Кольми паче

Люди часто заражены накопительством в наше время и некоторой страстью к бездумным покупкам. Соломон называл это ненасытимостью, и знакомил с двумя ее дочерями: «Давай!» и «Давай!» (Притчи 30:15). Как же это прокомментировать? Библия против достатка? Бог осуждает богатство?

На самом деле «жизнь человека не зависит от изобилия его имения», об этом также говорил Христос (Евангелие от Луки 12:15). Как бы странно это ни звучало, но жизнь человека не зависит ни от машин, ни от домов, ни от красивой одежды и духов, она не зависит от того, беден ли ты, или богат. Состояние многих людей веры измерялось миллионами, если не миллиардами: Авраам, Иаков, Иов, — это начало списка. И что самое интересное — Сам Бог обещал им это богатство и благословлял. В чем же тогда загвоздка? Почему Христос предостерегает от «приобретения» и в то же время подчеркивает, что не от изобилия имения зависит жизнь? Ответ очень прост и, как и обычно, обращен к душе человека, а не к материальному достатку: что является источником твоей жизни? Правильным будет задать себе вопрос: «Господи, то, что у меня есть — это то, чем Ты меня благословляешь, или это источник моей жизни?»

Бог устами Иеремии упрекает народ Израильский в том, что они Господа, «источник воды живой, оставили, и высекли себе водоемы разбитые, которые не могут держать воды» (Иеремия 2:5, 12-13). Желание высечь водоем говорит о жажде, но почему люди ищут другие источники вместо того, чтобы пить воду живую? Друзья, нам необходимо удерживать, защищать свой разум от ложных источников, потому что они никогда не скажут правды, которая необходима духу, а вместо этого будут лить воду на мельницу гордыни, застилая взгляд и вводя в заблуждение.

Павел Желноваков, епископ РЦХВЕ, старший пастор церкви «Филадельфия» города Ижевска

РЦХВЕ по материалам Филадельфия

если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры

если же траву полевую, которая сегодня есть, если уж эту ничтожную полевую траву, которая ныне так красуется, А завтра будет брошена в печь, а завтра будет скошена, засохнет и будет брошена в печь, Бог так одевает, так дивно, прекрасно украшает, кольми паче вас, маловеры! «Неужели, — говорит Златоуст, — Он не заботится о тебе, существе, лучшем из всех земных существ, созданном для вечной жизни? Если Бог и сену дает то, что вовсе ему не нужно, — ибо нужна ли его красота огню? — то как Он тебе не даст то, в чем ты имеешь нужду? Если и самое последнее Свое творение Он украсил с избытком, и это не по нужде какой, а для великолепия, то кольми паче украсит тебя, существо самое дорогое из всех. Зачем же тебе мучить себя суетной заботой, как будто Промысл Божий меньше занимается тобой, чем увядающей травой?..» Какой кротостью дышет это обличение Спасителя! Он не упрекает слушателей в неверии. Какая Божественная мудрость видна в самом указании на природу: говоря о пище, Он указывает на птиц; но почему же, говоря об одежде, Он не приводит в пример тоже птиц или других животных? Мог Он назвать многих из них, разукрашенных. Потому, что желает показать ничтожность травы и блеска красоты, данной этой ничтожной траве. «Описав красоту лилий, — говорит Златоуст, — Он же позже не называет их лилиями, но травой полевой, даже не довольствуется и этим названием, но еще, с другой стороны, показывает их ничтожность, говоря: сегодня есть. Затем, Он не говорит: этой травы на другой день уже нет, но еще более унижает, говоря: будет брошена в печь. Он не сказал просто: Бог одевает, но Бог так одевает. Видишь, как Спаситель постепенно все более и более усиливает Свою мысль? И делает Он это для того, чтобы сильнее воздействовать на Своих слушателей. Для этого же Он с особенной выразительностью и силой прибавил: кольми паче вас, вас, которых Бог одарил душой, для которых образовал тело, для которых сотворил все видимое, для которых послал пророков, которым дал Закон и соделал безчисленные блага, для которых предал Единородного Сына, и через Него сообщил безчисленные дары? Как же после всего этого не назвать вас маловерами?» «Что же, — вопрошает святитель Филарет Московский, — неужели все должны отвергнуть всякое благолепие и облечься в рубища? Нет, никто этого не требует. Божественный Учитель обличает только попечения излишние, суетные, пристрастные. Всем известно, что и Сам Он носил драгоценный нешвенный хитон, который пожалели раздрать разделявшие ризы Его». И в одежде должно наблюдать благоприличие. Но попечение без конца, пышность без меры, расточение без цели, ежедневные смены уборов, рабство перед модами — вот что осуждает Спаситель.

Троицкие листки. №801-1050.

Травинку в поле я сорву,
Ногам босым приятно…
Как одевает Бог траву
В шелка тонов богатых?!
На лилии мне поглядеть,
Растущих на полянах:
Как мог Господь их так одеть –
Без пятнышка изъяна?!
На птиц небесных в вышине
Свой взор остановлю я:
Хватает пищи им вполне,
Господь им все дарует.
Не сеют, не прядут, не жнут,
В амбар не собирают,
Но Бог хранит их там и тут,
Питает, одевает.
То кольми паче, нас, друзья?
Насколько, маловеры?!
Мы против птиц, цветов – князья,
А в нас так мало веры?!
Ведь нам Создатель говорит:
«Чрезмерно не заботьтесь
Во что одеться, что вам пить, –
У всех у вас Господь есть!
Простые Божии слова:
«Вы ль не гораздо лучше,
Чем в печку брошена трава,
Засохшая в колючки?!»
Но те слова – загадкой в нас…
Ну как же «не заботьтесь»?
Ведь каждый день и каждый час
Мы в суетн;й работе?!
…А нужно просто нам смотреть –
Быть в Господе простыми
И веру твердую иметь
И не впадать в унынье.
Не позволять тревогам бить
В колокола рутины.
Не позволять сомненьям вить
И в мыслях паутины!
Не позволять паниковать,
Вторгаться в жизнь заботам,
Всецело Богу доверять,
А не своим рассчетам.
Цветы, и птицы, и трава
Растут, где посадили…
И если вера в нас жива,
Тревогу б мы не били!
Росли б, где Бог нас насадил,
Росли б, укореняясь,
Прося на все у Бога сил
И в вере укрепляясь.
И ощущая на себе
Отцовскую заботу,
Под сенью крыл в земной борьбе
Всевышнего оплота!

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *