Концепция РПЦ

«Основы социальной концепции». Обложка издания 2000 года.

(2000) — основополагающий документ реформы Русской Православной Церкви.

влияние

Основы социальной концепции аккумулировали в себе наработки обновленчества, нового религиозного сознания и являются прямым наследием мирологии. Аналогичны документам Второго Ватиканского собора, в частности, конституции «Gaudium et Spes».

Согласно о. Всеволоду Чаплину, католики и православные выступают «единым голосом» в таких сферах, как миротворчество, общественная нравственность, биоэтика, отношения полов, социальная справедливость: «В этой области у наших Церквей много общего. Не случайно многие отмечают близость положений «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви» и католического социального учения».

история создания

Архиерейский Собор 1994 года поручил Священному Синоду создать рабочую группу для выработки проекта «всеобъемлющей концепции, отражающей общецерковный взгляд на вопросы церковно-государственных отношений и проблемы современного общества в целом».

Священный Синод на двух заседаниях 11 октября 1996 и 17 февраля 1997 года утвердил состав рабочей группы. Группа была создана на основе Синодального отдела внешних церковных связей. Глава: митр. Кирилл (Гундяев). Разработчики: архиеп. Феофан (Галинский), о. Николай Балашов, Андрей Зубов, Алексей Осипов, Олег Шведов.

В Рабочую группу по выработке Основ социальной концепции Церкви были специально собраны людей разных взглядов, различных политических убеждений. Временами казалось, что им в принципе не удастся выработать единую точку зрения по множеству неоднозначных и противоречивых процессов, происходящих в современном обществе, что нужно временно оставить идею создания такого документа, дать прежде завершиться происходящим ныне в стране и мире изменениям.

Заседания рабочей группы начались в январе 1997 года.

Архиерейский Собор 2000 года утвердил Основы социальной концепции.

будущее Основ социальной концепции

Что касается «Основ социальной концепции», то, еще когда этот документ принимался, проговаривалось, что он излагает лишь базовые положения учения церкви по вопросам церковно-государственных отношений и по ряду современных общественно значимых проблем. Поэтому и сам документ был назван «Основы…». А основы всегда предполагают некоторое дальнейшее развитие. Конечно, есть вещи, которые с точки зрения евангельского учения абсолютно неприемлемы. Например, эвтаназия. Очевидно, что по этому вопросу у церкви всегда будет негативное мнение, которое сейчас отражено в социальной концепции. Что касается таких технологий, как ЭКО, то эта тема сейчас довольно активно обсуждается в Межсоборном присутствии. Ведь одна из основных, но не единственных проблем ЭКО была в том, что при проведении этой процедуры заготавливалось несколько эмбрионов и лишние должны были уничтожаться. Для церковного сознания это неприемлемо. Сейчас, насколько я понимаю, технологии позволяют избегать такой ситуации, поэтому тема экстракорпорального оплодотворения и отношение к нему в церкви серьезно обсуждается и даже готовятся какие-то новые тексты по этому вопросу. Тут надо понимать и то, что «Основы социальной концепции», принятые Архиерейским собором в 2000 году, — это уже текст исторический. Впоследствии по разным вопросам принимались отдельные документы, которые, по сути, дополняли и изменяли эти «Основы…». Конечно, можно полностью переписать этот текст, назвав его как-то так: «Основы социальной концепции Русской православной церкви в изводе 2020 года». Но зачем, если можно издавать новые документы, которые будут дополнять текст 2000 года?.

— еп. Савва (Тутунов)

темы

коллективное спасение

Согласно Основам социальной концепции «мир, социум, государство являются объектом любви Божией, ибо предназначены к преображению и очищению на началах богозаповеданной любви»:41.

В развитие учения о продолжающемся Боговоплощении Церкви приписывается роль искупительницы в процессе коллективного спасения: «Церковь должна пройти через процесс исторического кенозиса, осуществляя свою искупительную миссию. Ее целью является не только спасение людей в этом мире, но также спасение и восстановление самого мира»:39.

обмирщение

Основы социальной концепции служат в качестве обоснования многообразной деятельности по обмирщению Церкви, «призывая своих верных чад и к участию в общественной жизни»:40. Участие в общественной жизни всей Церкви как «нераздельного церковного организма»:41 оправдывается в качестве противоядия против «манихейского гнушения жизнью окружающего мира»:41.

экологическое сознание

Тема экологии… получила развитие в документе «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», принятом Юбилейным Архиерейским Собором в 2000 году.

равноправие женщин

Основы социальной концепции «утверждают важность женского начала»:108, «высоко оценивают общественную роль женщин и приветствуют их политическое, культурное и социальное равноправие с мужчинами»:109.

контрацепция

В 2010 о. Всеволод Чаплин утверждал, что Церковь снисходительно относится к неабортивным контрацептивам:

В «Основах социальной концепции» Русской православной церкви различаются контрацептивы абортивного и неабортивного действия. И в случае применения вторых священник может применять снисхождение к своим пасомым.

патологическая речь

мифы

синергия Именно богочеловеческая природа Церкви делает возможным благодатное преображение и очищение мира, совершающееся в истории в творческом соработничестве, «синергии» членов и Главы церковного тела.

штампы

ценности С православной точки зрения желательно, чтобы вся система образования была построена на религиозных началах и основана на христианских ценностях. Школа есть посредник, который передает новым поколениям нравственные ценности, накопленные прежними веками. мир и согласие

  • Церковь, по заповеди Божией, имеет своей задачей проявлять заботу о единстве своих чад, о мире и согласии в обществе, о вовлечении всех его членов в общий созидательный труд..
  • Считать также возможным участие священнослужителей, в том числе представляющих канонические церковные структуры и церковное Священноначалие, в отдельных мероприятиях политических организаций, а также церковное сотрудничество с ними в делах, полезных для Церкви и общества, в случае, если таковое участие и сотрудничество не носит характера поддержки политических организаций, служит созиданию мира и согласия в народе и церковной среде.

самовыражение

  • Вселенский характер Церкви, однако, не означает того, чтобы христиане не имели права на национальную самобытность, национальное самовыражение.

вызов

  • В целом вызов глобализации требует от современного общества достойного ответа, основанного на заботе о сохранении мирной и достойной жизни для всех людей в сочетании со стремлением к их духовному совершенству.

эсхатологическая перспектива

  • Попытка создать основанное исключительно на Евангелии гражданское, уголовное или государственное право не может быть состоятельной, ибо без воцерковления полноты жизни, то есть без полной победы над грехом, право Церкви не может стать правом мира. А победа эта возможна лишь в эсхатологической перспективе.

модель

  • В ходе истории складывались различные модели взаимоотношений между Православной Церковью и государством.

подсознание

  • Церковь предостерегает от попыток использовать достижения науки и техники для установления контроля над внутренним миром личности, для создания каких бы то ни было технологий внушения и манипуляции человеческим сознанием или подсознанием.

неоднозначный

  • Наказание смертью не может иметь должного воспитательного значения, делает непоправимой судебную ошибку, вызывает неоднозначные чувства в народе.

глобализация

  • Реальностью становится феномен правовой и политической регионализации и глобализации.
  • Глобализация имеет не только политико-правовое, но также экономическое и культурно-информационное измерения.

призвание

Призвание Церкви в обществе • Осознание родителями их призвания • Бесчадие как особое жизненное призвание.

приемы патологической речи

язык компромисса, с одной стороны, должно признаться, хотя, с другой стороны, нельзя не сознаться

  • Признавая неизбежность и естественность процессов глобализации, во многом способствующих общению людей, распространению информации, эффективной производственно-предпринимательской деятельности, Церковь в то же время обращает внимание на внутреннюю противоречивость этих процессов и связанные с ними опасности.

издания

  • Основы социальной концепции Русской Православной Церкви // Патриархия.ru. – 2005. – 12 сентября. – Дата обращения: 23.1.2017.
  • Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. — М.: Московская Патриархия, 2000. — 160 с. — 10 000 экз.
  • Основы социальной концепции Русской Православной Церкви // Церковь и мир. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви / Ред. В. Малягин, А. Добросоцких. — М.: Даниловский благовестник, 2000. — 29-185 с. — (К 2000-летию Рождества Христова). — ISBN 5-89101-089-7.
  • Основы социальной концепции Русской Православной Церкви // Юбилейный Архиерейский собор Русской Православной Церкви. Москва, 13 — 16 августа 2000 года. Сборник докладов и документов. — СПб.: Санкт-Петербургская епархия, 2000. — С. 150-211. — 296 с. — 1 000 экз.
  • Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. — Псков: Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, 2001. — 136 с. — 3 000 экз.
  • «Дабы жил ты и потомство твое» (Втор. 30. 19). Основы социальной концепции Русской Православной Церкви о личных проблемах человека. Выступление митр. Смоленского Кирилла на конференции «Священный дар жизни» // Русская Православная Церковь. Архив 1997 — 2009. – 2002. – 10 февраля. – Дата обращения: 9.12.2016.
  • Кирилл (Гундяев), митр. Общественное служение Церкви // Церковь и мир. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви / Ред. В. Малягин, А. Добросоцких. — М.: Даниловский благовестник, 2000. — 3-27 с. — (К 2000-летию Рождества Христова). — ISBN 5-89101-089-7.
  • Кирилл (Гундяев), митр. Доклад об «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» // Юбилейный архиерейский собор Русской Православной Церкви. Москва, 13 — 16 августа 2000 года. Сборник докладов и документов. — СПб.: Санкт-Петербургская епархия, 2000. — С. 133-149. — 296 с. — 1 000 экз.
  • Кузнецов, Владимир. Разработка и принятие «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви» как новый этап развития государственно-конфессиональных отношений // Вестник ОмГУ. Серия «Право». — 2015. — № 1 (42). — С. 83–88.
  • Определение об «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» // Юбилейный архиерейский собор Русской Православной Церкви. Москва, 13 — 16 августа 2000 года. Сборник докладов и документов. — СПб.: Санкт-Петербургская епархия, 2000. — С. 212. — 296 с. — 1 000 экз.

Сноски

  1. В Московском патриархате надеются на православно-католическое сотрудничество в сфере практической реализации социального учения двух Церквей // Интерфакс-Религия. — 2005. — 29 ноября. – Дата обращения: 19.1.2017.
  2. О взаимоотношениях Церкви с государством и светским обществом на канонической территории Московского Патриархата в настоящее время. Определение Архиерейского Собора // Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 29 нояб.- 2 дек. 1994 г. Документы. Доклады. — М.: Московская Патриархия, 1995.
  3. Журнал Московской Патриархии. – 1996. – № 11. – С. 16.
  4. Журнал Московской Патриархии. – 1997. – № 3. – С. 5.
  5. «Дабы жил ты и потомство твое» (Втор. 30. 19). Основы социальной концепции Русской Православной Церкви о личных проблемах человека. Выступление митр. Смоленского Кирилла на конференции «Священный дар жизни» // Русская Православная Церковь. Архив 1997 — 2009. – 2002. – 10 февраля. – Дата обращения: 9.12.2016.
  6. «Ни коронавирус, ни Сталин не пошатнули Русскую церковь. Епископ Савва (Тутунов) рассказал «НГР» об антихристе, «деле Андрея Кураева» и технологиях контроля за человеком» // Интерфакс-Религия. – 2020. – 17 июня. – Дата обращения: 23.6.2020.
  7. 7,0 7,1 7,2 7,3 7,4 7,5 7,6 Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. — М.: Московская Патриархия, 2000. — 160 с. — 10 000 экз.
  8. Журналы заседания Священного Синода от 13 июля 2015 года // Патриархия.ru. – 2015. – 13 июля. – Дата обращения: 23.1.2017.
  9. В Русской церкви снисходительно относятся к применению презервативов // Интерфакс-Религия. – 2010. – 22 ноября. – Дата обращения: 23.1.2017.

РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, проходивший 13–16 августа 2000 г. в Москве, принял «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви». Предлагаем нашим читателям некоторые разделы (публикуются с незначительными сокращениями).

II. Церковь и нация

II.1. Ветхозаветный народ израильский был прообразом народа Божия – новозаветной Церкви Христовой. Искупительный подвиг Христа Спасителя положил начало бытию Церкви как нового человечества – духовного потомства праотца Авраама. Своей Кровью Христос «искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени» (Откр 5. 9). Церковь по самой своей природе имеет вселенский и, следовательно, наднациональный характер. В Церкви «нет различия между Иудеем и Еллином» (Рим. 10. 12). Как Бог не есть Бог иудеев только, но и тех, кто происходит из языческих народов (Рим 3. 29), так и Церковь не делит людей ни по национальному, ни по классовому признаку, в ней «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара. Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Кол. 3. 11).

В современном мире понятие «нация» употребляется в двух значениях – как этническая общность и как совокупность граждан определенного государства. Взаимоотношения Церкви и нации должны рассматриваться в контексте как первого, так и второго смысла этого слова.
В Ветхом Завете для обозначения понятия «народ» используются слова ’am и goy. В еврейской Библии оба термина получили вполне конкретное значение: первым обозначался народ израильский богоизбранный; вторым, во множественном числе (goyim), – народы языческие. В греческой Библии (Септуагинте) первый термин передавался словами laos (народ) или demos (народ как политическое образование); второй – словом ethnos (нация; мн. ethne – язычники).
Будучи по природе вселенской, Церковь одновременно является единым организмом, телом (1 Кор. 12. 12). Она – община чад Божиих, «род избранный, царственное священство, народ снятый, люди взятые в удел… некогда не народ, а ныне народ Божий» (1 Пет. 2. 9–10). Единство этого нового народа обеспечивается не национальной, культурной или языковой общностью, но верой во Христа и Крещением. Новый народ Божий «не имеет здесь постоянного града, но ищет будущего» (Евр. 13. 14). Духовная родина всех христиан – не земной, но «вышний» Иерусалим (Гал. 4. 26). Евангелие Христово проповедуется не на священном языке, доступном одному народу, но на всех языках (Деян. 2. 3–11). Евангелие проповедуется не затем, чтобы один избранный народ сохранил истинную веру, но дабы «пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца» (Фил. 2. 10–11).

II.2. Вселенский характер Церкви, однако, не означает того, чтобы христиане не имели права на национальную самобытность, национальное самовыражение. Напротив, Церковь соединяет в себе вселенское начало с национальным. Так, Православная Церковь, будучи вселенской, состоит из множества Автокефальных Поместных Церквей. Православные христиане, сознавая себя гражданами небесного отечества, не должны забывать и о своей земной родине. Сам Божественный Основатель Церкви, Господь Иисус Христос, не имел земного пристанища (Мф. 8. 20) и указывал на то, что принесенное Им учение носит не локальный и не национальный характер: «Наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу» (Ин. 4. 21). Он, впрочем, отождествлял Себя с народом, к которому принадлежал по человеческому рождению. Беседуя с самарянкой, Он подчеркивал Свою принадлежность к иудейской нации: «Вы не знаете, чему кланяетесь, а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасение от Иудеев» (Ин. 4. 22). Иисус был лояльным подданным Римской империи и платил налоги в пользу кесаря (Мф. 22. 16–21). Апостол Павел, в своих посланиях учивший о наднациональном характере Церкви Христовой, не забывал о том, что по рождению он – «Еврей от Евреев» (Фил. 3. 5), а по гражданству – римлянин (Деян. 22. 25–29).
Культурные отличия отдельных народов находят свое выражение в литургическом и ином церковном творчестве, в особенностях христианского жизнеустроения. Все это создает национальную христианскую культуру.
Среди святых, почитаемых Православной Церковью, многие прославились любовью к своему земному отечеству и преданностью ему. Русские агиографические источники восхваляют святого благоверного князя Михаила Тверского, который «положил душу свою за свое отечество», сравнивая его подвиг с мученическим подвигом святого великомученика Димитрия Солунского, «благаго отечестволюбца… рекша про отчину свою Селунь град: Господи, аще погубиши град сей, то и аз с ними погибну, аще ли спасеши и, то и аз спасен буду». Во все эпохи Церковь призывала своих чад любить земное отечество и не щадить жизни для его защиты, если ему угрожала опасность.
Церковь Русская многажды благословляла народ на участие в освободительной войне. Так, в 1380 году преподобный Сергий, игумен и чудотворец Радонежский, благословил русское войско во главе со святым благоверным князем Димитрием Донским на битву с татаро-монгольскими завоевателями. В 1612 году святитель Гермоген, Патриарх Московский и всея Руси, благословил народное ополчение на борьбу с польскими интервентами. В 1813 году, во время войны с французскими захватчиками, святитель Московский Филарет говорил своей пастве: «Уклоняясь от смерти за честь веры и за свободу Отечества, ты умрешь преступником или рабом; умри за веру и Отечество – ты примешь жизнь и венец на небе».
Святой праведный Иоанн Кронштадтский так писал о любви к земному отечеству: «Люби отечество земное… оно тебя воспитало, отличило, почтило, всем довольствует, но особенно люби отечество небесное… то отечество несравненно дороже этого, потому что оно свято и праведно, нетленно. Это отечество заслужено тебе бесценной кровью Сына Божия. Но чтобы быть членами того отечества, уважай и люби (его) законы, как ты обязан уважать и уважаешь законы земного отечества».

II.3. Христианский патриотизм одновременно проявляется по отношению к нации как этнической общности и как общности граждан государства. Православный христианин призван любить свое отечество, имеющее территориальное измерение, и своих братьев по крови, живущих по всему миру. Такая любовь является одним из способов исполнения заповеди Божией о любви к ближнему, что включает любовь к своей семье, соплеменникам и согражданам.
Патриотизм православного христианина должен быть действенным. Он проявляется в защите отечества от неприятеля, труде на благо отчизны, заботе об устроении народной жизни, в том числе путем участия в делах государственного управления. Христианин призван сохранять и развивать национальную культуру, народное самосознание.
Когда нация, гражданская или этническая, является полностью или по преимуществу моноконфессиональным православным сообществом, она в некотором смысле может восприниматься как единая община веры – православный народ.

II.4. В то же время национальные чувства могут стать причиной греховных явлений, таких как агрессивный национализм, ксенофобия, национальная исключительность, межэтническая вражда. В своем крайнем выражении эти явления нередко приводят к ограничению прав личностей и народов, войнам и иным проявлениям насилия.
Православной этике противоречит деление народов на лучшие и худшие, принижение какой-либо этнической или гражданской нации. Тем более несогласны с Православием учения, которые ставят нацию на место Бога или низводят веру до одного из аспектов национального самосознания.
Противостоя таким греховным явлениям, Православная Церковь осуществляет миссию примирения между вовлеченными во вражду нациями и их представителями. Так, в ходе межэтнических конфликтов она не выступает на чьей-либо стороне, за исключением случаев явной агрессии или несправедливости, проявляемой одной из сторон.

VI. Труд и его плоды

VI.1. Труд является органичным элементом человеческой жизни. В книге Бытия говорится, что вначале «не было человека для возделывания земли» (Быт. 2. 5); создав райский сад, Бог поселяет в нем человека, «чтобы возделывать и хранить его» (Быт. 2. 15). Труд – это творческое раскрытие человека, которому в силу изначального богоподобия дано быть сотворцом и соработником Господа. Однако после отпадения человека от Творца изменился характер труда: «В поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься» (Быт. 3. 19). Творческая составляющая труда ослабла; он стал для падшего человека преимущественно способом добывания средств к жизни.

VI.2. Слово Божие не только обращает внимание людей на необходимость ежедневного труда, но и задает его особый ритм. Четвертая заповедь гласит: «Помни день субботний, чтобы святить его. Шесть дней работай и делай всякие дела твои; а день седьмый – суббота Господу Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих» (Исх. 20. 8–10). Этим повелением Творца процесс человеческого труда соотносится с божественным творчеством, положившим начало мирозданию. Ведь заповедь субботствования обосновывается тем, что при сотворении мира «благословил Бог седьмый день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал» (Быт. 2. 3). Сей день должен быть посвящен Господу, с тем чтобы повседневные заботы не могли отвратить человека от Творца. Вместе с тем деятельные проявления милосердия и бескорыстная помощь ближним не являются нарушением заповеди: «Суббота для человека, а не человек для субботы» (Мк. 2. 27). В христианской традиции с апостольских времен днем, свободным от труда, стал первый день седмицы – день Воскресения Христова.

VI.3. Совершенствование орудий и методов труда, его профессиональное разделение и переход от простых его форм к более сложным способствуют улучшению материальных условий жизни человека. Однако обольщение достижениями цивилизации удаляет людей от Творца, ведет к мнимому торжеству рассудка, стремящегося обустроить земную жизнь без Бога. Реализация подобных устремлений в истории человечества всегда заканчивалась трагически.
В Священном Писании сказано, что первыми строителями земной цивилизации были потомки Каина: Ламех и его дети изобрели и произвели первые орудия из меди и железа, переносные шатры и различные музыкальные инструменты, они явились родоначальниками многих ремесел и искусств (Быт. 4. 20–22). Однако они вместе с другими людьми не избежали соблазнов… «Всякая плоть извратила путь свой на земле» (Быт. 6. 12), а потому по воле Творца цивилизацию каинитов завершает потоп. Наиболее ярким библейским образом безуспешной попытки падшего человечества «сделать себе имя» является строительство вавилонской башни «высотою до небес». Столпотворение предстает символом объединения усилий людей для достижения богопротивной цели. Господь карает гордецов: смешивая языки, Он лишает их возможности взаимопонимания и рассеивает по всей земле.

VI.4. С христианской точки зрения труд сам по себе не является безусловной ценностью. Он становится благословенным, когда являет собой соработничество Господу и способствует исполнению Его замысла о мире и человеке. Однако труд не богоугоден, если он направлен на служение эгоистическим интересам личности или человеческих сообществ, а также на удовлетворение греховных потребностей духа и плоти.
Священное Писание свидетельствует о двух нравственных побуждениях к труду: трудиться, чтобы питаться самому, никого не отягощая, и трудиться, чтобы подавать нуждающемуся. Апостол пишет: «Лучше трудись, делая своими руками полезное, чтобы было из чего уделять нуждающемуся» (Еф. 4. 28). Такой труд воспитывает душу и укрепляет тело человека, дает христианину возможность проявлять свою веру в богоугодных делах милосердия и любви к ближним (Мф. 5. 16; Иак. 2. 17). Всем памятны слова апостола Павла: «Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (2 Фес. 3. 10).
Этическое значение трудовых процессов постоянно подчеркивали отцы и учители Церкви. Так, Климент Александрийский называл труд «школой общественной справедливости». Святитель Василий Великий утверждал, что «намерение благочестия не должно служить предлогом лени и бегства от работы, а побуждением к еще большим трудам». А святой Иоанн Златоуст призывал считать «бесчестием не работу, но праздность». Пример трудового подвижничества явили иноки многих монастырей. Их хозяйственная деятельность во многом была образцом для подражания, а основатели крупнейших иноческих обителей имели, наряду с высочайшим духовным авторитетом, и славу великих тружеников. Широко известны примеры усердного труда преподобных Феодосия Печерского, Сергия Радонежского, Кирилла Белозерского, Иосифа Волоцкого, Нила Сорского и других русских подвижников.

VI.5. Церковь благословляет всякий труд, направленный ко благу людей; при этом не отдается предпочтения никакому из видов человеческой деятельности, если таковая соответствует христианским нравственным нормам. В притчах Господь наш Иисус Христос постоянно упоминает о разных профессиях, не выделяя ни одну из них. Он говорит о труде сеятеля (Мк. 4. 3–9), слуг и домоправителя (Лк. 12. 42–48), купца и рыбаков (Мф. 13. 45–48), управителя и работников в винограднике (Мф. 20. 1–16). Однако современность породила развитие целой индустрии, специально направленной на пропаганду порока и греха, удовлетворение пагубных страстей и привычек, таких, как пьянство, наркомания, блуд и прелюбодеяние. Церковь свидетельствует о греховности участия в такой деятельности, поскольку она развращает не только трудящегося, но и общество в целом.

VI.6. Работающий вправе пользоваться плодами своего труда: «Кто, насадив виноград, не ест плодов его? Кто, пася стадо, не ест молока от стада?.. Кто пашет, должен пахать с надеждою, и кто молотит, должен молотить с надеждою получить ожидаемое» (1 Кор. 9. 7,10). Церковь учит, что отказ в оплате честного труда является не только преступлением против человека, но и грехом перед Богом.
Священное Писание говорит: «Не обижай наемника… В тот же день отдай плату его… чтоб он не возопил на тебя к Господу, и не было на тебе греха» (Втор. 24. 14–15); «Горе тому, кто… заставляет ближнего своего работать даром и не отдает ему платы его» (Иер. 22. 13); «Вот, плата, удержанная вами у работников, пожавших поля ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа» (Иак. 5. 4).
Вместе с тем заповедь Божия повелевает трудящимся заботиться о тех людях, которые по различным причинам не могут сами зарабатывать себе на жизнь, – о немощных, больных, пришельцах (беженцах), сиротах и вдовах – и делиться с ними плодами труда, «чтобы Господь, Бог твой, благословил тебя во всех делах рук твоих» (Втор. 24. 19–22).
Продолжая на земле служение Христа, Который отождествил Себя именно с обездоленными, Церковь всегда выступает в защиту безгласных и бессильных. Поэтому она призывает общество к справедливому распределению продуктов труда, при котором богатый поддерживает бедного, здоровый – больного, трудоспособный – престарелого. Духовное благополучие и самосохранение общества возможны лишь в том случае, если обеспечение жизни, здоровья и минимального благосостояния всех граждан считается безусловным приоритетом при распределении материальных средств.

VII. Собственность

VII.1. Под собственностью принято понимать «общественно признанную форму отношения людей к плодам труда и естественным ресурсам. В число основных полномочий собственника обычно включают право владения и пользования, право управления и получения дохода, право на отчуждение, потребление, изменение или уничтожение объектов собственности.
Церковь не определяет прав людей на собственность. Однако материальная сторона человеческой жизни не остается вне ее поля зрения. Призывая искать прежде всего «Царства Божия и правды Его» (Мф. 6. 33), Церковь помнит и о потребностях в «хлебе насущном» (Мф. 6. 11), полагая, что каждый человек должен иметь достаточно средств для достойного существования. Вместе с тем Церковь предостерегает от чрезмерного увлечения материальными благами, осуждая тех, кто обольщается «заботами, богатством и наслаждениями житейскими» (Лк. 8. 14). В позиции Православной Церкви по отношению к собственности нет ни игнорирования материальных потребностей, ни противоположной крайности, превозносящей устремление людей к достижению материальных благ как высшей цели и ценности бытия. Имущественное положение человека само по себе не может рассматриваться как свидетельство о том, угоден или неугоден он Богу.

Отношение православного христианина к собственности должно основываться на евангельском принципе любви к ближнему, выраженному в словах Спасителя: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга» (Ин. 13. 34). Эта заповедь является основой нравственного поведения христиан. Она должна служить для них и, с точки зрения Церкви, для остальных людей императивом в сфере регулирования межчеловеческих отношений, включая имущественные.
По учению Церкви, люди получают все земные блага от Бога, Которому и принадлежит абсолютное право владения ими. Относительность права собственности для человека Спаситель многократно показывает в притчах: это или виноградник, данный в пользование (Мк. 12. 1–9), или таланты, распределенные между людьми (Мф. 25. 14–30), или имение, отданное во временное управление (Лк. 16. 1–13). Выражая присущую Церкви мысль о том, что абсолютным собственником всего является Бог, святитель Василий Великий спрашивает: «Скажи же мне, что у тебя собственного? Откуда ты взял и принес в жизнь?». Греховное отношение к собственности, проявляющееся в забвении или сознательном отвержении этого духовного принципа, порождает разделение и отчуждение между людьми.

VII.2. Материальные блага не могут сделать человека счастливым. Господь Иисус Христос предупреждает: «Берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения» (Лк. 12. 15). Погоня за богатством пагубно отражается на духовном состоянии человека и способна привести к полной деградации личности. Апостол Павел указывает, что «желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу. Ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям. Ты же, человек Божий, убегай сего» (1 Тим. 6. 9–11). В беседе с юношей Господь сказал: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною» (Мф. 19. 21). Затем Христос разъяснил эти слова ученикам: «Трудно богатому войти в Царство Небесное… удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие» (Мф. 19. 23–24). Евангелист Марк уточняет, что в Царство Божие трудно войти именно тем, кто уповает не на Бога, а на материальные блага, – «надеющимся на богатство» (Мк. 10. 24). Лишь «надеющийся на Господа, как гора Сион, не подвигнется, пребывает вовек» (Пс. 124. 1).
Впрочем, и богатый может спастись, ибо «невозможное человекам возможно Богу» (Лк. 18. 27). В Священном Писании не содержится порицания богатства как такового. Состоятельными людьми были Авраам и ветхозаветные патриархи, праведный Иов, Никодим и Иосиф Аримафейский. Владея значительным имуществом, не согрешает тот, кто использует его согласно с волей Бога, Которому принадлежит все сущее, и с законом любви, ибо радость и полнота жизни – не в приобретении и обладании, но в дарении и жертве. Апостол Павел призывает «памятовать слова Господа Иисуса, ибо Он Сам сказал: блаженнее давать, нежели принимать» (Деян. 20. 35). Святитель Василий Великий считает вором того, кто не отдает часть своего имущества в качестве жертвенной помощи ближнему. Эту же мысль подчеркивает святой Иоанн Златоуст: «Не уделять из своего имущества есть также похищение». Церковь призывает христианина воспринимать собственность как дар Божий, данный для использования во благо себе и ближним.
В то же время Священное Писание признает право человека на собственность и осуждает посягательство на нее. В двух из десяти заповедей Десятисловия прямо сказано об этом: «Не кради… Не желай дома ближнего твоего, не желай жены ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ничего, что у ближнего твоего» (Исх. 20. 15,17). В Новом Завете такое отношение к собственности сохранилось и приобрело более глубокое нравственное обоснование. В Евангелии об этом сказано так: «Заповеди: «не кради”… «не пожелай чужого”… и все другие заключаются в сем слове: «люби ближнего твоего, как самого себя”» (Рим. 13. 9).

VII.3. Церковь признает существование многообразных форм собственности. Государственная, общественная, корпоративная, частная и смешанные формы собственности в разных странах получили различное укоренение в ходе исторического развития. Церковь не отдает предпочтения ни одной из этих форм. При каждой из них возможны как греховные явления – хищение, стяжательство, несправедливое распределение плодов труда, так и достойное, нравственно оправданное использование материальных благ.
Все большую значимость приобретает интеллектуальная собственность, объектами которой являются научные труды и изобретения, информационные технологии, художественные произведения и другие достижения творческой мысли. Церковь приветствует творческий труд, направленный на благо общества, и осуждает нарушение авторских прав на интеллектуальную собственность.
Вообще отторжение и передел собственности с попранием прав ее законных владельцев не могут быть одобрены Церковью. Исключением может быть такое отторжение собственности на основе соответствующего закона, которое, будучи обусловлено интересами большинства людей, сопровождается справедливой компенсацией. Опыт отечественной истории показывает, что нарушение этих принципов неизбежно приводит к социальным потрясениям и страданиям людей.
В истории христианства объединение имущества и отказ от личных собственнических устремлений были характерны для многих общин. Такой характер имущественных отношений способствовал укреплению духовного единства верующих и во многих случаях был экономически эффективным, примером чему могут служить православные монастыри. Однако отказ от частной собственности в первоапостольской общине (Деян. 4. 32), а позднее в общежительных монастырях носил исключительно добровольный характер и был связан с личным духовным выбором.

VII.4. Особую форму собственности представляет имущество религиозных организаций. Она приобретается различными путями, однако основным компонентом ее формирования является добровольная жертва верующих людей. Согласно Священному Писанию, жертва является святой, то есть в прямом смысле принадлежащей Господу; жертвователь подает Богу, а не священнику (Лев. 27. 30, Ездр. 8. 28). Жертва – это добровольный акт, совершаемый верующими в религиозных целях (Неем. 10. 32). Жертва призвана поддерживать не только служителей Церкви, но и весь народ Божий (Флп. 4. 14–18). Жертва, как посвященная Богу, неприкосновенна, а всякий похищающий ее должен возвратить больше, чем похитил (Лев. 5. 14–15). Пожертвование стоит в ряду основных заповедей, данных человеку Богом (Сирах. 7. 30–34). Таким образом, пожертвования являются особым случаем экономических и социальных отношений, а потому на них не должны автоматически распространяться законы, регулирующие финансы и экономику государства, в частности, государственное налогообложение. Церковь заявляет, что если тот или иной ее доход носит предпринимательский характер, то он может быть облагаем налогами, но любые посягательства на пожертвования верующих являются преступлением перед людьми и Богом.

Полные тексты документов Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви размещены на официальном сайте Московского Патриархата в сети Интернет: http://www.russian-orthodox-church.org.ru, а также опубликованы в №8 «Информационного бюллетеня ОВЦС МП».

Документ принят на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 29 ноября — 2 декабря 2017 года.

Брак есть установленный Богом союз мужчины и женщины (Быт. 2:18-24; Мф. 19:6). По слову апостола Павла, брак подобен союзу Христа и Церкви: «Муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее. <…> Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть» (Еф. 5:23-25, 31).

I. Условия вступления в церковный брак и препятствия к совершению таинства Брака

Вступление в церковный брак (венчание) предполагает открытое и свободное волеизъявление мужчины и женщины, выраженное перед Церковью, представленной священнослужителем, совершающим таинство.

Вследствие заключения брака между мужем и женой возникают нравственные обязанности, а также юридические и экономические права как по отношению друг ко другу, так и по отношению к детям.

«Брак есть союз мужчины и женщины, общность всей жизни, соучастие в божеском и человеческом праве» — гласит принцип римского права, вошедший и в славянские церковные правовые источники (Кормчая, гл. 49). В связи с этим церковное браковенчание в тех странах, где оно не влечет за собой гражданско-правовых последствий, совершается после государственной регистрации брака. Такая практика имеет основание и в жизни древней Церкви. В эпоху гонений христиане не допускали компромиссов с государственной языческой религией и предпочитали мученическую смерть участию в языческих обрядах. Однако и в этот исторический период они вступали в брак таким же образом, как и остальные подданные римского государства. «Они (то есть христиане) заключают брак, как и все», ― говорит еще во II веке автор послания к Диогнету (V глава). При этом браки христиан, как и все прочие важные дела, совершались с благословения епископа: «А те, которые женятся и выходят замуж, должны вступать в союз с согласия епископа, чтобы брак был о Господе, а не по похоти. Пусть все будет во славу Божью» (свт. Игнатий Богоносец. Послание к Поликарпу, V).

Совершение венчания до государственной регистрации брака допускается исключительно по благословению епархиального архиерея и в особых случаях, например, по причине подтвержденного медицинскими документами тяжелого заболевания, могущего привести к скорой кончине, или ввиду предстоящего участия в военных, а также иных действиях, связанных с риском для жизни, и при условии, что государственная регистрация брака в желаемые сроки невозможна.

В ситуациях, требующих безотлагательного решения о венчании до государственной регистрации брака, священнослужитель может самостоятельно принять таковое решение с последующим докладом о том епархиальному архиерею.

Не признается возможным венчание браков, зарегистрированных в соответствии с государственным законодательством, но не соответствующих каноническим нормам (например, при превышении допустимого церковными правилами количества предшествующих браков одним из желающих венчаться или при наличии между лицами, желающими венчаться, недопустимых степеней родства). Церковь категорически не признаёт и не признает союзы лиц одного пола в качестве брака вне зависимости от признания или непризнания таковых гражданским законодательством, а также другие формы сожительства, не соответствующие ранее данному определению брака как союза между мужчиной и женщиной.

Церковь благословляет браки тех лиц, которые осознанно приступают к этому Таинству. В современных церковных документах предписано: «По причине невоцерковленности большинства вступающих в церковный брак представляется необходимым установить перед таинством Брака обязательные подготовительные беседы, во время которых священнослужитель или катехизатор-мирянин должен разъяснить вступающим в брак важность и ответственность предпринимаемого ими шага, раскрыть христианское понимание любви между мужчиной и женщиной, объяснить смысл и значение семейной жизни в свете Священного Писания и православного учения о спасении»1. Священнослужителю также следует рекомендовать желающим вступить в брак исповедоваться и причаститься Святых Христовых Таин в преддверии венчания.

Таинство Брака не может быть совершено над человеком, отрицающим основополагающие истины христианской веры и нравственности.

Церковь также не разрешает венчать следующих лиц:

а) уже состоящих в ином браке, церковном или зарегистрированном государственными органами власти;

б) находящихся между собой в кровном родстве по прямой линии независимо от степени родства (Трул. 54, Вас. Вел. 87, указ Святейшего Синода от 19 января 1810 года);

в) находящихся между собой в кровном родстве по боковой линии (в том числе единокровном и единоутробном) до четвертой степени включительно; браки в пятой и шестой степени бокового кровного родства могут быть совершены с благословения епархиального архиерея (там же);

г) находящихся между собой в тех видах свойства, на которые указано в Трул. 54: «отец и сын с матерью и дочерью, или отец и сын с девами двумя сестрами, или мать и дочь с двумя братьями, или два брата с двумя сестрами»; предусмотренные решениями Святейшего Синода (XVIII-XX вв.) запреты на вступление в брак при иных видах свойства применяются по усмотрению епархиального архиерея;

д) состоящих в духовном родстве:

  • восприемника с им воспринятой во Святом Крещении, восприемницу с ею воспринятым (указ Святейшего Синода от 19 января 1810 года);
  • восприемника с матерью воспринятого, а также восприемницу с отцом воспринятой (Трул. 53, указы Святейшего Синода от 19 января 1810 года, от 19 апреля 1873 года и от 31 октября 1875 года).

е) ранее состоявших в трех браках (учитываются браки как венчанные, так и не венчанные, но получившие государственную регистрацию), в которых желающий вступить в новый брак состоял после принятия им Святого Крещения;

ж) состоящих в духовном сане, начиная с посвященных в иподиаконский чин;

з) монашествующих;

и) не достигших брачного возраста согласно государственному законодательству, с учетом исключений, предусмотренных этим законодательством;

к) признанных недееспособными в установленном законом порядке в связи с психическим расстройством, хотя в исключительных случаях епархиальный архиерей может принять решение о возможности вступления таких пар в церковный брак;

л) осуществивших так называемую смену пола;

м) удочеривших с удочеренными, усыновивших с усыновленными, приемных родителей с приемными детьми.

Недопустимо совершение венчания при отсутствии свободного согласия обеих сторон.

В тех случаях, когда священнослужитель затрудняется определить наличие или отсутствие препятствий к совершению таинства Венчания, он должен либо самостоятельно обратиться к епархиальному архиерею, либо предложить желающим венчаться обратиться к епархиальной власти за разрешением возникшего недоумения и дозволением на совершение венчания.

Браки между восприемниками могут совершаться по благословению епархиального архиерея (с учетом указу Святейшего Синода от 31 декабря 1837 года).

II. Признание церковного брака недействительным

Освящение брака, совершенное по ошибке (например, при незнании о наличии препятствий) или злоумышленно (например, при наличии установленных церковным законодательством препятствий) может быть епархиальным архиереем признано недействительным.

Исключение составляют венчания, совершенные при наличии таких препятствий, которые могут быть преодолены благословением архиерея (см. пункт в перечня выше), или при недостижении одним из венчанных брачного возраста при условии, что ко времени обнаружения данного обстоятельства брачный возраст был уже достигнут или если в таком браке родился ребенок.

В тех случаях, когда супруги, находящиеся в зарегистрированном браке, принимают православие через таинство Крещения или через чин присоединения, их брак может быть венчан, если к тому нет канонических препятствий.

Церковный брак может быть признан недействительным по заявлению одного из супругов в случае неспособности другого супруга к брачному сожительству по естественным причинам, если таковая неспособность началась до совершения брака и при этом была не известна другой стороне, а также если она не обуславливается преклонным возрастом. В соответствии с определением Всероссийского Церковного Собора 1917-1918 гг. обращение по этому поводу к епархиальной власти может быть принято к рассмотрению не ранее, чем через два года со времени совершения брака, причем «указанный срок не обязателен в случаях, когда неспособность супруга несомненна»2.

В отношении православных христиан, состоящих в зарегистрированном браке, не освященном таинством, священнослужителям следует руководствоваться определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 28–29 декабря 1998 года о недопустимости практики лишения Причастия лиц, живущих в невенчанном браке, и отождествления такового брака с блудом. Следует иметь особое пастырское попечение о таких людях, разъясняя им необходимость благодатной помощи, испрашиваемой в таинстве Брака.

III. Браки с инославными христианами

Древние церковные каноны (Трул. 72, Лаод. 31) ради защиты Церкви от распространения ереси запрещали православным христианам вступать в брак с еретиками. Этот подход и ныне должен применяться по отношению к членам еретических и раскольнических сообществ, враждебных Церкви и создающих угрозу ее единству.

Иной подход, основанный на принципе икономии, применяется в отношении браков с представителями тех инославных сообществ, которые не враждебны Православной Церкви. Этот подход, отраженный в постановлениях синодального периода, подытожен в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви: «Исходя из соображений пастырской икономии, Русская Православная Церковь как в прошлом, так и сегодня находит возможным совершение браков православных христиан с католиками, членами Древних Восточных Церквей и протестантами, исповедующими веру в Триединого Бога, при условии благословения брака в Православной Церкви и воспитания детей в православной вере. Такой же практики на протяжении последних столетий придерживаются в большинстве Православных Церквей»3.

Благословение епархиального архиерея на вступление в такой брак может быть преподано православной стороне в ответ на письменное прошение, которое должно сопровождаться согласием неправославной стороны на то, чтобы дети были воспитаны в православной вере.

Тот же подход применяется в отношении венчания православных христиан со старообрядцами.

IV. Браки с нехристианами

Не освящаются венчанием браки, заключенные между православными и нехристианами (Халк. 14). Это связано с попечением Церкви о христианском возрастании вступающих в брак: «Общность веры супругов, являющихся членами тела Христова, составляет важнейшее условие подлинно христианского и церковного брака. Только единая в вере семья может стать «домашней Церковью» (Рим. 16:5; Флм. 1:2), в которой муж и жена совместно с детьми возрастают в духовном совершенствовании и познании Бога. Отсутствие единомыслия представляет серьезную угрозу целостности супружеского союза. Именно поэтому Церковь считает своим долгом призывать верующих вступать в брак «только в Господе» (1 Кор. 7:39), то есть с теми, кто разделяет их христианские убеждения»4.

В то же время к лицам, состоящим в браке с нехристианами, Церковь может проявлять пастырское снисхождение, заботясь о том, чтобы они сохраняли связь с православной общиной и могли воспитывать в Православии своих детей. Священник, рассматривая каждый отдельный случай, должен помнить слова апостола Павла: «Если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим» (1 Кор. 7:12-14).

V. Признание церковного брака утратившим каноническую силу

Брачный союз прекращается смертью одного из супругов: «Жена связана законом, доколе жив муж ее; если же муж ее умрет, свободна выйти за кого хочет, только в Господе» (1 Кор. 7:39).

При жизни супругов их союз должен быть нерушимым по слову Спасителя: «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19:6). В то же время, основываясь на евангельском учении, Церковь признает возможность прекращения брака при жизни обоих супругов в случае прелюбодеяния одного из них (Мф. 5:32; 19:9). Признание церковного брака утратившим каноническую силу также возможно при наличии обстоятельств, которые влияют на брачный союз столь же разрушительно, как и прелюбодеяние, или которые могут быть уподоблены смерти одного из супругов.

В настоящее время Русская Православная Церковь на основании священных канонов, определения Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 годов «О поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью», а также Основ социальной концепции Русской Православной Церкви считает допустимыми для рассмотрения вопроса о признании церковного брака утратившим каноническую силу следующие поводы:

а) отпадение одного из супругов от Православия;

б) прелюбодеяние одного из супругов (Мф. 19:9) и противоестественные пороки;

в) вступление одного из супругов в новый брак в соответствии с гражданским законодательством;

г) неспособность одного из супругов к брачному сожитию, явившаяся следствием намеренного самокалечения;

д) заболевание одного из супругов, которое при продолжении супружеского сожительства может нанести непоправимый вред другому супругу или детям;

е) медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания супруга, при его отказе от лечения и исправления образа жизни;

ж) безвестное отсутствие одного из супругов, если оно продолжается не менее трех лет при наличии официального свидетельства уполномоченного государственного органа; указанный срок сокращается до двух лет после окончания военных действий для супругов лиц, пропавших без вести в связи с таковыми, и до двух лет для супругов лиц, пропавших без вести в связи с иными бедствиями и чрезвычайными происшествиями;

з) злонамеренное оставление одного супруга другим (длительностью не менее года);

и) совершение женой аборта при несогласии мужа или принуждение мужем жены к аборту;

к) надлежащим образом удостоверенное посягательство одного из супругов на жизнь или здоровье другого супруга либо детей;

л) неизлечимая тяжкая душевная болезнь одного из супругов, наступившая в течение брака, подтверждаемая медицинским свидетельством и устраняющая возможность продолжения брачной жизни.

При наличии одного из перечисленных выше оснований одна из сторон может обратиться к епархиальной власти с просьбой рассмотреть вопрос о признании ее церковного брака утратившим каноническую силу. Священнослужителям вменяется в обязанность всячески увещевать лиц, ищущих развода, не принимать поспешных решений, но, по возможности, примириться и сохранить свой брак. Наличие решения светских органов власти о расторжении брака не является препятствием для вынесения церковной властью самостоятельного суждения и собственного решения по долгу пастырского попечения, в соответствии с церковными канонами, а также нормами, содержащимися в настоящем документе.

По исследовании вопроса епархиальный архиерей5 может выдать свидетельство о признании данного брака утратившим каноническую силу и о возможности для невиновной стороны венчаться вторым или третьим браком. Виновной стороне такая возможность также может быть предоставлена после принесения покаяния и исполнения епитимии.

Фактическое рассмотрение дел и выдачу упомянутых свидетельств может, по благословению епархиального архиерея, осуществлять специальная комиссия, состоящая из пресвитеров и, по возможности, возглавляемая викарным архиереем, если таковой имеется в епархии. Также эти функции могут быть возложены на епархиальный церковный суд. Дела рассматриваются комиссией или судом коллегиально, а при необходимости ― с выслушиванием сторон. К полномочиям комиссии (епархиального суда) относится подтверждение виновности (невиновности) каждой стороны.

Решение о признании церковного брака утратившим каноническую силу принимается в епархии по месту фактического проживания супругов. В случае проживания супругов в разных епархиях вопрос должен рассматриваться в той епархии, где проживает супруг инициирующий развод.

В случае намерения одного из супругов принять монашеский постриг и направления соответствующего прошения епархиальному архиерею церковный брак может быть признан утратившим каноническую силу при соблюдении следующих условий:

1) наличие письменного согласия другого супруга;

2) отсутствие несовершеннолетних детей или иных лиц, находящихся на иждивении супруга, намеревающегося принять монашество.

Постриг, совершенный без соблюдения этих условий, может быть признан недействительным, а последствия его регулируются Положением о монастырях и монашестве.

Приложение

О кровном родстве

В кровном родстве по боковой линии состоят:

  • во второй степени — родные братья и сестры, в том числе единокровные и единоутробные (здесь и далее);
  • в третьей степени — дяди и тети с племянниками и племянницами;
  • в четвертой степени —
    двоюродные братья и сестры между собой;
    двоюродные дедушки и бабушки с внучатыми племянниками и племянницами (то есть с внуками или внучками своих родных братьев или сестер);
  • в пятой степени —
    данное лицо с детьми своих двоюродных братьев или сестер;
  • в шестой степени —
    троюродные братья и сестры между собой;
    данное лицо с внуками и внучками своих двоюродных братьев или сестер.

― См. документ «О религиозно-образовательном и катехизическом служении в Русской Православной Церкви». II, 2.

― Определения Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. «О поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью», п. 10.

― Основы социальной концепции, Х.2.

― Основы социальной концепции, Х.2.

― «Осуществляя наблюдение за каноническим порядком и церковной дисциплиной, епархиальный архиерей … в соответствии с канонами решает вопросы, возникающие при заключении церковных браков и разводов» (Устав Русской Православной Церкви, глава XV, 19, г).

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *