Концепция миссионерской деятельности

Документ принят на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви 16 июля 2013 года (журнал № 80).

27 марта 2007 года на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви была принята «Концепция миссионерской деятельности Русской Православной Церкви». В ней сформулированы общие принципы, цели и задачи миссионерского служения, определена миссионерская ответственность священнослужителей и мирян, описаны формы и методы современной миссионерской деятельности. В качестве одной из форм названа внешняя миссия, детальной разработке которой и посвящен настоящий документ.

Термин «миссия» происходит от латинского глагола mittere в значении «посылать, отправлять» и означает «задачу, поручение». Первыми христианскими миссионерами были апостолы (букв. «посланники»), исполнявшие данную им Самим Господом и Спасителем Иисусом Христом заповедь: «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча соблюдать их все, что Я повелел вам» (Мф. 28:19-20).

В Символе веры Церковь именуется Апостольской, что указывает не только на апостольское преемство веры и рукоположений, но и на призвание Церкви всегда проповедовать христианскую истину. Таким образом, миссия присуща самой природе Церкви: христианская Церковь есть Церковь миссионерская.

В течение истории изменялись формы и методы миссионерской работы, в результате чего возникли понятия внешней миссии и внутренней миссии.

1. Понятие внешней миссии

Различие внешней и внутренней миссии связано с различием адресатов миссионерского служения Церкви, а также условий, в которых она осуществляется.

Внутренняя миссия обращена к членам Церкви, включая тех, кто крещен, но недостаточно просвещен в православной вере, не имеет опыта участия в тáинственной жизни Церкви, и служит духовному возрастанию ее членов. Неотъемлемой частью этой миссии является катехизация и религиозное образование.

Внешняя миссия обращена к тем, кто находится вне Церкви. Адресатом внешней миссии Церкви являются приверженцы различных верований и носители разных мировоззрений — как религиозных, так и нерелигиозных (светских). Результатом ее является приобщение новых членов к Церкви и, как следствие, создание церковных общин или вовлечение новообращенных членов в жизнь уже существующих общин.

Долгое время внешняя миссия Церкви представляла собой прямую проповедь Евангелия нехристианским народам. Следуя словам Спасителя, Церковь с самого начала своего существования проповедовала Евангелие всем «дальним и ближним» (Еф. 2:17), и эта проповедь исторически привела к возникновению всех существующих Поместных Церквей.

Благодаря миссионерской деятельности Русской Церкви Православие утвердилось среди многих племен и народов, проживающих на ее канонической территории. До 1917 года наша Церковь осуществляла свою внешнюю миссию среди нехристианских народов Российской Империи на территории Сибири и Дальнего Востока, а также за пределами Российской Империи, в частности, в Японии, Китае, Корее, Северной Америке.

Проповедь русских миссионеров сопровождалась созданием церковных общин из числа новообращенных, активной переводческой деятельностью, строительством храмов и монастырей, устройством духовных училищ, школ, библиотек, лечебниц и ремесленных мастерских. Ярким примером остается Японская миссия, являющаяся плодом миссионерских усилий святителя Николая Японского: начавшись с одного храма при русском дипломатическом представительстве, она выросла в Автономную Японскую Православную Церковь, продолжающую и поныне спасительное дело проповеди в своей стране.

Результатом многолетних подвижнических трудов русских миссионеров в Китае и Америке стало создание Китайской Автономной Церкви, возрождающейся после тяжелых лет «культурной революции», и Православной Церкви в Америке, получившей автокефалию от Русской Православной Церкви в 1970 году.

До революционных событий 1917 года внешняя миссия проводилась Русской Церковью масштабно и организованно, но во время атеистических гонений ХХ века эта деятельность в прежних формах стала невозможной. Она сохранила свою частичную организацию только в церковном Зарубежье, а в Советском Союзе сводилась к индивидуальному свидетельству со стороны священнослужителей и мирян, нередко сопровождавшемуся исповедничеством и даже мученичеством. Масштабная миссия Церкви стала возможной только после обретения ею свободы.

2. «Миссия присутствия» и ее формы

Миссия как прямая проповедь поныне остается основным призванием Церкви — там, где это возможно и уместно. Однако сегодня помимо прямой миссии особое значение приобрело то, что условно можно назвать «миссией присутствия», то есть свидетельство о Евангелии не прямо, а опосредованно — через выражение православной позиции в разных областях общественной и культурной жизни стран, в которых живут представители нашей Церкви. Следует различать следующие формы миссии присутствия:

Информационная — распространение знаний об истории христианства, о Православной Церкви, о культурах православных народов, донесение позиций Церкви по широкому кругу вопросов с помощью средств массовой информации (печатные издания, теле- и радиоканалы, Интернет) до общества, в том числе через участие представителей Церкви в общественной дискуссии.

Культурная — участие официальных представителей Церкви, а также отдельных священнослужителей и мирян в культурной деятельности с целью осуществления православного свидетельства.

Социальная — свидетельство о Христе через доброделание, социальное служение, дела милосердия, помощь бедным и обездоленным, согласно евангельскому призыву: «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф. 5:16).

Личная — свидетельство православных христиан словом и делом о своей вере, своем духовном опыте и христианских ценностях.

Все вышеперечисленные формы миссии присутствия уместны как в тех странах и обществах, где утвердился мировоззренческий и религиозный плюрализм и действует правовой принцип свободы совести и вероисповедания, так и в тех, где по политическим и иным причинам не признается право на свободу совести, вероисповедания и религиозной проповеди. Особое значение в последних имеет личная миссия, которая часто становится единственно возможной.

Церковь призывает к свободе вероисповедания и учит своих членов уважению и любви к любому человеку, каких бы религиозных взглядов он ни придерживался. Сохраняя верность Евангелию, Церковь ищет такие формы миссии присутствия, которые наиболее уместны в том или ином политическом, общественном, культурном и религиозном контекстах.

3. Свидетельство о Православии среди христиан других конфессий

Русская Православная Церковь не отказывается от свидетельства о Православии среди христиан других конфессий. Она всегда подчеркивала, что контакты с представителями других конфессий, включая двусторонние диалоги, участие в межхристианских конференциях и работа в межхристианских организациях, а также другие формы межхристианского сотрудничества служат главной цели, о которой говорится в «Основных принципах взаимоотношений с инославием», принятых на Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года: «Православная Церковь является хранительницей Предания и благодатных даров Древней Церкви, и поэтому главной своей задачей в отношениях с инославием считает постоянное и настойчивое свидетельство, ведущее к раскрытию и принятию истины, выраженной в этом Предании» (3,1). Также и в решениях Всеправославной встречи в Салониках (1998) решительно подчеркивается, что «мы не имеем права отказываться от миссии, возложенной на нас Господом нашим Иисусом Христом, — миссии свидетельства Истины перед неправославным миром». В тех случаях, когда наши партнеры по диалогу встают на путь ревизии вечных и неизменных норм, запечатленных в Священном Писании, диалог теряет смысл и прекращается.

4. Диалог с представителями других религий

Современное понимание миссии основано на культуре диалога. Признание принципа свободы религиозного выбора предполагает, что в отношении представителей других религий основной формой свидетельства должен быть диалог. Русская Православная Церковь участвует в межрелигиозном диалоге в разных формах и на разных уровнях, обозначая и отстаивая свои позиции по общественно значимым вопросам, таким как нравственные нормы и ценности, мирное сосуществование, справедливость, уважение человеческого достоинства, защита окружающей среды, биоэтика, права человека и др.

Православная Церковь, исходя из своих собственных вероучительных и канонических принципов, оценивает систему верований и религиозную практику других религий. По отношению же к людям, которые являются приверженцами этих религий или светских идеологий, ее позиция — это позиция уважения и любви. Как писал русский миссионер святитель Иннокентий, митрополит Московский, «если проповедник не будет иметь в себе любви… к тем, кому проповедует, то и самое лучшее и красноречивейшее изложение учения может остаться без всякой пользы, ибо токмо любовь созидает».

Именно такой подход помогает нашей Церкви через диалог с представителями иных религий и мировоззрений содействовать преодолению конфликтов и укреплению солидарности между людьми.

«В современном мире, в котором глобализационные процессы, социальное расслоение, активные и массовые миграции людей сопровождаются нагнетанием насилия, проявлениями террористического экстремизма и этноконфессиональной напряженности, свидетельство и провозглашение возможности примирения между людьми различных национальностей, возрастов и социальных групп, должны стать одним из ключевых содержаний православной миссии. Миссия примирения должна помогать людям осознать возможность и необходимость созидания мира на различных уровнях личного, семейного и общественного бытия, в соответствии с апостольским призывом: «Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа» (Евр. 12:14)».

5. Миссия в деятельности зарубежных приходов Русской Православной Церкви

Приходы Русской Православной Церкви вне ее канонических пределов изначально создавались с целью попечения об оказавшихся вдали от Родины соотечественниках, но многие из них стали духовным домом и для тех представителей коренных народов, которые обратились в Православие.

Русская Православная Церковь строго придерживается норм канонического права и не ведет своей собственной миссии на канонических территориях других Поместных Православных Церквей, согласно правилу: «епископам всякого народа подобает… творить… каждому только то, что касается до его епархии и до мест к ней принадлежащих» (Ап. 34). Лишь по приглашению соответствующей Поместной Церкви она может участвовать в ее миссионерской деятельности.

В странах, где христианство является частью национальной культуры и сформировало идентичность народа, приходы Русской Православной Церкви не используют в деле свидетельства о Православии среди местных жителей такие методы, которые в современном контексте связываются с понятием прозелитизма. Подобные же требования наша Церковь предъявляет к инославным религиозным организациям на канонической территории Московского Патриархата. В то же время Церковь открыта для всех, кто ищет возможности воспринять в полноте Истину православной веры, а потому в тех государствах, где действует принцип свободы совести, переход в Православие отдельных людей, ранее придерживавшихся иных, религиозных или нерелигиозных, убеждений является результатом их свободного личного выбора.

В странах, где христианство является религией меньшинства, проповедь Православия ведется, в том числе, через вовлечение православных христиан в дела милосердия и благотворительности, поскольку язык добрых дел понятен для людей всех национальностей, религий и культур. Проповедь о Евангелии Христовом наиболее убедительно звучит именно тогда, когда инаковерующий видит в деятельности миссионера исполнение евангельских заповедей.

Воцерковлению местных жителей также способствуют: проповедь Евангелия и совершение богослужения на национальных языках; подготовка клира и миссионеров из местного населения; использование принципа церковной рецепции культуры просвещаемого народа посредством живой проповеди, через воплощение православных идеалов в народной культуре и обычаях; освящение тех национальных черт, которые позволяют народам, при сохранении своей культуры, самоуважении и самоидентификации, внести свой уникальный вклад в молитвенное прославление Бога, пребывая при этом в гармоничном единстве со всей полнотой Церкви; формирование условий для активного участия новообращенных из местного населения в жизни прихода для их воцерковления.

6. Направления развития внешней миссии Русской Православной Церкви

По мере преодоления последствий эпохи гонений, Русская Православная Церковь получает все больше возможностей для расширения внешней миссионерской деятельности. Активизация внешней миссии может проходить по нескольким направлениям.

В теоретической сфере:

  • анализ дореволюционного опыта проповеди нехристианам и его переосмысление в приложении к реалиям настоящего дня, изучение миссионерского опыта других Поместных Православных Церквей, а также деятельности инославных миссионеров;
  • подготовка практических пособий по миссии среди нехристиан;
  • широкое привлечение к делу внешней миссии священнослужителей и мирян Русской Православной Церкви и соответствующая их подготовка.

В сфере практической проповеди среди нехристиан:

  • перевод православной литературы, а также аудио- и видеоматериалов на языки народов с нехристианскими верованиями, населяющих страны канонической ответственности Русской Православной Церкви;
  • осуществление содержащихся в «Концепции миссионерской деятельности Русской Православной Церкви»предложений — совершение богослужения на национальных языках, подготовка клира и миссионеров из местного населения.

В сфере миссионерской активности приходов Русской Православной Церкви, находящихся в традиционно православных странах:

  • создание на приходах условий открытости для инославных и нехристиан, интересующихся Православием;
  • обеспечение тех храмов и монастырей, которые регулярно посещают туристы-нехристиане, информационными материалами о Православии на их родном языке, а также информацией о том, где можно узнать больше о духовном наследии Православной Церкви.

В сфере миссионерской активности приходов Русской Православной Церкви, находящихся в дальнем зарубежье:

  • использование местных языков при богослужении;
  • перевод и издание на местных языках православной литературы;
  • проведение регулярных бесед на местных языках, посвященных Православию и пониманию Священного Писания в святоотеческой традиции;
  • расширение социального и образовательного служения приходов (детские кружки, группы социальной поддержки, образовательные курсы для взрослых и т. д.), ориентированного на местных жителей;
  • активное использование местных средств массовой информации для знакомства населения страны с Православием и деятельностью прихода (лекции перед внешней аудиторией, православные фотовыставки, презентации новых изданий, проведение экскурсий по храму и др.);
  • подбор, обучение и последующая интеграция в жизнь прихода кандидатов в священство и миссионеров-катехизаторов из представителей коренного населения.

В меняющемся мире изменяются и формы внешней миссии Церкви, но само христианское свидетельство и проповедь Христа тем, кто еще не слышал о Нем, всегда остается неизменной задачей Церкви.

Иннокентий Московский, свт. Без помощи Божией никто не может быть истинным учеником Иисуса Христа: Из наставления свт. Иннокентия, митрополита Московского, священнику, назначаемому для обращения иноверных и руководствования обращенных в христианскую веру // журнал «Церковно-исторический вестник», № 8, 2001 год.

«Концепция миссионерской деятельности Русской Православной Церкви» (2, 2).

«Прозелитизм» в современном христианском контексте не является синонимом слова «миссия». Прозелитизм, в отличие от миссии, имеет негативный смысл, поскольку под ним понимаются целенаправленные усилия по обращению других христиан в свое исповедание с применением предосудительных методов. Среди них — экономическое и политическое влияние, использование бедственного положения людей, в котором им предлагается медицинская и гуманитарная помощь, психологическое воздействие, а также пренебрежительное отношение к другим исповеданиям. Прозелитизмом также является организованная миссия среди людей, традиционно и культурно принадлежащих к местной христианской общине.

«Концепция миссионерской деятельности Русской Православной Церкви» (2, 1).

Там же.

Руководствуясь стремлением проповедовать Евангелие всем людям, Русская православная Церковь развернула широкую миссионерскую деятельность, создав для этой цели внутреннюю и внешнюю миссии. Внешняя миссия действовала главным образом среди иноверцев, то есть нехристиан, как внутри, так и вне государства, а внутренняя была направлена против старообрядцев и сектантов. Синодом разрабатывались правила, положения и уставы миссионерских организаций, проводились всероссийские и местные миссионерские съезды, рассылались всякого рода указания, предусматривавшие различные формы работы миссионеров — церковную проповедь, увещевательные беседы, устройство школ и библиотек.

В 1865 году в Петербурге было основано «Миссионерское Общество для содействия распространению христианства между язычниками». Через 3 года резиденция Общества была перенесена в Москву, а в 1870 году оно было переименовано в «Православное миссионерское Общество». Его председателем состоял митрополит Московский Иннокентий.

В 1859 году в России насчитывалось более 50 миллионов православных христиан. К концу 19 века православная паства в России увеличилась более чем на 28 миллионов. Этому способствовала и миссионерская деятельность Русской Православной Церкви.

В 1913 году были приняты меры по активизации деятельности миссий. Руководство всей миссионерской деятельностью теперь осуществлялось из нового постоянного центра — Миссионерского Совета при Святейшем Синоде, возглавляемого одним из его членов. Этот Совет был обязан содействовать епархиальным архиереям в надзоре за миссионерскими учреждениями и руководить ими; в его компетенцию входили созыв местных и всероссийских миссионерских съездов, устройство миссионерских курсов и школ и обсуждение всех вопросов, относящихся к миссиям. Совету поручался подбор руководящих миссионеров и ведение статистической отчетности по работе миссий. Совет был призван разрабатывать методику борьбы с пропагандой различных противоцерковных учений. Совет обязан был ежегодно представлять Синоду отчет о положении миссионерского дела.

В 1913 году, а затем и в 1917 году председателем миссионерского Совета был назначен член Синода архиепископ Финляндский Сергий (Страгородский) — будущий патриарх, а сам Совет стал именоваться Советом по укреплению и распространению православной веры при Святейшем Синоде.

Важное место в миссионерской деятельности по-прежнему принадлежало православным братствам. Так, устав православного миссионерского братства при Матвеевской церкви в Петербурге, созданного в 1914 году, вменял ему в обязанность «миссионерское просвещение и назидание чад Церкви в отражении лжеучений сектантства, раскола и различных видов неверия, как то: социализма, атеизма, материализма и прочее».

К 1914 году в стране насчитывалось 700 церковных братств. Они обладали значительными средствами, которые употребляли на дело духовного просвещения, миссионерства; издавали книги и журналы, а также содержали миссионерские школы, благотворительные заведения, певческие хоры и пр. В 1914 году церковные братства отмечали 50-летие своего существования. В этой связи в мае была опубликована высочайшая грамота на имя Синода, в которой говорилось, что император «с отрадой останавливает свой взор на деятельности православных церковных братств». Отметив, что эти братства, сообразуясь с условиями современной жизни, в истекшие 50 лет «несли достойную службу отечеству, содействуя укреплению, охранению и распространению православной веры и устроению доброго порядка христианской жизни», грамота подчеркивала, что «вера охраняет государство от разрушительных влияний, а братства охраняют чад Православной Церкви от совращения, заботятся о воспитании юношества в правилах доброй жизни, об устроении семейного и общественного быта на извечных основах учения Христа».

Руководство миссионерством со стороны Синода выражалось и в проведении миссионерских съездов, как местных (епархиальных), так и всероссийских. В период с 1887 по 1917 год были созваны 5 всероссийских съездов. Для выработки общих организационных мероприятий и для обмена опытом миссионерской работы в 1887 году в Москве состоялся всероссийский миссионерский съезд. Главной задачей внутренней миссии была объявлена «охрана Православия и всего народа от религиозных заблуждений и возвращение на путь истинной веры отпадших».

В 1891 году в Москве был созван второй всероссийский миссионерский съезд, перед которым была поставлена задача разобраться в сущности учения отдельных сект, с тем, чтобы «спасти православный народ от погибельного пути» и защитить Церковь и православную веру. Съезд предложил ускорить издание Библии и Евангелия с подстрочным толкованием текста и подбором полемических материалов для обличения сект. Было принято решение об издании противомусульманских книг и журналов.

3-й всероссийский миссионерский съезд проходил в Казани в 1897 году. К этому времени в целом ряде епархий уже действовали епархиальные миссионерские комитеты, занимавшиеся противораскольнической и противосектантской деятельностью в местных приходах.

В той же Казани в 1910 году был проведен миссионерский епархиальный съезд. Его участники признали необходимым оживить миссионерскую деятельность в мусульманских регионах. Съезд потребовал, чтобы в Туркестане были значительно увеличены кадры миссионеров и был поставлен вопрос об особой Туркестанской духовной миссии. Одновременно было решено привлечь в миссию женщин для работы среди коренных жительниц, — подобно тому, как это практиковалось в Казани, где началась подготовка женских миссионерских кадров в кружках братства святого Гурия и на женских богословских курсах, открытых в 1909 году. В то же время было признано целесообразным распространять Православие через женские монастыри. Было решено издавать в Казани специальный журнал для ведения полемики с местными изданиями по религиозным вопросам.

Обстановка, складывавшаяся в России после революционных событий 1905 года, требовала усилить миссионерскую деятельность, привлечь способных и опытных миссионеров для выработки новых приемов полемического и апологетического воздействия. В такой обстановке в 1908 году был созван в Киеве 4-й всероссийский миссионерский съезд, на котором присутствовали свыше 600 делегатов. В отличие от предыдущих съездов, на нем особенно широко было представлено черное (монашеское) духовенство. Съезд должен был наметить пути возрождения Православия. На съезде были подробно охарактеризованы почти все существовавшие тогда секты и выработаны рекомендации для противодействия их влиянию. Съезд прошел под лозунгом обороны Православия от наступающего сектантства и неверия. Был поднят вопрос о потере благочестия в народе и необходимости противодействовать распространению социализма среди учащейся молодежи, рабочих и крестьян. Было принято несколько практических рекомендаций, в том числе об организации миссий при монастырях и в войсковых частях.

Синод утвердил почти все пожелания съезда, разрешив допускать светских лиц к званию миссионера. Миссиям разрешалось иметь соответствующие курсы, типографии, склады книг и брошюр духовно-нравственного содержания. Рекомендовалось широко привлекать на миссионерские курсы мелких торговцев книгами, обучать книгонош-миссионеров, устраивать киоски с миссионерской литературой на вокзалах и пристанях. Было предложено организовать при церквах братства и кружки ревнителей Православия, создавать народные миссии на основе благотворительности. В семинарский курс богословия вводился особый раздел: «Разбор и опровержение социализма».

Начавшаяся в 1914 году Первая мировая война не могла способствовать миссионерской деятельности Русской Православной Церкви. Но, тем не менее, в 1917 году в Херсонской епархии в Григорье-Бизюковском монастыре был проведен 5-й всероссийский миссионерский съезд. Однако его решения не смогли быть реализованы. Свержение в России самодержавия и образование Временного правительства, наступившее затем двоевластие, усилившаяся роль партии большевиков, всколыхнули народные массы. Под влиянием антицерковной пропаганды изменилось их отношение к религии и к духовенству.

Перед Русской Православной Церковью встала новая проблема: сохранить свое бытие в атмосфере новых социальных изменений, направленных на ограничение ее деятельности и даже на уничтожение…

В настоящее время, когда Русская Православная Церковь получила возможность осуществлять свою деятельность не только в стенах храмов, но и в миру, встает задача возрождения миссионерской работы. Стремясь возродить миссию в новых условиях, представители Русской Православной Церкви заявляют о прочности старых миссионерских позиций. Еще в начале 1960-х годов, в период хрущевского гонения на Церковь, Московский Патриархат устами одного из своих иерархов заявил: «Глубокие перемены, происшедшие на протяжении последних десятилетий, не вызвали никаких кризисов ни в понимании нами миссионерского долга, ни в деятельности Церкви».

Русская Православная Церковь никогда не ставила своей целью русификацию народов, а, наоборот, способствовала их национальному культурному развитию, в частности, развитию национальной письменности. И сегодня, возрождая миссионерское служение, она призвана внести свой вклад в дело развития и гуманизации межнациональных отношений между народами нашей страны.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *