Константинополь чей город

По решению Мустафы Кемаля Ататюрка Айя-София превращена в музей.
Фото автора

«Стамбул – это вам теперь не Константинополь». Незамысловатые слова, незамысловатая песня. Но запала в память. В 60-х годах. Уж больно красиво звучали густые, мощные басы. А главное, передавал шлягер «Голос Америки». Голос-искуситель. Прослушать передачу, а потом пересказать приятелям, о чем вещает вражеская сила, – это был кайф.

С той поры тянуло в Стамбул. Но как-то не получалось попасть в город, прославленный русскими поэтами, – от Пушкина до Бунина. И вот сподобился. Стою в толпе туристов в Айя-Софии, смотрю вверх, под купол, где парит ангел с лицом ребенка. Наверно, таких детей с широко раскрытыми удивленными глазами видели на улицах Константинополя безвестные зодчие, возводившие собор.

А рядом изображения херувимов закрыты черными щитами с именами пророка и праведных халифов.

Проходящие сейчас реставрационные работы, которые шаг за шагом обнажают оригинальные настенные изображения святых и мозаику, дают представление и о периоде величия этой церкви Божественной мудрости, и о разрушениях и разграблениях, которым она была подвергнута.

В течение почти полутора тысяч лет, минувших после ее сооружения в VI веке, Айя-София оставалась самым большим собором в мире, неповторимым памятником Византийского христианства. И она до сих внушает благоговение как верующим, так и атеистам. Что можно считать удивительным явлением, если учесть, что собор много раз подвергался разграблению или переделке по религиозным мотивам.

Крестоносцы в ХIII веке посчитали себя глубоко оскорбленными образами чуждой им ветви восточного христианства. Они без раздумья разграбили сокровища Айя-Софии и превратили ее в католический собор. Но правление крестоносцев оказалось недолгим. Церковь снова стала православной. Потом после захвата Константинополя султаном Мехмедом II она стала мечетью.

Последующие правители возвели минареты. Так что невольно задумываешься: в обители какой веры ты находишься – христианской или мусульманской? С этой двусмысленностью решил навсегда покончить Мустафа Кемаль Ататюрк, основатель светской Республики Турция. В 1935 году Айя-София стала музеем.

Почти 80 лет спустя турецкие специалисты и рабочие все еще трудятся над восстановлением храма. Судьба Айя-Софии не уникальна. Что-то подобное всегда происходит во время религиозных войн. Например, мечеть в Кордобе, в Испании, была переделана в католический собор после христианской реконкисты.

Но, может быть, оттого, что за минувшие полторы тысячи лет смена религий в Стамбуле сопровождалась кровопролитием и потрясениями, а может быть, оттого, что в Турции сегодня продолжаются споры о ее идентичности как светского государства, приезжему непросто понять, к чему больше привержены жители Стамбула – европейским ценностям или исламским.

Пройдитесь по главной пешеходной артерии – Истикляль Каддеси, и у вас вполне может сложиться впечатление, что вы находитесь в европейском средиземноморском городе, где люди рассматривают витрины магазинов, потягивают вино в ресторанах или закусывают в точках быстрого питания. Но если вы заглянете в мечети в пору Рамадана, то приверженность государства идее секуляризма покажется фантазией.


Изображения ангелов закрыты щитами с именами пророка и праведных халифов.
Фото автора

В некоторых случаях, как в музее, который сначала был церковью, а потом – мечетью, силы секуляризма и религии мирно сосуществуют. А в политической сфере, где правящая партия, исповедующая идеи «либеральной исламизации» и демократии, добивается осуждения заговорщиков – военных офицеров, которые считают себя приверженцами наследия Ататюрка и светского государства, эти силы вступают в конфликт.

Некоторые публицисты на Западе называют политику правящей партии «неооттоманской». Но она отвечает настроениям значительной части турок. Недаром лауреат Нобелевской премии писатель Орхан Памук, рассказывая о Стамбуле, пишет, что он погружен в глубокую печаль, порожденную тоской по утраченному величию, когда город был столицей империи.

Читая Памука или беседуя с другими стамбульскими писателями и журналистами, обнаруживаешь, что они, подобно многим нашим соотечественникам, испытывают ностальгию по имперскому прошлому и находят, что люди тогда не только о деньгах думали. Памук пишет: на магнатов было принято смотреть как на ловкачей, которые сумели с помощью подкупленных чиновников набить мошну. Разительное отличие от времен Османской империи, когда человек, выучившись и приобретя знания, мог высоко подняться по государственной лестнице и стать пашой.

Стамбульский литератор Эркам Туфан Айтав, чьи предки по материнской линии жили в Крыму, полностью разделяет настроение своего знаменитого коллеги. Айтав говорит, что лишь малая часть турок стремилась забыть свою исламскую культуру и стать европейцами. Теперь большинство его соотечественников хочет вернуться к своим мусульманским корням. И это касается не только восточной части страны, где сильны патриархальные обычаи, но и самого европеизированного города Турции, расположенного одновременно в Европе и Азии┘ Нет, все-таки не зря в песне поется: «Стамбул – это вам теперь не Константинополь».

Стамбул–Москва

Сто­ли­ца Ви­зан­тии.

Ос­но­ван римским императором Кон­стан­ти­ном Ве­ли­ким на ев­роп. бе­ре­гу прол. Бос­фор, на мес­те ан­тич­но­го г. Ви­зан­тий осе­нью 324 (ос­вя­щён 11.5.330 – «день ро­ж­де­ния Го­ро­да») как но­вая сто­ли­ца Рим. им­пе­рии (Но­вый Рим).

Пе­ре­не­се­ние сто­ли­цы из Ри­ма в Константинополь пре­ж­де все­го бы­ло обу­слов­ле­но эко­но­мич. и по­ли­тич. при­чи­на­ми, бли­зо­стью К. к бо­га­тым вост. про­вин­ци­ям, бла­го­при­ят­ным во­ен.-стра­те­гич. и тор­го­вым по­ло­же­ни­ем. Тер­ри­то­рия го­ро­да ох­ва­ты­ва­ла об­шир­ный по­лу­ост­ров, омы­вае­мый с юга Мра­мор­ным м., с вос­то­ка – прол. Бос­фор, с се­ве­ра – бух­той Зо­ло­той Рог. С за­па­да К. был за­щи­щён про­тя­жён­ной кре­по­ст­ной сте­ной. Пло­щадь го­ро­да су­ще­ст­вен­но уве­ли­чи­лась в нач. 5 в., ко­гда бы­ли по­строе­ны но­вая трой­ная зап. сте­на и сте­ны вдоль бе­ре­гов. В 7 в. в пе­ри­метр стен был вклю­чён рай­он Влахер­ны в сев. час­ти К., на юж. бе­ре­гу Зо­ло­то­го Ро­га, где на­хо­дил­ся осо­бо по­чи­тае­мый храм Бо­го­ма­те­ри Влахерн­ской (ок. 453; сохр. ис­точ­ник).

Основная струк­ту­ра го­ро­да сло­жи­лась в те­че­ние 4–5 вв. Центр К. со­став­ля­ла пл. Ав­гу­сте­он, во­круг ко­то­рой рас­по­ла­га­лись Боль­шой имп. дво­рец (гл. вход в не­го – во­ро­та Хал­ка), Свя­той Со­фии храм, ип­по­дром (час­тич­но сохр.) и тер­мы Зев­ксип­па (гор. му­зей, ку­да сво­зи­лись па­мят­ни­ки иск-ва со всей Рим. им­пе­рии). Се­вер­нее цен­тра, на тер­ри­то­рии преж­не­го Ви­зан­тия, на­хо­дил­ся Ка­пи­то­лий, где до кон. 4 в. со­хра­ня­лись язы­че­ские хра­мы. На за­пад от цен­тра ве­ла гл. ули­ца – Ме­са, оформ­лен­ная пор­ти­ка­ми по обе­им сто­ро­нам и со­еди­няв­шая по­сле­до­ва­тель­но неск. гор. пло­ща­дей: фо­рум Кон­стан­ти­на (круг­лый в пла­не; сохр. ко­лон­на Кон­стан­ти­на, на­хо­див­шая­ся в цен­тре), фо­рум Фео­до­сия (квад­рат­ный в пла­не, с три­ум­фаль­ной ар­кой и ба­зи­ли­кой Фео­до­сия), а так­же фо­ру­мы Бы­ка и Ар­ка­дия. От фо­ру­ма Фео­до­сия ул. Ме­са раз­дваи­ва­лась, и один её ру­кав шёл да­лее на за­пад, к Зо­ло­тым во­ро­там ; вто­рой – на се­ве­ро-за­пад, к Ад­риа­но­поль­ским во­ро­там (сохр.; ны­не Эдир­не­ка­пы; на­ча­ло до­ро­ги на Сер­ди­ку и Сир­мий). Из гор­ных ис­точ­ни­ков р-на Ви­зе (во Фра­кии) бо­лее чем на 100 км к во­дя­ным цис­тер­нам в цен­тре К. был про­тя­нут ак­ве­дук (из­вес­тен как ак­ве­дук Ва­лен­та, по­стро­ен ок. 370, час­тич­но сохр.).

За пре­де­ла­ми стен К. на­хо­ди­лись: Ев­дом (во­ен. ла­герь, к за­па­ду от го­ро­да), Пи­ги (мон. Жи­во­нос­но­го Ис­точ­ни­ка, к за­па­ду от го­ро­да; час­тич­но сохр.), Га­ла­та (Си­ки; по­се­ле­ние на сев. бе­ре­гу Зо­ло­то­го Ро­га), Хри­со­поль (го­род на вост. бе­ре­гу Бос­фо­ра; ны­не р-н Стам­бу­ла – Ус­кю­дар), Хал­ки­дон (го­род на вост. бе­ре­гу Бос­фо­ра, юж­нее Хри­со­по­ля; ны­не р-н Стам­бу­ла – Ка­ды­кёй), Прин­це­вы о-ва (центр ви­зант. мо­на­ше­ст­ва).

Развитие города. С уча­ще­ни­ем на­па­де­ний вар­ва­ров на Бал­ка­ны с кон. 4 в. К. ока­зал­ся уяз­вим с су­ши, со сто­ро­ны Фра­кии. Ви­зан­тий­цы пред­при­ни­ма­ли ме­ры для ук­ре­п­ле­ния го­ро­да и под­сту­пов к не­му. При им­пе­ра­то­рах Ар­ка­дии и Фео­до­сии II в 5 в. по­строе­ны но­вые гор. сте­ны (сохр.); в нач. 6 в. при имп. Ана­ста­сии I воз­ве­де­на Длин­ная сте­на в 65 км от К., про­тя­жён­но­стью в 45 км, пред­на­зна­чен­ная для за­щи­ты с за­па­да бли­жай­ших ок­ре­ст­но­стей К. (в 7 в. за­бро­ше­на из-за не­дос­тат­ка средств для её ре­мон­та и обо­ро­ны; час­тич­но сохр.). В 4–6 вв. К. бур­но раз­ви­вал­ся. Со­глас­но но­ти­ции, ок. 425 К. был раз­де­лён на 14 рай­онов; в нём на­счи­ты­ва­лось 5 двор­цов, 14 хра­мов, 4 фо­ру­ма, 4 мор. пор­та, 4388 до­мо­вла­де­ний. В 1-й пол. 6 в. на­се­ле­ние К. дос­тиг­ло ок. 500 тыс. чел. В 5–7 вв. ти­пич­ным при­зна­ком гор. жиз­ни ста­ли пар­тии ип­по­дро­ма – ди­мы. Объ­е­ди­нив де­сят­ки ты­сяч бо­лель­щи­ков разл. ко­манд на­езд­ни­ков и ко­лес­ни­чих, они пре­вра­ти­лись в круп­ные по­ли­тич. си­лы, с ко­то­ры­ми бы­ли вы­ну­ж­де­ны счи­тать­ся им­пе­ра­то­ры.

С на­ча­ла сво­ей ис­то­рии К. раз­ви­вал­ся как круп­ней­ший центр хри­сти­ан­ст­ва. Кон­стан­тин Ве­ли­кий, кро­ме хра­ма Св. Со­фии, ве­ро­ят­но, ос­но­вал Свя­той Ири­ны цер­ковь (се­вер­нее хра­ма Св. Со­фии), а так­же церк­ви – Св. Ака­кия у Зо­ло­того Ро­га и Св. Мо­кия (на клад­би­ще за пре­де­ла­ми гор. сте­ны, на зап. ок­раи­не К.). В сер. 4 в., при имп. Кон­стан­ции II, ря­дом с мав­зо­ле­ем Кон­стан­ти­на в сев. час­ти К. по­стро­ен со­бор Свя­тых Апо­сто­лов, слу­жив­ший усы­паль­ни­цей ви­зант. им­пе­ра­то­ров до 11 в. В 5 в. поя­ви­лись пер­вые гор. мо­на­сты­ри (в т. ч. Сту­дий­ский мон., соз­дан­ный ок. 453; час­тич­но сохр.). В 1-й пол. 6 в. про­ве­де­на об­шир­ная про­грам­ма цер­ков­но­го строи­тель­ст­ва. В пе­ри­од прав­ле­ния имп. Юс­ти­ниа­на I бы­ли пе­ре­строе­ны хра­мы: Св. Со­фии (532–537; сохр.), Свя­тых Апо­сто­лов (536–549), Св. Ири­ны (ок. 527–536; сохр.); так­же воз­ве­де­ны ц. Св. По­ли­ев­кта (524–527), Свя­тых Сер­гия и Вак­ха цер­ковь (ок. 527–536).

Упа­док Константинополя на­чал­ся по­сле силь­ней­шей эпи­де­мии чу­мы в 541–542, ко­то­рая унес­ла жиз­ни, воз­мож­но, до по­ло­ви­ны на­се­ле­ния го­ро­да. Стро­ит. дея­тель­ность в К. про­дол­жа­лась до кон. 6 в. По­сле за­вое­ва­ния Егип­та пер­са­ми (619) пре­кра­тил­ся им­порт зер­на в К., от­ме­не­на бес­плат­ная раз­да­ча хле­ба. В 626 К. пе­ре­жил оса­ду авар, сла­вян и пер­сов, ко­то­рые ра­зо­ри­ли пред­ме­стья и унич­то­жи­ли гор. ак­ве­дук. Эко­но­мич. и куль­тур­ные свя­зи К. с ближ­не­во­сточ­ны­ми об­лас­тя­ми им­пе­рии на­ча­ли ос­ла­бе­вать, по­сле то­го как в ре­зуль­та­те араб. за­вое­ва­ний 7 в. Ви­зан­тия ли­ши­лась час­ти сво­их тер­ри­то­рий на Вос­то­ке. В 674–678 го­род пе­ре­жил бло­ка­ду араб. фло­та, вре­мен­но за­хва­тив­ше­го гос­под­ство на Мра­мор­ном м., в 717–718 – оса­ду араб. су­хо­пут­ной ар­мии. В 8 в. на­се­ле­ние К. не пре­вы­ша­ло не­сколь­ких де­сят­ков тыс. чел.

Эко­но­мический подъ­ём Константинополя на­чал­ся со 2-й пол. 9 в. (рань­ше, чем в про­вин­ци­ях). Од­на­ко в 9–10 вв. гор. строи­тель­ст­во ос­та­ва­лось ог­ра­ни­чен­ным. В сер. 9 в. имп. Ва­си­лий I Ма­ке­до­ня­нин пред­при­нял ре­монт ря­да хра­мов, а так­же в 880 воз­вёл ря­дом с Боль­шим двор­цом 5-ку­поль­ный храм Неа-Экк­ле­сия, став­ший од­ним из об­раз­цов вос­точ­но­хри­сти­ан­ской кре­сто­во-ку­поль­ной хра­мо­вой ар­хи­тек­ту­ры. По­сто­ян­но ве­лись мел­кие пе­ре­строй­ки внут­ри ком­плек­са Боль­шо­го двор­ца. Стро­ит. дея­тель­ность имп. фа­ми­лии Ла­ка­пи­нов (1-я пол. 10 в.) свя­за­на с двор­цом и хра­мом Ми­ре­лей­он (ок. 920; Бод­рум-джа­ми).

Рас­по­ло­же­ние на Бос­фо­ре по­зво­ля­ло К. в 11–12 вв. кон­тро­ли­ро­вать всю мор. тор­гов­лю в бас­сей­не Чёр­но­го м. и спо­соб­ст­во­ва­ло пре­вра­ще­нию го­ро­да в круп­ней­ший ры­нок об­ме­на то­ва­ра­ми ме­ж­ду Зап. Ев­ро­пой, Кав­ка­зом, Сев. При­чер­но­морь­ем и Ближ­ним Вос­то­ком. Раз­ви­тие ме­ж­ду­нар. свя­зей при­ве­ло к воз­ник­но­ве­нию вдоль бе­ре­гов Зо­ло­то­го Ро­га не­сколь­ких иностр. тор­го­вых фак­то­рий (гл. обр. италь­ян­ских). Зна­чит. строи­тель­ст­во бы­ло в осн. со­сре­до­то­че­но в ру­ках имп. фа­ми­лий и круп­ных маг­на­тов, ко­то­рые, стре­мясь к под­держ­ке Церк­ви, соз­да­ва­ли но­вые мо­на­сты­ри и хра­мы: Бо­го­ро­ди­цы Пе­рив­леп­ты (ос­но­ван в 1030-х гг. имп. Ро­ма­ном III Ар­ги­ром), Ман­га­ны (ос­но­ван в 1043 имп. Кон­стан­ти­ном IX Мо­но­ма­хом), ц. Хри­ста Все­ви­дя­ще­го (Пан­те­поп­та, 1081–87; Эс­ки-Има­рет-джа­ми); мон. Хри­ста Все­дер­жи­те­ля Пан­то­кра­то­ра (ос­но­ван в 1133 имп. Ио­ан­ном II Ком­ни­ном; Зей­рек-Ки­ли­се-джа­ми) и др.

Новый кризис и переход под власть турок. Несколько боль­ших по­жа­ров в 1203 и ра­зо­ре­ние К. кре­сто­нос­ца­ми в 1204, во вре­мя 4-го кре­сто­во­го по­хо­да, при­ве­ли к ги­бе­ли боль­шин­ст­ва куль­тур­ных цен­но­стей, хра­нив­ших­ся в го­ро­де. В 1204–61 К. стал сто­ли­цей Ла­тин­ской им­пе­рии, эко­но­мич. гос­под­ство в нём пе­ре­шло к ве­не­ци­ан­цам. Часть хра­мов, мо­на­сты­рей и зда­ний кре­сто­нос­цы ис­поль­зо­ва­ли для сво­их нужд, но мно­гие при­шли в упа­док или бы­ли пол­но­стью по­ки­ну­ты. Ос­во­бо­ж­де­ние К. в 1261 ви­зан­тий­ца­ми не при­ве­ло к воз­ро­ж­де­нию го­ро­да. Ви­зант. им­пе­рия эпо­хи ди­на­стии Па­лео­ло­гов (1261–1453) об­ла­да­ла уже очень ог­ра­ни­чен­ны­ми ре­сур­са­ми для раз­ви­тия сво­ей сто­ли­цы; в К. ос­та­ва­лись об­шир­ные пус­ты­ри, мн. зда­ния и це­лые рай­оны ис­поль­зо­ва­лись как ка­ме­но­лом­ни. Был окон­ча­тель­но по­ки­нут Боль­шой дво­рец в ста­ром цен­тре К., и гл. имп. ре­зи­ден­ци­ей те­перь слу­жил дво­рец во Влахер­нах (сохр. один из двор­цов эпо­хи Па­лео­ло­гов – Тек­фур-се­рай). Од­но­вре­мен­но с упад­ком К. бур­но раз­ви­вал­ся р-н Га­ла­та, где на­хо­ди­лась круп­ней­шая фак­то­рия ге­ну­эз­ских куп­цов. Па­лео­ло­ги и ви­зант. знать кон. 13–15 вв. про­дол­жа­ли под­дер­жи­вать ряд хра­мов и мо­на­сты­рей, та­кие как Хо­ра (Ках­рие-джа­ми), Лип­са (сохр.; од­на из усы­паль­ниц Па­лео­ло­гов; Фе­на­ри Иса-джа­ми), Бо­го­ро­ди­цы Пам­ма­ка­ри­сты (Фет­хие-джа­ми).

С кон. 14 в. тур­ки-ос­ма­ны не раз пред­при­ни­ма­ли по­пыт­ки ов­ла­деть К. По­сле дли­тель­ной оса­ды 29.5.1453 го­род взят тур­ка­ми и стал сто­ли­цей Ос­ман­ской им­пе­рии. В мо­мент за­хва­та К. тур­ка­ми в 1453 на­се­ле­ние го­ро­да со­став­ля­ло ок. 50 тыс. чел. О даль­ней­шей ис­то­рии го­ро­да см. в ст. Стам­бул.

Иллюстрации:

Па­но­ра­ма Кон­стан­ти­но­по­ля. Фраг­мент ми­ниа­тю­ры. 16 в. Уни­вер­си­тет­ская биб­лио­те­ка (Стам­бул). Архив БРЭ;

Дво­рец эпо­хи Па­лео­ло­гов (Тек­фур-се­рай). Архив БРЭ;

Ба­зи­ли­ка Сту­дий­ско­го мо­на­сты­ря в Кон­стан­ти­но­по­ле. Внеш­ний вид ап­си­ды. 5–6 вв. Архив БРЭ;

Обо­ро­ни­тель­ная баш­ня сте­ны Фео­до­сия. 5 в. Архив БРЭ;

Бо­го­ро­ди­цас Мла­ден­цемна пре­сто­лес пред­стоя­щи­ми им­пе­ра­то­ра­ми Кон­стан­ти­ном Ве­ли­кими Юс­ти­ниа­ном I. Мо­заи­ка со­бо­ра Свя­той Со­фии. 2-я пол. 10 в. Архив БРЭ.

Почему столица империи переносится на греческий Восток? Какие черты унаследовал Константинополь от древнего Рима, и какие являют его прежде всего христианским городом? Как было организовано его городское пространство, его жизнь? Какие образцы Новый Рим дал другим христианским столицам, русским городам? Рассказывает историк Павел Кузенков.

Здравствуйте, дорогие зрители! Сегодня мы поговорим о Константинополе. Этот город, основанный святым равноапостольным императором Константином Великим, стал Новым Римом – новой столицей великой Римской империи.

Это один из немногих городов в истории человечества, у которых есть точная дата рождения: 11 мая 330 года (24 мая по новому стилю) – в этот день прошла официальная церемония так называемого «обновления» (как мы сейчас переводим), или освящения, города, которую возглавлял сам император.

Вспомним историю основания этого города – Второго Рима, или Нового Рима, как его официально именовали, поскольку Москва является своего рода Новым Константинополем, или Третьим Римом, и отношения между нашей столицей и этим городом (ныне именуемым Стамбулом) очень близкие – я имею в виду отношения не формально политические, но прежде всего сакрально-духовные.

Притяжение греческого Востока

Император Константин Великий

Константинополь – город святого Константина – изначально был задуман императором как восточная столица огромной империи, которая простиралась от Атлантического океана до Междуречья, как столица государства, которое было основано еще во времена Республики и с императора Августа стало империей, монархической державой, объединявшей самые разные народы и самые разные культуры, но в основном державшейся на двух ключевых элементах: греческий Восток и латинский Запад.

Греческий Восток воплощал собой культурное начало, традиции, связанные с Древней Грецией, с эллинистическими государствами – наследниками державы Александра Великого. Запад со времен борьбы Рима и Карфагена воплощал собою военное, юридическое начало, организационное начало, и именно римские императоры, римские правители взяли на себя труд и достаточно большую задачу – организовать все это средиземноморское пространство, взяв его в единый политический обруч римской державы, римских легионов. Но что касается культуры, что касается традиций, связанных с наукой, отчасти даже и с религией (потому что римляне своих богов отождествлять старались именно с греческими) и в первую очередь, конечно, традиций, связанных с научными и философскими знаниями, то всё это принадлежало именно грекам. И даже была такая римская поговорка: порабощенная Греция захватила Рим.

Действительно, это было именно так: Восток и Запад империи находились в очень органичном симбиозе, где не было однозначного лидера. Конечно, военный лидер был на Западе, это был Рим, но культурное первенство принадлежало именно Востоку империи.

А когда со времен римско-персидских войн III – начала IV века выявилось и фундаментальное военно-политическое значение восточной части империи, то императоры все чаще и чаще стали находиться именно там – в Малой Азии, вблизи персидской границы, и все чаще и чаще именно там оказывалась их ставка, их двор.

Но в Римской империи понятие «столица» было отделено от местонахождения императора, потому что столицей считался город, где находится Сенат империи, и поскольку древний Сенат находился именно в Риме, то императорская ставка рассматривалась как временная, военно-полевая столица. Задумка Константина была гораздо более серьезная, чем получить очередную ставку на Востоке: он хотел создать именно новый Рим, то есть перенести в этот город и Сенат. Именно так он видел свою задачу.

Троя или Византий?

Троянский эпос помогал империи обрести единство: оказывалось, что и Рим является частью древнегреческого ареала

Первоначально его взор обратился на берега Эгейского моря – туда, где в древности находилась Троя. Именно там Константин поначалу хотел построить новую столицу. Троя в истории Рима играет особую, уникальную роль. С одной стороны, этот город связан именно с греческой историей, и именно цикл о Троянской войне считается основным историческим эпосом древнегреческого мировоззрения – исторического, историософского, культурного. Но троянцы – соперники эллинов в эпосе, связанном с Троянской войной. Для римлян же троянцы – как раз их прародители, потому что, по преданию, которое воплощено было в «Энеиде» Вергилия, именно из Трои прибыли в Италию предки древних римлян – основателей древнего Рима Ромула и Рема. И впоследствии этот троянский след римской истории всегда подчеркивался. Тем самым Рим находил некую историческую и культурную связь с Востоком, и троянский миф, троянский эпос как раз помогал империи обрести единство: оказывалось, что и Рим является частью древнегреческого – троянского – ареала.

Но Троя к тому времени давно уже исчезла, остались только руины, и руины эти находились в достаточно неудобном для политического действия месте. Но не только неудобство расположения сыграло здесь роль: по преданию, здесь еще играла роль мистика. Дело в том, что основание Константинополя в том месте, где он сейчас находится, то есть на мысе древнего полуострова Европа, в честь которого, собственно, и весь континент получил свое название, на мысе Мраморного моря, у Босфора, по преданию, которое зафиксировано было уже в глубокой древности, восходит к вещему сну императора Константина, который увидел некое небесное знамение о том, что город должен быть основан именно здесь, напротив древней и к тому времени уже лежавшей в руинах из-за землетрясения столицы Никомидии, и именно на европейском берегу Босфора.

Карта Константинополя

Границы, очерченные ангелом

Место это, сейчас всем хорошо известное, во многих отношениях очень удобно. С одной стороны, оно находится в стратегически ключевом пункте всей евразийской системы торговых путей, потому что соединяет и сухопутные маршруты из Азии в Европу, и морской маршрут из Черноморского региона в Средиземное море. Он очень хорошо защищен, этот треугольник, на котором располагался древний Византий, в честь которого, собственно, мы и называем империю Византийской.

Конечно, Константинополь оказался гораздо больше, чем этот древний маленький городок, но, тем не менее, размера полуострова хватало для новой столицы. С двух сторон город был огражден естественными морскими препятствиями – Мраморным морем и заливом Золотой Рог, который вытягивается со стороны Босфора. И только с одной стороны требовалось возведение хорошо укрепленных стен. Так что город был еще и прекрасно укреплен, что впоследствии сослужило ему прекрасную службу. Фактически Константинополь за всю свою историю был взят только два раза, а именно: в 1204 году крестоносцами и в 1453 году турками, и оба раза это была очень напряженная осада. И оба эти взятия – и первое, и второе – не обошлись без предательства, так что это не было в прямом смысле военным поражением.

Такое естественное укрепление города помогало ему переживать самые тяжелые времена в своей истории. Повторюсь: это была одна из самых хорошо укрепленных столиц всего европейского континента.

Что касается сакрального значения города, то, по преданию, когда император Константин определял его границы, перед ним шел некий посланец Небес, ангел, как это записано в некоторых источниках. И когда изумленные царедворцы удивились, почему такие большие размеры городских стен, не пора ли остановиться, уж слишком огромный получался город, император сказал: «Остановлюсь тогда, когда остановится тот, который идет впереди меня». Никто не видел этого посланника, это мистическое существо, но император остановился только тогда, когда произошло нечто, что указывало ему свыше размеры этого будущего города.

Собор Святой Софии

Собор – новый центр городского пространства

Форум и акрополь были полюсами, организовывающими пространство древних городов. В Новом Риме эту функцию выполнял собор

Константинополь еще интересен и важен для нас тем, что это первый в истории город, который задуман и построен именно как христианский. Центром античного и древнего города являлся по преимуществу форум, или, как это называлось по-гречески, агора – рыночная площадь. И акрополь. У древних городов было два центра: центр гражданский, связанный с торгом, – он обычно находился в низине, чтобы удобно было доставлять товары; это, собственно, в Риме и олицетворяет собой Форум, – и центр военный, куда спасалось население в случае опасности: в Риме это Капитолийский холм, в Афинах – Акрополь. Во всех древних городах форум и акрополь создавали такую систему полюсов, вокруг которых создавался город.

Константинополь в этом отношении совершенно уникален. В нем тоже есть система форумов, есть центральный форум – Форум Константина, есть и акрополь, оставшийся еще со времен Византия, укрепленный, маленький, что-то типа кремля, на мысе, выдающемся в Босфор. Но все-таки духовным центром и вообще политическим, культурным центром города стал не форум и не акрополь, а этим центром стал собор – собор Святой Софии, заложенный императором напротив дворца. Дворец и собор и связанный с ними комплекс сооружений, включающих ипподром, включающих другие храмы и выходящих на форум, на центральную улицу города, то есть некая связка политической, экономической и духовной жизни этой новой столицы империи, составляли совершенно уникальное новое соцветие элементов городской инфраструктуры, вокруг которой потом и вырос огромный Константинополь.

Это очень важно, потому что впоследствии христианские города всего мира имели своим центром именно храм, и это мы хорошо знаем по Москве. Мало кто помнит, что и в Санкт-Петербурге изначально центром был Троицкий собор, к сожалению, ныне не существующий, но Петр именно его мыслил в качестве духовного центра города. Константинополь задает такую парадигму, модель для будущих христианских городов, и важно, что это сочетание дворца и собора, впоследствии патриаршего, – а в то время, при Константине, Константинополь, как молодой город, еще не имел важного церковного значения, но уже его потенциал был понятен, – так вот, это сочетание государственного и церковного центров играло ключевую роль в истории всей уже христианизированной Римской империи, которую мы называем Византийской. Поэтому Константинополь – это архетип христианской столицы.

«Запад есть Запад, Восток есть Восток»

Константинополь

Что еще важно: Константин задумал перенести туда и Сенат. Вообще его идея была не просто создать Второй Рим, а перенести туда древний, то есть фактически не вторую, а первую столицу империи создать на новом месте. Эта идея не реализовалась в силу целого ряда причин, в первую очередь оттого, что римская аристократия, которая, собственно, и составляла Сенат, не спешила вслед за Константином принимать христианство. В основном сенаторы, как представители древних родов, оставались приверженцами, как это считалось, «отеческой религии», древней религии, то есть язычества. И несмотря на все усилия Константина, на огромные привилегии, которые обещались переселенцам, – фактически строились уже готовые дворцы, надо было просто переехать, – очень малая часть древнеримской аристократии последовала за Константином на новое место. По сути, древний Рим остался там, где был, и Сенат остался там же. Впоследствии это привело к тому, что там, на Западе, время от времени появлялись императоры Западной империи; правда, жили они в основном в Равенне, не в самом Риме, или в Медиолане, но Запад остался, что называется, Западом.

А Константин, будучи человеком абсолютно западным по происхождению и по воспитанию, тем не менее переехал на Восток и старался укорениться на Востоке: учил греческий язык и завел очень тесные отношения с иерархами восточных провинций, потому что он каким-то особым чутьем, особой интуицией чувствовал, что именно здесь, на Востоке – будущее христианского Рима, христианской империи. Этому очень много было причин, но одна из них – то, что христианство появляется на Востоке: именно из Палестины, из восточной провинции Рима оно начинает свое победное шествие по Средиземноморью; именно там, в восточном регионе, появляются первые общины, которые создает апостол Павел; там в основном и закончили свой земной путь апостолы; там возникают первые Церкви, первые епархии. На западной территории – только один знаменитый апостол – апостол Петр, вокруг которого и конструируется латинская, именно Западная Церковь. На Востоке все гораздо богаче, гораздо интенсивнее: огромное количество церковных епархий возникает уже в глубокой древности.

Карта Константинополя

«Миллионник»

Когда Константин в 324 году становится императором, победив Лициния, своего соправителя и бывшего друга, с которым они повздорили как раз на почве отношения к христианству, он уже переехал на Восток – сначала в Никею, потому что Никомидия лежала в руинах. Там, в Никее, Константин почувствовал себя в христианском окружении, и одно из первых его деяний – знаменитый Первый Вселенский Собор 325 года. И в это же время он закладывает новую столицу. Примерно в 327 году, мы считаем, начинается создание города на месте древнего Византия, и уже за три года город построен: 11 мая 330 года (24 мая по новому стилю) происходит его освящение. Это необычайно короткий срок для строительства такого грандиозного, можно сказать, мегаполиса, потому что Константинополь по масштабам поздней античности был одним из очень крупных городов. И к концу IV века, в правление императора Феодосия Великого, это был уже гигантский город, почти «миллионник».

Нам трудно представить, как существовали такие гигантские города в древности, где не было тех технических изобретений, которые известны нам: водопровода, канализации, электричества, но, тем не менее, археологические раскопки показывают, что инфраструктура города была очень хорошо разработана, продумана, и те же канализация и водопровод функционировали, но другими техническими методами, в основном связанными с самотоком: город находился на холмах – это один из принципов древнего градостроительства, – и склоны холмов играли роль естественных водонапоров, и можно было так и очищать улицы от всякого рода нечистот, и в то же время двигать воду по разного рода искусственным сооружениям.

Проблема воды решалась с помощью акведуков и множества огромных подземных водохранилищ

При всех своих плюсах Константинополь имел один существенный минус: он не стоял на большой реке. Как мы знаем, основные города все-таки строятся на реках: река дает городу постоянный приток воды – питьевой и для всякого иного рода нужд. А в Константинополе эту задачу пришлось решать технически. Поэтому река в Константинополь была приведена рукотворно, через так называемый акведук, который тянулся на многие десятки километров – через горы, ущелья – и снабжал город водою. Но поскольку на случай всякого рода непредвиденных обстоятельств требовались и запасы воды, весь город, весь Константинополь был усеян огромными подземными водохранилищами, так называемыми цистернами, некоторые из них сохранились до наших дней и являют собой совершенно эффектное, исключительное зрелище гигантских подземных водоемов, которыми пользовались во время осады или во времена засушливых сезонов.

Когда задача снабжения города водою была решена, город стал расти как на дрожжах и достиг огромного масштаба, став самым крупным городом Востока империи, взяв верх над Александрией, Антиохией, Эфесом – древними мегаполисами. Но, тем не менее, конкуренция с этими городами у него оставалась: в течение почти двух веков Константинополь, и особенно это касается его церковного статуса, боролся за право признания.

Константинополь

От апостола Андрея

Город-новичок, город-чужак, он часто воспринимался в штыки, и мы хорошо знаем о борьбе, которая разгорелась в IV и V веках вокруг Константинопольского патриаршего престола.

Местное церковное предание возводило начало Церкви старого Византия к проповеди апостола Андрея

Вообще сам факт того, что епископ Константинополя достоин высшего архиерейского статуса, то есть патриаршего статуса, оспаривался многими в то время. Римом он оспаривался вплоть до времен крестоносцев, и самое интересное, что только захваченный крестоносцами Константинополь Римский папа признал все-таки патриаршим городом – до этого постоянно возникали на этот счет сомнения в Риме, поскольку римское понимание церковного центра было основано на апостольском основании местной Церкви. А Константинополь, как город молодой, еще даже не существовавший в апостольскую эпоху, не мог претендовать на высший церковный статус. На что в Константинополе было обнародовано свое церковное предание, которое возводило начало местной Церкви к проповеди апостола Андрея. Поскольку мы знаем, что апостол Андрей проповедовал по берегам Черного моря и кончил свою земную жизнь в Греции, в Патрах, то мы получаем Константинополь как то место, где он не мог не проповедовать. И действительно, епископская кафедра древнего Византия считалась основанной апостолом Андреем. Кстати, это потом дало тему для того, чтобы сближать византийскую и древнерусскую церковные традиции, и императоры часто указывали на то, что и Константинопольская, и Русская Церкви основаны одним апостолом, – это тоже была некая духовная скрепа наших цивилизаций.

А это противостояние Петра и Андрея, точнее – некое соперничество их, а они же родные братья, это надо помнить… так вот, это соперничество символическим образом выражалось впоследствии в виде иконы, где апостол Петр и апостол Андрей символизируют собою два Рима: апостол Петр – Рим древний, апостол Андрей – Новый Рим.

Константинополь – это первый город в мире, изначально строящийся христианским императором. Это не означает, что в городе вообще не было языческих элементов. Они, конечно, были, потому что основное население империи были язычники. Император по своему статусу оставался pontifix maximus – главой языческой религии, поэтому Константин не спешил навязывать христианство своим подданным – он, скорее, стремился являть свое личное христианство.

Одним из главных соборов, которые он сам строил, является собор Двенадцати апостолов, где он хотел быть похороненным, где он уже уготовал себе могилу в окружении 12 апостолов, за мощами которых отправились во все концы империи специальные комиссии для того, чтобы их обрести и доставить. К сожалению, далеко не все, только мощи двух или трех апостолов удалось обнаружить и доставить в этот собор, но, тем не менее, сама идея, что император желает покоиться в окружении самых ярких для христиан деятелей, учеников Господа, показывает, что отныне вся империя изменилась, она теперь ориентирована не на поклонение Зевсу и Юпитеру, а на христианское учение, христианское начало, в том числе и на христианское церковное богослужение.

И здесь очень важный момент: император – не часть церковного управления. Константин четко отмежевался от того, чтобы возглавить Церковь. Но император уже не мыслится вне Церкви, и он как раз соединяет политическое и религиозное начала в своей фигуре. Это не мешало статуе Константина возвышаться на форуме, на колонне, с короной Гелиоса на голове, – это было выражение классического античного представления об императоре как о солнце, но это уже не было обожествленное изображение, это уже была, как бы сейчас сказали, некая форма памятника – памятника, который символизировал память о великом деянии, великом деятеле, но религиозная составляющая этого компонента римской культуры сходила на нет.

Возле собора и дворца неслучайно располагались лавки с благовониями: здесь должно особо хорошо пахнуть

Поэтому форум в Древнем Риме и форум в Константинополе – это разные все-таки явления. Константинопольские форумы в основном торговые, их было четыре крупных, множество более мелких. И сама торговая жизнь в новой столице была организована очень разумно, и я бы даже сказал – гениально. В центре города, рядом с императорским дворцом, располагались торговые ряды самых престижных купцов – ювелиров и, как ни странно, парфюмеров, – и это тоже очень важная черта. В древнем городе, как мы знаем, было обилие всякого рода запахов, в том числе и очень неприятных, и когда на центральной площади города располагалось огромное количество лавок парфюмеров, это создавало особую атмосферу: здесь, в эпицентре, там, где стоит собор Святой Софии, там, где стоит императорский дворец, была особая атмосфера благоухания, благовония. Дальше располагались тоже обладающие приятным ароматом лавки хлебопеков, и только далеко, в нескольких километрах от дворца, располагались уже лавки мясоторговцев и торговцев скотом. Вот эта в том числе и эстетическая организация городского пространства тоже играла большую роль.

Константинополь

Реликварий размером с город

Константинополь изначально стал для империи не просто вторым Римом – он стал своего рода Новым Иерусалимом, и это тоже очень важный момент, об этом пишут многие древние авторы. Перенесение сюда, в этот город и мощей апостолов, и многих других христианских реликвий была одной из идей Константина Великого. Как мы знаем, его мать, равноапостольная Елена, потратила много усилий на поиск этих древних христианских святынь. Она обрела в Святой Земле Животворящий Крест Господень, частицы которого были доставлены в Константинополь; она обрела много других реликвий. И эти реликвии были частью городского пространства, потому что и статуя Константина на форуме, о которой я уже упоминал, имела в своем основании гвозди с того самого чудотворного Креста, который обрела царица Елена. Это был некий духовный талисман, духовный хранитель Константинополя, выраженный в виде христианской святыни.

Впоследствии количество этих святынь постоянно росло, и, когда крестоносцы в 1204 году захватили город, они нашли там целые россыпи древних святынь самого разного вида и растащили их по всей Европе – немилосердно, но, с другой стороны, понимая, что это как раз и есть сокровище, гораздо большее, чем золото или какие-то драгоценности. Эти древние реликвии оказались в разных городах мира: в Париже, Майнце, Вене… – и фактически вот с этого момента разграбления древней столицы империи начинается путешествие древних святынь по европейскому миру, многие из них сейчас уже даже и в Америке. А Константинополь был собирателем этих святынь.

Но интересно, что Константин не ограничился сбором именно христианских реликвий, он еще превратил Константинополь в огромный музей – он решил собрать в этот город все самое интересное, что существовало вообще в империи. Конечно, египетские пирамиды перенести туда он просто технически не смог, хотя у него были такие планы, а вот обелиски из древнего Луксора – а это гораздо дальше, чем пирамиды, это Верхний Нил – перенес. Нашлись на это средства и технические возможности, и они были доставлены. Правда, один из них уехал в древний Рим, там долгое время валялся, пока его папы не поставили в центре Ватикана – и если кто был в Ватикане, он видел этот древний египетский обелиск, доставленный по приказу Константина.

Второй обелиск прибыл в Константинополь и нашел свое место на центральной преграде ипподрома. Там же, на этой преграде ипподрома, были установлены древняя греческая так называемая «змеиная колонна», которая напоминала грекам о Марафонской битве, – она создана из персидских щитов и доспехов, которые валялись на поле брани, это символ победы греков над персами в знаменитых греко-персидских войнах, – и много других святынь и реликвий. Большинство из них погибло, остался только обелиск и обрубленная уже в Новое время при неизвестных обстоятельствах «змеиная колонна».

Этих святынь, как мы знаем, было очень много, и фактически весь город был украшен древними антиками или реликвиями, но к ним уже относились именно как к музейным древностям, никто им уже не придавал какого-то сакрального значения, хотя, конечно, язычники были довольны тем, что город украшен в том числе и древними памятниками.

Константинополь был городом диалога культур, но доминирующей была христианская

Этот город был, я бы сказал, городом диалога культур, в котором, конечно, доминировала христианская тема, христианский голос, потому что император был христианин, но в то же время город знаменовал собой преемство и древних традиций. И то, что он был построен на месте древнего Византия, часто подчеркивалось византийскими авторами, которые писали о нем, именно антикизируя его, говоря о том, что мы с вами – жители Византия, мы византийцы, и впоследствии это слово перешло уже в литературу Нового времени, а всю империю стали называть именно так: Византийской империей.

Храм Святой Софии в Киеве

К Риму Третьему

Император Юстиниан Для нас важно, что этот город в сознании наших предков, русских, был Царьградом, именовался именно так. И хотя в наших источниках есть, конечно, название «Констяньтинь-град», но такое длинное слово, видимо, было неудобно для произношения, и чаще наши предки называли этот город именно Царьград или Цесарь-град, поскольку он знаменовал собой идею именно царства, греческого царства, которое было создано, как считается, Константином Великим. Наши предки прекрасно понимали, что Константин был не просто великий римский император, но император греческий и римский – объединяя в себе эти два начала: греческое и римское. Уже в «Слове о законе и благодати» это отражено. И впоследствии мы в основном ориентировались на греков, а западный мир оказался в поле западной цивилизации, европейской.

Во многих русских городах есть элементы топографии Константинополя

Мы имели дело с греками, и этот греческий Царьград стал символом греческого царства, столицей, на которую равнялись и наши древние города. Во многих наших городах есть элементы топографии Константинополя, например в Киеве есть Золотые ворота, Софийский собор. Когда Ярослав Мудрый строил свой Киев, он в определенной степени ориентировался на Константинополь. И во Владимире тоже есть Золотые ворота, но там уже вместо Софийского собора – Успенский собор, а в Москве уже только Успенский собор. Москва – это уже третья ступень того константинопольского начала, не остается уже прямых параллелей с Константинополем, но зато остается сакральное начало: идея храма как центра. И Успенский собор в Москве вообще знаменует собой Москву как таковую. Точно так же, как в Константинополе символом города была Святая София, которая заложена была при Константине, построена при его сыновьях, создана в том виде, в котором сейчас она красуется, при императоре Юстиниане, после очередного пожара.

Иподром

Собор и ипподром

И, действительно, Святая София, или «око вселенной», как ее иногда называли, представляет собой главный, стержневой элемент Константинополя как города. И когда подплываешь к городу с моря, с какой бы стороны ты ни приближался к нему, первое, что видишь на горизонте, – это возвышающийся величественный купол Софийского собора, который, как ни парадоксально, по мере приближения к городу как раз уменьшается, – я не знаю, как этот оптический эффект был разработан древними архитекторами, но вот такое чудо: сначала ты видишь только этот собор, потом постепенно он утопает в окрестных постройках, и, уже придя в Константинополь, выйдя на центральную дворцовую площадь, ты вновь видишь всю эту великолепную красоту. И собор, и дворец.

Дворец тоже очень важная часть константинопольского городского пространства, и он связан с ипподромом. Казалось бы, что может быть общего между спортивными играми и церковными обрядами. Тем не менее, как раз византийский церемониал очень тесно связывал эти два начала, потому что ипподром был не просто местом для состязаний – это было место диалога императора и народа. Очень важный элемент древней культуры, перешедший и в византийскую эпоху, – элемент живого контакта правителя и подданных, которые нигде в других местах так напрямую увидеть друг друга и пообщаться не могли. И поэтому здесь, на ипподроме, бушевали страсти не только спортивные, но и политические. Но важным моментом было то, что рядом, по соседству находился собор Святой Софии, и он как бы умиротворял всю эту бушующую политическую стихию и соединял народ и императора в некоем богослужебном единении, напоминал и властям, и подданным о подлинном смысле их земного существования – о пути в Царствие Небесное. И там, в соборе Святой Софии, проходили все важнейшие мероприятия, связанные с политической жизнью страны: коронации, венчания, важнейшие события, связанные с осадами, и т.д.

***

Константинополь, как символ Царя-града, центра христианского мира, передал свою эстафету Москве в ходе достаточно сложного процесса, который проходил в конце XV – начале XVI веков, процесса, который иногда называется процессом становления идеи Москвы как Третьего Рима. И в дальнейшем эта идея подпитывала очень сильно и наших мыслителей и философов, и наших политиков. Идея о том, что этот град царя Константина, попав в руки мусульман, попав в руки турок, остался как земной город у них, но как духовное явление он перенесся в свободную столицу православного царства, которой с XVI века стала Москва.

С историей основания Стамбула связано много легенд. Согласно одной из них, когда сын Посейдона Визант совершал очередное жертвоприношение, появившийся орел схватил сердце жертвенного быка и унес его на мыс, вдающийся в Босфор. Визант принял это за божественный знак и основал на холме у пролива город, названный в его честь. Датой основания Византия (и современного Стамбула) считается 667 год до н.э.
Удачное географическое и стратегическое расположение города, которое позволяло контролировать торговые пути из Европы в Азию и из Черного моря в Средиземное, способствовало бурному развитию и процветанию. Однако по этой же причине Византий много раз подвергался нападениям, пока в 74 году до н.э. не попал под власть Римской империи. Гражданские войны во время правления Септимия Севера в конце II века привели к значительному разрушению города и его дальнейшему упадку.
В 324 году Римский император Константин I Великий развернул масштабное строительство на территории разрушенного Византия, а 11 мая 330 года официально перенес столицу Римской империи в город на Босфоре и нарек его Новым Римом, Константинополем. Благодаря гигантским для тех времен строительным работам, стремительному росту населения, развитию торговли и ремесел, а также столичному статусу Константинополь менее чем за полвека превратился в один из крупнейших городов Европы и Ближнего Востока, выполняя роль политического, культурного и экономического центра обширной империи.
В 395 году Римская империя была разделена на две части, и Константинополь стал столицей Восточной Римской империи, ныне известной как Византийская империя. В 476 году Западная Римская империя окончательно прекратила свое существование, оставив Византию исторической, культурной и цивилизационной преемницей Древнего Рима.
История Константинополя Византийской эпохи была наполнена бурными политическими событиями – дворцовыми интригами, народными восстаниями, убийствами императоров, сменами правящих династий, многомесячными осадами города и походами против восточных и западных соседей. Однако все это не мешало главному городу Византии на протяжении многих веков быть крупнейшим центром культуры и науки, значительно опережая другие мировые столицы по уровню образованности, духовной жизни и развитию материальной культуры.
В 1204 году Константинополь был разграблен крестоносцами, которые до 1261 года установили в нем Латинскую Империю. Восстановившаяся под властью династии Палеологов Византия просуществовала до 1453 года, когда Константинополь после длительной осады был захвачен турками-османами. 29 мая 1453 года турецкий султан Мехмед II провозгласил город столицей Османской Империи.
После падения Константинополя османы стали перестраивать город, обратив наиболее значительные православные храмы в мечети. После захвата турками в 1517 году Египта некоторые значимые мусульманские реликвии были перевезены из Каира в Константинополь. Бывшая столица православной империи постепенно превращалась в центр исламского халифата.
В годы Первой мировой войны Османская империя была союзником Германии. 13 ноября 1918 года Константинополь был оккупирован войсками Англии, Франции и Италии. Капитуляция подвела итог под существованием Османской империи, а Севрский мирный договор 1920 года предусматривал раздел территории государства. Однако армия турецких националистов под предводительством Мустафы Кемаль-паши к осени 1922 года вернула под свой контроль почти всю территорию Малой Азии. К началу 1923 года национальное турецкое движение, благодаря значительной финансовой и военной помощи от большевистского правительства РСФСР, освободило Константинополь от Антанты.
В октябре 1923 года Мустафой Кемалем, которому позднее была присвоена фамилия Ататюрк («отец всех турков»), на частях территории бывшей Османской империи была провозглашена Турецкая республика. Столица нового государства была перенесена в Анкару, а Константинополь был переименован в Стамбул.
В сентябре 1955 года в Стамбуле состоялся массовый погром, направленный против греческого меньшинства города, в результате которого 2.5-тысячелетняя история греческого присутствия на территории современной Турции подошла к концу. В начале XX века в Константинополе проживало около 270 тысяч греков, к 1965 году греческое население города сократилось до 48 тысяч, а по данным на 2000 год в Стамбуле осталось лишь 2 тысячи греков. Тем не менее, Стамбул остается центром Константинопольского Патриархата с резиденцией Вселенского Патриарха в квартале Фанар (южная сторона Золотого Рога, современный район Фенер).
Активное развитие Стамбула вновь началось в начале XX века: в городе активно строится метрополитен, вводится новый транспорт, районы застраиваются современными зданиями, появляются новые мосты и спортивные сооружения. Несмотря на потерю столичного статуса, Стамбул остается торговым, промышленным, культурным и туристическим центром страны, ежегодно привлекающим около миллиона туристов.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *