Казачество и православие

Христианская Вера у Казаков

Христианство на восточные и северные берега Черного и Азовского морей проникло весьма рано. Св. Апостол Симон Канонит, известный под именем Зилота (ревнителя закона), по вознесению Христа, вместе с апостолами Андреем Первозванным и Матвеем, по сказанию древних церковных летописцев, пошел проповедывать Св. Евангелие в Кавказские страны.

Андрей Первозванный из г. Едессы, после двух дальних путешествий, предпринял третье с несколькими спутниками в Кавказские страны, дошел до земли Иверской (Грузии), прошел Триалетскую область до р. Чороха, близ нынешнего г. Батума, поднялся в горную Сванетию, где апостол Матвей остался устраивать молодую паству, перевалил через главный хребет в Осетию, а оттуда спустился на морской берег в Чигию и Гетию, или Джигетию. Предание, записанное Нестором, говорит, что апостол Андрей посетил Днепр, был на Киевских горах и даже в Новгороде.

Апостольская проповедь на восточных берегах Черного моря не погибла, и христианство там мало-помалу укоренилось. В IV в. на месте погребения Симона Канонита был построен храм, развалины которого возобновлены в 1875 г. (Ново-Афонский монастырь).
На актах Константинопольского Собора в 381 г., где участвовали только азиатские епископы, имеется подпись епископа провинции Скифии (Задонской) Геронтия, митрополия которого была в г. Томи, на Таманском полуострове. На Ефесском соборе, в 431 г. существует подпись Тимофея, епископа епархии Скифии. В латинском переводе подпись эта приведена так: «Тимофей, епископ Томитанский», т.е. городов: Томи и Таны (Тана — древнее название Азова на казачьих землях Дона).

В уставе греческого императора Льва Философа (886–911 гг.) «О чине митрополичьих церквей, подлежащих патриарху Константинопольскому», на 60-м месте поименована церковь Русская (Ρωσια), а рядом следующая за ней церковь Аланская. В числе архиепископий, подчиненных Константинопольскому патриарху, на 29-м месте Боспор (Керчь) и на 39-м месте Метраха (Тмутаракань), рядом с Готией, Судгией и Фулой (города в Крыму).

Русская церковь, упоминаемая на 60-м месте, до Олега не могла быть Киевской, так как там княжили языческие князья со своей языческой дружиной. В договоре Олега с греками также ни одним словом не упоминается о крещеной Руси; последняя, как и христианский храм в Киеве, встречаются только в княжение Игоря. Кроме того, отдельные случаи обращения в христианство днепровских руссов не могли составить митрополичьей церкви. Следовательно, под Русской митрополией, управлявшей, по актам Никейского Собора, церквами в обеих Скифиях, первоначально нужно понимать церковь Азовско-Донскую, с городом Россией, отмеченном на древних картах в устьях Дона и упоминаемом в договоре греков с генуэзцами в 1170 году. Это хазарско-тмутараканская Русь, о которой многократно говорят многие арабские историки и географы и часть которой в ХIII в. вошла в состав татарского царства под именем Руссов, Гетов и Чигов. Об этом ясно и определенно говорят также современники татарского владычества, греческие историки Никифор Григора и Георгий Пахимер.

В Х в., с появлением на юге России кочевников, русская митрополия могла быть перенесена в Киев. На это указывают и слова договора Игоря с греками: «Мы же (христиане Руссы), елико нас крестилися есмо, кляхомся церковию Св. Ильи в соборной церкви, предлежащим честным крестом и харатьею сею, юже есть написано на ней…» «Хрестьянскую Русь водиша роте (обету, присяге) в церкви Св. Ильи, яже есть над ручаем, конец постничи беседы в Козарехе», т.е. в Казарском конце города, где и была построена церковь Св. Ильи переселившимися с Дона в Киев христианами из древнерусской Алано-Донской митрополии.

Где собственно было местоположение города России, отмеченного на картах Эдризи (XII в.) и Бенниказы (XV в.), трудно сказать. Только достоверно то, что город этот находился близ устьев Дона и вероятней всего по левой его стороне, на месте нынешнего Азова или близ него.

В русских летописях того времени город этот носил уже наименование Азова, от народа «Азов» или «Ясов», как называла себя приазовская алано-хазарская Русь, а не от какого-то, как думают некоторые, половецкого хана Азупа (XI в.), будто бы обитавшего в тех местах и построившего эту крепость.

Быть может это и есть часто упоминаемый историками аланский город-крепость Ас-Кала. Следов бывшей сильной венецианской крепости в Азове уже нет, она смыта Доном, как смыта уже часть последних турецких укреплений.

Casa degli Rossi итальянских географов тоже означает г. Азов-Россов. Турки, захватив итальянскую Тану, дали этому городу прежде существовавшее название, встречаемое и у некоторых арабских историков: Адзака, Ассака, Казака, Казавы, Казовы и Азова, т.е. города народа Ас-Саков, т.е. Казаков. Православное поселение на месте нынешнего Азова существовало раньше IXв. В Азове издревле существовал православный храм во имя Иоанна Предтечи, который, по старинному преданию казаков, считался покровителем этого города. После знаменитого «Азовского сиденья» казаки с большим торжеством в 1643 г. вывезли из названного храма всю церковную утварь, иконы и колокол, хранящиеся в настоящее время частью в Воскресенском соборе Старочеркасска, частью в Донецком Предтеченском монастыре, Воронежской губ., Богучарского уезда, в 12 в. от Казанской станицы Донецкого округа.

Монастырь этот раньше был казачьим и находился в пределах земли Донских казаков. Туда и в другие монастыри престарелые и увечные казаки донцы ходили на богомолье и часто удалялись на покой, принимая пострижение.

Из вывезенных икон, свидетельствующих о древности азовского храма, замечателен образ Иоанна Предтечи, писанный, судя по сделанной на нем греческой надписи, в 637 г. Образ этот хранится в Донецком монастыре, а копия с него – в казачьем старочеркасском соборе и в часовне на Монастырском урочище, в 7 вер. ниже Старочеркасска, где был раньше, в XVI и начале ХVII в., главный казачий стан. Колокол, в виде широкого конуса, гораздо шире, чем льют теперь, находится также в Донецком монастыре. Колокол этот содержит в себе большой процент золота и серебра и славится нежностью и мелодичностью звука.

Из приведенных выше данных видно, что богослужение у приазовских народов с IV в. совершалось на их собственном языке. Следовательно, у них была своя письменность и книги Священного писания. Алфавит был тот же, что и у Руссов-Троян, Гетов-Руссов Италии и славян берегов Балтийского моря, хотя уже с течением времени измененной. Алфавит этот очень древний, древнее греческого и латинского и во многом сходен со славянским, т.е. с Кирилловским.

Таким образом, можно сделать вывод, что у наших предков христианство было принято задолго до крещения Руси.

Е.П. Савельевъ. Христианство в Приазовье и древнерусская письменность. Глава IX

Православное христианство, как

историческая идея Запорожского казачества

История Украины неотделима от истории Запорожского казачества. Вся суть истории Украины выразилась в Запорожском казачестве, как явлении сугубо украинском. Здесь колыбель и украинского народа и украинской государственности. Все лучшее (и худшее) в Украине берет начало из Запорожья. Поэтому когда говорят о некоей украинской идее, надо прежде всего увидеть носителем какой исторической идеи было Запорожское казачество.

В историографии относительно казачества есть две точки зрения. Первая негативная. Наиболее ярким представителем ее был П.А. Кулиш, низводящий казачество чуть ли не до степени диких разбойников, приводя примеры их антигосударственной и антирелигиозной деятельности. И действительно современники характеризовали запорожцев как «ребеллизантов», т.е. людей неистовых в вере, отступников (святитель Петр Могила); людьми «никакой веры» (православный шляхтич Адам Кисель), людьми без религии (униатский митрополит Рутский), «людьми не имеющими страха Божия» (московские думные дьяки). Запорожцы отличились в войнах и разбойных нападениях не только против ляхов, татар и турков, но и против единоверной Московии.

Однако, в истории нет ничего абсолютно положительного и однозначного. И если мы хотим постичь смысл такого исторического явления как Запорожское казачество, то должны прежде всего обращать внимание на высшие устремления его лучших представителей, иначе мы будем иметь лишь чехарду исторических фактов и только. Историческую идею казачества можно узреть только через положительные примеры его истории. А на мировой исторической арене Запорожское казачество появляется, прежде всего, как защитник и охранитель Православия в Малороссии.

Православное христианское исповедание легло в основу этнического самосознания запорожских казаков, отличавшее их от другого этнического окружения: мусульман-суннитов, которыми были крымские татары и ногайцы, католиков-поляков, донских казаков, среди которых было много старообрядцев-раскольников, евреев, исповедовавших иудаизм и ламаистов-калмыков.

Почему именно православие стало определяющей религиозной характеристикой запорожца? Причина этого видится в том, что на Запорожье приходили люди именно с украинских земель, входящих в состав Польши и России, где подавляющее число населения традиционно придерживались православной веры. Ислам для них, в силу постоянных разбойничьих набегов за «ясыром» татар и ногайцев и войн России и Польши с Турцией, был враждебным и ненавистным. Евреев ненавидели по причине распространения в Польше и Литве такого явления как сдача в аренду королевских и панских владений, где арендаторами становились прежде всего евреи, которые устанавливали очень огромные подати и сборы с сельского православного населения. Часто в аренду попадали даже церкви и православные должны были платить евреям-арендаторам определенную сумму за разрешения отправлять свои религиозные нужды. При этом со стороны евреев примешивались религиозные мотивы ненависти к христианам, как неевреям, которых Талмуд ставил наравне с животными. Православное население поэтому платило евреям той же монетой и эту неприязнь приносило с собой и на Запорожье.

Но если зашита веры от ислама и притеснений от иудеев было общим местом для всей христианской Европы того времени, и в этом религиозность казачество ничем не отличалось от повсеместных настроений вплоть до конца XVI в. С избранием Сигизмунда III польским королем, когда польская шляхта стала видеть в православии религию второго сорта, и принятием Брестской унии в 1569 г., по решению которой была ликвидирована в Речи Посполитой православная церковная иерархия, казачество стало отождествлять себя именно как защитником православной веры. С этого времени запорожские казаки начинают рассматривать борьбу против унии и католической экспансии как свою непосредственную программу, о чем говорит их декларация 1610 г. о защите православия. И с этого времени казачество приобретает свои особенные черты. До этого периода исторически казачество не представляло собой ничего выразительного. Но теперь, как свидетельствует М.С. Грушевский, даже такому одичавшему добытчику, как запорожский казак, который при случае не давал спуску одинаково ни басурманину, ни своему единоверцу православному московитину или белорусу даже ему приятно было осознавать некую высшую миссию в этой буйной казачьей жизни. «Охранение святой православной веры Христовой от безбожных агарян и басурман и защита православной земли от всех врагов стали сознательной целью для всех православных запорожцев, сделались определенной основой для всех их душевных помыслов и желаний» (Феодосий Макаревский). Таким образом, исповедание православия стало для запорожцев идейным обоснованием борьбы с католической Польшей, татарами и турками, исповедующими ислам, как основными врагами православного населения Украины, откуда черпала свои человеческие ресурсы Запорожская Сечь.

Запорожские вербовщики кричали на площадях и ярмарках Украины: «Кто хочет за веру христианскую быть посаженым на кол, кто хочет быть четвертован, колесован, кто готов претерпеть всякие муки за Святой Крест, кто не боится смерти приставай к нам. Не надо бояться смерти: от нее не убережешься. Такова казацкая жизнь». Православная вера становится характерной чертой запорожцев в их собственном самосознании: «От древних времен мы, войско запорожское, никакого иного намерения не имели, токмо единаго тогожде единомыслия и стояния против неприятелей за сохранение церквей святых и за целость всего православного христианского народа будучи, всегда радетельно и храбро во всех наших походах, где Бог по милости своей подати изволил, великий помысел на бусурман чинили и радети не переставали… Перси свои кровию неприятельскою обагряли, за веру православную заставляясь и славу бессмертную заробляя». Таким его запечатлели в веках народная и историческая память: «Народ казацкий с давних пор, во все время пребывая «ненарушимо» в православной вере, никогда не колебался иноверием; он начал войну вместе с Богданом Хмельницким «опричь прав и вольностей войсковых, за веру святую православную», а по окончании той войны, не за иным чем и в «протекцию государства московского удался» как только для самого «единоверия православного» (Договор и Конституция Филиппа Орлика).

Главным критерием принятия в Запорожское Войско являлось православное исповедание новоприбывших. В начале прибывшего в Сечь приводили к кошевому атаману который спрашивал его: «А чи віруєш в Бога?» Новоприбывший отвечал: «Вірую». «І в Богородицю віруєш?» «І в Богородицю вірую». «А ну, перехрестись!» Человек крестился. Кроме этого, (как пишет Д. И. Еварницкий, желающий поступить в казачество обязан не просто формально исповедовать православие, но признавать, а значит и знать, догматы Православной Веры, соблюдать посты, знать символ веры и молитву Господню, а так же должен был присягнуть верно и неизменно до конца своей жизни служить православному русскому престолу и принести о том присягу в Церкви перед престолом Божиим.

Конечно, на Сечь приходили не только природные малороссы, но люди разных национальностей и вероисповеданий: евреи, болгары, грузины, волохи, поляки, литовцы, белорусы, черногорцы, татары, турки, калмыки, немцы, французы, итальянцы, испанцы и англичане, но все они обязаны были принимать православную веру. Без исполнения этого условия переселенцы не имели права находится на Запорожье. Обязательность этого указывает ряд документов. Так в указе запорожским депутатом в Комиссии для составления нового Уложения о принятии в состав Войска Запорожского говорится так: (В Військо Запорозьке із різних націй, для помешкання і служби малолітніми і вже повнолітніми люди приходять, і по прийнятті їми закона Грекоросійського і на вірність Її Імператорській Величності присяги, записуються на службу) Г.Ф. Миллер так свидетельствует о перекрещивании прибывших в Запорожье иноверцев: «Запорожцы крестят Жида, или Татарина, перекрестят Поляка, или другого Христианина, чтоб не были в своей вере те им дети». У казаков был распространен даже такой вид «миссионерства» как кража и пленение детей иноверцев с целью на Запорожье крестить их. Приняв в свои ряды перекрещенцев из других религий и конфессий запорожцы не создавали им никаких препятствий и многие из них достигали руководящих постов в Войске. Так, поляк Григорий Покотило стал куренным атаманом, сын польского помещика Алексей Григорович (Билицкий) занял такой же пост, бывший крымский мусульманин Иван Чугуевец стал войсковым писарем.

Но это, конечно, не означало религиозной терпимости запорожцев, а скорее наоборот. Казаки видели свою миссию защиты и распространения православного христианства путем войны с иноверцами и покорения их православным: «Азали бы (чтобы) предвечное пророчество от Христа Бога нашего исполнилося, што все в руках его святое милости (московского царя)»; «Чтоб геретики и неприятели веры православной хрестиянской были покорены под нози вашего царского величества и гроб Божий за самодержавства вашего царского величества з руки турецкой з патриярхами освобоженый был, Христа Бога молим»; «Чаят бы слово Божие и пророчество исполнилос, чтоб иноверцы западные под нозе твоего царского величества и всего православия покорилися»; «Чтоб поляков всех повывесть, чтоб де была нерушима одна православная християнская вера»; «Чтоб ляхом и жидом в Польше не быть, а быти б одной благочестивой вере» (здесь под поляками и евреями именуются не национальности, которых было много и среди самих запорожцев, а католики и иудеи).

Все эти идеи оформились и окрепли во время освободительной войны Богдана Хмельницкого. Когда казаки проходили огнем и мечем по всей Украине, евреи и поляки желающие спасти свою жизнь вынуждены были крестится: «Которой де лях хочет жив быти и тот де крестись во имя Отца и Сына и Святаго Духа, а хто де не будет креститца и тем де живым не быть». По данным подьячего Григория Кунакова, через полтора года после начала восстания, армия Хмельницкого состояла из 40 000 казаков и 6 000 польских и литовских шляхтичей, перешедших на сторону восставших и объявленных у себя на родине баннитами (т.е. людьми вне закона). Вне всяких сомнений все эти «банниты» были перекрещены в православие.

Эти же настроения проявились и уже на закате Запорожского казачества, когда они участвовали в гайдамацком движении на Правобережной Украине. На Запорожье приходило великое множество переселенцев с Правобережной Украины, которые были недовольны притеснениями поляков и жестокими мерами принуждения православных к унии. Сюда же приходило и много священников потерпевших от поляков и призывавших казаков защитить православных от притеснения католиков и униатов. Казаки, которые с давних пор враждебно относились к полякам, начали уходить в гайдамаки под лозунгом защиты православия. Они аргументировали свои действия тем, что «уніати народу християнському великі біди і розорення робили, при тому ж розоренні, священиків благочестивих спіймавши, голови, бороди і вуса обстригали і тирансько мучили; не лише священикам і ченцям те робили, але і народу християнському, і ще військо конфедератське, на Україну направивши, хотіли народ християнський мучити». Казаки, нещадно убивая во время гайдамацкого выступления католиков, униатов и евреев стремились при этом не причинять вреда православному населению. Некоторые даже брали от православных жителей «свидетельства», что гайдамаки им никаких притеснений не чинили «і пограбування християн ніякого не робили». Такие свидетельства запорожские казаки, в случае ареста российскими войсками, подавали как доказательство своего ревностного исполнения христианских обязанностей и защиты православного населения от католиков и иудеев.

Часто Запорожцы, вменяя себе в обязанность защиту православных от мусульман, организовывали набеги на татарские и турецкие земли с целью отбить «ясыр» (пленников угнанных для продажи в рабство). Так в период Новой Сечи запорожцы Рудь, Шульга и Хижняк выделились тем, что перехватывали татар, которые возвращались в Крым с «ясыром» и отбивали пленников. Освобожденные православные, обычно сопровождались в Самарский монастырь, где лечились, после чего отправлялись по своим домам. Но если пленные попадались неправославные, то за них требовали выкуп или предлагали им креститься и оставляли у себя.

Враждебность и воинственность к врагам веры стало основной чертой характера казака. Так казак Похил, представ за преступление перед судом сечевого товарищества говорил: «Рідна моя охота до війни не дасть мені спокою ні вдень, ні вночі, поки мене не уймуть наголову, буду різати невірних жидів і ляхів. Знаєте ж ви, що вони головні мої вороги, і як недовірки, то і вірного запропастять з душею і тілом, уморивши без попа». Про своего умершего товарища казаки говорили, что он жил и умер христианином и православным, как и следовало, хоть он «поколотив Ляшка, хоч надурив Жида або Татарина ну, це справа негарна, але і біда невелика, це нехристі, і вони не один раз добрих християн ображали, да і він покаявся, хворів кріпко, молився старанно, захищав церкву Божию від бусурманів і уніатів, Бог пробачить його гріхи».

Однако, тяжелым грехом считалось пролитие крови единоверцев. Например, одной из причин сдачи царским войскам без боя Сечи было желание запорожцами исполнить христианский долг, который запрещал поднимать оружие против единоверцев) Даже когда казаки после разорения Новой Сечи бежали за Дунай под власть турецкому султану в их песнях сохранялся мотив скорби, что порой приходилось воевать с единоверцами.

Множество из запорожцев возвращалось из турецких земель в Российскую империю и основной причиной этого было нежелание казаков принимать участие в походах против православных.

Не только на войне казак чувствовал себя православным воином, но и в мирное время на Сечи, порой среди пьянок и пирушек, православная жизнь товарищества сохраняло свою строгость и ревностность.

В пределах вольностей запорожских казаков Д.И. Еварницкий насчитал до 47 церквей. Сечевая церковь отличалась богатым убранством, которого по свидетельству очевидца во всей тогдашней России едва ли можно было встретить.

Богослужение у запорожских казаков совершалось каждый день «не отменно» по монашескому чину восточной православной церкви. Во время богослужения запорожцы держали себя чинно и благопристойно. Войдя в церковь, они размещались соответственно чинам по разным местам. При чтении Евангелия все казаки выпрямлялись во весь рост, брались за эфесы сабель и вынимали лезвия до половины из ножен, в знак готовности защищать оружием Слово Божие от врагов Христовой веры. Казацкая старшина и старые запорожцы ходили в церковь ежедневно по три раза.

О повсеместной строгости богослужения в землях казаков так красноречиво свидетельствовал зарубежный православный автор архидиакон Павел Алеппский, описавший путешествие своего отца Антиохийского патриарха Макария в Украину в середине XVII века: «Тут то впервые мы вступили в топи и борения, и настало для нас время пота и труда, ибо во всех казацких церквях до земли московитов вовсе нет стасидий (сидений), даже для архиереев. Представь себе, читатель: они стоят от начала службы до конца неподвижно, как камни, беспрестанно кладут земные поклоны и все вместе, как бы из одних уст поют молитвы… Усердие их к вере приводило нас в изумление. О, Боже, Боже! Как долго тянутся у них молитвы, пение и литургия!» «С их (казаков) стороны мы видели чрезвычайную набожность, богобоязненность и смирение.». Более того, как свидетельствует тот же автор на дверях каждой из казацких церквей бывает железная цепь, в роде той цепи которую налагают на шею пленникам.

Всякому кто приходит на рассвете после звона т.е. опаздывает на службу вешают эту цепь на целый день, и он остается распятым на дверном створе, не имея возможности шевельнуться. Это его епитимия. Вся книга этого православного иностранца переполнена патетическим восторгом от силы веры казаков, в то время как на своей родине он видел духовное оскудение. Естественно, что при таком усердии в вере не должно вызывать сомнения и глубокое знание казаками основ православного вероисповедания. Опыт верующих свидетельствует, что простой народ догматическое знание веры черпал через участие в Богослужениях чуть ли не с самого детства.

Надо отметить, что казачество, как православное воинство, в отправлении христианских обрядов часто использовало казачье оружие. Некоторые исследователи даже говорят о «культе оружия» у запорожцев. На Запорожье, например, существовал обычай при крещении младенца подсыпать в крещальную купель порох «щоб загартувати козака змалку». На праздники Крещения во время Великого освящения воды и часто во время молебнов казаки давали залп из пушек и ружей. Выше уже говорилось, что казаки с оружием заходили в Церковь и во время чтения Евангелия обнажали сабли до половины. Так же большую роль играло оружие при обряде погребения казака в церковь казака несли в гробу в полном военном убранстве в сопровождении боевого коня, также в полном боевом снаряжении, а на гроб клали казачью саблю и пику.

Естественно что весь быт казачества был пропитан православной обрядностью. Молились казаки перед сном и после, до и после еды, перед походами, в походах, имея на этот случай походную церковь, после походов и баталий служили благодарственные молебны, молились и во время эпидемий. Обязательно носили нательные кресты и образы Святителя Николая Чудотворца и Архангела Михаила. В своих хатах и куренях вешали на видном месте иконы, которые обильно украшались и перед которыми в праздники зажигались лампады. Такое почитание икон делало по свидетельству очевидцев внешнее убранство куреней похожим на часовни. Строго казаки блюли посты, даже при угрозе собственной жизни. Вышеупомянутый архидиакон Павел Алеппский писал, что во время Богдана Хмельницкого поляки нападали на жителей земель казаков «в ночь на Великую Пятницу, Субботу света и Пасху, зная, что жители в эти дни заняты молитвами в своих церквях и что казаки никогда не берутся за оружие в Великий Пост».

Следует отметить еше одну религиозную черту казаков. Как у людей воинского звания ими особо почитались праздник Покрова пресвятой Богородицы, Архистратига Михаила и Николай Чудотворец. В честь Покрова Пресвятой Богородицы всегда устраивалась Церковь в самой Сечи. Этот праздник имел для казаков двойное значение: под покровом Богоматери запорожцы не боялись ни вражьего огня, ни грозной стихии, т.е. бури морской; под покровом Приснодевы они оставались девственниками и свято выполняли главнейший девиз своей жизни: защиту православной веры и безбрачие. Архистратиг Михаил главнейший из «бесплотных сил воин», был невидимым руководителем казаков на войне, возвещал им своей трубой победы и давал знак к отступлению. Святитель и великий чудотворец Николай, издавна пользующийся у православных людей особым почитанием, как покровитель всех «плавающих, странствующих и путешествующих», невидимо сопутствовал казакам в их морских путешествиях, ободрял и утешал их во время бурь на Черном море. Со второй половины XVIII в. большим уважением стал пользоваться праздник святого апостола Андрея Первозванного, как первого насадителя в стране приднепровской истинной православной веры.

Центральным местом на Запорожье была Церковь, в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Храм был местом не только молитвы, но и местом перед которым и в котором казаки проводили свои Рады. Тут проходило избрание казачьего руководства, встречали высокопоставленных гостей, зачитывались важные указы и объявления. В сечевой церкви сохранялись под святым престолом войсковые клейноды и ценные вещи старшины. Церковь была и тем местом, где казаки, которые стали побратимами, в присутствии священника расписывались, что дают клятву перед Богом «один одного любити, не дивлячись на небезпеки з боку наших або приятелів, або неприятелів, але поглядаючи на миродателя Бога».

Среди запорожцев во все времена были люди отличавшиеся своей набожностью, постоянно посещали богослужения, делали пожертвования на храм Божий, регулярно ходили в монастыри на послушания. Именно такие личности часто становились на Запорожье священниками. Так, в период Новой Сечи в 1772 г. из 51-го лица духовного звания окормлявших казачество 33 были бывшими запорожскими казаками. Этим порой объясняется тесные отношения между казаками и их священством. Казацкие рады проходили с благословения и при участии священника. Священник имел даже власть заменить казаку смертную казнь на пребывание в Киево-Межигорском монастыре.

Под влиянием истинно религиозного чувства многие из запорожских казаков, чуждаясь веселой и вольной жизни в Сечи, уходили в дремучие леса, береговые пещеры, речные плавни и там живя между небом и землей «спасались о Христе»; на этом поприще являлись истинные подвижники, высокие молитвенники и ревностные исполнители заповедей евангельских и преданий апостольских, как, например, асаул Дорош, простой казак Семен Коваль и др. Многие созидали в своих зимовниках часовни, устраивали скиты, приглашали к себе греческих и славянских монахов. Такое явление получило среди казаков название «дикого поповства». Такие выдающиеся казаки подвижники, как например Дорош, придавали в глазах казаков авторитет людям, посвятивших себя служению Богу, понуждали многих казаков, хоть и не следовать их примеру, но ограждать себя от греховной жизни и обильно жертвовать милостыню на храмы Божии.

Многие казаки, как например иеромонах Паисий, монах Поликарп, казак Андрей Хандалей, Филипп Раздора и др. посвящали всю свою жизнь поиску (с риском для жизни) и выкупу из татарской и турецкой неволи христианских пленников.

Побуждаемые тем же религиозным чувством, запорожские казаки в мирное время два раза в год отправлялись пешком «на прощу», т.е. на поклонение святым местам в монастыри: Самарский, Мотронинский, Киево-Печерский, Межигорский, Лебединский и Мошенский. Святость монашеской жизни и сознание всей суеты собственной жизни в Сечи заставляли многих казаков навсегда оставаться в этих монастырях и даже уходить в именитые монастыри дальних стран: греческий Афон и молдавская Драгомирна. Был даже обычай у престарелых запорожцев оканчивать свою жизнь в монастыре, замаливая грехи своей разгульной молодости.

Таким образом, все что мы называем «духовными традициями» казачества и что неотъемлемо составляет его историческую сущность коренится именно в Православной вере казаков. Только под влиянием традиций православного воинства сложился менталитет украинского казака. Свою историческую миссию казаки видели исключительно в защите Православия и в войне против врагов Веры. И в этом только и может заключаться исторический смысл существования казачества в Украине вплоть до сегодняшнего дня.

Литература:

Яворницький Д.І. Історія запорозьких козаів.-К.: Наукова думка, 1990.Т. 1.

Лиман І.І. Церковний устрій Запорозьких Вольностей (1734 1775). Запоріжжя, 1998.

Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Украину в середине XVII века, описанное его сыном, архидиаконом Павлом Алеппским.-К.: Издание КиевоПечерской Успенской Лавры. 1997.

Л.Д. Федосеева
кандидат исторических наук
доцент кафедры Отечественной истории, заместитель декана по учебно-воспитательной работе
Адыгейского государственного университета

На этапе переселения Черноморского казачества складывается его самобытная культура, которая вобрала в себя традиции материальной и духовной жизни народов, населяющих этот край. Это нашло отражение в формировании системы образования, просветительских учреждений, кубанской литературы, искусства. Этническая общность региона формировалась на основе синтеза культуры славянских племен, проживавших на территории Украины, соседних народов-белорусов, молдаван, болгар, греков. Каждый народ принес на кубанскую землю свой национальный фон. Культура казачества очень богата и неповторима.

Черноморцы отличались своей религиозностью и приверженностью к православной религии. Девизом черноморцев была борьба за веру. Они шли на Кубань охранять русские границы от людей иной веры.

Духовной основой жизни черноморцев было православие. Перебираясь на Кубань, казаки везли с собой и походную церковь, которую подарил им Г.А.Потемкин. Но у черноморцев на Кубани не было священников, поэтому было решено подготовить священнослужителей в своей среде. Для этого привлекались наиболее благопристойные люди, не связанные с воинской службой. Было организовано свое казачье духовенство. «Синод, по приказу императрицы Екатерины II, указом от 4 марта 1794 года, постановил причислить Черноморию к Феодосийской епархии и дал общие указания об устройстве церквей и организации духовенства».1 Епископ следил за количеством церквей, чтобы их не было в избытке. А.Головатый решил обзавестись и ближайшим духовным начальством. Им стал его родственник Роман Порохня. Шло строительство церквей. К 1799 г. на Кубани уже было построено 16 церквей и 9 были в стадии завершения.

Заложен был войсковой собор в Екатеринодаре. «Начало этому, можно сказать, положено было Екатериной II . Письмом от 2 марта 1794 г. на имя кошевого Чепеги граф Платон Зубов известил, что Государыня пожертвовала на построение храма в Екатеринодаре 3000 рублей и богатую церковную утварь».2 Церковь должна была быть пятиглавой с железной крышей. Лес был привезен с Волги, поэтому собор вышел дорогим. Строительство было завершено в 1802 г. Более скромный облик имела Екатериненская церковь, построенная в 1814 г.

Важным памятником XVIII в. был Екатерино-Лебяжий мужской монастырь – первый черноморский монастырь, учрежденный по многочисленным просьбам казаков Указом Екатерины II от 24 июля 1794 г. «Снисходя на прощение Нашего верного Войска Черноморского войскового правительства и старшины, Всемилостивейше позволяем: в селениях сего войска, в избранном ими месте, устроить монашескую пустынь, в которой бы престарелые и раненные на войне казаки, по богоугодному желанию своему, могли воспользоваться спокойною в монашестве жизнею…».3 Вследствие этого Указа предписывалось Синоду сделать конкретные шаги для основания монастыря. Это был целый комплекс, включавший звонницу, многочисленные хозяйственные и церковные постройки. Он был построен без единого железного крепления. В соборе был установлен богатый иконостас, над ним трудились – Никофор, Чеусов и Иван Селезнев. Этот собор красовался на кубанской земле более 70 лет и был разобран в 1879 г. по ветхости.

При большом стечении простого люда и войсковой старшины 21 сентября 1849 г. в день св. Димитрия Ростовского Чудотворца был открыт первый женский православный монастырь в Черномории – Марии-Магдалинская пустынь. Основан по ходатайству наказного атамана Г.А.Рашпиля. Монахини занимались благотворительностью, при монастыре была открыта школа для девочек. Монастырь просуществовал до 1917 г. Так удовлетворяло свои религиозные потребности казачество.

Традиционным в семейно–бытовых обрядах казаков было хоровое пение. Особое место занимали войсковые певческие и музыкальный хоры в 1811-1917 гг. Наряду с произведениями духовного содержания, певческий хор исполнял большое количество русских и украинских народных песен в обработке местных кубанских музыкальных деятелей.

В 1811 г. у черноморцев появляется Войсковой певческий хор. Его создание связано с именем К.В.Россинского. В его письменном ходатайстве перед войсковой канцелярией от 2 августа 1810 г., в частности, сказано: «Для благолепнейшего богослужения при здешней соборной церкви нужно иметь певческий хор, на содержание коего должно определить ежегодно по крайней мере тысячу рублей, к чему доходы церковные суть недостаточны. Не благоугодно ли будет войсковой канцелярии назначить сию сумму из войсковых доходов…».4 Понимая необходимость хора для исполнения религиозного песнопения, усиления эмоционального воздействия на верующих, художественного украшения культа, канцелярия удовлетворила просьбу К.В. Россинского. Главенствующее место в творческой деятельности войсковых хоров занимала пропаганда церковной музыки. Главным служебным местом коллектива стал собор, где хор своим пением сопровождал церковные обряды. С Войсковым певческим хором связаны и начинания в области сбора и изучения кубанского казачьего фольклора.

Первым дирижером хора стал дворянин Константин Гречинский. И пробыл он в этой должности до 1815 г. Далее этим хором руководил Г. Пантюхов, М. Лебедев, Ф. Дунин, Г. Концевич, Я. Тараненко. Значение певческого хора скоро стало выходить за пределы Черномории. О нем хорошо отзывался князь М.С. Воронцов. А в 1861г. хор удостоился хорошей оценки от императора Александра II.

По инициативе атамана Ф.Я. Бурсака был создан еще один хор – Войсковой музыкальный. «22 декабря 1811 г. император Александр I издал указ о заведении в Черноморском казачьем войске духовой музыки из 24 музыкантов».5 Этот хор способствовал развитию военно-прикладной музыки. Она сопровождала казаков в военных походах, воспитывала мужество и патриотизм. Долгое время оркестр возглавлял Павел Родионенко. П.П. Кривоносов занимал эту должность с 1844 по 1852 г. Он за один год готовил до 200 трубачей, барабанщиков и горнистов для казачьих частей. Развитию коллективного пения и инструментального исполнения способствовали различные факторы. Во-первых, – богатство народнопесенного творчества. Во-вторых, – певческий опыт коллективного исполнения, который сложился в быту и в период прохождения военной службы. В-третьих, – красота южной природы. И, наконец, – вольная жизнь черноморского казачества.

Все перечисленное и влияло на формирование самобытной духовной культуры казачества, вобравшей в себя традиции и культурный опыт народов, населявших Кубань.

Примечания:

Источник: Вопросы казачьей истории и культуры. Выпуск 4. Майкоп, Изд-во АГУ, 2008

Казаки — поликонфессиональная культурно-этническая группа, родственная многим народам Российской Федерации. Этногенез казачества — достаточно длительный и сложный процесс, в ходе которого на территориях войсковых областей в результате смешения этнических корней (прежде всего русского и украинского) с сопредельными народами образовалась уникальная культурно-этническая общность людей с ярко выраженными социальными отличиями от др. народов России (военизированный быт, особое землепользование, землевладение и самоуправление). Имеет характерные особенности и их религиозность.

К началу 20 века на территории Российской империи существовали следующие казачества: Амурское, Астраханское, Донское, Забайкальское, Кубанское, Оренбургское, Семиреченское, Сибирское, Терское, Уральское и Уссурийское, а также Иркутский и Якутский казачьи полки. Моноконфессиональным не являлось ни одно из 11 перечисленных казачеств России. Можно говорить лишь о количественной доминанте того или другого вероисповедания как в каждой отдельно взятой войсковой области, так и во всем российском казачестве в целом. Учитывая превалирующее значение этногенных славянских факторов, закономерным является преобладание у казаков христианского вероисповедания, главным образом православия. Из других религий следует назвать ислам и буддизм, исповедовавшиеся значительной частью казаков, проживавших на юге и юго-востоке России. Историческая многофакторность генезиса оказала влияние на формирование в казачьей среде исключительной веротерпимости. В этом направлении осуществлялась и политика царского правительства. Так, в частности, для казаков-мусульман был высочайше утвержден аналог военного ордена — Георгиевского креста в виде медали с изображением полумесяца; им разрешалось свободное отправление культа в местах постоянного проживания.

Кроме православия, буддизма и ислама в казачьей среде были представлены старообрядчество и старые формы русского сектантства (духоборцы, молокане, субботники и др.). Совершенно не получил распространения среди казаков иудаизм, хотя среди них нередко встречались евреи-выкресты, образовывавшие подчас целые поселения (например, станица Евреиновская на Дону). Особо складывались отношения между правосл. казаками, казаками-мусульманами и казаками-буддистами. Процесс христианизации шел наиболее активно в казачьих рай-онах Северного Кавказа; гораздо медленнее распространялось православие среди казаков-иноверцев Сибирского, Якутского, Бурятского, Амурского и Уссурийского казачьих войск. Веротерпимость являлась позитивным фактором консолидации казаков, однако в определенные моменты истории религ. вопрос приобретал решающее значение, приводя даже к вооруженным конфликтам правосл. казаков, причем не столько с казаками-иноверцами (башкирами, калмыками, татарами), сколько с казаками-старообрядцами. Религиозный раскол 17 века самым непосредственным образом затронул и казаков, а в период царствования Петра I, после разгрома Булавинского бунта, вообще привел к массовому исходу всего старообрядческого казачества, получившего название «некрасовцев», с Дона на Северный Кавказ, где в течение почти 100 лет они вели ожесточенную борьбу с донскими, кубанскими, яицкими (уральскими) казаками, принявшими никонианство.

К 1917 году старообрядчество как поповского толка, получившее признание царского правительства в качестве «единоверчества», так и беспоповского было достаточно распространено среди казаков Кубани, Терека, Сибири и Урала. Наибольшее распространение на юге России, включая Северный Кавказ и Закавказье, получило молоканство (в частности, Донской толк, наиболее приближавшийся к официальному православию), а также поповский толк старообрядчества, наиболее распространившийся на Урале. Данная дифференциация среди казаков-христиан как нельзя лучше отображает двойственность казачьего менталитета: с одной стороны, беззаветная преданность «царю и отечеству», с другой — постоянная оппозиционность власти, неоднократно выливавшаяся как в открытые бунты, так и принимавшая ре-лиг. формы (ереси, раскол).

Ислам получил в российском казачестве значительно меньшее распространение, чем христианство. Казаки-мусульмане составляли в разных казачьих войсковых областях незначительную часть населения (от 1,5 до 2,5%). Почти то же соотношение правосл. и единоверческого населения с населением мусульманским существовало в областях Сибирского, Уральского, Оренбургского, Семиреченского войск, за исключением башкирских казаков и казаков Астраханского войска. Как и для большинства мусульман России, для казаков, исповедовавших ислам, наиболее характерен суннизм. Шиитская версия ислама практически не получила распространения.

Если мусульманское вероисповедание представлено на карте войсковых казачьих областей достаточно мозаично, то топографическая привязка буддизма — более проста и однородна. Это — донские калмыцкие станицы, вся территория Калмыкии, некоторая часть Семиреченского казачьего войска и почти половина Забайкальского. Населяющие данные регионы, казаки-калмыки, казаки-буряты и казаки-тунгусы исповедуют буддизм-ламаизм.

Говоря о верованиях казаков азиатской части России, следует упомянуть и языческие культы. Так, рядом с бурятскими и тунгусскими казаками-буддистами мирно проживали их соплеменники, исповедовавшие шаманизм. Этот же культ был распространен среди казаков-эвенков и казаков-якутов.

Дореволюционная земская статистика и данные Главного управления казачьих войск Военного министерства позволяют составить достаточно точную картину конфессиональной принадлежности казаков. К сожалению, эти данные давались в основном по двум крупнейшим религиям России — православию и исламу — и лишь отчасти по буддизму. Так, на 1893 в Российской империи насчитывалось: в Амурском казачьем войске — православных 20 279 чел. (количество мусульман не приводится); в Астраханском казачьем войске — православных 28 619 чел., мусульман 163 чел.; в Донском казачьем войске — православных 1 500000 чел., мусульман 1000 чел., буддистов 32 000 чел.; в Забайкальском казачьем войске — православных 160 049 чел., буддистов 25 358 чел., мусульман 26 чел.; в Кубанском казачьем войске — Православных и единоверцев — 695 408 чел., мусульман 7024 чел.; в Оренбургском казачьем войске — христиан 367 745 чел., мусульман 31 872 чел.; в Семиреченском казачьем войске — христиан 30 340 чел., мусульман 2339 чел.; в Сибирском казачьем войске христиан 109004 чел., мусульман 4542 чел.; в Терском казачьем войске — православных 187 153 чел., мусульман 93 001 чел.; в Уральском казачьем войске — православных 162 000 чел., мусульман 12 000 чел. (данные на 1917); в Уссурийском казачьем войске православных 6960 чел.

В настоящее время бурно проходящие процессы возрождения и реабилитации казачества, принятие большого кол-ва правовых актов для решения проблем его дальнейшего развития и повышения роли в социально-политической жизни страны требуют детального статистического и социального изучения данного субэтноса, в т. ч. и с конфессиональной точки зрения. Однако вследствие многолетних репрессий и замалчивания самого факта существования казачества как такового, насильственного насаждения атеизма, отсутствия: социологических исследований крайне затруднительна количественная оценка как общего характера, так и по конфессиональной структуре нынешнего казачества. Если на 1893 год Главное управление казачьих войск давало точную численность российских казаков — 5 443 938 чел., то данные Главного управления при Президенте Российской Федерации по указанным выше причинам весьма приблизительны: от 1 500 000 до 2 000 000 чел., а статистика по конфессиям: на сегодняшний день вообще отсутствует.

Возрождение казачьих организаций в местах их исторического традиционного расселения позволяет лишь отчасти представить их современную конфессиональную географию, накладывая дореволюционную статистику на карту Российской: Федерации. Очевидными и аргументированными можно считать следующие выводы. Бурный и многомерный процесс возрождения казачества, восстановление на государственном уровне нескольких из 11 исторических казачьих войск обусловило и возрождение в местах традиционного проживания, казаков присущих им вероисповеданий. Ведущим на сегодняшний день в российском казачестве является по-прежнему христианство (православие и старообрядчество). Среди нехристианских религий на 2-е место переместился буддизм, потеснив ислам, почти на нет сошел шаманизм. Уменьшение роли ислама обусловлено прежде всего изменением этнического состава казаков в современную эпоху, а также ростом национальной напряженности и конфликтов в регионах совместного проживания христианского и мусульманского населения.

А. С. Калтахчян

Московский Патриархат

Священный Синод Русской Православной Церкви

Комитет по взаимодействию с казачеством

дополнительной дисциплины

воскресной школы для детей

«ПРАВОСЛАВНЫЕ ИСТОКИ КАЗАЧЕСТВА»

для детей 11–13 лет

  1. ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

1.1. Обоснование актуальности дисциплины

С 1991 года в России идет активный процесс возрождения казачества. В настоящее время казачьи общества организованы в большинстве регионов России.

Казачество в истории России всегда играло особую роль – оно населяло окраины страны, защищая его рубежи. Приходя на новые земли, казаки приносили с собой земледелие, а для общинной жизни – крест и Евангелие. Казаки строили и крепости, и храмы, православные традиции свято хранились в казачьих станицах, передавались из поколения в поколение. Казачий историк XIX столетия Пудавов В. В. так характеризует образ жизни людей вольного периода казачьей истории: «Проникнутая высоким чувством Христианства, жизнь эта пролегала в непрерывной кипучей борьбе и, нося на себе кровавый венец мученический, всегда оставалась торжествующей победительницею во славу веры Христовой и царства Русского». Первыми словами боевого девиза, вышитого золотом на знаменах казаков, были – «За веру…». Служению вере казак отдавал всю свою жизнь без остатка. Но если в начале своего жизненного пути это была активная, деятельностная форма – с оружием в руках, то затем, если ему удавалось дожить до преклонных лет и не погибнуть на поле брани, он посвящал себя истинно духовному служению. Как правило, путь состарившегося казака, «переход майдана», лежал в этом случае в монастырь, где он очищался от последствий «кровавого промысла» подвигами духовными».

В основе образа жизни казака традиционно лежали в первую очередь православная вера и любовь к Отечеству. Эти чувства составляли духовный стержень казачества. Потому и говорили казаки о себе: «Мать казака – православная вера, а шашка – сестра». Именно поэтому казаки и были опорой государства, опорой национальной жизни.

Современные казаки – наследники и продолжатели славных казачьих традиций. А это значит, что у казаков должно быть ясное чувство принадлежности к Церкви, потому что нет Православия без Церкви. Если же казак принадлежит Церкви, то это значит, что он православный в полном смысле слова.

«Быть православным – значит не только стоять в форме вне храма и охранять его. Быть казаком – значит сердцем быть в храме, значит принимать все, что происходит в Церкви, с открытым сердцем», – сказал Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Лишь при условии принадлежности к Церкви, когда духовные ценности Православия, православный образ жизни становятся ценностями и образом жизни казаков, – только в этом случае казаки смогут сохраниться в условиях колоссального многообразия взглядов, убеждений, конфронтации в современном мире, когда люди разъединяются по многим позициям – политическим, экономическим, сословным, культурным, языковым, религиозным. И нет другой силы, которая способна объединить казачество. Нет казака без доблести, силы духа, духовной чистоты и православной веры. На этом всегда стояло и ныне возрождается в былой славе и новой силе казачество.

14 октября 2009 года в Новочеркасске Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл принял казачество под свое духовное водительство.

Воскресные школы, организованные при приходах Русской Православной Церкви, способны помочь казакам сохранять и передавать духовные ценности и традиции казачества подрастающему поколению казачат. Для этого в воскресных школах полезно организовать изучение дополнительной дисциплины «Православные истоки казачества», используя активные формы проведения занятий, такие как занятие-паломничество, занятие-путешествие во времени, занятие-исследование, занятие – исторический портрет, занятие – час подлинника, занятие – работа с первоисточником (архивами), занятие перед иконой, занятие-открытие, занятие – театрализация казачьих традиций, занятие-игра и т.д.

Примерное содержание дополнительной дисциплины «Православные истоки казачества» (далее – дисциплина) соответствует основным принципам Стандарта учебно-воспитательной деятельности в воскресных школах (для детей) Русской Православной Церкви на территории Российской Федерации для детей 11–13 лет.

1.2. Цели и задачи дисциплины

Изучение дисциплины направлено на достижение следующей цели:содействие приобщению воспитанников воскресных школ к исконным традициям и укладу жизни православного российского казачества.

Задачи:

– формирование целостного представления о месте и роли православного российского казачества в историческом процессе развития России;

– освоение систематизированных знаний об истории, культуре, духовно-нравственных традициях и ценностях православного российского казачества;

– применение воспитанниками полученных знаний и представлений в личной жизни для христианского самосовершенствования.

1.3. Место дисциплины в учебно-воспитательном процессе

1.3.1. Дисциплина реализуется в качестве дополнительной дисциплины Стандарта учебно-воспитательной деятельности в воскресных школах (для детей) Русской Православной Церкви для детей 11–13 лет.

1.3.2. Примерный срок наставления в вере по дисциплине – 28 занятий.

  1. ТРЕБОВАНИЯ К РЕЗУЛЬТАТАМ

ОСВОЕНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ

Воспитанник, освоивший дисциплину «Православные истоки казачества», должен:

– знать культурные и духовные традиции православного российского казачества;

– уметь излагать основные этапы истории казачества, факты жизни и деятельности казаков, сыгравших выдающуюся роль в истории казачества и России;

– иметь навык разумного обоснования особенностей исторического понимания православного казачества как особого пути служения Богу и Отечеству;

– применять полученные знания и представления о православном российском казачестве в личной жизни детей.

  1. РЕЗУЛЬТАТЫ ОБУЧЕНИЯ РЕЛИГИИ И РЕЛИГИОЗНОГО ВОСПИТАНИЯ
  1. Результаты воспитания на традициях Православия:

а) осознание себя носителем славных традиций православного российского казачества, православным христианином, устремленным к служению Богу и Отечеству;

б) осознание себя верным чадом Русской Православной Церкви;

в) формирование целостного взгляда на историю православного российского казачества;

г) развитие самостоятельности и личной ответственности за свои поступки на основе представлений о нравственных нормах, о достоинстве, свободе, казачьей доблести;

д) развитие нравственного самосознания, доброжелательности, отзывчивости, понимания и сопереживания чувствам других людей;

е) формирование ответственности за судьбу Отечества;

ж) формирование установки на безопасный, здоровый образ жизни, наличие мотивации к творческому труду, работе на результат, бережному отношению к материальным и духовным отечественным ценностям.

  1. Результаты обучения религии и религиозного воспитания:

– знание традиций православного российского казачества;

– знание основных событий истории православного российского казачества;

– умение рассказать о казачьих героях и святых;

– умение рассказать хронологию и содержание основных этапов истории православного российского казачества и объяснить их смысл;

– умение раскрыть нравственное содержание православных казачьих заповедей.

Использовать приобретенные знания и умения в практической деятельности и повседневной жизни для:

– понимания процессов, происходящих в духовно-нравственной жизни современного общества;

– выражения собственного мнения по вопросам нравственной оценки происходящего в современном обществе;

– использования знаний православных казачьих традиций христианской нравственности для личной благочестивой жизни.

  1. СЕТКА РАСПИСАНИЯ ЗАНЯТИЙ

п/п

Разделы и темы Всего занятий Занятия в классах Практические занятия Выездные занятия

Модуль I: История казачества – 13 ч.

1 Цели и задачи курса. Происхождение казачества. Духовные истоки 2 2
2 Казачья вольница и служба казаков России 4 2 1 1
3 Казачество в ХХ веке. Казаки-новомученики 4 2 1 1
4 Казачество в эмиграции. 1 1
5 Современное состояние российского казачества 2 2

Модуль II: Религия, культура и быт и казачества – 9 ч.

6 Религиозные взгляды казаков 1 1
7 Православные праздники, особо почитаемые у казаков 2 2
8 Казачьи святые и святыни 2 2
9 Культура и быт казачества 4 1 1 2
Региональная специфика казачества – 5 ч.
10 История казачества в регионе. Особенности обычаев и традиций 2 2
11 Говоры. Кухня. Одежда. Казачья справа 1 1
12 История монастырей и храмов, построенных казаками, по инициативе казаков или с их участием 2 1 1
13 Подведение итогов.

Творческие работы

1 1
ИТОГО: 28 19 4 5
  1. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИСЦИПЛИНЫ

«Православные истоки казачества» – 28 занятий

Модуль I. История казачества

Тема 1. Цели и задачи курса. Основные понятия. Происхождение казачества. Духовные истоки.

– Основные версии и гипотезы происхождения казачества.

– Проблемы формирования и этнического состава российского казачества.

Тема 2. Казачья вольница и служба казаков России.

– Политика государства по отношению к казакам до XX вв. Место казачества в православном государстве.

– Духовные основы организации управления и службы казачества, казачьи вольницы и восстания.

– Участие казаков в присоединении новых территорий и защите границ православного государства. Казаки в войнах России XVI–XIX вв. Защита Православия. Герои-казаки.

Практическое занятие. Тема: «Казачество: путь от вольницы к служению вере, царю и Отечеству».

Задание выполняется в формах: подготовки проекта, презентации, эссе, сочинения, составления генеалогического древа, фотоальбома или фотовыставки, рефератов, сочинений, презентаций, дневников (семейный архив, мини-архивы), экспонатов (выставка творческих работ), видеофильмов (мультфильмов).

Выездное занятие.Тема: «На службе вере, царю и Отечеству: пять веков казачьей славы». Занятие проводится в формах: исследования, игры; посещения музея, библиотеки, картинной галереи; паломничества по святым местам и т.д.

Тема 3. Казачество в ХХ веке. Казаки-новомученики

– Казаки в Русско-японской и Первой мировой войнах.

– Участие казачества в революционных событиях и Гражданской войне. Духовный кризис казачества.

– Расказачивание.

– Казачество в годы Великой Отечественной войны. Герои-казаки. Казаки-новомученики.

– Практическое занятие. Тема: «Герои-казаки. Казаки-новомученики».

Занятие проводится в формах: занятие-исследование, занятие – исторический портрет, занятие – час подлинника, занятие – работа с первоисточником (архивами) и т.д.

Задание выполняется в формах: подготовки проекта, презентации, эссе, сочинения, составления генеалогического древа, фотоальбома или фотовыставки, рефератов, сочинений, презентаций, дневников (семейный архив, мини-архивы), экспонатов (выставка творческих работ), видеофильмов (мультфильмов).

Выездное занятие.Тема: «Равнение на героев!». Занятие проводится в формах: занятие-исследование, занятие-игра; посещение музея, библиотеки, архива, картинной галереи; встречи с казаками – ветеранами Великой Отечественной войны и т.д.

Задание выполняется в формах: презентации, эссе, сочинения, фотоальбома или фотовыставки, рефератов, сочинений, презентаций, дневников (семейный архив, мини-архивы).

Тема 4. Казачество в эмиграции

– Волны эмиграции. Казачьи диаспоры за рубежом. Духовная жизнь казачества за рубежом.

– Особенности адаптации. Хранение верности Православию.

– Казачьи коллаборационистские формирования во Второй мировой войне.

Тема 5. Современное состояние российского казачества

– Возрождение казачества. Духовные истоки возрождения.

– Специфика взаимодействия государства и казачества. Место казачества в структуре современного российского общества.

– Типы казачьих формирований. Структура, организация, чины в войсковых казачьих обществах и общественных объединениях казачества.

– Православные традиции проведения Казачьего круга. Священник на Казачьем круге. Выборы атамана.

– Казачья присяга. Освящение знамени, освящение оружия.

– Христианские основы казачьего этикета.

Модуль II. Религия, культура и быт и казачества

Тема 6. Религиозные взгляды казаков.

– Религия и верования казаков. Православная вера – основа духовных традиций российского казачества.

– Идеи христианской нравственности в отношении казаков к военной службе, семье, труду, воспитанию детей, богатству, милосердию, благотворительности. Казачий духовник.

– Угрозы распространения новых религиозных движений.

Тема 7.Православные праздники, особо почитаемые у казаков.

– Привязка народных и православных праздников, особо почитаемых у казаков, к этапам сельскохозяйственного года.

– 1 сентября – День Российского казачества. Празднование Донской иконы Божией Матери. История праздника. История Московского Донского монастыря.

– Войсковые православные праздники.

Тема 8. Казачьи святые и святыни.

– История казачьих храмов и монастырей.

– Святые-казаки.

– Казачьи святыни.

– Святые – покровители казачьих войск.

Выездное занятие.Тема: «Мать казака – православная вера…», проводится в форме: занятие-паломничество, занятие перед иконой, занятие-открытие, занятие – театрализация казачьих традиций и т.д.

Задание выполняется в форме проекта, презентации, эссе, сочинения и т.д.

Тема 9. Культура и быт казачества

– Христианские основы традиций, обрядов, быта и культуры российского казачества.

– Православные казачьи семейные традиции.

– Распределение обязанностей в казачьей семье, воспитание детей, домашний иконостас, отношение к смерти, поминальные традиции казачества, православный казачий взгляд на войну.

– Традиционные занятия казаков.

– Военно-патриотические традиции казачества в контексте

Православия.

– Православные особенности основания казачьего поселения.

Станичный храм.

– Обычаи. Говоры. Кухня. Одежда. Казачья справа.

– Литература. Фольклор.

– Образы казачества в культуре и искусстве.

Практические занятия. Темы: «Казачья справа», «Рецепты казачьей кухни», «Традиционные занятия казаков». «Православные ценности в казачьих пословицах и поговорках». Занятия проводятся в формах: занятие-открытие, занятие – театрализация казачьих традиций, занятие-исследование, занятие – работа с первоисточником (архивами), изготовление предметов казачьего быта своими руками и т.д.

Задание выполняется в формах: подготовки проекта, презентации, эссе, сочинения, фотоальбома или фотовыставки, рефератов, сочинений, презентаций, дневников (семейный архив, мини-архивы), экспонатов (выставка творческих работ), видеофильмов (мультфильмов).

Выездное занятие.Тема: «Казачий курень», проводится в формах: посещения казачьего общества, музея истории и быта казачества, библиотеки, картинной галереи; просмотра фильмов, встречи с пожилыми казаками и т.д.

Модуль III. Региональная специфика казачества

Тема 10. История казачества в регионе.

Тема 11. Особенности обычаев и традиций. Говоры. Кухня. Одежда. Казачья справа.

Тема 12. История монастырей и храмов, построенных казаками, по инициативе казаков или с их участием.

Выездное занятие.Тема: «История казачества моей малой Родины»проводится в формах: исследовательского проекта, игры; посещения казачьих обществ, казачьих музеев, святых и памятных для казачества мест; в форме встречи с казаками-ветеранами и т.д.

  1. ОЦЕНКА ОСВОЕНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ

6.1. Оценка освоения дисциплины «Православные истоки казачества» может проходить в форме творческих проектов, написания рассказов или эссе о казачестве, составления генеалогического древа, фотоальбома или фотовыставки, рефератов, сочинений, презентаций, дневников (семейный архив, мини-архивы), выставки творческих работ, видеофильмов (мультфильмов) и др.

6.2. Примерные темы творческих заданий:

1) Теории и версии происхождения казачества: аргументация, основное содержание.

2) Культура и традиции православного российского казачества.

3) Казаки в русской литературе и искусстве.

4) Политика государства по отношению к казакам до XX века.

5) Казаки в Смутное время.

6) Казачество в народных движениях XVII–XVIII столетий.

7) Казаки в войнах Российской империи в XVIII в.

8) Участие казаков в войнах России XIX в.

9) Формирование казачеств на территории России в XIX веке.

10) Казачья община. Традиции казачьего самоуправления.

11) Кавказская война и участие в ней казачества.

12) Казаки – герои войны 1812 года.

13) Материальная культура казачества России: поселения и жилища, традиционный костюм, традиционная система питания.

14) Образование у казаков.

15) Духовная культура казачества.

16) Казачество в начале XX в.: от Русско-японской войны к Первой

мировой войне.

17) Казаки в революциях XX века.

18) Казаки в Гражданской войне (1918–1920 гг.). Политика

расказачивания.

19) Казачья эмиграция: культурные традиции и политическая

позиция.

20) Казаки в годы Великой Отечественной войны: патриотизм

и коллаборационизм.

21) Развитие войсковых казачьих обществ и общественных

Объединений казачества в начале XXI века.

22) Религия и верования казаков.

23) Христианская нравственность в основе жизненного уклада, быта,

семейной культуры и отношения к военной службе у казаков.

24) Казачьи святые и святыни.

25) Выдающиеся исторические личности казачества.

26) Войсковые православные праздники.

27) Православные праздники, особо почитаемые у казаков.

  1. ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ УСЛОВИЯ

Для осуществления деятельности по дисциплине «Православные истоки казачества» воскресной школы по наставлению в вере привлекаются лица, отвечающие установленным квалификационным требованиям.

Полезно привлекать представителей казачьих обществ и общественных объединений казачества.

Группы детей для занятий по курсу могут формироваться как из детей казаков, так и из детей, которые не знакомы с традициями православного российского казачества, но хотели бы изучать их.

При проведении занятий по курсу лицу, осуществляющему наставление в вере по данной дисциплине необходимо учитывать, что организационная идея состоит в проведении воспитанников через этапы: снятия психологического барьера, приобретения мотива к развитию, приобретению опыта «проживания».

При проведении занятий желательно использовать фото, видео и музыкальное сопровождение.

Предлагаемые в данном курсе формы работы, вытекающие из его цели и задач, следующие: беседы, объяснения (размышления) проблемного и обобщающего типа, практические занятия аналитического и проектировочного характера, консультации.

  1. МАТЕРИАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ

ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДИСЦИПЛИНЫ

– помещение для проведения занятий;

– компьютерное и мультимедийное оборудование;

– тематическая видеотека и мультимедийные презентации;

– наглядные пособия.

  1. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ И ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДИСЦИПЛИНЫ
  1. Стратегия развития государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества до 2020 года. http://www.kremlin.ru/events/councils/16682
  2. Социальная концепция Русской Православной Церкви. https://azbyka.ru/osnovy-socialnoj-koncepcii-russkoj-pravoslavnoj-cerkvi
  3. Методические материалы и документы Синодального комитета по взаимодействию с казачеством. http://www.skvk.org
  4. Баканов В. П. Из истории оренбургского казачества. Магнитогорск, 1993.
  5. Белецкая Е. М.., Виноградов В. Б., Великая Н. Н. Календарная обрядность терских казаков // Этнографическое обозрение, № 2 1996.
  6. Бигдай А. Д. Песни кубанских казаков. В редакции Захарченко В. Г. Т. 1. Краснодар, 1992; Т. 2. Краснодар, 1995.
  7. Бондарь Н. И. Воины и хлеборобы (некоторые аспекты мужской субкультуры кубанского казачества) // Православие, традиционная культура, просвещение. Краснодар, 2000.
  8. Бондарь Н. И. К вопросу о традиционной системе ценностей кубанского казачества (Часть I. XIX – начало XX века) // Из культурного наследия славянского населения Кубани. Краснодар, 1999.
  9. Бондарь Н. И. Традиционная культура кубанского казачества. Избранные работы. Краснодар, 1999.

Приказом Председателя Синодального отдела религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви № 234 от 10.09.2018 включена в Реестр дополнительных дисциплин обучения религии и религиозного воспитания для воскресных школ (для детей) Русской Православной Церкви на территории Российской Федерации под № 01.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *