизованных церковных структур, когда Церковь была гонима, когда не было возможности гласного сопоставления и обсуждения, не было богословской или иной гуманитарной науки – христианские общины, разбросанные по всему земному шару, от Эфиопии до Британии, от Германии до Индии – эти разрозненные христианские общины делают абсолютно одинаковый выбор книг.

Из множества текстов – мы сегодня знаем чуть ли не до сотни по крайней мере имен разных апокрифов, имевших хождение во II–III веках, – именно тогда Церковь совершенно четко отбирает себе только четыре Евангелия.

Брешет Дэн Браун, что якобы выбор произошел в IV веке при императоре Константине, на первом Вселенском соборе. Нет, выбор был сделан гораздо раньше. Мы это видим хотя бы по тому, что и как цитируют церковные авторы.

Я уж не говорю про Мораториев кодекс – в Сирии найден текст конца II века, который содержит список новозаветных книг, авторитетных для Церкви.

Возьмем Оригена – очень вольномыслящий христианский мыслитель, но и он отличает канонические книги от апокрифов.

Интуиция, духовный опыт христиан в разных точках мира независимо друг от друга распознал, где доброкачественный хлеб, а где подделка с плесенью.

***

См. БИБЛЕЙСКАЯ КРИТИКА, БОГОДУХНОВЕННОСТЬ, НЕКАНОНИЧЕСКИЕ КНИГИ

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *