Корсунская легенда

КОРСУНСКАЯ ЛЕГЕНДА

Корсунская легенда — древнерусское предание о крещении князя Владимира Святославича в крымском Херсонесе (слав. Корсунь, в черте совр. Севастополя).

К. л. отразилась в Повести временных лет в статье под 988/9 (6496) годом и в житиях св. Владимира, а также сохранилась в некоторых самостоятельных редакциях: «Слове, како крестися Владимир, возмя Корсунь» в так называемом Житии св. Владимира особого состава. Летописный вариант в главных чертах сводится к следующему. Решив с дружиной принять крещение, Владимир «иде с вои на Корсунь, град гречьскии», осаждает его и захватывает в результате предательства некоего Анастаса Корсунянина. Князь шлет послов в Константинополь (Царьград), требуя отдать за него Анну, сестру тогдашних византийских императоров Василия II Болгаробойцы и Константина VIII. Напуганные угрозами Владимира двинуться походом против Константинополя, они уговаривают сестру выйти за киевского князя при условии крещения последнего. Владимир отвечает согласием, Анна со священниками прибывает в Корсунь, где происходит сначала крещение князя местным епископом, а потом его бракосочетание с византийской царевной. Затем Владимир с супругой, греческими священниками и Анастасом возвращается в Киев, где ниспровергает языческих кумиров и велит креститься киевлянам. К. л. в составе пространного Жития св. Владимира, в целом более краткая, текстологически явно сходна с летописной, хотя имеет и ряд существенных отличий. Так, в Житии добавлено, что осада Корсуни длилась 9 месяцев; согласно Житию, Владимир принял крещение в церкви Св. Иакова, тогда как согласно Повести временных лет — в церкви Св. Василия; в Житии отсутствует наставление Владимиру корсунского епископа, состоящее из Символа веры, предостережения против «учения от Латын» и справки о семи Вселенских соборах, причем Символ веры содержит некоторые явно арианские формулировки («Сын подобносущен… Отьцу»), происхождение которых до сих пор остается неясным.

Согласно господствующей в науке точке зрения А. А. Шахматова, К. л. представляет собой литературную обработку фольклорного сказания, осуществленную ближе к концу XI в. Действительно, «Слово, како крестися Владимир», которое прямо (Н. К. Никольский) или опосредованно (А. А. Шахматов) отражает текст, первоначальный по отношению к летописному, и Житие особого состава не только существенно отличаются от редакции К. л. в Повести временных лет, но и явно выдают свои фольклорные истоки. Так, в последнем взять Корсунь Владимиру помог не Анастас, а варяг Жберн (Ижберн); по взятии города Владимир убил «князя корсуньского и со княгинею», насильно овладел их дочерью, после чего отдал ее за Ижберна, которого поставил наместником в Корсуне, и т. п. Такое происхождение К. л. бросает тень на ее историческую достоверность. Хотя факт взятия Владимиром Корсуни бесспорен (хотя о целях его в современной историографии идет спор) и летописный рассказ приводит целый ряд связанных с этим подлинных топографических реалий, приурочение именно к Корсуни крещения киевского князя вызывает сомнения. Дело не только в том, что в более ранних, нежели Повесть временных лет, текстах, затрагивающих тему крещения Владимира (в похвале Владимиру из Слова о законе и благодати Илариона 1040-х или в Чтении о свв. Борисе и Глебе Нестора, вероятно, 1080-х), о Корсуни ничего не говорится. Важнее, что во фрагментах древней летописи в составе Памяти и похвалы Иакова Мниха взятие Корсуня прямо датировано «третьим летом» после крещения. Неоднозначность древнерусской традиции относительно места и времени крещения Владимира отмечал и составитель Повести временных лет, сам придерживавшийся «корсунской версии»: «Не сведуще право глаголють, яко крьстилъся есть в Киеве, и ини же реша в Василеви, друзии же инако скажють» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 111; Т. 2. Стб. 97).

Ист.: Полное собрание русских летописей. Т. 1. Стб. 109—121; Т. 2. Стб. 94—106; Шахматов А. А.Корсунская легенда (см. в разделе Лит.). С. 1074—1077 (46—49 в отд. отт.) (Житие особого состава); Никольский Н. К. Материалы для истории древнерусской духовной письменности. СПб., 1907. С. 8—21 (Сб. Отделения русского языка и словесности. Т. 82. № 4) («Слово о том, како крестися Владимир, возма Корсунь»); Серебрянский Н. И. Древнерусские княжеские жития: Обзор редакций и тексты. М., 1915. С. 14—26.

Лит.: Никольский Н. К. К вопросу об источниках летописного сказания о Владимире // Христианское чтение. 1902. Июль. С. 89—106; Шахматов А. А.Корсунская легенда о крещении Владимира // Сб. статей, посвященных… В. И. Ламанскому по случаю пятидесятилетия его ученой деятельности. Т. 2. СПб., 1906. С. 1029—1153 (и отд. отт.: СПб., 1906); Шахматов А. А. Разыскания о древнейших русских летописных сводах. СПб., 1908. С. 133—161; Подскальски Г. Христианство и богословская литература в Киевской Руси (988—1237 гг.) / Пер. с нем. А. В. Назаренко. СПб., 1996. С. 198—207; Карпов А. Ю. Владимир Святой. М., 1997. С. 213—250; Мюллер Л. Рассказ «Повести временных лет» о крещении Владимира Святославича // Мюллер Л. Понять Россию: Историко-культурные исследования. М., 2000. С. 60—70; Назаренко А. В. Владимир Святославич // Православная энциклопедия. Т. 8. М., 2004. С. 690—718.

«Выбор веры».

Летопись рассказывает о выборе веры князем Владимиром, к которому приходили представители всех религий. Ислам был отвергнут из-за запрета на спиртное, иудаизм — из-за того, что исповедовавшие его евреи лишились своего государства и рассеялись по всей земле. Наиболее убедительными показались князю аргументы византийского священника.

Отправленные в другие страны послы Владимира также нашли лучшей византийскую церковную службу. Было принято решение о крещении Руси по византийскому обряду.

Скорее всего, этот рассказ — легенда, цель которой состоит в том, чтобы подчеркнуть превосходство православия над другими религиями. (Летопись создана в XI-XII вв.)

Подлинная причина перехода именно в христианство, причем в его восточном (православном) варианте заключается в существовании прочных связей Руси с Византией, особенно в связи с торговлей по пути «Из Варяг в Греки». Еще в середине Хвека (при Игоре и особенно при Ольге) в Киеве жили христиане, построившие даже свою церковь.

История крещения Владимира (Корсунская легенда).

Крещение Руси оказалось связано с внутриполитическим кризисом в Византийской империи.

Византийские императоры Константин и Василий просили у Владимира помощи против мятежника Варды Фоки. Владимир обещал помощь при условии, что императоры отдадут ему в жены свою сестру Анну. Императоры согласились, но потребовали, чтобы князь крестился. После разгрома Фоки они не спешили выполнять обещание. Тогда Владимир захватил город Херсонес (ныне — в черте Севастополя) и пригрозил захватом Константинополя. Императорам пришлось согласиться не только на замужество сестры, но и на то, чтобы Владимир был крещен не в Константинополе, а в Херсонесе священниками из свиты царевны. По возвращении в Киев Владимир крестил киевлян в р. Почайне и уничтожил языческие идолы. Статую Перуна привязали к хвосту коня, сволокли к Днепру и сбросили в реку. Так было продемонстрировано бессилие идолов — бессилие язычества. Крещение Владимира и киевлян, состоявшееся в 988году, положило начало широкому распространению христианства на Руси.

Легенда о крещении Руси

Майорова Екатерина. Реформы и дипломатия княгини Ольга

Византийская империя Власть государственная Власть политическая Восстание древлян Восточные славяне Города восточных славян Государство Десятинная церковь Епископ Император Календарная обрядность восточных славян Князь Купечество Личность Миниатюра Налоги Насильственная христианизация Норманны Отношения социальные Политика налоговая Священная Римская империя Славяне Тиверцы Уличи «Уроки» и «погосты» Христианство Игорь Святослав 945 955 957 957 961 961 962 964 969 1007

Легенда о крещении Руси — надоело князю Владимиру Святославичу язычником быть, волхвов и кудесников разных слушать. В 986 приезжали к нему волжские болгары, восхваляя магометанство (волжские болгары окончательно приняли ислам в 992 при хане Алмасе),

Великий князь Владимир выбирает веру. Иван Эггинк (1787-1867)

немцы-католики от папы римского из Ватикана, хазарские евреи-иудеи и греческий философ с православным учением. Владимир всех выслушал и отослал всех, кроме грека, с которым долго беседовал и отпустил его с дарами и почестями. На следующий год князь послал в разные страны послов посмотреть, кто как служит Богу. Более всего послы были поражены благолепием греческого богослужения. Это и решило дело. Владимир Святославович решил, что веру надо завоёвывать и брать рукою победителя, и осадил греческий город Корсунь, обещав креститься после взятия. Город он действительно взял, да креститься не спешил, отправив послание в Царьград к царям-братьям Василию и Константину с угрозой идти на них и требуя в жёны их сестру Анну. Те ответили, что царевну за «поганого» замуж выдать не могут. Тогда Владимир ответил, что готов креститься. Цари выслали в Корсунь Анну и с нею духовенство, которое крестило русского князя и венчало его с царевной.

Князь Владимир. Выбор веры

Помирясь после этого с греками и вернув им Корсунь, он возвратился с духовенством в Киев и приступил к крещению Руси в православную греческую веру. Народ крестили на берегах Днепра и его притока Почайны. Кумиров старых богов повергли наземь и бросили в реку, а на их местах поставили церкви. Так происходило и в др.городах. Скорее всего, этот рассказ — легенда, цель которой состояла в том, чтобы подчеркнуть превосходство православия над др. религиями. Подлинная причина перехода именно в христианство, причём в его восточном (православном) варианте, заключалась в существовании прочных связей, особенно торговых, Руси с Византией. Ещё в с.X в. (при Игоре и, особенно, при Ольге) в Киеве жили христиане, построившие даже свою церковь.

Крещение и культура Киевской Руси. IX-XIII вв.

Великий князь Владимир Святославич с сыновьями. Роспись Грановитой палаты Московского Кремля. 1882. Выполнена по описанию росписей XVI-XVII вв., сделанному Симоном Ушаковым

Блага Бог Булгарское царство Ватикан Вера Византийская империя Волхвы Восточные славяне Города восточных славян Действие социальное Ислам Иудаизм Католицизм Киев Князь Корсунская история Крещение Руси Православие Русь Священная Римская империя Славяне Торговля международная Философия Хазары Христианство Царь Церковь Язычество Владимир Святославич Игорь Рюрикович (Старый) Ольга 986 992

28. ОСАДА КОРСУНЯ ВЛАДИМИРОМ И КРЕЩЕНИЕ РУСИ

Из «Повести Временных лет» по «Лаврентьевскому списку», СПБ 1910.

В лето 6496, иде Володимер с вой на Корсунь2, град гречьский, и затворишася корсуняне в граде; и ста Володимер об он пол города в лимени3, дали града стрелище едино4, и боряхуся крепко из града, Володимер же обьстоя5 град. Изнемогаху в граде людье, и рече Володимер к гражаном: «аще ся не вдасте, имам стояти и за 3 лета». Они же не послушаша того. Володимер же изряди воа своа, и повеле приспу сыпати6 к граду. Сим же спущим7, корсуняне, подъкопавше стену градьскую, крадуще сыплемую перьсть, и ношаху к собе в град, сыплюще посреде града; воини же присыпаху боле, а Володимер стояше. И мужь корсунянин стрели, имянем Настас, напсав8 сице на стреле: «кладязи, яже суть за тобою от въстока, ис того вода идеть по трубе, копав перейми». Володимер же, се слышав, возрев на небо, рече «аще се ся сбудеть, и сам ся крещю». И ту абье повеле копати преки9 трубам, и преяша воду; людье изнемогоша водною жажею и предашася. Вниде Володимер в град и дружина его, и посла Володимер ко царема, Василью и Костянтину10, глаголя сице: «се град ваю славный взях; слышю же се, яко сестру имата девою, да аще ее не вдаста за мя, створю граду вашему, якоже и сему створих». И слышаста царя, быста печальна и въздаста весть, сице глаголюща: «не достоить хрестеяном за поганыя11 даяти; аще ся крестиши, то и се получишь, и царство небесное приимеши, и с нами единоверник будеши; аще ли сего не хощеши створити, не можем дата сестры своее за тя». Си слышав Володимер, рече посланым от царю: «глаголите царема тако: яко аз крещюся, яко испытах преже сих дний закон вашь, и есть ми люба вера ваша и служенье, еже бо ми споведаша послании нами мужи». И си слышавша царя рада быста, и умолиста сестру свою, имянем Аньну, и посласта к Володимеру, глаголюща: «крестися, и тогда послеве сестру свою к тебе». Рече же Володимер: «да пришедъше с сестрою вашею крестять мя». И послушаста царя посласти сестру свою, сановники некия и прозвутеры12; она же не хотяше ити: «яко в полон»13, рече, «иду, луче бы ми еде умрете». И реста ей брата: «еда како обратить бог тобою Рускую землю в покаянье, а Гречаськую землю избавишь от лютыя рати; видиши ли, колько зла створиша Русь греком? и ныне аще не идеши, тоже имут створити нам»; и одва ю принудиша. Она же, седъши в кубару14, целовавши ужики15 своя с плачем, поиде крес море; и приде к Корсуню, и изидоша корсуняне с поклоном, и въведоша ю в град, и посадиша ю в полате…

Епископ же Корсуньский с попы царицины, огласив, крести Володимира… Се же видсвше дружина его, мнози крестишася. Крести же ся в церкви святаго Василья, и есть цери та стоящи в Корсуне граде, на месте посреди града, идеже торг деють корсуняне; полата же Володимеря с края церкве стоить и де сего дне, а царицина полата за олтарем. По крещеньи же приведе царицю на браченье. Се же, не сведуще право16, глаголють, яко крестилъся есть в Киеве; инии же реша: Василеве; друзии же инако скажють…

Володимер… приде Киеву. Яко приде17, повеле кумиры испроврещи, овы исещи, а другия огневи предати; Перуна же повеле привязати коневи к хвосту и влеши с горы по Боричеву на Ручай18, 12 мужа пристави тети19 жезльем…

Влекому же ему по Ручаю к Днепру, плакахуся его невернии людье, еще бо не бяху прияли святаго крещенья; и привлекше, вринуша и20 в Днепр. И пристави Володимер, рек: «аще кде пристанеть, вы отревайте21 его от берега, дондеже порогы проидеть; то тогда охабитеся его»22. Они же повелевая створиша. Яко пустиша и, пройде сквозе порогы, изверже и ветр на рень, и оттоле прослу Перуня Рень23, якоже и до сего дне словеть. Посемь же Володимир посла по всему граду, глаголя: «аще не обрящеться кто реце, богат ли, ли убог, или нищь, ли работник, противен мне да будеть»…

И повеле рубити церкви и поставляти по местом, идеже стояху кумиры; и постави церковь святаго Василья на холме, идеже стояше кумир Перун и прочий, идеже творяху потребы24 князь и людье; и нача ставити по градом церкви и попы и люди на крещенье приводити по всем градом и селом. Послав нача поимати у нарочитые чади дети, и даяти нача на ученье книжное; матере же чад сих плакахуся по них, еще бо не бяху ся утвердили верою, но акы по мертвых плакахуся.

ОСАДА КОРСУНЯ ВЛАДИМИРОМ И КРЕЩЕНИЕ РУСИ(Перевод)

В 988 году пошел Владимир с воинами на Корсунь, город греческий, и заперлись корсуняне в городе. И остановился Владимир на другой стороне города у залива на расстоянии полета стрелы от города; крепко бились из города. Владимир осадил город. Изнемогали в городе люди, и сказал Владимир горожанам: «Если не сдадитесь, буду стоять больше 3 лет». Они не послушали его. Владимир изготовил к бою своих воинов и велел сыпать насыпь к городу. Когда осаждающие делали насыпь, корсуняне, сделав подкоп под городской стеной, крали насыпаемую землю и уносили к себе в город, ссыпая посредине города. Воины насыпали еще больше, а Владимир стоял. И вот муж корсунянин, именем Анастас, пустил стрелу, так написав на стреле: «Из колодца, который за тобой от востока, идет вода по трубе (в город); раскопай и перейми (воду)». Владимир, услыхав это, взглянул на небо и сказал: «Если это сбудется, крещусь сам». Тотчас велел копать поперек труб и перехватил воду. Люди изнемогли от жажды и сдались. Вошел в город Владимир и дружина его. И послал Владимир к царям Василию и Константину сказать так: «Вот я взял ваш славный город. Слышал я, что у вас сестра девица, если не отдадите ее за меня, то сделаю с вашим городом, что сделал с этим». Услышали цари, опечалились и послали ответ в таких словах: «Не подобает христианам отдавать за язычников. Если крестишься, то и это получишь, и царство небесное примешь и с нами одной веры будешь. Если же не хочешь этого сделать, то не можем отдать своей сестры за тебя».

Услыхав это, Владимир сказал посланным от царей: «Скажите царям так: я крещусь, потому что прежде этого испытал ваш закон, и ваша вера и служение любы мне, как рассказывали мне посланные наши мужи». Услышавши это, цари обрадовались и уговорили сестру свою, по имени Анну, и послали к Владимиру сказать: «Крестись, и тогда пошлем сестру свою к тебе». А Владимир сказал: «Пришедшие с вашею сестрою пусть крестят меня». И послушались цари и послали сестру свою, некоторых сановников и священников. Она же не хотела идти: «Как в плен— говорила, — иду, лучше мне здесь умереть». И сказали ей братья: «Если приведет через тебя бог Русскую землю к покаянию, то и Греческую землю избавишь от лютой войны: видишь, сколько зла причинила Русь грекам? И теперь, если не пойдешь, то же самое сделают нам». И едва ее заставили. Она села на корабль, с плачем поцеловала своих родных и поехала через море. И приехала к Корсуню, и вышли корсуняне с поклоном, ввели ее в город и посадили ее в палате…

Епископ Корсунский с попами царицы (царевны) сделал оглашение и крестил Владимира… Дружина его видела это, и многие крестились. Крестился он в церкви святого Василия; стоит церковь та в городе Корсуни на месте посредине города, где у корсунян происходит торг. Дворец же Владимира стоит у края церкви до сего дня, а дворец царицы (царевны) — за алтарем. После крещения привели царицу (царевну) к венцу. Одни, не знающие истины, говорят, что Владимир крестился в Киеве, другие — в Василеве, третьи же иначе говорят…

Когда (Владимир) пришел (в Киев), повелел ниспровергнуть кумиры, — одни изрубить, а другие предать огню. А Перуна повелел привязать к хвосту коня и стащить с горы по Боричеву въезду в Ручей (Почайну) и приставил 12 мужей толкать Перуна шестами… Когда влекли Перуна по Ручью к Днепру, неверующие люди оплакивали его… И приволочивши Перуна, ввергли его в Днепр. И Владимир приставил (людей), сказав: «Если где пристанет, отталкивайте его от берега, пока не пройдет порогов; а тогда бросьте его». Эти люди сделали, как было поведено. Когда они пустили Перуна, и он прошел сквозь пороги, выкинуло его ветром на отмель; и от этого прослыла она, как отмель Перуна, как слывет и до сего дня.

После этого Владимир послал по всему городу со словами: «Кого не окажется завтра на реке, богатого ли, убогого ли, нищего или раба, тот идет против меня»…

Владимир повелел строить церкви и ставить в тех местах где стояли кумиры. Церковь св. Василия поставил на холме, где стоял кумир Перуна и другие церкви, где приносили жертвы князь и люди. И начал Владимир ставить по городам церкви и попов а людей заставлял креститься по всем городам и селам И стал брать у нарочитых людей их детей и отдавать их в книжное учение. А матери плакали по ним, как по мертвым…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

  1. Другое название «Память и похвала князю русскому Владимиру»:
  2. Владимир умер 15 июля 1015 г.
  3. «Житие» монаха Иакова относит воцарение Владимира на киевском престоле и убийство Ярополка к 978 году
  4. В. В. Розен (1883), В. В. Мавродин, А. В. Назаренко
  5. А. В. Поппе (1978)
  6. Обычное житие Владимира Святославича, древнейший список — Мусин-Пушкинский 1414 г.
  7. Херсонес на Google maps
  8. Юго-восточная линия обороны Херсонеса : с сайта музея Херсонесского городища
  9. 1 2 Мавродин В. В. Образование русского национального государства. Изд. 2-е, Госполитиздат. 1941
  10. Б. Д. Греков. Повесть временных лет о походе Владимира на Корсунь. Изв. Таврического об-ва истории, археологии и этнографии, 1929, т. III,
  11. Летопись, на основе которой создавалась Повесть временных лет
  12. «Житие Владимира особого состава» из Плигинского сборника является источником XVII века, корсуньская история из него частично содержится в Проложном житие XV века. Выдержки из него опубликованы в книге: Карпов А. Ю. «Владимир Святой» из серии ЖЗЛ. — М.: Молодая гвардия, 2005.
  13. О русском отряде, посланном Владимиром, сообщил армянский историк Стефан Таронский. В 1000 году отряд воевал в Грузии.
  14. Рождённая в особой зале императорского дворца в Константинополе, в Порфире. Рождение там подразумевает, что родители ребёнка были императорских кровей, а сам ребёнок имел бесспорное право на престол.

Набег на Амастриду (830) • Поход на Царьград (860) • Вещий Олег (907) • Игорь (941—944) • Святослав (970—971) • Владимир Креститель (988) • Набег на Лемнос (1024) • Ярослав Мудрый (1043)

>КРЕЩЕНИЕ РУСИ 988(?), 987—990 гг.

МЯТЕЖ ЯЗЫЧНИКОВ В НОВГОРОДЕ 991 год

Княжение Владимира в Киеве; воздвижение по его повелению на холме деревянных фигур языческих богов. Миниатюра XV века

Русский князь Владимир в первые годы своего правления сделал попытку приспособить язычество к своей политике. Он хотел собрать всех богов, которым поклонялись различные племена, и составить из них в Киеве пантеон. В числе Владимировых богов, поставленных на видном месте для всенародного поклонения, находились не только русские боги: между Перуном и Дажьбогом, богом солнца, стоял Хоре, тоже бог солнца народов Востока. Поставлен был тут и Симаргл — божество, упоминающееся в эпосе народов Средней Азии. Тут же находилась и Мокошь — богиня финских племен. Но в этом пантеоне нет норманнских божеств, что говорит о разноплеменности Руси и норманнов.

Владимир хотел создать религию, которая могла бы служить прочной основой для объединения всего государства. Но попытки модернизации старых культов не отвечали назревшим нуждам, так как языческие боги, представлявшие пережиток первобытного строя с характерным для него бесклассовым обществом, не могли удовлетворять потребностям общества классового. Для тех целей, которые ставили правящие классы Киевского государства, гораздо более подходило христианство с его детально разработанным учением и сложной церковной организацией.

Из рассказа летописи о посылке 10 послов, для сравнения религий. Можно предполагать, что религиозный вопрос князь Владимир поднял на вечевом собрании жителей Киева — политического и административного центра полянской земли. Так как избраны послы были «всеми людьми».

Стоя во главе одного из самых крупных раннефеодальных государств, Владимир, подобно Святославу, не мог не принимать участия в европейских делах того времени. Как и Святославу, Владимиру пришлось иметь дело с Византией, причем инициатором установления этой связи снова явилась Византия.

986 г. ТЯЖЕЛЫЕ ВРЕМЕНА ВИЗАНТИИ

После неудачной осады Софии отступавшие византийские войска были совершенно разбиты болгарами в узких балканских проходах, и Василий только с жалкими остатками своего войска добрался до Филиппополя. После этого болгарский царь Самуил быстро отвоевал у византийцев всю Восточную Болгарию; в его руки попал и крупнейший византийский порт на Адриатическом море — Диррахий. Василий был бессилен теперь предпринять что-либо против болгар, так как с 986 г. началось восстание малоазиатских феодалов, на этот раз под предводительством Варды Фоки.

Находясь в такой критической обстановке, Василий II вынужден был большими уступками купить дружбу каирских халифов и обратиться за помощью к русскому князю Владимиру.

По договору 971 г. русский князь обязан был оказывать византийскому императору военную помощь в случае нападения на его страну. Но Владимир, так же как его отец Святослав, отнюдь не склонен был выступать простым наемником в сношениях с Византией. За военную помощь, которую он готов был предоставить, он потребовал высокого вознаграждения — руку сестры императора, порфирородной принцессы Анны. Мы с трудом теперь можем представить, что означало это требование. Византийский двор не только считал себя первым из правящих христианских дворов, но и всеми признавался таковым. Он являлся носителем вековых традиций Римской империи: нигде «величие императорского достоинства» не окружалось таким ореолом, как в Византии. Богатство и блеск Константинополя, роскошь и утонченный церемониал императорского двора служили предметом повсеместного удивления и подражания. Константинополь все еще оставался главным центром европейской культуры. Требование Владимира дать ему в жены сестру императора означало, что гордые и высокомерные византийцы должны признать русского князя равным себе. Это требование было беспрецедентным. Болгарский царь Петр, угрожавший Византии в то время, когда она не могла выставить против него никакой армии, должен был удовольствоваться вступлением в брак с внучкой узурпатора Романа Лакапина, не принадлежавшего к императорской династии. Императоры Западно-Римской империи со времен Каролингов напрасно добивались чести вступить в родственные отношения с византийским двором. Таким образом, русский князь потребовал от Византии того, чего от нее не могли добиться западные императоры.

Князь-язычник Владимир и «Гора богов».
Картина В. Васнецова

987 год. ДОГОВОР РУССКОГО КНЯЗЯ С ВИЗАНТИЙСКИМ ИМПЕРАТОРОМ.

Появившиеся в Киеве византийские послы едва ли были уполномочены принять это требование. Переговоры затягивались, но критическое положение Василия II заставило его уступить домогательствам русского князя. Он объявил, что готов дать русскому великому князю в жены свою сестру Анну, если Владимир и его народ примут христианскую веру из Византии и будут крещены.

Конец 987 года. 1-е КРЕЩЕНИЕ ВЛАДИМИРА.

Можно говорить о личном крещение Владимира в конце 987 г., то есть немедленно по заключении им договора с Василием II «о сватовстве и женитьбе». Этот расчет подтверждается и словами Жития, что «по святом крещении поживе блаженной князь Владимир лет 28». Владимир умер 15 июля 6523 / 1015 г. Стало быть, Житие относит его крещение к 987 г.

Апрель 988 года. ПРИБЫТИЕ В КОНСТАНТИНОПОЛЬ ВСПОМОГАТЕЛЬНОГО ОТРЯДА РУССКИХ.

Но прежде всего от русского князя требовалась быстрая военная помощь. По заключенному соглашению Владимир обязан был тотчас же послать вспомогательный военный отряд в Константинополь, а его брак с принцессой Анной должен был состояться после крещения русских. Почва для объявления христианства на Руси господствующей религией была уже достаточно подготовлена, а потому Владимир принял эти условия и без промедления послал шеститысячный отряд варягов и русских в Константинополь. Этот отряд явился вовремя, чтобы изменить ход войны и спасти Василия II. Появление его в Константинополе следует датировать во всяком случае позже апреля 988 г., так как еще в апреле Василий II считал свое положение чрезвычайно тяжелым.

Начало 989 года. БИТВА ПРИ ХРИСОПОЛЕ.

Княжеский дружинник.
Рисунок Ф. Солнцева

Первой битвой, в которой приняли участие русские на стороне Василия II, была битва при Хрисополе. Высадившись на азиатской стороне, русские с восходом солнца бросились на не ожидавшего нападения противника, которого они застали врасплох. В то же время императорский флот поджег греческим огнем мятежный лагерь. Сторонники Фоки напрасно пытались сопротивляться: они были частью перебиты, частью разогнаны. Калокир Дельфина и большинство вождей повстанцев попали в плен; их подвергли жестоким пыткам

13 апреля 989 года. БИТВА ПРИ АБИДОСЕ.

После победы при Хрисополе Василий II возвратился в Константинополь, чтобы подготовиться к решительной борьбе с Вардой Фокой. Находившийся в Никее Варда Фока, услыхав о неудаче в Хрисополе, не растерялся. Собрав все свои силы, он соединился около Абидоса со Львом Мелиссеном. По сообщениям Пселла и Асохика, помимо византийцев Варда Фока опирался на грузин. В сражении, которое решило его участь, грузинская пехота составляла лучшую часть его войска. Асохик утверждает, что Фока начал войну против Константинополя во главе греческих и иверийских войск . Считая, что захват Абидоса даст возможность взять столицу измором, Фока энергично вел осаду. Василий II разделил свое войско на две части. Во главе одной он поставил своего брата Константина, другую возглавил сам. Русский отряд составлял его основную силу. Высадившись под Лампсаком, он расположился против лагеря Варды. Последний направил свои главные силы против императора. Несколько дней прошло без боя.

Наконец в ночь с 12 на 13 апреля 989 г. Василий, сделав тайно все приготовления, внезапно атаковал ополчение бунтовщиков. В то же время первый отряд императорского войска поджег их флот.

Эта неожиданная атака внесла смятение в армию мятежников, которая начала рассыпаться. Восстановив кое-как порядок в своем войске, Варда во главе грузинской гвардии бросился на отряд, предводительствуемый императором, но в это время с ним произошел апоплексический удар. Внезапная смерть вождя посеяла панику в рядах инсургентов; войска Варды частью были уничтожены, частью разбежались. Таким образом, благодаря помощи русских Василий II избег политической, а может быть, и физической гибели и сохранил свой трон.

Но, избавившись от Варды Фоки, византийский двор не обнаружил намерения выполнить данные Владимиру обязательства. В своей гордости и, может быть, уступая просьбам сестры, император отказался выполнить свое обещание отдать Анну в жены Владимиру. Киевский князь ожидал Анну, выйдя ей навстречу и остановившись в том месте, где византийской миссии, в составе которой должна была прибыть и Анна, угрожала опасность со стороны печенегов, постоянно подкарауливавших русских у порогов. Не дождавшись Анны, он вернулся в Киев, чтобы подготовить на следующий год поход на Херсонес и, таким образом, силой оружия вынудить византийского императора выполнить свои обязательства.

Осень 988 год. НАЧАЛО ОСАДЫ ХЕРСОНЕСА.

Русский князь принял самые решительные меры к принуждению императора Василия II исполнять договор. С войском, состоящим из варягов, словен и кривичей, в том же 989 г. он осадил главную твердыню византийского владычества в Северном Причерноморье — Херсонес, который в это время не мог ожидать никакой помощи от Византии. Русские суда появились у стен Херсонеса. Чтобы ворваться в город, русские насыпали перед стенами его земляной вал. Гарнизон и население Херсонеса оказывали упорное сопротивление.

Между 7 апреля и 27 июня 989 года. ВЗЯТИЕ ХЕРСОНЕСА ТАВРИЧЕСКОГО.

Однако в осажденном Херсонесе нашлись люди, которые оказали помощь Владимиру. Один из вариантов сказаний о взятии Херсонеса сообщает, что запиской, прикрепленной к стреле, Владимиру было сообщено, где находятся водопроводные трубы, снабжающие город водой. Владимир приказал их перекопать, и лишенный воды город сдался. Среди лиц, способствовавших взятию Херсонеса, фигурируют церковник Анастас и варяг Ждьберн.

Хотя положение Василия II после гибели Варды Фоки и улучшилось, но до полной безопасности было еще далеко. Со времени своей победы над Василием II у Траяновых ворот в 986 г. болгары не переставали угрожать империи и в то время, как русские заняли Херсонес, захватили в Македонии город Веррию. Это тоже было тяжелым ударом для Византии, так как теперь болгары могли угрожать Фессалонике.

Кроме того, узнав о смерти мужа, вдова Варды Фоки выпустила на свободу Варду Склира, и этот опытный византийский тактик повел в Малой Азии партизанскую войну против Василия II, препятствовал подвозу продовольствия в столицу и нарушал нормальную деятельность правительственного аппарата в Малой Азии. Поэтому Василий II прилагал все усилия, чтобы примириться со Склиром.

Взятие Херсонеса было событием чрезвычайно важным, так как неожиданно для Византии выявило нового врага, и притом врага весьма серьезного, в лице недавнего союзника. Возобновление военных действий со стороны русского князя должно было вызвать опасение, что русские суда скоро опять появятся под Константинополем, что русский князь соединится с болгарами; наконец, известие это могло вызвать волнение среди русского вспомогательного отряда. Поэтому Василий должен был согласиться на требование Владимира. Весьма скоро, а может быть, даже немедленно состоялось снаряжение в путь царевны Анны с подобающей свитой церковников и сопровождающих лиц и отправка ее в Херсонес. На этот раз император вынужден был выполнить условия, на которые он раньше дал согласие.

Русский вспомогательный отряд оставался на службе у византийского императора и в последующее время. Имеются основания думать, что Владимир добился за это соответствующего вознаграждения.

Позднее лето или осень 989 года. 2-е КРЕЩЕНИЕ И БРАКОСОЧЕТАНИЕ КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА.

Имеется красочный рассказ о том, что накануне приезда Анны князь Владимир заболел и ослеп. Царевна посоветовала ему скорее креститься. Как сообщает «Повесть временных лет», Владимир был крещен корсунским епископом и пришедшими с Анной священниками в Херсонесе в церкви святого Василия. После погружения князя в купель он прозрел. Затем в Херсонесе же произошло бракосочетание Владимира и Анны. Покидая Херсонес, Владимир возвратил его своим новым родственникам. Херсонес, а не для того, чтобы передать его хазарам. Немедленно по оставлении его русскими Херсонес был занят византийским гарнизоном. После крещения Руси Херсонес приобрел еще большую важность для Византии как промежуточный пункт для сношений с русскими.

Крещение князя Владимира. Картина В. Васнецова

990 год. КРЕЩЕНИЕ КИЕВА.

Затем русское войско и князь с женой вернулись в Киев, и там, не позднее конца лета 990 г., произошло крещение киевлян. Князь Владимир «повелел опрокинуть идолы — одних изрубить, а других сжечь. Перуна же приказал привязать к хвосту коня и волочить его с горы по Боричеву взвозу к Ручью и приставил двенадцать мужей колотить его жезлами. Когда влекли Перуна по Ручью к Днепру, оплакивали его неверные. И, притащив, кинули его в Днепр. И приставил Владимир к нему людей, сказав им: «Если пристанет где к берегу, отпихивайте его. А когда пройдет пороги, тогда только оставьте его».

Косвенные данные говорят о том, что датой крещения киевлян является пятница, 1 августа 990 г. И если «Повесть временных лет» указывает, что их крещение произошло в Днепре, то другой источник свидетельствует, что это была река Почайна, один из притоков Днепра. В конце X в. её русло располагалось гораздо ближе к Киеву, чем русло Днепра, в здешнюю гавань заходили суда разных стран. На Почайне располагались и основные киевские рынки, а торговым днём недели как раз была пятница. Некоторые шли К реке по принуждению, некоторые же ожесточенные приверженцы старой веры, слыша строгий приказ Владимира, бежали в степи и леса.

990 год. ПРИБЫТИЕ СВЯЩЕННИКОВ И ДОБРЫНИ В НОВГОРОД. МАЛОЕ КРЕЩЕНИЕ.

Вслед за Киевом необходимо было крестить Новгород, и туда Владимир отправил духовенство. Но, опасаясь сопротивления новгородцев, Владимир послал также войско во главе со своим дядей Добрыней. Проповедники ограничились тем, что обратились к горожанам с вероучительным словом, подкрепленным для вящего вразумления принародным зрелищем «сокрушения идолов» (вероятно, тех, что стояли на княжем дворе, так как главное святилище новгородцев – Перынь – пока не тронули). Итогом стараний киевских учителей было крещение некоторого числа новгородцев и возведение в Неревском конце, несколько севернее кремля, деревянного храма во имя Преображения Господня.

991 год. ДОБРЫНЯ ПОКИНУЛ НОВГОРОД.

Добрыня ходил с епископами «по Русской земле и до Ростова». Пришлось усмирять мятежи ростовцев. Узнав о восстании язычников в Новгороде, он был вынужден вернуться, к нему присоединился ростовский тысяцкий Путята.

991 год. ПРОТИВОСТОЯНИЕ ЯЗЫЧНИКОВ СВЯЩЕННИКОВ И ДОБРЫНИ В НОВГОРОДЕ.

У большинства новгородцев проповедь новой религии не вызвала сочувствия. Ко времени прибытия в Новгород епископа Иоакима обстановка там была накалена до предела. Противники христианства сумели организоваться и взяли верх в Неревском и Людином концах (в западной части города), захватив в заложники жену и «неких сородников» Добрыни, которые не успели перебраться на другую сторону Волхова; Добрыня удержал за собой только Славенский конец на восточной (Торговой) стороне. Язычники были настроены весьма решительно – «учиниша вече и закляшася вси не пустити во град и не дати идолы опровергнути». Напрасно Добрыня увещевал их «лагодными словами» – его не хотели слушать. Чтобы не дать отряду Добрыни проникнуть на городское левобережье, новгородцы разметали волховский мост и поставили на берегу два «порока» (камнемета), «яко на сусчия враги своя». Положение княжеской стороны осложнялось тем, что городская знать и жрецы примкнули к народу. В их лице восстание приобрело авторитетных вождей. Иоакимовская летопись называет два имени: главного городского волхва («высшего над жрецами славян») Богомила и новгородского тысяцкого Угоняя. За первым закрепилось прозвище Соловей – по его редкому «сладкоречию», которое он с успехом пускал в ход, «вельми претя народу покоритися». Угоняй не отставал от него, и, «ездя всюду, вопил: «Лучше нам помрети, неже боги наша дати на поругание». Наслушавшись таких речей, рассвирепевшая толпа повалила на Добрынин двор, где содержались под стражей жена и родственники воеводы, и убила всех, кто там находился. После этого все пути к примирению были отрезаны, чего, видимо, и добивались речистые предводители язычников. Добрыне не оставалось ничего другого, как применить силу.

Сентябрь 991 год. ЗАХВАТ ДОБРЫНЕЙ НОВГОРОДСКОГО ЛЕВОБЕРЕЖЬЯ

Ночью несколько сот человек под началом княжего тысяцкого Путяты были посажены в ладьи. Никем не замеченные, они тихо спустились вниз по Волхову, высадились на левом берегу, немного выше города, и вступили в Новгород со стороны Неревского конца. В Новгороде со дня на день ожидали прибытия подкрепления — земского ополчения из новгородских «пригородов», и в стане Добрыни, очевидно, прознали об этом. Расчет воеводы полностью оправдался: никто не забил тревогу, «вси бо видевши чаяху своих воев быти». Под приветственные крики городской стражи Путята устремился прямиком ко двору Угоняя. Здесь он застал не только самого новгородского тысяцкого, но и других главарей восстания. Все они были схвачены и под охраной переправлены на правый берег. Сам Путята с большей частью своих ратников затворился на Угоняевом дворе. Тем временем стражники, наконец, сообразили, что происходит, и подняли на ноги новгородцев. Огромная толпа окружила двор Угоняя. Но арест городских старшин сделал свое дело, лишив язычников единого руководства. Толпа разделилась на две части: одна беспорядочно пыталась овладеть двором новгородского тысяцкого, другая занялась погромами – «церковь Преображения Господня разметаша и дома христиан грабляху». Береговая линия временно была оставлена без присмотра. Воспользовавшись этим, Добрыня с войском на рассвете переплыл Волхов. Оказать непосредственную помощь отряду Путяты было, по-видимому, все-таки непросто, и Добрыня, чтобы отвлечь внимание новгородцев от осады Угоняева двора, приказал зажечь несколько домов на берегу. Для деревянного города пожар был хуже войны. Новгородцы, позабыв обо всем, бросились тушить огонь. Добрыня без помех вызволил Путяту из осады, а вскоре к воеводе явились новгородские послы с просьбой о мире. Народная пословица: «Путята крести мечем, а Добрыня огнем».

992 год. НИЗВЕРЖЕНИЕ ПЕРУНА ЕПИСКОПОМ ИОАКИМОМ.

Епископ Иоаким приступил к ниспровержению языческого почитания в Новгороде. Он велел сокрушить идолов: деревянных сжечь, каменных, изломав, побросать в реку, а главного идола Перуна, перед коим особенно благоговел Новгород, приказал разрушить при всем народе и бросить в Волхов. Все совершилось по киевскому образцу. Новгородские святилища были разорены ратниками Добрыни на глазах у новгородцев, которые с «воплем великим и слезами» смотрели на поругание своих богов. Затем Добрыня «повеле, чтоб шли ко кресчению» на Волхов. Однако дух протеста был еще жив, поэтому вече упорно отказывалось узаконить перемену веры. Добрыне пришлось опять прибегнуть к силе. Не хотевших креститься воины «влачаху и кресчаху, мужи выше моста, а жены ниже моста». Многие язычники хитрили, выдавая себя за крестившихся. По преданию, именно с крещением новгородцев связан обычай ношения русскими людьми нательных крестов: их будто бы выдали всем крестившимся, чтобы выявить тех, кто только притворялся крещеным.

В том же году святитель Иоаким основал первую церковь во имя Святой Софии, на память Цареградской, откуда пришло просвещение Руси.

992——1100 годы. ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ ПРИНЯТИЕ КИЕВСКОЙ РУСЬЮ ХРИСТИАНСТВА.

Вслед за Новгородом христианство утвердилось в Ладоге и других городах Словенской земли. Имеются сведения об отказе княжеским сыновьям в приёме крещения от язычников Медвежьего Угла (будущего Ярославля). Также язычникам удалось отвергнуть христианство в Муроме. В начале XI в. в Приильменье, а также в бассейнах Луги, Шексны и Мологи распространился христианский обычай погребения. Введение христианства на Руси осуществлялось по воле киевской знати и поляно-киевской общины в целом. Навязываемое подвластным восточнославянским и другим иноязычным племенам, оно насаждалось насильно с применением кровавых средств. Для крещения всех восточнославянских племён, объединившихся вокруг Киева, понадобилось более ста лет. Это произошло на рубеже XI—XII вв.

Элита на Руси в целом была заинтересована в принятии христианства и она была достаточно сильной и властной, чтобы провести христианизацию в жизнь.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *