Каноническая церковь

Помимо К. в эпоху Вселенских Соборов и в последующие периоды церковная жизнь регламентировалась и гос. законами. В связи с этим встает вопрос о соотношении авторитета К. и гос. законов. Затрагивая его, визант. канонисты Иоанн Зонара и патриарх Антиохийский Феодор IV Вальсамон исходили из принципа приоритета К. перед законами. Согласно Феодору Вальсамону, в случае коллизии законы должны уступать К., потому что К. имеют двойную санкцию: церковных Соборов и императоров, а законы — только императоров. Приводя этот аргумент в пользу преимущества К. перед законами, искусный и гибкий канонист Феодор Вальсамон освобождал себя от необходимости настаивать на приоритете церковной власти самой по себе перед императорской.

Авторитет Вселенских Соборов обусловил особый статус утвержденных ими правил: эти правила не изменялись и не отменялись. Тем не менее конкретные обстоятельства церковной жизни привели к невозможности букв. исполнения некоторых К. Так, уже в ранневизант. эпоху произошли изменения в епитимийной практике: были, напр., сокращены длительные сроки отлучения от причащения; епитимии назначались в соответствии с более мягкими санкциями, изложенными в т. н. «Епитимийном Номоканоне» Иоанна Постника, хотя этот памятник не имеет общецерковного канонического авторитета.

Впоследствии дисциплина прещений по отношению к мирянам продолжала эволюционировать в сторону смягчения. Так, в Русской Церкви в XVIII в. отлучение от причащения кающихся грешников на длительные сроки было воспрещено высшей церковной властью под угрозой извержения из сана, но при этом, разумеется, никто не отменял сами правила, содержащие запрещенные к практическому употреблению в церковно-судебной практике санкции.

Эта парадоксальная ситуация побуждает к углубленному рассмотрению вопроса о применении К. Радикально простые решения — либо объявить всякое неприменение правил злоупотреблением и, в частности, относительно практики церковных наказаний настаивать на необходимости отлучения от причащения кающихся грешников, согласно правилам, на 7, 10, 15 или 20 лет, либо видеть в К. только памятник христианской письменности и церковной истории и совершенно не считаться с ними в реальной церковной жизни — представляются одинаково неразумным, нецерковным и неприемлемым подходом к проблеме.

Главная задача К.- приложение неизменных и вечных непогрешимых основ христианского нравственного учения и экклезиологических догматов, содержащихся либо прямо, либо implicite в их текстах, к изменяющейся церковной жизни. Поэтому во всяком каноне можно обнаружить, с одной стороны, укорененность в неизменном догматическом учении Церкви, а с другой — обусловленность исторически конкретной ситуацией, обстоятельствами церковной жизни, которые имели место в момент издания правила и впосл. могли измениться. Т. о., в основе всякого канона содержится неизменный, догматически обусловленный момент, но в своем конкретном и букв. смысле канон отражает и преходящие обстоятельства церковной жизни.

К. отмене не подлежат, но это не значит, что правовые нормы, установленные в них, абсолютно неизменны. Уместную гибкость в подходе к нормам К. можно обнаружить в текстах самих правил. Так, Ап. 37 предусматривает, чтобы епископы каждой области собирались на Собор 2 раза в год, а в Трул. 8 отцы Собора, ссылаясь на набеги варваров и иные случайные препятствия, вводят новую норму — созывать Соборы 1 раз в год. Это не означает, что Трул. 8 отменило Ап. 37, ибо созыв Собора дважды в год по-прежнему рассматривается как желательное установление, но ввиду возникших затруднений вводится новый порядок. Невозможно и утверждать, что каноническая норма соблюдается только в одном из этих случаев, что более позднее (или более раннее) правило обладает бóльшим каноническим авторитетом. Когда в связи с укрупнением Поместных Церквей и образованием Патриархатов Соборы стали созываться еще реже, это также не было отступлением от канонической нормы, ибо главное и неизменное экклезиологическое основание Ап. 37 и Трул. 8 заключается в самом принципе соборности, а конкретная периодичность в созыве Соборов может, если руководствоваться примером отцов Трулльского Собора, устанавливаться с учетом обстоятельств времени, к-рые неизбежно изменяются.

Канон может оказаться неприменимым в связи с исчезновением того церковного института, к-рый им регулируется. Так, Халкид. 15 определяет возрастной ценз для поставления в диакониссы — 40 лет. С исчезновением чина диаконисс правило, естественно, перестало применяться по своему букв. смыслу. Тем не менее оно осталось в каноническом корпусе. И более того, оно содержит некий экклезиологический принцип, к-рый не утратил практического значения в связи с исчезновением института. Напр., оно может служить отправной точкой в рассуждении церковной власти об установлении возрастной границы для назначения женщин на к.-л. церковные должности.

Нек-рые из К. носят характер частных определений, и уже поэтому по букв. тексту они не применимы ни в каких других случаях, кроме тех, по которым были изданы: так, II Всел. 4 гласит: «О Максиме Кинике, и о произведенном им безчинии в Константинополе: ниже Максим был, или есть епископ, ниже поставленные им на какую бы то ни было степень клира: и соделанное для него, и соделанное им, все ничтожно». По своему букв. смыслу этот канон неприменим с тех пор, как улажена была ситуация с захватом К-польской кафедры Максимом Киником, ибо его текст формулирует состоявшееся судебное решение по конкретному вопросу. Но с учетом всех обстоятельств дела Максима Киника из этого канона выводятся исключительно важные экклезиологические принципы, в частности недопустимость поставления епископа на уже занятую кафедру. Т. о., это правило действует в Церкви на основании прецедентного принципа и применяется по аналогии.

Даже безусловная отмена закона на том основании, что исчезает ratio legis (причина, послужившая поводом к его изданию), не имеет безусловного значения в церковном праве. Согласно II Всел. 3 и IV Всел. 28, К-польскому епископу предоставляется преимущество чести после Римского епископа, поскольку К-поль «есть новый Рим», новая столица империи, и «является городом царя и синклита». К-поль давно перестал быть городом правосл. царя и синклита (сената), но в диптихе правосл. иерархов его епископ по-прежнему пользуется первенством чести. Правосл. франц. канонист архиеп. Петр (Л’Юилье) справедливо утверждает, что ныне «первенство чести архиепископа Константинопольского основано на расширительном применении к его кафедре аксиомы, высказанной отцами Никейского Собора в отношении привилегий Церквей Римской, Александрийской, Антиохийской: «Да хранятся древние обычаи»» (Петр (Л’Юилье). 2005. С. 41).

Исходя из приведенных примеров можно сделать вывод, что, несмотря на историческую изменяемость действующих в Церкви правовых норм, несмотря на то, что ряд К. неприменим ныне вообще по своему букв. смыслу, священные К. неизменно сохраняют значение критерия церковного законодательства и фундаментальной основы церковного правосознания. К. дают ключ к правильной ориентации в актуальных проблемах церковной жизни.

Прот. Владислав Цыпин

Правила Сардикийского Собора

Сардикийский или Сердикский Собор был созван в городе Сардике, или Сердике, ныне болгарской столице Софии. Город этот лежал на границе между Восточной и Западной частью Римской Империи. Собор был многочисленный, — в нем участвовало 376 епископов, из которых 300 западных и 76 восточных. Собор был длительный. Некоторые историки полагают, что он продолжался с осени 343 года до весны 344 года. Председательствовал на Соборе Осия Кордубский. Почти все правила Собора начинаются словами: «Осия града Кордубы рек,” но в Книге Правил это приводится только в начале правил 1, 7, 13 и 18. Собор был созван в связи с обвинениями против Св. Афанасия Великого, которого он полностью поддержал в борьбе против ариан. Будучи Собором Западным он в Римском Папе видел высшую инстанцию суда. (20 Правил).

1. Осий, епископ града Кордувы, рек: подобает из самых оснований искоренить не столько худое обыкновение, сколько вреднейшее расстройство дел церковных. Никому из епископов да не будет позволено из малого града переходить в иной град. Ибо в сем деле явна причина, для коей оно предприемлется, потому что никогда не было возможно обрести ни одного епископа, который бы из великого града во град меньший стремился быть переведенным. Отселе явствует, что таковые пламенною страстью многостяжания возжигаются и гордости более работают, да получат большую, по видимому, власть. Итак, будет ли угодно всем, да суровее наказуется такое развращение; думаю же, что таковым не должно иметь общения даже и наравне с мирянами. Все епископы сказали: угодно всем.

Ср. Ап. 14 и 15; 1 Всел. 15.

2. Если же обрящется кто настолько безумен или дерзновен, что возомнит некое извинение приносить в таковом деле, утверждая, что от народа прислано к нему послание, то явно есть, что могли немногие некие, прельщенные воздаянием и ценою, скопище составить в церкви, как бы желая иметь его епископом. Посему полагаю: сии ухищрения и козни всеконечно наказывать, да никто из таковых, даже и при кончине своей, не будет удостаиваем общения, даже наравне с мирянами. Угодно ли мнение сие? — отвечайте. И отвечали: изреченное приемлем.

Ср. Ап. 14; 1 Всел. 15; 4 Всел. 5; Антиох. 13 и 21; Сард. 1; Карф. 59.

3. Нужно и сие присовокупить, да никто из епископов не приходит из своей области во иную область, в которой есть свои епископы, разве только будет позван от братии, находящейся в оной, да не возомнимся затворять двери любви. Подобает же и сие предусмотреть: если в коей области кто-либо из епископов имеет дело с братом своим и соепископом, то ни один из них да не призывает в посредники епископов из иной области. Если же кто из епископов в некоем деле окажется осуждаемым, но возомнит себе не неправое иметь дело, а праведное, да и снова возобновится суд, то, если угодно вам, любовью почтим память Петра Апостола, и да напишется от сих судивших к Иулию, епископу Римскому, да возобновится, если потребно, суд чрез ближайших к той области епископов, и да назначит он рассмотрителей дела. Если же обвиняемый не возможет представить дела своего требующим вторичного суждения, то единожды присужденное да не нарушается, но, что сделано, то да будет твердо.

Шестым правилом Первого Вселенского Собора, по древнему обычаю, предоставлены в подчинение Римскому епископу многие епархии на западе, подобно как Александрийскому и Антиохийскому — многие епархии на юге и востоке. Согласно с сим разделением, Осий, епископ Испанского города Кордувы, принадлежа к области Римского епископа, предлагает относить на его рассмотрение сомнительные случаи западных епархий; и в сем смысле принял его предложение Поместный Сардикийский Собор, не отступая от 6 Правила Первого Вселенского Собора.

Правила говорят о трех разных предметах: 1) перемещение епископов. Запретив таковое предыдущими двумя правилами, если это делается по инициативе перемещающегося с дурными, своекорыстными целями, правило допускает таковое в интересах Церкви по решению Собора, что согласно с указаниями правил Ап. 35 и Антиох. 13. 2) споры между епископами, которые должны разрешаться подлежащими Соборами, согласно 5 пр. 1 Всел. Собора. 3) Римскому Папе Юлию предоставляется возобновить законченное судебное дело по апелляции к нему. Это постановление имело обязательное значение только в условиях того времени и места, где был созван Собор. Еп. Никодим разъясняет, что одним из мотивов у епископа Осии при внесении этого предложения было ограждение Св. Афанасия Вел. от новых преследований со стороны восточных епископов, среди которых было много его врагов, сочувствовавших арианству. В нашей Книге Правил с полным основанием сделано к этой части правила пояснение, напечатанное выше.

Настоящее правило ближайшим образом связано с предыдущим, дополняя его и разъясняя. По объяснению Аристина, усвоенного и Еп. Никодимом, оно имеет в виду недовольство епископа осуждающим его постановлением первой инстанции суда. Если он апеллируя к высшей инстанции и епископ области (в правиле указан Римский, ибо в его области происходил Собор) направит дело к пересмотру, то на кафедру подсудимого указано никого не поставлять до исхода нового суда над ним в апелляционном порядке.

4. Если какой-нибудь епископ, судом епископов в соседстве находящихся, извержен будет из сана и речет, что он вновь возлагает на себя долг оправдания, то не прежде поставлять другого на его место, разве когда епископ Римский, дознав дело, произнесет свое определение по оному.

5. Если будет на какого-нибудь епископа донос, и епископы окрестные, собравшись, низложат его с его степени, а он, перенося дело, прибегнет к блаженнейшему епископу Римской Церкви, сей же восхочет прислушаться к нему и признает праведным возобновить исследование дела о нем, то должно и сие постановить, да благоволит написать к сопредельным той области епископам, дабы они тщательно и с подробностью вникли во все обстоятельства, и, по убеждении в истине, произнесли суд о деле. Если же кто востребует, чтобы дело его вновь выслушано было, и, по прошению его, заблагорассуждено будет Римским епископом от себя послать пресвитеров, — да будет во власти сего епископа, поскольку за лучшее и должное признает и определит для суждения вместе с епископами послать заступающих место пославшего. Или же если достаточным признает бывшее рассмотрение и решение дела о сем епископе, да учинит, что благоразумнейшему его рассуждению за благо возмнится. Отвечали епископы: — изреченное приемлем.

Настоящее правило служит к более подробному изложению процесса по апелляции, предусмотренной в 3 и 4 правилах Сардикийского Собора

6. Если в одной области, имеющей многих епископов, случится одному епископу замедлить, и он, по некоему небрежению, не восхочет быть в собрании и согласиться на постановление епископов; собравшееся же множество людей будет просить, да поставится требуемый ими епископ, то подобает, во-первых, чрез послание Экзарха области (разумею епископа Митрополии), воспомянуть оному замедлившему епископу, что просят люди дать им пастыря. За благо признаю ожидать, да прибудет и он. Если же и чрез послание быв попрошен, не приидет, и не отпишет, то подобает удовлетворить желанию народа. Но и от ближней области должно призвать епископов к поставлению епископа Митрополии. Напротив того, отнюдь да не будет позволено поставлять епископа в какое-либо село или в малый город, для коего довлеет и один пресвитер. Ибо не нужно поставлять там епископов, да не уничижается имя епископа и власть. Но епископы области должны, как изречено мною выше, епископов поставлять в те грады, в которых и прежде были епископы. Если же обрящется некий град, многим числом людей настолько возросший, что признан будет достойным иметь епископа, — да приимет. Согласны ли на сие все? Отвечали все: согласны.

Подобно 3 пр., и это правило говорит о трех разных предметах. 1. Речь идет о поставлении епископа на вакантную кафедру. Промедление одного из епископов, который должен участвовать в поставлении епископа, не должно слишком задерживать дела. 2. Ради важности дела постановления Митрополита области, надо приглашать к участию в нем и епископов из соседней области. 3. Правило повторяет в главных чертах указание 57 Лаодикийского правила, что не следует ставить епископов в малые поселения «да не уничижается имя епископа и власть.” В малом городе достаточно иметь пресвитера. Ср. Ап. 1; 1 Всел. 4; Антиох. 19; Лаод. 12 и 57; Карф. 64 и 67.

7. Осий епископ рек: безвременные, весьма частые и несправедливые прошения наши сделали то, что мы не имеем такой благодати и дерзновения, какие иметь долженствуем. Ибо многие из епископов не перестают приходить в воинский стан, а особенно Африканские, которые, как мы узнали от возлюбленного брата нашего и соепископа Грата, полезных советов не приемлют, но презирают так, что один человек приносит в воинский стан прошения многие и различные, не могущие быть на пользу церквам, пособствует и покровительствует не бедным и простолюдинам или вдовицам, как было бы должно и прилично, но мирских достоинств и должностей ищет для некоторых. Таковое невежество причиняет нам ущерб, не без соблазна некоего и зазора. Приличнейшим же почитаю, чтобы епископ помощь свою подавал тому, кто от кого-либо утесняется, или если какая-нибудь вдова обиду претерпевает, или сирый кто-либо лишается принадлежащего ему, если, притом, и по сим предметам прошение будет справедливое. Аще убо, возлюбленные братия, угодно сие всем, то утвердите, что ни один епископ не должен приходить в воинский стан, кроме тех, которых благочестивейший царь наш призовет своим писанием. Но поскольку многократно случается, что некоторые, за преступления свои на заточение или на остров осужденные или иному какому-либо осуждению подверженные, прибегают к Церкви, требуя милосердия, — таковым не надлежит отказывать в помощи, но, немедленно и без сомнения, просить для них снисхождения. Если и сие угодно, преподайте на сие согласие все. Ответствовали все: да будет постановлено и сие.

«Воинский стан,” о котором идет речь в этом правиле, есть ставка Императора. Собор настоящим правилом борется со злоупотреблениями в отношении обращения епископов в Императору, допуская это только в тех случаях, когда надо ходатайствовать за нуждающихся или притесняемых. Антиох. 11 тоже возбраняет поездки к Императору, но делает оговорку, что это возможно с разрешения Митрополита и прочих епископов, т. е., очевидно, когда это нужно для Церкви. Дополнением к этому пр. служит Сард. 20.

8. Поскольку было рассуждаемо, дабы кто из епископов не подпал осуждению, приходя в воинский стан, сего ради, если которые из них имеют такие прошения, о каковых мы выше упомянули, да препосылают их чрез своего диакона. Ибо служебное лицо не подлежит укорению и скорее может донести то, что ему поручено будет. Ответствовали все: и сие да будет постановлено.

Это правило дополняет предыдущее, предлагая епископам обращаться к Императору письменно, посылая свое обращение через своего диакона.

9. Если какой-нибудь области епископы брату и соепископу своему доставят прошения, то пребывающий в большем граде, то есть в Митрополии, да препроводит и диакона их и прошения, дав ему и представительные письма, то есть писав последовательно к братиям и соепископам нашим, пребывающим в то время в тех местах в градах, в которых благочестивейший царь лично распоряжается общественными делами. Если же кто из епископов имеет друзей во дворе царском и восхочет о чем-либо подобающем просить, то да не возбранится ему чрез своего диакона и просить, и заповедать им, да подадут ему в его прошении благую помощь. Приходящие же в Рим, как выше речено мною, прошения, которые собираются принести царю, должны представлять возлюбленному брату нашему и соепископу Иулию, предварительно да рассмотрит, не суть ли некие из них бесстыдны, и потом пошлет оные в воинский стан, присовокупляя и свое предстательство и попечение. Все епископы ответствовали, что угодно им сие, и приличнейший есть совет сей.

Это правило дополняет два предыдущих и тоже ставит обращение к Императору под контроль высшей церковной власти. Ср. Карф. 119.

10. Подобает со всякою точностью и тщанием наблюдать, да богатый кто-либо или ученый, от светского служения удостаиваемый епископом быть, не прежде поставляется, а лишь когда совершит служения чтеца или диакона и пресвитера, дабы проходя чрез каждую степень, если достойным признан будет, мог взойти на высоту епископства. Очевидно же, что для каждой степени чина должно быть предоставлено не слишком малое время, в продолжение которого могли бы усмотрены быть его вера, благонравие, постоянство и кротость, и он, быв признан достойным Божественного священства, получил бы величайшую честь. Ибо неприлично, дерзновенно и легкомысленно приступать к тому, чтобы поспешно поставлять или епископа, или пресвитера, или диакона; и ни знание, ни поведение не дает на сие права. Потому что такого, по справедливости, почли бы весьма новым110 и не утвержденным, тем более, что и блаженнейший Апостол. который учителем народов был, является возбраняющим скорые поставления в церковные степени, поскольку дознание в продолжительное время достовернее показать может и поведение, и нрав каждого. Сказали все, что им сие угодно, и сего нарушать отнюдь не должно.

Правило указывает постепенность в прохождении степеней иерархического служения. Никто не может быть поставлен епископом, не пройдя предварительно другие степени священства. Сколько времени надо находиться в каждой степени правила не указывают. Решение об этом в каждом отдельном случае зависит от церковной власти. Установлен правилами только возрастный ценз: чтец 18 лет, иподиакон 20, диакон 25, пресвитер 30 и епископ 35. Ср. 6 Всел. 14 и 15.

11. Епископ, когда от одного града переходит в другой град или от одной области в другую область, ради тщеславия подвизаясь о собственной похвале или о совершении Богослужения с большей важностью, и хочет пребыть там долгое время, тогда как епископ того града неискусен в учении, то да не пренебрегает его и да не проповедует часто, стараясь постыдить и уничижить лицо местного епископа. Ибо сей предлог обыкновенно производит смятения, и таковою хитростью епископ старается чужой престол себе преобручить и восхитить, не колеблясь оставить порученную себе церковь и перейти во иную. Итак, должно на сие определить известное время, поскольку и не принимать епископа показалось бы делом нечеловеколюбным и жестоким. При сем воспомяните, что в предшествовавшее время Отцы наши определили: если кто мирянин, пребывая во граде, в три воскресных дня, в продолжение трех седмиц, не придет в собрание, да будет удален от общения церковного. Итак, если сие постановлено о мирянах, то не должно, не прилично и не полезно епископу, не имеющему никакой важной нужды или дела трудного, оставлять церковь свою на время более продолжительное и огорчать вверенный ему народ. Все епископы сказали: и сие мнение весьма прилично.

Кроме повторения требования правил, ограждающих епархии от вмешательства иноепархиальных архиереев, настоящее правило ограничивает длительность отсутствия епископа из своей епархии. Двукр. Константинопольский Собор в 16 пр. ставит максимальный срок отсутствия епископа из своей епархии в 6 месяцев.

12. Некоторые из братии и соепископов во градах, в которые они поставляются во епископы, имеют, по-видимому, очень малую собственность, им принадлежащую, а в других местах — стяжания великие, из которых могут вспомоществовать бедным. Полагаю, что если они восхотят прийти в свои владения и произвести собрание плодов, то надлежит позволить им сие с тем, чтобы они три воскресных дня, то есть три седмицы, пребывали в своих владениях, но чтобы в ближайшей церкви, в которой совершает службу пресвитер, присутствовали и служили, да не явятся остающимися без церковного Богослужения. И чтобы нечасто приходили во град, в котором есть епископ. Ибо таковым образом и собственные их дела не потерпят никакого вреда от их отсутствия, и очевидно, избегнут они обвинения в гордости и тщеславии. Все епископы сказали; угодно и сие постановление.

Дополняя предыдущее правило, настоящее правило указывает трехнедельных срок для пребывания епископа в стольном граде другой епархии. Сопоставляя это с 16 пр. Двукр., можно сделать вывод, что епископ может отсутствовать из своей епархии до 6 месяцев, но в кафедральном граде чужой епархии не должен жить дольше трех недель. На практике эти сроки варьируются по соглашению между епископами и согласию митрополита области.

13. Осий епископ рек: если кто, диакон или пресвитер, или кто-либо из причетников, будет лишен общения церковного и прибегнет к иному епископу, знающему его, знающему и то, что он своим епископом удален от общения, то не подобает, с обидою для епископа и брата своего, подавать ему общение. Если же дерзнет сие сотворить, да знает, что подвергает себя ответу пред епископами, когда они соберутся.

Ср. Ап. 32 и 33; Антиох. 6; Карф. 147.

14. Если обрящется некий епископ, склонный ко гневу (что в таковом муже не должно иметь места), и внезапно быв раздражен на пресвитера или диакона, восхочет изринуть некоего из Церкви, то подобает предохранение употребить, да не тотчас таковой будет осуждаем и лишаем общения. Все епископы сказали: извергаемый да имеет право прибегнуть к епископу Митрополии той же области. Если же епископа Митрополии нет на месте, — прибегнуть к соседнему епископу и просить, да со тщанием исследует дело. Ибо не должно заграждать слуха от просящих. А епископ оный, праведно или неправедно извергший такового, благодушно сносить должен, да будет исследование дела, и приговор его или подтвержден будет, или получит исправление. Но прежде, нежели и верно исследованы все обстоятельства, отлученный от общения до рассмотрения дела не должен присваивать себе общения. Если же, сошедшись, некоторые из клира увидят в нем пренебрежение власти и надменность, то (поскольку неприлично попускать обиду или неправедное порицание) долженствуют несколько суровыми и тяжкими словами обращать его к порядку, да соблюдается покорность и повиновение повелевающему должное. Ибо, как епископ обязан являть подчиненным искреннюю любовь и расположение, таковым же образом и служащие обязаны непритворно исполнять долг служения епископам.

В главных чертах это правило повторяет норму 5 пр. 1 Всел. Собора. Однако обращение клирика за судом к соседнему митрополиту противоречило бы 9 и 17 пр. 6 Всел. Собора и др. Вальсамон полагает, что согласно настоящему правилу Митрополит, в случае своего отсутствия, может уполномочить соседнего Митрополита разобрать дело.

15. Если какой-нибудь епископ из иного предела чуждого служителя церкви восхочет поставить на какую-либо степень, без соизволения его епископа, то таковое поставление да почитается недействительным и нетвердым. Если же некоторые сие позволят себе, то от братии и соепископов должны быть увещаемы и исправляемы. Сказали все: и сие определение да будет непоколебимо.

Ср. Ап. 35; 1 Всел. 16; 2 Всел. 2; 3 Всел. 8; 4 Всел. 20; Антиох. 13 и 22; Карф. 65 и 101.

16. Аетий епископ рек: не безызвестно вам, какова и сколь велика Фессалоникийская Митрополия. Часто приходят в оную из иных епархий пресвитеры и диаконы, и не довольствуясь кратковременным пребыванием, остаются и всегдашнее жительство там имеют или едва после весьма долгого времени принуждены бывают возвратиться к своим церквам. Итак, и о сих определению быть должно. Осий епископ сказал: те определения, какие постановлены относительно епископов, да сохраняются и относительно сих лиц.

«Определения, какие постановлены относительно епископов” есть пр. 11 и 12 Сардик. Ср. Ап. 15 и 16 с параллельными правилами.

17. Если какой-нибудь епископ, претерпев насилие, неправедно извержен будет, или за свои познания, или за исповедание Кафолической Церкви, или за то, что защищал истину, и избегая опасности, будучи невинен и обвинению подвержен, приидет во иной град, — то заблагорассуждено, да не возбраняется ему пребывать там, доколе не возвратится, или возможет обрести избавление от нанесенной ему обиды. Ибо жестоко и весьма тяжко было бы не принимать нам претерпевшего неправедное изгнание, напротив того, с особенным благорасположением и дружелюбием должно принимать такового.

Это правило дополняет 11 и 12 правила Сардикийского Собора. Существует мнение, что оно было принято имея в виду Св. Афанасия Вел., который еретиками был изгнан из своей области и поневоле вынужден был проживать в чужих епархиях.

18. Гавдентий епископ рек: «Знаешь, брате Аетие, что при поставлении твоем во епископа процветал мир. Дабы не осталось некиих следов разномыслия о служителях Церкви, представляется благим, и поставленных Мусеем и Евтихианом, поскольку в оных никакой вины не обреталось, всех принимать.”

Осий епископ рек: «Моей мерности мнение таково: поскольку долженствуем быть миролюбивы и терпеливы, и довольное ко всем иметь милосердие, то произведенных однажды в причт церковный некоторыми братьями нашими тогда только не принимать, когда не восхотят возвратиться к церквам, к которым наречены были. Евтихиан же да не присваивает себе имени епископа, Мусей да не почитается епископом. Если же общения в чине мирян просить будут, то в сем не должно им отказывать.” Сказали все: «Согласны.”

Мусей и Евтихиан, упомянутые в этом правиле, присвоили себе звание епископов, без рукоположения в этот сан. Епископ Гавдентий ради мира хотел чтобы Собор принял в общение как клириков лиц, рукоположенных Мусеем и Евтихианом. Однако признавая их не имеющими епископского сана самозванцами, Собор согласился с Осием Кордубским, что их можно принять в общение только как мирян. Нечто подобное можно усмотреть в деле Максима Киника с той разницей, что он, хотя и незаконно, все-таки был хиротонисан епископами.

19. Гавдентий епископ рек: «Сии спасительные и благорассудные постановления, и нашему священническому достоинству приличные, и угодные Богу и человекам, не возмогут удержать силы и крепости своей, если произнесенные решения не будут сопровождены страхом. Ибо мы и сами знаем, что нередко, по причине бесстыдства немногих, Божественное и досточтимое имя священства подвергалось пренебрежению. Итак, если кто, в противность признанному всеми, дерзнет что-либо иное творить, стараясь угождать гордости и тщеславию более, нежели Богу, — тот да знает уже, что он поставляет себя повинным судебному ответу и теряет честь и достоинство епископа.” Все отвечали: «Сие мнение прилично и нам угодно».

20. Сие же с особым вниманием дознано и исполнено будет таковым образом: если каждый из нас, поставленных епископами на местах при дороге или на путях водных, увидев епископа, вопрошать будет о причине мимошествия, и куда направляет он путь, и если узнает, что он шествует в воинский стан, то да вопросит по разрядам, выше постановленным120. И если идет, будучи зван, то идущему ему никакого препятствия да не будет. Если же по тщеславию, как прежде речено любви вашей, или по просьбам некоторых поспешает в воинский стан, то ни на грамотах его да не подпишет, и да совсем не сообщается с таковым. Все ответствовали; да будет определено сие.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Беседа с протоиереем Виталием Косовским — секретарем Киевской Митрополии Украинской Православной Церкви, благочинным храмов Киева, настоятелем Свято-Ильинского храма на Подоле.

— Сегодня некоторые СМИ, — говорит отец Виталий, — на основании социологических опросов часто утверждают, что, дескать, УПЦ имеет больше храмов, чем УПЦ-КП, а прихожан там меньше. Ложь. Как ставится вопрос: «Вы за какую Церковь: киевскую или московскую?” Естественно, человек отвечает: «За киевскую”. А если его спросить: «Вы за какую Украинскую Церковь: законную каноническую или за раскольническую, не признанную мировым Православием?” Уверяю Вас, ответ будет: «За законную каноническую признанную Церковь”.

Сбывается пророчество в отношении родоначальника раскола на Украине, бывшего митрополита Киевского. Где-то в конце 70-х — начале 80-х годов по Киеву ходили слухи о том, что Филарет умрет простым дедушкой. Мы, естественно, недоумевали, как это может произойти? Ведь Филарет — правая рука Патриарха Московского, Экзарх Украины, человек, достигший таких высот в церковной иерархии. Как это он может умереть простым дедушкой? А ведь начинает сбываться… С точки зрения Вселенского Православия он, на сегодняшний день, — простой дедушка. Более того — преданый анафеме.

— Вы были лично знакомы с нынешним главой Киевского Патриархата?

— Я помню его совсем другим человеком, помню, что он говорил о раскольниках, помню, как учил нас держаться правил и канонов Церкви. Накануне печальных событий 1992 года он мне сказал: «Неканоническим путем мы не пойдем”. Это были его слова, которые слышали все преподаватели на педсовете. А буквально через три месяца он же и пошел неканоническим путем, прекрасно все понимая. Теперь он утверждает, что каноны не важны, что они устарели. А иногда он утверждает, что нет такого понятия как «каноничность”.

Но, извините, в каждом государстве есть законы, нарушение которых влечет за собой наказание. Точно также и в Церкви есть законы, называемые канонами. По ним обязаны жить члены церковного общества. В церковном законе говорится также и о людях, самочинно выступающих против установленных правил: они подлежат различным прещениям. Не только ушедшие в раскол, но и совершившие убийство, грех прелюбодеяния, аборт. Церковь говорит: «Да будет отлучен от причастия на такой-то срок”. А если человек закосневает в грехе, упорствует, да еще и начинает бороться против Церкви, такого человека Церковь отсекает от себя: «Да будет анафема”. Тем самым констатируя факт, что человек в угоду своим физическим, политическим или каким-то другим идеям сам поставил себя вне Церкви.

— Говорят, что каждая Церковь, которая пыталась стать самостоятельной, долгое время добивалась признания. Даже Русская Церковь в течение 130 лет не признавалась…

— Не признавалась не Русская Церковь, а ее статус. Никто не ставил под сомнение законность Таинств и иерархии Церкви в то время. Никто никого не отлучал и не предавал анафеме. Совсем другие были и политические условия. Константинополь, находясь под владычеством турков, не мог полностью владеть религиозной ситуацией. Тем более управлять отдаленными территориями. Это был вынужденный переход к самостоятельному управлению. А что у Филарета? Что его толкнуло на раскол, какова причина? Разве чужестранцы захватили нашу страну или она попала под мусульманское владычество? Нет!

Я не знаю, какие цели он преследовал. В своих интервью он говорит, что не стал Патриархом Московским, потому что был украинцем. Никаким украинцем он никогда не был, никогда не говорил ни слова по-украински, а тех, кто говорил, отправлял на самые дальние приходы и говорил, что это не язык, а наречие, гибрид. У него была одна цель — стать во главе самостоятельной Церкви, притом любым способом. Не удалось стать Патриархом Московским, решил стать Патриархом Киевским. Желание власти толкало его на любые поступки.

— А сама власть какую роль сыграла в этом?

— Самую непосредственную. Без поддержки тогдашнего Президента Кравчука у Филарета ничего просто бы не вышло.

На Соборе в Москве Филарет сказал, что приедет в Киев и уйдет c поста предстоятеля УПЦ. Украинские архиереи предупреждали, что он обманет, и Патриарх спросил Филарета при всех еще раз. И тогда Филарет не без раздражения ответил (цитируем по сохранившейся аудиозаписи): «Мы ведь христиане. Сказано в Писании: «Да будет слово ваше да — да, нет — нет, а все остальное от лукавого”. Это было произнесено перед Крестом и Евангелием. Нарушение архиереем данного на Соборе слова есть клятвопреступление.

Филарет приехал в Киев и вместо того, чтобы созвать собор УПЦ и подать в отставку, собрал пресс-конференцию и отказался покинуть пост предстоятеля. Следовательно, он поступил как клятвопреступник.

— Но ведь в названиях УПЦ-КП и УАПЦ присутствуют слова «Православная Церковь”. Сегодня многие говорят о трех ветвях украинского православия, о трех различных юрисдикциях…

— Правильно, можно говорить о трех ветках — об одной зеленой и двух сухих. Одна дает плоды, тень, жизнь, а две другие нет. Нарушение церковных законов ведет к утере благодати Божией. Если Филарет был митрополитом, ему это звание дала Русская Православная Церковь, не сам же он его себе присвоил, таким образом, РПЦ имела право и отнять у него это звание. Кто ему дал звание патриарха? Он из анафематствованного, расстриженного мирянина стал сразу «заступником патриарха” Мстислава (Скрыпника), без прохождения определенного пути в новой религиозной организации. Даже сам Мстислав до конца своих дней так и не признал ни УПЦ-КП, ни Филарета своим «заступником”.

Но на каком тогда основании существует Киевский Патриархат? Говорят, что на основе объединившихся УПЦ и УАПЦ. Но ведь УПЦ продолжила свое существование, в ней остался весь епископат, монастыри, храмы. УАПЦ тоже существует, ее бывший глава патриарх УАПЦ Мстислав не признал объединения. Большинство епископов УАПЦ также не пошли за Антонием Масендичем, выступавшим от имени УАПЦ, который и сам через время сбежал от Филарета, покаялся и стал епископом Русской Церкви.

Самое интересное то, что Филарет сидел на Пушкинской в резиденции, а его «патриарх” — в каморке с электроплиткой на третьем этаже. Сейчас уже никто и не вспоминает, что Владимир Романюк умер при загадочных обстоятельствах. Неудивительно, что его похороны были превращены в трагическое шоу с демонстрацией силы, когда крышкой гроба отбивались от ОМОНа, а гробом таранили оцепление. А чтобы похоронить Романюка у стен Софии Киевской как раз кстати пришлись «случайно” оказавшиеся под рукой ломы и лопаты.

Не следует забывать, что раскольниками совершаются лжетаинства. Это страшнее всего. Люди остаются некрещеными, невенчанными, неотпетыми, а, следовательно, загублены их души.

— Сегодня все говорят о необходимости создания единой Поместной Православной Церкви?

— Она уже существует — Украинская Православная Церковь. Она имеет полную юридическую, финансовую, экономическую самостоятельность. Мы сами учреждаем и упраздняем епархии, поставляем епископов, канонизируем святых, избираем себе Предстоятеля. Наша связь с Московской Патриархией совершается только в молитвенном поминовении Патриарха за богослужением. Греко-католики поминают папу Римского, и никто от них не требует отказаться от этого. Кстати, епископов для УГКЦ поставляет Рим, он же их снимает, и никого это не смущает.

Наша Церковь является Поместной еще и потому, что находится по месту, на всей территории Украины. Ее Предстоятель Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Владимир признан всеми Поместными Церквами. Ведутся консультации между Константинопольским и Московским Патриархатами, другими Поместными Церквами о преодолении расколов, в том числе и в Украине, каноническим путем.

Какая нам нужна еще Церковь? Те, кто отошел, должны прийти, покаяться и вернуться в единство. Кем был Филарет? Он был нашим митрополитом, затем он не подчинился Церкви, ушел в раскол, создал новый «патриархат”. Пусть вернется со всеми своими «епископами”, а Церковь решит, как их принять.

Есть законная Церковь, и механического объединения с раскольниками быть не может. Только присоединение тех, кто отпал. По-другому никак. Людям нужно говорить правду, а не провозглашать политические лозунги.

— Сегодня начат процесс реституции церковного имущества. Есть ли проблемы на этом пути?

— К сожалению, государство до сих пор не определилось с правопреемником церковного имущества, национализированного советской властью. Отсюда парадоксальная ситуация: отбирали у одной Церкви — Русской Православной, а раздают всем, кому посчитают нужным. Такой подход чреват конфликтами в будущем, ибо вопрос о возвращении имущества законному владельцу встанет рано или поздно. Более того, Русская Православная Церковь официально отказалась от прав на церковное имущество на территории Украины в пользу канонической Украинской Православной Церкви, а не раскольнических группировок.

Жаль, что Указ Президента появился после того, как большая часть прежнего церковного имущества уже распродана и приватизирована. Когда ставится вопрос о возвращении церковного имущества, нам говорят, вы, мол, докажите, что здание или икона были отобраны у Церкви насильственным путем. А что, мы сами это все отдали? Или, может, не было тысяч новомучеников?

Как десятилетнему Киевскому Патриархату может принадлежать Владимирский собор, а вновь созданной УАПЦ — построенная царем Андреевская церковь. На каком основании передали греко-католикам Николаевскую церковь на Аскольдовой могиле? Вот вам и имущественная основа для существования расколов и будущих межконфессиональных конфликтов.

К сожалению, у нас все делают в угоду времени, в угоду революционной или политической целесообразности, а не по законам государственным и церковным. А это напоминает евангельскую притчу о доме, который построили не на камне, а на песке…

Беседовала Марианна СУЩЕНКО

← Сучасне місіонерство

Правила Антиохийского собора

Антиохийский Собор под председательством Антиохийского епископа Плакета имел место летом 341 года. К нем участвовало 97 епископов, собравшихся в Антиохию на освящение новой, т.н. «златой» церкви. После освящения состоялись заседания Собора, издавшего 25 правил, направленных к установлению единообразия в церковном управлении. Во многих случаях эти правила служат развитием и дополнением Апостольских правил. (25 Правил).

1. Все, дерзающие нарушать определение святого и великого Собора, в Никее бывшего, в присутствии благочестивейшего и боголюбезнейшего царя Константина, о святом празднике спасительной Пасхи, да будут отлучены от общения и отвержены от Церкви, если продолжат любопрительно восставать против доброго установления. И сие речено о мирянах. Если же кто из предстоятелей Церкви, епископ, пресвитер или диакон после сего определения дерзнет, к развращению людей и к возмущению церквей, особиться, и с иудеями совершать Пасху, то такового святой Собор отныне уже осуждает быть чуждым Церкви, как соделавшегося не только виной греха для самого себя, но и причиной расстройства и развращения многих. И Собор не только таковых отрешает от священнослужения, но и всех, дерзающих быть в общении с ними, по их извержении из священства. Изверженные же лишаются и внешней чести, каковой были они причастны по святому правилу и Божию священству.

В правилах 1 Всел. Собора нет указания на то, в какой день надлежит праздновать Пасху, хотя известно, что спор Запада и Востока по этому вопросу был разрешен именно этим Собором. Настоящее правило подтверждает это, указывая вслед за 7 пр. Апост., что запрещено праздновать Пасху одновременно с иудеями «обособившись,» т.е. отделяясь в этом от всей Церкви. Оно подвергает мирян отлучению от общения, т.е. от Причастия, если они будут «любопрительно восставать против доброго установления.» Т.о. устанавливается принцип, который может иметь применение и в других случаях упорного, злостного спора и противодействия мирян церковному порядку. Епископа или клирика, который после вынесения этого определения праздновал бы Пасху с иудеями, Собор «отныне уже осуждает» на отлучение. Такого рода объявление, что нарушивший то или иное правило тем самым уже подвергает себя наказанию, в канонической науке называется приговором деклараторного характера. Иначе говоря, деклараторное прещение применяется без судебного разбирательства и судебного приговора. Суд, если бы он собрался, может в таком случае только констатировать, что данное лицо подверглось наказанию в виду совершения им преступления.

2. Все, входящие в церковь и слушающие Священные Писания, но, по некоему уклонению от порядка, не участвующие в молитве с народом или отвращающиеся от причащения Святой Евхаристии, да будут отлучены от Церкви дотоле, как исповедуются, окажут плоды покаяния и будут просить прощения, — и таким образом возмогут получить оное. Да не будет же позволено иметь общение с отлученными от общения, ни сходиться в дома и молиться с находящимися вне церковного общения; чуждающихся собраний одной церкви не принимать и в другой церкви. Если же кто из епископов, пресвитеров, диаконов или кто-либо из клира окажется сообщающимся с отлученными от общения, да будет и сам вне общения церковного как производящий замешательство в церковном чине.

Ср. Ап. пр. 9, 10, 11 и 12; 1 Всел. 5; Антиох. 4 и 6; Карф. 9.

3. Если какой-нибудь пресвитер, диакон или вообще кто-либо из священного чина, оставив свой предел, перейдет в другой, потом совершенно переселясь, покусится пребыть во ином пределе долгое время, то таковому не священнодействовать, и особенно в том случае, когда собственный его епископ призывает его и убеждает возвратиться в свой приход, а он не повинуется. Если же и упорствовать будет в бесчинии, то совершенно да будет извержен от священнослужительства, без возможности восстановления в прежний чин. Если же изверженного по сей причине приимет иной епископ, то и сей да подлежит епитимий от общего Собора как нарушитель церковных постановлений.

Ср. Ап. пр. 15 и 16; 1 Всел. 15 и 16; 4 Всел. 5, 10, 20, и 23; 6 Всел. 17 и 18; Сардик. 15 и 16; Карф. 65 и 101.

4. Если какой-нибудь епископ, изверженный от сана Собором, или пресвитер, или диакон — своим епископом, дерзнет совершить какую-либо священную службу: епископ ли по прежнему своему обычаю, или пресвитер, или диакон, — то таковому отнюдь не позволяется, на другом Соборе, ни надежду восстановления в прежний чин иметь, ни до принесения оправдания допущенным быть. Но и все, сообщающиеся с ним, да будут отлучены от Церкви, и особенно тогда, когда, зная осуждение, произнесенное против выше-реченных, дерзнут иметь общение с ними.

Ср. Ап. 28; 2 Всел. 12 и 15; Сардик. 14; Карф. 38.

5. Если какой-нибудь пресвитер или диакон, презрев своего епископа, отлучит сам себя от Церкви и начнет творить особые собрания, и поставит жертвенник, а призываемый епископом — не покорится ему и не захочет ему повиноваться, и быв призываем единожды и дважды, не послушает, — таковой да будет совершенно извержен из своего чина и отнюдь не может быть допущенным до служения, ни снова принять прежнюю свою честь. Если же будет упорствовать, возмущая Церковь и восставая против нее, то как мятежник да будет укрощаем гражданской властью. 6. Если кто-либо своим епископом отлучен от церковного общения, — такого другим епископам не прежде принимать в общение, разве когда своим епископом принят будет или когда составится Собор, и он, представ, принесет оправдание, и убедив Собор, получит от него иное о себе решение. То же определение да соблюдается для мирян, для пресвитеров, для диаконов и для всех, состоящих в клире.

Ср. Апост. 32; 1 Всел. 5; Сардик. 13; Карф. 147.

7. Никого из странствующих не принимать без мирных грамот.

См. объяснение 11 и 13 пр. 4 Всел. Собора. Ср. Ап. 12, 13 и 33; 6 Всел. 17; Лаод. 41; Карф. 32 и 119.

8. Сельские пресвитеры не посылают канонических посланий, разве только к соседним епископам послания посылают. А сущие без порока хорепископы дают мирные грамоты.

Под именем канонических, то есть церковными правилами определенных посланий, разумеются письма или грамоты, даваемые от епископа клирикам, идущим в епархию другого епископа, по предосторожности, чтобы мирянин не был принят за клирика или отлученный от служения церковного не был допущен до оного, по неведению. Каноническая грамата есть всякое официальное свидетельство. Сельские пресвитеры, упоминаемые в правиле в Кормчей называются «пресвитеры старейшинствующие.» Вальсамон их называет протопопами. Это соответствует благочинным в Русской Церкви. Правило позволяет им посылать соседним епископам обыкновенное рекомендательное письмо, но не формальное свидетельство. Таковое может быть выдано только епархиальным архиереем или по его полномочию хорепископом, по современному понятию викарием. Ср. параллельные правила к пр. 7.

9. В каждой области епископам должно знать епископа, в Митрополии начальствующего и имеющего попечение о всей области, так как в Митрополию отовсюду стекаются все, имеющие дела. Посему рассуждено, чтобы он и честью преимуществовал и чтобы прочие епископы ничего особенно важного не делали без него, по древле принятому от Отцов наших правилу, кроме того только, что относится до епархии, принадлежащей каждому из них, и до селений, состоящих в ее пределах. Ибо каждый епископ имеет власть в своей епархии, и да управляет ею, с приличествующею каждому осмотрительностью, и да имеет попечение о всей стране, состоящей в зависимости от его града, и да поставляет пресвитеров и диаконов, и да разбирает все дела с рассуждением. Далее же да не покушается что-либо творить без епископа Митрополии, а также и сей — без согласия епископов.

Это правило более подробно повторяет принцип 34 Апостольского правила. Ср. 2 Всел. 2.

10. Святой Собор за благо рассуждал, чтобы состоящие в малых городах или селах предстоятели, или так именуемые хорепископы, знали свою меру, хотя бы они и по чину епископства приняли рукоположение, чтобы они управляли только подчиненными им церквами и ограничивали ими свое попечение и распоряжения, чтобы поставляли чтецов, иподиаконов и заклинателей и довольствовались производством только в сии чины, а поставлять пресвитера или диакона не дерзать без воли сущего во городе епископа, которому подчинен хорепископ и его округ. Если же кто-либо дерзнет преступить сие определение, то да лишится и той чести, которую имеет. Хорепископ же да поставляется от епископа града, коему подчинен его округ.

О хорепископах см. объяснение к 13 пр. Анкирского собора.

11. Если какой-нибудь епископ или пресвитер, или вообще кто-либо из клира без соизволения и грамот от епископов области, и тем более от епископа Митрополии, дерзнет отойти к царю, таковой да будет отрешен и лишен не только общения, но и достоинства, какое имел, как дерзнувший, вопреки правилам Церкви, досаждать слуху нашего боголюбезного царя. Если же необходимая нужда заставит кого-либо идти к царю, таковой да творит сие с рассмотрением и соизволением епископа Митрополии и прочих епископов той области, и да напутствуется грамотами от них.

Это правило было вызвано к жизни тем, что ариане и полуариане часто обращались за покровительством к царям. Этим вносились большие осложнения и поэтому обращение к царям подвергается контролю законной церковной власти.

12. Если какой-нибудь пресвитер или диакон, изверженный от своего сана своим епископом, или даже епископ, изверженный Собором, дерзнет досаждать слуху царскому, то подобает ему обратиться к большему Собору епископов, и то, в чем думает быть прав, предложить множайшим епископам и от них примет исследование и окончательный суд. Если же, сих пренебрегши, будет досаждать царю, таковой да не удостаивается никакого прощения, да не будет места его защищению, и да не имеет он надежды восстановления.

Правило имеет в виду лицо, осужденное каноническим церковным судом и указывает, что он может апеллировать только к вышестоящему церковному же суду, но никак не к гражданской власти. Самое обращение к такой власти лишает обвиняемого возможности прощения и дальнейшей апелляции к церковному суду высшей инстанции. Ср. 2 Всел. 6; 4 Всел. 9 и 17; Сард. 7 и 14; Антиох. 4 и 15; Карф. 76, 117, 118 и 119.

13. Никакой епископ да не дерзает из одной епархии переходить в другую, ни поставлять кого-либо в её церкви для совершения священнослужения, ни приводить с собой других, разве прибудет, быв призван грамотами Митрополита и сущих с ним епископов, в область которых приходит. Если же никем не быв призван, вне порядка пойдет для рукоположения некоторых и для устроения церковных дел, ему не принадлежащих, то всё содеянное им да будет недействительным; и он, за своё бесчиние и безрассудное начинание, да понесет подобающее наказание чрез немедленное извержение из своего чина святым Собором.

Ср. 14 Ап.; 1 Всел. 15; 2 Всел. 2 и 4; 3 Всел. 8; Анкир. 13; Антиох. 21 и 22; Сардик. 3.

14. Если какой-нибудь епископ будет судим за какие-либо проступки, и случится, что епископы той области будут в разногласии о нем, одни признавая подсудимого невинным, а другие — виновным, то, ради прекращения всякого сомнения, угодно святому Собору, чтобы епископ Митрополии призвал из ближней области некоторых других епископов, которые вновь рассудили бы дело и разрешили сомнение, дабы они вместе с епископами той области утвердили то, что будет постановлено.

Всякое судебное дело в принципе должно быть окончательно решено в своей области. Но настоящее правило имеет в виду случай, когда голоса на судебном заседании Собора настолько разделяются, что невозможно вынести определения, которое всем представлялось бы беспристрастным. Ср. 1 Всел. 5; 2 Всел. 6; Антиох. 12 и 15.

15. Если какой-нибудь епископ, будучи обвиняем в некоторых проступках, судим будет от всех епископов той области, и все они согласно произнесут на него единый приговор, — таковой другими епископами отнюдь да не судится, но согласное решение епископов области да пребывает твердым.

Предыдущее правило указывает, как поступать, когда в судебном заседании Собора поделятся голоса. Настоящее правило, напротив, говорит о силе единогласного решения областного Собора. Апелляция на такое решение не допускается.

16. Если какой-нибудь епископ, не имеющий епархии, вторгнется в церковь, не имеющую епископа, и восхитит её престол без соизволения совершенного Собора, таковой да будет отвержен, хотя бы и избирал его весь народ, который он себе восхитил. Совершенный же Собор есть тот, на котором с прочими присутствует и Митрополит.

Ср. параллельные правила, указанные к пр. 13.

17. Если какой-нибудь епископ, приняв рукоположение во епископа и быв определен начальствовать над людьми, не приимет служения и не согласится пойти во врученную ему церковь, таковой да будет отлучен от общения церковного, доколе, быв понужден, не приимет служения или доколе совершенный Собор епископов той области не постановит о нем какого-либо определения.

См. объяснение к 30 Ап. пр.

18. Если кто-либо, поставленный во епископа, не пойдет в тот предел, в который он поставлен, не по своей вине, но — или по неприятию его народом, или по другой не зависящей от него причине — таковой да участвует и в чести и служении епископском — только нисколько не вмешиваясь в дела церкви, где пребывает, и да ожидает, что определит о нем совершенный Собор той области, по представлении в оный дела.

См. объяснение к 36 Ап. пр.

19. Епископ да не поставляется без Собора и присутствия Митрополита области. И когда сей присутствует, то лучше есть быть вместе с ним и всем той области сослужителям; и прилично Митрополиту созвать их чрез послание. И если соберутся все, — лучше есть. Если же это трудно, то большая их часть неотменно да присутствуют или грамотами да изъявят своё согласие, и так, или в присутствии, или с согласием большего числа епископов, да совершится поставление. Если же иначе, вопреки сему определению, поступлено будет, то поставление да не имеет никакой силы. Но если поставление совершится по определенному правилу, а некоторые по своей любопрительности воспрекословят, то да превозмогает решение большинства.

См. объяснение к 4 пр. 1 Всел. Собора. Ср. 1 Всел. 6. О сроках созыва Соборов см. объяснение к 37 Апост.

20. Ради нужд церковных и ради разрешения сомнительных случаев за благо признано: быть в каждой области Соборам епископов дважды в году: в первый раз, по третьей седмице после праздника Пасхи, так чтобы в четвертую седмицу Пятидесятницы Собор совершался, и о сем Митрополит да напоминает епархиальным епископам; второму же Собору быть от пятнадцатого дня месяца октября. К сим Соборам да приступают пресвитеры, диаконы и все, почитающие себя обиженными, и от Собора да приемлют суд. Но никому да не будет дозволено составлять Соборы самим по себе, без тех епископов, коим вверены Митрополии.

См. объяснение к 37 Ап. пр.

21. Епископ от одного предела да не переходит в другой, ни по самовольному вторжению, ни по насилию от народа, ни по принуждению от епископов, но да пребывает в церкви, которую в начале принял в жребий себе от Бога, и да не переходит из нее, по изреченному уже о сем прежде определению.

См. параллельные правила, указанные к Антиох. 13.

22. Епископ да не приходит во иной град, не подчиненный ему, ни в селение, ему не принадлежащее, для рукоположения кого-либо, и да не поставляет пресвитеров или диаконов в места, подчиненные другому епископу, разве только по соизволению епископа той страны. Если же кто дерзнет на сие, то рукоположение да будет недействительно и он да подлежит епитимий от Собора.

Ср. 2 Всел. 2 и объяснение к нему. В этом правиле тоже указано, что хиротония, совершенная епископом для мест, подчиненных другому епископу без согласия последнего — недействительна, хотя бы она была совершена каноническим епископом.

23. Епископу не позволяется вместо себя поставлять другого в преемника себе, хотя бы он был и при конце жизни; если же что таковое соделано будет, то поставление да будет недействительно. Но да соблюдается постановление церковное, определяющее, что епископа должно поставлять не иначе, как с Собором и по суду епископов, имеющих власть произвести достойного, по кончине преставльшегося.

76 Апост. правило запрещает передачу архиереем своей епархии родственнику, т.с. в наследство. Настоящее правило запрещает ему вообще ставить себе преемника, ибо епархия не есть его собственность и епископ в ней должен избираться и поставляться Собором.

24. Доброе дело есть, да церковное стяжание сохраняется для церкви со всяким тщанием и благою совестью, и с верой во Всевидца и Судию Бога; и распоряжаться оным с рассуждением и властью приличествует епископу, которому вверены все люди и души собирающихся в церковь. Да будет же явно принадлежащее церкви и открыто окружающим его пресвитерам и диаконам, так чтобы они знали и не оставались в неведении о том, что собственно принадлежит церкви, и ничто от них не было сокрыто. Итак, если случится епископу преставиться от жития сего, — то при очевидности принадлежащего церкви и оно не будет расточено и утрачено, и собственность епископа не будет потревожена под предлогом принадлежащих церкви вещей. Ибо праведно есть и угодно пред Богом и человеками, чтобы собственность епископа предоставляема была, кому он восхочет, а достояние церкви ей сохраняемо было, и чтобы как церковь не терпела ущерба, так и епископ, под предлогом достояния церковного, не был лишаем своей собственности, или же чтобы близкие к нему не вошли в тяжбы, а с тем вместе и он по смерти не подвергся бесславию.

40 Апост. правило церковное имущество называет «Господним.» Настоящее правило, признавая, что распоряжаться этим имуществом приличествует епископу, «которому вверены все люди и души собирающихся в церковь» указывает, что бы в согласии с 40 Апост. правилом было известно, что именно принадлежит Церкви, а что является собственным имуществом епископа. Как и 40 Ап. пр. настоящее правило требует этого для ограждения церковного имущества после смерти епископа.

25. Епископу иметь власть над церковным имуществом, да распоряжается оным со всякою осмотрительностью и страхом Божиим, на пользу всех нуждающихся; и сам да взимает из оного должную часть, если имеет нужду, на необходимые свои потребности и на потребности странноприемлемых им братии, дабы они ни в чем не терпели лишения, по слову Божественного Апостола: имеюще пищу и одеяние, сими довольни будем (1 Тим. 6:8). Если же сим не довольствуется, но обращает вещи на свои домашние потребности, и доходы церкви, или плоды принадлежащих ей полей не по согласию пресвитеров или диаконов употребляет, а власть над ними предоставляет своим домашним и сродникам, или братьям, или сынам, от чего приметно происходит замешательство в церковных счетах. — таковой да представит отчет Собору той области. И если однако донос будет на епископа и на состоящих при нем пресвитеров, что они принадлежащее церкви — или от полей, или от иной собственности церковной — обращают в свою пользу, с утеснением убогих и с причинением нарекания и бесславия домостроительству церковному и правящим оное таким образом, то таковые да приимут приличное исправление, по рассуждению святого Собора.

Здесь повторяется содержание 41 Ап. правила и добавляется указание на подотчетность епископа Собору в ведении им хозяйственной жизни своей епархии.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *